Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Точка соприкосновения. Глава 3
Я снова проснулась в объятиях Каллена. Это было чудесно: чувствовать, как его горячие руки обвивают меня, и даже ноги наши перепутались между собой в любовном гнездышке. И запах… Естественный и уже привычный аромат Эдварда окутывал со всех сторон. Прижавшись к парню теснее, я прислушалась к его ровному дыханию, теплыми волнами касающемуся моего затылка, и невольно улыбнулась ощущению счастья, разливающемуся внутри… но идиллия была прервана.

Я услышала голоса у костра и потрескивание свежих поленьев. Я проспала!

Ужас сковал тело, а дыхание остановилось. В эйфории я совершенно позабыла о последствиях ночного рандеву. Точнее, я была твердо уверена, что проснусь раньше всех. Я всегда плохо спала на новом месте, особенно если чувствовала себя неуютно. Единственным объяснением промаху было лишь то, что Эдвард ночью меня совершенно умотал. Мое тело до сих пор чувствовало тяжесть после вчерашнего секса. Я едва могла вспомнить, что… кажется, мы еще раз занимались этим на рассвете. Значит, я проснулась… но этот паршивец отвлек меня от побега, после чего я сдалась, заснув в его влажных и удовлетворенных объятиях. Четыре оргазма за ночь?! Похоже, Эдвард обладает не только внешней красотой, но и другими ценными достоинствами. И если я захочу, он будет моим не только сегодня, но и завтра, и через месяц, и всегда…

Я прервала поток фантазии самым жестоким образом. Свон, прекращай мечтать! Нужно найти способ выбраться из палатки Каллена незамеченной. Нужно перестать думать о нем, как о своем парне. На этом счастливом моменте наши отношения закончатся. Отправится он в Стэнфорд или нет, но я не та девушка, которая будет крутить роман во время учебы, тем более с таким парнем. Побаловались, и хватит. Меня ждут более важные и серьезные дела.

Было трудно и даже больно принимать такое решение, но оно было верным. Как я себе когда-то и запланировала, рядом со мной будет солидный, умный, ответственный мужчина, а не самовлюбленный смазливый лоботряс.

«Дурочка», — спорила с благоразумной частью меня другая часть, более легкомысленная и очень влюбленная. А что если он не такой, как ты себе представляешь? Добрый, нежный и… верный. Ты хотела бы дать шанс Каллену? Хотела бы повторения этой и прошлой ночи… много раз?

Да, я бы хотела. Но это невозможно. Сегодня мы возвращаемся в город, а через месяц я уеду в Стэнфордский университет учиться на врача. Сомневаюсь, что Эдвард поступил в это заведение с той же целью. Эдвард — врач? Нет, не укладывается в голове. Наверняка он выбрал другую специальность, и мы даже не будем пересекаться на общих курсах. А в кампусе поселимся далеко друг от друга и очень быстро забудем этот уикенд. Всё хорошее закончится сейчас. Дальше нас обоих ждут серые будни, наполненные учебой и только ей. А сейчас… сейчас я должна любой ценой избежать огласки.

Я пошевелилась, разворачиваясь к Каллену, и чуть не поперхнулась, увидев выражение его лица. Он выглядел во сне точно ангел. На губах играла едва заметная улыбка, словно ему снится самый приятный сон на свете. Щеки окрашены румянцем — он немного вспотел, солнце нагрело палатку, и было душно.

Который час? Казалось, разбудить парня сию минуту было бы преступлением. Я тихонечко потянулась, чтобы украдкой чмокнуть Каллена в расслабленные губы. Даже с утра они оставались сладкими, и прикосновение к ним дурманило мою бестолковую голову. Я испытала боль от мысли, что собираюсь расстаться с ним прямо сейчас. В наше единственное и последнее совместное утро.

— Эдвард, — позвала я осторожно, решив не тянуть кота за хвост, потому что от промедления становилось больнее.
— М-м… — он не проснулся, но промычал в ответ на мой второй короткий поцелуй.
— Эдвард, пожалуйста… — я говорила шепотом, очень тихо, чтобы снаружи не могли расслышать.
— Не буди меня, Лорен… — пробормотал он и тут же распахнул глаза, сильно вздрогнув. — Прости… — прошептал он потрясенно. Его руки сжались вокруг меня сильнее, как будто он боялся, что я убегу.

Мои губы надулись против воли, а злость пришла совершенно неожиданно для меня самой. Даже видя его раскаяние, я не могла сдержать обиды в ответ на опрометчивое имя другой девушки.

— Прости, прости… — начал бормотать он, пытаясь поцеловать меня, но я уже была слишком напряжена. — Я просто еще не привык к твоему присутствию…
— Не придется привыкать, — жестоко бросила я, момент был удачным, чтобы разорвать возникшую ненужную привязанность. Да, я чувствовала это — то, как сердце сжимается при взгляде на красивое лицо, при мысли, что сильные руки больше никогда не обнимут… Но это надо было сделать сейчас, потому что позже станет еще труднее.

