Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Брачное агентство. Глава 9.
Глава 9. Часть 1. Элис.

РOV Bella

Элис. Арр…

Всю эту неделю я мечтала ее придушить.

Слишком, с ней все было слишком. В ней можно выделить четыре самых неприятных для меня качества.



Во-первых, слишком назойливая.

Она умоляла сходить с ней в магазин, типа больше не с кем, а ей архи как важно услышать хоть чье-то мнение. На мои протесты и заверения, что я ни черта не смыслю в одежде, она ответила, что это абсолютно неважно.

Ненавижу свою слабость, но именно поэтому вот уже третий час слоняюсь по бесконечным бутикам.

Несколько раз подумывала сбежать от нее, но в том состоянии, в котором я находилась, это сделать было нереально. Ноги отваливаются, голова не соображает, руки болят от бесчисленных пакетов, которые я почему-то тащу.

Эта егоза сделала меня своим бесплатным носильщиком, но также и меня заставила примерить с десяток платьев и восемь пар туфель. Я сама не заметила, как в очередной раз была впихнута в примерочную с очередным ворохом одежды.



В итоге мы все-таки купили мне два платья, три пары туфель, сумочку и аксессуары, вроде так Элис назвала что-то побрякивающее и блестящее, всучив мне очередной пакет. Зачем мне все это надо, я никак не могла понять, причем самой бестолковой покупкой были туфли с такими каблуками, на которых я отродясь не ходила. Умеют же некоторые впаривать тебе то, что тебе совершенно не нужно. Элис бы менеджером по продаже работать, цены б ей не было!

Кстати, о менеджерах! Очень забавная профессия и довольно интересный контингент людей. Их всех можно отнести к специфической прослойке населения, главная цель которых – впарить тебе что-то очень ненужное за баснословные деньги.

Раньше, когда Анжела, прилагая неимоверные усилия, вытаскивала меня с собой на шопинг, моим любимым развлечением было говорить подходящим ко мне продавцам – консультантам «Спасибо, я просто смотрю», выражение их лиц было бесценно, порой мне казалось, что они готовы расчленить меня и сжечь останки прямо там.

Но с Элис… с Элис все было не так просто.

Порой мне казалось, что она совсем не чувствовала усталости, постоянно подгоняла меня, когда я отставала. Я удивлялась ее неиссякаемой энергии, которая била фонтаном через край, и втайне мечтала найти кнопку ее отключения.



Единственное, что ей не удалось впарить мне, так это свидание с Джейкобом, которое она запланировала на вечер среды.

Провести вечер наедине с незнакомым мужчиной в его квартире мне казалось верхом безрассудства. Он мог оказаться кем угодно. Даже самые богатые и успешные (таким мне его описывала Элис) не всегда дружат с головой.

Все ее уговоры закончились полным провалом. Я чувствовала триумф от способности отстоять свое мнение, но, взглянув на несчастное обиженное лицо Элис, мое воодушевление как рукой сняло. В итоге пришлось пообещать встретиться с ним в следующий раз в любом другом людном месте.



Во-вторых, слишком болтлива.

Для меня, любительницы тихого чтения на диване, это казалось самым большим ее минусом.

Все три с половиной часа она мне читала лекции по взаимоотношениям мужчины и женщины, о положительных аспектах брака, об отрицательных сторонах одиночества, восхваляла своего мужа и родителей, хвасталась племянницей, ругала брата.

Мы наконец-то возвращались к ее машине, и я еле плелась сзади.

– Белла, знаешь, как проверить чувства мужчины?

– Элис, ты же все равно расскажешь, зачем ты меня лишний раз спрашиваешь?

Она в очередной раз пропустила мимо ушей мое недовольство и продолжила.

– Любящий мужчина – это щедрый мужчина. Вот, например, звоню я недавно Джасперу и спрашиваю: «Ты меня сильно любишь?» Он без лишних расспросов отвечает: «Покупай» – она подняла указательный палец вверх, – вот что такое настоящее супружеское взаимопонимание!

– Сочувствую твоему мужу. И где ты была, когда звонила ему? – зря я спросила. Элис не ожидала вопроса и удивленно обернулась, глаза ее загорелись, и она улыбнулась.

– Значит, ты все-таки меня слушаешь хоть иногда, – а она обидчивая, это надо взять себе на заметку, я робко улыбнулась в ответ, как бы прося прощения.

Черт, я оказалась еще и виноватой! У нее точно талант! Она кивнула в ответ и продолжила. – В мебельном салоне, ты не представляешь, какой я нашла шикарный диванчик. Правда, он не очень подходил к общему интерьеру гостиной, и нам пришлось делать ремонт, менять обивку кресел, шторы и покупать новый ковер. Но все получилось так замечательно, что я нисколечко не жалею, что купила его.



Как можно из-за одного дивана делать ремонт в гостиной? Мне это казалось немыслимым! Сочувствую ее мужу и на удивление понимаю ее брата. Я бы ее точно убила бы, если бы мне пришлось жить с ней на протяжении многих лет.



В-третьих, как оказалась, она полностью безбашенная.

Для меня, трусихи в третьем поколении, стресс категорически противопоказан для организма, а стресс, полученный с Элис, противопоказан вдвойне. Главное, я никогда больше не сяду в машину, если управление транспортным средством будет в ее руках.

После многочасового шопинга она предложила меня подвезти домой, и я сразу же согласилась. Да и кто бы отказался заменить толкотню в метро на комфортабельную тихую поездку в шикарной машине с кожаными сиденьями. Но теперь-то я знаю, что ее сумасшествие и гиперактивность относится ко всему, к чему она прикасается. Она просто не может ждать, будь это светофор или медленно едущая впереди машина.

Мы чуть не стали виновниками трех аварий, дважды проехали на красный и бесчисленное количество раз были прокляты другими водителями, которых она бесстыдно подрезала. После второго перекрестка я боялась смотреть в окно, дабы в очередной раз не нарваться на свирепый взгляд и нелицеприятные жесты, и перешла в лежачее положение, сползая с сиденья.

А Элис хоть бы хны! Хотя поначалу я даже пыталась ее вразумить.

— Элис, стой! — закричала я, и она резко нажала на тормоз. Машина тут же остановилась. По инерции нас отбросило вперед, и, если бы не ремень, мое лицо расплющилось бы о лобовое стекло.

