Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Точка соприкосновения. Глава 9
Жизнь шла своим чередом. Даже если иногда она ставит подножки, не стоит отчаиваться – все в наших руках.

Я, наконец, смогла занять голову учебой и (почти) выбросить оттуда Эдварда Каллена. Обида – вот, оказывается, что мне требовалось, чтобы излечиться от пагубной зависимости. И она прекрасно работала: теперь я делала то, что и всегда – слушала лекции и читала книги. С Калленом я не разговаривала.

Мы все еще сидели за общим столом в университетском кафетерии, но я делала вид, что Эдварда с нами нет. Да и он перестал упражняться на мне, повышая свои юмористические умения, слава богу. На общем предмете – анатомии – он теперь сидел с Элис. Я же выбрала себе новое место, в противоположном конце зала, у окна.

- Что за кошка между вами пробежала? – попробовала было Элис узнать подробности поначалу, но ни я, ни Эдвард не сознались.
- Ни в чем, - холодно отрезала я.
- Ни в чем, - вяло подтвердил Эдвард, когда Элис посмотрела на него в упор.

Они с Розали удивленно переглянулись, но не стали давить. Думаю, Элис бы замучила меня расспросами, если бы мы жили вместе. К счастью, я жила с самодостаточной и тактичной Розали, которая сказала вечером только одно: «Если захочешь поговорить, я всегда здесь» и, улыбнувшись, надела незаменимые наушники, оставив меня тем самым в покое.

Постепенно все привыкли к тому, что мы с Эдвардом друг для друга не существуем, перестав обращать на наши странности какое-либо внимание.

В первый день после ссоры Каллен пытался наладить контакт… довольно глупым способом. На лекции по анатомии мне в бок что-то стукнуло. Удивленно обернувшись, я поняла, что этот скатанный в шарик клочок бумаги – по всей видимости, записка. Что за детский сад!

Я проигнорировала ее, а также еще штук двадцать, прилетевших следом. Когда мне надоело, я демонстративно раскрыла одну, прочитала «прости», смяла и бросила обратно к остальным (мысленно оценив их количество, но не подав никакого виду, что меня это впечатлило). Я в упор смотрела на Каллена несколько секунд – может, он зарубит себе на носу, что так просто наша проблема не решается?!

И да, он все понял. Я отвернулась, но периферийным зрением наблюдала, как он бросил ручку на стол и откинулся назад. До самого конца лекции он больше ни слова не записал.

Я не знала, как плохи его дела, до сегодняшнего дня. Я совершенно не интересовалась его успехами или неудачами, целиком погрузившись – наконец-то – в свою учебу. Поэтому меня ждал неприятный сюрприз.

Мы с Элис направлялись в административный корпус за расписанием на следующий семестр, договорившись встретиться там с Розали. Уиллон нашел себе новых друзей, и в нашей компании теперь тусил реже. Эдвард несколько дней не появлялся в университете, но мы привыкли – он и до этого регулярно пропускал занятия.

Роуз стояла перед стендом и внимательно просматривала списки учеников – кандидатов на отчисление. Элис присвистнула, когда Роуз ткнула пальцем в имя и фамилию. «Эдвард Каллен», - прочитала я. Словно сотня кошек разом выпустила когти в мое сердце – такая была боль. Я сглотнула, почему-то уверенная, что в неуспеваемости Эдварда виновата я.

Глупости, - строго одернула я себя, - ты ни при чем, Свон. Он сам виноват.

Но эта мысль засела в голове и больше не отпускала.

- Надо помочь парню, - задумчиво проговорила Розали, покачивая головой.
- Я бы отнесла ему конспекты, но сегодня не могу – у меня гостит мама.
- Белла, может, это сделаешь ты? – не растерялась Роуз, и обе девушки взглянули на меня в тревожном ожидании.

В любой другой момент я бы сказала «нет», но не сегодня, когда фамилия Эдварда оказалась в списке отстающих, и я вдруг представила, какой станет моя жизнь здесь без него… Мне бы порадоваться – я же всегда это предсказывала и даже хотела – но почему тогда в груди разливалась такая ужасная горечь расставания? Словно не его будущее, а мое сейчас висело на волоске от крушения надежд, и мне позарез нужно было держать его рядом с собой, - даже если мы с ним не разговариваем. Свон, ну ты же форменная собака на сене.

- Ладно, - взяла я протянутые Элис конспекты, мысленно приплюсовав к ним свои, лежавшие в рюкзаке – все они понадобятся, если парень долго бездельничал.

