Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Точка соприкосновения. Глава 10
Первый семестр подошел к концу, за ним второй, третий*… Мы все вернулись домой на рождественские каникулы, затем снова встретились в Стэнфорде, оставив снег на севере – зима в Сан-Франциско отличалась от лета только количеством дождей.

Отношения с Эдвардом никак не развивались: можно сказать, они наконец-то вышли на тот уровень, который меня устраивал. Мы не игнорировали друг друга, сидели вместе в столовой и на анатомии, охотно давали друг другу списать. Но мы никогда больше не заигрывали и не намекали на большее. Эдвард не пытался подкатывать и прекратил пошло шутить, он держал дистанцию так же, как и я. Мы стали обычными, не обремененными тайной страстью приятелями.

Парень не вылетел с первого курса: каким-то чудом ему удалось выправить плохие оценки и остаться в университете. Немалую роль в этом сыграла помощь друзей.

Элис все чаще впадала в состояние, похожее на депрессию – мы с Розали знали причину ее страданий, это был Джаспер. Будучи бойкой и настойчивой девушкой во всех сферах своей жизни, она впадала в крайнюю застенчивость перед объектом сердечной привязанности и не могла ни слова ему сказать. Мы с Роуз видели: она постоянно таскалась к Эдварду под предлогом помочь ему с обучением, на самом деле рассчитывая заарканить голубоглазого диджея, но тот вел себя замкнуто и не ответил ни на одну попытку Элис познакомиться с ним поближе.

Уж я-то понимала причину недоступности Джаспера. Но как сказать об этом подруге и не выдать собственную тайну? Как я объясню ей, откуда это знаю?

Мне казалось, если Элис поймет, что Джаспер гей, ее чувства остынут и она найдет себе новое увлечение. Зачем зря тратить время на парня, который никогда не ответит тебе взаимностью?

Однажды, после того как Элис битый час жаловалась нам на собственное бессилие, я решилась переговорить с Эдвардом. Я подловила его после физкультуры, притворившись, будто направляюсь в библиотеку и мне с ним какое-то время по пути.

- Слушай, Эдвард, не мог бы ты оказать мне одну услугу? – кусая губу, подыскивала я правильные слова. Не думаю, что я могла доверить ему тайну сердца своей подруги, так что стоило действовать осторожно.
- Какую? – засунув руки в карманы, спокойно шел рядом он.
- Не мог бы ты как-нибудь невзначай рассказать Элис про нетрадиционную ориентацию Джаспера?

Эдвард воззрился на меня круглыми глазами.
- Зачем?!

Да уж, как я собиралась убедить Каллена, не выдав при этом Элис? О чем ты только думала, Свон?

- Тебе не казалось, что она им увлечена?

Эдвард шел, озадаченно нахмурившись.

- Если так, то я тем более не понимаю, зачем это говорить, - дернул плечами он.
- Чтобы она напрасно не надеялась? – подкинула идею я, играя в дурочку – будто это всего лишь мои предположения, насчет Элис.

Эдвард остановился, его идеальные брови недоуменно поползли вверх.
- Я не понял, ты что, всерьез считаешь Джаспера геем?
- А разве нет? – развела я руками, стараясь говорить как можно тише, ведь вокруг нас сновали студенты. – В прошлый раз, когда я была в твоей комнате и он внезапно вернулся, ведь он же ревновал… ну, тебя, - я покраснела, мне было неловко напоминать об этом недоразумении вслух.

Эдвард застыл на секунду, а потом вдруг начал смеяться, сначала тихо, потом сильней. Заразительно хохотал, пока не стал вытирать глаза. Мы медленно пошли дальше, а я пыталась понять, что именно привело его в такое хорошее настроение? Какие-то мысли крутились в голове, но было трудно собрать их воедино и сделать выводы. Я догадалась лишь об одном: Джаспер точно не гей. Но почему тогда он вел себя так неадекватно? По какой причине разозлился на Эдварда?

- О, господи, - все еще смеясь, Эдвард схватился за переносицу, выглядя так, словно только что сделал поразительное открытие. – Теперь мне все понятно.
- Но непонятно мне, - я остановилась и дернула его за рукав. - Так значит, он не гей.
- Нет, - покачал Каллен головой, неудержимо посмеиваясь.
- Тогда получается, он ревновал не тебя, а… кого?
- Элис. Он принял тебя за Элис.

И решил, будто Эдвард переспал с ней...

- Но если она ему нравится… - ахнула я, выпучивая глаза. – Почему он ни разу не сделал ни одной попытки?..
- Потому что он думает, что она влюблена в меня! – поставил точку Эдвард, и мы посмотрели друг друга, медленно осознавая ловушку, в которую эта глупая парочка угодила. Все верно: Элис таскается к Эдварду, ничем, кроме робких вопросов, не выдавая своего интереса к его соседу, потому что стесняется. А Джаспер держит дистанцию, потому что не хочет быть третьим лишним и считает, что он ей не нужен и она проявляет только вежливый интерес.
- Вот ведь фигня, - растерянно пробормотала я.
- Признаться, я тоже ведь ничего не заметил, - добавил изумленно Эдвард.