— Что такое?

— Ты чуть не врезалась в синюю Мазду. — Мы остановились в десяти сантиметрах от багажника стоящей впереди машины.

— Я бы в нее не врезалась. Я держу дистанцию.

— Что-то я сильно сомневаюсь, что ты знаешь значение слова дистанция.

— Белла, ты похожа сейчас на зануду, — дальше ее тирада уже была направлена на очередь из машин, стоящих перед светофором. — Ну и чё стоим? Кого ждем? — Она нервно постукивала по рулю.

— Так красный горит,— объясняла я очевидные факты.

— И что из этого? — Я в шоке уставилась на нее, но не успела даже обдумать ее слова, как меня отбросило назад на сидение, когда Элис нажала на газ, резко выворачивая на встречку, объехала пять машин и, вывернув обратно, встала перед самой первой, перегородив половину перекрестка.

Нам все сигналили, махали руками и кричали. Как только загорелся зеленый — машина рванула вперед.

— Элис, я боюсь даже представить, как нас матерят водители этих пяти машин. — Я схватилась за голову, закрывая руками лицо от стыда, сползая еще ниже с сиденья.

— Ошибаешься. Они меня приветствуют! — торжественно объявила она. Я, не поверив, посмотрела на нее, а она и правда счастливо улыбалась.

— Сигналят, светом моргают, руками машут и орут? И это, по–твоему, приветствие?

— Конечно! А ты видела, как та красная Тойота мне даже на встречной дорогу уступила?

— Так ей деваться некуда было: или уступить тебе, или лоб в лоб столкнуться с грузовиком.

— Не преувеличивай! Я им всем нравлюсь.

— Неужели ты их всех знаешь?

— Я – нет, но они меня – да.

Понять, откуда все эти бедные несчастные люди знают эту чокнутую, не составило труда.

— У них был месяц передышки. Джаспер меня возил, пока моя машина была в ремонте. Соскучились по мне, черти... — она опять повернулась ко мне, лучезарно улыбаясь.



Последняя фраза просто убила, наступил ступор. Разум отказывался воспринимать услышанное. Потребовалось несколько секунд для анализа. В итоге я бросила попытки что-либо объяснить ей и все больше склонялась к версии о неземном происхождении существа по имени Элис.

Выйдя из машины, я благодарила Господа, что уберег нас от беды, но впредь дала себе зарок больше никогда добровольно не вручать свою жизнь в руки этой девушки.



Ну и последнее, она слишком коварная.

Она все решила за меня и без меня!

Я имею в виду встречу с первым кандидатом в женихи, которая должна была состояться в эту пятницу.

Я была не готова к этому ни морально, ни физически.

Да и как можно подготовиться, если узнаешь о свидании накануне вечером?

Элис с Анжелой в четверг приехали ко мне после работы с двумя бутылками вина. Я слегка насторожилась, увидев незваных гостей, но после третьего бокала, смеха и шуток моя бдительность была усыплена, и тут началось наступление по всем фронтам.

Если б до этого я знала цель их визита, то просто бы не впустила в квартиру.

– Белла, это тебе, – чинно произнесла Элис, отставила свой бокал вина и протянула мне изящный конверт. Каллиграфические буквы извещали, что некая мисс Свон приглашена завтра на рождественский прием в дом семьи Каллен.

– Что это? – я плохо соображала, то ли от выпитого вина, то ли от неожиданной новости.

– У тебя завтра первое свидание с Джейкобом. Место очень людное, как раз то, что ты хотела. – Я собиралась сказать, что я вовсе не хотела, но поднятые вверх брови Элис заставили меня замолчать.

– Завтра? Уже завтра? – мое состояние больше было похоже на шок. Только позавчера еле отбилась от нее со свиданием, теперь вот опять.

Неделю назад я спокойно жила, читая свои книжки, теперь же что ни день, то новое приключение, переворачивающее весь мой устоявшийся уклад жизни. Я хотела вернуться в прошлое, никогда не спорить с Анжелой, а главное – никогда не знакомиться с Элис. Я закрыла глаза, мысленно прося все вернуть, но моему желанию не суждено было сбыться. Боязливо приоткрыв сначала один глаз, а потом и второй, я увидела Элис, которая никуда не делась, а продолжала все это время что-то говорить.

– Адрес твой я ему уже дала, поэтому беспокоиться тебе не о чем. Он за тобой заедет в семь.

– Элис, стой, погоди! О чем ты говоришь? Какое свидание? Какой прием?

Она устало вздохнула: – Так как ты отказалась от свидания наедине, я решила, что более многолюдного места, чем рождественский прием, устраиваемый моей семьей, уж точно не найти. Там будет более сотни гостей. Ты замечательно проведешь время с Джейком, поверь мне.

Я сильно сомневалась в этом.

Сработал защитный инстинкт, мозг усиленно искал выход из положения, но серые клетки, разбавленные изрядным количеством алкоголя, расслаблено отдыхали.

– Я там никого не знаю, – это первое, что мне пришло на ум.

– Ты меня знаешь, и этого будет достаточно. Я познакомлю тебя со всеми. Не переживай!

– А если я не хочу ни с кем знакомиться?! Не хочу туда идти?! Да мне и надеть–то нечего!

– Белла, вот тут ты не права, мы пару дней назад купили тебе шикарное платье и туфли. Помнишь? – Элис еле сдерживала ухмылку.

Вот черт! Я с грустью признала свое поражение.

Идеально продуманный стратегический план обретал свои четкие формы. Они обвили вокруг меня свои хитросплетения, полностью обездвижив. Теперь поход в салон красоты, покупка платья и туфель стала оправдана. У меня отобрали единственный и самый весомый повод для отказа.

Еще одна их уловка – напоить меня и сообщить в последнюю минуту, чтобы я опять не смогла придумать отмазку. Алкоголь замедляет мыслительный процесс и быстроту реакции. Это скорее была идея Анжелы, она слишком хорошо меня знала и слишком много раз велась на мои выдумки.

Элис оказалась не только обаятельной, экстремальной, слишком болтливой девушкой, с шилом в одном месте, но еще и очень хитрой и коварной умняшкой.

Если бы все это напрямую не относилось ко мне, я бы ею восхитилась.

