Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Дар. Глава 4. Постаревшая на сотню лет
X-Ray Dog – The Vision

- Тише, тише, малыш, - приговаривала Рене, укачивая на коленях красного от плача Джейкоба.
Ханна прижимала к его лбу полотенце, смоченное в холодной воде. Ребенок не мог успокоиться уже минут десять, и все это время Белла сидела на ступеньках внизу лестницы, оцепеневшая от страха.
- Все в порядке? – она не сразу заметила Фила.
Мужчина обеспокоенно смотрел на падчерицу, в руке он держал детский поильник, наполненный водой. Белла затравленно посмотрела в его заботливое лицо, выкручивая пальцами ткань свитера.
- Мне так жаль, - прохрипела она, а Фил непонимающе приподнял брови.
- О чем ты?
- Джейкоб. Я… Я просто не успела его поймать, - виновато прошептала Изабелла и опустила взгляд, не заметив, как смягчились черты мужского лица.
- Не беспокойся, Белла. Он ведь всего лишь ребенок. А кто из нас не набивал шишек в детстве?
Фил зашел в гостиную и, протянув Рене поильник, погладил сына по голове. С трудом поднявшись на ноги, девушка поднялась в свою комнату и плотно закрыла дверь. Прислонившись к ней спиной, она медленно сползла на пол и со стоном уткнулась лицом в колени.
Каким-то непостижимым образом она увидела то, что случится в будущем. Снова. Как такое возможно? Белла не знала ответа на этот вопрос. Она знала только то, что не сошла с ума и то, что эта непонятная способность пугала ее до чертиков. Пришло время признать: ей не привиделся ни тот олень, повстречавшийся несколько месяцев назад в Форксе, ни убийство отца.
При мысли о Чарли перед ее глазами вновь пронеслись те страшные минуты, когда он, уже мертвый, лежал в своей крови. Беллу скрутила такая боль, будто ее ударили в живот. Ее ноги подкосились, она улеглась на пол и, обнимая себя руками, часто задышала. Девушка задавила стон кулаком и сделала несколько глубоких вдохов, чтобы совладать с собой, но несколько слезинок все равно успели скатиться по ее щекам.

Наступившая ночь угнетала. Не выключая свет, Белла сидела на постели, прижав колени к груди, и оцепенело смотрела в одну точку. Ей казалось, будто из каждого уголка на нее надвигалась тьма, тянула свои щупальца к ее ногам, чтобы утащить за собой в неизвестность.
Угнетающая тишина, окружившая ее как упругий пузырь, иногда вздрагивала от шума изредка проезжавших машин. Изабелла хотела включить музыку, чтобы не оставаться наедине со своими мыслями, но когда в доме маленький ребенок, приходится контролировать каждое свое движение в то время, пока он спит. Она покосилась в сторону наушников, но, вздрогнув, отвернулась. В наушниках еще страшнее. Это иллюзия изоляции, в то время как кожа покрывается мурашками от какого-то инстинктивного страха. Будто за музыкой, бьющей нещадными децибелами по ушам, можно пропустить вторжение монстра.
Белла пыталась убедить себя в том, что это было галлюцинацией, что ее воображение сыграло с ней злую шутку. Она действительно старалась. Но все попытки были безуспешны, потому что девушка понимала: на случайность это можно было списать первый раз. Сейчас же, когда она дважды увидела смерть отца и в деталях воспроизвела падение Джейкоба до того, как оно произошло, становилось понятно, что происходит что-то страшное.
Она так и не сомкнула глаз этой ночью. Ужасные мысли одолевали ее каждую минуту, заставляя сжиматься на кровати, как на спасительном островке. Вот только она и не предполагала, что убежать от того, что ее так пугает, невозможно.
- Ложечку за маму, - сюсюкая, протянула Рене, отправляя в рот сына очередную ложку яблочного пюре.
Белла с апатией ковыряла ложкой в тарелке с хлопьями, изредка посматривая на возню матери с ребенком. Ее сначала удивляло, а потом начало раздражать, как та вела себя с сыном. Иногда казалось, что Джейкоб – единственный после Фила свет в ее окне. Будто это долгожданный и единственный ребенок. Девушка не хотела переносить негатив с матери на брата, но зловонное зерно ревности и обиды исподволь разъедало ее душу.
- Ты выглядишь невыспавшейся, - заметил Фил, поглядев на Беллу.
- Бессонная ночь, - коротко оправдалась девушка, вжав голову в плечи. Ей все еще было не по себе от его повышенного внимания, природу которого она никак не могла разгадать.
- Наверное, всю ночь провела в интернете, - не сводя глаз с сына, усмехнулась Рене.
- Я просто не могла уснуть, - резко вскинулась Изабелла, прожигая мать яростным взглядом.
За столом воцарилось молчание. Беллу всегда выводили из себя редкие комментарии Рене, произнесенные таким снисходительным тоном, будто она знала всю подноготную действий дочери. Она не знала ничего, кроме того, что та все вечера после школы проводит в своей комнате, а утром ест овсянку с фруктами. И после этого мать считает, что имеет право на подобные язвительные воспитательные моменты, после которых хотелось вцепиться в ее волосы.
- Эй, все в порядке. Не злись так, - сказал Фил.
Белла отставила тарелку в сторону и, нервно проведя рукой по волосам, сказала:
- Спасибо, я наелась.
Каша осталась нетронутой.
- Подожди меня пару минут, я тебя довезу, - донесся до нее голос Фила, но девушка уже была в прихожей, натягивая на себя толстовку.
- Я сама, - крикнула она в ответ и, перекинув сумку через плечо, вышла из дома.
Ей было просто необходимо пройтись пешком и собраться с мыслями. Бессонная ночь вытянула из нее все соки.

