Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Точка соприкосновения. Глава 8
Глава 8

Стэнфорд. Пару недель спустя

- Привет, я Элис, мы вместе записаны на лекции по истории, - поздоровалась со мной миниатюрная симпатичная брюнетка с короткой модной стрижкой. Мы уже подходили к аудитории, когда она меня внезапно настигла. – Хочешь сесть со мной?
- Я Белла, - не то чтобы я мечтала болтать на уроке вместо того, чтоб учиться, но и быть невежливой не хотелось. А девушка вроде казалась милой. Я заглянула в ее табель: - У нас с тобой совпадают еще математика и физкультура.
- Здорово! – воскликнула Элис, а затем добавила полушепотом, косясь куда-то назад: - Я уже прошла все муки ада на вводном курсе латыни. Тот мальчик, Уиллон, - многозначительно кивнула она в сторону долговязого и худого студента с чахлым каре из светлых волос, тут же воспринявшего взгляд Элис как призыв и радостно припустившего к нам. Моя новая подруга поспешно, испуганно отвернулась. – О нет, он опять идет ко мне! – застонала она с отчаянием, сильно сжимая мой локоть. – Спаси меня, Белла!

Я подхватила Элис под руку и мы юркнули в большой лекционный зал, тут же заняв места с краю, чтобы рядом с несчастной Элис не было стула.

Увы, моя благородная попытка помочь девушке обернулась боком мне самой: Уиллон, сверкая широкой белозубой улыбкой с признаками пародонтоза, бухнул рюкзак на стул, стоявший слева от меня. Элис упорно его не замечала, копаясь в своей сумочке.

- Познакомишь меня со своей подругой, Элис? – не растерялся парень, глядя на меня в восхищении, отчего мне стало неудобно – я смогла оценить муки Элис, о которых она говорила.
- Это Белла, - девушка выдавила любезную улыбку. – Белла, это Уилл.
- Очень приятно, - протянул мне парень прохладную влажноватую ладонь.
- Прости, - очень тихо, одними губами извинилась передо мной Элис, когда на десятой минуте лекции я начала уставать от чрезмерного, приторно воодушевленного внимания Уилла.

Нет, все оказалось не так уж плохо – просто мальчик пытался произвести впечатление, многовато улыбаясь и комментируя лекцию, преподавателя и студентов. Что несколько мешало. Но зато он отдал мне свою ручку, когда моя перестала писать, а затем нашел в своем необъятном рюкзаке салфетку, когда у Элис потекла тушь из-за постоянного зевания. Выходили из аудитории мы уже друзьями.

- Встретимся за ланчем? – предложила Элис оптимистично, прощаясь со мной перед тем как бежать на урок английского.
- О, я тоже приду, - не потерял оптимизма Уилл, заставив меня хихикнуть от выражения лица подруги: словно она укусила лимон.
- Отлично, - выдавила она, тщетно стараясь скрыть истинные эмоции.

***

За суетой переезда и первыми шагами в студенческую жизнь я как-то даже подзабыла об Эдварде. Нет, он не выветрился из моей головы, просто новые впечатления и вернувшаяся жажда знаний несколько поистерли мою тоску.

Уилл и Элис подошли к нашему столику одновременно: в руках красовались подносы с едой, причем парень нес оба – и свой, и Элис, - показывая чудеса ловкости.

- Это Розали, - познакомила я новых друзей с девушкой, с которой мы делили комнату в кампусе. Роуз была ослепительной блондинкой, очень красивой, длинноногой, стройной, модной, поначалу она напомнила мне Лорен. Но оказалась вовсе не заносчивой, что удивительно – при ее-то данных. Так что, спустя пару часов в одной комнате я поняла: мы вполне сможем ужиться. Роуз была самодостаточной и меланхоличной, большую часть времени проводя в наушниках перед ноутом и не мешая мне заниматься своими делами.

Уже спустя пять минут мы с Розали вовсю посмеивались над Элис, вынужденной терпеть явные ухаживания долговязого Уилла, не замолкающего ни на минуту и считавшего себя, по всей видимости, неотразимым. Мы узнали кучу сплетен про половину студентов, собравшихся в столовой, и про большинство преподавателей – когда парень сумел раздобыть эти сведения и, главное, у кого, история умолчала.

Как только Уилл отлучился за новой порцией, Элис закатила глаза и вздохнула с облегчением, а мы с Рози весело рассмеялись.

- Ох, это что! – поделилась с нами секретом Элис, наклонившись вперед. Ее глаза загорелись. – Я с таким парнем познакомилась на лекции по английской литературе! Просто ходячий секс. Зеленые глаза, а шевелюра торчит, словно он только минуту назад кувыркался в постели и не успел причесаться. Закачаетесь, девочки!

По вполне понятной причине от подобного описания у меня засосало под ложечкой.

