Фанфики
Главная » Статьи » Другие фандомы

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Детектив в дьявольской шкуре. Часть 1. Глава 14. Святой Люцифер
Дело Тима Данлера, известного филантропа (а в прошлом — звезды НБА, отъявленного плейбоя и кутёжника, не брезговавшего наркотиками), найденного в здании собственной благотворительного фонда с дыркой в груди, взволновало Люцифера не на шутку.

— Знаешь, Детектив… — задумчиво начал напарник, — личность нашего «клиента» натолкнула меня на одну мысль. Помнишь, ты спрашивала, получал ли я удовольствие от пыток грешников в Аду?

— И ты ответил, что это было для тебя наказанием, — медленно кивнула Хлоя. — А что?

— Видишь ли… я кое о чём умолчал, — напарница нахмурилась. — Пусть не наслаждение от чужой боли, но удовлетворение от наказания за преступления я ощущал. Сперва был в ужасе от новообретённых обязанностей. Однако со временем в Преисподнюю падало всё больше душ, а их преступления становились всё гаже… В мои бывшие владения не попадают за использование соседского цветника в качестве туалета, как-никак, — он дёрнул уголком губ. — И здесь, на Земле, я испытываю нечто схожее, когда «адским огнём» показываю злодеям, что их ждёт воздаяние.

— Хм… — собравшись с мыслями, заговорила женщина. — Я столько подонков за годы службы повидала, что в общем-то понимаю, а в некоторой мере — даже разделяю твои чувства, — Дьявол с облегчением улыбнулся. — Но ты ведь к чему-то клонишь?

— К тому, что, хоть я не делал и никогда не сделаю многое из приписываемого мне людьми… тем не менее, не являюсь добрым. Мягко говоря. И способен на очень жестокие вещи. Пусть не из чистого садизма, но тем не менее…

— Я уже давно это заметила, — чуть пожала плечами детектив. — Долго обдумывала. И пришла к выводу, что ты поступаешь так лишь с теми, чья вина неоспорима. Да и сама, сколько ни ищу… не могу найти в себе жалости к Джимми Барнсу или Бенни Чою, к примеру, — она прямо посмотрела собеседнику в глаза. — Пусть я сама предпочту действовать согласно закону, однако тебя нисколько не осуждаю.

— Несколько неожиданно… но очень приятно, — склонил голову Сатана.

— И всё же — причём здесь наша жертва? — приподняла бровь Хлоя.

— Притом, что, как ты сама подметила, мой теперешний и его прошлый образы жизни похожи… но он решил измениться. Сделать что-то хорошее для окружающих. Может, мне стоит попробовать нечто подобное? У Дьявола ужасная репутация… но ведь я и не пытался как-то изменить её!

— Эм… кхм… — оторопела женщина. — А ничего, что даже если ты отдашь абсолютно все свои средства и имущество на благотворительность, это повлияет лишь на репутацию эксцентричного бизнесмена Люцифера Морнингстара, никак не улучшив отношение людей к религиозному воплощению мирового зла?..

— Я един в обоих обличьях, Детектив! — ухмыльнулся напарник. — И восхищаться будут мной, а уж в каком качестве — дело десятое!

Напарница вдруг прыснула, после чего выговорила: — Ну, как скажешь… святой Люцифер.

— О… мне определённо пойдёт! — хохотнул тот.

Первым подозреваемым стал предположительно бездомный, которого спугнул нашедший тело Эммет Тоусант — волонтёр по работе с населением в фонде. По его словам, Тим оплатил его переезд в Лос-Анджелес после землетрясения на Гаити и был его наставником. Дьявол слушал и «мотал на ус».

Ванесса Данлер, вдова убитого, и её помощник посетовали, что благотворительный раут придётся отменить, так как фонд — место преступления, хотя покойный бы точно не хотел этого. Сатана предложил им альтернативу в виде «Люкса», причём безвозмездно.

