Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Точка соприкосновения. Глава 1 (Часть 1)
Пропасть между влюбленными велика настолько,
насколько они сами себе ее создают.

 


- Свон, а Свон? – Майк отвлек меня от разглядывания руки Эдварда Каллена, медленно поглаживающей ногу сидящей на его коленях Лорен. Его длинные пальцы слегка касались внутренней поверхности бедра и двигались почти до промежности, после чего так же медленно возвращались к колену, и я не могла даже представить себе, какое удовольствие заставляет Лорен томно прикрывать глаза. – Что такое «Цэ два аш пять о аш», а?

Я с трудом отвернулась, чтобы взглянуть в лицо парня. Оно было туповатым из-за выпитого алкоголя. Он в самом деле не знает или таким образом хочет выставить меня на посмешище, как законченную зануду? Мой рот, как всегда, начал говорить прежде, чем я успела остановить себя.

- Этиловый спирт, Майк. И сейчас он разрушает клетки твоей печени, и особенно мозга, одну за другой. К утру ты станешь еще глупее, чем был.

На секунду повисла тишина, а потом компания взорвалась смехом. Громче всех смеялся Эдвард Каллен, запрокинув голову назад. Его смех особенным образом выделялся среди остального хохота – так, будто только он один существует в целом мире. Любой звук или слово, слетевшее с красивых губ Эдварда, я воспринимала как музыку. Все остальное шло фоном к нему.

- Твое здоровье, Свон! – добродушно смеясь, поднял Майк пластиковый стаканчик, в который Джессика любезно подлила ему вина. Знаю, подростки старшей школы не должны употреблять алкоголь до совершеннолетия, но кто, в самом деле, соблюдает эти правила в наш век?

Я подняла стаканчик с апельсиновым соком и чокнулась им со всеми, кто потянулся ко мне. Разумеется, из всей компании я была единственной занудой, отказавшейся от сомнительного удовольствия мучиться утренним похмельем.

У костра было тепло и душевно, из динамиков стоящего рядом джипа лилась музыка, а периметр лагеря подсвечивали переносные прожектора, выхватывая из темноты стволы деревьев, вплотную подступающие к океану, и истоптанный нашими ногами песок. Высокие макушки сосен покачивались на ветру, прохладный вечерний бриз раздувал огонь сильнее, заставляя поленья приятно потрескивать. Сквозь раскаты музыки едва доносились удары волн, гоняющие камешки по побережью туда-сюда.

Вокруг костра на складных столиках разложены фрукты и бутерброды, а чуть поодаль Анжела и Бен колдовали над барбекю.

В руках у ребят были стаканчики с вином или бутылки пива, и я белой вороной выделялась на фоне компании со своим апельсиновым соком. Зачем я приехала сюда? Затем, что не могла пропустить вечеринку в обществе Каллена, даже если я ему безразлична. Даже если его девушка – Лорен.

Лорен Мэллори – первая красавица школы. Круглое миловидное лицо, четко очерченные губы, как у фотомодели, и очень эффектные миндалевидные глаза. Шикарные длинные волосы она красила в черный цвет, и этот яркий контраст в сочетании с зеленого цвета линзами делал ее похожей на женщину-кошку. Каждый раз я вздыхала, завидуя ее невероятной красоте.

Сама-то я была абсолютно обыкновенной, ничем не примечательной девушкой. Я не завивала волосы и не подкрашивала глаза, не надевала короткие юбки и высокие каблуки, и блузки с глубоким вырезом, выставляющие грудь напоказ, а вечеринкам предпочитала книжки и старые видеофильмы в домашней обстановке. Я немного подвинула свои интересы только с приездом в Форкс.

- Познакомьтесь, у нас новая ученица, Изабелла Свон, - представил меня мистер Баннер.
- Белла, - машинально поправила я, так мне больше нравилось.

Я прошла на единственное место, которое было свободным: рядом с Эдвардом Калленом, разумеется. Только мне могло так невероятно «повезти».

Он очаровал меня сразу. Растрепанные бронзовые волосы и горящий похотью насмешливый взгляд тотчас дал представление о том, с кем я имею дело, но это ничуть не помешало мне влюбиться в парня, как и большинству несчастных девушек школы, которым никогда не перепадет этот великолепный экземпляр. Красавчикам типа Каллена, имеющим любую девушку, которую захотят, никогда не понравится такая серость и зануда, как я. Да я и не искала плотских удовольствий – я мечтала о любви.

- Привет, сделаешь мне домашнее задание? – сходу начал он, едва я села за парту и выложила учебник и тетрадь.
- Прости, что? – холодно отозвалась я, взглянув на него высокомерно. Это оказалось ошибкой, и я тотчас потерялась в пристальных изумрудных глазах и красивом изгибе ухмыляющихся с пониманием губ. Невольно я сглотнула, представив уже тогда, как, должно быть, приятно целовать его губы, ощущать, как они мягко прижимаются к моим полуоткрытым губам, позволять ему языком исследовать мой рот, жадно втягивая при этом его свежее дыхание…
- Сделаешь мне домашку, – повторил он, его глаза смеялись надо мной, как будто он читает все мои пошловатые мысли, и его это забавляет. Видимо, все, о чем я подумала, было написано на моем резко поглупевшем лице: Свон попала в сети так же, как и остальные. Несомненно, он не впервые сталкивался с такой реакцией на него, как у меня. – И тогда будем дружить.

Дружить? Он серьезно? Он что, считает, что я нуждаюсь в его дружбе? Я фыркнула.

- А своих мозгов нет? – презрительно отрезала я и отвернулась, поняв, что этот парень привык пользоваться расположением девушек на всю катушку. Я не собиралась становиться одной из подобных.
- Неа, - признался он, смеясь, и хотел что-то добавить, но нас прервал мистер Баннер, к моему облегчению.
- Мистер Каллен, не соизволите ответить на вопрос вместо того, чтобы тренировать свои способности обольщения на новой ученице?
- Какой вопрос? – Каллен отвернулся от меня неохотно, и я была благодарна учителю, что он спас меня от домогательств местного плейбоя.
- К какому году относятся первые исследования по поведению ядер делящихся клеток?

Каллен молчал, и я посмотрела на него. Он взглянул на меня напряженно, его брови сошлись к переносице, когда он попытался вспомнить что-то из курса биологии. Очевидно, что учеба не была важной составляющей его жизни.