- Но в предметах он – ни бум-бум, - захихикала Элис, прикрыв рот рукой. Уилл уже шел к нам, так что остальное она закончила шепотом: - Но зато я легко смогу сблизиться с ним, дав пару индивидуальных уроков. Кажется, он обрадовался, когда я на это намекнула. Тем более я живу не в кампусе, а в съемной квартире…

Я слишком громко стукнула чашкой об стол, отчего Элис подпрыгнула. К счастью, мое неадекватное поведение списали на то, что я предупредила подругу о подходе Уилла.

По дороге на следующую лекцию Элис продолжала болтать, строя планы по взятию красавчика в оборот и выпытыванию у меня женских секретов обольщения, которыми я похвастаться, увы, не могла.

- А у тебя вообще был парень-то, Белла? – с поразительной непосредственностью поинтересовалась Элис, и тут же ответила за меня: – Ох, у кого я спрашиваю, ты же из Форкса, какие могут быть парни в этой деревне!

Я чуть не поперхнулась смехом, представив, как вытянется лицо подруги, когда она узнает, откуда приехал Эдвард. Если, конечно, она говорила о нем… Мало ли сексуальных зеленоглазых красавцев на нашем курсе?

Все прояснилось на лекции по анатомии, куда мы спешили. Едва войдя в класс, Элис схватила меня за локоть, ущипнув так сильно, что я ойкнула.

- Это он, это он, - шептала она, кивком показывая в самый конец зала, где на последнем ряду сидел собственной персоной Эдвард, выставив обтянутые джинсой ноги вперед. Мое сердце обмерло и провалилось куда-то вниз. Господи, ну почему, почему я так сильно рада его видеть, так что за спиной словно выросли крылья? Пару часов назад я даже не вспоминала о нем! А теперь было ощущение, будто аудитория преобразилась, став светлее в несколько раз, а в груди не хватало воздуха для дыхания.

Эдвард скучающе смотрел на входящих в зал, а когда заметил меня (или Элис?), многозначительно убрал свой рюкзак с находящегося рядом места, приглашая подсесть к нему.

- Боже, кажется, он меня зовет! – взволнованная Элис подтолкнула меня к проходу.

Я растерянно поднималась, не решившись занять место подальше – было бы странно бросить Элис, которую уже считала подругой, но я не была уверена, что находиться рядом с Эдвардом - правильно. Глупо шарахаться от него – что бы между нами ни произошло, мы знакомы, и не поздороваться было бы невежливо. Жаль, что я не продумала тактику действий заранее, еще до того как вошла в этот класс, или даже до того как поехала в университет.

Эдвард поднялся, глядя в упор на меня.

- Знакомься, это Белла, - Элис бухнула свой рюкзак рядом с парнем, занимая место.
- Эдвард, - протянул он мне руку, знакомясь словно в первый раз.
- Белла, - подыграла я ему, стараясь не смеяться. У него получалось лучше, чем у меня – смеялись только его глаза.

Наши ладони соприкоснулись всего на мгновение, но даже этого мне хватило, чтобы электрический ток пронзил насквозь, и мозги плавно перетекли в пылающий низ живота.

- Сядешь слева? – Эдвард убрал рюкзак с другой стороны, и я пошла туда, как загипнотизированная, с пустотой в голове, быстро заполнявшейся новыми эротическими фантазиями.

Судорожно вздохнув, я выложила чистую новую тетрадь на стол, сквозь звон в ушах улавливая болтовню Элис о предметах, которые она отлично знает. Я сглотнула, вспомнив, как началось наше общение с Эдвардом: «Сделаешь мне домашку?». Похоже, этот парень просто патологически притягивает девиц, готовых ради него на все. Если так пойдет и дальше, помогать ему не вылететь из университета будет половина нашего курса. Женская половина, разумеется.

- У тебя нет воды? – хрипло пробормотала я, обращаясь к Элис. Но она сидела слишком далеко и не расслышала.
- В горле пересохло? – обворожительно улыбнулся Эдвард, отчетливо вкладывая во фразу двойной смысл.

Он полез в рюкзак, и у меня мурашки побежали, потому что он словно невзначай – но я была убеждена, что намеренно – костяшками пальцев задевал мое предплечье. Я была не в силах ни отодвинуться, ни пересесть, молча ловила мгновение, чувствуя, как все волоски на коже поднимаются дыбом.

Он отдал мне свою воду, и я выпила ее залпом, как путник в пустыне – заодно отвлекаясь от насмешливых зеленых глаз.

Началась лекция, и Элис, наконец, замолчала, перестав клеить парня. Она наклонилась к столу, быстро скрипя ручкой по бумаге – мне же требовалось несколько минут, чтобы собрать мысли в кучку.

Эдвард тоже смотрел вперед, но его левая ладонь… внезапно оказалась на моем колене, и я пожалела, что надела сегодня джинсы. Пальцы сжались, послав по моим венам новый электрический разряд. Надо было скинуть руку и заняться делом, но вместо этого я схватила дрожащими пальцами ручку и сделала вид, что тоже пишу.

Эдвард ни разу не обернулся, ничем не выдал своего развлечения – даже ответил Элис на какой-то вопрос. За этот долгий час пальцы медленно двигались выше и выше, пока не достигли срединного шва и не защекотали там. Мне стало трудно дышать, когда указательный палец нашел какую-то важную точку и надавил. Я всхлипнула, и чертов Эдвард сразу убрал руку.