Бездомного, которого взяли в ближайшем ломбарде при попытке продать чемпионский перстень жертвы, звали Луи Дельгадо. Он представился актёром, у которого были не лучшие времена в жизни. Признал, что стащил кольцо и бумажник (хотя последний собирался вернуть после присвоения наличных из него), но у мёртвого Данлера, который был таковым уже порядочно времени — началось трупное окоченение. А у него самого есть алиби — до того, как прийти в фонд, он был в ночлежке. Также сказал, что тот был его приятелем и относился к нему, как к человеку. На скепсис Люцифера по поводу того, что обворовывать мёртвого приятеля — приемлемый поступок, Луи ответил, что Тима не волновали вещи: тот бы последнюю рубаху отдал нуждающемуся… И, пока Хлоя звонила в означенную ночлежку для проверки показаний, напарник презентовал Дельгадо свой костюм. В чём остался он сам? Верно, ни в чём! Детектив только вздохнула — дьявольская привычка доводить многие вещи до абсурда снова взяла верх.

История Луи подтвердилась, так что он перестал быть подозреваемым. Да и чутьё говорило женщине, что дело тут куда более личное, чем ограбление. Попытка поговорить об этом с миссис Данлер окончилась неудачей — вмешался Уилл Флеминг, семейный адвокат. Слово за слово, и тот намекнул, что стоит спросить у Эммета Тоусанта, не ссорился ли он недавно с покойным.

Как оказалось, ссорился, причём прошлым вечером. Данлер сказал ему, что тот может не получить обещанных денег на учёбу. Эммет разозлился и наговорил наставнику такого, за что ему было теперь очень стыдно — по этой причине парень умолчал о конфликте в разговоре с полицией. На следующий день Тоусант хотел извиниться перед Тимом… но не судьба. Он не протестовал против проверки на следы пороха, и Хлоя очень сомневалась, что эксперты что-то найдут. Зато новый подозреваемый поведал нечто любопытное: в чете Данлеров всё было гладко лишь под прицелом камер, а на деле муж месяцами не ночевал дома. Это, а также бумажник Тима (точнее — найденная в нём ключ-карта от номера в отеле) породили новую версию: возможно, убитый лишь на публику стал благодетельным, а на самом деле, к примеру, изменял жене — и его убила она или неуравновешенная любовница.

Между тем Ванесса попросила Люцифера, желающего помочь всем, чем только сможет, пообедать с «золотыми» членами фонда от её имени. Мужчина увидел в этом прекрасную возможность поискать следы убийцы среди «заклятых друзей». Подавляющим большинством среди этих членов оказались одинокие богатые женщины самых разных возрастов. Сперва напарники попробовали расспрашивать их в непринуждённой беседе… но ничего конкретного узнать не удалось. Тогда Сатана решил прибегнуть к «тяжёлой артиллерии» — песне для привлечения к собственной персоне всеобщего внимания. Результат оказался неожиданным: Кайл Эриксон, помощник миссис Данлер, вскочил с места, обвинил всех в том, что они веселятся практически над трупом Тима Данлера, после чего вылетел из зала.

В итоге выяснилось что Тим изменял жене… с Кайлом. Причём жена об этом прекрасно знала и имела с мужем соглашение: она закрывает на это глаза, если он держит свои нетрадиционные отношения в тайне — Ванессе было важно имя Тима Данлера. Кроме того, Эриксон за несколько дней до убийства получил от покойного фото какого-то пустыря.

На этом Люцифер и Хлоя расстались. Первый отбыл в свой клуб — готовить его для благотворительного раута. Вторая же собиралась хорошенько изучить истории всех фигурантов дела, в первую очередь — вдовы и её адвоката, а также попытаться понять, что может значить то фото. Занималась она этим из дому… где её нашёл Флеминг и попытался убедить детектива в том, что она преследует не тех людей. Чем добился обратного эффекта.

Женщина поехала в «Люкс» — поделиться произошедшим с напарником и попросить его разговорить главных подозреваемых, как умел только он… Однако тот совершенно неожиданно отказал, заявив, что не может поставить под угрозу мероприятие, которое взялся провести. Кажется, тогда Хлоя впервые по-настоящему разочаровалась в Дьяволе. Сначала детектив испытала недоумение, а затем злость… причём скорее на себя, чем на него. Да какого хрена?! Раз Сатане угодно поиграть в филантропа — пускай играет! Она сама справится, как справлялась прорву раз раньше!

В тот момент ей ужасно захотелось вернуть Люциферу отобранные способности, чтобы больше не чувствовать вины и ответственности в его отношении! Мысль вспыхнула, но тут же была стёрта поиском альтернативных путей в расследовании, словно следы на песке у кромки воды смыло волной…

***

Аменадиэль нашёлся в уютном ресторанчике среднего ценового сегмента. Мейзикин просто подошла и села напротив него, закинув ноги в высоких сапогах на стол.

