Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Она инвалид. Глава 28. Поднимаясь.
Глава 28. Поднимаясь.

EPOV

Через мои сомкнутые веки пробивались солнечные лучи, заливая комфортную темноту небытия ярким светом. Я всё ещё боролся, не желая уступать новому дню, отчаянно пытаясь продлить свой сон, забыться и ни о чём не думать хотя бы ещё несколько минут. К моему отчаянию, сознание постепенно возвращалось, вытаскивая меня из царства Морфея навстречу такой нежеланной реальности.

Я вздохнул. Глубоко и жадно, как бы пытаясь запомнить это ощущение беззаботности, которое обычно приходит во время сна. Медленно приоткрыл глаза, усилием заставив их не закрыться снова от ударившего по ним резкого света. Мгновение я не мог ничего разобрать, но потом зрение вернулось, позволяя мне окончательно проснуться.

Это утро отличалось от всех предыдущих, которые мне приходилось встречать последние несколько месяцев. Каждый раз, просыпаясь, я ощущал нетерпение, предвкушение, любопытство и счастье… и я привык к этим чувствам. Но теперь всё было иначе.

Я испытывал отчаяние, и оно было настолько глубоким, что тащило и тащило меня всё дальше, на самое дно иссини-чёрной бездны моего личного ада. Моё состояние на данный момент было даже хуже того, что было во времена моего «тяжёлого периода», и весь ужас заключался в том, что на этот раз я был совершенно бессилен. Я не мог прекратить это сумасшествие,  просто захотев этого, сейчас всё было труднее, потому что на дно меня тащил не я сам. Это делал за меня мой страх. Я слишком боялся потерять… потерять свою жизнь… Беллу.
Я поборол возникнувшую в теле дрожь, игнорируя обжигающие плети холода, которые душили не хуже настоящей смертельной петли. Осторожно повернув голову в бок, я посмотрел в окно. Погода будто насмехалась надо мной: была солнечной, тёплой… такой же, как вчера. Тяжёлый вдох заставил мою грудь безвольно приподняться и так же безвольно опуститься обратно. Спина неприятно прижалась к мокрым простыням, но не обращать на это внимания было легко. Гораздо труднее было не думать о случившемся вчера.

Я знал. Я всегда знал, что за всё это невообразимое счастье рано или поздно придётся заплатить… и не мне одному.

Я приподнял внезапно потяжелевшие руки и прикрыл лицо ладонями, удивлённо ощутив пальцами влагу на щеках. Я был сломлен, так и продолжал лежать с закрытыми глазами, не в состоянии заставить себя перевернуться на другой бок, лицом в ту сторону, где спала Белла. Слишком боялся увидеть там что-то оставшееся со вчерашнего вечера. Я слишком боялся…

Воспоминания… зачем людям помять? Она только причиняет боль, наносит удары раз за разом, перекрывает путь к кислороду и душит всё сильнее и сильнее, пока твое обессиленное тело не упадет вниз… Я вспомнил, какой живой она недавно была, как сияли её широко распахнутые доверчивые глаза, когда она смотрела на меня и улыбалась. Она так часто улыбалась… Её взгляд был живым… дающим жизнь, и я постепенно даже стал забывать то мёртвое и смирившееся выражение её глаз, которое было, когда мы впервые встретились. Белла оправилась, смогла перешагнуть через все преграды на своём пути… и на финишной прямой, когда, казалось, всё просто обязано быть замечательно, судьба вновь решила поиграть. И теперь она снова умирала… невероятно глубокий цвет её глаз помутнел, стал блёклым и каким-то серым. Это произошло так быстро…

«Твои бабушка и дедушка… они умерли.»
И конец. Она ничего не сказала, ничего не сделала… никак не отреагировала на это! Белла снова заперлась в себе. Это происходило прямо у меня на глазах. Я с ужасом наблюдал за происходившими с ней изменениями. Хрупкие плечи осунулись, оставив руки безжизненно висеть по швам, будто отдельно от тела. Вся она будто сжалась, стала ещё меньше, чем раньше… казалось, что даже меньше Элис. Я помню… Её губы приоткрылись, воздух медленно, со свистом, покинул её легкие и она с трудом отрывочно вдохнула в себя ещё. Она умирала у меня на глазах. Не двигалась, просто стояла на месте, молчала… и позволяла своим только успевшим затянуться ранам снова открыться, заливая кровью всё светлое, что ещё успело остаться. А я ничего не мог сделать. Тоже неподвижно стоял и смотрел, как стремительно теряю её. Неужели я потерял надежду? Неужели это и есть наш конец? Меня испугало отсутствие ответа на свои вопросы.