А так… а так мне придется идти на свидание с неизвестным мужчиной, но благо, что это будет всего лишь благотворительный вечер с кучей народу, и я его буду только сопровождать.

На крайний случай, если что-то пойдет не так, можно будет легко затеряться в толпе и улизнуть оттуда незамеченной. По-крайней мере, я себя так успокаивала.



Глава 9 часть 2 Страх



РOV Bella



Пятница.



Сегодня у меня все шло наперекосяк, я даже посуду не могла помыть спокойно.



Очередная тарелка выскользнула из рук, полетела вниз и с грохотом разбилась на мелкие осколки.



Нервы ни к черту!



Собираю осколки, выбрасываю, продолжаю мыть посуду. И спрашивается, зачем я это делаю, когда есть посудомоечная чудо-машинка, но мне просто необходимо было себя хоть чем-то занять, чтобы отвлечься.



Еще только утро, а я уже вся тряслась от страха. Сердце готово было выскочить из груди, в горле образовался ком, а руки сотрясались мелкой дрожью.



И зачем только согласилась на уговоры этих двух чокнутых?



Прочитав с десяток статей в интернете, я осознала, в какую попала переделку.



Рождественский прием семьи Каллен – ежегодное и самое масштабное событие года, на которое собиралась вся элита города, целая куча важных, холодных, надменных людей, таких, которые меня, простого работника библиотеки, и за человека-то не считают. Для них мы челядь, простолюдины или просто слуги.



Что мне делать, если спросят, где я училась, живу, работаю?



Нет. Мне вовсе не стыдно за свою работу и образ жизни, но кому будут приятны косые оценивающие взгляды, надменные ухмылки и перешептывания за спиной?



А если принять во внимание мое врожденное невезение и склонность к катастрофам, то мне гарантированы падения, разбитые фужеры и разорванное платье. Да и это только при самом благополучном исходе.



Как только я себе это представила, руки затряслись еще больше, и на этот раз бокал, выскользнув, разбился вдребезги.



Черт! Черт! Черт!



Такими темпами у меня совсем не останется посуды, но я ничего не могла с собой поделать.



Мысли не отпускали.



И зачем мне все это? Куда делся покой, тишина и безмятежность?



Жила себе спокойно, никого не трогала, и вдруг все рушится.



И все из-за Анжелы. Черт ее дери, еще подруга называется.



Теперь я всерьез задумалась, что, возможно, ужин наедине с незнакомым мужчиной был не самым плохим вариантом.



Почему я отказалась пойти с этим, как его, ах да, Джейкобом, на ужин? Мы бы посмотрели друг на друга, поговорили и приняли обоюдное решение больше никогда не встречаться. Тогда бы не пришлось позориться перед сотней гостей на званом ужине.



Да и Элис бы от меня отстала, признав, что я не поддаюсь ее дару. Но жалеть уже было поздно, и это злило еще больше.



Меня беспокоил по большей части не совсем прием. Ну, подумаешь, стану в очередной раз посмешищем. Развлеку золотую элиту своей неуклюжестью.



Посмеются, поговорят и забудут. Мне не привыкать.



Но во всей этой затее мне не нравилось мое двуличие.



Все получилось непреднамеренно и не специально, но все же некрасиво.

В пятницу идти на свидание с одним, а воскресение встречаться с другим. Если бы я только смогла признаться девчонкам, что у меня уже назначено свидание, но… но это было настолько личным, настолько хрупким, настолько сокровенным, что не хотелось ни с кем делиться.



Эдвард мне действительно понравился. В разговоре с ним я становилась смелой, порой остроумной и по-настоящему живой. Впервые после… после…



Я так и не решаюсь произнести это слово даже мысленно в своей голове. Спустя пять лет тело все еще содрогается от болезненных воспоминаний.



Надо перестать об этом думать и вернуться к чему-то более приятному, например, к Эдварду.



Красивое имя, красивые глаза, красивая душа.



Я знала его совсем немного, но уже могла сказать, что душа у него не просто красивая, она прекрасна. Образ эдакого мачо и делового мужчины только маска, примеряемая время от времени при необходимости. А под маской нежные чувства оберегающей любви, доброты и безграничной заботы по отношению к его близким и родным, без сюсюканья, чисто мужские, хорошо завуалированные и не бросающиеся в глаза. Ведь мужчине негоже выставлять напоказ свои чувства и оголять душу. Ощущалось это через мимолетно брошенные фразы, когда он говорил о родителях, о вечно занятом отце, превращающемся в расплавленное желе перед его матерью; о брате и его маленькой дочери; о скором пополнении - долгожданных племянниках; о сестре, порой надоедливой до чертиков, но никогда не унывающей и способной найти выход из любых, даже самых сложных ситуаций. Как однажды сказал Эдвард, что если бы она была на «Титанике», тот бы не посмел утонуть.



Наша переписка и звонки стали для меня очень важны. Я с нетерпением ждала их, и, как мне казалось, он с таким же нетерпением ждал возможности услышать меня. Мы уже свободно общались, шутили и смеялись друг с другом. С ним было так легко, почти невесомо. Я не чувствовала неловкости. Я была сама собой, без притворства и наигранности.



В четверг Эдвард попросил, хотя нет, скорее потребовал, встречу. Мне тоже безумно хотелось его увидеть, от одной только мысли об этом у меня покалывало ладони и учащалось сердцебиение, но … я боялась разочаровать его, боялась не понравиться, боялась в очередной раз опозориться, боялась ошибиться.



И как ни грустно признавать, Анжела права – я трусиха, но я впервые решила доказать ей, себе, всем, что готова рискнуть.




Если бы она только знала причины этого страха, не давила бы на меня так.


Но она не знала.



Вообще никто не знал.



Пусть меня лучше ругают, дразнят и упрекают в недостаточной смелости, чем жалеют и сочувствуют. Скупая слеза, готовая вот-вот скатиться по щеке, была тут же стерта ладонью.



Звонок в дверь, вытащивший меня из неприятных воспоминаний, оповестил о приходе подруги. Часы упорно показывали шесть вечера, день в раздумьях прошел как-то незаметно.