— Что ты здесь делаешь? — хмуро спросил ангел.

— Собираюсь испортить тебе хотя бы вечер в качестве маленькой компенсации за свою испорченную жизнь! — заявила демоница.

— Не вини меня в своих бедах, хорошо? — усмехнулся собеседник. — Могла бы и сама предвидеть, что Люцифер не будет в восторге от твоих действий, когда всё поймёт.

— Мои проблемы — твои проблемы! — процедила женщина. — И объединяет нас с тобой только это!

— И ты явилась сюда потому, что… — мужчина чуть склонил голову, — больше некуда.

— Есть, куда! — Мейзикин убрала ноги со стола, опёрлась на него локтями, взяла с тарелки огурец и надкусила его. — Даже много куда! — она направила овощ в сторону Аменадиэля, словно тот был одним из её ножей.

— И ещё потому, что тебе не с кем поговорить, — хохотнул тот, явно не поверив её браваде.

— Сказал ангел, сидящий на стейком средней прожарки… совсем один, — парировала выпад демоница.

Улыбка визави увяла. Мейзикин попала в цель! Хотя, стоило признать, и собеседник не то, чтобы совсем промазал… Они одновременно взялись за бокал с вином — и, когда их руки соприкоснулись, мужчина снова растерянно заморгал, как тогда, после драки. Демоница воспользовалась его замешательством, вырвав бокал и надпив из него, за что удостоилась недовольного взгляда Аменадиэля.

— Что? — притворно удивилась женщина. — Ты не собирался это пить, — она вернула бокал на стол и откинулась на спинку стула. — Ты скучный!

— И вовсе я не скучный! — поддался на провокацию тот. — Даже интересный! — и, будто специально для того, чтобы раззадорить её, нацепил на себя салфетку, словно слюнявчик.

— В моём понимании интерес, — насмешливо улыбнулась Мейзикин, — это веселье. Спонтанность. Секс. Опасность. К тебе это не относится! — закончила она уже без улыбки и чуть скривившись. Хотя насчёт последнего пункта демоница несколько слукавила — всё же её визави был ангелом, причём первородным и, вполне возможно, самым могущественным из всех… о чём стоило помнить.

— Относится, — твёрдо возразил мужчина, бросив злосчастную салфетку на стол и подавшись вперёд.

— Хоть один пример… — протянула она, криво усмехнувшись.

Аменадиэль чуть прищурился и улыбнулся уголками губ: — Ты ведь знаешь, что люди ассоциируют Люцифера с козлом?

— Да… — Мейзикин была искренне заинтригована подобным началом. Собеседник молча подмигнул. — Нет! — выпалила она, поражённая догадкой. Ангел медленно обнажил зубы в улыбке. — Это из-за тебя?!

— Из-за меня! — радостно подтвердил тот, довольный её реакцией. — Шепоток тут… Чудо Господне там… И поползли слухи!

— Он так это ненавидит! — расхохоталась демоница. — И долго пытался выяснить, откуда всё пошло, но не преуспел!

— Я знаю! — улыбка мужчины почти достигла ушей. — Тысячу лет ждал, чтобы кому-нибудь рассказать…

Затем было ещё много забавных историй, и в роли рассказчиков побывали оба, попутно опустошив несколько бутылок вина, причём исключительно ради вкуса — алкоголь толком не действовал на двоих бессмертных.

А когда вечер сменился ночью, и они покинули заведение, Мейзикин принялась бесцеремонно облапывать своего спутника.

— Ч-что т-ты д-делаешь?.. — выдавил он несколько секунд спустя, часто моргая, как всегда в подобные моменты.

— А на что похоже? — ухмыльнулась женщина, ухватив Аменадиэлая обеими руками за ягодицы резко прижавшись к нему. — Я передумала портить тебе вечер… даже наоборот — решила сделать его максимально приятным. Для нас обоих, — она потёрлась об него. Ангел сглотнул. — Ты так забавно реагируешь на мои шалости… а мне в последнее время стало любопытно, на что способен лучший воин Господа в постели! — демоница немного отстранилась, но лишь для того, чтобы иметь возможность пошарить в самом интересном месте… и то, что там нашлось, её более чем порадовало. Глаза мужчины напротив стали похожи на блюдца. — В этот раз мы, вне всяких сомнений, хотим одного и того же!

