Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Точка соприкосновения. Глава 5
Дни до отъезда в Стэнфорд тянулись невыносимо. Отчасти потому, что чертов Каллен никогда не выходил из моей головы. Он незримо присутствовал в каждый момент моей новой, пост-школьной жизни: я страдала, просыпаясь утром одна, пару секунд нежась в воспоминании о том утре в палатке, когда наши обнаженные тела прижимались друг к другу; думала о нем, глядя на себя в зеркале и не находя ничего привлекательного, ничего достаточно сексуального, что бы так сильно возбуждало его – не иначе как в палатке и позже это было временное помутнение его рассудка. Перед моим внутренним взором всплывал образ движущегося кадыка, когда я запивала завтрак молоком, и запах пива от отцовской баночки будоражил мое воображение, заставляя рот наполняться слюной.

Я с трудом избавлялась от картин обнаженного Эдварда на своей кровати. Когда забивала голову знаниями из учебников, то немедленно представляла наш страстный секс на столе, мечтая повторить его вновь. Злясь на себя, я отбрасывала глупые мысли и шла читать на улицу, разложив на траве старый толстый плед. Но и там не удавалось полностью отключиться, потому что шум леса навевал совсем не те ассоциации… Словно проклятый Каллен поселился в каждом предмете, окружавшем меня, заполнил собой все важные сферы моего существования.

Самым трудным временем стал отход ко сну: я ерзала по пустой постели, не находя места, поворачивалась с боку на бок, подтягивала колени к груди. Спустя неделю я признала поражение в борьбе с накопившимися гормонами и попыталась удовлетворить саму себя, но на половине дела расплакалась, как дура, от острого чувства одиночества и необъяснимой, ужасно тоскливой боли в сердце. Вытирая злые слезы, никак не желавшие уняться, я поняла, что меня тревожило: я влюбилась в Эдварда гораздо сильнее, чем это было прежде. Пока я держалась от него на расстоянии, чувство было неглубоким и вполне терпимым – всего лишь первая подростковая невзаимная любовь, которая пройдет. Теперь, после того как нас связал горячий – и не единожды случившийся – секс, стало гораздо труднее выкинуть негодяя из головы.

Чтобы отрезвить себя, я намеренно вспоминала чаепитие с Чарли. Эдвард вел себя вызывающе, бросая на меня чересчур откровенные, двусмысленные взгляды – чудо, что Чарли их не замечал! Предатель-отец был так увлечен разговором о рыбалке, ловко спровоцированным Эдвардом, что напрочь не видел, как парень практически на его глазах под столом пытался соблазнить его дочь, то и дело поглаживая ее бедро почти до трусиков.

Я старалась вести себя естественно, полностью игнорируя поползновения сексуального красавчика, но не выдержала, когда Эдвард заговорил об эхолоте, который ему якобы не нужен на время колледжа. Моя внутренняя система защиты забила тревогу, потому что Чарли стал похож на Скруджа с долларами в глазах, и я поняла, что если беседа мужчин продлится в таком ключе, то меня вскоре попросят не подтянуть парню предметы, а выдадут замуж за чертов эхолот! Вскочив, я заявила, что с меня хватит, и ушла к себе.

Наверное, Эдвард обладал особенным талантом - лишать людей мозгов, как иначе объяснить, что недавно недоброжелательно настроенный к парню Чарли теперь готов был скорефаниться с ним за полчаса? Он хвалил Каллена напропалую, доверчиво внимая россказням про поступление в университет и проснувшееся желание получить образование – но я-то знала, какая за этими словами кроется гора лжи.

- Прости, Беллз, тебе скучны наши мужские разговоры, - в голосе отца совсем не чувствовалось раскаяния, и я сдержала понимающую усмешку, поднимаясь в свою комнату, чтобы оказаться подальше от цирка.
- Продолжайте без меня, мне все равно пора спать! – безжалостно бросила я двоих мужчин продолжать только им интересную беседу о крючках и мормышках.
- Чего она так злится? – услышала я вопрос отца и ответ Эдварда:
- Хотел у вас то же самое спросить.

Я вошла в комнату и утомленно прислонилась к стене: морально это были очень выматывающие несколько часов, словно с момента, как Каллен ступил на порог, я находилась на пороховой бочке с подожженным фитилем.

- Наверное, мне уже тоже пора домой, - услышала я заявление Эдварда, после чего он вихрем влетел на второй этаж и прикрыл за собой дверь. Мы замерли, глядя друг на друга.
- Проваливай, - прошипела я, будучи слишком взбешенной, чтобы проявлять вежливость. – Иди и дальше тренируй на папе свое обаяние! Не думай, будто я не поняла, что ты задумал!
- И что же? – на секунду Каллен показался мне обескураженным, но уже через мгновение нагло ухмыльнулся, шагнув ближе и дерзко глядя на выставленную мной руку.
- Думаешь, сможешь очаровать моего отца, чтобы официально влезть в мою постель! – бросила я негодующе. – Этого никогда не произойдет!