Я всё же повернулся к Белле. Осторожно, чтобы не потревожить её сон. Я знал, что уснула она только под утро… потому что сам сделал это вместе с ней. Она так и не обронила ни слова вчера вечером. Просто через какое-то время в гараже она развернулась и медленно побрела в нашу комнату. Все было двинулись за ней, но Белла вдруг развернулась. Выражение её лица на мгновение стало таким измученным, страдальческим, что Эсми, не удержавшись, всхлипнула. Я не смог тогда посмотреть на свою мать. Слишком ужасна была даже мысль о том, что я могу увидеть её слёзы, мне и так было невыносимо больно, и это могло раздавить меня окончательно.

- Белла, - жалобно позвала Элис, машинально протягивая к ней руки.
Я пошёл следом за ней. Моё место было там, рядом. Я не мог позволить ей страдать в одиночку, никогда больше.

Я шёл следом за ней, она никак не реагировала на моё присутствие, только однажды слегка повернула голову на звук шагов и  чуть слышно вздохнула.

Мы зашли в нашу комнату, не заботясь о том, чтобы включить свет. Я позволил двери с шумом захлопнуться, заставив Беллу дёрнуться от резкого звука. Она повернулась и посмотрела на меня… с вызовом… но потом со странным безразличием. Огонь в её глазах потух окончательно. Она закусила губу, пытаясь быть сильной, но я видел, как её рот кривился в темноте, а руки дёргались, стремясь обхватить её маленькую фигурку, будто в надежде отгородиться от всех. Отгородиться от меня…

Нет, я не мог на это смотреть. Одним размашистым шагом преодолев расстояние между нами, я заключил её в свои объятия, крепко прижимая к груди. Я чувствовал, как её тело охватила дрожь, она обвила мою талию своими хрупкими руками, ногтями впиваясь в кожу на спине, но я не возражал против боли сейчас.

Какое-то время мы так и стояли, не произнося ни звука, молча, стараясь выбраться из-под всей этой навалившейся разом массы боли и отчаяния. Иногда я гладил её по волосам, зарываясь рукой в шёлковые пряди и спутывая их.
Не знаю, сколько времени прошло, но, прикрыв глаза, я внезапно почувствовал, как Белла немного пошевелилась. Ищущими движениями она потянулась выше, ко мне, находя мои губы, которые неконтролируемо разомкнулись, как только тепло её дыхания добралось до них. Она целовала меня чуть ли не грубо, обречённо, стараясь заглушить то, что сейчас разрывало на части наши сердца. Я сильнее сжал её в своих руках, приподнял, и через мгновение мы оказались на нашей кровати. Я осторожно опустил Беллу на мягкую перину, заставив матрац под нами прогнуться. Она не расслабляла своих рук, и я рухнул вслед за ней, не способный сопротивляться. Она снова завладела моими губами. У меня кружилась голова от её действий, от запаха её нежной кожи… Платье Беллы задралось, я провёл раскрытыми ладонями вверх по ногам девушки, она шумно вдохнула. Этот звук неожиданно резанул по ушам, моё сознание прояснилось.

- Белла… нет… - пробормотал я, осторожно беря её руки в свои и пытаясь разжать её кулачки, надёжно держащие мою футболку.

- Пожалуйста, - прошептала она, её голос сорвался на последнем слоге. В свете фонаря, скудно пробивавшегося в комнату через воздушную тюль штор, что-то блеснуло. По щеке Беллы медленно скатилась маленькая солёная капелька, прочертив влажную дорожку по бархатной коже, она упала вниз, оставляя мокрый след в её волосах.

И я сдался. У меня просто не было сил видеть её такой, чувствовать её горе. Самым лучшим способом помочь ей – было заставить забыть. Пусть на несколько минут, на пару часов, но она забудет… а потом может повезёт, и она заснёт, вымотанная переживаниями, и у меня будет время что-нибудь придумать.
Но у меня до сих пор не было идей. Я не знал, что делать, не мог побороть свое отчаяние, справиться со своим страхом. Я был слаб.

Мой взгляд как приклеенный не мог оторваться от Беллы. Сейчас всё казалось таким… обычным. Черты её лица оставались расслабленными, дыхание ровным… она казалась собой прежней. Я не хотел думать о том, что будет, когда она проснётся.