- Что с тобой, Белла? – некстати обратила на меня внимание Элис.
- У меня болит голова, – соврала я, растирая виски и лоб, объятые пламенем, спрятавшись за распущенными волосами.

Стоило подруге отвернуться – палец вернулся на место, нажимая куда-то в зудящий, горящий центр. Увы, прозвенел звонок, прерывая мое опасное положение почти на самом интересном моменте.

Я быстро вскочила, бросая вещи в рюкзак. Мне хотелось сбежать – в следующий раз следовало продумать план действий, чтобы не пересекаться с Калленом или хотя бы не сидеть с ним за одной партой.

- Интересная лекция, - пробормотал Эдвард, таинственно улыбаясь каким-то своим коварным умозаключениям.
- Интересная? – искренне удивилась Элис. – Ты же не строчки не записал!
- Заслушался, - ответил он ей, избегая глядеть на меня.

Подруга тут же села на своего любимого конька:
- Могу дать переписать. Ты когда сможешь заехать? Давай, я напишу тебе свой адрес, я живу там совершенно одна!

Не желая и дальше становиться свидетельницей того, как Эдвард обрабатывает очередную готовую раздвинуть ноги девицу, я бросилась вниз по проходу между столами и пулей покинула аудиторию.

***

Следующие несколько дней были тяжелее и легче одновременно. Легче, потому что Каллен больше не пытался соблазнять меня в зале, где ходит лектор и сидит еще куча учеников. Он вел себя сдержанней, перебрасываясь со мной лишь обычными, хотя порой и двусмысленными (или мне так казалось) фразами.

Тяжелее, потому что иногда он подолгу смотрел на меня, от чего я никак не могла сосредоточиться на усвоении материала. А при каждом удобном случае, подавал ли рюкзак или подвигал стул, наклонялся за упавшей ручкой, он невзначай касался моей руки или плеча, и меня всегда одинаково сильно била дрожь. И так изо дня в день. Я ждала этих моментов, как манны небесной, даже засыпая, я думала о них. И в то же время боялась, потому что они конкретно мешали моему обучению.

Эти дни были тяжелыми еще и потому, что теперь Эдвард сидел с нами на ланче за одним столом и мог свободно разговаривать – или, точнее, флиртовать со всеми, с кем ему захочется. Объектом его намеков становилась, как обычно, я, но так как я вела себя более чем прохладно, ничем не выдавая интереса, то Элис не упускала ни единого случая переключить внимание парня на себя. Это помогло ей избавиться от Уиллона, и, к моему неудовольствию, он переключился на меня. Впрочем, парень не был нахальным или грубым, общение с ним на дружеской ноте оказалось вполне приятным.

Я знала, что Элис с Эдвардом договорились о встрече в библиотеке, где девушка поможет ему выбрать несколько нужных для самообразования книг. Также я слышала, как он согласился показать ей свою комнату в мужском кампусе, где «довольно удобно будет пополнить запас знаний по генетике и латыни». Я вспомнила, как мы «учили» генетику на моем компьютерном столе, и снисходительно фыркнула, представив, как они будут кувыркаться с Элис в узенькой студенческой постели.

- Тоже хочешь присоединиться? – тут же отреагировал Эдвард, толкнув мой кроссовок под столом.
- Кто? Я? – подняла я ладони вверх. – Пас.

Парень понимающе хохотнул, а я скривилась, с трудом удержавшись от ребячества в виде высунутого языка. Мне наплевать, что они будут трахаться с Элис, меня это не касается и не волнует. Не должно волновать.

Впрочем, то ли я повзрослела, то ли, наконец, мое безумие стало сходить на нет, но я не испытывала той же ревности, как это было с Лорен. Пока что нет… И я понятия не имела, как отреагирую, когда точно буду знать, что Эдвард спит с Элис.

Он нагнал меня за основным зданием университета, когда после лекций я направлялась в кампус через большой и красивый университетский парк. Не будучи фанаткой больших народных скоплений, я шла по самой уединенной и пустой аллее, где только изредка могла встретить вышедших на пробежку студентов.

- Белла! – крикнул Каллен, заставив меня обернуться, но не остановиться.

Я поджала губы и продолжила упрямо идти вперед, не желая срываться на разборки и выяснение отношений, к которым была опасно близка, вопреки всякой логике. Я же сама отшивала парня, так чего каждый раз начинаю нервничать, как только он заговаривает с другой девушкой? Мне не нравилось, что я веду себя как собака на сене, но я ничего не могла с собой поделать.

- Да постой же ты, - он пошел рядом, пытаясь взять меня за руку.

Я сунула застывший кулак в карман.

- Снова не в настроении, - усмехнулся он, просунув ладонь змеей вокруг моей талии, так что я оказалась внезапно прижатой к мужскому боку, раскрыв от неожиданности рот. – Я знаю, что поможет его исправить… - шепнул он мне в ухо хриплым дыханием.