— Мейз, я… — хрипло начал тот, но она не дала ему закончить, обняв за шею, подтянувшись и грубо впившись в губы Аменадиэля своими.

Ангел сначала замер, а после ответил на поцелуй. И ответ этот был настолько неуверенным и неумелым…

— У тебя не было женщин, — констатировала Мейзкин, после чего заливисто рассмеялась, запрокинув голову. — Да главный герой «Сорокалетнего девственника» по сравнению с тобой — только что вошедший в пубертат подросток! Подумать только! Второй по старшинству мужчина во вселенной — и до сих пор ни с кем не перепихнулся! Феноменально! — она снова захохотала.

— Да-да, очень весело… — надулся ангел.

— Не будь букой… — демоница пихнула его кулаком в плечо. — Пойдём-ка в мою машину! Сегодня ты заполнишь этот досадный пробел в своём жизненном опыте, или я буду не я!

Какое-то мгновение Аменадиэль сомневался, стоит ли поддаваться ей. Всё же она — демон! Но лишь мгновение… В конце концов он постоянно думает о том, как угодить Отцу, даже не зная наверняка, чего тот хочет! Может он хоть раз сделать то, чего желает сам? Мейз, первая женщина, которую он по-настоящему возжелал, сейчас предлагала ему разделить с ней эту ночь… почему он должен отказываться? И вообще, среди отцовских правил не было ничего о запрете на секс с демонами!

Вот так, на заднем сидении авто, всё и случилось… неловкость ангела компенсировалась искушённостью партнёрши, да и мужчина оказался способным учеником. Мейзикин была удовлетворена во всех смыслах. Пусть план и состоял в том, чтобы втереться в доверие к Аменадиэлю и выведать его планы, а затем выложить их Люциферу «на блюдечке» в попытке получить прощение… это не значит, что темнокожий ангел не нравился ей сам по себе! Демоница бы трахнула его в любом случае! А уж тот факт, что она стала у него первой, придавал ситуации особою остроту… И мужской статью Бог своего первенца, мягко говоря, не обделил, причём во всех местах! Ну, а то, что во время одного из своих оргазмов тот чуть не вынес заднее стекло непроизвольно раскрывшимися крыльями — мелочи жизни!..

***

Некоторое время спустя детективу пришла в голову идея обратиться к Кайлу, которая оказалась весьма удачной — парень действительно любил Тима и был готов на многое (в частности — рискнуть собственной работой), чтобы найти его убийцу. Благодаря нему выяснилось, что сообщение, в котором покойный прислал фото пустыря, пришло из Порт-о-Пренс, столицы Гаити. Хлоя предположила, что ключ-карта могла быть из отеля, в котором убитый остановился, пока находился там. Эриксон же удивился данному факту — в расписании Данлера такого путешествия и в помине не было. На вопрос, мог ли тот путешествовать втайне, Кайл ответил, что у Тима были друзья с частными самолётами, и он иногда путешествовал с ними. А кроме того сказал, что у фонда было дело в Порт-о-Пренс — они собирались построить там школу на деньги, пожертвованные неравнодушными. И показал фотографию, на которой были они с Данлером и Уилл Флеминг, а также кучка местных детей… на фоне того самого пустыря. Добавив, что сейчас школа должна быть почти достроена.

Тут-то у женщины голове ребус и разгадался. Похоже, деньги на школу ушли совсем не по адресу… Проверив предположение по своим каналам, детектив убедилась, что никакой школы в том месте совершенно точно нет и не планируется. И снова у неё было двое самых вероятных виновников: вдова жертвы и адвокат, ставший управляющим фонда после смерти Тима, в который отошло всё его состояние.

Вот только изучение информации по Флемингу дало неожиданный результат… пусть он и являлся адвокатом далеко не из последних, но в выборе клиентов был разборчив, причём не в плане платежеспособности, а с точки зрения виновности. Бывали даже случаи, когда Уилл помогал тем, кто вряд ли вообще мог ему заплатить. В общем и в целом, он не был похож на человека, способного воровать из благотворительного фонда…

И Хлоя решилась рискнуть, попытавшись заручится его поддержкой в поисках того, кому ушли средства. И не прогадала — Флеминг крайне неприятно удивился, узнав, что школа в Порт-о-Пренс существует только на бумаге. Женщина в первую очередь подозревала миссис Данлер, о чём прямо сказала Уиллу. Тот после некоторого колебания просмотрел личные данные своей клиентки… и с мрачным видом подтвердил предположения детектива. Это, разумеется, не доказывало, что она убила мужа, однако давало ей веский мотив.

