Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Выбор / The Choice. Глава 5. Стокгольмский синдром

ледующие дни не выделялись ничем особенным: я лелеяла мечту сбежать, но Эдвард не покидал дом и всегда, когда я выходила из комнаты ночью, оказывался на пути, встречая внимательным взглядом. Приходилось строить из себя невинность, мол, я всего лишь направлялась в туалет, и вновь возвращаться в спальню. Борясь со сном, я неизменно сдавалась первой, а наутро мой тюремщик ждал меня как ни в чем не бывало: свежий и бодрый, словно успел выспаться лучше меня. 

Единственное, что выдавало его усталость: круги под глазами, становившиеся темнее с каждым новым днем. Но и они исчезли в один прекрасный момент, точно я упустила что-то важное той ночью. 

Не знаю, когда этот уникальный мужчина все успевал: готовить еду (сама я ни за что не вставала к плитке), привозить новые продукты и лекарства, даже убирать комнаты! Но мое раздражение как пленницы росло. Я теряла терпение, когда наступал очередной день, а я все еще была так же далека от свободы, как вчера. В особенно черные моменты я начинала ненавидеть Эдварда, себя и свою проклятую жизнь, ища способ покончить со страданиями, но даже убить себя под бдительным наблюдением охранника не представлялось вероятным. 

Симптомы наркотической зависимости, тем временем, исчезали: во многом благодаря тому, что я, наконец, позволила колоть себе необходимые препараты, справедливо рассудив, что чем быстрее Эдвард уверится, будто я поправилась, тем вероятнее меня отпустит восвояси. 

Пока шло время, происходило и еще кое-что. Не сразу я сообразила, что это может быть такое. Я начала ловить себя на том, что волей-неволей слежу за юным похитителем; каждое его движение, каждое слово ловлю, точно он последний человек на Земле. 

Сначала я думала, что это действие скуки: в конце концов, здесь больше было нечем заняться. Читать я не хотела, телевизор или элементарное радио хозяева дома не поставили, а настольные игры, которые предлагал Эдвард, давались мне с огромным трудом – я быстро раздражалась, не понимая, что и как надо делать, забывала несложные, казалось, правила. И я слонялась без дела туда-сюда, не находя себе места. 

Эдвард был единственным интересным объектом в моем новом и странном существовании пленницы (которую впервые не трахают каждый божий день). Его терпеливость удивляла меня, серьезность – забавляла, а ловкость движений – завораживала. 

То, как он проводил рукой по бронзовым волосам, взлохмачивая их и придавая своему внешнему виду больше юношеского задора. Сочетание молодой внешности с необыкновенной проницательностью и развитым умом. Его рассказы о прочитанных книгах, сюжеты которых не укладывались в моей голове даже наполовину. Истории о шлюхах – моих предшественницах, необъяснимое уважение к каждой из них – будто они все не были падшими женщинами, поднятыми с самого дна, а оставались в его понимании Людьми, достойными заботы и веры. Все это создавало определенный образ Эдварда – слишком хороший, чтобы быть настоящим. 

Я все еще ждала какого-то предательства, хотя бояться своего похитителя практически перестала. Эта моя реакция – страх – была намертво въевшейся под кожу привычкой, от которой я не избавлюсь никогда. Даже если всю оставшуюся жизнь проведу в золотой клетке с терпеливым и добрым хозяином. 

Я стала замечать, что нервничаю, когда Эдвард дольше обычного смотрит на меня. Даже тогда, когда я сама на него смотрела, я испытывала смутное волнение. Странное чувство: я не могла отвести взор, просто потому что смотреть в этом доме было больше не на что! В то же время всякий раз, встречаясь с парнем взглядом, я спешила отвернуться и начинала беспокойно ерзать или вертеть что-либо в руках. Возможно, это все еще проявлялись последствия приема наркотиков – к счастью, на это можно было списать любое мое неадекватное поведение. 