Элис аккуратно записала мне на запястье номер кампуса и комнаты, чтобы я не забыла. И, просмотрев, не вывесили ли новое расписание, я начала свое новое путешествие в ад, всю дорогу споря с собой, правильно ли поступаю. С точки зрения дружеской поддержки – разумеется! Как ни крути, мы все были друзьями, а друзья обязаны друг другу помогать. С обратной стороны – я ничего не должна была Каллену, особенно после того что он мне наговорил. А эти противные и необъяснимые муки совести – чистейшая нелепость! Не моя вина, что он такой безнадежный лентяй!

Я простояла перед неприметной, самой обычной дверью комнаты в мужском кампусе несколько минут, прежде чем решилась постучать. Днем вход в это здание был свободным, так что кроме меня, по коридору сновало немало девушек – некоторые за ручку с парнями. Никто не обращал на меня внимания, однако меня не оставляло чувство, будто вокруг не хватает воздуха. Что я скажу? Да ничего – отдам конспекты и слиняю. Я не обязывалась с ним болтать.

Шаги в ответ на стук были какими-то неохотными, словно Каллен был недоволен, что его разбудили или отвлекли от какого-то важного занятия. Он открыл дверь, и его скучающее лицо вытянулось от удивления.
- Ты? – широко распахнул он глаза и приоткрыл рот.

На нем не было ничего, кроме трусов, и этот вид пробудил во мне воспоминания, о которых думать совершенно не следовало.

- Вот, - протянула я ему гору тетрадей, пытаясь не быть грубой и одновременно желая выглядеть как можно холоднее – чертово противоречие, вечно живущее во мне. – Элис передала.

Потрясение в лице Эдварда сменилось безразличной маской. Он молча забрал тетради и пошел прочь, бросив на ходу:
- Будешь уходить, закрой дверь.

По какой-то необъяснимой причине я медлила. Тупо стояла на пороге, следя за тем, как двигается в серых боксерах упругий зад, как идеально расположены на спине мышцы, и какие стройные и ровные у Эдварда ноги. Проходя мимо заваленного хламом стола, Эдвард швырнул туда тетради и упал спиной на мятую кровать, не глядя на меня. Локоть прикрыл лицо, будто парня мучил яркий дневной свет.

Черт возьми, откуда во мне это болезненно скребущее чувство беспомощности и сострадания? Ты не виновата, Свон, в том, что он разгильдяй. Ну и что, если твои тетради затеряются, никому не нужные, среди горы пакетов с чипсами и пустых бутылок кока-колы – наплюй, развернись и уходи. Убирайся, пока не сделала ситуацию еще хуже.

Но я уже сломалась. Тихо, украдкой, как смущенный вор, шагнула вперед и закрыла дверь за спиной, кусая губу. Не зная даже, что собираюсь сказать. И тем более – сделать.

- Черррт, - выругался Эдвард, сдавив пальцами лоб, как будто у него болит голова. Он простонал с досадой слово еще более матерное, словно бросал негодование самому небу. И только потом заметил меня. - Ты что, не ушла? – смотрел он на меня из-под приподнятой ладони.

Мысленно я закатила на него и на себя глаза. Что я должна ему ответить? Неужели мне придется тянуть эту лямку, от которой я так отчаянно отбрыкивалась – «делать ему домашку», лишь бы он оставался здесь? И тут же противный голосок запищал из глубины запертой на десять замков души: «А что, если это именно то, чего ты всегда хотела, но боялась признаться? Мечтала, чтобы он в тебе нуждался, даже в такой странной и бесперспективной форме».

Сморщив лицо, я прошла вперед и повесила сумку на спинку стула, решительно собираясь остаться. Брезгливо расчистив край стола, поправила тетради так, чтобы они лежали аккуратно, корешок к корешку, не выбиваясь ни на миллиметр. Эдвард все это время наблюдал за мной, почти не дыша. Когда я повернулась к нему, он выглядел озадаченным и хмурым.

Я понимала, что читать лекцию двадцатилетнему оболтусу – глупо и бессмысленно, поэтому просто подошла и молча присела рядом, на краешек кровати, стараясь не обращать внимания на привлекательный и почти голый вид передо мной. Надо было с чего-то начать, но я не имела понятия, о чем собираюсь разговаривать.

- Слушай, тебя отчислят, ты уже в списке, - приступила я издалека.

Он снова закрыл лицо локтем, отказываясь смотреть на меня.
- Знаю.

Я мрачно нахмурилась. Не хочу этого делать, но мне придется.
- Ну, хватит киснуть, Каллен. Если надо, я помогу.

Он перестал дышать. Я слышала, как его дыхание полностью прекратилось.
- Ты серьезно?

Нет, чертов лентяй, я шучу!

- Для чего еще нужны друзья?