На следующий день случилось чудо! Мы с Элис и Розали уже обедали, когда к нашей теплой компании присоединились еще двое. Первым шел Эдвард, за его спиной переминался с ноги на ногу высокий голубоглазый блондин с подносом еды. Джаспер прежде никогда не обедал в столовой, предпочитая клубы, в которых он выступает, так что мне сразу стало ясно, для чего он пришел. Впрочем, раскрывать чужие тайны я не намеревалась.

- Привет, девчонки, - начал Эдвард, стрельнув в меня многозначительным осторожным взглядом. – Надеюсь, вы не против, если к нам присоединится еще один человек? Знакомьтесь: это Джаспер, мой сосед по комнате.

Я видела, как Элис вытянулась по струнке, будто проглотила иглу, и чуть не засмеялась над собой, представив, что когда-то выглядела точно так же при появлении Эдварда. Она смотрела на диджея как на бога, распахнув в волнении, и как будто в ужасе, глаза.

- Привет, - поздоровался Джаспер: его загорелые щеки выглядели чуть ярче обычного от сильного смущения.

Эдвард принес еще один стул и сел рядом со мной: на этот раз я не возражала, с удовольствием наблюдая за первыми робкими попытками Элис и Джаспера познакомиться.

- Что ты ему сказал? – незаметно поинтересовалась я у Эдварда.
- Правду, - пожал плечами он. – Что если он и дальше будет избегать общения с девчонками, его начнут считать геем.

Я прыснула в кулачок, прикрыв идиотский смех кашлем. К счастью, никто ничего и не заметил: Элис и Джаспер уже увлеченно болтали, преодолев смущение и глядя друг на друга влюбленными до смерти глазами, а Розали была занята новой игрушкой: на Рождество ей подарили сотовый телефон.

Время шло, я прилежно училась, лишь изредка страдая от своей неразделенной любви. Особенно тяжело было наблюдать за развивающимися отношениями Элис и Джаспера: эти двое души друг в друге не чаяли, открыто демонстрируя свою неземную любовь.

Розали тоже нашла себе кавалера: это оказался капитан футбольной команды Стэнфорда – Эммет Маккартни, широкоплечий высокий качок, старший курс, профессиональный спортсмен. Роуз все реже появлялась в нашей общей комнате – большую часть времени они проводила со своим парнем, которого не стесняясь называла женихом, демонстрируя многочисленные дорогие подарки: колечки, кулоны и все такое прочее.

Одна я оставалась упертой зубрилой, занимающейся исключительно науками.

Нет, я все-таки попыталась наладить и свою личную жизнь: за долгие месяцы я позволила себе одно свидание и целых два романа!

Свидание произошло с Уиллоном: он, хотя и перебрался почти целиком в другую компанию, все же частенько крутился и возле меня, и когда в очередной раз позвал меня прогуляться вечером, я сдуру согласилась. В конце концов, что я теряю? Он был приличным милым парнем, и мне было совершенно не стыдно провести с ним время. Я знала, что он не будет вести себя как обезумевший сексоголик, дорвавшийся до первой же доступной девицы!

Наше свидание почти не отличалось от обычного каждодневного общения: мы говорили об университете, сложных предметах и всякой подобной ерунде. Разница была только в том, что Уилл купил мне мороженое на перекрестке, а затем предложил проводить домой. Невдалеке от кампуса, когда мы остановились для прощания, Уиллон взял меня за руку – при этом его прохладные влажные пальцы нервно дрожали.

Я замерла, не зная, готова ли к тому, что случится дальше? Вроде как я не обязана хранить верность Эдварду – пф, да даже задумываться об этом было в корне неверно. Мы уже несколько месяцев как расстались, да и до этого вместе официально не были.

И все же было немного странно смотреть, как ко мне приближается чужое лицо. Серые глаза выражали чуть ли не панику, явственно сигнализирующую, что для парня это первый поцелуй! Был ли он настолько некрасив, что не понравился до сих пор ни одной девушке? Или ему не позволяла попробовать чрезмерная скромность?

Я не отвернулась, не желая обидеть друга, да и хотелось проверить – каково это, целоваться с другим. В моей памяти все еще горели обидным клеймом выжженные слова Эдварда: «До конца жизни будешь представлять именно меня, сколько бы мужчин ты не сменила! И все они будут проигрывать!» Поэтому я закрыла глаза и позволила неизбежному случиться.

Губы Уиллона были холодными и тонкими, робко касающимися сверху, как будто меня поцеловала лягушка. Я решила помочь бедолаге и приоткрыла рот, надеясь, что он хотя бы обнимет меня – для уверенности. Этого не произошло. Губы Уилла прижимались неподвижными и твердыми, а о языке не шло и речи. Впрочем, язык Уиллона в своем рту я вряд ли бы перенесла.