Однако становилось труднее. Я рассматривала изгиб губ юноши, когда он говорил, ловила себя на мысли, что вряд ли когда-то узнаю, каковы они на ощупь и вкус. Привыкнув к тому, что почти любой встреченный мной мужчина – потенциальный клиент, я была задета отказом Эдварда от меня как от женщины. Не то чтобы я сильно этого хотела… после многих лет насилия было в какой-то мере здорово дать длительный отпуск измятому телу. Но именно тот факт, что я могла бы отдать, но парень не захотел этого взять – задевал мое самолюбие и порой даже стимулировал к опасному действию. 

Незаметно я стала совершать странные для самой себя поступки. «Случайно» падал с плеча пеньюар, показывая кусочек кожи, который я не спешила прикрыть. Обнаженная нога покачивалась туда-сюда под столом, носочек вытягивался, рисуя на полу веранды ленивые узоры. Язык медленно скользил по металлической вилке. Кончики пальцев задумчиво касались приоткрытых губ. Сексуальные уловки, которыми издревле пользуются все женщины, чтобы завоевать мужчину. Зачем мне это было нужно? Я сама не знала. Может, я просто хотела доказать себе, что все еще в строю… 

В какой-то момент я посмеялась над собой, решив, что у меня развился стокгольмский синдром. Может, так и было, - меня не особо волновало мое психическое здоровье. Вряд ли я была нормальна, учитывая, что мое детство закончилось в семь лет с побоями отчима, а затем с тринадцати я стала объектом регулярного сексуального насилия. Скорее всего, поправить шарики в моей испорченной голове не смог бы даже профессиональный психиатр. Я навсегда останусь морально изуродованной падшей женщиной. Так что я не волновалась о том, что веду себя «не так». 

В какой-то день – я сбилась со счета, сколько их было – Эдвард выдал мне чистую одежду: простой бежевый свитер и синие джинсы. Новые: на них еще остались наклейки с логотипом магазина. А также мое пальто и сапоги. Я удивленно взглянула на парня, понадеявшись, что сбылась наконец-то мечта: он отпускает меня. Но рано обрадовалась. 

- Прогуляемся, - всего лишь указал он на белый заснеженный лес за окном. 

Что ж, это было лучше, чем ничего. Приятнее сидения в осточертевшем доме. Однако я все же попыталась поторговаться: 
- Только если отдашь мою пачку сигарет. 

Эдвард нахмурился – на секунду я испугалась, что перегнула палку, и он отменит прогулку. А он лишь проговорил: 
- Ладно. Но это в последний раз. 

Я фыркнула, так и не смирившись с его тиранией. Может я и была подневольной проституткой в клубе разврата, однако мне нравилась иллюзия свободы, которую обеспечивал Джеймс. Эдвард же полностью ограничил мне выбор, заставляя делать лишь то, что он велит. Даже если его намерения были благими, а решения – правильными, они все же не были моими. 

Снаружи заметно потеплело: минус один или минус два. Солнце, светившее все утро, а сейчас скрывшееся за облаками, подтопило снег, и он легко сминался сапогами. Поддавшись моменту, я наклонилась и скатала маленький снежок, пытаясь вспомнить, лепила ли в детстве снеговика, как все нормальные дети? Это было настолько давно… я поняла, что почти забыла лицо матери. 

Что-то ударило меня по плечу, и я, повернувшись, удивленно уставилась на своего тюремщика: он улыбался. Всегда серьезный, сейчас он выглядел как беззаботный озорной мальчишка, держа в руке новый снежок, полетевший следом за первым. Мои руки опустились, пальцы выронили комок, попадание «снаряда» и веселое лицо Эдварда не рассмешили меня – наоборот, почему-то стало грустно. Развернувшись, я медленно побрела прочь, лениво пиная ногами слой снега. 

К моему облегчению, Эдвард не стал настаивать на нелепой игре. Нагнав меня, просто зашагал рядом. Мне было неловко, что мое нежелание поддержать веселье стерло хорошее настроение с лица юноши – теперь он так же, как и я, выглядел хмурым. 

Мы обошли дом. Я искала машину или гараж, дорогу, ведущую в город, но не нашла ни того, ни другого. 