Мы резко остановились посреди аллеи, где ветер гонял первые опавшие листочки, и я, неосторожно подняв глаза, пропала, утонув в смеющейся зелени напротив. Воспользовавшись моей растерянностью, парень обрушил на меня горячие губы, лишавшие воли. Вторая его ладонь скользнула на копчик, и я, очнувшись от морока, резко отскочила, успев заценить вытянувшееся от разочарования смазливое лицо.

- Брось ломаться, Свон, - рассердился Эдвард, глядя на меня хмуро и делая шаг вперед, пытаясь снова схватить. – Здесь нет Чарли, нет никаких причин…
- Мы же обо всем договорились, - перебила я, не дав закончить. – Эдвард, я не собираюсь встречаться с тобой. Я думала, мы это выяснили и ты это понял.

Длинные пальцы сгребли отросшую челку в пучок, так и оставив свисать бронзовые локоны на лоб в восхитительном беспорядке.

- Я понял, - мрачно подытожил Эдвард, провожая какого-то бегуна недобрым взглядом. – Но ты не против встречаться тайно.
- Нет! – снова спорила я, качая головой. Какого черта он меня так упорно не слышит? – Я хочу учиться, Эдвард. Мне некогда думать о том, с кем бы этак быстренько переспать!.. И тебе бы тоже в первую очередь следовало подумать о своем образовании.
- Что, даже в раздевалке ни разу не перепихнемся? – Эдвард как-то смог перебороть свою злость, новое предложение звучало как откровенное издевательство.

Фыркнув, я пошла прочь, пытаясь обогнуть его. Но парень вновь воспользовался моментом, чтобы поймать меня в объятия – и на этот раз они были требовательно стальными. Сильные пальцы сжали талию, так что я не могла сделать даже маленький вздох. Горячие губы вмиг завладели моим ртом, и на этот раз я не нашла в себе сил сопротивляться, сдавшись чувствам.

Проклятье, как же хорошо он целуется! Я не могла насытиться его приятным вкусом, пальцы сами нашли любимые мягкие кудри и жадно тянули их. А напротив моего живота формировалось твердое доказательство ответной реакции Эдварда.

Мимо кто-то опять пробежал, и мы стремительно отделились друг от друга, вспомнив, где находимся. Первым пришел в себя Эдвард: ухмыльнувшись, посмаковал мой вкус на своих губах и сексуально облизнулся. Он выглядел как довольный кот, но я была зла. В глубине души, скорее, растеряна от собственного неистребимого слабоволия, но все же и зла на то, что он, как всегда, воспользовался моей перед ним беспомощностью. Конечно, он не знал о скрытых внутри моего сердца чувствах! И я должна была найти в себе силы избавиться от них.

- Черт подери, - этот горящий похотью взгляд я знала, он означал: «я хочу трахнуть тебя прямо сейчас, прямо здесь, плевать на приличия».
- Мило, - съязвила я, указав пальцем на выпуклый пах, поражаясь, откуда во мне иногда берется столько храбрости и сарказма. – Можешь пойти и завалить Элис: кажется, она готова к этому хоть сейчас.
- Белла! – обиделся Эдвард, недоверчиво глядя, как я горделиво шагаю мимо него. Я не обернулась, хотя очень хотелось. Я просто ушла. Прежде, чем мою обиду выдадут слезы или что-то еще.

***

На занятия Эдвард не явился. И на следующий день – тоже. Я терялась в догадках: может быть, он заболел? Или вообще забил на учебу, раз не удалось склонить меня к сексу? А может, он занят окучиванием новых девиц?

Элис подтвердила, что их договоренность о встрече в силе. Она должна была пойти к нему вечером во вторник, и эту ночь я готовилась провести без сна. Рози заметила мое беспокойное состояние, когда я второй или третий раз отбросила с тяжким невыносимым вздохом конспект. Буквы никак не складывались в слова, я могла думать только о голой Элис в постели у Эдварда, эта картина буквально сводила меня с ума.

- Что с тобой, Белла, ты сама не своя, - проницательно заметила подруга, подкрашивая длинные ногти у окна, сквозь которое открывался вид на дивный красный закат – символ моей несчастливой и невозможной любви. – Уж не по Каллену ли ты сохнешь, дурочка?
- С чего ты взяла? – ощетинилась я, не понимая, чем успела себя выдать – я же ни разу, никогда не оказывала ему знаков внимания. А на его шутки отвечала с обычным сухим сарказмом.
- Ты всегда напрягаешься, когда он садится за наш стол. Словно тебе в горло втыкают иглу и ты не можешь ни расслабиться, ни пошевелиться, ни даже дышать, - засмеялась подруга, заставив меня задуматься над исправлением своего поведения. Черт, неужели я выгляжу так стремно?!
- Просто я не люблю таких смазливых красавчиков, - пожала я плечами как можно равнодушнее. – От них одни проблемы.
- Да он вроде не козел, - возразила Розали, закрыв колпачок и дуя на свои прекрасные коготки. – В смысле, производит впечатление вполне приличного и воспитанного. Может, ты зря цепляешься к нему?