Эдвард помолчал, взвешивая мои слова, но продолжал улыбаться – теперь мне казалось, что он откровенно насмехается надо мной, силясь не захохотать.

- Я просто защищаю свои яйца на случай, если Чарли узнает, - сделал он последний шаг, и его грудь уперлась в мою ладонь. Часто вздымающаяся, широкая, соблазнительная грудь, обтянутая белой, почти прозрачной рубашкой. С бьющимся быстро сердцем…

Остановись, Свон, не веди себя как сучка во время течки!

- Ты ни за что ему не скажешь о нас, ты обещал! – зарычала я, яростно глядя парню в глаза – красивые зеленые радужки мерцали от смеха.
- Я не обещал, - слова Каллена пустили холод по моему позвоночнику, а пылающий взгляд окрасил мои щеки в неистовый жар. Отведя мою руку в сторону, Эдвард оказался вдруг неприемлемо близко, руша едва выстроенные мной новые барьеры. Его губы двигались напротив моего рта: - Но я не скажу, если ты не хочешь. При одном условии.
- Никаких условий, - я попыталась оттолкнуть Эдварда, но вместо этого запуталась в его руках, как в паутине, и оказалась распятой и тяжело дышащей у стены.
- Сходим в кино? – невинность предложения контрастировала с твердостью паха, которым Каллен ко мне прижался. Я представила, как мы занимаемся сексом между рядами в зале кинотеатра, и у меня потемнело от этой развратной картины в глазах.
- Ни за что, - фыркнула я.
- Пикник?
- Пошел к черту, - я дернулась, словно приколотый иголкой мотылек – и самое странное, что меня не только бесило беспомощное положение у стены, но и чертовски нравилось! Словно какой-то части меня хотелось, чтобы Эдвард не слушал моих отказов, а делал то, что делает – ни за что не отпускал, как бы я ни сопротивлялась и что бы ни говорила. Я вся состояла из противоречий, загадку которых не смогла бы решить даже сама. А Каллен, такое складывалось у меня ощущение, понимал куда больше, чем следовало.
- Сама предложи, - водил он губами вдоль моей щеки и подбородка так сладко, что я невольно закрывала глаза. – Чего ты хочешь?

Отпусти меня.

Нет, нет, продолжай…

Собрав последние силы сопротивления, я выдавила полушепотом:
- Чтобы ты отстал от меня. Забирай учебники и уходи. И больше не смей здесь появляться.

Губы Эдварда прижались к моей шее с таким влажным звуком, будто он с удовольствием пьет мою кровь. Волна наслаждения прокатилась сверху донизу, снова лишая меня рассудка.

- Уйди, - взмолилась я, едва не плача: еще немного, и я не смогу больше притворяться, выдам свой запертый на тысячу замков секрет, сдамся чувствам. И тогда Эдвард увидит, что я не зануда-Свон, умная и самодостаточная студентка Стэнфорда, будущий врач, а самая обыкновенная, глупая, до одури влюбленная в смазливого лентяя девчонка, одна из сотен, что пускали слюни, провожая взглядом самого красивого мальчика школы.

- Как скажешь, - неожиданно уступил Эдвард, оставляя меня у стены. Я не смотрела, как он собирал учебники, и не повернула головы, когда он сказал «до свидания». Не шевельнулась, даже когда он заменил слова на «прощай». Не слышала его вздох, не восприняла движение прохладного воздуха около моей руки за попытку коснуться. Я чувствовала себя жалкой, когда он протопал, наконец, вниз, когда хлопнула входная дверь и послышался рокот мотора отъезжающего автомобиля. Жалкой, но свободной.


И что теперь, когда прошла целая неделя, и Эдвард, похоже, внял мольбе и оставил меня в покое? Мне удалось его отшить? Тогда почему я не рада? Почему вместо торжества в моей груди цветет тоска?

Я не поверила, когда на десятый день услышала шум колес автомобиля на подъездной дорожке, показавшийся знакомым и заставивший мое дурное сердце заколотиться от безумной надежды. Я хотела, чтобы это оказался Эдвард, и злилась, если это правда был он. Мое сердце никогда не заживет, если наглец будет регулярно травить раны.

Я была на верху лестницы еще до того, как пропиликал звонок. Отдышавшись и подождав, когда багровая краска сойдет с лица, я степенно и гордо спустилась вниз, чтобы поприветствовать гостя. Черные лакированные ботинки дерзко торчали из-под обычной джинсы, вместо белой рубашки на парне сегодня была обыкновенная бежевая водолазка. Точеный профиль, соблазнительно очерченные губы и вечный беспорядок на голове – таков был Эдвард, самый красивый и желанный мальчик нашей школы. И он никогда не был и не будет моим.