Мы немного постояли под козырьком красивого крыльца – я выкурила целых две сигареты к неудовольствию Эдварда. Однако он воздержался от нравоучений, лишь морщился, когда на него попадал дым. 

- Никогда не пробовал? – поддразнила я, протягивая ему сигарету, от которой он, разумеется, отказался. 
- Нет, - он немного помедлил перед ответом. 
- Ты хотя бы пьешь? – веселилась я – он просто не мог быть настоящим, нет! 
- Смотря что, - улыбнулся он уклончиво. 
- Не говори мне, что воду, - я рассмеялась над мыслью, что этот парень никогда не пробовал алкоголь. Это было немыслимо, невероятно! Таких мужчин не бывает на свете. 
- Не воду, - шире осклабился он, дразня меня в ответ. 
- Может, ты еще и девственник? – пошутила я, а потом вспомнила, как он убегал от моих приставаний в холле, сравнила с молчанием вместо ответа, и мне внезапно поплохело. Похоже, я столкнулась с самым необычным явлением в своей жизни, если он, конечно, не врет. 
- Смотря в чем, - мрачно ответил Эдвард, и я ощутила себя некомфортно из-за своих шуток: не мог, просто не мог он никогда не целовать, не трогать девушку. Стал бы он приближаться к проституткам, если никогда не имел с ними дела? Зачем ему вообще понадобилось их спасать? 

Выпуская колечки дыма, я разглядывала гладкое, без признаков щетины лицо. Может, у него, как и у меня, было тяжелое детство? Какие-то проблемы с матерью, по которой он горюет? Вдруг она была шлюхой и поэтому умерла молодой? Это бы объяснило его маниакальное стремление помогать проституткам. 

Вдруг он поднял руку и потянул локон моих волос – из-за ветра они забились между губ, спутались и мешали докуривать сигарету, подпалив парочку особо упрямых волосинок. Я вздрогнула, почувствовав себя странно робко. Не знала, куда деть глаза: продолжать смотреть или отвернуться, спрятавшись в капюшоне. Когда меня касались, прежде всего я ждала удара, но теперь уже верила, что Эдвард не причинит мне вреда, и оттого любой его жест приводил меня в смятение – я была готова к жестокости, знала, как в таких случаях вести себя, но не умела реагировать на заботу и доброту. Даже между мной, Лолитой и Эммой сострадание было своего рода игрой – мы просто не умели показывать истинные чувства. Точнее, их у нас попросту не было! Мы их не знали, поэтому дарили, как умели – неуклюже, порой можно было подумать, что грубо. 

«Да ты ж бедная наша Би, посмотрите-ка, как ей плохо». 
«Сейчас мы тебе поможем, подруга, на вот, нюхни для настроя, а то расклеилась как тряпка», - таким было обычное проявление заботы между нами. 

Серьезное выражение лица Эдварда пугало меня. И если поначалу я думала, что этот страх – лишь привычка бояться всех мужчин подряд, то теперь начала подозревать иной мотив. Почему его близость так меня волновала, заставляла чувствовать себя душевно уязвимой? Точно не потому, что я ждала подвох. Точно не из-за возможного удара кулака. 

Из всех проведенных в лесном домике дней ярче всего мне запомнился именно этот краткий эпизод: Эдвард тянет локон моих волос, пытается заправить за ухо, переупрямив порывы ветра. 
 

***



Мои желания изменились. Раньше отказом парня была задета только моя «профессиональная» сторона – как же так, мужчина отказался от минета. Кто вообще способен на такое? Я таких мужчин попросту не встречала. Теперь внутри росла иная обида: все больше я думала о себе как о низшем существе, не достойном малейшей симпатии и уважения. Чем сильнее узнавала Эдварда, тем мне становилось яснее: такому, как он, я не ровня и никогда ею не стану. Что бы ни сделала со своей жизнью – я уже использованный материал, на который можно смотреть лишь с презрением, отвращением, на худой конец – с жалостью. Как объект дружбы, любви, интереса – я со своим уровнем развития не подходила никому, кроме подобных мне. 