- Может, вы знаете ответ, мисс Свон? – мягко спросил Баннер, переводя взгляд на меня.
- Конечно, - охотно ответила я, поспешно отводя глаза от растерявшегося Каллена, и дала развернутый ответ: - Первые описания встречаются в работе русского ботаника Эдмунда Руссова в тысяча восемьсот семьдесят втором году. Он смог отчетливо изобразить метафазные и анафазные пластинки, состоящие из отдельных хромосом. Годом позже немецкий зоолог Шнейдер еще более последовательно описал митотическое деление на примере дробящихся яиц прямокишечной турбеллярии Mesostomum.
- Спасибо, мисс Свон, я впечатлен, - похвалил учитель, а я осталась удовлетворена потрясением на лице красавчика Каллена, сидящего слева от меня. Вот тебе!

Я всегда вела себя с Калленом очень строго, выдерживая дистанцию, и потому не стала жертвой его обаяния в отличие от многих других. Точнее, стала, но он об этом не знал.

Мне рассказали, что Эдвард с пятнадцати лет зажигал с девушками школы, разбив немало сердец, но с тех пор, как ему ответила взаимностью красавица Лорен, он был только с ней.

Каллен рядом с Лорен смотрелся так же впечатляюще: высокий, ослепительно красивый мальчик-мечта с глазами цвета изумруда. Его медные волосы никогда не находились в каком-либо порядке, поэтому у меня всегда чесались руки пригладить их или, наоборот, взъерошить еще сильнее. Увы, мне это было недоступно. Они с Лорен прекрасно подходили друг другу.

И, несмотря на это, я все равно села в автомобиль и поехала со всеми в Ла-Пуш. Для чего? Может быть, я мазохистка, но я просто не могла прожить без Каллена ни дня. Тем более наше общее время вышло, выпускной закончился, и это последнее совместное лето, после чего каждый из нас отправится в университет, который он выбрал для себя.

Поэтому я и находилась здесь. Это была боль, но такая сладкая – смотреть на него, зная, что он мне не принадлежит и никогда не будет. Но любое время, проведенное с ним рядом, делало меня счастливой. Даже когда он, как сейчас, трогал другую девушку.

Привычно изображая равнодушие, я наблюдала, как Каллен сделал несколько глотков пива, запрокинув голову. Его кадык двигался при каждом глотке, и мне хотелось быть на месте Лорен, чтобы услышать, какие звуки издает его горло, когда он пьет. Это выглядело очень эротично, как и то, каким изящным движением он отшвырнул пустую бутылку в сторону.

- Может, хватит? – проворчала Лорен, когда Эдвард потянулся за следующей. Его глаза, и правда, выдавали сильное алкогольное опьянение. Я считала: с шести часов вечера, в течение которых мы то грелись у костра, то веселой толпой бегали купаться, где я жадно любовалась подтянутой фигурой Каллена, он выпил уже четыре бутылки. Эта была пятая. И он периодически прикладывался к стаканчику Лорен, от чего мои кишки сразу протестовали: смешивать вино и пиво, что могло быть хуже.
- А что такое? – Эдвард протянул бутылку сидящему слева от него Эрику, и тот охотно откупорил ее.

В это же время правая ладонь Каллена властно легла на талию Лорен и с нажимом заскользила вверх, отчего девушка откинулась назад, положив затылок Эдварду на плечо. Пальцы почти коснулись пышной груди, помедлили там, отчего у Лорен закатились глаза, и я услышала тихий стон девушки.

Когда ладонь Эдварда так же медленно и напористо двинулась вниз, я неловко заерзала на своем месте и отвернулась. По моей коже прокатилась дрожь удовольствия, как будто это меня Каллен ласкает, а не Лорен. Как будто это на моей талии его рука снова двигается наверх и вниз, вызывая стайки мурашек, а затем неторопливо перемещается на мою скромную грудь.

Глубоко вздохнув, я отогнала навязчивые фантазии. Куда мне до Лорен с ее пышным бюстом третьего размера, выпирающим из декольте. Я могла похвастаться первым, максимум первым с половиной, и мою грудь никогда не было видно сквозь прорезь блузки, даже надень я самый глубокий вырез, который возможно. Мне никогда не быть на месте Лорен.

Нервно вздохнув, я невольно провела кончиками пальцев по ключице, чтобы хоть немного унять дрожь. Нащупав цепочку, вытащила кулон и стала крутить его – это помогало сосредоточиться. Кулон был подарком родителей на выпускной, и внутрь него можно было заключить пару фотографий. Сейчас там были Чарли и Рене, но я знала, что после отъезда всуну туда фотографию Эдварда, покромсав ради этого выпускной альбом.

- Не хочу, чтобы ты потерял дееспособность, - продолжала Лорен, не стесняясь того, что все вокруг поймут, о чем речь.
- Если он не сможет тебя удовлетворить, я всегда готов сделать это вместо него, - намекнул захмелевший Майк с чрезмерным энтузиазмом, что вовсе не походило на шутку, поэтому он сразу получил оплеуху от Джесс.
- Какой смысл, если ты тоже пьешь, Майки? – Лорен кокетливо скривила губы в снисходительной ухмылке, и Ньютон с готовностью отставил стаканчик в сторону.
- Тогда я больше не пью, - пообещал он, его глаза загорелись.
- Идиот, - проворчала Джессика и обиженно надулась. Все знали, что Майк хотел быть на месте Эдварда. Но Майк, очевидно, не был достаточно хорош для Лорен.

Эдвард, не обращая никакого внимания на флирт своей девушки с другим парнем, демонстративно сделал еще несколько глотков, и Лорен сморщила лицо, когда он грубо поцеловал ее в губы.

Я представила, как запах алкоголя изо рта Эдварда проникает в глотку Лорен, и как его язык со вкусом пива исследует ее нёбо, но, вместо отвращения, которое было написано на лице Лорен, почувствовала только возбуждение.

Ладонь Эдварда нахально накрыла вздымающуюся грудь девушки и сжала ее, а затем пальцы, будто играя на рояле, побарабанили по вершине, слегка задевая сосок сквозь ткань майки, отчего Лорен тут же передумала ворчать, пораженно застонала и ответила на поцелуй.