Вот как? Знала бы ты, Роуз, какая скандальная репутация была у этого парня в Форксе! А теперь он оказывается мил и воспитан? Ну-ну. Имидж творит чудеса. Эдвард, как обычно, умело манипулировал женскими сердцами – вот и Роуз попала под его обаяние. Не влюбилась, как Элис, но тоже не видит, каков он внутри настоящий!

Ночь была ужасной и бессонной, поэтому на лекции я пришла не в духе. Дожидаясь ланча, изгрызла себе все губы, нервничая, как перед экзаменом: ни за что не стану расспрашивать Элис о подробностях вторника. Слава богу и как же жаль, что эта болтушка не удержится и сама все расскажет!

Мне было страшно. Казалось, если я узнаю о том, что Элис и Эдвард переспали, то умру от разрыва сердца. Оно колотилось как ненормальное, пока я шла в столовую, хмуро натянув на голову капюшон. Впереди меня ждало испытание похуже экзамена: словно там, в столовой, ставили для меня эшафот. Мое сердце болело, и я едва держала себя в руках, тяжело вздыхая, чтобы хоть немного проветрить забитую ужасными картинами голову.

Уиллон сегодня задерживался, а Роуз уже уплетала сдобные булочки: обладательница идеальной фигуры и прекрасного метаболизма могла себе их позволить. Я взяла только колу: вообще не могла думать о еде.

Элис подсела к нам слишком задумчивая: кусая свои истерзанные губы, я гадала, значит ли это, что Эдвард ей отказал, или наоборот, она «не с нами, потому что постоянно прокручивает в голове воспоминания о восхитительном сексе»?

Роуз спасла меня, с улыбкой пихнув локтем. Я поняла, что сижу вытянувшись, как оловянный солдатик, и пялюсь на Элис выпученными глазами. Вздохнув и насильно расслабив плечи, я открыла колу и сделала огромный глоток – жжение, прокатившееся по пищеводу, немного отвлекло от сердечной пытки.

- Ну, как все прошло? – Розали была не только красивой, но и умницей, догадавшись о причине моих переживаний и поняв, что я не успокоюсь, пока не узнаю все.
- А? – оторвалась Элис от созерцания чайных листиков, кружащихся в стакане.
- Как вторник, спрашиваю? – Роуз пнула меня ногой под столом, и я выпустила несчастную бутылку из скрюченных побелевших пальцев, снова расслабив плечи.
- А-а, да ничего особенного, - как-то неохотно ответила Элис, сдвинув идеально подведенные брови к переносице.
- Ты трахнула его или нет? - Тут пришла моя очередь пнуть ногой под столом Роуз – вопрос был бестактным. Но она невозмутимо улыбнулась: - Нам с Беллой интересно.

Элис вздохнула, сцепив пальцы на столе. В ее темно-карих глазах отразилось удивленное разочарование.
- Ах, если бы, - воскликнула она, возвращая меня к жизни. – Я к нему и так, и этак, а он словно бы не замечает! Я ему руку на колено, а он ноль внимания. Я ему раз пять сказала, что живу одна в большой квартире. А он словно глухой, заладил: теперь ты знаешь номер моей комнаты, заходи, если соскучишься.
- Но вы хотя бы поцеловались? – широта улыбки Розали предназначалась явно мне, она как бы говорила: «гляди, Белла, все не так уж и плохо складывается».
- Не-а, даже ни чуточки, - покачала Элис головой. – Я, конечно, напористая девушка, но не могу же я напрыгивать на парня в буквальном смысле? Конечно, мы всего недавно познакомились, и у меня еще есть время расположить его, но теперь я думаю: может, он гей?

Я закашляла, подавившись колой. Роуз полопала меня по спине.
- Съешь лимон, - посоветовала она, перекладывая мне свою дольку с многозначительным видом, и я прикусила себе язык до боли, чтобы мое лицо выражало больше сочувствия к неудачливой подруге, а улыбка перестала лезть на непослушное лицо.

Элис подняла на нас внезапно прояснившийся взгляд.
- Ох, вы бы зато видели, девочки, какой у Эдварда офигенный сосед!

Теперь стала понятна причина ее задумчивости: дело-то, оказывается, было вовсе не в огорчении из-за Эдварда. Элис просто нашла себе новый объект для увлечения, и теперь выдумывала, каким образом подкатить к нему.

- Господи, это просто бог! Светлые волосы, голубые глаза! Мамочки дорогие, я как увидела – чуть в обморок не упала. А вы меня про поцелуи спрашиваете… да сдался мне этот Эдвард!
- Всем привет, - бархатный баритон заставил Элис заткнуться, а нас с Роуз прыснуть со смеху.
- Лимон все еще ждет, - хохотала рядом со мной Розали.
- Да-да, - поспешно послушалась я подругу и затолкала в рот кислую до омерзения дольку.
- Что смешного я пропустил? – улыбающийся Эдвард подсел к нам с подносом, полным еды.
- Жуй, Белла, жуй, - умоляла Розали, щипая меня за бок: я не могла перестать смеяться, при этом глядя только на Эдварда. Даже Элис не выдержала и начала подхихикивать, хотя и не понимала причины нашего веселья.
- Где ты пропадал? – пытаясь зажевать смех булочкой, с набитым ртом проговорила Роуз, переводя тему в более безопасное русло.
- Пытался отоспаться, - ответил Эдвард, глядя почему-то на меня, словно намекал, что в его словах содержится что-то особенное.
- И правильно, учеба – это не главное, - снова пихнула меня рукой Розали, и я поспешно опустила глаза в свою тарелку. Черт, которой даже не было. Поэтому я нагло стащила у Роуз кусочек булочки. – Что, бессонница замучила?