Вывод был один: мне нечего и стараться. Эдвард твердил, что я должна начать новую жизнь, что он поможет – деньгами, участием, чем угодно. Но я все больше приходила к пониманию: ничего из этого хорошего не выйдет. 

- У тебя есть теперь выбор, пойми, - настаивал он, поджимая губы. – Я увезу тебя далеко, Джеймс не станет искать беглую проститутку по другим штатам. Сменишь прическу и цвет волос, и он никогда тебя не найдет. 
- Однажды он нашел шлюху, которая сбежала от него десять лет назад. Она была замужем, родила, и все же он узнал ее по фотографии в интернете. Он не прощает обид, а может, для него это своего рода развлечение – мстить беглянкам, выслеживая их даже спустя время. В один из дней он отправился по нужному адресу и убил ее, оставив ребенка сиротой. Так что не говори мне, что я в безопасности! С таким, как Джеймс, лучше дружить, чем воевать! Вот пока я ему подчиняюсь – я в безопасности. Я не могу уйти от него, пойми. 
- Я способен защитить тебя даже спустя десять лет, поверь мне, - гнул свое Эдвард, но мне не хотелось прожить всю свою жизнь, ожидая стука убийцы в дверь. 
- Сам посуди: ну чем я буду заниматься? – тихо спорила я, хмурясь и глядя куда угодно, только не на парня. – У меня нет даже начального образования. Я отучилась едва ли до пятого класса, да и те знания давно забыла. Я не смогу найти работу, не смогу обеспечивать себя. Я не умею жить как нормальные люди, не знаю даже что это такое. Господи, Эдвард, я даже плохо ориентируюсь в пространстве! Не смогу найти на карте Сиэтл! За все свое существование я пользовалась лишь одним автобусным маршрутом! Все остальное время ездила на такси, да и то в пределах нескольких кварталов. Мои документы – поддельные, меня, можно сказать, не существует. Я не представляю себя вне стен клуба. 
- Ты пойдешь учиться, - предположил Эдвард, но мой эмоциональный рассказ явно произвел на него впечатление, потому что голос перестал звучать уверенно – он не ожидал, что со мной все окажется настолько печально и беспросветно. Должно быть, он впервые столкнулся с подобным случаем. 
- Кто будет обеспечивать мое образование? Может, ты? – с вызовом спросила я, и тут же поняла, как глупо прозвучал мой вопрос – да, он это сделает. – Нет, нет! Это неправильно, я не согласна. 
- Ты же привыкла брать с мужчин деньги, что тебя смущает? – недоумевал он. – Откуда взялись моральные принципы, если ты настаиваешь, что у тебя их никогда не было и нет? Я обеспечу тебя. Считай это моим вкладом в твой потенциал. 
- Может, я и шлюха, но даже у шлюх есть чувство собственного достоинства, - фыркнула я. – В клубе я получала деньги за определенные услуги, от которых ты, - я надеялась, что в моем голосе не слишком заметна обида, - горделиво отказался. 

Так и закончился наш бесперспективный разговор о моем неясном будущем. Эдвард мог заключить со мной контракт: секс в обмен на деньги. Тогда, возможно, я смогла бы их принять. Но он предпочел пропустить мой намек мимо своих невинных благородных ушей. 

Только чем больше я думала о том, что Эдвард брезгует прикоснуться ко мне, чем ниже себя мысленно опускала, тем сильнее хотела заставить его возжелать меня. Будто бы оттого, что он сдастся похотливым потребностям – как все нормальные мужчины – это опустит его на один уровень со мной. Будто бы мне станет от этого легче… 

В ту ночь меня разбудил кошмар. Вот уже неделю (или больше) моя спальня была освобождена от лекарств, но сны, напротив, становились беспокойнее и тяжелее. Пока я принимала кокаин, то спала как ребенок – глубоко и без сновидений. Будучи здоровой, стала еженощно видеть ужасы, приходящие прямиком из моей прошлой жизни, наполненной насилием, которое я мечтала забыть. 

Встав, чтобы глотнуть воды, впервые я не столкнулась с Эдвардом в холле или на кухне. Я не поверила: неужели он так крепко заснул? 