Мерцающие изумруды Эдварда наполнились ужасом.
— Нет, Белла, пожалуйста… — умолял он, не разжимая кольца объятий, но я больше не чувствовала себя в них уютно. — Прости, правда… Я не знаю, почему сказал так, мне снилась ты. И показалось во сне, что это Лорен пришла разрушить мою сказку… Прости, мне действительно жаль…

Я резко выдохнула и закрыла глаза, чтобы не видеть мучительно раскаивающегося лица Эдварда. Я не могла позволить губительным отношениям продолжаться.

— Дело не в этом, — я говорила шепотом, страшась, что нас могут услышать со стороны костра. Голосов там становилось больше. — Мы проспали. Мне надо как-то выбраться отсюда.

Эдвард с облегчением выдохнул, приняв мои слова за прощение.
— Помочь тебе расстегнуть палатку? — улыбнулся он насмешливо, тут же приходя в хорошее настроение. Но мне было не до его подростковых шуточек.
— Ты же знаешь, я не хочу, чтобы кто-то знал о нас, — строго произнесла я, сдвигая брови, потому что он, кажется, не понимал серьезности моего положения.

Эдвард недовольно нахмурился. Он очень долго и внимательно смотрел на меня, а потом вздохнул.
— Необязательно скрывать, — предложил он простодушно.

Я снова почувствовала злость. Как можно не выдать тайну, если один из нас не желает хранить ее?
— Не хочу ругаться с Лорен, — стала перечислять я, приводя все возможные аргументы. — Не хочу объясняться с Анжелой и Беном. Не хочу, чтобы по городу пошли слухи. Не хочу, чтобы об этом в итоге узнал Чарли.

Чарли — полицейский. Сомневаюсь, что ему понравится моя идея переспать с Эдвардом Калленом — завсегдатаем полицейского участка с четырнадцати лет. Чарли всегда крайне неодобрительно отзывался об Эдварде, как о… трудном подростке, который курил, пил, начиная с пятнадцатилетнего возраста, дважды оставался на второй год, был задержан неоднократно за хулиганство! Отец сокрушался, что у такого замечательного человека, как Карлайл Каллен, рос такой неуправляемый и разочаровывающе бестолковый сын. Если Чарли узнает, что я сделала вчера и сегодня ночью, то завтрашним днем он отстрелит Эдварду яйца, даже не потрудившись узнать, кто виноват.

— Я не боюсь! — вызывающе улыбнувшись во всю ширину рта, заявил Эдвард.
— И зря! — его улыбка заставила меня поперхнуться злостью и раздражением. Я едва удержалась, чтобы не перейти на обвиняющий крик: — Если б ты хоть на секунду включил мозги, то понял бы, что бояться есть чего!

Улыбка Эдварда немного померкла, но не исчезла.
— Твой отец не хочет, чтобы у тебя появился парень?! — спросил он удивленно.

Я проигнорировала сердечный трепет, который вызвали его слова. Парень — звучало так соблазнительно. Не этого ли мне хотелось где-то в темной части моей души, от которой я так отчаянно отбивалась? Чтобы Эдвард был моим парнем, а не Лорен.

Да, хотелось. В несуществующем, сказочном мире, где это возможно. Но не в реальности.

— Парень?! Может быть! — предположила я возмущенно. — Но не ты!

С лица Эдварда резко схлынула всякая веселость.
— А что не так со мной? — сухо спросил он. — Я что, хуже других?

Он выглядел почти оскорбленным, и на секунду мне стало неудобно от того, что я могла обидеть его. А потом я пожала плечами: я всего лишь сказала правду, разве нет? Я отличница, ответственная ученица и хорошая дочь. Он двоечник и разгильдяй. Нам не по пути.

Но по неясной причине я не осмелилась произнести это вслух.

— Ты не поймешь, — объяснила я уклончиво.
— М-м… ясно, — хмуро сдался Эдвард, и от его цепкого взгляда мне стало не по себе.

Ну хорошо, этот вопрос мы кое-как прояснили. Оставалось решить другую важную проблему.

— Как же мне выбраться, чтобы никто не заметил? — простонала я, с досадой закрывая глаза и ненавидя солнце, освещающее зеленоватую ткань палатки.
— Давай, я выйду проверить обстановку, — предложил Эдвард оптимистичным голосом. — Ты оденься и будь готовой, я дам тебе знать. Выберешься в сторону леса, а потом выйдешь оттуда и скажешь, что гуляла. Идет?