В низу моего живота образовался мучительный тугой узел, когда я представила, как эти пальцы могут играть…

Не могу поверить, что уже выпускной, - думала я, припарковав свой старенький шевроле рядом с другими автомобилями на школьной стоянке. Невольно вздохнула, заметив недалеко серебристый вольво Эдварда, и попыталась утихомирить сердцебиение, ускорившееся от того, что вскоре смогу увидеть парня.

Входные двери школы, окна и фасад здания были украшены разноцветными ленточками, повсюду сновали взбудораженные школьники и учителя.

Когда я вошла в зал, то оказалась одной из первых. На мне была шапочка выпускника и желтая мантия до колен. Чарли и Рене приедут попозже, а я поторопилась занять для них лучшие места.

Эдвард был там в компании Лорен, Бена и еще пары учеников. Они влезли на трибуну и заняли стулья вокруг рояля, оживленно болтая. Руки Лорен обвивали шею Эдварда, его ладони лежали на ее талии. Их шапочки и мантии были небрежно закинуты на рояль.

- Белла! – радостно окликнула меня Анжела, когда я еще раздумывала, остаться или уйти. Я прошла вперед, игнорируя Каллена с его ухмылкой, когда он уставился на меня, держа в объятиях Лорен.
- Что, красный диплом, Свон? – поддела Лорен беззлобно, но с завистью.
- Ага, - односложно ответила я, зная, что у Лорен тоже неплохие результаты, частично благодаря тому, что учителя благоволили ей, покупаясь на ее внешнюю привлекательность и политические связи (ее отец был мэром города).
- Куда поступила? – с интересом спросила Анжела, пока я обходила рояль, с трепетом лаская его черную блестящую поверхность. Я могла себе представить, что это я, а не Лорен, стою в объятиях Эдварда. Вообразить, что мы одни: он бы поцеловал меня, прижав к инструменту так страстно, что тот сдвинулся с места. Усадил на клавиши, и они издали бы нестройные звуки, а затем взял бы меня грязно и пылко прямо здесь, в этом зале, когда в любой момент может кто-то войти…
- В Стэнфорд – оценки позволяют, - запоздало ответила я Анджеле, обойдя рояль полностью и благоговейно приподнимая крышку, чтобы взглянуть на клавиши.
- Ты играешь? – тихо спросил Эдвард, и во мне, как всегда, проснулось что-то вроде вызова. Обычно я бы смутилась отвечать на этот вопрос, но когда дело касалось Каллена, мне всегда хотелось его подразнить.
- Конечно, - фыркнула я и, подняв взор, встретилась с потрясенными зелеными глазами. Эдвард сглотнул, пока я пыталась определить, что именно так его поразило?
- Ты бы лучше спросил, чего Свон не умеет, - захихикал Эрик рядом с ним, а Анжела попросила меня:
- Сыграй.

Делать было нечего, до начала презентации оставался час, и я решилась. Подавив смущение, уселась на табурет и осторожно пробежалась по клавишам пальцами. Прекрасная акустика.

Выбрав шестую симфонию Моцарта, я объявила ее название и неспешно заиграла. Мелодия лилась, наполняя своды зала, и ребята подошли поближе, чтобы послушать. Я тепло улыбнулась Анджеле, избегая смотреть на Эдварда, чтобы не сбиться. Как вдруг услышала дыхание возле своего плеча, а затем рядом с моими руками на клавиши опустились пальцы Эдварда.

Я вздрогнула и сбилась, когда он горячо прошептал:
- Давай в четыре, - и заиграл, дополняя композицию новыми, неизвестными мне нотами.
Я восхищенно наблюдала за его длинными пальцами, не веря глазам. Эдвард Каллен играет на рояле, да еще как! До этого момента я считала, что в этом парне нет ничего, кроме его врожденной красоты.

С ужасом я почувствовала, как он садится позади меня на краешек табурета, вынуждая сдвинуться вперед, чтобы освободить немного места. Его пах вплотную прижался к моей заднице, и мой рот беззвучно открылся, когда я осознала, что полностью окружена Калленом, самым сексуальным и желанным мальчиком школы, со всех сторон. Его нога выдвинулась вперед и заняла место на педали, и звуки музыки стали объемнее. Каллен плавно и совершенно естественно перешел в «Прелюдию и фугу до минор» Себастьяна Баха, и я быстро подхватила ритм.

- Да-а, - протяжно выдохнул он, и вся моя кожа покрылась мурашками. Пальцы оцепенели, промахиваясь, и я поняла, что концентрации на клавишах пришел конец. Поспешно поднявшись, я бросила игру и сбежала от смущающего меня положения.
- Вау, Белла, это было так круто! – воскликнула Анжела, с восхищением глядя на меня.
- Эдвард, я не знала, что ты играешь, - потрясенно пробормотала Лорен в резко наступившей тишине.

Я посмотрела на Эдварда, и наши взгляды пересеклись. На секунду я испугалась, что он заметит, как сильно я взволнована нашей партией. Но он спокойно улыбнулся, словно благодарил за доставленное удовольствие сыграть вместе, и обернулся к Лорен, теряя по пути улыбку.
- Потому что я ненавижу играть, - отрезал он и резко захлопнул крышку рояля.

Мне всегда было интересно, какая причина заставила Эдварда тогда так сказать. Какая личная трагедия привела к тому, что он возненавидел музыку? Да что там, мне была бы интересна любая деталь его жизни: книги, которые он читает (если они есть), фильмы, которые он любит смотреть, название его одеколона, цвет, который он предпочитает носить и почему, даже вкус его зубной пасты. Увы, мы не были друзьями, чтобы ему захотелось поделиться со мной подробностями своей жизни, да и не могли ими стать. Мы были слишком разными абсолютно во всем, чтобы нас могло связать хоть что-то, даже дружба. Уверена, попробуй мы пообщаться поближе, не найдется ничего, что нам было бы интересно обсудить вдвоем.

Самоуверенный, самовлюбленный и недалекий красавчик и непривлекательная, скучная и тихая зубрила создают альянс лишь в глупых дешевых мелодрамах. В жизни все гораздо прозаичнее… и сложнее.

- Майки, пойди, окунись! – раздраженный голос Джессики вырвал меня из прострации. – Ты перегрелся.