Наконец-то в Аризону пришла осень, к которой привыкла Белла. Не такая дождливая, как в Вашингтоне, но хотя бы прохладная, что позволяло дышать полной грудью, не задыхаясь от духоты. Хотя сейчас даже холодный ветерок, раздувавший ее волосы, пощипывающий кожу, не помогал продышаться. Страх, сковавший Беллу еще ночью, не отпускал и сейчас, мешая сделать полноценный вдох. Казалось, будто все внутренности скрутило и сжимало в тисках при каждой мысли о странных способностях, поселившихся в ней.
Изабелла была не в себе весь день и получила уже множество замечаний от учителей за невнимательность. Но ничего не могла с собой поделать. Выныривая на пару минут на поверхность школьной рутины, девушка снова погружалась в черную пучину страха и отчаянья.
«Что со мной? Почему я? За что?» - непрекращающийся водоворот мыслей крутился в ее голове, не давая ни минуты покоя.
- Что с тобой сегодня? – спросила Розали, когда они после последнего урока вышли из школы.
- О чем ты? – хмуро буркнула Белла, не поднимая глаз от асфальта.
- Ты сама не своя. Витаешь в своих мыслях и совсем не слушаешь учителей. Ты ведешь себя странно.
- Я уже говорила, что я странная. Если тебя это напрягает, ты можешь не общаться со мной, – горько усмехнувшись, объявила Белла.
- Если не хочешь, можешь не отвечать, – нахмурилась Розали. – Но не надо… Не надо так со мной говорить.
Насупившись, она нервно сжала пальцами ремешки рюкзака на своих плечах и, развернувшись, пошла в другую сторону. Белла тяжело вздохнула и тоскливо посмотрела ей вслед.
- Розали, подожди, - позвала она ее, но подруга только ускорила шаг.
Изабелла хотела догнать ее, извиниться, но в эту же секунду школьная стоянка и снующие по ней ученики старшей школы стали расплываться перед глазами. Девушка яростно потерла глаза, прогоняя видение, но уже через мгновение перед ее глазами возникла незнакомая улица. Недоумевая, она смотрела на незнакомые дома и проезжающие машины, растерявшись, что все это значит.
Через секунду ее взгляд уловил угрюмую Розали, которая, смотря себе под ноги, шла по тротуару и намеревалась перейти дорогу. Она была так погружена в свои мысли, что, сделав шаг на проезжую часть, не заметила машину, которая мчалась на нее.