Я порадовалась, что удалось убедить Эдварда. Но на всякий случай я уточнила, надеясь и впредь заручиться его поддержкой. Унизительно, но мой голос при этом звучал умоляюще:
— Пожалуйста, не говори никому… Ты ведь обещал…
— Я не обещал, — напомнил Эдвард и улыбнулся, аккуратно чмокнув меня в губы, когда я от потрясения открыла рот. — Но я не скажу, если ты не хочешь. Одевайся.

Он выбрался из спальника, чтобы одеться самому. Я впервые смогла разглядеть его обнаженную фигуру при дневном свете, не стесняясь своих мыслей и не отводя взгляд. Эдвард был худощавым, но не тощим, и под кожей присутствовали рельефные мускулы. Его узкие ягодицы ошеломляюще контрастировали с широкими плечами, а от пупка вниз тянулась дорожка соблазнительных волосков.

Мой взгляд обратился к паху, и я смотрела туда, пока Эдвард не надел боксеры и джинсы и не скрыл от меня свою мужественную наготу. Тогда я отвернулась и незаметно закатила глаза, поражаясь переменам, которые произошли со мной за эти удивительные выходные.

— Всё будет хорошо, — пробормотал Эдвард, присаживаясь передо мной на колени. Его ладони чашеобразно обхватили мое лицо и развернули для поцелуя — ох, такого горячего, нежного и отчаянного одновременно, как будто Эдвард тоже чувствовал, что мы прощаемся. — Всё будет хорошо, — повторил он, и я отчего-то знала, что он имеет в виду не только сегодняшнее утро. Но я, увы, не могла разделить его надежды и пообещать того же в ответ.

Его язык требовательно вторгся в мой рот, и поцелуй продолжался до тех пор, пока я не сдалась и не ответила взаимностью. Только когда мои руки, не подчиняясь рассудку, стали перебирать кудри парня, а его губы целовать мою грудь, он остановился. Мы оба старались дышать ровно, но сейчас я ощутила, что напряжение ушло из моего тела, и снова чувствовала себя естественно рядом с Калленом. Скованность, которую я испытывала минуту назад, исчезла без следа. Что за чертовщина?

Эдвард ухмыльнулся в ответ на мой недоуменный взгляд, и у меня появилось стойкое ощущение, что он знает ответ. Отчего-то я густо покраснела.

Эдвард снова улыбнулся, на этот раз торжествующе, еще раз коротко меня поцеловал и начал вылезать.

— Сиди тихо, — приказал он.
— Ну еще бы, — проворчала я. Кто бы сомневался, что я буду сидеть как мышь, загнанная в ловушку.
— Доброе утро, ты чуть не проспал рыбалку, — услышала я голос Ньютона. — Что, хорошо спалось?
— Я сегодня не рыбачу, — ответил Эдвард как ни в чем не бывало. — Отправляйтесь без меня.
— А что так?

Я могла себе представить, как Каллен безмятежно пожимает плечами, в то время как я медленно и осторожно одевалась, стараясь не шуметь.

— Помогу разобрать палатки, — отмахнулся он.
— Ты не видел Беллу? — услышала я голос Анжелы и немедленно покраснела снова. Анжела никогда прежде не задала бы Эдварду такой вопрос. Она могла подумать что угодно — что я ушла купаться и утонула, что я потерялась в лесу или уехала домой… но только не то, что Эдвард может знать, где я. Она однозначно догадывалась…
— Понятия не имею, — голос Эдварда, к моему огромному облегчению, прозвучал уверенно и даже безразлично. — А куда она пошла?
— Я не знаю, — судя по интонации подруги, Каллену удалось убедить ее, что он ни при чем. — Кэт сказала, что Беллы уже не было, когда она проснулась. Белла обычно первая встает. Но сейчас уже почти полдень, а ее нет. Я волнуюсь.
— Надо прочесать лес, — прозвучало предложение Бена.
— Может, она отправилась прогуляться вдоль берега океана? — предположил Каллен. — Вроде она любит ходить на скалы.
— Я искал в той стороне, и девочки с самого утра там загорают, — возразил Эрик. — Ее там нет.
— Есть дикий пляж за скалами. Может, она пошла туда?
— Ты уверен? — протянула Анжела.
— Сходим и проверим, — согласился Бен, и я услышала звуки удаляющихся от костра шагов.
— Если увидишь Беллу, передай ей, что мы беспокоимся, — напомнила Анжела Каллену для меня.
— Ладно, — согласился он.
— А нам пора на рыбалку. Да, ребята? — объявил Майк, и парни начали собираться.

Прошло еще немного времени прежде, чем разговоры у костра стихли. Мне было жарко и душно, но я не смела даже шевельнуться, сидя в полной готовности.

Наконец, в один момент, я услышала быстрые шаги, и полы палатки распахнулись.