Губы Эдварда растянулись в довольной улыбке, и я чуть не откатила все назад, испугавшись, что все вернется к старому, и парень попросту меня использует, как многих девочек до меня. Но он совладал с собой. Убрал руки от лица: в его глазах читалось слишком много различных эмоций, поэтому я не смогла выделить ни одну. Кончиками пальцев он потянулся ко мне, но не сделал ничего, кроме легкого прикосновения к плечу. Так осторожно изучают что-то очень хрупкое, находящееся под строгим запретом.

- Я согласен.

Я возблагодарила Небеса за то, что все оказалось настолько просто. И я была в шоке, что получилось уговорить его так легко.

- Только оденься, - встала я и отвернулась, ища в себе мужество чувствовать себя исключительно другом, а не обиженной любовницей.

***


Мы занимались. Мы действительно учили предметы, а не трахались, словно гребаные кролики. Мы даже не трогали друг друга, не смотрели в глаза, оставались серьезными и сосредоточенными на записях.

Все было не так плохо: оказывается, Эдвард что-то даже знал, что-то запомнил. Закрывая глаза и морща лоб, он напрягал мозги и выуживал оттуда ответы на мои вопросы, а если не находил, мы вместе читали информацию в учебнике. Он был словно ребенок, с которым должна возиться мать, иначе у него ничего не получится. Вспомнив о том, как отец до моего приезда готовил себе одни только бутерброды и подгорелые бифштексы, я сделала вывод, что такие, как Эдвард – большинство мужчин. Фил – второй мамин муж – не мог ни есть, ни одеться нормально, если ее не было рядом. Рене и сама-то была рассеянной и несобранной, и в доме царил постоянный бардак с тех пор, как я переселилась к отцу. Как они выживали друг с другом, непонятно.

Когда стемнело, мы с Калленом заказали пиццу. Я стала поглядывать на часы: не пора ли домой. До одиннадцати вечера я должна была покинуть мужской кампус.

- А где твой сосед? – запивая сочную «маргариту» горячим чаем, поинтересовалась я, глядя на открытую дверь в самодельную вторую комнату, отгороженную оклеенной постерами фанерой, и стоявшую там пустую кровать. Я помнила, как Элис когда-то мечтательно рассказывала о потрясающем соседе Эдварда, затмившего моего парня харизмой и красотой – я была заинтригована и хотела взглянуть на него. С тех пор увлечение Элис прошло: у них ни одна лекция не совпадала, и подруге так и не удалось найти способ к нему подкатить. Она приходила к Эдварду несколько раз под предлогом занятий, но Джаспер – так звали соседа – или отсутствовал, или не обращал на нее необходимого внимания.
- Он диджей, работает по ночам. Сегодня вообще рано вызвали – какое-то большое мероприятие, ушел до самого утра.

Я сочувственно покачала головой, предполагая, что у такого парня тоже наверняка есть проблемы в учебе. Зато водились деньги – судя по крутой гитаре, висящей над кроватью, немаленькие.

Когда пицца закончилась, Эдвард принес большой черный мешок и сгреб в него все банки, бутылки и мусор со стола, расчистив столешницу и разложив на ней еще не изученные нами за сегодня конспекты. Я поняла, что он настроен решительно, и муки совести в моей груди потихонечку начали отступать.

- Мне пора, - объявила я без десяти одиннадцать, зная, что за позднее возвращение в кампус могут и наказать – сделать выговор или занести пометку в графу «поведение», которая потом скажется на годовых баллах. А мне еще нужно было бежать через весь парк (мужское и женское общежитие располагались на противоположных сторонах).
- Я только разогрелся, - поднял Эдвард от учебника напряженные глаза. – Давай, еще посидим? Я провожу тебя, обещаю.

Я вздохнула: меня волновала вовсе не темнота. Но Эдвард впервые так старался, и я не смогла ему отказать.

Мы занимались до поздней ночи, пока я не стала зевать, устало ища, на что бы опереться локтем и хоть немного расслабить спину. Стрелка близилась к двум часам – в это время я обычно спала как сурок. Я уже не задавала вопросов, только кивала, если Эдвард что-то объяснял правильно, или мотала головой, когда ошибался.

Он заметил мое состояние и слезящиеся от зевков глаза. Отложил учебник и долго смотрел на меня немигающими глазами. Я пыталась заставить себя подняться, искала силы к последнему рывку – домой. Роуз наверняка уже волнуется. Если, конечно, не спит без задних ног, давно догадавшись о тайной страсти и причине отсутствия подруги.