Кто-то дернул меня за рукав, предлагая составить компанию в веселом развлечении: Майк, смеясь и улюлюкая, бежал к черным ночным водам океана, скидывая одежду по пути. Почти все ребята устремились за ним, почти все девчонки остались. На их лицах было написано одинаковое отвращение: как можно купаться сейчас, когда температура воздуха упала ниже пятнадцати? В Форксе июньские ночи бывают довольно холодными. Мало кому захочется оставить жар костра.

Я взглянула на Каллена – он был занят Лорен, не поддавшись всеобщему энтузиазму насчет купания – и вспомнила, как мы дурачились сегодня днем.

- Давай, Белла, вода теплая! – крикнул Эрик, барахтаясь в прибрежной пене с восторгом маленького ребенка. Наверное, все парни – дети в глубине души.

Солнце припекало, накалило песок и мое тело, облаченное в скромный слитный купальник, и мне тоже хотелось освежиться, но я не спешила, поначалу давая привыкнуть ногам к холодной воде.

Волны закручивались и ударялись о берег, шумная пена приятно ласкала ступни. Для июня вода была действительно теплой, тут Эрик не соврал.

- А-а-а-а-р-р! – нечто стремительное и пугающее промчалось мимо меня, крича, словно дикое животное, и с разбегу врезалось в воду.
- Нет, не смей, отпусти! – визжала Лорен, которую Эдвард удерживал сидящей на своих плечах. Громко хохоча, тот окунался в воду: глубже с каждым шагом, и всякий раз голос Лорен становился жалобнее и несчастнее.
- Пожалуйста, нет! У меня линзы! Мне нельзя нырять!

Я улыбнулась: дурачащийся Эдвард и перепуганная Лорен позабавили меня. Сделала несколько шагов, погружаясь в воду медленно, давая телу привыкнуть.

- Идиот! – прошипела Лорен Каллену, когда он ее, наконец-то, отпустил невредимую, и раздраженно отплыла от него в сторону.

Выражая свой восторг громкими восклицаниями, Эдвард нырял, как дельфин. Выныривал с широкой улыбкой, резким движением головы откидывал мокрые волосы со лба назад, и нырял снова. Я клялась себе, что не стану смотреть на него, сексуального, мокрого и обнаженного до плавок, но несколько раз все же смошенничала.

Бен присоединился к нему, и другие ребята, и вскоре они устроили прыжки, когда двое подкидывают одного, и тот с размаху ударяется о воду, поднимая фонтан брызг.

Лорен обошла их так далеко, как только возможно, обиженно вышла из воды и ушла к кострищу.

Я тоже старалась держаться в стороне от чрезмерно веселящейся компании.
Анжела опрометчиво согласилась на прыжок, и океанский простор огласил ее дикий визг, прервавшийся вместе с громким всплеском. Мальчишки засмеялись над испуганным выражением ее лица, когда она вынырнула, но не стали настаивать на повторении. И правильно, пусть сами играют в свои глупые детские игры.

- Свон, твоя очередь.

Голос Эдварда всегда вызывал внутри моего тела отклик. Голос Эдварда, произносящего мое имя, заставлял сердце падать в бездну и разбиваться вдребезги.

Я удивленно обернулась и встретилась с его насмешливыми – и всегда приводящими меня этим в бешенство – глазами.
- Кто? Я?
- Давай! – Он приглашающее протянул руки, и выглядело это так, будто он приглашает меня к себе в постель.

Конечно, это мое воображение нарисовало, но сердце все равно пустилось вскачь. Я не хотела прыгать – меня до смерти пугало это. Но как только я представила, что окажусь совсем близко от Эдварда, обопрусь об его влажные плечи руками, почувствую, как мышцы напрягаются под пальцами… быть может, на секунду случайно прижмусь к его коже своей… мое тело предало меня.

Руки Эдварда все еще тянулись в мою сторону, гостеприимно распахнутые, улыбка была чертовски обворожительна, пока я приближалась. А потом он просто подхватил меня за талию, разворачивая к себе спиной и почти подкидывая высоко в воздух, легко, словно ребенка.

От неожиданности я так громко завизжала, что не узнала саму себя. Встретилась со смеющимися глазами Эрика на одну секундочку, пока меня кружили, устраивая карусель, ощутила, как крепко и надежно пальцы Эдварда держат меня. И осознала – он не уронит.

Эдвард захохотал, его дыхание на моей спине послало электрический импульс прямо в низ живота, колени ослабели. Страшно хотелось, чтобы он прижал меня к себе ближе, почувствовать крепкие объятия его рук, влажный поцелуй на плече и шее… Слава богу, он не замечает, что творит со мной.

- Выпрями ноги и не разгибай, - посоветовал он, и они с Эриком быстро погрузились под воду. Взяли мои ступни, а затем резко подняли меня наверх, как солдатика.

Ахнув, я с изумлением и ужасом наблюдала, как вода оказывается слишком далеко, а потом упала вниз, с шумным всплеском погрузившись полностью. Соленая вода попала в горло. Несколько секунд от растерянности я не могла понять, куда плыть, нелепо махала руками и ногами, потерявшись, а потом ощутила дно и одним рывком вынырнула на поверхность.

Горло саднило от соли, и в нос тоже попала вода. Волосы налипли на лицо, мешая видеть. Сердце бешено колотилось в груди, но неожиданно вместо страха я ощутила… ликование. Чистый восторг, идущий откуда-то из глубины.

- Ух ты! – потрясенно воскликнула я, откидывая волосы и видя, как ребята выжидающе смотрят на меня. – Вот это адреналин!
- Что, с тебя хватит? - рассмеялся Эрик, а Эдвард промолчал. Я взглянула на его крепкие плечи и внезапно зло улыбнулась, думая о Лорен.
- Вообще-то, нет. А еще можно?

Воспоминание о дневном развлечении до сих пор будоражило мою кровь. Ради того чтобы коснуться Эдварда, я прыгала снова и снова. Это были волшебные мгновения, я сама на себя стала не похожа, смеялась, даже шутила и брызгала на мальчишек водой, проказничая и флиртуя. Прыгала и ныряла, получала от этого удовольствие. Мысленно считала, сколько раз пальцы Эдварда хватали меня за талию или руки, бессовестно трогала его мокрые волосы под водой, когда опиралась, сжимала скользкие от морской воды плечи. Его кожа была гладкой и чертовски приятной, и мне так хотелось большего, но я не могла и не хотела этого показать. Я не из тех девчонок, которые волочатся за красивыми парнями. Я умная, ответственная. А он двоечник и разгильдяй. Красоты мало, чтобы между нами могло что-то получиться. Даже если бы случилось чудо, и он заинтересовался бы мной как девушкой, я бы не согласилась на отношения. Для чего, чтобы он потом высмеял меня? Вот еще. Так я себе говорила.