— Давай, — велел Каллен. Он указал мне в сторону леса, и я, пригнувшись, побежала туда. Никогда в жизни я не чувствовала себя более глупо. Такой позор…

Я вернулась из леса, полностью реабилитированная. Мои руки и губы были перемазаны земляникой, и это было очевидным оправданием отсутствию. Анжела немного поворчала и попросила больше так не пугать ее, но вроде мне удалось ее успокоить и отвести подозрения.

Эдвард вместе с Эриком занимался разбором палаток, и никто больше не обращал на меня внимания. День протекал обычным образом.

Позавтракав, я вместе с Анж расположилась на берегу загорать: хотелось ухватить еще один теплый денек. Выходные выдались просто удивительными. Давно я не видела в Форксе такого количества солнечных дней подряд.

Когда пришло время возвращаться в город, мы разожгли костер, чтобы поужинать в последний раз, а также сжечь в огне мусор.

— Эдвард, ты же это не серьезно, — Лорен постоянно льнула к Эдварду, весь этот длинный день раздражая меня своим поведением. Ее пальцы так и норовили ухватить парня под руку, когда он куда-то ходил, или неожиданно девушка начинала помогать ему собирать сумку. Я следила за ней орлиным взглядом, надеясь, что мне хватит ума не броситься на нее с кулаками. «Это не мое дело», — твердила я про себя.

Я заметила, что Эдвард отнес вещи Лорен в джип своего отца, и пыталась убедить себя, что он просто выполняет свои обязательства: он привез Лорен в лес, ему и отвозить ее домой. Судя по выражению его лица, ему и самому эта идея не очень нравилась. Особенно когда Лорен стала на него орать.

Я скучающе отвернулась, не желая наблюдать их ссору и не слушая, о чем они говорят.

— Белла, нам придется сделать крюк, чтобы отвезти тебя, потому что мы с Беном хотим заехать к его родителям, а они живут в другой стороне, — объясняла мне тем временем Анжела. — Ты ведь не против, если мы сначала посетим супермаркет?
— Разумеется, нет… — согласилась я. — Вы вообще можете высадить меня на повороте, у автобусной остановки. Моя сумка не очень тяжелая, я доеду сама.
— Это было бы удобно, — согласился Бен, — но ведь мы обещали довезти тебя…
— Я могу подбросить Беллу, — раздался вдруг голос из-за моей спины, услышать который я совсем не ожидала. — Мне всё равно по пути. Я живу в пятнадцати минутах от дома шерифа. — И с этими словами Эдвард Каллен невозмутимо поднял с земли мою сумку и понес в свой джип, заставив меня с открытым ртом смотреть ему вслед.
— Что это на него нашло? — выдохнул Бен.
— Понятия не имею, — промямлила я, ощущая, как снова краснею – уж и не знаю, в который раз за эти два дня. Только бы никто не заметил…
— Ты ничего не хочешь мне рассказать? — строго спросила меня Анж, я боялась повернуться к ней лицом, так что сделала вид, что занята своей одеждой. Я накинула кофточку и медленно застегивала одну пуговицу за другой, несмотря на то, что солнце припекало.
— Нет, — отмахнулась я как можно безразличнее. — Нет, Анж, нет…

Игнорируя замешательство подруги, я поднялась, чтобы тепло с ней попрощаться.

— Не пропадай, Белла, — попросила она. — У нас еще целый месяц впереди!
— Ты разве не едешь в летнюю школу? — удивилась я. Они с Беном поступили в один колледж и собирались отправиться туда, записавшись на летние семинары, которые потом им зачтут для получения степени бакалавра.
— Конечно, еду, — улыбнулась Анж, — но перед учебным годом я почти на две недели вернусь.
— Значит, увидимся, — пообещала я.

Я направилась к джипу Эдварда немного смущенно. Лорен всё еще кричала на него, наклонившись вперед и жестикулируя; ее лицо пылало от гнева. Эдвард, молчаливо игнорируя нападки, устанавливал сумки в багажник, складывал туда палатку, спальники и удочки.

— Что ты о себе возомнил?! — орала Лорен. — С какой стати ведешь себя словно напыщенный индюк? Я не собираюсь бегать за тобой!

Эдвард захлопнул багажник и, отряхивая руки, пошел прочь, а Лорен, вопреки своим же угрозам, побежала за ним следом, возмущенно подпрыгивая при каждом шаге, точно хромоногая цапля.

— Ну, поглядим еще, кто первый придет просить прощения! Ты, глупый и самовлюбленный баран!

Эдвард невозмутимо открыл переднюю пассажирскую дверь, молча приглашая Лорен проследовать туда, но она и не подумала, продолжая кричать прямо ему в лицо:
— Я ничего плохого не сделала! Ты сам меня к этому подтолкнул: напился, как последняя свинья. Я не виновата, что твоя ночь прошла не так удачно, как моя!