- Останься? – тихо спросил Эдвард, когда я с трудом поднялась, потягивая затекшую спину. Его рука скользнула вдоль моего запястья, ясные глаза напряженно смотрели снизу вверх.
- Не могу, - покачала я головой, замерев, когда длинные теплые пальцы обхватили мою ладонь. В точности как между теми парочками, за которыми я наблюдала в коридоре. Нет-нет, Свон, даже не мечтай. Каллен не из тех, кому нужна сопливая романтика. Он просто трахнет тебя, как и всегда, и утром ты уйдешь отсюда, словно потасканная использованная кошка, разочарованная собственным слабоволием.
- Дольше отдохнешь, если останешься здесь. К тому же, избежишь разбирательств с вахтершей.

Я прищурилась, но в словах Эдварда был резон: действительно, если я выйду из комнаты утром в толпе студентов, никто и не заметит, что я провела ночь здесь.

- Я буду вести себя прилично, - хриплым шепотом пообещал Эдвард, на этот раз с трудом выдерживая мой взгляд. Он хотел. Конечно, хотел воспользоваться моментом, получив еще и бонус в виде удовольствия, раз уж девчонка все равно остается на ночь. Но изо всех сил старался не выдать себя.
- Правда, я очень хочу спать, - надо же, мой тон еще и звучит так виновато, словно мне неудобно ему отказать. К черту, Свон, что ты творишь? Он не сможет удержаться. Беги отсюда, Белла, беги.
- Да, да, - слишком горячо кивнул Эдвард и бросился поправлять постель, словно бы я уже согласилась.

Я устало наблюдала за его порывистыми движениями: он откинул одеяло и быстро спрятал под матрас какой-то яркий журнал, стряхнул и поправил простыню, стащил соседскую подушку, чтобы их было две, и аккуратно вернул на место одеяло. Когда он обернулся, его глаза еще секунду горели огнем, и только затем вернули сдержанный свет.

- Пожалуйста? – он почти умолял.
- Зубную пасту дашь? – сдалась я.

Он так метнулся к ванной, словно я была королевой, а он пажом. Невольно возникло сравнение: я вспомнила, как он относил сумки ругающейся, истерящей Лорен, терпел ее измены и наезды. Но я была слишком утомленной, чтобы размышлять над тем, что это значит.

Слава тебе господи, Стэнфорд был богатым университетом: душ и туалет прилагались здесь к каждой комнате, не приходилось тащиться по коридору в общественный. Эдвард выдал мне пасту и свою зубную щетку, оставив на пять минут в ванной одну, приводить себя в порядок. Я почистила зубы и плеснула в лицо теплой водой. Джинсы сняла, а футболку оставила. Скорчила себе рожицу в зеркало и отправилась… хм, спать.

Эдвард уже лежал там, приглашающе приподняв одеяло и выключив свет. Тщетно пытаясь приглушить триумф в широко раскрытых, горящих огнем глазах.

Я юркнула в объятия, зная, что сопротивление будет бесполезно: когда это я могла устоять перед Калленом? Но сегодня у меня не было настроения злиться. Было даже странное чувство, будто Каллен меня заслужил. Глупости, Свон, о чем ты бредишь? Просто расслабься, получи удовольствие, а завтра забудь. Ты знала, что будет, уже когда шла сюда с этими чертовыми тетрадями!

Эдвард обнял меня так трепетно и осторожно, словно я фарфоровая кукла и могу рассыпаться на осколки от случайного движения – прежде ни разу он меня так не обнимал. Мне стало удивительно хорошо и я закрыла глаза, нежась в тепле и восхитительном запахе любимого мужчины. Он учащенно дышал, но ничего не делал, только заправил волосы мне за спину и прижался к виску лицом. Кончик носа двигался вдоль лба, щек, ушей, одновременно жадно втягивая запах. Но это длилось мгновение, после чего парень взял себя в руки и мужественно замер.

Несколько минут мы не шевелились, оба боясь дышать. Я слышала, как он мучается и борется с собой: глубоко вдохнет, выдохнет, какое-то время дышит ровно. Прижмется и отпустит. Чуть поменяет положение, опять тяжело вздохнет. Я чувствовала ровно то же самое, хоть и устала. Мне было немного неловко, потому что я очень, очень сильно хотела его обнять и поцеловать. Но я упрямо держала руки подальше от искушения – ведь мы же договорились. Да и я дала себе слово, что тот раз в душе был последним-припоследним.

- Перебирайся к стенке, - сдержанно попросил Эдвард, так и не найдя удобной позы.
- Боишься, что я сбегу? – засмеялась я, именно это и собираясь сделать как можно раньше с утра. Мой внутренний будильник был со мной солидарен: за всю свою жизнь я проспала только один раз.
- Я очень беспокойно сплю в последнее время, - объяснил Эдвард без шуток. – Не хочу случайно скинуть тебя с кровати.