Я отстранилась – парень смотрел на меня в восхищении, как будто реальность превзошла все его ожидания. Он что, серьезно? Думает, это вот, только что случившееся «нечто», было хорошо?

- Ох, Белла, свет моей души, само очарованье, - поэтически пропел он, и я почувствовала себя крайне странно, словно мое место абсолютно не здесь. Уиллон, может, добрый и романтичный парень, но был ли какой-то смысл сближаться с ним, если мое сердце молчит?
- Спасибо за чудесный вечер, Уилл, - улыбнулась я, похлопав его аккуратненько, снисходительно по груди. – Но, думаю, я еще не готова к каким-либо отношениям.

К счастью, парень не стал настаивать, удовлетворившись этим единственным свиданием, и наше общение вернулось к прежней дружеской ноте.

Спустя несколько недель я сделала новую попытку, и на этот раз, мне казалось, серьезную. На одной из выставок современной живописи мы с Элис и Розали познакомились с оформителем зала: помогая нам не заблудиться в лабиринте помещений и проведя заодно увлекательную экскурсию, Райли произвел весьма приятное впечатление. Он был галантен и уважителен, интересовался множеством вещей и имел глубокие познания во всех областях, какие бы мы ни затронули, и это казалось мне отличным знаком – мы были похожи. Правда, ему было глубоко за тридцать, но разве это имело значение?

Мы начали встречаться каждый вечер: Райли посвящал меня в разнообразие искусства, проводя одну экскурсию за другой, знакомя с солидными друзьями и водя по дорогим богемным ресторанам. Мне было порой неловко находиться рядом с ним оттого, что у меня не было подходящей случаю одежды – я носила джинсы, а не отделанные стразами шелковые платья и высокие каблуки. Но Райли весьма снисходительно относился к моему стеснению, уверяя, что это никого в его окружении не взволнует.

Сначала мне показался новый знакомый идеальным и завидным кандидатом на роль бойфренда: взрослый, добившийся успеха, богатый и серьезный мужчина был именно тем, о ком я грезила, представляя рядом с собой. Однако спустя неделю я стала ловить себя на том, что бесконечные экскурсы в историю искусств или пространные размышления о современных направлениях творческого самовыражения стали мне наскучивать. Невольно перед внутренним взором всплывала задорная и легкомысленная улыбка Каллена, некстати мысли устремлялись прочь от Райли, продолжающего дискутировать вслух. Казалось бы, как можно сравнивать этих двух совершенно разных мужчин? Не может ленивый и бестолковый студент выглядеть привлекательнее зрелого умного мужчины, с которым будет о чем поговорить помимо секса. Мне всегда говорили, что я не по возрасту серьезна и умна, значит, Бирс – это тот, кто мне больше подходит. Однако с необъяснимым противоречием меня все сильнее затягивали воспоминания об Эдварде в самый неподходящий момент, и я «уплывала» из реальности, не слыша занудную болтовню Райли.

Я стала искать предлог встречаться пореже, объясняя свою неохоту учебной нагрузкой. Розали покачивала головой всякий раз, когда Райли звонил справиться о моих планах: она считала, что он слишком стар для меня, и что я напрасно уступаю его – весьма своеобразным – ухаживаниям. По ее мнению, ему просто льстило, что у него завязался роман с молоденькой студенточкой, и что он может продемонстрировать меня своим друзьям как еще одно собственное достижение, а о настоящих чувствах речи не было. Да и я, по наблюдениям подруги, не горела страстью. Так зачем же тратить время?

Возможно, она была права. Я уважала искусствоведа за разносторонность интересов, но дальше уважения дело никак не шло. Райли был тем самым олицетворением стабильности, о которой я мечтала, а Эдвард – бесперспективности и развлечения, но почему-то, вопреки моим собственным прочным убеждениям, душа тянулась больше ко второму варианту, упорно перевешивая эту чашу весов. Только встретившись с Бирсом, я уже хотела вернуться в университет, дождаться ланча и тайком наблюдать за каждым жестом Эдварда, впитывать каждое слово и звуки расслабленного, сексуального смеха. Проходя мимо, вдыхать его потрясающий естественный аромат, кружащий голову, редко оттененный парфюмом, такой горячий и настоящий. Ложась спать, я снова думала об Эдварде, а вовсе не о Райли, с которым рассталась всего пару часов назад. Чем ближе я была к Райли, тем сильнее росло притяжение к Эдварду, словно я была упрямым магнитом, выбравшим не тот полюс.

Райли оказался хорошо воспитан, даже чересчур: он всегда заранее предупреждал о времени визита и ни разу не опоздал даже на десять секунд, что мне, безусловно, импонировало. Однако когда я прибежала на указанное место позже обычного, была неприятно разочарована недовольно поджатыми губами мужчины, откровенно осудившего мою необязательность. Это был лишь первый звоночек грядущих проблем, на который я не обратила должного внимания.