Но это не спасало мое тело от желания, огня, распространяющегося от простых мимолетных прикосновений. Они обжигали даже под водой, каждый раз оставляя на коже горячий пульсирующий след. Словно моя кожа сама хотела запомнить его прикосновения, впитать в себя навечно.

К счастью для меня, Эдвард был так сильно занят игрой в прыжки, что не замечал моих внутренних противоречий.

Но воспоминания о прикосновениях Эдварда недолго грели мое сердце. Когда мы вышли на берег, Лорен тут же обернула большое цветное полотенце вокруг плеч Эдварда, и он заботливо ее поцеловал.

Не мой, - тут же резануло в груди, будто ножом по свежей ране. Украденные мгновения счастья обернулись болью, как будто Эдвард меня предал.

Какая глупость, - сказала я себе. Он мне и не принадлежал.

Но избавиться от навязчивого ощущения разочарования оказалось непросто. Лето быстро закончится. Эдвард уедет в свой университет, я в свой. Я больше никогда его не увижу.
Никогда. Это последний раз, когда мы проводим время вместе, в одной компании. И от этого вдруг стало еще больнее.

Нервно катая между пальцами кулон, я старательно смотрела на пламя, мечтая, чтобы оно выжгло из моей памяти лицо парня, а из сердца нелепые чувства к нему. Только зря себя мучаю. Перестань, Свон, о нем думать.

- Белла, не хочешь прогуляться перед сном? – Анжела, поднявшись, улыбнулась мне. Бен нежно накинул на ее плечи теплую кофточку.

Я посмотрела, как Эдвард взасос целуется с Лорен, - у костра больше никого, кроме них и нас, не осталось, - и решила, что мне не следует оставаться. Нужно выветрить дурные мысли из головы. А ребятам дать пространство. Третий лишний.

- Да, Анж, - согласилась с готовностью.
- Ты целый день какая-то сама не своя, - сказал Анжела, когда мы побрели вдоль полосы прибоя. Я скинула кроссовки и шла по мокрому гравию, позволяя воде нежно накатывать и холодить ноги, одновременно остужая разгоряченные мысли. Бен подсвечивал дорогу большим дорожным фонарем.
- Грустно расставаться, - сказала я правду. Конечно, грустнее всего было расставаться с Эдвардом. Но, может расстояние сделает то, что здравомыслие не могло? Заставит меня забыть его.
- О, Белла! – воскликнула Анж, проникнувшись моим настроением, и порывисто обняла меня. – Мне тоже! Мне тоже!
- Будем писать друг другу письма, - пообещала я.
- А летом обязательно встретимся на каникулах! – добавила Анжела.

Мы еще немного прошли вперед, а потом развернулись. Болтали ни о чем; разговоры о том, кто и куда поступил, о трудностях жизни студента отвлекли меня от депрессивных мыслей. Хотя это было трудно.

Кожа в тех местах, где Каллен сегодня касался меня под водой, до сих пор горела, как от ожога. Это воспоминание я увезу с собой в университет, оно будет согревать меня в студенческие ночи. Возможно, я даже позволю себе фантазировать о Каллене, трогая саму себя. Представлю, будто это его пальцы, а не мои, касаются меня интимно, отодвигая трусики. Ласкают нежно и настойчиво, а может даже грубо, как Лорен. Сжимают грудь, умело возбуждая. Шепча его имя, представляя его рядом с собой в постели, я буду удовлетворять саму себя, пока со временем воспоминание о его лице полностью не сотрется из памяти, и я не найду себе объект доступнее, интереснее и умнее.

- Вот черт! – услышала я досадующий голос Лорен издалека, когда мы добрались до почти потухшего кострища.

Похолодало еще сильнее, я ежилась и куталась в тоненькую кофточку, мечтая поскорее оказаться в спальном мешке и погрузиться в сладкие теплые сны. Может, мне приснится Эдвард. Может, во сне он будет ласкать меня так же, как и Лорен сегодня у костра. Может, во сне случится чудо, и я стану такой же красавицей, как его девушка, и тогда он влюбится в меня, а не в нее.

Все уже разбрелись, угли едва тлели, раздуваемые тихим бризом. Грязные тарелки и пустые бутылки были разбросаны повсюду вокруг. Эдвард Каллен лежал на спине и громко храпел, а его ноги все еще были закинуты на бревно, на котором до этого он сидел, как если бы он попросту упал на спину, настолько пьяный, что не смог дойти до своей палатки. Я представила, насколько плохо ему будет с утра, и мысленно посочувствовала его похмелью…

- Ребята, помогите, - взмолилась Лорен, когда увидела нас. Она дергала Эдварда за плечи, пытаясь поднять его с земли, но вместо этого сама неловко упала на него, когда рука Эдварда вяло обхватила ее за пояс. Перевернувшись набок, Эдвард увлек Лорен за собой, пытаясь уложить ее на землю, из-за чего ее лицо скривилось в отвращении.
- Прекрати, Каллен, - зашипела она, отталкивая его изо всех сил. – Отпусти меня!
- Давай, детка, – пробормотал он куда-то в землю.
- Напился, сукин сын, - досада в голосе Лорен меня рассмешила. Сегодня ночью ей ничего не перепадет.
- Помочь, Лори? – Майк образовался словно ниоткуда, и они с Беном шустро подняли Эдварда с земли за руки и ноги. Он не отреагировал, продолжая спать даже тогда, когда его голова неудобно запрокинулась назад. – Какая палатка ваша?
- Я не буду с ним спать, - у Лорен был вид оскорбленной взъерошенной кошки, но я знала, что завтра она уже простит парня.
- В таком случае, можешь пойти спать ко мне, - предложил Майк, пока они переносили Эдварда и запихивали в палатку. – Джессика обиделась и ушла, так что рядом со мной есть свободное спальное место.
- Правда? – голос Лорен прозвучал не в меру заинтересованно. Она захихикала, когда Майк ей подмигнул.
- Я не пил, - намекнул он с надеждой, и Лорен закатила красивые глаза.
- Белла, помоги мне, - попросила Анжела, и я заметила, что она пытается снять кроссовки Эдварда. Вместе мы быстро справились с запутавшимися шнурками.