Анжела, как и обещала, сделала мне макияж и прическу, уложив волосы легкими волнами. С платьем, туфлями и аксессуарами еще вчера помогла неугомонная Элис, так что мне оставалось только их надеть. Без пятнадцати семь подруга, поцеловав в обе щеки и пожелав хорошего вечера, удалилась. Мне осталось только накинуть легкое пальто и спуститься вниз.



Пятнадцать минут восьмого.



Стою, жду, мерзну.



Стою на крыльце моего дома, жду своего «кавалера», мерзну, бездарно отдавая тепло своего тела атмосфере.



Зима решила во всю заявить свои права в виде первых крутых морозов. После дождей лужи превратились в ледовые катки, а тротуары – в зеркальные минные поля.



А я, не зная, чем себя занять, непроизвольно начала разглядывать все вокруг. Пешеходы шли медленно, аккуратно обходя опасные места. Они старались изо всех сил не оказаться в числе неудачников, лежащих вверх ногами с ушибленными пятыми точками. Но многие проигрывали. То тут, то там раздавался на всю улицу визг, оханье, а иногда и смех.



Очередная смешная влюбленная парочка, держащаяся за руки, решила выйти на неравный бой с гололедом. Они делали неуверенные шаги, как у годовалых детей, с пошатыванием во все стороны, порой переходящие в замысловатые телодвижения - руки вперед, попа назад, на полусогнутых ногах, как у борцов сумо. Я тихонечко хихикала, наблюдая за ними. После пяти секунд балансирования ноги у парня разъехались в разные стороны, он упал, увлекая за собой свою спутницу. Оба сидели на ушибленных попах, после каждой очередной неудачной попытки встать раздавался их веселый смех. Я, улыбнувшись, позавидовала им, но, тем не менее, сама не решалась ступить на лед, заранее зная, что это проигрышное мероприятие.



Гололед и десятисантиметровые шпильки совершенно не сочетаются с именем Белла.



Подул ветер, и очередной поток холодного воздуха добрался до моей почти неприкрытой кожи. Мелкая дрожь сотрясла все тело, пальцы на ногах закоченели, зубы стучат, и я себя начала ругать последними словами.



«Белла, ну ты и дура! Зима, мороз, а ты стоишь в туфлях и без шапки.



Заболеть хочешь? Кого ты ждешь? Про тебя элементарно забыли. Дуй обратно домой.



Можно будет наехать на Элис и навсегда отбить у нее желание меня с кем-нибудь знакомить.»



Я уже повернулась в сторону дома, как всю улицу оглушил пронзительный звук клаксона, от которого я буквально подпрыгнула на месте.



Нарушителем спокойствия стала черная блестящая машина, остановившаяся в паре метров от меня. Опустилось тонированное стекло, и моему взору было представлено ухмыляющееся смуглое лицо в солнечных очках.



Солнечные очки? Я непроизвольно взглянула на небо, которое с утра было затянуто облаками и не выдавало даже намека на солнце. Да и темно уже.



И машина тонированная.



Глупо. Абсурдно. Смешно.



Я непроизвольно улыбнулась, поняв, что в машине яркий представитель «золотой молодежи» или просто выскочка.



Чтобы меня увидеть, ему пришлось пригнуться. Он мне что-то говорил, вернее, кричал, пытаясь быть громче оглушающих звуков музыки, доносящихся из динамиков машины.



- Что? – закричала я в ответ на всю улицу.



Он делает очередную попытку перекричать рэп, я же пытаюсь на пальцах объяснить этому остолопу, чтобы он сделал потише.



Как мы выглядели со стороны все это время, я даже боюсь думать.



Он сделал потише и рукой позвал меня подойти к нему.



Вспомнив мое наблюдение за пешеходами, я с содроганием ступила на тротуар.



Я в обычном-то состоянии не дружу с каблуками, а в неожиданно сильный гололед мои попытки безопасно приблизиться к машине на десятисантиметровых шпильках были больше похожи на балансирование на канате. Руки временами совершали резкие движения в попытке ухватиться за воздух, дабы не упасть и не переломать себе ноги. Не удивлюсь, если сейчас кто-то, тихо посмеиваясь, наблюдает за моими замысловатыми телодвижениями.



Самое удивительное, что удача улыбнулась мне. Я вполне благополучно добралась до машины и как за спасательный круг ухватилась за нее. Парень нахмурился, следя за моими руками, вцепившимися в дверцу автомобиля.



Сняв немного очки, он почти грубо спросил.



– Ты Белла?



– Да, – голос охрип. Как же я замерзла. – Вы Джейкоб? – шепчу я, и он кивает в ответ.



– Садись, – он небрежно указал мне на пассажирское сидение, как будто делал огромнейшее одолжение. – Только осторожно, ничего не поцарапай.



Грубиян. Козел. Сволочь.



Мне тут же захотелось послать его куда подальше, уйти с достоинством, хлопнув дверью, и создавая ужасный скрежет, процарапать краску на его драгоценной машине.



Но когда я себе представила, что мне придется обратно ковылять до подъезда на этих ходулях по льду, то решила промолчать. Дважды мне повезти не может, и я точно переломаю себе ноги на глазах у этого козла. Доставить ему такое удовольствие я не могла.



Да и Элис мне этого не простит.



Пришлось сесть.



Мы ехали быстро, лавируя в потоке машин. Меня болтало из стороны в сторону, и я успела раз сто пожалеть, что не пристегнулась. За весь путь мы не обмолвились ни единым словом, да и как можно разговаривать, когда орет что-то столь отвратительное, что и музыкой–то назвать язык не поворачивается.



Мне оставалось только молча следить за сменяющимися картинкам за окном. Вскоре мы выехали из города, исчезли высотки, суета и многолюдность. Их сменили тишина, чистый воздух и пейзажи красивого зимнего леса. Так хотелось остановиться, вздохнуть полной грудью, полюбоваться видом, но моему водителю вряд ли понравилась бы просьба прогуляться по морозному лесу.



Через десять минут мы благополучно добрались до особняка, освещенного тысячами огней.



Ряд из дорогих машин как индикатор благосостояния. Дамы в умопомрачительных платьях, с немыслимыми прическами, со сверкающими драгоценностями, и мужчины, ничуть не уступающие своим спутницам.



Я еще никогда так близко не видела столько красивых, богатых и блистательных людей. Одним словом – высшее общество.