Я молча стояла перед ними, ожидая, когда Лорен закончит, и мы сможем, наконец, поехать домой. Эдвард обладал поистине ангельским терпением; мне уже давно хотелось въехать Лорен по лицу, чтобы она закрыла рот.

— Чего уставилась? — Лорен неожиданно обратила внимание на присутствие постороннего, и теперь зло смотрела на меня.

Я решила воспользоваться паузой для своего удобства. Внутри меня снова проснулась смелая и очень мстительная натура. Сделав шаг вперед, я бросила Эдварду «спасибо» и проскользнула мимо него и Лорен в гостеприимно распахнутую дверь джипа… на переднее сидение.

— Эй, ты куда? — звонко возмутилась Лорен. — Это мое место!
— Теперь оно мое, — нагло подняла я бровь, бросая ей вызов.

От шока у Лорен перехватило дыхание, в то время как Эдвард рядом с ней неожиданно повеселел, а затем и вовсе загоготал.

Дверца торжественно захлопнулась, когда Эдвард толкнул ее, и я нажала стеклоподъемник, опуская стекло, чтобы повернуться к Лорен. Она всё еще тяжело дышала, ее глаза были расширены и горели негодованием, а губы начали складываться в гневную линию. Эдвард рядом с ней продолжал смеяться, поглядывая на меня и качая головой, и в его взгляде ясно светилось восхищение.

Я улыбнулась Лорен самой невинной улыбкой, изображая идиотку, — словно не понимаю, как двусмысленно прозвучали мои слова.

— Прости, — елейно проговорила я, — меня на заднем сидении укачивает. Ты же не хочешь, чтобы меня стошнило на тебя?
— Эм… нет, — согласилась она и повернулась к Эдварду, теряя ко мне интерес. — Ладно.
— Садись в машину, Лорен, — настойчиво пригласил Эдвард, открывая вторую дверь салона и по-прежнему улыбаясь. Его настроение приподнялось.
— Я еще не закончила, — пригрозила Лорен раздраженно, но всё же полезла назад. — Я еще не всё тебе сказала!

Эдвард закрыл за ней дверь и обошел машину. Я принципиально не смотрела на него, изображая привычное безразличие.

Быстро попрощавшись с ребятами коротким рукопожатием, Каллен занял место за рулем и завел мотор, выезжая вслед за вереницей других машин. Уикенд закончился. Студенты возвращались по домам.

Как только мы набрали скорость, Лорен принялась за старое. Она наклонилась вперед к сидению водителя и продолжала пилить Эдварда, что он, и только он, виноват в их ссоре. Она настаивала, что он должен перестать игнорировать ее, потому что иначе его ждет жестокая расплата. Угрожала расставанием, и я задавалась вопросом, почему он до сих пор не поговорил с ней об этом, и как часто они подобным образом ругаются. Выглядело так, будто Лорен постоянно ведет себя так отвратительно и Эдвард настолько привык, что даже не имеет сил с ней спорить.

По большей части я не слушала, однако одна фраза меня зацепила.

— Ну, ничего, — смертельно ядовитым голосом пообещала Лорен, когда исчерпала все аргументы. Она откинулась назад и обиженно скрестила руки на груди. — В колледже я быстро разберусь с тобой. Ты мне должен, не забывай. Посмотрим, как ты собираешься рассчитаться.
— В колледже? — искренне удивилась я, совершенно не желая видеть ее в одном со мной университете. Этого еще не хватало. — Ты разве едешь в Стэнфорд?
— В Стэнфорд? — Лорен рассмеялась. — Что я там забыла? Мы с Эдвардом вместе поступили в Дартмут.

Я была настолько шокирована, что открыла рот. Эдвард быстро взглянул на меня, но остался безучастным, снова обратившись к дороге.

Я отвернулась к окну, нахмурилась и за остаток поездки решила не говорить ни единого слова. Я больше не верила Эдварду Каллену. Я была права насчет него: лгун.

Сначала мы подъехали к дому Лорен. Это был высокий особняк из белого кирпича. Родители Лорен были богаты — неудивительно, что она вела себя и выглядела как избалованная Барби.

Выскочив из машины, Лорен молча пошла к входу в дом, даже не оглянувшись. Она вела себя так, будто Эдвард обязан донести ее сумки, словно какой-то лакей.

Так он и поступил.

— Минутку подожди, — тихо бросил он мне и отправился послушно относить сумки своей бывшей подружки. Или настоящей?

Мне хотелось воспользоваться случаем и сбежать. Я не желала ничего выяснять, но в то же время чувствовала, как сильно зла сейчас на него. Никто не просил от него обещаний! Но было… больно узнать, что он всё-таки обманул меня. Лучше бы он вообще молчал, чем так!

Эдварда не было слишком долго. Я подозревала, что Лорен продолжает промывать ему мозги, когда взглянула на часы и обнаружила, что прошло уже полчаса. Я отказывалась думать о том, чем они там занимаются. Меня это не касается. Он солгал мне, и я больше не собиралась иметь с ним дела. Пусть занимается, чем хочет.