- Привет, - поздоровался он со мной непривычно сдержанно, и это крайне болезненно кольнуло мое израненное сердце. Не этого ли ты хотела, Свон? Прекрати вести себя как чертова собака на сене!
- Привет, - отозвалась я с ответным безразличием, сделав вид, что вообще не заинтересована гостем и спустилась взять что-то на кухне.

Дефилируя мимо, я внутренне порадовалась, что на мне надето то самое домашнее платье, которое в прошлую встречу оказало на Эдварда тот впечатляющий эффект, заставивший соблазнить меня прямо на компьютерном столе. Сейчас, правда, на это рассчитывать не приходилось. Но меня тешила мысль, что он вспомнит о нашем сексе и хорошенько возбудится. И, разумеется, ему ничего не перепадет!

Я налила в чашку воды и села за стол, тайком подслушивая простой разговор двух мужчин: по всей вероятности, Эдвард завез Чарли обещанный эхолот. Учебников с ним, к моему раздражающему разочарованию, не было. Я мысленно хлестнула себя ремнем за эти неправильные мысли: сказка закончилась, Белла, занимайся тем, что у тебя всегда получалось лучше всего – учебой. И перестань думать о таких мелочах, как одноразовый секс.

Я поняла, что Эдвард собирается уходить, и слишком поспешно вылила воду в раковину, чтобы получить повод еще разок пройти мимо прихожей. Эдвард и Чарли прощались, как старые друзья: Чарли – добродушно и благожелательно, Эдвард – уважительно и серьезно.

- Белла, не хочешь скататься в кино? – от моего имени, сорвавшегося с этого сексуального языка, и неожиданного предложения я вздрогнула и удивленно обернулась.
Мое потрясение было искренним и огромным:
- Кто? Я?
- Ну да, - Эдвард смотрел на меня, и в его глазах не было ни капли обещания большего, похоти, наглости – всего того спектра эмоций, пугающих меня и привлекающих в нем. Его глаза были пустыми: словно ему смертельно скучно, а тут подвернулась я. И почему бы не пригласить, раз уж все равно делать нечего…

Чарли переводил взгляд с меня на парня и обратно. Под его прицельным огнем следовало держать чувства в узде. К счастью, мне даже играть не пришлось, ведь я была естественным образом изумлена.

- Ты же, наверное, устала зубрить учебники? – я нахмурилась под скучающим взглядом Эдварда, мои мысли растерянно разбежались по самым темным углам и спрятались там.

- Белла? – Чарли ждал моего ответа – по всей видимости, предполагая отказ. Но именно это всегда пробуждало во мне протест. Еще меня интриговало равнодушное поведение Каллена – он никогда еще настолько хорошо не скрывал свою испорченную натуру. Но больше всего меня, как бы я ни запирала желание на замок, возбуждала идея оказаться вдвоем с Эдвардом в темном кинозале…

- М-м… а что за фильм? – скорчила рожицу я, уверенная, что это будет какой-нибудь бессмысленный боевик.
- Какая разница? – пожал плечами парень, играя так хорошо, что даже я поверила в его скуку. – Лорен с Анжелой выбрали что-то такое, что нравится девочкам. А нам с Беном, в общем-то, все равно.
- Анжела? – Чарли приободрился и заметно расслабился, а я сузила глаза: стерва Лорен с тихоней Анжелой никогда не договорились бы о совместном походе в кино! – Это же твоя подруга, Белла! А Лорен – это та зазнайка из твоего класса, разве вы дружите?
- Лорен - девушка Эдварда, - стараясь не звучать как змея, прошипела я.
- А-а, тогда хорошая компания, - одобрительно промычал Чарли, и не подозревая о подвохе и лжи стоявшего рядом медноволосого развратника. – Белла, тебе бы стоило ненадолго оторваться от учебников. Лето проходит, да и с друзьями неплохо бы повидаться.
- Ладно, схожу, - отвернулась я и нарочито медленно – хотя мне хотелось бежать наверх со всей прытью – отправилась переодеваться.

Зайдя в свою комнату, я зажмурилась, чувствуя близкий обморок. Сердце бешено билось – удивительно, как я смогла выдержать этот странный разговор и ни разу ничем не выдать себя. Уж Эдвард-то был известным мастером обмана, но я такой не являлась! Видимо, секс с ним на меня дурно повлиял.

Несмотря на страшное нетерпение, я промариновала Каллена добрых сорок минут, сначала просто ходя по комнате и пытаясь успокоиться, потом решая, что надеть. И хотя через двадцать минут я была полностью готова, еще двадцать я провела просто сидя на кровати и борясь с собой. Одна моя часть властно велела бежать в любое место, куда Эдвард меня поведет, даже если наш новый секс случится в кабинке общественного туалета. А другая, более благоразумная часть умоляла не затягивать разрыв и не будоражить сердечную рану снова. Темная сторона опять взяла верх.