Я вздохнула, послушно переползая в замкнутое пространство между стеной и Эдвардом. Все мое тело заныло, на миг ощущая под собой мужчину. Какая же я наивная, если думала, что смогу спать, когда Эдвард рядом. Я постаралась скрыть судорожный всхлип, упав в промятую ямку в матрасе и тут же оказавшись в новых объятиях. Эдвард прижался ко мне очень крепко, и на секунду я поверила, что он не выдержит: у него был конкретный стояк. Но он справился: сдал назад, и только руки оставались на моем лице, поглаживали волосы и шею.

Лоб прижался к моему и мы долго лежали, слушая дыхание. А потом он меня поцеловал. Сначала закрытыми губами – так целуют из благодарности, хоть и не настолько долго. Он замер, прижав мягкие губы к моим, и только убедившись, что я не сопротивляюсь, сделал это открытым ртом. Он был колючим и ароматным. И, как всегда, восхитительным.

Я думала, он что-нибудь скажет или сделает что-то еще, но он, похоже, действительно вознамерился спать: молчал, а дыхание становилось все более глубоким. Я была потрясена его неожиданным самоконтролем. Думала, не усну: мужское присутствие слишком будоражило мое воображение. Но, к своему удивлению, через какое-то время я расслабилась и стала тонуть в усталости, сама не заметив, как тоже отключилась, чувствуя себя поразительно уютно, несмотря ни на что.

***


Внутренний будильник не подвел: проснулась я ни свет, ни заря. Сначала думала, что сработала привычка, но очень скоро поняла, что это не так. Мы лежали в позе «ложки», я была со спины окружена Эдвардом Калленом, и внутри меня все мучительно изнывало от желания. Его ладонь прижималась к моей очень возбужденной груди, а в копчик упирался твердый горячий пах.

Эдвард засопел, его пальцы сжались, и мой рот в отчаянии приоткрылся, когда приятная волна мурашек пробрала насквозь. Я должна была как-то вылезти из нежных объятий, пока не утратила волю к сопротивлению.

Эдвард прижался ко мне, засопев прямо в шею, ладонь прочертила линию вниз и просунулась между ног. Я замерла, не в силах прервать сладкий миг: мое тело как будто бы запело, разогреваясь изнутри.

Повернув голову, я убедилась, что Эдвард крепко спит: не было сомнений, что его действия оставались неосознанными. Может, мне тоже стоило притвориться? Потом можно будет отмазаться, будто я ничего не помню! Ха, ха, Свон.

В ответ на мое движение парень с силой прижал меня к себе, навалившись сверху и тычась пахом напротив моих ягодиц. И, проклятье, это было чертовски приятное ощущение! Я, конечно, могла сказать себе: он даже не знает, кто лежит рядом, ему вообще все равно, с кем это сделать! Лишь бы был секс. Но мой мозг, как всегда, ушел прогуляться, и я обманывала саму себя, представляя, что эта реакция предназначается лично мне. В конце концов, Элис-то он смог отказать… И непохоже, что за время нашей ссоры у него были девушки – иначе чем объяснить тот поспешно спрятанный порножурнал?

Пальцы сжали грудь и покатали сосок, и я не смогла сдержать участившегося дыхания. Изогнувшись вопреки здравому смыслу, я потерлась задницей о напряженную плоть, и Эдвард издал болезненный вздох. Обе руки оказались на моих бедрах, когда я поспешно отступила. Рывком Эдвард соединил наши тела, и я испугалась, что он сейчас попросту порвет преграду в виде ткани и войдет в меня сзади.

- Белла… - пробормотал он с придыханием, вновь навалившись сверху – теперь я была полностью придавлена возбужденным Калленом, придя в восторг оттого, что именно мое имя сорвалось с его сонных губ.

Длинные пальцы потянули мои трусики вниз, и я рассталась с ошметками самообладания, заерзав, чтобы парню было проще разоблачить меня. Гори все синим пламенем, разве я могу добровольно от этого отказаться? Я уже задыхалась, нетерпеливо извиваясь, чтобы он поскорее оказался внутри.

Твердая плоть влажно скользнула в промежность, и я застонала, скрутив простынь пальцами и силясь не потерять от головокружения сознание. Эдвард застыл – только его руки на моих бедрах немного дрожали.

Черт подери, он проснулся!

- Белла? – взволнованно позвал он, хрипло дыша мне в затылок. Головка уже наполовину была во мне, но Эдвард каким-то чудом остановился, зарываясь носом в мои волосы. – Я так адски хочу тебя?..
- С каких пор тебе требуется на это разрешение? – пробормотала я в искреннем изумлении.

Он прижался бедрами, но не вошел, лишь показал, как нетерпеливо готов к совокуплению.