Но мне нужно было идти, найти своих родных. Вместе мы могли бы решить эту проблему, один я ни чем не смогу ей помочь.

Я не дыша поднялся с кровати, боясь побеспокоить Беллу. У неё всегда был чуткий сон. Накинув на себя вчерашнюю одежду, я подошёл к кровати и осторожно поправил одеяло, прикрывая обнажённые плечи девушки, чтобы она не замёрзла.

На подоконнике, тихо сопя, спала Кейт. Видимо, она зашла ночью, когда мы уже уснули. Я поджал губы, но всё же подошёл к кошке, осторожно приподнимая её. Как я и думал, ответом мне было предостерегающее урчание, но мне нужно было её забрать, Белле необходим покой.

Как только дверь в комнату закрылась, я выпустил недовольный шерстяной комок, который уже успел подарить мне несколько приветственных царапин.

Немного побродив по дому, я никого не нашёл. Было непривычно и жутко видеть наш дом таким пустым и холодным. Мне внезапно отчаянно захотелось, чтобы это был просто страшный сон. Вот сейчас я открою глаза и увижу Беллу. Она сонно улыбнётся мне и легко поцелует в губы, желая доброго утра. Я облегчённо вздохну, и до меня донесётся вкусный запах свежеиспечённых оладий… или подгоревших тостов, если на кухне решит похозяйничать Эммет.
Но никакого сна не было, и дом оставался пуст. Я поёжился, обхватывая себя руками, голые ноги оледенели на холодном каменном полу. Но осталась ещё одна комната, куда я не заходил.

К моему облегчению из-под двери кабинета отца била тонкая тепло-жёлтая полоска искусственного света. Я тихо приоткрыл дверь, забыв постучать. А удивленно распахнул глаза, когда увидел представшую передо мной картину. Свернувшись в маленький клубок, в кожаном кресле спала Элис, на полу возле её ног пристроился Джас. Чуть поодаль, на диване я нашёл Эммета и Розали; Эсми дремала в кресле напротив письменного стола Карлайла, а сам он сидел, положив голову на сложенные руки и, кажется, тоже спал.

Я осторожно вошёл в комнату, не зная, что теперь делать. Будить их не хотелось, они, вероятно, и так устали, раз не нашли сил добраться ко своих кроватей.

- Эдвард. – Я повернул голову на звук.

Элис сонно хлопала глазами, начиная просыпаться.

- Спи, Эл, ты устала, - покачал я головой, собираясь уже развернуться и уйти из кабинета, позволив им немного отдохнуть. Сестра упрямо нахмурилась, приподнимаясь в кресле.

- С Беллой всё хорошо? – с надеждой спросила она, но тут же поникла, увидев, что я снова качаю головой.

Я присмотрелся к ней лучше, замечая, что кожа под глазами у неё припухла, и весь вид казался осунувшимся.
- Элис, тебе нужно поспать, - прошептал я, подходя ближе. – Хочешь, я отнесу тебя в твою комнату?

- Нет, я не хочу спать, мне снятся кошмары, - воспротивилась она, передёрнувшись. – Пойдём лучше на кухню, нужно приготовить завтрак, пока все не проснулись.

У меня не нашлось возражений. Я помог ей подняться с кресла и мы вместе пошли готовить завтрак. Проходя по дому, Эл везде зажигала свет, делая все окружающее пространство немного уютнее, чем оно было во мраке. Я был благодарен за это сестре – она заставляла некоторые вещи оживать, заражая их своей энергией, даже когда она была не в лучшем расположении духа. Элис никогда не позволяла себе раскиснуть, и за это я любил её ещё больше.

К тому времени, как мы добрались до пункта нашего назначения, на губах у Элис уже появилась еле заметная улыбка. Я вопросительно взглянул на неё, и она пожала плечами.

- Нельзя же вечно грустить, нужно жить дальше, - заявила она, кивая сама себе. Элис всегда была такой Элис. Даже у меня внутри сейчас стало немного теплее.

Мы тихо передвигались по кухне, иногда переговариваясь между собой. С присутствием сестры всё стало казаться немного легче, чем есть на самом деле, как-будто на меня надели бракованные, но все же действующие розовые очки, и я пока не хотел их снимать.