Мой сопровождающий, в отличие от меня, полностью соответствовал этим людям.



Выйдя из машины, я, наконец, смогла рассмотреть его.



Высокий, мускулистый. В дорогом дизайнерском костюме, в черной рубашке и начищенных туфлях. Как только мы вошли в вестибюль, он натянул на себя белозубую улыбку, сверкающую не хуже, чем бриллианты в его запонках.



Весь его вид был неприлично показным.



Чтобы заметили, чтобы завидовали, подражали.



Что я делаю рядом с ним?



Что я вообще здесь делаю?



Глава 9 часть 3 Неожиданные открытия.



Дом семьи Каллен удивительным образом сочетал в себе изысканность, историческую утонченность и инновационные архитектурные решения. Не просто большой, а огромный особняк в светло-бежевых тонах просто утопал в роскоши.

На входе строгая охрана проверяла у всех наличие приглашения, далее стояли мужчины в униформе, помогающие гостям снять верхнюю одежду. К нам подошел миловидный парень, поздоровался, помог мне снять пальто и сразу же куда-то его унес. Мой план быстренько исчезнуть с вечера (при необходимости) теперь требовал доработки. Где же я буду искать свое пальто? И сколько на это уйдет времени?



– А куда он унес …? – я не договорила, Джейкоб обернулся и хмуро на меня уставился.



– Что?



Он смотрел на меня так брезгливо, что я внутренне вся сжалась. Неужели я настолько отталкивающе выгляжу? То, что я ему сразу же не понравилась, было понятно еще в машине, но откуда столько презрения?



– Ничего, – холодно ответила я, отворачиваясь от него и обдумывая, как бы побыстрее отсюда уйти. Долго находиться в неприятном обществе этого парня не было пределом моих мечтаний. Для себя я отметила, что у него скверный характер, заоблачное самомнение и полное отсутствие воспитания и хороших манер.



Его сразу же кто-то позвал, Джейкоб отвернулся от меня, беседуя со знакомым, а вскоре вообще ушел в центральный зал, полностью забыв обо мне.



Шикарно! Просто блеск!



Похоже, салон красоты, модное платье и туфли не сделали из меня светскую леди, я так и осталась серой и незаметной.



Я осталась стоять одна, посреди совершенно незнакомого места. Я не знала, куда себя деть. Мне вдруг вспомнилось, как в детстве меня ставили на высокую табуретку перед гостями и ждали, когда я прочту стихотворение.



Оценивающие взгляды прожигали во мне дыру. Я чувствовала себя грязной замарашкой, не знающей своего места и стремящейся пролезть в высшее общество. Стойкость моего духа таяла на глазах.



Первой мыслью было сбежать, скрыться от столь беззастенчивого разглядывания. Чертово высшее общество! Они еще утверждают о своих высоких ценностях, о культуре и этикете!



Я уже хотела развернуться к выходу, когда вспомнила про пальто.



Вот засада!!! Где же мне его искать? И я буду выглядеть полной дурой и законченной трусихой, если через три минуты после прихода сбегу отсюда.



Белла, не дрейфь, ты сильная, ты справишься. Сделай их всех!



Я глубоко вздохнула, успокаивая себя, и шагнула в огромный зал, освещенный неимоверных размеров хрустальной люстрой. Гостей действительно было очень много. В основном гости разделились на небольшие группы и общались между собой с бокалами шампанского в руках. Все шикарно одетые, блистающие в своих самых изысканных нарядах. Кто–то сидел на диванах, расположенных по периметру зала, кто-то танцевал под дивную музыку живого оркестра, самые голодные «хомячили» возле столов с закусками. В воздухе витал хвойный запах, исходивший от ели. Она стояла в центре зала, украшенная шарами с фотографиями детей. Очень креативно и сразу же чувствуется, что Элис непосредственно приложила к этому руку. Рядом стоял прозрачный контейнер для благотворительных пожертвований, в котором уже было несколько десятков чеков. Цель мероприятия была благородна, и, наверное, именно поэтому я решилась пойти на него.



– Белла! – я повернулась на звук голоса. Недалеко от меня в окружении своей семьи стояла Элис в элегантном синем платье. Несложно было догадаться, что мужчина, обнимающий ее за талию, был ее мужем. Привлекательная женщина с доброй улыбкой, скорее всего, ее мама, а высокий крепкий мужчина, возможно, был одним из ее братьев. После ее возгласа на меня уставились даже те, кто вначале проигнорировал. Она что-то прошептала мужу на ухо, повернулась ко мне и подошла.



– Белла! Как я рада тебя видеть! – она с восторгом бросилась меня обнимать. Ее удивление меня несколько озадачило. Она не ожидала меня увидеть?! Кто весь вчерашний вечер меня уламывал пойти на этот прием?



– Да, давно не виделись, – сказала я, обнимая ее в ответ, но она пропустила мой сарказм.



– Белла, наконец-то. А то я уже подумала, что ты решила меня подвести. Ладно, пойдем, я познакомлю тебя с моей семьей.



Она взяла меня за руку и повела по залу. Когда мы подошли, она меня представила.



– Я хочу вас познакомить с мой подругой. Знакомьтесь, это Белла.



– Добрый вечер, – робко поздоровалась я.



– Белла, рада с тобой познакомиться, Элис нам все уши прожужжала про тебя. Я Эсми, мама этой неугомонной.



– Очень рада с вами познакомиться, миссис Каллен.



– Эсми, – поправила она меня. – Для друзей моих детей я просто Эсми.



– Хорошо, Эсми, – нерешительно произнесла я, а она лучезарно улыбнулась мне в ответ.



– А это мой муж, Джаспер, – высокий блондин протянул мне руку, я ответила на рукопожатие.



– Сочувствую, – ляпнула я ненароком. Все немного опешили, первая пришла в себя Эсми, задорно рассмеявшись. – Простите, – я сконфуженно извинилась.



– Нет, дорогая, все в порядке. – Она подошла ко мне и обняла за плечи. – Ты мне очень нравишься, – она продолжала смеяться, к ней присоединился молодой мужчина с горой мышц.



– И я рад встрече, – с улыбкой ответил Джаспер.



– Еще раз простите, – я стала покрываться краской стыда и дала себе зарок впредь держать язык за зубами.