Райли начал посвящать меня в тонкости своей работы, много рассказывая о себе: как он точно и идеально выверял лампы и прожектора, чтобы наилучшим образом подсветить экспонат, как важно при оформлении выставки выбрать место. Это оказалось еще скучнее, чем вся предыдущая болтовня, и я лишь усилием воли не зевала, вежливо изображая повышенный интерес, - потому что если я отвлекалась и переставала слушать, Райли сердился.

Моя рука неизменно лежала на его согнутом локте, облаченном в классический пиджак, а вечерами, останавливая автомобиль напротив парка, чтобы я могла вернуться в кампус, Райли наклонялся и с дружелюбной улыбкой оставлял целомудренный поцелуй на моей щеке. Не то чтобы я мечтала поторопить события, но отсутствие похоти в мужских глазах меня со временем стало настораживать. Я даже предположила, что Райли может иметь проблемы с… сексуальным самовыражением. Грубо говоря, он либо гей, либо импотент.

Закончилось все более чем банально: однажды Райли сообщил мне, что на завтрашний вечер он запланировал ужин в его доме. К тому моменту я уже не сомневалась, что дальше ужина дело не зайдет: слишком исполнительным и ответственным был этот мужчина, чтобы сделать что-то большее, чем обещал. Я ничего особенного не ждала, в последние несколько дней ища предлог избавиться от милого, но скучного ухажера. Я уже не видела себя рядом с ним – возможно, тому причиной оказалась все-таки разница в возрасте, которую я посчитала поначалу не важной. Возможно, мне стоило поискать достойного парня среди своего окружения, не замахиваясь на таких звездных и взрослых мужчин.

С порога я выслушала лекцию о правилах в доме – который, к слову, оказался просто огромным. Три этажа, бассейн, стеклянная стена с видом на сад камней и мраморные колонны. Все было белым, металлическим или стеклянным, я словно попала в декорации фильма будущего.

- Стой! – закричал он на меня, когда я чуть было не шагнула на белый ковер, и я испуганно замерла с занесенной ногой.

- Ничего не трогай! – обеспокоено суетился Бирс, подав мне тапочки идеально чистого молочного оттенка. Когда я их надела, он позволил мне осмотреть дом, следуя за мной по пятам и следя орлиным взором, успевая с хвастовством рассказывать, как сам разработал каждую деталь дизайна. Я удивленно смотрела, как он сдувает незаметные пылинки с абсолютно чистых поверхностей, поправляет чуть сдвинувшийся в вазе искусственный цветок или аккуратно задвигает портьеры, так чтобы каждая складочка легла абсолютно параллельно. Вспомнив, как я поправляла корешки учебников в комнате у Эдварда, я мысленно посмеялась над собой, теперь понимая, как по-идиотски это выглядит со стороны.

Стол был накрыт красиво и стильно, и даже овощи на тарелке лежали в геометрическом порядке, так что я даже заволновалась, смогу ли правильно их съесть, не разочаровав хозяина. Я представила, как трудно будет его жене вписаться в эту идеальную жизнь перфекциониста, и поняла, что мне пора сваливать, пока я не увязла в этих странных отношениях так глубоко, что уже будет не выбраться.

Когда идеальный аккуратный оформитель на идеально чистой машине отвез меня домой идеально вовремя, я объяснила ему, что еще слишком молода для серьезных отношений, и попрощалась с ним навсегда. Кажется, он даже не слишком был этим расстроен.

Роуз и Элис посмеивались надо мной все эти две недели, которые я потратила на неподходящего мне, на их взгляд, чудака, с самого начала предсказывая разрыв, и были рады, что я, наконец, увидела очевидное. В первый же выходной моей «свободы» они утащили меня на побережье, оторвав от учебников и мыслей о недоступном бронзоволосом мальчишке, не выходящем из головы. Я хотела попросту отдохнуть, забыть о любых мужчинах и вернуться к учебе, больше не делая никаких попыток завести бойфренда, отложив этот план до окончания университета. В конце концов, у меня впереди еще целая жизнь!

Но у судьбы оказались другие планы.

Его звали Джейкобом, мы познакомилась на пляже. Это был черноволосый, мускулистый и загорелый серфингист. Его жизнерадостная белозубая улыбка освещала побережье Сан-Франциско покруче настоящего солнца.

Быстро определив, что с Роуз и Элис ловить нечего, он сосредоточил все свое внимание на мне: убедил встать на доску, носил безалкогольные коктейли и откровенно выказывал расположение. Он рассказал, что живет с отцом в доме на берегу, и что тот инвалид, так что я сразу определила в этом парне умение заботиться о близких. Мы провели отличный день вместе, договорившись встретиться в следующий уикенд на том же месте.