- Элис, ты здесь? – послышался голос из гостиной, и через пару секунд  на кухню зашёл помятый Джаспер. Он слабо улыбнулся, когда нашёл взглядом свою девушку.

- Доброе утро, - пробормотала она тихо, всё же осознавая, на сколько сейчас эти слова неуместны.
Джас кивнул. Он предложил нам свою помощь, и мы согласились. Не то, чтобы нам нужен был помощник, просто так нужно. Необходимо было проснуться всем нам. В этой ситуации пострадавшей была Белла, а не мы. Нам нужно было вытащить её, но мы не могли сделать этого, находясь там же, где и она сейчас. Мы должны выбраться ради неё. Я посмотрел на Элис, почувствовав её взгляд на себе, и понял, что у неё на уме было то же самое. Иногда неплохо иметь близнеца. Я подошёл и нежно провёл по её топорщащимся во все стороны волосам, стряхивая с них муку. Она благодарно улыбнулась мне, широко растягивая губы.

И тогда я понял, что у нас непременно всё должно получиться.

Через час на кухне уже столпилась вся семья, не считая Беллы. Эммет, Роуз и родители хмуро сновали по комнате туда-сюда, не понимая, почему мы трое в таком приподнятом расположении духа, но стоило нескольким минутам пройти, и они тоже заразились, точнее, начали выздоравливать, отмирать.

Я стоял у стены и наблюдал, как Эсми аккуратно нарезает овощи для салата, а Эммет ворует уже нарезанные дольки помидоров. Ко мне присоединилась Элис, облокачиваясь на меня и довольно вздыхая.

- Спасибо, - прошептал я так, чтобы другие не расслышали.

Она ничего не ответила, только ещё раз вздохнула, и мы продолжили наблюдать за родными. У нас получится.

- Думаю, пора будить Беллу, - немного погодя сказала Элис, отходя от меня.
Я кивнул, соглашаясь. Всё уже было почти готово. Мне было страшно идти в нашу комнату. Сейчас я разбужу её, и она снова будет разваливаться у меня на глазах. Но теперь у меня, у нас всех была надежда, и она успокаивала, позволяя мне делать шаг за шагом.

Она не спала. Я нашёл Беллу сидевшей на подоконнике. Она опиралась спиной на стекло и невидящим взглядом скользила по комнате. Вокруг её тела была обмотана простыня, и я подумал, что под ней у неё ничего нет. Я вздохнул, сам не понимая, от чего именно, и она быстро сфокусировала свой взгляд на мне. Кажется, не заметила меня раньше. Мы снова смотрели друг на друга, как и вчера, но теперь я знал, что нужно делать.

Я прошёл к её шкафу и, немного порывшись там, достал свободное платье-сарафан, которое будет легко надеть. Я положил его на кровать и потом подошёл к Белле. Она съёжилась ещё больше под моим взглядом, и я осторожно протянул руку, нежно дотрагиваясь ладонью до её щеки. Она была влажной и холодной. Я приподнял девушку, обхватил рукой её спину, ощутив, какой обжигающе-холодной была там её кожа. Ей нельзя было прислоняться к стеклу. Но девушке было всё равно. На мгновение я ощутил злобу на неё за её безразличие, но позволил себе только покачать головой, прижимаясь своим лбом к её. Что же с тобой случилось, Белла?

После того, как я заставил её одеться, мы вместе спустились на кухню, где все уже сидели за столом, но никогда не притронулся к еде, ожидая нас. Белла села на стул рядом со мной, не проронив ни слова с момента своего пробуждения. Я обвёл взглядом семью, но не заметил никаких грустных взглядов или что-то типа того, все вели себя почти как обычно, не беря во внимание неловкую тишину. Вероятно, Элис проинструктировала их.

Кто-то посмотрел на часы. Была уже половина восьмого, и все вопросительно уставились на Карлайла, ожидая, что он скажет.
-Что ж, думаю, пора собираться, сегодня вам нужно идти в школу, - прокашлявшись, сказал он, переводя взгляд на нас с Беллой. – Думаю, что сегодня вам двоим лучше остаться…

Я кивнул ему, соглашаясь. Всё вокруг засуетились, понимая, что опаздывают. Мы остались сидеть на месте, пока родные не разошлись по своим комнатам. Я посмотрел на её тарелку, с досадой замечая, что за всё время она не притронулась к еде.