Пока мы возились, Лорен и Майк удалились, шепчась. Я удивленно посмотрела им вслед.

- Она что, правда ушла? – поразилась я.

Анжела безразлично пожала плечами.
- Мне нет дела до их разборок.
- Но она бросила его тут, на нас, - покачала я головой. – И она собирается изменить ему с Майком?
- Эдвард пьян, - заметила Анжела, - так что я ее понимаю.
- Побыстрее, чего вы с ним возитесь, - ревниво проворчал стоящий позади Бен, поджидающий подругу.
- Надо снять с него джинсы, - заторопилась Анж. – По-моему, он пытался купаться одетым – они мокрые насквозь до колен. Замерзнет.

Ох, это был интересный опыт. Я проползла вперед и, благодаря Бога за то, что Каллен мертвецки пьян, потянулась к пряжке его ремня. Пришлось повозиться, но я справилась с задачей. Я потянула джинсы вниз, забавляясь над тем, что именно мне приходится делать это. На Эдварде оказались светлые боксеры, и в слабом свете фонаря Бена я могла разглядеть силуэт его мужского достоинства, обтянутый хлопком – весьма впечатляющий даже в спокойном состоянии. Мои пальцы вслед за джинсами скользнули по ягодицам парня, и я закатила глаза в темноте, досадуя на собственные мысли, которые будут меня преследовать сегодня, я уверена, даже во снах.

Вместе с Анжелой мы стащили с парня мокрые джинсы и носки, а затем с помощью Бена стали надевать на него спальный мешок. Эдвард недовольно заворчал и попытался ухватить меня рукой. Промахнулся, и мы одним движением закатили его в спальник. Прежде, чем он успел опомниться, мы застегнули его до подбородка. Готов.

Спальник, к слову, был просторный, явно рассчитанный на двух человек, но Лорен сегодня с ним не будет. Мне стало грустно от мысли, что вскоре он узнает об измене. Эта красивая стерва причинит ему боль.

Сожалея о несбыточной мечте стать девушкой красавчика, я отправилась к своей палатке. Я порядком замерзла, ночной ветер свежел, и мне требовался и мой спальный мешок.

Палатка оказалась полностью пуста. Ни Кэт, с которой я должна была сегодня ночевать, ни ее спальника, ни моего… Я оглянулась вокруг, но лагерь уже погрузился в темноту и тишину. Слышалась только тихая возня из некоторых палаток, но я и знать не хотела о том, что там происходит. Это только наивные родители могут полагать, что их славные детки соблюдают все законы до совершеннолетия. Правда состояла в том, что подростки развлекаются как следует, и плевать они хотели на правила, если что-то решат. Слава Богу, что дело в нашей компании ограничивалось легким алкоголем и сексом, а ведь многие другие опускались до наркотиков!

- Кэт! – позвала я. Нет ответа. Я медленно брела между палатками – их было около десяти. Все уже давно улеглись, и мне не хотелось никого будить напрасно.
- Анжела! – тихонько позвала я, и услышала хихиканье из палатки справа от меня. Анжела там.

Я подошла поближе и снова позвала.

- Белла, - сообщил Бен вежливо, - мы заняты.
- Простите, - прошептала я, искренне сожалея, что помешала их уединению. Но мне не к кому было больше обратиться. – Ты не знаешь, где Кэт? И мой спальный мешок пропал…
- Я видела ее уходящей под ручку с Эриком, - ответила Анж. – Где спальники, не знаю. Но в машине у кого-нибудь могут быть запасные…
- Спасибо, - и я ушла, чтобы попытать счастья там.

Идти по лесной тропе ночью, с маленьким фонариком в руке, несколько сотен метров до стоянки было одиноко и тоскливо. Всегда будучи белой вороной в любой компании, я и сейчас осталась совершенно одна. Зачем я только поехала сюда? Лучше бы книжку дома почитала.

Наконец, впереди показался просвет, когда я уже думала, что заблудилась. Но мое невезение на этом не закончилось. Все автомобили оказались закрыты, и, разумеется, я понятия не имела, у кого искать ключи.

Когда я поняла всю тщетность своих попыток, то окончательно замерзла. Мне уже совсем не нравился этот поход на выходные в Ла-Пуш, и честно говоря, я уже была готова залезть в спальник к кому угодно. Невольно промелькнула мысль об Эдварде, рядом с которым осталось немало места, и рядом с которым мне наверняка было бы не только тепло, но и весьма приятно… несмотря на то, что он пьян. Да и вряд ли он заметит мое присутствие в его состоянии… а утром я все могла бы объяснить…

Подобная мысль прочно поселилась в голове, но я все же отогнала ее и пошла пытать счастья в чужие палатки. Искушение Эдвардом – это слишком для меня.

Я просто заглядывала к спящим, ища свободный спальный мешок, но нигде такового не находилось. В очередной палатке на меня раздраженно зашипели. Осветив лицо девушки, я с удивлением узнала в ней Лорен… а рядом Ньютона.

- Что тебе надо, Свон? – рассердилась она, в то время как Майк нежно целовал ее обнаженное плечо. Меня затошнило от того, как просто она решилась изменить парню, с которым встречается два года!
- У вас нет свободного спальника? – сухо спросила я.
- Как видишь – нет, - отрезала Лорен. – Давай, иди и забудь, что ты тут видела.
- Ладно, - вздохнула я, обнимая себя руками, окоченевшая и усталая.
- Можешь пойти к Каллену, - посоветовала Лорен, застегивая палатку изнутри. В ее голосе звенела насмешка. – Он все равно ни на что не способен, а завтра даже не вспомнит, что было ночью.

Я с отвращением скривилась и сделала то, что она велела. Если эта дура не ценит своего счастья, то мне-то что терять? Я замерзла и осталась без спального мешка, и Лорен фактически прямым текстом разрешила мне… О боже… я осознала, что теперь у меня есть хорошая отговорка наутро – я смогу сказать, что Лорен сама послала меня туда.