Теперь оставалось лишь арестовать Ванессу, которая сейчас должна была находиться на вечеринке в «Люксе»…

***

Дэниэл Эспиноза был в плену у Малкольма Грэмма. Тот как раз ушёл, чтобы пристрелить напарника его бывшей жены, а его самого — выставить убийцей. Как он оказался в столь плачевном положении? Что ж…

Всё началось с вполне благородного порыва защитить Хлою, которая, как всегда, взяв след, не остановилась бы, пока не раскопала всё до конца. Именно поэтому Дэн, воспользовавшись наличием у них маячков друг для друга, пошёл за не-совсем-бывшей женой на Пальметто. А когда она по неосторожности выдала себя Грэмму, и тот потянулся за пушкой — практически не колеблясь, высадил в коллегу и бандитов всю обойму. Мужчина, будто предчувствуя, зарядил пистолет «левыми» пулями, о которых не придётся писать отчёт, а его ствол проверять никому бы в голову не пришло.

Затем были месяцы, в течение которых Эспиноза метался между Хлоей, заведшей на не умершего, но впавшего в кому Малкольма дело о возможной коррупции, и сослуживцами, которые её за это дружно возненавидели. Первая была слишком упряма, чтобы «сдать назад». Вторые не хотели верить, что детектив, бывший в отделе на хорошем счету, продался. Так вот и пытался усидеть Дэниэл на двух стульях… с переменным успехом. Без угрызений совести не обошлось, но мужчина понимал — признание отправит его в тюрьму, от чего жизнь не наладится ни у него, ни у бывшей жены, ни у их дочки.

А потом в жизни Хлои появился Люцифер Морнингстар. Владелец одного из самых популярных ночных клубов Лос-Анджелеса, бабник и повеса, утверждающий, что является Дьяволом. Сперва он проходил свидетелем по делу об убийстве поп-певицы, а потом буквально набился работать с Хло в качестве консультанта. В одно время Эспиноза даже думал, работой там дело не ограничивается… но позднее пришёл к выводу, что всё же нет — бывшая жена очарованию Люцифера не поддалась. Хотя очарование определённо наличествовало — все в участке были в восторге от этого типа, причём даже вне зависимости от пола и сексуальной ориентации.

С самим Дэном, правда, ситуация сложилась иная — это была взаимная неприязнь с первого взгляда. Что, в общем-то, неудивительно, учитывая все обстоятельства.

Однако со временем Дэниэл вынужден был признать, что работа почти-копом для Люцифера — не просто развлечение. Он действительно замечал такое, что другие могли упустить, и отлично умел развязывать языки. А самое главное — не удовлетворялся, пока не находил настоящего виновника преступления… прямо как Хлоя. На взгляд Эспинозы, последнее было главной причиной, почему эти двое сработались.

Именно это помогло мужчине, наконец, по-настоящему понять свою главную ошибку — работа не должна быть важней близких. Раньше ему казалось, что, поскольку жена также является коллегой, она отнесётся с пониманием, когда он не сможет провести время с ней или Трикси из-за срочного дела… Только теперь до него дошло — Хлоя, работавшая ничуть не меньше его самого, как-то умудрялась находить достаточно времени на Мартышку. А Дэн, в сущности, не особо и пытался. Люцифер же уделял напарнице действительно много внимания. Она, как ни странно, явно была для него в приоритете над другими делами. Кроме того, судя по некоторым фразам, услышанным Эспинозой в разговорах между ними, напрашивался вывод: они общались на очень личные темы. Если это и не было романом в общепринятом понимании, то лежало где-то рядом.

На самом деле Дэниэл хотел вернуть Хлою… просто раньше не понимал, как. Теперь же место было занято. Он предпринял несколько попыток всё исправить… но те остались незамеченными. То есть, Хло с Трикси были рады, когда он смог найти время на «вторник тако», но и всё.

И Дэн рассудил следующим образом. Пусть сейчас его бывшая жена интересна Люциферу… но однажды интерес этот пропадёт. А Хлоя, следовательно, в нём разочаруется. И тогда у него, Дэниэла, появится шанс. А пока нужно просто продолжать начатое — находить больше времени на семью, пусть и не совсем целую… в конце концов, Трикси заслуживает лучшего папу, чем он был раньше.