- С тех самых, когда ты разозлилась на меня за это и заявила, что тебе вообще не нужен секс!
- Я разозлилась вовсе не на это! – возмутилась я, начиная поворачивать голову, но Каллен резко придавил меня плечами и, прикусив ухо, прорычал:
- Не начинай, Свон! Да или нет?! – он толкнулся бедрами на гребаный миллиметр и опять замер.

Несколько секунд я упрямо молчала, скручивая простыни в кулаках и тяжело дыша. Эдвард невыносимо мучительно застонал, щекоча затылок дыханием, и я выпалила, умоляя:
- Да! Да!

Он вошел с облегченным выдохом: было чувство, что его член подрагивает и дергается, спеша опередить хозяина. Пару секунд Эдвард просто вжимался изо всех сил, потом схватил подушку и затолкал ее под мой таз, подняв его повыше. И начал жестко трахать, полностью обездвижив меня своим весом.

Одна его рука сминала грудь, вторая схватила волосы, а губы возбужденно дрожали возле уха. Я закричала от разливающегося внутри огня, чувствуя предоргазменный восторг. И тут, как назло, в дверной скважине отчетливо заскрежетал ключ.

Я перепугалась и открыла рот, чтобы что-то сказать, но Эдвард и не подумал остановиться! Напротив, прижал меня сильнее и стал двигаться резче и быстрее, задыхаясь надо мной. Этот паразит рукой закрыл мое ухо, чтобы отрезать от внешнего мира, а зубами с рычанием впился в шею, и я ничего не могла с этим поделать: кончила с жалобным громким стоном, беспомощная перед талантом Каллена доводить меня до умопомрачительного пика.

В ушах шумело, да к тому же я натянула на голову одеяло, позорно прячась от посетителя, кем бы он ни был. Лежа тихонько и едва дыша в жаркой темной духоте, я прислушивалась, как Эдвард, словно ни в чем не бывало, ведет разговор.

- Я думал, ты вернешься попозже…
- А я думал, что тебя не интересуют хорошенькие сокурсницы…

Я изумленно навострила уши: в голосе соседа звучала неприкрытая ревность.

- Это не то, о чем ты подумал, Джаспер.
- Не надо, не объясняй! – хлопнула межкомнатная дверь.

Я перепуганно высунула наружу глаза, убеждаясь, что странный сосед Эдварда заперся в своей комнате. Мне хотелось убить Эдварда за случившийся конфуз, но он, все-таки, не был в нем виноват – ну разве только в том, что не прервался и мы занимались любовью практически на виду.

Он выглядел настороженным: не знал, чего от меня ожидать. Я и сама не понимала, что чувствую. Если бы не внезапно вернувшийся сосед, я бы, наверное, не разозлилась. Теперь же я испытывала неловкость, которую вряд ли сумею преодолеть. Я никогда не хотела обнаружить связь с Калленом перед друзьями. Лучше бы все оставалось так скрытно, как есть.

Моя одежда осталась в ванной, так что я поспешила туда. Пока я приводила себя в порядок и умывалась, за стеной происходил напряженный мужской разговор, похожий на спор. Черт, мне стало жаль Элис – парень ее мечты, по всему выходило, гей. И – тут меня осенило неприятное осознание – похоже, он запал на моего Эдварда! От этой невообразимой мысли я аж присела, несколько минут пытаясь прийти в себя. Надеюсь, я не стану ревновать двух парней? Черт, но почему голос Эдварда за стеной звучит так, словно он оправдывается? Может ли оказаться, что он не совсем… натурал?

Господи, о чем я только думаю! Не все ли мне равно?! Я покачала головой, сожалея, что поддалась порыву прийти сюда, и уж тем более остаться на ночь. Это было ошибкой от начала и до конца. И я совершенно не хотела знать, какие отношения сложились между Джаспером и Эдвардом. Меня это не должно волновать.

- Я просто поздороваюсь, - упрямо твердил сосед Эдварда уже совсем близко к ванной. Снаружи как будто даже проходила какая-то борьба.
- Оставь ее, она стесняется, - упрашивал Эдвард, и я нахмурилась – до меня дошло, что мне не удастся выбраться из этой комнаты неузнанной. Джаспер настаивал на том, чтобы на меня посмотреть. Это еще зачем?!
- Ты понимаешь, как это звучит, да? – голос Джаспера был полон негодования, и я уже совершенно ничего не понимала. Но Эдвард замолчал.

Время тикало: я не могла вечно прятаться здесь. Придется взять себя в руки и гордо принять очередной унизительный удар судьбы. Натворила ошибок – разгребай последствия, Белла!