Когда я спустилась, Эдвард уже не был настолько безразличным, как вначале: его взгляд вспыхнул, прогулявшись вниз и вверх по моему телу и раздев донага. Я не слишком отличилась, надев простое хлопковое платье и золотые сандалии, однако после постоянных джинсов и строгих блузок мой выбор можно было назвать даже вызывающим.

- Возьми куртку, вечер может быть прохладным, - посоветовал Чарли, провожая нас в прихожей.
- Мы будем или в кинотеатре, или в машине, - успокоил Эдвард, и я тут же представила секс на переднем сидении автомобиля с моими связанными ремнем безопасности запястьями...
- Минутку задержись, - прикрыл Чарли дверь, как только Эдвард вышел, и я испуганно взглянула на отца. Выражение его лица содержало подозрительность и беспокойство.
- Что такое, пап? – удивилась я, ведь он сам выгнал меня в этот дурацкий кинотеатр, а теперь собирается промывать мозги об опасности вечернего общения с парнями?
- Этот Каллен что, ухлестывает за тобой?

От неожиданности я поперхнулась натуральным смехом: опомнился! Где отец был раньше, когда Эдвард приставал ко мне прямо на его глазах за кухонным столом? Когда дарил удочку и эхолот, из кожи вон вылезая, чтобы расположить к себе, Чарли никаких подозрений не закралось в голову? Нет? Ну тогда чего ради он вспомнил об отцовских обязанностях, когда уже стало так поздно, а его дочь отправляется с чертовски умелым соблазнителем, куда бы он ее не повез?

- Ох, пап, не выдумывай лишнего – у него девушка есть, - посмеялась я.

Чарли сник, даже немного смутился.

- Но ты, если что, только скажи мне, - суровым полицейским тоном напутствовал он. – Я его мигом приструню!
- Я и сама умею, - выйдя за порог и натолкнувшись на напряженный взгляд Эдварда, я все еще смеялась. – Я же дочь полицейского!

***

Только когда Эдвард купил билеты, я окончательно поверила, что он все наврал: по дороге в кинотеатр он молчал, а я не расспрашивала, но все же ждала - вдруг его слова окажутся правдой. Я была бы рада повидать Бена и Анжелу, но встреча с Лорен стала бы пренеприятнейшим сюрпризом, особенно если Эдвард ее бы уже простил.

Мы прошли в зал и заняли свои места: пачка попкорна разместилась между нами. Все было так обыденно, и пару раз меня укололо сомнение, правильно ли я все поняла – вдруг Эдвард в самом деле хотел просто сводить меня в кино без вытекающих из этого последствий. Я так сурово отшила его в прошлый раз, что он поверил и больше не будет домогаться. Мне бы радоваться, но меня мучило желание, которое со временем становилось все более интенсивным и невыносимым.

Зал пустовал. Я улыбнулась, вспомнив вопрос, заданный Эдвардом кассирше о наименее популярном фильме. И теперь мы приготовились смотреть какую-то фигню о войне, находясь в зале совершенно одни. Я точно знала: следить за экраном мы сегодня вряд ли станем. Даже если Эдвард намерен изображать из себя недотрогу, я таковой быть абсолютно не собиралась! Мой мозг традиционно взял законный выходной, и я планировала наброситься на Эдварда, как только в зале погаснет свет – не важно, насколько позорно или унизительно это будет выглядеть.

Фильм начался с какой-то жуткой кровищи, и я на время завязки сюжета потерялась во времени, вздрагивая на каждом жестоком кадре, но не в силах отвести взор. Попкорном хрустеть из-за сцен смерти расхотелось, а когда я вспомнила о нем, то обнаружила, что коробки между мной и Эдвардом нет – вместо нее на подлокотнике лежали наши руки с крепко сплетенными пальцами, причем это я вцепилась в Эдварда, а не наоборот.

Я испуганно отняла руку, как будто десять минут назад не планировала наброситься с поцелуями первой. Эдвард смотрел на меня, не мигая и не отводя взор. Я думала встретить там похоть, но парень вел себя сдержанно. Его рука все еще покоилась на подлокотнике ладонью вверх. Он что, это серьезно?!

Ну, вот еще! Как в каких-то сопливых мелодрамах? Ни за что!

Сердито поджав губы, я спрятала ладони между колен и упрямо уставилась на экран, где герои о чем-то ожесточенно спорили в окружении дыма и взрывов. Лежащие вокруг раненые солдаты заставили меня нервно отвернуться и зажмуриться.

- Как же ты собираешься стать врачом, Свон, если боишься вида даже ненастоящей крови? – насмешливый голос Эдварда возле уха вернул меня во времена, когда я ненавидела его всей душой. Я распахнула глаза и уставилась в его наглое лицо, склонившееся слишком близко. Стыдно признаться, но вместо обычной колкости мне хотелось только одного: поцеловать эти красивые, мягкие и язвительно изогнутые губы. Темнота действовала подавляюще, призывая сделать это как можно скорей, пока сеанс все еще идет.