В эту секунду картинка рассеялась, а шокированная Белла снова увидела школьную стоянку и пару учеников, которые с интересом смотрели на нее. Не обратив на них внимания, девушка развернулась в ту сторону, куда ушла Розали, и не увидела ее. Сердце тоскливо сжалось, когда она глядела в сторону школьных ворот. Неужели с Роуз что-то произойдет? В видении этого не было видно, но проклятый могильный холодок пошевелил волосы у нее на затылке. И уже через секунду, ни мгновения не сомневаясь, Белла бросилась бежать за подругой.
Она выбежала за территорию школы и помчалась в обход, по тому пути, по которому Роуз обычно шла к дому. В данный момент у Беллы не было ужаса от осознания факта нового видения того, что произойдет. Ее не волновало, что это могло произойти как через минуту, так и через десяток дней, как было в случае с ее отцом. В ней просто бился животный страх того, что могло произойти с девушкой, которая постепенно становилась близкой ей.
Задыхаясь, Изабелла обежала школу и, наконец, увидела Розали, которая, опустив голову, шла вперед. Помчавшись за ней, девушка крикнула:
- Розали!
Несколько человек посмотрели на Беллу, встревоженные ее криком, в то время как светловолосая голова подруги даже не повернулась в ее сторону. До дороги оставались считанные метры, а в поле зрения уже появилась та самая машина, которая была в видении.
Сделав последний рывок, Белла за несколько секунд догнала девушку и резко дернула ее за рукав на себя, как раз в тот момент, когда нога той только ступила на проезжую часть. Розали испуганно вскрикнула, когда автомобиль промчался в нескольких сантиметрах от нее.
Блондинка вытащила из ушей маленькие наушники, которые до этого не заметила Белла, и ошеломленно посмотрела на нее.
- Все в порядке? Машина тебя не задела? – задыхаясь, спросила Изабелла.
- Нет. Как… как ты здесь оказалась? – заикаясь, пролепетала напуганная Роуз.
- Хотела извиниться и увидела, что ты не заметила машину, - на ходу придумывала оправдание Белла. – Пожалуйста, будь осторожна, ладно?
- Х-хорошо, - кивнула Розали, непонимающе глядя на подругу, которая, облегченно вздохнув, закрыла лицо ладонями.
Белле хотелось разрыдаться от счастья, что она смогла предотвратить беду, хоть и узнала о ее приближении тем способом, который до смерти ее пугал.

Наспех попрощавшись с Розали, девушка, обхватив себя руками, быстрым шагом пошла домой. Она чувствовала себя морально истощенной и безумно напуганной. Теперь с полной уверенностью можно утверждать, что дело не в сумасшествии. Если до этого она сомневалась в своей адекватности, то сейчас, когда случилось именно то, что она видела заранее, все сомнения отпали. Но тогда что же с ней? Она…
Даже страшно произнести.
Видит будущее? Ох… Каким-то образом она получила дар, в котором не нуждалась, с которым не представляла что делать. Неужели судьба недостаточно поиздевалась над ней? Неужели смерти самых близких людей недостаточно для того, чтобы сломить ее?
Когда-то бабушка сказала Белле, что за черной полосой в жизни всегда следует светлая. Забавно. Ее внучка была уверена, что, идя по своей черной полосе, она провалилась в чернильную бездну, навсегда утеряв шанс пройтись по светлой полосе. В ее жизни и так не было света, а теперь еще и эта странная способность, которая нависла над ней дамокловым мечом.
- Ты мало ешь. Ханна, подложи Белле еще картофеля. - Изабелла вздрогнула, когда услышала голос Фила во время ужина. – На тебе уже одежда не держится.
Девушка смотрела в свою тарелку и уныло водила по ней вилкой, съев всего лишь маленький кусочек мяса.
- Все в порядке. Я не голодна, - смущенно улыбнулась она и поморщилась, когда Ханна положила ей еще ложку пюре.
Даже в таком простом движении чувствовалось раздражение женщины на Беллу, которое она не могла объяснить. Тяжелые взгляды Ханны, которые та время от времени кидала на Изабеллу, чувствовались даже тогда, когда не было зрительного контакта. Было неприятно и немного обидно, но девушка старалась не обращать внимания на эту необъяснимую неприязнь.
- Фил прав, ты должна больше есть, - погладив мужа по плечу, сказала Рене. – Даже наш Джейкоб ест больше, чем ты.
Белла закатила глаза. Снова Джейкоб. Каждый разговор матери с дочерью в конечном итоге сводился к Джейкобу, что начало порядком раздражать. И это «наш Джейкоб» больно резануло ее слух. Откровенное противопоставление Белле ее брата явно показывало, кто для матери на первом месте.
- Спасибо, я наелась, - силком запихнув в себя несколько ложек пюре, сухо произнесла Изабелла, прежде чем встать из-за стола.
- Может, посидишь с нами? – спросил Фил. – Я уезжаю завтра рано утром.
Она неуютно переминалась с ноги на ногу, не зная, что ответить. Завтра Фил уезжал на две недели в Нью-Йорк на конференцию, где хотел послушать несколько докладов о фармацевтике. Белле было немного грустно, что его не будет, ведь тогда она оставалась наедине с матерью и Ханной. Но и выносить обычные посиделки за столом в их присутствии было выше ее сил.
- Я должна позвонить Билли, - пробормотала она, отчаянно скручивая пальцами ткань свитера.
- Хорошо, - улыбнулся отчим. – Пожалуйста, когда я уеду, ешь побольше. Не хочу приехать и увидеть вместо тебя скелет, обтянутый кожей.
Нервно улыбнувшись ему в ответ, Изабелла вышла из кухни и почти бегом поднялась в свою комнату. Быстро набрав номер телефона, девушка приложила трубку к уху и глубоко вздохнула в ожидании ответа. Лишь бы Билли ответил скорее, потому что мысли о том, что это всегда был рабочий номер ее отца и теперь его место занял другой, невыносимы.
- Полицейский участок, - ответил на том конце провода усталый голос.
- Билли, здравствуй. Это Белла.
- Белла, - раздался тяжелый выдох мужчины. – Как ты?
- Буду отлично только в том случае, если ты сообщишь мне хорошие новости, - наигранно бодрым голосом ответила она, уже в глубине души зная, что хороших новостей, по крайней мере для нее, у него нет.
- Мне очень жаль…
- Снова ничего? – сглотнув, спросила девушка.
- Ни одной зацепки. Мы ищем их и делаем все, что в наших силах. Но пока результата никакого.
- Неужели нет никакой версии? – срывающимся голосом спросила она.
- Нет, Белла. Версий нет. Как только что-то станет известно, я обязательно тебе позвоню.
- Я понимаю. Спасибо, - глотая слезы, ответила Изабелла и положила трубку.