Тут я поняла, на что мог намекать Эдвард, и мои щеки запылали огнем. Я смотрела только на свои руки.

- Скорее уж, кошмары, - поправил Эдвард, и я не удержалась: снова взглянула на него. Он выглядел хорошо, но под глазами залегли небольшие тени. Так что он даже, скорее всего, не лгал.

Я чувствовала, как от его немигающего взгляда у меня мурашки начинают формироваться на спине, поднимают корни волос. К счастью, звонок прервал наши опасные гляделки, и мы отправились на анатомию.

Удивительно, но у Эдварда оказались списаны все конспекты: Элис не зря приходила. А вот я в прошлый раз сохранила далеко не все важное, так что, найдя причину придвинуться ко мне вплотную, Эдвард охотно позволил мне переписать необходимое, заглядывая к нему в тетрадь.

Его теплый бок от плеча до колена прижимался ко мне весь урок, и я опять чувствовала приближение своего безумия, заставлявшего сердце колотиться с удвоенной силой. Эдвард тоже заметил это, черт подери.

- Что-то изменилось между нами? – спросил он, в очередной раз поймав мой слишком пристальный взгляд: сегодня я никак не могла наглядеться на него. Было ли тому причиной его долгое отсутствие или я никак не могла поверить, что он отказал Элис? Последняя мысль так сильно согревала сердце, что я не переставая горела изнутри. И это было отнюдь не только желание секса.
- Нет, нет, - поспешно ответила я, усилием воли отодвинувшись. Колено парня качнулось вслед, прижавшись вновь.

Следующим нашим совместным уроком значилась физкультура: то еще испытание для меня. Во-первых, я не особо владела мячом и ракеткой, а если быть точной – постоянно мазала то мимо, то кому-нибудь по лицу. А во-вторых, наблюдать за полураздетым, блестящим от пота, изящно прыгающим Эдвардом Калленом всегда было для меня форменным мучением.

В этот раз мы играли в волейбол. Нас разбили на несколько команд, устроив небольшое соревнование.

- Так, господа новенькие студенты, - вещал бойкий статный тренер, оценивающе оглядывая всех нас, - как вам известно, в Стэнфорде самая сильная спортивная команда, так что не подведите: каждый из вас – это будущий чемпион!

Да уж, особенно я, - саркастически наблюдала я за тренером-оптимистом, еще и не подозревавшим, что вскоре я разочарую его хуже, чем кто бы то ни было. Я – безнадежный вариант.

Мы с Эдвардом как-то незаметно оказались в одной команде, состоявшей из трех мальчиков и трех девочек. Наши соперники сразу придумали речевку, намереваясь выиграть матч, и скандировали ее, давая друг другу «пять».

Солнце палило так сильно, что у меня кружилась голова. (Вполне возможно, что кружилась она не столько из-за этого, сколько из-за близости Каллена, поймавшего хорошее настроение и откровенно строившего мне глазки).

- Ну что, Свон, тряхнем стариной? – подначил он, двигая бровями. Это звучало бы двусмысленно, если бы в моей памяти тут же не всплыла позорная картина из прошлой школьной жизни: мяч летит в меня, и вместо того отбить его, я ору, спотыкаюсь и падаю задом в лужу. И так раз за разом, пока я не промокала насквозь, и физрук не отправлял меня переодеваться, и потом на скамью запасных – от греха подальше, а то ведь я еще и сбивала с ног других учеников, когда в последний момент отшатывалась от стремительного мяча, как от гранаты.

Здесь луж, конечно, не было, Сан-Франциско – это вам не Форкс. Но я не сомневалась: ничем хорошим моя «великолепная» волейбольная игра не закончится.

- Я буду метить в тебя, - пригрозила я без шуток. Так хотелось стереть ухмылку с наглого красивого лица.
- А я в тебя, - нашелся Каллен и многозначительно рассмеялся над собственной шуткой. Я покраснела, когда до меня дошло, что он имел в виду. Мда, легким обучение в Стэнфорде для меня не будет.

Партия началась. Я искренне старалась не мешать: когда ребята поняли, насколько плохи мои умения, то постоянно отбирали мяч, толкая и оттесняя меня в сторону. Я и сама была похожа на мячик, шатаясь между быстро двигающимися телами, сталкиваясь неуклюже и нелепо мешая другим.