Вздохнув, я тихонько открыла дверь в тишину: два парня стояли напротив, о чем-то шепчась, и при моем появлении повернули головы. Я покраснела, как рак, мечтая провалиться сквозь землю. Эдвард выглядел виноватым, а Джаспер, увидев меня, неожиданно просиял, словно я не разочаровала его, а оправдала все возможные ожидания (ну, разумеется – наверное, понял, что такая дурнушка как я не сможет затмить его собственного обаяния).

- Эм-м…
- Белла, - назвал мое имя Эдвард, выпуская локоть Джаспера, за который, по всей видимости, пытался вытолкнуть его из комнаты (если, конечно, это были не объятия).
- Белла, - симпатичный голубоглазый блондин – тут Элис не обманула – протянул мне руку. – Приятно познакомиться, я Джаспер.

Облегчение на его лице было очевидным, и между ним и Эдвардом погас всякий намек на войну.

- Мне пора на лекции, - заспешила я, смущенная и испуганная, к оставленным на столе тетрадям, не желая вести беседы ни с одним парнем, ни с другим.

Эдвард подошел помочь мне, а Джаспер, внезапно вспомнив о тактичности, испарился, закрывшись в другой комнате. Спустя пару секунд оттуда раздалось легкое звучание гитары.

Присев на стол, Эдвард повернулся ко мне, пытаясь коснуться каждый раз, когда я оказывалась слишком близко. Не поднимая глаз, я собиралась как можно быстрее сбежать, но он поймал меня за запястье, едва я положила в рюкзак последнюю тетрадь.

- Ты меня простила? – он смотрел с надеждой, которую я не могла разделить – особенно сейчас, когда моя безупречная репутация повисла на волоске. Да, Чарли находился далеко, но если я продолжу вести себя легкомысленно, то каким-нибудь образом информация докатится и до Форкса. Не говоря о том, что заводить отношения с Калленом – это себя не уважать.
- Даже не мечтай, - покачала головой я, не собираясь прощать его никогда. Тому, что он наговорил, не было оправданий.

Он сдвинул брови, как будто не мог поверить в то, что я такая злопамятная. Впрочем, на его настойчивости это не сказалось.

- Сегодня придешь? – спросил он как ни в чем не бывало.
- Я сделала все, что смогла, - нашла в себе силы отказать я. – Ты должен сам взяться за ум, никто не обязан учиться за тебя! Эдвард, тебе уже двадцать, а ты все еще ведешь себя как маленький!

Он хмуро поджал губы, ничего не отвечая. Я развернулась и направилась к дверям, не зная, что еще ему сказать.

Он нагнал меня, предотвратив мой постыдный побег – поставил руку на дверь, мешая выйти, и я подняла на него растерянный взгляд.

- Так больше нельзя, - сказал он резковато, в его глазах светился сдержанный гнев. – Ты снова пытаешься уйти без обещаний и оставить меня в дураках!
- Я могу пообещать, - кивнула я, набрав побольше воздуха, - что между нами все кончено и я больше сюда не вернусь.
- Это смешно, - перебил он, ухмыльнувшись как-то совсем горько и сжав переносицу пальцами, словно у него снова болит голова. – Я все время думаю только о тебе, я спать из-за тебя перестал! И ты тоже меня хочешь! Так в чем же дело?!

На мгновение я потеряла дар речи от столь невозможного признания. Эдвард только что сообщил, что я ему нужна?! Только в качестве кого? Секс-куклы, на которой он будет отрабатывать навыки соблазнения каждую ночь? Уж точно не девушки, которую можно с гордостью демонстрировать друзьям и подругам.

- Брось, Каллен, ты хочешь меня только пока я недоступна, только потому что я отказываю! Согласись я стать твоей, через пару недель ты начнешь стыдиться меня и найдешь себе девицу с большими искусственными буферами и красивыми кошачьими глазищами! – обида в моем громком обвинении становилась все интенсивнее к концу второго предложения, где я, уже не скрываясь, сравнила себя с красоткой Лорен. Было невозможно поверить, что после столь эффектной дамочки он обратит внимание на такую серость, как я.

Лицо Эдварда вытянулось от потрясения.
- Это звучит как полный бред! – возмущенно выдохнул он.

Я снисходительно рассмеялась.
- Взгляни на себя и на меня, - указала я.
- Ты сейчас хочешь меня упрекнуть, - оскорбился он, – в том, что для меня имеет значение внешность?!
- Это же очевидно, - развела я руками, не понимая, чему он так удивляется. - Разве не самую красивую девочку Форкса ты выбрал, имея возможность перебрать десятки девиц? И я не понимаю, как среди них могла затесаться я. Единственное разумное объяснение - моя недоступность. Но я не собираюсь жить на этом вулкане вечно, борясь за то, чтобы удержать тебя подле себя!