Раз в неделю, в одно и то же время она делала звонок в Форкс именно Билли Блеку как лучшему другу ее отца и теперь шефу полиции города. Он лично пообещал ей, что найдет преступников, лишивших жизни Чарли. Надежда услышать долгожданное известие до сих пор не оставила ее, но потихоньку гасла, ведь из раза в раз Белла слышала, что у них нет ни одной зацепки.
Как в таком маленьком городке уже два месяца не могли найти убийцу, она не могла понять. Ее отец справился бы с этой задачей намного лучше.
Стирая злые слезы, она набрала другой номер Форкса.
- Они снова ничего не знают, - всхлипывая, произнесла девушка, прижимая к уху телефон.
- Прошло всего два месяца, - осторожно заметил Майк.
- Прошло уже два месяца, а не всего, слышишь? Мой папа убит каким-то ублюдком, а у них даже версий нет, понимаешь? У них ни одной версии!
- Белла, успокойся, прошу. Я не могу слышать, как ты плачешь, - попросил парень, услышав, как Белла разрыдалась в голос. – Я и помочь ничем не могу, и это убивает меня.
- У меня больше нет сил. Столько всего навалилось, - простонала она, размазывая слезы по лицу. – Сначала бабушка, потом папа. А теперь это странное… - Изабелла осеклась и резко замолчала.
- Странное что? Что случилось, Белла? – настороженно спросил Майк. – Случилось что-то еще?
- Ничего. Ничего не случилось.
Между ними воцарилось молчание, прерываемое редкими всхлипываниями девушки.
- Ты что-то недоговариваешь, Белла. И почему-то мне кажется, что это связано с тем случаем, когда тебе приснилось, как убивают твоего отца, - эти слова заставили Беллу на несколько секунд задохнуться и потерять контроль над собой.
- Я же просила не затрагивать эту тему! – истерично закричала она. - Почему ты делаешь это? Тебе нравится меня мучить, да?
- Я не хотел тебя мучить, - срывающимся голосом успокаивал подругу Майк. - Просто я давно заметил, что тебя беспокоит что-то еще и… Я уверен, между тем случаем и твоим состоянием есть прямая связь. Ты ничего не хочешь рассказать мне?
- Не хочу, - резко ответила она и, сбросив звонок, отключила телефон.