Дверь в его комнату оказалась приоткрытой. Пытаясь разглядеть лежащую на кровати фигуру в почти полной темноте, я поняла, что… парня в доме нет. Широкая кровать была не тронута, портьеры не закрыты. Щелкнув выключателем, я с любопытством оглядела обстановку, тут же убедившись, что именно это и была основная хозяйская спальня. Роскошная мебель – не подделка, а настоящий антиквариат, реставрированная, в отличном состоянии. Дорогие картины на стенах. Кровать с высоким балдахином. Из оттенков преобладали багровый и золотой… ну прямо опочивальня графа Дракулы. 

Боковая дверь вела в невероятных размеров гардеробную с баснословно дорогими дизайнерскими вещами и отведенной под обувь целой стеной. Мне затошнило от мысли, что именно сюда доступ мне был перекрыт, точно хозяева прекрасно понимали: я не их поля ягода. Я шлюха. И наверняка, даже точно – воровка. 

Оскорбленно фыркнув, я покинула комнату, ничего не тронув и выключив свет. 

Это был наилучший момент, чтобы выбраться, куда бы там Эдвард ни уехал – скорее всего попивает чай в доме своих родных, смеется над моими убогими представлениями о жизни, отдыхает от истеричной, вызывающей омерзение проститутки. Может, он получал какое-то свое, извращенное удовольствие от пожизненной благодарности таких, как я, падших женщин? Может это его ненормальный способ самоутверждения? 

Надев сапоги и пальто, я подергала уличную дверь: заперта. Черт с нею. Подняв тяжелый стул в викторианском стиле, с размаху я опустила его на стекло, зажмурившись в ожидании звона осколков. Меня отбросило назад с силой, равной приложенному удару – отлетев, я упала на спину. Если бы не мягкий ковер, наверняка повредила бы себе что-нибудь. Долбанный гул раздавался в ушах – не сразу я поняла, что это звенит стекло, оставшееся целым. Я потрясла головой, не веря глазам. Что, серьезно?! Кто, черт возьми, ставит на домик в лесу пуленепробиваемые стекла?! 

Я попробовала снова. И снова. И снова. Стул развалился, а стеклу – ничего. Мой план побега провалился, даже не начавшись. 

Следующие пару часов я перепробовала все: дергала оконные рамы, которые имели неведомый мне секрет или оказались забиты снаружи; пыталась вскрыть дверной замок кухонным ножом, вилкой и вытащенным из стены гвоздем. Безрезультатно. 

Я не услышала звуков – ни шагов, ни мотора машины. Но в одно мгновение в ночной мгле проявилась фигура, и я заметалась по холлу, спеша скрыть следы своего преступления. Успела сунуть в шкаф пальто и сапоги и принять непринужденный вид, будто все еще собираюсь попить воды… Глупо: на мне были свитер и джинсы, а рядом валялась бесформенная куча ткани и щепок, оставшаяся от стула. 

Наши взгляды встретились: мой перепутанный, изо всех сил пытающийся казаться невинным, и его пристальный, напряженный. На мгновение мы оба застыли, захваченные врасплох. А затем Эдвард вошел, заставив меня забыть все прежние мысли. На нем не было куртки, а футболка была разорвана от плеча до груди – словно пятерней большого зверя. Волосы растрепаны, в них еще не растаял снег. Глаза блестели. На щеке – след размазанной пальцами крови от разбитой губы. 

- Что с тобой случилось? – самым первым отчего-то возник страх за его жизнь, вместо мысли, что он меня накажет за попытку побега и очередную порчу дорогущей мебели. 

- Ты с кем-то подрался? – голос упал до шепота, когда парень не ответил. Хмуро закрыв дверь на замок, он убрал ключ в карман. Внимательный взгляд кратко сверкнул в сторону разбитого стула и еще быстрее охватил остальное помещение. Правда, было неясно, что он понял из увиденного, а что нет – на лице ничего, кроме прежней настороженности, не отражалось. 
- Ты должна была спать, - ответил он менее пугающе, чем я ожидала – казалось, он чем-то смущен, словно совершал преступление так же, как это пыталась недавно сделать я, и теперь не знает, как скрыть от меня это. 