– Ха,ха,ха… сестренка, похоже, тебя сделали. Гони сотку.



– Это еще не доказано. Так что пока обойдешься. Она пришла, и это главное.



– А почему одна? – настаивал брат Элис. Она удивленно обернулась, проходя глазами по многочисленным гостям.



– Белла, и правда, а где Джейкоб?



– Кто?



– Джейкоб, вы же должны были приехать вместе.



– Ах, этот. Ну да, мы вместе приехали.



– А где он теперь?



– Понятия не имею, наверное, сбежал, – что было чистейшей правдой.



– Сбежал?! Как сбежал?



– После разговора о будущей свадьбе и десятерых детях он как-то притих, а когда я предложила завтра же переехать к нему со своими пятью кошками, двумя хомяками и попугаем, он, испугавшись ответственности, сбежал, – блин, опять несу всякую чушь. Молчи, Белла, молчи! От волнения я становлюсь похожа на незатыкающийся фонтан.



– Так у тебя же нет кошек? – недоумевала Элис, вот тут в мой строгий тон прорвалась первая улыбка, она, поняв, хлопнула себя по лбу, – Блин, опять шутишь!



Вся компания рассмеялась, громче всех был Эммет.



– Класс! Белла, дай пять! – Он протянул мне руку, я, не задумываясь, хлопнула по ладони. – Кстати, я Эммет, брат этой коротышки. Добро пожаловать в нашу компанию! С тобой будет еще веселее. В моем полку прибыло! – Я почувствовала себя более раскованно после такого теплого приема. – А ты, – указал на сестру, – готовь деньги.



– Ага, щас, карман держи шире.



– Элис, она тебе не по зубам. Я еще сомневался, но сейчас, когда я лично познакомился с ней… у тебя ничего не выйдет. Сдавайся, обойдешься малой кровью.



– Не дождешься.



– Прекратите немедленно, – возмутилась Эсми, – вы совсем совесть потеряли.



– Белла, – Эммет подошел поближе и неожиданно обнял меня за плечи, так, как будто мы с ним уже лет сто знакомы, – мы же с тобой в одной команде? – прошептал он, смешно играя бровями.



– Что это должно означать? – спросила я, и не успел Эммет мне ответить, как раздался упрекающий женский голос.



– Стоит мне только отвернуться, ты уже кого-то обнимаешь. – Меня неожиданно выпустили из рук, мы обернулись, и моему взору предстала безумно красивая блондинка, вернее, безумно красивая беременная и изрядно злая блондинка с ярко-голубыми глазами. Было ощущение, что нас застали на месте преступления и вот-вот расстреляют.



– Детка, не сердись, это не кто-то – это Белла!



Блондинка удивленно приподняла бровь.



– Та самая Белла? Неужели? – она взглянула на Элис, та утвердительно кивнула в ответ.



И что она успела наболтать своей семье? Похоже, все были более чем осведомлены обо мне.



– О, ну тогда ладно, – девушка в мгновение оттаяла и лучезарно улыбнулась. – Привет, я Розали – жена этого всеобнимающего медведя.



– Привет, – скромно поздоровалась я, все еще ожидая праведного гнева ревнивой жены, но, на мое удивление, Розали, всех растолкав, приобняла меня за талию. Я удивленно на нее уставилась.



– Ну, что же мы тут стоим? Никто даже не предложил Белле шампанского или перекусить. Ты ведь еще не ужинала? – Я покачала головой. – Вот видите! И где ваше гостеприимство? – она укорительно обвела взглядом своих родственников. – У нас сегодня отменные закуски, пойдем. Причем я сама дико голодная и мне срочно необходимо присесть.



– Что–то случилось? – тут же озабоченно спросил Эммет.



– Ничего, но когда я долго стою, наши детки безумно давят на мочевой. Я заколебалась бегать в туалет на второй этаж.



– А почему на второй? – спросил Джаспер, до этого хранивший молчание.



– Джаспер, скажу тебе по секрету, на первом этаже это самое популярное место пребывания наших гостей. Там ТАКАЯ очередь, что, с моей периодичностью посещения, выходя, надо сразу же занимать снова.



– А связи и грозная фамилия Каллен не помогают при входе?



– Джаспер, неужели ты не знаешь, что самая неподкупная очередь – это очередь в туалет. Тут никакие связи не помогают.




– Пойдемте, вот там, по-моему, есть свободные диваны, – предложила Эсми.


Вся компания двинулась в сторону, указанную Эсми. Я поражалась непосредственности и легкости при общении с семьей Каллен. Не было ни холодных взглядов, ни надменности, которых я со страхом ожидала. Они приняли меня как родную, в общении с ними ушли неловкость и стеснение. Каждый из них был индивидуален, но объединяла их всех одна общая черта – доброта.



Не успели мы присесть на мягкий диван, услужливые официанты нам тут же подали шампанское и закуски. Розали с грустью посмотрела на наши фужеры, взяв себе апельсиновый сок. Меня удивила расстановка мест, меня посадили в середину, с одной стороны была Розали, с другой Эсми, Элис с мужем почему-то сели напротив. Рядом с Розали стоял ее вечный охранник, оберегая на всякий случай.



– Итак, Белла. Рассказывай. Какой счет? – начала Розали.



– Прости, что? – я недоумевающе уставилась на нее, не поняв вопроса.



– Детка, ведет Белла, – ответил ей муж. – Со времени нашего знакомства уже два – ноль в ее пользу. У нашей сестренки просто нет шансов.



– О, здорово!



– Это еще не доказано, – возмутилась Элис.



– Готова поднять ставки? – тут же предложил Эммет.



– Без проблем.



– Вдвое? – предложил Эммет, на что Элис кивнула. – Не боишься? Тебя, кроме позора, ждет еще и изрядно прохудившийся кошелек.



– О своем кошельке беспокойся.



– Ну ладно, сестренка, по рукам, – Элис протянула руку, Эммет ее сжал.



– Разбейте, – попросили они.



– Вы что творите? – завозмущалась Эсми.



– Джас?



– Черт с вами, – он разбил их рукопожатие, – если проиграешь, денег у меня не проси, – строго сказал он Элис.



– Я не проиграю, не переживай!



И что сейчас было? Неужели поспорили? На меня?