***


В первые пять дней, что Фила не было дома, Белла почти не ела и не выходила из своей комнаты. Девушка возвращалась из школы, сразу поднималась к себе и делала уроки. Полное погружение в учебу было отчасти ее спасением и позволяло отвлечься от своих страхов хотя бы на несколько часов. Ведь случилось страшное: она начала видеть видения каждый день.
К ее облегчению, она больше не видела смерти близких или какие-то глобальные события. Чаще всего это были мелочи, такие как упавший со стола телефон, пригоревшая яичница Рене или как учитель вызывает ее к доске. Но после каждого видения о таких мелочах Изабелла была морально измотана так, что буквально валилась с ног от усталости. В моменты, когда перед ее глазами все расплывалось, на нее накатывал такой величины страх, что становилось трудно дышать. Это была не только боязнь увидеть что-то страшное. Это также был какой-то животный ужас на уровне инстинктов, когда кожей чувствуешь опасность, а волоски на затылке шевелятся в пугающем ожидании удара.
Она ненавидела свою странную способность. Каждый раз хотелось взвыть от отчаянья, ведь она никогда не хотела видеть будущее. Она хотела жить обычной жизнью, просто быть счастливой, а не обладать знанием, когда кто-то умрет, попадет под дождь, поранится...
В свой выходной Белла вышла из комнаты только на завтрак. Быстро прожевав пару тостов, она поднялась к себе комнату и, улегшись на кровать, прижала колени к груди. Она уже несколько дней не разговаривала с Майком и очень скучала по нему. Он лишь хотел помочь ей, а она оттолкнула, терзаясь страхом. Ей хотелось позвонить ему, но пугала перспектива череды вопросов. Это и постоянное самобичевание привели к тому, что она уже была на грани очередной истерики.
По ее щеке успела скатиться одна холодная слезинка, когда, предварительно постучав, в комнату вошла ее мать.
- Как дела? – нервно улыбнувшись, спросила Рене.
Стерев со щеки слезу, Изабелла села, и, снова прижав колени к груди, обхватила их руками, словно удерживая всю боль в себе.
- Все хорошо.
Женщина подошла к кровати и присела на краешек.
- Ты совсем не выходишь из комнаты. Мы с Ханной переживаем.
- А я думала, Ханна только рада, что я почти не показываюсь, - горько усмехнувшись, ответила Белла.
- Не обижайся на нее. На самом деле она намного лучше, чем тебе могло показаться.
Между матерью и дочерью воцарилось молчание, во время которого девушка даже не подняла глаз на Рене.
- Ты действительно переживаешь, что я не выхожу из комнаты? – вдруг спросила Белла и сама испугалась своего вопроса. Она не хотела показывать своей слабости перед женщиной, по сути, пренебрегшей ею, но сейчас ей было так грустно и одиноко, что хотелось получить хоть капельку тепла. Хотя бы доброе слово, которое согрело бы ее изнутри.
Рене погладила дочь по плечу, и от этого у Изабеллы что-то дрогнуло в груди. Она совсем не знала материнского тепла, и это простое касание заставило ее затосковать по своему детству, когда папа был жив, а Рене была с ними. И хоть матерью она была только номинально, в те времена сердце дочери еще не имело столько ран.
- Конечно же, я переживаю. Всегда переживала. Ты же моя дочь, Белла. И мне больно видеть, как сломлена ты сейчас. Может, ты хотела бы поделиться чем-нибудь со мной?
Ее голос. Такой обманчиво теплый, незнакомый в своей вкрадчивости и мягкости заставил глаза увлажниться. Только не плакать. Не плакать.
Она хотела поделиться. И сейчас, когда нервы оголены и душевные страдания больнее физических, девушке хотелось открыться этой чужой ей женщине, поддавшись желанию получить взамен крепкое плечо и слова утешения. Не так много для той, которая в свои семнадцать лет чувствует себя на пятьдесят.
- Это началось перед смертью папы, - тихо начала Белла.
Рене придвинулась ближе, чтобы расслышать каждое произнесенное слово. Эта заинтересованность побудила говорить дальше. Не глядя на мать, нервно теребя пальцы, Изабелла рассказала о своих болях в груди и удушье, об олене, который выскочил на дорогу, и о том, как дважды увидела смерть отца. Рассказала об этом в мельчайших подробностях, ничего не утаивая. Сказала, что заранее видела падение Джейкоба с дивана и что еле успела спасти подругу, которую чуть не сбила машина.
- Я и сейчас вижу будущее. Позавчера видела, как Джейкоб разобьет пульт от телевизора, а вчера он его разбил. Мне уже не больно, я не задыхаюсь, но все равно очень страшно, - закончила свой рассказ Белла.
Рене какое-то время ничего не отвечала. Заинтересовавшись ее реакцией, Белла подняла взгляд на мать и… вздрогнула. На лице женщины было выражение такого ужаса, что кровь стыла в жилах. Можно было подумать, что она смотрела не на свою дочь, а на монстра, который материализовался на ее месте.
- Мама, - несмело прошептала Белла. – Ты в порядке?
Моргнув, Рене резко отпрянула от дочери и, вскочив на ноги, стала мерить шагами комнату.
- Господи Боже… Что же это такое, - бормотала женщина. – Я ведь всего лишь хотела попросить тебя посидеть с Джейкобом, пока схожу на маникюр, а ты мне говоришь такие страшные вещи.
- Но мне тоже страшно, и я этого не хотела, - дрожащим голосом произнесла Белла. В этот момент все ее надежды на хоть какую-то долю материнской ласки бесследно испарились.
- Что же делать? – Рене потерла виски и закрыла глаза.
- Давай сделаем вид, что я тебе ничего не говорила, - безучастно пожав плечами, тихо предложила дочь.
По щекам девушки непрерывным потоком текли слезы, капали со склоненного лица на руки, попутно смачивая соленой влагой губы. Соль и железо на ее губах – вкус разочарования. В себе, в матери, в своей жизни. Вся ее жизнь из серой простоты и неприметности вывернулась наизнанку сплошного разочарования.
- Фил, о Боже, Фил… Белла, ты не должна это рассказывать Филу, слышишь? – с надрывом настаивала мать.
- Как скажешь, - убитый голос Беллы не помешал Рене облегченно вздохнуть.
Что-то приговаривая себе под нос, женщина вышла из комнаты, не обратив никакого внимания на рыдающую дочь.