- Меня больше смешит то, как им собираешься стать ты, не зная ни одного предмета и поступив в универ за взятку? – подняла я бровь.

Эдвард ухмыльнулся. Я знала, о чем он думает: что я его буду тянуть, как мул – тяжеленный воз. Но я не собиралась делать этого.

Или собиралась? Если он будет трахать меня на каждом «уроке», то вылетит с первого же курса, не выучив ровным счетом ничего! А я сомневалась, что у него получится держать дистанцию.

Хотя… шла уже двадцатая минута фильма, а Эдвард еще даже не пытался соблазнить меня, ведя себя более чем прилично.

Я отвернулась в экран, хмуро обдумывая эту мысль. Мне не нравилось, что в зале ничегошеньки не происходит – я рассчитывала на иное. С другой стороны, очередное мое «падение» тоже меня разозлит. Выходит, меня злило все – злил Эдвард и его сексуальные поползновения или их отсутствие, желание и невозможность быть с ним, моя неспособность его забыть и обязанность сделать это. Я была зла, чертовски зла на саму судьбу, воспитавшую нас такими разными, чтобы не было ни единого шанса нам стать парой: он никогда не сможет меня полюбить, потому что я непривлекательная серая мышь, я не смогу открыто быть его девушкой, потому что он слишком для меня примитивен. Что я скажу отцу и матери о его успехах, если единственное его достоинство находится между ног? О чем мы будем говорить в перерывах между сексом? Я очень сомневалась, что у нас найдется хоть один общий интерес! Эдвард вел легкомысленную бездарную жизнь, я же планировала стать образованным специалистом. Нам не по пути, даже если нашим телам понравилось кувыркаться друг с другом.

Впрочем, Эдвард недвусмысленно дал понять однажды: парню в сущности безразлично, с кем спать, лишь бы девчонка охотно раздвигала ноги. До меня это была Лорен, а до нее десятки других согласных дурочек. Теперь их место временно заняла я. Но когда Эдварду это наскучит, он найдет себе новую пассию, и так до бесконечности. Я же искала прочных, стабильных отношений с парнем, которому могу доверять и на которого смогу положиться во всем. Каллен под мое описание не подходил ни по одному параметру.

К черту все: я заняла подлокотник своей рукой, как только парень отвлекся на мгновение, чтобы почесать нос. Его шепот тут же раздался возле уха, а горячая, прямо пылающая ладонь накрыла мою руку.

- Нервничаешь, Свон?
- С чего бы это? – я и сама чувствовала, что вцепилась пальцами в кожаную обивку как ненормальная, словно боялась, что Каллен начнет ее отковыривать в борьбе за место.
- Ты напряжена, как струна.

Еще бы, я уже двадцать пять минут жду действий, а он даже не торопится! Непохоже, что Эдвард меня все еще хочет. Черт его знает, может он и правда просто позвал меня в кино?

Ну нет, зачем тогда выбирать сеанс, на котором кроме нас никого не будет?

- Нравится фильм? – издевался Каллен, щекоча мои застывшие пальцы, и я поняла, что, кроме начала, не запомнила ни одного кадра. Да и первые слились для меня в бессюжетное ничто.

- Что ты хочешь, чтобы я сказала? – с вызовом повернула я голову, тут же потерявшись в насмешливых, ярко блестевших глазах, в сексуальной улыбке мерзавца.

Он ухмыльнулся, словно только этого и ждал:
- Скажи мне, чего хочешь ты, - хрипло прошептал он, сладкое дыхание с привкусом карамели попало в мой рот и вызвало жажду. – Я сделаю все, что ты захочешь, тебе нужно только попросить

До меня слишком медленно доходило. А горячие пальцы, легким нажатием потирающие запястье и тыльную сторону моей ладони, сбивали и без того рассеянные мысли.

- Сказать вслух? – переспросила я, как полная идиотка, начиная учащенно дышать из-за близости недосягаемого лица.
- Именно, - магнетически улыбнулся Эдвард, его пальцы достигли локтя и вызвали мой судорожный вздох. – Не верю, что ты приехала сюда для того, чтобы посмотреть этот глупый фильм.

Верно. Так чего же ты медлишь, Каллен?

- Да и ты вряд ли пригласил бы меня для того, чтобы погрузиться в историю второй мировой, - съязвила я, пряча вспыхнувшее смущение за неизменным сарказмом.

Он покачал головой, оставляя краткий целомудренный поцелуй на моем плече, чуть ниже свободного рукава платья.

- Не за этим, но я не сделаю ничего, пока ты не начнешь меня умолять.