– Я что-то не понимаю, о чем вы? Счет, ставки, деньги? Вы поспорили на меня? – я удивленно рассматривала всю эту честную компанию.



Все немного пристыженно притихли.



Розали тяжело вздохнула и с опаской взглянула на Элис, та сидела с понурой головой. Элис, выглядящая виноватой? Это что-то новое!



– Белла, у нас в семье практически нет секретов. Она нам все рассказала о тебе.



– Элис?



– Прости, – прошептала Элис.



– Белла, не сердись на нее, – вступила в разговор Эсми, – молчание и Элис – это две совершенно противоположные вещи. Как говорят: «Мы учимся говорить два года, а молчать всю жизнь», но с Элис все в несколько раз хуже. Она просто хочет всех сделать счастливыми. А так как ты оказалась для нее крепким орешком, таким же, как и Эдвард, она просто не смогла удержать рвущиеся эмоции и не поделиться с семьей возникшими трудностями. – Первый тревожный звонок раздался в моей голове. Совпадение? Как много в наше время мужчин с именем Эдвард?



– Эдвард?



– Ну да, наш брат. Он тоже не ведется на уловки нашей Эли, – ответил Эммет. – Она его уже лет шесть женить пытается, но он до сих пор держится молодцом. Вот мы и решили поспорить, получится у Элис с тобой или нет.



– Большинство склоняется, что ты не поддашься ее так называемому «Дару», – Розали изобразила кавычки, – а по–простому, не станешь ее очередной марионеткой. Ты не подумай, мы все искренне желаем тебе счастья, но желательно - без вмешательства сестры моего мужа.



– Розали, ты не забыла? Это же я тебя познакомила с Эмметом. И ты еще утверждаешь, что у меня нет дара?



– Это случайность, и если бы ты не устаивала нам «дико запоминающиеся» свидания, мы бы на полгода раньше поженились. До сих пор с содроганием вспоминаю, как Эммет тогда сломал ногу.



– За тот случай я уже раз сто извинилась, – пыталась оправдаться Элис, – а Эрик с Лорен или Дик с Мегги, тоже случайность?



– О, эти ребята тебя тоже надолго запомнили и до сих пор стороной обходят. Да и Эдвард, у тебя–то с ним не выходит.



– Мы еще посмотрим, кто кого.



– Бедный мой сын, – вздохнула Эсми, – что только ему пришлось пережить.



– Мама, я думала, ты мечтаешь увидеть своего сына женатым и остепенившимся.



– Элис, конечно же, но не такими способами, которые предлагаешь ты.



– Чем плохи мои способы?



– Он мне недавно рассказал, как однажды ты его познакомила с типа певицей, та его пригласила на свой концерт, устраиваемый в каком-то баре. Почти все посетители удалились еще до середины первой песни, он остался один. Ее выступление он заснял на мобильный, которое позже и показал мне. И, если честно, то я не понимаю, как он выдержал и не заткнул уши. Она вопила как кошка, на хвост которой наступили и топтались неимоверно долго. Девушка, увидев, как все удаляются, пришла в восторг, подумав, что он всем заплатил, чтобы они ушли, и завопила еще сильнее. Элис, такими свиданиями ты еще больше отбиваешь у него охоту с кем-либо знакомиться. Твой выбор девушек, мягко говоря, не очень впечатляет, – деликатно заметила Эсми.



– И твое решение познакомить Беллу с Джейкобом тоже! – вставила возмущенная Розали. – Он же полный отстой, Элис, как ты вообще додумалась до этого?



– Розали, что ты такое говоришь! – Эсми пыталась приструнить невестку. – Джейкоб - один из топ-менеджеров в компании Карлайла, он его очень ценит.



– Как работник, может, он еще что-то и представляет из себя, но как человек он полное дерь…



– Розали!



– Эсми, это чистая правда, такого козла еще поискать надо. Напомню тебе, именно он увел девушку у твоего сына. – Эсми задумчиво замолчала. – Белла, вот ты только что познакомилась с ним, и как впечатления? Он тебе понравился?



– Ээ… я, ну … мне как-то не очень.



– Видишь, Элис, он ей НЕ понравился.



– Найдем кого-то другого. Не проблема.



– Может, и искать не надо…, – я попыталась высказать свое мнение, как меня перебила Элис.



– Что?! Белла, ты мне обещала. Я же проиграю, не бросай меня. Мы же подруги!



– Спорить меньше надо, – Элис понуро опустила голову.



– Ну, я же для тебя стараюсь. А ты совсем не ценишь.



Ее печальные глаза на грани слез выбили меня из колеи.



– Ладно, Элис, еще один раз, – сжалилась я над ней. Она тут же расцвела как майская роза.



– Спасибо, Белла!



– Один раз! – строго напомнила я.



– Хорошо, я поняла. Эх, с Эдвардом было бы так же легко, как с тобой.



– Элис, оставь брата в покое, – посоветовала Эсми.



– Мам, так он сейчас вообще дошел до крайности!



– Ты о чем?



– Он теперь перешел на виртуальные знакомства. Общается с девушкой исключительно по телефону и даже ни разу не видел ее. Такими темпами ты от него вообще внуков не увидишь!



Второй звонок, еще более настырный, зазвучал в голове.




Что-то слишком много совпадений. В голове началось сопоставление фактов.


(Во-первых, имя и наши телефонные звонки. Во-вторых, сестра, так похожая по описанию на Элис, и ожидаемое пополнение в виде беременной Розали. Если я права, то должна быть еще и племянница.)



– Насколько мне известно, свидание уже назначено, и девушка вполне реальна, – добавила Розали.



(Наше свидание, назначенное на воскресенье.)



– А ты–то откуда знаешь? – недоумевала Элис.



– Он сам мне сказал, еще вчера по телефону. Он же собирался пригласить свою незнакомку на сегодняшний прием, но с этой внезапной командировкой все сорвалось.



(Плюс срочная командировка.)



– Так он еще не приехал?! – возмутилась Эсми, лицо приобрело строгость и гнев. – Значит, его не будет сегодня вечером? – она встала. – Где Карлайл?– не успела она спросить, как уже через пять секунд осмотра зала с гостями целенаправленно продвигалась в сторону балкона.



– Молодец, Розали! Спалила брата, – пристыдила Элис.