На следующий день, когда Белла читала в своей комнате книгу, Рене зашла к ней, теребя в руках ключи от машины.
- Собирайся, Белла. Нам с тобой надо съездить в одно место, - не глядя в лицо дочери, произнесла женщина. – Я жду тебя в машине.
Неприятное предчувствие засело в груди у Беллы, пока она переодевалась в джинсы и футболку. Даже закралась мысль, что сейчас она бы не отказалась увидеть будущее хотя бы на час вперед, чтобы узнать, куда ее отвезет мать.
Они ехали в машине молча, каждая думала о своем. Рене даже не включила радио, хотя ненавидела ездить в тишине. Девушка несколько раз порывалась спросить, куда они едут, но слова застревали в горле. Она чувствовала, что ее ждет что-то, как минимум, неприятное. Ведь ничего хорошего она от своей матери уже не ждала.
- Я хочу, чтобы ты знала, все, что я сейчас делаю – это ради тебя. Я просто хочу помочь, - наконец подала голос Рене, когда машина остановилась напротив нескольких белых зданий, окруженных высоким забором.
- Где мы? – непонимающе спросила Белла.
- Ты должна понять меня. Кроме меня тебе больше некому помочь, милая.
Изабелла внимательно осмотрела здания, и ее глаза испуганно расширились, когда она заметила решетки на окнах, а также нескольких человек в белых халатах, стоящих у входа в одно из зданий.
- Ты привезла меня в психиатрическую клинику? – догадавшись, выкрикнула ошеломленная Белла. – Ты считаешь, что я сумасшедшая?
Женщина сжала пальцами руль и глубоко вздохнула.
- Я не считаю, что ты сумасшедшая. Просто ты еще в таком возрасте, когда психика неустойчива и…Ты видела зверски убитого отца. У взрослого человека могли начаться проблемы после такого зрелища, а у юной девушки и…
- Ты мне не поверила, - перебила ее Белла. – Решила, что я тронулась, да? Называй вещи своими именами.
- Я просто созвонилась с одним знакомым. Он психиатр. Он только поговорит с тобой, Белла. Никто не собирается засовывать тебя в смирительную рубашку и накачивать снотворными, - раздраженно ответила Рене, откинувшись на спинку сиденья.
- Отвези меня обратно, - дрожа всем телом, выдавила девушка.
Мать уже отстегнула ремень безопасности со словами:
- Я сказала, что мы туда пойдем, - значит, мы туда пойдем. Ясно?
- Отвези меня обратно сейчас же! – от яростного крика Беллы у обеих заложило уши. – Если ты не отвезешь меня домой, я клянусь, ты пожалеешь об этом! Слышишь? Ты пожалеешь!
- Белла, успокойся, - испуганно пролепетала женщина, вжавшись в кресло.
- Я успокоюсь только тогда, когда отвезешь меня обратно!
- Но я должна помочь тебе. То, что ты рассказала, ненормально, Белла…
На последних словах у девушки резко помутилось в глазах. Прижав пальцы к вискам, с усилием растирая их, она зажмурилась. Перед ее глазами возникла картинка, всего лишь на десять секунд, но Изабелла успела ухватиться за нее, запоминая мельчайше детали нового видения.
- Что с тобой? Тебе плохо? – Рене потянула к ней руки, но дочь увернулась.
Тяжело дыша, она посмотрела на мать.
- Фил, - просто сказала она. – У меня только что было видение.
- О Боже, Белла…
- Он приедет раньше.
- Почему? – с опаской спросила женщина.
- Он сломает руку. Левую руку, - уточнила Белла, вспоминая, как видела гипс на его руке.
- Это уже ни в какие ворота не лезет! Что ты несешь?
- Ты сейчас же везешь меня обратно. Если ты еще хоть раз заикнешься о том, чтобы показать меня психиатру, я убью себя. Мне терять нечего, но представь, что будет с тобой, когда все узнают, как идеальная жена хозяина местной крупной сети аптек довела свою дочь до самоубийства, - жесткие, отрывистые слова, вылетавшие из уст дочери, хлестали Рене наотмашь.
В каждое слово Изабелла вкладывала столько уверенности, что у Рене затряслись поджилки. Только когда она снова вставила ключ в замок зажигания, девушка облегченно вздохнула.
- И как ты только смеешь мне это говорить, - дрожащим голосом упрекнула женщина, разворачивая машину в сторону дома.
За время обратной поездки они не проронили ни слова. Молча зайдя в дом, Белла уже хотела подняться наверх, но остановилась на полпути, заметив, как мать подошла к телефону, решив проверить автоответчик.
«Дорогая моя, привет. Я не смог дозвониться тебе на мобильный. Ты только не пугайся, но я приеду раньше времени. Представляешь, поскользнулся на ступеньках и так неудачно упал, что сломал левую руку. Жди своего непутевого мужа завтра днем».