В моих глазах потемнело, жар от прикосновения ударил прямиком между ног. Пальцы еще сильнее, до боли вцепились в обивку.

- А что, если я этого не хочу? – дерзила я, принимая вызов.
- Тогда мы просто досмотрим фильм, - заявил Эдвард, убирая руку и лишив меня приятной возможности наслаждаться его прикосновениями. От чувства потери я лихорадочно вздохнула, поражаясь, как можно было возбудиться от такой ерунды.

- Что в этом сложного, Свон? – пробормотал он, после того как мы минут пять играли в гляделки. – Я же не скрываю, чего хочу. Ты можешь убедиться в этом лично, - он подцепил мои пальцы и через секунду переместил их к себе на пах. Мой рот приоткрылся в шокированном выдохе, а Эдвард, не стесняясь, потер моей ладонью свою эрекцию, тихонько простонав.

Я не могла похвастаться такой же раскрепощенностью, и все, на что меня хватило, это сжать немножко пальцы.

- Можешь делать с ним все, что захочешь, - ослабив ремень, Эдвард убрал руки и с жадностью ждал. Я неуверенно расстегнула кнопку, и мужская плоть буквально выпрыгнула из штанов, притягивая мой взгляд в мерцающей синеватой темноте.

Я хотела, чтобы он был во мне.

- Что? – переспросил парень, его глаза сверкнули. – Повтори.

Боже, я произнесла это вслух? Мое лицо запылало до корней волос. А Эдвард внезапно наклонился ближе, кончиками пальцев задевая линию ключицы, выглядывающую из выреза платья. Его глаза горели вспыхнувшим безумием жажды.

- Скажи это, - попросил он, вторую руку используя для того, чтобы обернуть моими пальцами свой теплый бархатный орган – и я вскрикнула от полноты ощущений. – Громко. Скажи.
- Ни за что, - пробормотала я, закрывая глаза. Так чувства стали еще острее.
- Вот ведь развратная упрямица, - пожаловался Эдвард, оставляя на моем горле сочный влажный поцелуй, и я приподняла подбородок, наслаждаясь предвкушением. Бретелька упала с плеча, и я выгнула спину, но Эдвард не спешил обнажить мою грудь, медленно лаская кожу вдоль кромки платья. – Хочешь, чтобы я поцеловал тебя ниже? Ответь.

Он сдвинул ткань на миллиметр, и я не выдержала. Помимо воли из моего горла вырвался стон:
- Да!

Голова закружилась. Горячая ладонь всего лишь легла на мою грудь, а я уже готова была сдать следующую, с трудом удерживаемую позицию.
- Пожалуйста, поцелуй меня!

Это было невыносимо и мучительно. Слишком медленно, но так великолепно горячие мягкие губы сомкнулись на моем жаждущем соске, волны возбуждения завибрировали в теле. Между ног, казалось, образовалась пульсирующая тяжесть размером с гирю. Я перестала контролировать себя, превратившись в продолжение умелых губ – как на инструменте, Эдвард виртуозно играл моим телом, создавая мелодию страсти и любви.

- Хочешь, чтобы я потрогал тебя там? – помогал мне Эдвард озвучивать то, на что сама я решиться не могла, медленно задирая подол платья вверх по бедру.
- Пожалуйста, - умоляла я, и тут же всхлипнула, ощутив, как длинные музыкальные пальцы сдвигают трусики. Я подалась вперед, и Эдвард сменил положение, встав передо мной на колени: теперь его пальцы сжимали и массировали мои обнаженные соски, а губы настойчиво пробирались к пылающему центру. Чтобы ему было удобнее, я раздвинула колени, пытаясь не думать о том, как это унизительно выглядит со стороны, и как, должно быть, его веселит моя абсолютная покорность.

Но я растеряла весь стыд, когда его язык задвигался там так хорошо, заставляя меня почти кричать от восторга. Запрокинув голову, я приближалась к самому сильному оргазму в своей жизни. И вдруг Эдвард отпустил меня. Я ошалело открыла глаза, наблюдая за тем, как он приспускает джинсы, рукой удовлетворяя самого себя.

Я не могла смотреть на это, меня затрясло. Забыв о гордости, по крайней мере на это время, я съехала с кресла и оказалась на парне верхом, насаживая себя на него, - и это было прекрасно. Волшебное чувство наполненности поглотило меня, неотрывный внимательный взгляд и руки, помогающие прижаться как можно плотнее, вывели на новый уровень возбуждения, заставив забыться окончательно, бессвязно повторяя любимое имя.

Это было нежно, невыносимо медленно, чересчур аккуратно – внутри все горело, но мне не хватало какой-то малости, чтобы добраться до пика. Распахнув глаза, я увидела такого же горящего Эдварда: на его лбу и висках выступили бисеринки пота, он сдерживался изо всех сил.