Несколько раз Эдвард подхватил меня, когда я чуть не убилась об огромного двухметрового Дэна, тянувшего почти всю нашу игру.

- В сторону!
- Я возьму!
- Мяч – мой! – раздавались вокруг меня крики, предупреждая, чтобы я отошла с дороги и не путалась под ногами.

- Ай, - у меня зазвенело в ушах от столкновения с чьей-то массивной фигурой, и я стала оседать на искусственный газон, готовясь разодрать колени и ладони. Но что-то схватило меня и поставило на ноги в последний момент.

Эти руки я узнавала даже в суматохе «боя»: Эдвард Каллен с улыбкой смотрел на меня, держа подле себя. Он был потным, майка промокла насквозь, натянувшись на рельефных грудных мышцах. Он опустил взгляд, и я поняла, что выгляжу точно так же: в белой футболке, под жарким калифорнийский солнцем, после получасовой беготни.

Он хотел что-то сказать – наверняка пошлое – но нас разбили случайным ударом. Тренер подул в свисток, призывая к порядку – дошла его очередь и до нашей команды. Пока он рядом, меня никто не мог «прикрывать». А команда напротив, сообразив, что я – слабое звено, старалась посылать пасы именно в меня.

Я вытянула руки и зажмурилась в последний момент перед ударом, не представляя, куда отрикошетит мяч от моей неуклюжей попытки отбить его. Жуткая боль пронзила большой палец, и я, охнув, мешком села на горяченное покрытие стадиона.

- Ай-ай-ай-ай, - зашипела я, тряся правой рукой – боль была невыносимой, не иначе, как я сломала палец.
- Под холодную воду, быстро, Свон, - тренер прервал занятие, отпуская меня, наконец-то, из этого ада. Виновато убегая прочь, я услышала, как он сказал за моей спиной: - Кто-нибудь, помогите ей. Если опухнет – отведите в медпункт во втором корпусе.

Сбросив кроссовки, я вбежала в душевую и включила воду. Мне было стыдно и так жарко, что я, недолго думая, прямо в одежде залезла под струи – все равно придется переодеваться. Так хорошо… прибавив теплой воды, я закрыла глаза, и тут же воспоминания о позоре нахлынули на меня: будучи перфекционисткой и очень строгой к самой себе, к своим успехам в учебе, я всеми фибрами души ненавидела физкультуру как самый сложный и смертельно опасный для моей жизни предмет. Мне не дано было добиться такой степени мастерства, чтобы хотя бы не позориться перед всем классом, перед Эдвардом Калленом. Я становилась объектом насмешек в школе – теперь мне придется носить клеймо и здесь.

- Белла? – я вздрогнула, услышав этот голос и тут же прервав всхлипы. Ну почему за мной должен был отправиться именно он? Не Элис и не Розали, распределившиеся в другие команды, а Эдвард?

Его шаги раздались прямо в душе, и меня заколотила нервная дрожь. Прижавшись к кафельной плитке, сквозь струи воды я смотрела на парня своей мечты, мысленно радуясь, что не разделась догола. Впрочем, это мало помогло: как только парень появился в зоне видимости и понял, что я жива и, в целом, невредима, его потемневший взгляд опустился на уровень моей груди.

- О нет, - пробормотала я, испуганно прикрыв намокшую и ставшую прозрачной футболку руками.
- О да, - облизнулся он, как старый разбойный кот, почувствовавший лакомую легкую добычу.

Он исчез, и я услышала удар о косяк и последовавший за этим скрип стула. Он что, подпирает чертову дверь?!

- Нет! Нет! Нет! Нет! Нет! – уверенно отвергала я, наперекор своим словам начиная изнутри медленно разгораться. Я и Эдвард в женском душе, куда могут войти в любой момент – ничего более страшного и возбуждающего я никогда не творила.
- Да, Свон, - улыбался он, скидывая кроссовки и футболку со штанами, решительно шагая ко мне и закрывая шторку за собой. Я и Эдвард Каллен в маленьком тесном мирке, на пару ближайших минут совершенно одни, собирающиеся сделать что-то немыслимое и безрассудное.

Струи воды ударили его по лицу, намочили волосы, потекли по обнаженной груди и животу, вмиг сделав парня еще более сексуальным, чем обычно.

- Нет, - умоляла я, сопротивляясь чисто автоматически и только словами – тело мое жаждало прикосновений так сильно, что полностью заглушало голос разума.

Он наклонился, прожигая меня темно-зеленым взглядом, полным желания.
- У нас есть пять или десять минут, - подвел черту он.

Его губы коснулись моего рта в пламенной жажде, и я закрыла глаза, теряя себя. Пальцы решительно подцепили резинку моих шорт, потянув вниз вместе с трусиками. Каждое касание рук обжигало, оставляя на коже пульсирующий след. Я захныкала от вкуса сладко-соленого языка.