– Вот черт! – тихо выругалась блондинка.



– Милая, не расстраивайся. Эдвард обещал успеть.



– Очень на это надеюсь, иначе он мне голову оторвет.



– Не оторвет, я не позволю, – встал на защиту Эммет.



– Белла, ты не проводишь меня? – Розали тяжело встала.



– Конечно, – я была рада хоть на время скрыться от любопытных глаз присутствующих и совсем неважно, куда меня хотела увести блондинка. А если постараться, то может получиться незаметно исчезнуть.



– Роуз, что случилось? Ты плохо себя чувствуешь? Где болит? – Эммет подскочил и кудахтал возле жены.



– Да, это просто ужасно, – сказала она, гримасничая и изображая боль.



– Что ужасно?



– Писать хочу ужасно.



– Опять?



– Да. Заодно проверю, как там наша дочь. Белла, пойдем, – она потянула меня за руку и увлекла за собой.



(Вот и племянница. Все сходится! Как такое может быть?!



Все ждали появления Эдварда, но мои чувства были двояки. Радовало то, что, если он все–таки появится, то я его наконец-то увижу. Хотя он, скорее всего, даже не узнает меня. Человека трудно узнать по фотографии уха и зубов. Может, это и к лучшему? Если что-то будет не так, еще останется время отменить свидание. Единственное – голос, при нем придется молчать.)



Я придерживала ее за руку, пока мы поднимались на второй этаж.



– Белла, я хочу спросить у тебя кое-что. Можно?



– Конечно, спрашивай.



– Джейкоб, он тебе в самом деле не понравился? Я просто не хочу на тебя давить своим мнением, но предостеречь тебя просто обязана. Он действительно не пара тебе.



– Розали, не переживай, он мне не понравился еще до того, как я его увидела.



– Объясни.



– Он опоздал, и мне пришлось пятнадцать минут на морозе его ждать. Замерзла до жути, уже хотела возвращаться домой.



– Вот сволочь-то. Говорила же, что козел! Но я рада, что ты не клюнула на его смазливую мордашку.



– А разве она у него смазливая?



– Некоторые считают, что да. Просто ты нам всем очень понравилась, поэтому и не хотелось бы, чтобы ты страдала из-за этого гада.



– Я и не буду.



– Вот и славно!



– Кстати, вы мне тоже все безумно понравились.



– Я очень рада. Хочешь, я познакомлю тебя со своей дочерью?



– С удовольствием!



Мелани оказалась чудесным ребенком, очень развитой и смышленой. Мы с ней поиграли в куклы, и я с удовольствием на весь вечер осталась бы вместе с ней, если бы Розали не вытащила меня обратно.



Мы спускались по лестнице, когда Розали сказала: – Ну, слава Богу! Приехал!



– Что?



– Эдвард, он приехал, – пояснила она мне.



Я стала лихорадочно оглядывать гостей, но среди сотен лиц найти одно знакомое сложно, а незнакомое – практически невозможно.



По мере того, как мы пробирались среди гостей, мое волнение возрастало. И вот мы дошли до того дивана, на котором сидели полчаса назад. Но, к моему сожалению, новых лиц там не прибавилось. Все те же Эммет, Джаспер и Элис.



– Как Мел? – поинтересовалась Элис.



– Да, все замечательно. Она играет с няней и пока наотрез отказывается ложиться спать.



– Всем привет! – раздался веселый голос.



Я обернулась. Передо мной во всем великолепии стоял высокий молодой мужчина.



– Эдвард! Ну, наконец-то! – подскочила Элис, целуя брата в щеку.



– Неужели скучала?



– Еще как!



– Ты маму видел? – спросил Эммет, здороваясь с братом за руку, – а то отцу несладко пришлось.



– Уже видел, уже прощен и помилован, так же, как и отец.



– Ну, привет, будущее пополнение, – сказал он, нежно гладя животик Розали.



– А я? Со мной не надо здороваться? – возмущалась девушка.



– И тебе привет, Роуз, – сказал он, целуя ее в щеку, – только следующий раз держи язык за зубами. Выдала нас с отцом со всеми потрохами.



– Прости, вышло как-то случайно.



– Ладно, забыли.



Его взгляд скользнул по мне, пристально изучая, улыбка не сходила с его лица.



– Меня зовут Эдвард, а вас, я так понимаю, Белла. – Мне удалось только кивнуть в ответ. Через секунду он протянул мне руку. Моя ладошка утонула в сильной ладони улыбающегося парня. Когда наши взгляды встретились, я увидела знакомые зеленые глаза.



Я вроде бы уже была готова к этому, но то, насколько он оказался ошеломляюще красив, выбило меня из колеи. Дыхание перехватило, ладони вспотели, и сердце бросилось куда-то бежать. Я тут же отвернулась от него, пытаясь совладать с чувствами.



Но все закончилось, как всегда, плачевно, иначе я была бы не я. Уже через одну минуту я салфеткой промокала со своего платья пролитое шампанское, через три минуты из-за меня разразился скандал, через пять меня увозило такси, про свое злосчастное пальто я даже не вспомнила.



В машине у меня на глаза навернулись слезы.



Гадство.



Предательские, подлые слезы. Унизительно, не то слово. Не помню, когда я последний раз плакала.



Как по недоброму волшебству, обстоятельства начинают складываться так, что все вдруг разваливается, и я попадаю в чертовски неприятные ситуации. И в тот миг, когда ты думаешь, что все просто прекрасно, мир начинает рушиться на глазах. Счастливое мгновение превращается в момент смущения или позора. И под раскатистый хохот я в очередной раз терплю поражение и с горечью удаляюсь зализывать раненое эго.

 

Источник: http://robsten.ru/forum/29-1420-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Mila@ (09.08.2013)
Просмотров: 1328 | Комментарии: 5 | Рейтинг: 5.0/14
Всего комментариев: 5
5   [Материал]
  Спасибо за главу.Белла,Белла)))
Интересно Эдвард ее узнал?))

4   [Материал]
  Эх жалко Беллу! А я то думала что все наладилось

3   [Материал]
  и тут не обошлось без казуса(((( бедняга...

2   [Материал]
  спасибо за главу! Беллу жалко((((

1   [Материал]
  бедная Белла. Очень жаль ее

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]