- Трахни меня уже, наконец! – вырвалось из моего грязного рта грубое слово, я даже не знала, что способна на подобное откровение.
- Так? – Эдвард абсолютно точно издевался, лишь ненамного увеличив амплитуду движений, благодаря которой мне стало намного лучше, но все еще недостаточно.
- Сильнее, - просила я, сдаваясь победителю – по крайней мере в эту минуту. – Еще сильнее, - умоляла я, отдавая все, что он хотел.

С резким рывком я оказалась прижатой столь крепко, что твердая плоть проникла слишком глубоко, причинив боль. И это оказалось именно то, что нужно: несколько таких сумасшедших толчков, и я взорвалась. Каждый следующий толчок усиливал бушующий оргазм, делал удовлетворение еще более полным. Стоны Эдварда перестали быть контролируемыми – я наблюдала, как он, закрыв глаза, наслаждается процессом, достигая собственного пика. Потные и счастливые, несколько минут мы просидели без движения в объятиях друг друга.

- Никогда так больше не делай, Каллен, - пригрозила я, как только пришла в себя. Откинув влажные волосы со лба, пронзила мерзавца ненавидящим взглядом.

Он недоверчиво расслабленно ухмыльнулся:
- Почему тебе так трудно признать, что ты хочешь меня? Это же очевидный факт. Зачем ломаться?

Я открыла было рот, но не придумала, что ответить. Нормальные отношения между влюбленными предполагали, конечно, откровенность, но разве можно было назвать нормальным то, что происходило между нами? Всего лишь секс, затянувшийся во времени по необъяснимой причине.

На экране пошли титры, и мы вернулись в кресла, приводя себя в порядок. Когда зажегся свет, и мы отправились прочь, Эдвард взял меня за руку. По непонятной причине мне не хотелось ее отнимать.

Было так хорошо... На удивление – даже вполне комфортно находиться рядом с Эдвардом, пока мы шли до машины, а потом ехали домой. Лишь когда парень остановил вольво на подъездной дорожке возле моего дома, я ощутила привычное напряжение и желание поскорее сбежать.

- Поедешь завтра ко мне домой? – вдруг предложил Эдвард, заглушив мотор. – Покажу тебе свою комнату, останешься на ужин. Познакомишься с родителями.
- Что, ужин с твоими родителями? – ужаснулась я. Карлайла Каллена я хорошо знала, он работал в местной больнице, а вот мачеху Эдварда не видела никогда, только слышала, что они не ладят.
- Ну да, - удивился моей реакции Эдвард.
- В качестве кого? – снисходительно фыркнула я, совершенно не понимая, чего добивается парень.
- Почему бы не сказать им, что ты – моя девушка? – зеленые глаза казались искренними, но я не верила, что он всерьез понимает, что предлагает.
- Какая по счету? – язвительно осведомилась я, не желая становиться посмешищем для всего города.
- Это имеет значение? – поднял он брови.
- Нет, - расстегнула я ремень безопасности, собираясь домой.
- Так это отказ?

Я несколько секунд смотрела на парня недоумевающе: неужели он в самом деле не догоняет?

- Ужин в кругу семьи, после которого сплетни поползут по городу – не то, о чем я мечтаю.
- Ты как-то странно ко мне относишься, Свон, - мне показалось, или в голосе парня зазвенела обида?
- Я вообще никак к тебе не отношусь, - он должен был это осознать. – Мы просто трахнулись один раз, неужели не ясно?
- Уже не один, - Эдвард не смотрел на меня, уставился на что-то через лобовое стекло, положив руки на руль.
- Тебя никто не просил об этом, - напомнила я безжалостно, зная, что разговор в таком тоне вполне может стать последним.
- Сегодня ты просила, - напомнил он в ответ, слегка приподняв уголки губ.
- Только потому, что ты вынудил меня!
- Только не убеждай, что ты этого не хотела! – перебил парень, заговорив быстрее, что выдавало его волнение, и я удивленно расширила глаза. – Я даже почти уверен, что и в палатку ко мне ты пробралась не потому, что замерзла, и не потому, что другого спальника не нашлось. А потому что сама хотела трахнуть меня!

Он повернул голову, уставившись в упор, - я лишь надеялась, что он не заметит, как сильно я покраснела. А если заметит, то не свяжет это с ответом «да».

- Если бы даже ты был прав, то что тебе стоило на этом и остановиться? – бросила я с возрастающим раздражением. – Никто тебя не просит продолжать!
- Так может, ты хотя бы допустишь мысль, что я хочу большего, чем только секс?! – впервые я услышала, что Эдвард умеет повышать голос.
- Это невозможно, мы слишком плохо знаем друг друга, чтобы возникло нечто большее! – покачала я головой.
- Точнее – это ты не хочешь и даже не пытаешься узнать! – обиделся он.
- Это не имеет никакого смысла, - показала я на себя и на него. – Разуй глаза: мы слишком разные. Сам утверждал – нет у нас никаких точек соприкосновения, кроме одной, да и то, обнаруженной случайно. И именно той, на которой не может быть построено никаких, и тем более прочных отношений.