Эдвард вернулся через тридцать пять минут, коротко извинился, ничего не объясняя, и завел мотор.

— Значит, Дартмут? — ехидно осведомилась я, когда мы отъехали. Знала, что не хочу выяснять, потому что итог меня не волновал, — если Эдвард склонен ко лжи, то это никогда не изменится. Правильно я считала, что между нами никаким чудом не возможны отношения. Ему нельзя доверять.

Молчал Эдвард так долго, что я повернула к нему голову.

Он хмурился, но сразу заговорил, когда я посмотрела на него. Как будто ждал моего внимания.

— Я вообще никуда не собирался поступать — тянул с этим до последнего, пока сроки не вышли. Не знаю, о чем я думал… Но точно не о будущем. У меня не было цели, правда.
— И? — надавила я, когда безмолвие затянулось снова.
— Лорен попросила деньги у родителей и отдала их мне для взятки, чтобы меня приняли в Дартмут.
— Отлично! — язвительно скривилась я и отвернулась, больше не собираясь обсуждать. Ситуация прояснилась.

Но Эдвард продолжал:
— Я использовал деньги, чтобы поступить в Стэнфорд, — шепотом сообщил он.

У меня челюсть отвисла.

А потом я начала истерически хохотать.

Эдвард терпеливо ждал, пока я успокоюсь.

— Она не знает? — качала я головой, пораженная, как всё оказалось настолько плохо — даже хуже, чем я себе представляла.
— Нет, — ответил Эдвард, избегая смотреть на меня.
— Зачем ты это сделал?

Вздохнув, он пожал плечами:
— Куда угодно, только не с ней, — добавил он тихо. — Я не вынес бы жить и учиться рядом. Больше нет.
— Она тебя достала? — я не могла сдержать хихиканья, хотя это скорее был признак истерики, чем веселья.
— Абсолютно, — выдохнул Эдвард.
— Зачем же ты с ней встречался?

Эдвард виновато пожал плечами.
— Мне же нужно как-то… ну, парню нужно это, — намекнул он смущенно.

Фу.

¬— С твоими талантами ты мог иметь любую девушку города, — забавлялась я. — Зачем было терпеть эту истеричку, если она тебе надоела?
— С какими еще талантами? — уцепился Эдвард за самую опасную часть моего высказывания. А то он не знает, что половина девочек школы сохнет по нему?

Но я решила проигнорировать неудобный вопрос и вернуться к более интересной и важной теме.

— Зачем ты взял у нее деньги? — прекращая смеяться, резко бросила я.
— Чего добру пропадать, — прошептал он. — Она всё равно бы их потратила, даже если бы я отказался.
— Твои родители знают?
— Нет, — помотал головой Эдвард. — Я… не смог сказать. Отец был так горд, узнав, что я сам поступил. И я… не осмелился признаться. Струсил, — выглядел Эдвард действительно пристыженным. Ну еще бы.
— Сколько? — уточнила я.
— Пятьдесят тысяч1.
— Пятьдесят тысяч?! — ахнула я в ужасе. — Пятьдесят тысяч! Как ты собираешься отдавать их?!
— Честно?
— Да. — Я с любопытством уставилась на парня.
— Я не знаю, — ответил он голосом, полным раскаяния, заставив меня снова рассмеяться, поражаясь его идиотизму. Лорен была права насчет него. Я была права.

Мы уже подъехали к дому Чарли. Эдвард свернул на подъездную аллею и остановился вне пределов видимости из окон. Мы оба молчали, не двигаясь с места и не глядя друг на друга. Напряжение повисло в салоне.

А затем Эдвард вздохнул и перегнулся через рычаг переключения передач, чтобы обнять меня. Его рука скользнула к моему подбородку, разворачивая голову, а поцелуй был почти насилием с его стороны. Он вынуждал меня ответить.

От неожиданности атаки я задохнулась и не сразу смогла оттолкнуть Эдварда. Но даже когда сделала это, он только чуть-чуть отодвинулся, не убирая настойчивой руки с моей талии.

Без улыбки он долго смотрел на меня, а я возмущенно на него, а затем он предпринял новую попытку.

— Эдвард! Мы у моего дома! Чарли может увидеть! — прорычала я, и он остановился, только коротко чмокнул меня вместо губ в нос.
— Плевать, — заявил он невозмутимо, его дыхание окутывало мое лицо. И, черт возьми, мне тоже хотелось поцеловать его, но я была слишком зла.
— Мне не плевать, — возразила я, ставя руку на его грудь, чтобы остановить нападение.
— Встретимся в колледже? — улыбнулся он примирительно, но в глазах вместо веселья я заметила что-то, странно похожее на отчаяние.