Мой резко поглупевший разум ухватился за эту мысль с мощью умирающего. Это было так соблазнительно: переночевать с ничего не подозревающим Эдвардом, который наутро даже не вспомнит, что я там была. Я представила, как буду прикасаться к нему, пока он спит мертвецким сном, как вдохну его запах и положу голову на его плечо… «случайно» во сне опущу руку ему на живот, а если осмелюсь, то и закину на него ногу…

От предвкушения перехватило дыхание. И ноги буквально понесли меня вперед. Ни за что не упущу такой шанс. Мы же наверняка больше не встретимся!

Я осветила фонарем лицо Эдварда. Он лежал на спине, как мы его и положили. Рот приоткрыт, а дыхание равномерное и глубокое. В палатке густо стоял запах алкоголя, но не настолько, чтобы стать отталкивающим. Или это потому, что пьяным был именно Эдвард? Смогла бы я вынести подобный запах, если бы мне, допустим, пришлось ночевать с Ньютоном?

Я задумалась, стоит ли мне тоже снять джинсы, но, вздохнув, согласилась, что это будет уже слишком. Выключив фонарь, я стала осторожно, чтобы не разбудить, расстегивать молнию спальника.

Я так сильно дрожала, наполовину от холода, а наполовину от нервов, что никак не могла попасть ногой в мешок. Наконец я сделала это, и вскоре целиком, очень робко протиснулась внутрь. Продолжая трястись, я застегнула молнию доверху, радуясь, что в спальнике в самом деле есть место для двоих. Я могла бы и не прижиматься сильно к Каллену, если бы не хотела… Беда была в том, что я хотела. К тому же, я страшно замерзла.

Эдвард решил мою проблему, развернувшись ко мне.
- Такая холодная, - пробормотал он сонно, обнимая меня и руками, и ногами. Его тело было таким мягким и горячим, что я отбросила смущение и сама прижалась к нему, стуча зубами. – Ты где была?

Я опешила, не зная, что ответить. Он принимает меня за Лорен. Стоит ли мне сразу сознаться, или пусть он считает, что я и есть его девушка? Если он узнает, что я вовсе не Лорен, выгонит ли он меня? Отвернется, позволив ночевать с ним рядом? И у меня тогда уже не будет шанса воспользоваться его беспомощным состоянием…

Искушение побыть девушкой Эдварда даже одну ночь было огромным, я не смогла сопротивляться. Пусть считает, что я – это Лорен.

- Ходила к морю, - прошептала я, надеясь, что Эдвард достаточно пьян, чтобы не почувствовать разницу в шепоте. А также рассчитывая, что алкоголь сотрет воспоминание о моем присутствии к утру.

Ладонь Каллена быстро пробежалась по моему животу и остановилась на поясе джинсов. Он слегка подергал за край.
- Снимай, быстрее согреешься, - пробормотал он недовольно.

Это уж слишком. Легко быть смелой в теории, когда думаешь о ночи с Эдвардом отвлеченно. И как быстро можно стать трусихой на практике, когда дело непосредственно до этого дошло.

- Нет, - сказала я твердо, продолжая, однако, жаться к Эдварду, потому что рядом с ним согревалась.
- Как хочешь, - безразлично отозвался он, и его ступни, такие горячие, внезапно прижались к моим ступням. Это было так замечательно, что я благодарно застонала, чувствуя, как тепло разливается по телу, возвращая меня к жизни. Все в этом спальнике было жарким: ноги Эдварда, руки Эдварда, сам Эдвард и даже его насыщенное алкоголем дыхание, обволакивающее мою спину и шею.

Я поперхнулась, когда ладонь Эдварда, как в моей фантазии, с нажимом двинулась наверх по моему животу, коснулась ребер, чуть-чуть помедлила и сжала грудь.
- Лорен? – тихо спросил Эдвард, его голос стал чуть менее безразличным, чем до этого.

Вот оно: я поняла, что нахожусь на краю опасной пропасти. Или он сейчас догадается, что я не Лорен, или… или каким-то образом я смогу его провести.

- Да? – затаив дыхание, прошептала я. Все мои внутренности скрутило от страха и одновременно предвкушения, потому что рука Эдварда все еще находилась на моей груди. А затем его пальцы поймали мою цепочку и нащупали кулон. Вот черт…
- Ох… - резко выдохнул Эдвард мне в шею, и я оцепенела, осознав, что он может узнать меня. Если он, конечно, уже протрезвел. Разумеется, с утра всегда можно будет сказать, что ему все приснилось…

Эдвард замер буквально на секунду, а затем его дыхание резко участилось, и мурашки дружно побежали по моей спине. Он выпустил цепочку и прижал меня крепче, такой теплый и мягкий. Ох, не такой уж и мягкий, по крайней мере, не везде. Мне понадобилось всего мгновение, чтобы сообразить, что именно, внезапно ставшее большим и твердым, упирается в мою ягодицу. Ох, а Лорен утверждала, что пьяный Эдвард недееспособен. Что она имела в виду?

Кажется, Эдвард больше не сомневался, что я Лорен, потому что его тело расслабилось. Я тоже ощутила облегчение. И почувствовала себя… смелее.

Вопреки голосу разума, я двинула бедрами назад, упираясь прямиком в эрекцию, чтобы усилить ощущения, и Эдвард, зашипев, охотно потерся об меня. Мой живот немедленно наполнился сладким напряжением. Промежность мучительно заныла, когда в нее прилила кровь.

- О… - я едва сдержала стон, когда ладонь Эдварда снова накрыла мою грудь, нежно массируя ее. Я не могла больше сдержать дыхание, оно стало порывистым и частым. Я поняла, что снова дрожу, но теперь далеко не от холода. Вожделение охватило тело, и я сжала руки в кулаки, не зная, как правильно вести себя. Может, стоило остановиться, пока не поздно? Но мои мозги решили устроить выходной, особенно когда я почувствовала на шее влажные поцелуи, один за другим.

Боже, его губы были такими невероятно мягкими, и я все-таки застонала, закрывая от удовольствия глаза. Мое напряженно дрожащее тело расслабилось, наполнившись истомой, а мурашки, охватившие теперь всю меня целиком, снаружи и изнутри, стали похожи на воздействие наркотического вещества.