Из рук женщины выпали ключи и, теряя сознание, она медленно соскользнула на пол. Равнодушно посмотрев на распростертое на полу тело матери, Белла зашла на кухню, набрала стакан ледяной воды и, вернувшись в гостиную, плеснула его женщине в лицо.
Убедившись, что Рене приходит в себя, девушка медленно, устало поднялась на второй этаж, испытывая чувство мстительной удовлетворённости, ядовитым цветком расцветшим в ее душе. Сегодня она постарела еще на сотню лет.



Рене поступила очень глупо и импульсивно. Хотела как лучше, а получилось как всегда. Я не оправдываю ее, просто прошу понять, что она вроде и пытается помочь, но врожденный эгоизм не дает все сделать правильно.
Поблагодарить Алену и Диану за проверку главы можно тут)))

Источник: http://robsten.ru/forum/29-1440-5
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Snastasia (13.06.2013)
Просмотров: 1213 | Комментарии: 17 | Рейтинг: 5.0/30
Всего комментариев: 17
1
17   [Материал]
  Воистину вся, Белла чересчур впечатлительна ох Фил, замечательный и подвержена снова, она отягощающим знакам..........................
Да уж, она вовсю оцепенела вся, зависимая от предчувствия и разбитая к тому же, Р/ вычурно презренная лишь Ф/, заботливый        
Эх невыносимо и изнуряюще, сносить сие Белле да не сдержалась оу, грубо с Роуз обойдясь да при этом, успела позже вызволить           
Ну и в недоумении ох, удручена одаренным с неприятием еды, вся подавлена этой невежей Х/ да, улучила шанс избежать........................
Именно так и абсолютно, безнадежно ей отзывается Б/ о уличении ох М/, опрометчив что оторопь вызвало ее...........................................
Ну вот, залебезила Рене к дочери и стоило, ей открыться хм вздумала сама, жестко всучить к профи да, Белла отвадила живо                     

14   [Материал]
  Да! Выкуси Рене! Слухать надо когда говорят.