Я недоверчиво рассмеялась.

— Что? — спросил он, всё еще находясь возмутительно близко, я всё время пыталась отодвинуться и нервно поглядывала в сторону дома. Мне казалось, Чарли уже взял ружье и бежит сюда.
— О чем ты только думал? — презрительно фыркнула я. — Ты вылетишь на первом же курсе!
— Ты меня подтянешь, — его голос перешел в шепот, и глаза смотрели, казалось, в самую мою душу.
— Брось, Каллен, — фыркнула я снова, изо всех сил сопротивляясь его магнетизму, — а он, без сомнения, обольщал меня сейчас, в своих целях. — Я не такая, как другие, давно пора было это понять. Я не буду тебя подтягивать! Ты сам залез в это дерьмо, сам и выбирайся!

Я попыталась отодвинуться, но хватка Эдварда была слишком крепкой. Его пальцы нежно ласкали мой подбородок и шею, посылая стайки мурашек по коже вниз, прямо к ногам, делая их слабыми. Чертов соблазнитель, я судорожно вздохнула, когда его губы мягко скользнули по моей щеке к уху.

— Пожалуйста? — прошептал он. Я хотела ответить, но он прикусил мою мочку, и я потеряла дар речи. Благоразумная и ответственная сторона всё еще нервно и испуганно поглядывала в сторону аллеи, ведущей к дому, в ожидании разгневанного Чарли. Другая — темная и чувственная, наслаждалась минутами нежности с человеком, с которым отношений я строить не собиралась. Тело и разум вошли в противоречие между собой, и я не могла сосредоточиться и дать отпор, пока Каллен умело обрабатывал меня своим исключительным обаянием.

Я обнаружила себя откинувшейся назад, запрокинувшей голову и позволявшей Эдварду целовать зону декольте. Я мечтала, чтобы его губы оказались на груди, а пальцы — между моих ног, поглаживая там, как он делал это вчера — восхитительно. Я так сильно хотела этого, что начала постанывать, когда Эдвард ощутимо навалился сверху, быстро дыша и целуя, покусывая, посасывая обнаженную кожу моей шеи и верхней открытой части груди.

— Пожалуйста… — взмолилась я дрожащим от возбуждения голосом, когда сквозь кофточку почувствовала зубы Эдварда на правом соске. Я чуть не закричала. Едва сдержалась. — Пожалуйста, не надо… Чарли может прийти…
— Я буду скучать… — вместо этого выдохнул Эдвард, и его руки властно прижали мое лишенное воли тело к себе. Одну ногу он закинул на меня, почти полностью переместившись на сидение пассажира, которое немного опустил.
— Отвали, Каллен! — я пыталась быть грубой, но дрожащий голос выдавал мою потребность. — Я не буду с тобой встречаться!
— Почему нет? — его ладони весьма эффективно гладили мое тело во всех самых чувствительных местах, и голова начала кружиться от того, как сильно я задыхалась.
— Между нами нет ничего общего, — я хотела сбросить его с себя ногой, но вместо этого оказалась в еще более двусмысленном положении — с коленом Эдварда между моих ног. Томление стало невыносимым.
— Одно что-то общее, определенно, имеется, — не согласился Каллен, кладя руку на мой живот и прижимая меня к сидению, тем самым обездвиживая. После чего со стоном потер коленом мою несчастную промежность, которая и так уже пульсировала, как вулкан.

В тот же миг мой разум сдался телу. Я застонала, и пальцы запутались в мягких волосах Эдварда, вместо того, чтобы отталкивать его от себя. Мое поведение Эдвард расценил как согласие, тут же напав на меня с поцелуем, на который я ответила. Наши губы вступили в борьбу за лидерство, я крепко сжала локоны Эдварда. Ему, возможно, было даже больно, но он не жаловался, когда резко толкнул бедра навстречу мне. Он был твердый, как камень. И это очень… очень возбуждало. Практически лишало рассудка. Я забыла, где я. Забыла про Чарли. Я была готова заняться любовью в машине, на подъездной аллее собственного дома, рискуя быть увиденной не только отцом, но и соседями, бредущими мимо по своим делам. Секс с Эдвардом — как наркотик… Я ничего не могла поделать с собой, со своим желанием…

Внезапно Эдвард оттолкнулся от меня, резко и напряженно пересаживаясь на свое сидение. Я ошеломленно ахнула, после его исчезновения осталось ощущение пустоты, холода и разочарования, я чувствовала только его пальцы, сжимающие мою ладонь.

Взглянула на него. Эдвард, тяжело дыша, сидел с зажмуренными глазами.

— Прости… — пробормотал он, с трудом вдыхая и выдыхая воздух через нос.
— Чарли… — простонала я обвинительно, потихонечку приходя в себя от страсти и чувствуя себя ужасно неудовлетворенной — как будто мне дали надкусить конфетку, но отобрали ее в последний момент.