Началась эра мобильников, так что даже у меня к тому времени появился модный телефон, позволявший созваниваться с родителями и друзьями в любой момент. Всю неделю Джейк забрасывал меня смс-ками, и я уверена: он бы стал подвозить меня с учебы

Мы встретились еще пару раз на пляже, затем на неделе Джейк пригласил меня поужинать в кафе на причал. Мы совсем недолго знали друг друга, но я уже чувствовала, что парень по уши влюблен. И мне он тоже нравился. Беда была в том, что я его не любила… Мне было приятно с ним общаться, только и всего. Он был веселым и легким на подъем, умел шутить – не пошло, а забавно. Но мое сердце молчало, а душа оставалась запертой на замок.

Накануне серьезного свидания с Джейкобом я долго смотрела на Каллена в столовой, гадая, какая причина заставляет мое сердце так сильно трепетать при одном лишь взгляде на него? Почему дыхание неизменно сбивается, если он сидит рядом? Почему кровь начинает закипать, если он прикасается ко мне, даже если это выходит не намеренно, а случайно? Если я подберу ключик к секрету своей страсти, то смогу применить знания и в случае с другим парнем – а значит, забуду Эдварда, сотру его из своей правильной жизни.

Эдвард никогда больше не сокращал созданную мной дистанцию, так что я решила, что наконец-то свободна от него. И я согласилась на свидание с Джейкобом, тем более наше общение уже продолжалось больше месяца и всегда приносило удовольствие.

Мы уютно посидели в стильно украшенном рыбном ресторане, налопавшись суши и барракуды, приготовленной на углях. У Джейка всегда в запасе были веселые истории из пляжной жизни, и он делился ими, не умолкая ни на минуту – но, как ни странно, это не казалось навязчивым или скучным и не раздражало. Было интересно.

Вечерело, когда мы отправились гулять по пляжу, кидая в воду моллюсков, найденных в прибрежном песке. Джейкоб рассказывал о своей семье, о пострадавшем при взрыве отце, когда-то работавшем на буровой. Простая семья обыкновенных рабочих мне была симпатична заочно. Сам Джейк, которому исполнилось всего двадцать четыре года, уже перепробовал кучу специальностей, от мойщика машин до спасателя, а теперь устроился автослесарем и был доволен. И нет, об образовании он не думал.

Я отметила его стремление не сидеть без дела в копилку плюсов, но отсутствие начитанности, увы, блестело жирным минусом. Захочу ли я всю оставшуюся жизнь слушать истории пляжных приключений или особенности поломок различных моделей машин? Не слишком ли я тороплюсь, позволяя этим отношениям развиваться? Я ведь уже обожглась до этого пару раз.

Нет, Свон, ты уже и так засиделась «в девках», пора бы уже определяться, и Джейк – не хуже, а то и лучше других. С твоими внешними данными ты можешь вообще остаться в старых девах, если будешь капризничать, перебирая мужчин как апельсины на рынке.

Словно прочитав мои мысли, Джейкоб взял меня за руку, замедляя шаг.

- Вот и мой дом, - показал он на… старую лачугу рыбацкого вида. Одноэтажный небольшой домик стоял в ряду других, на невысоком холме, имел деревянный спуск к пляжу, на котором бились боками лодки. Возле слегка кособоких стен был расставлен рабочий инвентарь, от вил до электропилы.

Ну что ж, - подавила я разочарованный вздох, - не его вина, что я возомнила себе невесть что: размечталась, что увижу чуть ли не виллу. То, что Джейк небогат, скорее поднимало его в моих глазах, ведь деньги – это же далеко не самое важное в человеке. Главное, чтобы парень был достойный.

- Зайдешь внутрь? - Я закусила губу, волнуясь о последствиях, но Джейк развеял мои сомнения: - Билли давно хочет познакомиться с тобой.

Что ж, Белла, вот и первый серьезный шаг: знакомство с родителями. Некстати всплыло воспоминание об ужине с Карлайлом и Эсми, противный внутренний голосок хотел провести параллель: Эдвард тоже пытался показать этим серьезность намерений. Ну нет, Свон, - строго напомнила я себе, - ты помнишь: он просто соскучился по сексу, в его поступке был заложен только такой смысл. Тряхнув волосами, я выбросила Каллена из головы. Ну и что, если это похоже на то, что Эдвард тоже пытался ухаживать за мной? Он же… безответственный? легкомысленный? неумный?

- Ладно, - кивнула я, решительно сжав пылающую и немного потную руку парня. Джейкоб был куда горячее Эдварда: на его смуглых висках всегда блестели капельки пота, словно внутри тела непрерывно кочегарила печка.