- Белла, пожалуйста, ты должна поесть, - обратился я к ней. Она повернулась и посмотрела на меня умоляюще. От её взгляда у меня защемило сердце, ощущая, как отчаяние снова подкралось к нему слишком близко.

- Эмм, мы уходим, - оповестила нас Розали, переминавшаяся с ноги на ногу в дверях, я попрощался с ней, и она ушла.

На кухню зашла Эсми. Она начала убирать со стола грязную посуду. Её руки немного тряслись, и из-за этого фарфор то и дело гремел, звонко разнося этот звук по кухне. Я заметил, как Белла каждый раз вздрагивает из-за этого, и поспешил увести её куда-нибудь в другое место.

Мне показалась хорошей идея отвести её в библиотеку. Белла любила находиться там в окружении книг, к тому же, эта комната была очень уютной, успокаивая своим запахом старой бумаги и мягким освещением. Мы часто проводили там своё свободное время после школы, валяясь на больших кожаных диванах и просто разговаривая и целуясь. Я подумал, что там ей может стать лучше.
В библиотеке я опустил её на один из диванов. Она вяло подтянула к себе колени, забираясь на него с ногами. Я подумал и прикрыл Беллу пледом, чтобы ей было комфортнее, а сам отошёл к стеллажам , намереваясь выбрать какую-нибудь книгу. На глаза попался томик стихотворений Роберта Фроста. Книга была маленькой, в толстом переплёте глубокого синего цвета. На корешке тонкой серебристой линией пролегала розовая лоза. Немного подумав, я взял эту книгу и вернулся к Белле. Она так же сидела в том же положении, в каком я её и оставил.

Я решил, что будет правильным просто вести себя как обычно, надеясь на то, что со временем она сможет почувствовать себя лучше. Я сел на диван рядом с ней и, осторожно просунув под неё руки, опустил её себе на грудь, расправляя плед так, чтобы он накрыл нас обоих. Она чуть слышно выдохнула и положила раскрытую ладошку на левую сторону моей груди, устало закрывая глаза. Одной рукой я обвил её талию, а другой взял раскрытую на первой странице книгу.

- Я помню, когда-то ты говорила, что Роберт Фрост твой любимый поэт, - сказал я, ощущая себя немного странно. Я вдруг представил себе, что Белла лежит на больничной кровати без сознания, а я сижу рядом, держа её за руку, и говорю с ней, надеясь на то, что она всё же слышит меня. Усилием я заставил себя не думать об этом. Я прочистил горло после своей небольшой заминки. – Я… нашёл сборник его стихов, думаю, тебе понравится.

И я начал читать ей стихи. Она никак не реагировала на это, по крайней мере, внешне. Я не знал, о чём она думала всё это время, но я всё ещё надеялся, что внутри она тоже борется за себя вместе со мной. Она была сильной… самой сильной из всех людей, которых я только знал в своей жизни, она обязана была справиться.
Я успел прочесть несколько страниц, когда дверь в библиотеку тихо приоткрылась, и в комнату проскользнула Эсми. Осторожно подойдя к нам, она опустилась в кресло рядом с диваном. Мама посмотрела на меня, а потом перевела взгляд на Беллу. Я не смог понять, что у неё на уме. Материнский взгляд всегда сочетал в себе слишком много разнообразных чувств и эмоций. Я снова начал читать, почувствовав, как Белла сжала мою рубашку в кулак. Это заставило меня улыбнуться – она слушала.

Мы просидели в библиотеке довольно долго. Когда стихи закончились, Эсми приподнялась.

- Думаю, пора готовить обед, дети скоро вернутся домой, - объяснила она, замявшись, и немного погодя вышла из комнаты.

Мы остались одни. Между нами царила непривычная тишина. Я было подумал, что Белла спит, но в какой-то момент почувствовал, как мою рубашку пропитывает что-то мокрое. Она снова плачет.

- Белла..? – позвал я, не совсем соображая, что должен сделать сейчас.

Она, конечно же, не ответила. Я только ощутил, как моя одежда ещё сильнее намокает. Мои руки сами собой прижали её крепче к себе в утешающем жесте. Я зарылся лицом в её волосы, целуя её в макушку и на мгновение зажмуривая глаза. Она снова делала нам больно.