Весь его вид кричал о том, что этой ночью кто-то пострадал. И этот образ – темного рыцаря, настигающего в сумерках жертв, как это было в том переулке возле клуба – внезапно прошиб меня насквозь, будто по венам пропустили электрически ток. Ночь. Злодеи. Юный, внешне безобидный, благородный мальчик, с помощью пистолета или одних только рук укладывающий преступников одного за другим на заснеженный асфальт… 

Картинка настолько сильно меня захватила, что я не могла сдвинуться с места, мешая парню на проходе. Ему пришлось обойти меня, и все это время я не сводила с него потрясенных глаз - впрочем, он делал то же самое. Мы будто оба ждали друг от друга определенной реакции, но не той, что получали. 

- Ты в порядке? – шепнула я, морщась от запаха, который он принес с собой: не могла сравнить его ни с чем, известным ранее, даже от старой дворовой псины воняло приятнее. – Ты что, раздавил по дороге скунса? 

Он усмехнулся, на мгновение остановившись рядом со мной, и я, ведомая неизвестным мне порывом, протянула руку к испачканной щеке, желая стереть следы насилия. На юном и таком красивом лице они смотрелись неуместно, нелепо. Даже если Эдвард – какой-нибудь специально обученный профессиональный киллер, даже если отлично умеет постоять за себя, сама мысль об участии этого мальчика в драке входила в диссонанс с тем, что я о нем узнала как о воспитанном и добром человеке. 

- У тебя кровь, - объяснила я, когда он испуганно отшатнулся, раня и без того униженную мою гордость, втоптанную в грязь давным-давно, а им – особенно. Зачем спасать меня от плохой жизни, если ему отвратительно касание даже с целью помочь? 
- Белла, иди спать, - огрызнулся он, скрываясь в ванной комнате быстрее, чем я успела спросить о чем-либо еще. 

Я так и не поняла, заметил он сломанный стул или мне повезло. Но на всякий случай, пока вода шумела в душе, спрятала подальше все ошметки: засунула глубоко под свою кровать. Переоделась в черную ночнушку, в которой обычно и ходила здесь, и спала (и это при наличии, как оказалось, огромного стильного гардероба!) – в надежде, что он не обратил внимания и на мой внешний вид. Казалось, он сильнее был занят сокрытием своего ночного происшествия, чем мной. 

Вода затихла, и я вернулась в холл, твердо намеренная добиться от Эдварда какого-либо ответа. Вряд ли смогла бы заснуть, не убедившись, что ему ничто не грозит и он не сильно ранен. Отчего меня вдруг охватило эта необъяснимое заботливое беспокойство, я не знала, но не собиралась копаться в себе. Просто хотела удостовериться, что он в порядке, и все. 

Планы не срослись. Когда парень вышел из душа, к моему горлу подкатил удушающий ком: капельки воды, сплошь покрывающие худощавый, без загара, стройный торс лишили меня дара речи. Я и не знала, что способна взглянуть на мужчину с таким волнением: мне хотелось слизать с гладкой кожи горячую влагу, не оставив нетронутым ни сантиметра. Странное желание для шлюхи, равнодушной к сексу с похотливыми представителями сильной половины человечества. 

Но Эдвард отличался от большинства из них… Его благородство, неприступность и – чего греха таить, девственность (если она была) заводили меня уже много дней подряд. Пора было признать – я до безумия хотела совратить своего юного, не в меру добродетельного тюремщика. 

__________________________

От автора: Спасибо всем, кто терпеливо ждал! Жизнь иногда преподносит неприятные сюрпризы, и не удается придерживаться плана выкладки глав, поэтому я очень благодарна всем, кто проявил терпение и кто читал форум, так что был в курсе, почему произошла задержка) спасибо вам за понимание и поддержку! 
Следующую главу постараюсь выложить через недельку)
И, конечно, я всегда рада любым вашим комментариям под статьей и на ФОРУМЕ.