- Хватит бороться с собой, - приказал Каллен, силой перекладывая мои руки к себе на шею. Рывком приподняв меня над полом, обернул мои ноги вокруг талии и направил плоть, тыча ею в мой вход. Я запрокинула голову, хватая ртом воздух от переполнявшего безумия. Как можно так сходить с ума от обыкновенного секса? Это же просто инстинкты – пошлость, глупость, ничто! Я всегда считала, что выше этого, что разум в моей судьбе превалирует над телом. И вот поглядите-ка, в кого превратилась правильная и строгая Белла Свон: тащится, словно похотливая пустоголовая кошка, от парня, который вообще никогда не использует свой мозг. Ум – самая привлекательная человеческая черта, убежденно твердила я. Так почему позволяю телу захватить контроль над здравомыслящей частью себя?

Эдвард вошел медленно, с протяжным стоном. Его член казался особенно огромным после месяца воздержания, и мое нутро обхватило его тугим кольцом, чувствуя каждый великолепный сантиметр. На секунду застыв, парень стал совершать быстрые, энергичные толчки, издавая звуки чистейшего удовольствия. С каждым резким движением мое тело совершало громадный прыжок через несколько ступеней к вышине, огненный язык врывался, облизывая и подпаляя каждую, даже самую дальнюю и недоступную, клетку. Кажется, хватило всего шести-семи толчков, как я взорвалась фейерверком непревзойденного по силе оргазма.

Ноги парня дрогнули, он попытался схватиться за стену, ударив по кафельной плитке с громким шлепком, захлебываясь своим наслаждением. Его орган подрагивал внутри меня, увеличивая силу моего сумасшедшего экстаза. Неустойчиво прижав меня плечами к стене, Эдвард испустил восхищенный стон, опустив меня так, чтобы войти еще как можно глубже. Рука со стены упала вниз и жадно обхватила мою грудь, обтянутую мокрой прозрачной футболкой, царапнула торчащий сосок, и я взвилась от невыносимо острых ощущений, кончив снова…

- Ты меня с ума сведешь, - пробормотал парень обалдевшим голосом, продолжая щекотать напряженную вершину, пока я, постанывая, корчилась в приятных головокружительных волнах.

Звон в ушах постепенно смолкал, я усиленно прислушивалась к звукам: но вокруг было спокойно, мы все еще находились здесь одни, никто в дверь не стучал с требованием выйти отсюда. Даже голосов с поля за шумом воды не было слышно – только одинокие редкие тренерские свистки.

- Черт меня подери, так ведь недалеко и до отчисления… - ужаснулась я, представив себе этот кошмарный позор.
- Поэтому нам лучше встречаться в заранее продуманных, безопасных местах, - хохотнул Эдвард, окончательно приведя меня в чувства.
- А точнее – не встречаться вообще, - оттолкнула я его от себя, опуская ноги и пытаясь вырваться.

Эдвард разозлился: я видела, как по его красивому лицу прошла тень. Но он взял себя в руки прежде, чем я успела обдумать это.

- Да ты же сама, первая не выдержишь, - фыркнул он с видом самоуверенного нахального знатока, указав пальцем на мою жалко жмущуюся у стены фигуру. – Ты же течешь, едва меня увидев!

Это было грубо. Очень грубо, и он сразу понял по моей реакции, что перегнул палку. Я зашипела, всерьез намереваясь выцарапать ему зеленые глаза.

- Прости, - прошептал он, побледнев так сильно, что на секунду это стало похоже на настоящий, не наигранный страх.
- Не слишком ли много на себя берешь, Каллен? – поборов резанувшую сердце боль, я перенаправила ярость в защиту – я тоже умела быть грубой, особенно если неосторожно задевали мое достоинство, как было сейчас. – Мне наплевать на секс! Парочка оргазмов не делают меня конченой шлюхой! Найди себе более доступную девицу для развлечений, ты, псих!
- Оу, - Эдвард посторонился, когда я выскочила из душа, точно ошпаренная драная кошка с голым задом – но мне было наплевать. Я была так бесконечно зла. – Невинная овечка превратилась в тигрицу.

Ярость застила мне разум. Развернувшись, я сделала пару шагов и с размаху, вложив всю свою женскую силу, толкнула Эдварда в грудь.

- Отстань от меня! – заорала я как настоящая бешеная истеричка. – Ненавижу тебя!

__________________________

От автора: Всегда жду ваших комментариев здесь и на Форуме.

Источник: http://robsten.ru/forum/71-3003-1
Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: Валлери (03.03.2018) | Автор: Валлери
Просмотров: 746 | Комментарии: 5 | Рейтинг: 5.0/9
Всего комментариев: 5
0
5  
  Спасибо за главу  roza1

0
4  
  Спасибо lovi06032

1
3  
  Благодарю за главу!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good

1
2  
  Беллу понять можно, она же думает(благодаря его репутации) что он имеет все и всех)) Но отказать ему не может втюхалась девка и реакцию своего тела и сердца контролировать не может. У нее разум и сердце договориться не могут.
А вот Эду нужно просто с ней поговорить, поведать о его чувствах.
Спасибо за продолжение)

1
1  
  Как то не правильно они себя ведут по отношению друг к другу. Но надеюсь все же, что все у них вскоре наладится...
Спасибо за продолжение!  lovi06032

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]