Внутри дома стоял плотный мужской дух, и оказался такой же бардак с инструментами, как и снаружи: Джейк постоянно извинялся за это, освобождая мне узкий проход на крошечную кухню. Там мы встретили Билли в инвалидном кресле: отец Джейкоба приветствовал меня довольно радушно, предлагая чай и «поискать что-нибудь в холодильнике». Кроме замороженной рыбы, там ничего не оказалось. А чай пришлось пить из желтоватых чашек с язвочками отколотой эмали.

Я искренне внушала себе не обращать внимания на все эти досадные мелочи: достаток мужчины – это вовсе не главное. Если уж сравнивать с Эдвардом, то он вообще тунеядец! И если бы не его вспыхнувшее желание избавиться от Лорен и не подвернувшееся желание уцепиться при этом за меня, он до сих пор бы просто сидел дома, на шее у родителей. Он вообще живет без какой-либо цели. Джейкоб хотя бы старается. Заботится об инвалиде-отце.

Мы переместились на старенький диван к телевизору после чаепития. Мое упрямство дошло до абсурда: несмотря на очевидную неготовность углублять новые отношения, я твердо намеревалась сегодня сделать следующий шаг. Не отнимала руки, пытаясь понять, что чувствую, когда Джейкоб поглаживает большим пальцем тыльную сторону моей ладони. Бегут ли мурашки, когда он, ненавязчиво обняв меня за плечи, укладывает головой к себе на грудь, чтобы создать романтический уют. Возникает ли трепет, когда я понимаю, что до нашего первого поцелуя осталось от силы несколько минут.

И что же я чувствовала? Да кроме неловкости – ничего. Немного присутствовал страх – не за то, что Джейк сделает что-то не так или будет грубым, а за себя, за отсутствие с моей стороны какой-либо реакции. Парень был хорошим, неправильно его обижать.

В отличие от Уиллона, Джейкоб оказался не неопытным юнцом, а действовал вполне решительно, хоть и неторопливо. Мы поцеловались примерно на сороковой минуте фильма, и все, о чем я могла думать в этот момент, пробуя на вкус солоноватые от пота полные губы, это о горячем сексе с Эдвардом в кинотеатре, который случился уже на двадцатой минуте и длился по меньшей мере час. Меня напрягало, что Джейкоб действует слишком осторожно, хотелось сказать ему: «давай уже быстрее все закончим и я поеду домой».

Зачем я это делала? Словно страус, я прятала голову в песок, не желая отвечать на этот вопрос, но в глубине души понимала: Эдварду назло. Если бы он не обидел меня напоследок теми словами, скорее всего я бы просто вернулась к старому плану: посвятила все свое время учебе, не думая о парнях. Каллен крепко задел мое самолюбие, и я стремилась доказать ему и себе, что в состоянии найти парня, способного переплюнуть Каллена во всем и заставить меня забыть паршивца. Вот только романы складывались один неудачнее другого, пока что не опровергая, а доказывая его обидные слова…

Возможно, я не там искала: следовало подцепить горячего сексуального красавца, который не станет тянуть резину, а сразу затащит меня в постель. Но, во-первых, таких не интересовала я, а во-вторых, я ушла от Каллена вовсе не для того, чтобы сменить шило на мыло, а чтобы доказать, что и с нормальным парнем может быть хорошо! И, в-третьих, одна только мысль о сексе с кем-то, кроме Эдварда, но при этом похожем на него, вызывала у меня тошноту – я не была готова отдаться очередному несерьезному сексоголику, я и за первого себя еще не простила. В случае с Эдвардом единственным оправданием была моя иррациональная любовь к нему… Найти подобного другого – это совсем перестать себя уважать…

- Не хочу спугнуть тебя, - оторвался Джейкоб от моих губ, проникновенно вглядываясь в глаза и держа мою голову обеими ладонями, как по уши влюбленный. По какой причине мне не приносило это удовольствия? Почему не получается забыться в этих карих глазах и отдаться этим смуглым рукам? Я была похожа на каменную глыбу – такую же застывшую и нечувствительную. Все во мне сопротивлялось этим рукам, словно тело, минуя упрямый разум, считало мое поведение изменой. – Поэтому не буду торопиться.

И он, черт возьми, думает, что если наш секс произойдет через полгода, тогда он мне больше понравится?!

- Хорошо, - вежливо улыбнулась я, чувствуя, что этот вечер стал переломным: вот только сломался он не в ту сторону, в которую Джейкоб рассчитывал его повернуть. Он думал терпением завоевать меня, тогда как все было с точностью до наоборот. Сегодня я была готова рискнуть, я бы заставила себя уступить, будь Джейкоб напористей. Но из-за чересчур медленного развития событий моя решимость лопнула, словно раздутый мыльный пузырь.

- Я люблю тебя, - признался парень, целуя меня на прощанье перед тем, как посадить в такси. Я снова улыбнулась вежливо, не готовая ответить теми же словами и чувствуя себя лицемеркой, из-за собственных личных проблем обманывающей хорошего человека ложной надеждой.