- Я знаю, сейчас это звучит паршиво, но… всё будет хорошо, Белла, всё обязательно будет хорошо, я… обещаю тебе, - прошептал я тихо, поглаживая её по волосам. – Я знаю, так всегда говорят, я ненавижу эту фразу, но мне просто не приходит в голову ничего другого. Я знаю, что со временем всё образумится. Ты же такая сильная, ты через столько сумела пройти, Белла, неужели теперь ты позволишь себе сломаться вот так, без боя?
Она вздохнула, съёжившись. Я снова зарылся лицом в её волосы, выдыхая в них тёплый воздух. Белла казалась мне настоящей ледышкой. Хрупкой…

- Элис сегодня мне сказала, что мы должны идти дальше. Это правда, Белла, мы должны идти. Подниматься каждый раз, когда падаем, вставать и идти вперёд, потому что… в этом и заключается жизнь. Нельзя стоять на месте, нельзя оставаться лежать на земле. Неужели тебе не хочется попытаться встать? Да, пусть мы будем падать раз за разом, но после этого мы будем подыматься и делать шаг вперёд… вместе. Это жизнь, Белла, и она прекрасна, когда ты идёшь вперёд, нужно просто заставить себя, справиться. Каждому Бог даёт ровно столько трудностей, сколько человек может выдержать. Ты очень сильная, ты сильнее всех. Я знаю – ты можешь совладать с этим, Белла, ты можешь подняться. Знаю, сейчас ты обессилена, разбита… я знаю, я чувствую это вместе с тобой, я не могу не чувствовать этого, ведь я так сильно люблю тебя, милая. Но я справляюсь с этим, потому что знаю, что тебе нужна моя поддержка, я справлюсь ради тебя. Я хочу, чтобы ты знала, Белла, ты не ода, не в этот раз. Мы все здесь, с тобой. Я, мама и папа, Эммет, Розали, Элис, Джаспер, Карли… даже Кейт. Мы все рядом, мы готовы помочь и подать тебе руку, стать опорой. Посмотри, Белла, они волнуются, готовы разделить твоё горе вместе с тобой. – Я посмотрел на неё. Она лежала с закрытыми глазами, всё ещё стискивая в кулачках мою рубашку. Белла перестала плакать, и я решил, что это хороший знак. – Я так… боюсь потерять тебя, - прошептал я, сам замирая от этой мысли, - я не могу представить свою жизнь без тебя, Белла. Я люблю тебя, дышу тобой, думаю только о тебе… И я боюсь. Я не смогу помочь тебе, если ты сама этого не позволишь, не протянешь руку в ответ. Я прошу тебя, пожалуйста, скажи что-нибудь. Мне так… страшно от мысли, что есть шанс потерять тебя навсегда. Я просто не могу жить с этой мыслью. Я умоляю тебя, Белла…
Я сам не заметил, как по моей щеке скатилась одинокая слеза. Она холодом скользнула по моему лицу  и неслышно капнула прямо на кожу Беллы, прокладывая и на ней мокрую дорожку. Девушка нахмурилась и взглянула на меня обеспокоенно. Я посмотрел ей в глаза, не в силах сделать что-либо ещё. Я был растерян.

Белла приподняла руку и осторожно прислонила раскрытую ладонь к моей щеке, я тут же накрыл  её своей ладонью, не давая убрать руку. Она выдохнула, не ожидая этого жеста, но потом её лицо разгладилось, а губы чуть дрогнули в неуловимой улыбке.

- Отвези меня куда-нибудь, - тихим шёпотом попросила она, поглаживая мою щёку большим пальцем.

Я не мог ей отказать. Осторожно поднявшись с ней на руках, я направился к выходу из библиотеки, готовый сделать всё, что угодно ради того, чтобы она снова стала собой.


Источник: http://robsten.ru/forum/35-945-8
Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: perl (13.02.2013)
Просмотров: 1112 | Комментарии: 5 | Рейтинг: 5.0/8
Всего комментариев: 5
5   [Материал]
  Спасибо за главу...
Тяжело сейчас Белле... да и Эдварду тоже нелегко...
надеюсь их любовь поможет им...

4   [Материал]
  Такая грустная часть в жизни Беллы, на ее долю выпало много испытаний. Сомневаюсь, что прямо сейчас ей что-либо сможет сильно помочь,лишь немного облегчить страдания, потому что потеря близких людей-очень большое горе. Но буду надеяться, что она будет бороться, и ей станет лучше. Спасибо, с наступающим!

3   [Материал]
  Спасибо большой lovi06032

2   [Материал]
  Спасибо) lovi06015

1   [Материал]
  Спасибо за продолжение))

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]