- Еще… - выдохнула я, окончательно теряя над собой контроль. Все, кроме того, что происходит сейчас, стало казаться неважным. Потом подумаю.
- Ты так вкусно пахнешь… - пробормотал Эдвард, в перерывах между поцелуями жадно втягивая воздух где-то в районе моего уха, и этот звук направил удовольствие прямо в центр меж моих ног. Я заерзала, изгибаясь, чтобы прижаться к нему теснее, ища положение, которое позволит немного снять напряжение, нарастающее внутри подобно лавине.
- Мм… - проныла я с благодарностью, когда колено Эдварда протолкнулось между моих ног и плотно прижалось к промежности – это слегка погасило внутренний огонь.

Но только до тех пор, пока он не начал двигать им немного, дразня сквозь ткань джинсов мою плоть.
- Ох… - захныкала я, готовая расплакаться от сильных ощущений. Мое тело больше мне не подчинялось - я приподнялась на руках, толкая себя на бедро Эдварда и испытывая самое сильное в моей жизни головокружение. Там, где колено Эдварда снова и снова толчками соприкасалось с промежностью, стало формироваться что-то невероятно мощное, болезненно-прекрасное и пожирающее меня изнутри.
- Давай, давай, - шептал Эдвард, но мои ноги онемели, а руки ослабели, дрожа в самый неподходящий момент, так что я не могла толком оттолкнуться.
- А-ар… - разочарованно всхлипнула я, сдаваясь, и в тот же миг Эдвард прижал меня коленом к довольно твердому дну палатки, а мою левую руку схватил и быстро завел за спину. Не успела я понять, что он собирается делать, как в моей ладони оказалось что-то большое, толстое и твердое, горячее и подрагивающее.
- О-о! – мои глаза широко распахнулись, когда я поняла, что это. Любопытство и ужас смешались вместе, и я крепко сжала пальцы. Эдвард зашипел, толкнувшись бедрами вперед, и его плоть плавно проскользила через мои пальцы туда-сюда.
- Мм… - на самом деле, я хотела сказать «вау», но ничего не вышло, потому что одновременно Эдвард сильнее прижал меня ко дну спальника, рукой ловко отведя мою левую ногу за свои, так что я оказалась почти обездвиженной. Это, как ни странно, не испугало, а напротив, добавило удовольствия.

Я осознанно сжала пальцы, в которых находилось то удовольствие, которое я могу доставить Эдварду, и он громко простонал, кусая меня в шею. Все это, вместе с коленом Эдварда, прижатым к промежности сзади, и его пальцами, внезапно оказавшимися там же, меж моих бедер, но спереди, и вычерчивающими круги на джинсах прямо напротив центра, где формировалось и мучило меня напряжение, послало электрические разряды внутрь, раз за разом, как удары плетьми. Я закричала, не в силах сдержать себя.

- Давай, девочка, - прохрипел Эдвард, прикусив мочку моего уха, и я изогнулась, невольно желая дотянуться до его губ. Из моего рта вылетали резкие вскрики, я задыхалась.

Воспользовавшись моментом, Эдвард резким движением обнажил мою левую грудь, спустив кофточку с плеча, и сжал сосок пальцами. Другая рука шустро забралась под пояс джинсов и под трусики, прямо как в моей недавней фантазии, и пальцы - его длинные музыкальные пальцы, на которые я так часто смотрела, мечтая о них – начали делать что-то невероятное. Мои внутренности наполнились электричеством, содрогнулись, поднимаясь ввысь, за пределы сознания, после чего лавина перевалила через край, и я начала осыпаться вниз, выкрикивая имя Эдварда. Мощные импульсы поразили тело, поглотили целиком, и я сотрясалась, сдавшись настигшему наслаждению.

- Вот это оргазм… - услышала я задыхающийся голос Эдварда.
- Боже мой… - восхищенно повторяла я снова и снова; слезы хлынули из глаз, и я едва соображала, что происходит дальше. Все мое тело онемело от удовольствия, как будто Эдвард и вправду впрыснул мне в кровь сильный наркотик. Мышцы внутри продолжали сокращаться снова и снова, и в этот прекрасный миг я сильнее, чем когда-либо, позавидовала Лорен, что Эдвард принадлежит ей, а не мне. Я только не могла понять, как могла она уйти с Майком, даже на одну ночь, когда ей так невероятно повезло быть с Эдвардом…

Мои ноги внезапно оказались освобожденными от джинсов и трусиков, но сладкая нега, в которой я пребывала, не позволила задуматься о том, что будет дальше.

Кофточка была расстегнута следом, и я с трудом приподнялась, вытаскивая руки через рукава, помогая Эдварду снять ее. Его жаркое тяжелое дыхание было повсюду вокруг меня, он очень торопился.

Поцелуй, еще один… и мои пальцы запутались в бронзовых волосах, а рот с жадностью приник к губам Эдварда. Его вкус оказался лучше, чем я себе воображала, и даже приглушенный запах пива не мог испортить очарования.

Я застонала, когда ладонь Эдварда снова сжала мою грудь, и пальцы стали умело дразнить вершину. Я не могла поверить – но мои бедра сжались, снова чувствуя напряжение внутри. Ох, это так мучительно…

- Вот так, детка… - пробормотал Эдвард, атакуя губами и языком мою вторую грудь, одновременно с этим раздвигая коленом мои ноги.

До меня, наконец, дошло, что это значит, а также то, что Эдвард уже абсолютно голый, как и я. А также то, насколько он… большой, когда он надавил эрекцией на мою ногу и слегка потерся об нее.

Я моментально напряглась.

ФОРУМ!



Источник: http://robsten.ru/forum/71-3003-1
Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: Валлери (04.09.2017) | Автор: Валлери
Просмотров: 332 | Комментарии: 6 | Рейтинг: 5.0/11
Всего комментариев: 6
avatar
0
6
Спасибо! lovi06032 
Начало интригует good  Принимайте в ПЧ JC_flirt
avatar
5
Воу воу! Довольно интересное начало! good Спасибо! lovi06032 Буду читать дальше)
avatar
0
4
Начало интересное  good
avatar
0
3
супер girl_blush2 спасибо fund02002
avatar
0
2
А мне понравилось! Спасибо! lovi06032
avatar
0
1
Спасибо за начало .
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]