Насколько мне было бы проще, если бы секс с Эдвардом не оказался таким потрясающим? Сейчас я, наверное, уже забыла бы о парне, сбив «охотку» и посмеиваясь над собственными разрушенными ожиданиями. Я бы знала, что там нечего «ловить» и смогла бы преодолеть свою неправильную привязанность, окончательно убедившись, что единственное достоинство Каллена – внешняя привлекательность.

Но он, черт возьми, смог показать мне не только то, насколько может быть прекрасен секс. В то же время Эдвард, оказывается, умел быть опасно нежным, внимательным и заботливым, что совершенно не вписывалось в сложившийся образ эгоистичного самовлюбленного мальчика… но я боялась даже думать о том, что это могло означать. Ты умная девочка, Свон. Ты не могла попросту ошибиться. Если твое здравомыслие кричит держаться от парня подальше – слушай его, а не глупое влюбленное сердце, готовое довериться столь ненадежному представителю мужской половины человечества. Разум важнее чувств.

- Почему у меня такое ощущение, будто ты просто использовала меня? – надо же, мне почудился в голосе парня сдержанный гнев.

Я усмехнулась, не понимая, чем его обидела:
- Ты же сам говорил: парню нужно это, по той же причине ты был с Лорен. Почему вам, парням, можно спать ради секса, а нам, девчонкам, нельзя?

Он молчал, с ужасом глядя на меня – кажется, я разбила его иллюзии в пух и прах. Мысленно я похвалила себя за эту смелость: никогда не думала, что смогу отбрить самого Каллена, да так, что буду собой гордиться.

Я открыла дверцу машины и спрыгнула на землю.

- Значит, я не нравлюсь тебе? – констатировал Эдвард мрачным ядовитым голосом. – Тебе нравится только секс со мной?

Глупенький, я люблю тебя всего с потрохами, даже твой паршивый характер заставляет меня трепетать! Но я буду последней дурой, если скажу это вслух. Так что, придется тебе жить с этим предположением, чем узнать правду.

- Выходит, так, - пожала я плечами и отправилась домой, гордо неся на лице легкую улыбку абсолютного торжества. Хотя в глубине души мне хотелось упасть на кровать и рыдать от невозможности признаться в любви. Оттого, что я не могу представить Эдварда отцу как своего парня. Оттого, что не могу пойти на ужин с его родителями и держаться за руку все время, пока мы рядом. Оттого, что даже такое удовольствие, как секс, я могу получить только украдкой.

Только что я разбила не ему сердце, а себе. Но я не жалела, что мы расстались: чем дольше длилась наша странная связь, тем было тяжелее держать чувства в узде. Пора было готовиться к переезду в университет и думать об учебе, а не о сексе. Горячем, сладком и таком восхитительном сексе с Эдвардом Калленом…

Стоп, Свон. Ты опять? Избавься от этой патологической зависимости! Не поворачиваясь, уходи! Не смей прислушиваться и считать секунды до того, как Каллен заведет мотор. Даже если он медлит – это значит лишь то, что ты задела его самолюбие, а вовсе не большее. Как только он получит тебя, то уйдет, растоптав твое сердце и оставив его истекать кровью. И ты будешь униженно наблюдать, как он зажигает с очередной Лорен… Убей в себе надежду. На этом все закончено.

Источник: http://robsten.ru/forum/71-3003-1
Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: Валлери (11.11.2017) | Автор: Валлери
Просмотров: 231 | Комментарии: 7 | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 7
avatar
0
7
Я ее не понимаю...
Спасибо за продолжение! lovi06032
avatar
0
6
вот глупенькая! Сама же страдать будет!
avatar
0
5
Ох, дуреха девка.
Спасибо за главу)
avatar
0
4
Вот дурочка! Но она мне напоминает меня же! Вот что интересно?!  girl_wacko  girl_wacko Жду с нетерпением продолжения! Спасибо за фанфик! Зацепил он меня! Интересно чем все дело закончится? В моем случае мы разбежались обидев друг друга.
avatar
0
3
благодарю за потрясающе жаркую историю good  cvetok01  cvetok01  cvetok01  cvetok01  cvetok01
avatar
0
2
Вот это да! Вот это Белла! Я и не думала, что она сможет так отшить Каллена. Но не будет ли она жалеть? Да и у Эдварда видимо появились к ней какие-то чувства. Очень интересно, что же удет дальше. 
Спасибо за главу! lovi06032  lovi06015
avatar
0
1
Беллу понять трудно , чтобы построить отношение - нужно доверие . А Белла и себе-то не доверяет . Спасибо за интересное продолжение .
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]