Источник: http://robsten.ru/forum/71-2972-1
Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: skov (19.04.2017) | Автор: Автор: Валлери
Просмотров: 385 | Комментарии: 10 | Рейтинг: 5.0/12
Всего комментариев: 10
avatar
1
10
Большое спасибо за продолжение!
avatar
0
9

Цитата
Я начала ловить себя на том, что волей-неволей слежу за юным похитителем; каждое его движение, каждое слово ловлю, точно он последний человек на Земле.

Эдвард был единственным интересным объектом в моем новом и странном существовании пленницы (которую впервые не трахают каждый божий день). Его терпеливость удивляла меня, серьезность – забавляла, а ловкость движений – завораживала.

То, как он проводил рукой по бронзовым волосам, взлохмачивая их и придавая своему внешнему виду больше юношеского задора. Сочетание молодой внешности с необыкновенной проницательностью и развитым умом.

Я стала замечать, что нервничаю, когда Эдвард дольше обычного смотрит на меня. Даже тогда, когда я сама на него смотрела, я испытывала смутное волнение. Странное чувство: я не могла отвести взор, просто потому что смотреть в этом доме было больше не на что! В то же время всякий раз, встречаясь с парнем взглядом, я спешила отвернуться и начинала беспокойно ерзать или вертеть что-либо в руках.

Однако становилось труднее. Я рассматривала изгиб губ юноши, когда он говорил, ловила себя на мысли, что вряд ли когда-то узнаю, каковы они на ощупь и вкус. Привыкнув к тому, что почти любой встреченный мной мужчина – потенциальный клиент, я была задета отказом Эдварда от меня как от женщины.

Незаметно я стала совершать странные для самой себя поступки. «Случайно» падал с плеча пеньюар, показывая кусочек кожи, который я не спешила прикрыть. Обнаженная нога покачивалась туда-сюда под столом, носочек вытягивался, рисуя на полу веранды ленивые узоры. Язык медленно скользил по металлической вилке. Кончики пальцев задумчиво касались приоткрытых губ.

Когда меня касались, прежде всего я ждала удара, но теперь уже верила, что Эдвард не причинит мне вреда, и оттого любой его жест приводил меня в смятение – я была готова к жестокости, знала, как в таких случаях вести себя, но не умела реагировать на заботу и доброту.
Почему его близость так меня волновала, заставляла чувствовать себя душевно уязвимой? Точно не потому, что я ждала подвох. Точно не из-за возможного удара кулака.

- Ты же привыкла брать с мужчин деньги, что тебя смущает? – недоумевал он. – Откуда взялись моральные принципы, если ты настаиваешь, что у тебя их никогда не было и нет? Я обеспечу тебя. Считай это моим вкладом в твой потенциал.

И этот образ – темного рыцаря, настигающего в сумерках жертв, как это было в том переулке возле клуба – внезапно прошиб меня насквозь, будто по венам пропустили электрически ток.

Но Эдвард отличался от большинства из них… Его благородство, неприступность и – чего греха таить, девственность (если она была) заводили меня уже много дней подряд. Пора было признать – я до безумия хотела совратить своего юного, не в меру добродетельного тюремщика.





ну чтож, Белла и сопротивляясь в неприязни к нему да, воспылала вся изнемогая хм, его безупречного героя но ОН то, задался целью исцелить мир от обездоленных...................................................... 
avatar
1
8
Спасибо за продолжение! lovi06032
avatar
1
7
Спасибо большое за новые главы!
avatar
1
6
Спасибо, замечательно! cvetok01
avatar
1
5
Спасибо за интересную историю. good Жду продолжения.
avatar
1
4
Спасибо за интересное продолжение! good  1_012
avatar
1
3
Спасибо lovi06032
avatar
1
2
супер спасибо fund02016
avatar
1
Спасибо за продолжение.
Интересно читать.
Особенно - как Белла справится со своим травмирующим прошлым, а оно ооочень сложное для психики, хоть сама Белла и очень адаптивная и сильная личность.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]