13   [Материал]
  Огромное спасибо за главу! good lovi06032

12   [Материал]
  Спасибо за главу
Когда же эд будет :)

11   [Материал]
  Спасибо девочки за продолжение этой истории.

5   [Материал]
  Не понимаю, когда осуждают людей за отсутствие чувств к кому-то. Любовь-не обязательство, не долг и не возникает по щелчку пальцев. Просто нет эмоций и все! Такое сплошь и рядом. Так что я Рене понимаю. Она сделала что смогла для своей дочери, а требовать невозможного от человека никто не имеет права!
Видения у подростка-более, чем повод обратиться к врачу, так что действия Рене вполне нормальны. Другое дело, Беллу надо было постараться убедить, а не везти молча в больницу. Теперь вроде и "лечить " такой дар нет смысла, наоборот, нужно привыкнуть к нему, изучить его и использовать на полную катушку!

9   [Материал]
  Извини но позволь не согласиться с тем что Рене в этой ситуации можно понять. И это не просто кто-то, это ее дочь, кровь и плоть. Как может женщина выносившая под сердцем ребенка быть настолько черствой. Конечно от нее никто не требует неземной любви, но это естественная реакция которая должна быть у матери. Ведь даже птица любит своих птенцов. Возможно при рождении Беллы в ней не проснулись материнскую чувства, но после рождения Джейка, же она почувствовала себя матерью, или нет? Нельзя быть выборочно мамой. Ты либо мать либо нет. А джейкоб повзрослев мать по головке за это не погладит. Мне казалось что получив от судьбы шанс узнать свою дочь заново она использует его , но нет , она все таже эгоиста что оставила мужа и дочь ради своих прихотей.

4   [Материал]
  рене ужасная мать так поступить с беллой 12 12 спасибо за главу good good

3   [Материал]
  Спасибо за главу!
Вот никакие оправдания не помогут Рене. Эгоистка последней стадии. Так сильно любить одно ребенка и не питать той же любви ко второму 4 то есть первенцу! Как такое возможно, это не мать а подобию. Для матери не должно быть любимого ребенка и просто ребенка.

7   [Материал]
  Вам самой глаза не режет сочетание "не ДОЛЖНО быть любимого ребенка и просто ребенка"? Любовь-НЕ ДОЛГ, а чувство, а оно либо есть либо нет.

10   [Материал]
  У нормальной матери, этот как вы называете ДОЛГ заложен изначально. И если женщина родившая детей не может дать им любовь, то зачем вообще рожала, не проще было аборт сделать, так хоть не мучила бы дитя всю жизнь.

15   [Материал]
  ППКС!

2   [Материал]
  рене совсем не мать! поскорее бы Белла выросла и уехала от нее!

6   [Материал]
  Рене делает, что может в этой ситуации. Разве она виновата, что кого-то она любит больше, а кого-то нет?

1   [Материал]
  Большущее спасибо за главы... читаю каждый раз с замиранием сердце girl_wacko
Просто потрясающе!!Феноменально!!!
Мне очень жаль Фила..он добрый)))
А вот Рене Белла еще мало устроила giri05003 ... я бы еще пару шлепков дала, когда она сознание потеряла..не мать, а сволочь!!!!
Хочется верить, что Белла научиться это контролировать и применять в жизни)))

Автору большого вдохновения!!!!

8   [Материал]
  Вы знаете способ, как заставить мать-сволочь полюбить ребенка?!! Поделитесь, и решите глобальную проблему брошенных детей. Если чувств нет, никто в этом не виноват, хотя для ребенка это трагедия...

16   [Материал]
  да, к сожалению такого способа нет, согласна. хуже только то, что и чувства вины в Рене не заметно.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]