Я выдохлась, раскрыв о себе слишком много. Мое лицо горело до кончиков ушей, и я была зла на себя за то, что все это сказала.

А Эдвард молчал. Его ошарашенные глаза изучали меня, и я бы воспользовалась его растерянностью и сбежала, если бы его рука все еще не держала дверь.

- Ну, чего еще ты от меня хочешь? – воскликнула я, близкая к истерике. – Как ты себе представляешь нас вместе? Ходить за ручку, целоваться на людях? Думаешь, я позволю тебе щупать меня у всех на виду, как ты это делал с Лорен?! Я не из тех девчонок, которые ищут несерьезных отношений, неужели не ясно!

Эдвард облизнулся, напряженный как струна. Слишком внимательный взгляд пугал меня, будто мог заглянуть прямо в душу.
- Если мы станем жить вместе – это будет достаточно серьезно?

Я наморщила лоб, не веря своим ушам.
- На что? – всплеснула я руками, искренне не понимая его упрямого желания. – Чтобы это осуществить, нужны, как минимум, деньги, чтобы снимать квартиру. Где ты их возьмешь, если не можешь оторвать от кровати зад, даже ради учебы? – я подбоченилась, не стесняясь высказать горькую правду: - И ты все еще должен пятьдесят штук Лорен!

Кажется, это напоминание его проняло: Эдвард побледнел.

- К черту Лорен, к черту квартиру, - почти прорычал он, стукнув по двери кулаком. – Будем встречаться, как и все: днем. Только прекрати от меня бегать, как трусливый заяц, и закрываться, как улитка в раковине! Признай уже, что я тебе нравлюсь!

Я зашипела, возмущенная до глубины души самоуверенностью наглеца.
- Нравишься?! Да как бы не так!
- А что такого во мне отталкивающего, чтобы ты так на меня злилась? Чем, по-твоему, я хуже других?
- Я скажу тебе, - подняв руку, я начала загибать пальцы: - Ты безответственный, легкомысленный и помешанный на сексе лентяй. Ты не уважаешь девчонок и вечно ставишь их в неловкое положение откровенными грубыми шутками. Ты самовлюбленный пошляк и думаешь, что за тебя всё сделает кто-то другой. Ты беззастенчиво используешь подруг в собственных интересах, будь то «домашка», - припомнила я нашу первую встречу, а потом указала пальцем на незаправленную кровать, - или постель. Да мне стыдно даже представить, что я окажусь в какой-нибудь компании в качестве твоей девушки, и ты начнешь лапать меня на глазах у всех! Не говоря уже о том, чтобы представить тебя как своего парня своей семье. Ты совершенно мне не подходишь, Эдвард! И уж поверь, если я решу встречаться с кем-нибудь, то этот мужчина будет солидным и серьезным – таким, которому я смогу доверять на все сто, и на которого смогу положиться в любой проблеме! Пусти меня! - пнула я дверь ногой, и Эдвард отступил, убрав руку.

Я выскочила в коридор, точно ошпаренная змея, пылая гневом и обжигающей ненавистью.

- Ты все равно не сможешь забыть меня, Свон! – прорычал Каллен мне вслед со злостью, заставляя ускорить шаги, иначе я бы выцарапала ему глаза. – До конца жизни будешь представлять именно меня, сколько бы мужчин ты не сменила! И все они будут проигрывать!
- Пошел к черту! – крикнула я, уверенная, что все будет именно так, как он сказал.

__________________________

От автора: Как всегда, жду ваших комментариев здесь и на Форуме.

Источник: http://robsten.ru/forum/71-3003-1
Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: Валлери (18.03.2018) | Автор: Валлери
Просмотров: 335 | Комментарии: 8 | Рейтинг: 5.0/8
Всего комментариев: 8
0
8  
  Да когда же они уже нормально поговорят  girl_wacko

1
7  
  Спасибо за предложение!  lovi06032 
Когда же до них дойдет, что это любовь...

1
6  
  Спасибо за продолжение .

1
5  
  Эх, Белла. Да парень уже и спать не может)) весь на нервах. Им нужно начать вести себя по взрослому, серьезней.
Спасибо за продолжение)

1
4  
  Так его Белла так!!!! А потом будешь сама на себя злиться, а заодно и на него оттого что ты такая чеканутая и сама не знаешь чего шочешь!!! Словно собака на сене! Спасибо за продолжение, ждём новую главу. girl_wacko  good  good  hang1  lovi06015  lovi06032

1
3  
  Благодарю за главу!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02

2  
  good  good  girl_wacko

1  
  Спасибо за главу:)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]