Вернувшись в общагу, я была «не в себе». Мне срочно надо было с кем-то поговорить, но Роуз уехала к Эммету, а Элис не брала трубку. Бродя по пустой комнате от стены к стене, как привидение, я мучилась сомнениями, что же делать дальше. Может, не следовало и пытаться? Сначала закончу университет, и только потом подумаю о личной жизни. Я ведь прежде так и планировала?

Но я понимала прекрасно, что «потом» может никогда и не наступить, особенно для меня, не слишком привлекательной представительницы слабого пола. За университетом последует ординатура, врачебная практика, работа в престижной – или не очень – больнице. Я оглянуться не успею, как жизнь пройдет, и я все еще буду одинокой, озлобленной, тайно влюбленной в Каллена, но уже не юной, а старой заучкой…

Часа не прошло, как Джейкоб признался мне в любви, а перед глазами опять всплывало лицо Эдварда в разные моменты его жизни: бессознательное и расслабленное, когда он спит, с насмешливыми зелеными глазами, когда отпускает шутку, решительное и наполненное жаждой охотящегося хищника в момент страсти.

Сама не поняла, как получилось, что я набрала его номер? Я убедила себя, что хочу подвести этим некую черту: услышать ненавистный голос, вспомнить все причины, по которым я отвадила Каллена, и окончательно утвердиться в своем решении быть с Джейкобом.

Трубку долго никто не брал, затем ответил Джаспер:
- Белла?

Значит, мое имя забито в записную книжку Каллена, хотя мы ни разу друг другу до этой минуты не звонили. Интересненько.

- Привет, Джас, позови Эдварда?
- Его сейчас нет, он в баре.

Я посмотрела на часы и моя рука сама собой упала вниз, нажимая «отбой»: стрелка близилась к полуночи. И за долю секунды я взбесилась, превратившись в шипящую, плюющуюся ядом кобру: значит, этот подлец развлекается в ночных барах, забыв меня! Так вот почему он прекратил ко мне подкатывать – наверняка подцепил себе развратную девицу в дешевом и отвратительном заведении! А я-то в глубине души наслаждалась мыслью, что он без меня мучается… Наивная, глупая, влюбленная дура!

Следующий день не задался. Хотя погода в Сан-Франциско в течение года была примерно одинаковой, а снега здесь вообще никогда не выпадало, все равно на улице явственно ощущалась весна: зацветали ароматные магнолии, наперебой пели птицы и с моря дул соленый теплый бриз. Мы проиграли партию в волейбол, потому что я упрямо игнорировала Каллена и не увидела ни одного поданного им мяча. Обычно он старался кинуть мне его так слабо, по-детски, чтобы даже такая клуша как я могла его отбить. Сегодня все пасы летели мимо.

Затем в столовой я сорвалась в привычный сарказм, остро реагируя на любую реплику Эдварда, даже если в ней не звучало ничего особенного, и она была обращена не ко мне. Я была невыносима. Поэтому ничего удивительного, что к концу ланча он, наконец, не выдержал.

- Да что с тобой не так, Свон?! – вспылил на весь зал он. – Что я теперь-то сделал тебе плохого?!

Да это же элементарно: одно твое существование сводит меня с ума! Лучше бы я вообще тебя не знала, чем сидеть рядом и смотреть, как на желанный запретный плод.

- Да просто у Беллы не ладится с ее новым парнем, наверное, - усмехнулась в свой телефон коварная, чересчур умная Розали, ловко, и я уверена – злонамеренно – подлив масла в затухающий пожар нашей невозможной любви.
- У Беллы есть парень?! – впервые за долгое время Эдвард посмотрел на меня прежними, пылающими глазами, от которых мурашки побежали по спине. Было в этом взгляде что-то дикое, прямо-таки животное, отчего хотелось бежать и зарыться в самую глубокую нору. Мне в лицо словно плеснули кипящей воды, пока я познавала, что значит выражение «убивать взглядом».
- А что она, по-твоему, не человек? – Роуз встала, и, покачивая бедрами, ушла восвояси, легко и ненавязчиво подложив в нашу теплую компанию «мину замедленного действия». А может и не замедленного, потому что рвануть, судя по выражению лица Эдварда, могло в любой момент.

Удивительно, что он смог дождаться конца занятий. Я ходила, испуганно таращась по сторонам, внимательно обходя любые уединенные места, в которых мог поджидать Эдвард. Невольно всплывало воспоминание о Лорен: Эдвард знал об ее изменах, но проявлял удивительное хладнокровие. Или равнодушие? Так почему же мое поведение вызвало в нем столь бурную ревность? Ведь мы же даже не были вместе…

Я зря расслабилась, когда вернулась в свою комнату. Я даже не успела захлопнуть дверь: Эдварл влетел за мной, словно коршун, пикирующий на добычу. Я пораженно отшатнулась, нелепо защищаясь от парня рюкзаком, прижатым к груди.