Мы сидели достаточно долго, приводя в порядок дыхание. Эдвард ерзал на сидении, ему было некомфортно от… кхм, возбуждения, когда он всячески пытался поправить свои штаны. Я обнаружила кофточку распахнутой, так что начала поспешно застегивать пуговицы, пока Чарли не застукал нас.

— Не хочешь заехать ко мне в гости? — предложил Эдвард, не глядя на меня.
— Нет. — Я однозначно хотела бы переспать с Эдвардом еще раз, а потом еще и еще... Но это не было бы правильным решением. У меня и такого, как он, нет будущего. Лучше не начинать, чтобы потом не было больно расставаться.
— Я могу заехать, пока Чарли на работе.
— Нет! — возмутилась я искренне.
— Сходим в кино? — не сдавался Эдвард.

Я захихикала. Это становилось забавным.

— Нет, — улыбнулась я с пониманием его проблемы.
— Пикник? — спросил он без особой надежды.
— Нет. Эдвард. Нет, нет, нет, — я нажала ручку, выходя из машины. Во взгляде Эдварда, обращенном на меня, было столько тоски, что на секунду мне стало жаль его.
— Сама предложи? — попросил он. — Чего ты хочешь?
— Я поеду учиться и буду примерной девочкой, которой всегда и была, — объяснила я ему, как неразумному капризному ребенку. — Я забуду всё, что случилось в эти выходные.
— А я? — пожаловался он несчастным голосом.
— И ты забудь, — предложила я самый разумный выход.

Эдвард опустил взгляд на свои джинсы, и я захихикала над выражением его лица.

— Точно не забуду, — пробормотал он, и я с трудом подавила слабость, которая вдруг окутала мои ноги и устремилась в низ живота. Мое тело знало теперь больше, чем раньше, и непостижимым образом реагировало даже не на прикосновения, а просто на намек Эдварда.

Я откашлялась.

Эдвард посмотрел на меня, в его глазах застыло отчаяние.

— Мне пора, — намекнула я безжалостно. — Открой, пожалуйста, багажник.
— Ой, — опомнился он с таким выражением, будто в самом деле забыл о существовании моей сумки, а затем в его лице отразилось разочарование и… и боль. Сильно же его возбудило мое присутствие, если он испытывал такой явный дискомфорт. Женщинам в этом плане проще. Я подняла бровь, потому что он медлил.

Очень неохотно Эдвард вывалился из машины, обошел ее и открыл багажник, вынимая сумку.

— Что ты собираешься делать? — я преградила ему дорогу, когда он попытался меня обойти по направлению к дому.
— Отнесу сумку, — очень удивленно молвил он.

Я покачала головой, забирая поклажу из его рук. Еще большее разочарование отразилось в его красивых изумрудных глазах. Он наклонился к моим губам, но я целомудренно чмокнула его в щеку.

— Спасибо, что подвез, — как можно оптимистичнее поблагодарила я и добавила, подумав: — Спасибо… за всё.

Эдвард так и стоял, когда я уходила прочь. Стоял, глядя мне вслед, пока я не скрылась за кустами. Только вставив ключ в дверной замок, я услышала шум мотора позади.

__________________________________
1 Для сравнения: средняя плата за обучение в Дартмуте составляет примерно 45 тысяч долларов (плюс сборы) в год, а в Стэнфорде — 16 тысяч. Информация взята с сайта этих вузов.

Форум

Источник: http://robsten.ru/forum/71-3003-1
Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: Валлери (10.10.2017) | Автор: Валлери
Просмотров: 263 | Комментарии: 6 | Рейтинг: 5.0/9
Всего комментариев: 6
avatar
0
6
а мне кажется что он использует девушек в своих целях JC_flirt Лорен из за денег а  Беллу для учебы 12  4  JC_flirt хотелось бы главу от Эд знать его мнение  girl_wacko спасибо giri05003
avatar
0
5
Спасиб за главу  roza1
avatar
0
4
Спасибо за главу! Эдваду нравится Белла, возможно давно, но то, как он попроси ее помочь ему в коллежде, насторожило меня. Не будет ли он использовать Беллу в своих целях? Возможно, Белла права, что он держит его на расстоянии и не поддается его очарованию...ну, почти не поддается JC_flirt 
С нетерпением жду продолжения! lovi06015  lovi06032
avatar
0
3
Спасибо за главу .
avatar
0
2
Спасибо большое за главу!!!!!!!!!!!!!!!!!!! good  good  good  good  good  good  good  good  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02
avatar
0
1
А по моему, Эдварду Белла очень даже нравится и уже давно. Он прям тянется к ней. Почему она его отталкивает? Хотя сопротивление не должно быть долгим. И Эдвард таки станет ее парнем...
Спасибо за продолжение! lovi06032
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]