А затем произошло событие, которого никто не ожидал — Малкольм вышел из комы после отключения аппаратов жизнеобеспечения. И у Эспинозы, так сказать, серая полоса сменилась на чёрную. Грэмм, фигурально выражаясь, ухватил его за яйца и держал так, что фиг шелохнёшься. А смерь Получчи, которая явно была делом рук бывшего напарника, дала Дэну понять, что тот способен практически на что угодно. И уж точно будет ожидать удара с его стороны. Малкольм и раньше был себе на уме, хоть и прикидывался весельчаком, душой компании. Теперь же в глазах коллеги появился и вовсе нездоровый блеск…

Сперва он заявил Дэниэлу, что теперь они будут напарниками. Затем «попросил» достать револьвер из хранилища улик. Когда же мужчина отдал затребованное и спросил, для чего ему оружие… тот ответил, что собирается убить Люцифера. И что Эспиноза не поверит, если он скажет, почему. Однако видит это, как услугу ему, Дэну.

Последнее являлось уже откровенным безумием. Был ли новый… непонятно кто его бывшей жены ему неприятен? Да. Ревновал ли он? Да. Но хотел ли он смерти Люцифера? Чёрт возьми, нет! Самое страшное известное Дэниэлу преступление, совершённое тем — кража его пудинга! Это даже за хулиганство бы не сошло! А уж в том, что Дэн раньше не понял, как вернуть жену, «Дьявол» виноват не был!

В итоге Эспиноза набрался решимости сдать Малкольма и сдаться самому… но тот удачно оказал сопротивление при аресте. Очнулся мужчина в каком-то подвале, привязанным к подпорке. Ну, а Грэмм, которому явно хотелось выговориться, поведал… как после смерти попал в Ад. Как секунды смерти здесь обернулись годами пыток истощением и одиночеством там. И как его выдернули оттуда, дав лишь одно задание — всадить пулю в Сатану. Так что первоначальное предположение Дэниэла о сумасшествии коллеги получило окончательное подтверждение.

К счастью, Малкольм неосторожно ел из контейнера на вынос рядом с пленником (с момента возвращения Эспиноза вообще не видел его без жратвы) — и мужчине удалось выбить тот ударом ноги, а затем припрятать под подошвой упавший рядом столовый ножик. И в данный момент он пилил им один из пластиковых хомутов, сковывающих его руки. Ножик был тупым, и путы поддавались крайне неохотно. Когда же Дэн почти перерезал хомут… столовый прибор соскользнул, а затёкшая рука не смогла его удержать — и тот улетел в угол комнаты. Но детектив не сдался. Преодолевая боль, он со всей силы попытался развести руки — и несколько секунд спустя пластик всё же лопнул. Дверь в подвал оказалась запертой, но не слишком крепкой — Эспинозе удалось высадить её плечом с четвёртого удара.

Немного подумав, мужчина решил в первую очередь поспешить в «Люкс» — самое вероятное местоположение Люцифера. Лишь бы не опоздать… иначе ему светят не только угрызения совести, а ещё и тюрьма за преступление, которого он не совершал!

Источник: http://robsten.ru/forum/113-3237-1
Категория: Другие фандомы | Добавил: Энерговампир (19.03.2021)
Просмотров: 71 | Комментарии: 4 | Теги: Фанфик, люцифер, сериал | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 4
1
1   [Материал]
  Ох уж эти демоницы) Даже ангел не смог устоять. Спасибо за главу)

0
  Скорее "ох уж эта Мейз..." Чё-то мне не кажется, что все демоницы такие же.

0
3   [Материал]
  Я бы не сбрасывала со счетов притягательную силу зла. Ничего мы не хотим так сильно, как запретного)

0
  Кстати да. Хотя я бы не стал прям злом демонов называть. По моей задумке ангелы от демонов отличаются гораздо большим могуществом (всё же они скорее рождены, чем созданы Богом и Богиней), но при этом вынуждены следовать куче всяких правил, чтобы Отцу угодить (а Люц - пример того, что произойдёт с отпрысками, которые будут непослушными). То есть Люц - по сути ангел, но мыслит в некотором роде, как демон (забивая болт на чужие правила). fund02002

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]