- Страшно, Свон? – плотоядно усмехнулся он в прежней своей манере, закрыв дверь за спиной – от щелчка замка я ощутимо вздрогнула.
- С чего бы это? – вспомнила о гордости я, надевая «снисходительное» лицо, но на всякий случай шагнула назад, когда Эдвард стал приближаться.
- Так что за парень? – а этот Каллен - не любитель тянуть кота за хвост! Я больше не могла отступать: моя задница уперлась в стол.
- Разве тебя это касается?

Мы ожесточенно смотрели друг на друга. Эдвард скинул свой рюкзак на пол и рванул ворот рубашки, расстегивая верхнюю пуговицу. Я сглотнула, нервно ожидая его дальнейших действий. Мой мозг разделился на множество частей и заныкался по углам: в пустой голове не было ни одной разумной мысли о том, что говорить, что делать, и как вообще на происходящее реагировать. Но тело… это чертово тело уже начинало гореть, хотя по выражению лица Каллена было неясно, чего он хочет сильнее: трахнуть меня прямо на столе или медленно задушить.

Ухмыляясь словно блудливый кот, Эдвард потянул стиснутый моими руками рюкзак, и по непонятной причине я его безропотно отпустила. То, что произошло дальше, я не могла объяснить ни тогда, ни потом. Горячие губы обрушились на мой рот, и я ни посопротивлялась даже для приличия, тут же обвив любимую шею руками и подавшись вперед. Из моего горла вырвался мучительный, восхищенный стон, я упивалась губами и ароматом Каллена, словно путник в иссушенной пустыне, пытаясь слизать как можно больше неповторимого насыщенного вкуса.

- Он целовал тебя так?! – прорычал Эдвард, рванув мою блузку в стороны. Пуговицы еще звенели по полу, когда горячие пальцы уже сминали грудь, рождая внутри меня целый ураган невероятно сильных ощущений. И разве я могла солгать?
- Нет…
- И так он тоже не делал, - теперь не вопрошал, а утверждал Каллен, задрав мои ноги себе на поясницу и беспардонно прижимая к моей горящей промежности твердый пах.
- Нет, - я целиком, до кончиков ног и волос, сгорала от стыда, но не имела сил и не хотела остановить творящееся безобразие.
- Так значит, он еще не трахнул тебя, - прикусил мою мочку Эдвард, создавая такое удивительное трение между нами, что я готова была кончить даже одетой. Все мои внутренности превратились в лаву, изливающуюся из вулкана – я плохо соображала, что делаю и что говорю.
- Черт… - простонала я, задыхаясь, - не-ет…

Горячие пальцы пробрались к моим ягодицам, усиливая желанный контакт, и я закричала, запрокинув голову назад. Странно, вчера я думала, что мне отчаянно необходимы прикосновения Джейкоба, чтобы забыть о бывшем мужчине. Однако именно сегодня, именно сейчас я наслаждалась каждой секундой, каждым грубым касанием или животным толчком, каждым пошлым, пробирающим мою тонкую ранимую натуру словом, отчетливо понимая, что Каллен стирает с моего тела любое воспоминание о Джейкобе. Навсегда.

И когда я была готова взлететь на Небеса, он остановился, резко поставив меня на дрожащие ноги и сдавив лицо руками. Он дождался, пока я приду себя от сексуального дурмана, с колотящимся сердцем взгляну в его горящие голодом, потемневшие и яростные глаза. И тогда он поцеловал меня: медленно и нежно, лишь слегка коснувшись верхней губы языком.

- Если нужен будет парень, который заставит тебя кончить, ты знаешь, где меня найти, - хищно облизнулся он, развернулся и пошел прочь, оставив меня растерянную, униженную и неудовлетворенную в пустой одинокой комнате… Что, черт возьми, только что было?!

_________________________

*по данным из википедии, семестры в Стэнфорде очень короткие, длятся по 3-5 недель. По информации из других источников - по 9-10 недель, что в любом случае короче, чем в России.

Форум.

Источник: http://robsten.ru/forum/71-3003-1
Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: Валлери (04.04.2018) | Автор: Валлери
Просмотров: 308 | Комментарии: 6 | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 6
1
6  
  Ой дура!!!!! Таких надо ещё поискать! Ты что, забыла? Между вами есть химия чистой воды!!!!  girl_wacko Спасибо за продолжение, очень жду следующую главу!!!! lovi06015  hang1  good  lovi06032

1
5  
  Белла только хуже обоим делает  girl_wacko

4  
  girl_wacko  good

1
3  
  Благодарю за главу!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good

1
2  
  Белла дура! Что же она мучает и себя и его? Почему она не верит, что парень может изменится? Тем более Эдвард не раз показывал себя с хорошей стороны, открывался ей! Значит другим можно дать шанс, а ему нет? 
Блин, злая я на нее...
Спасибо за продолжение!  lovi06032

1
1  
  Спасибо за продолжение)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]