Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Девять месяцев. Бонус 3. Однажды в Вегасе.
Marvin Gaye & Tammi Terrell - Ain't No Mountain High Enough

Белла.

- Ну, давай, крошка. Поехали.
- Нет.
- Ну, что тебе стоит? Съездим все вместе, развеемся.
- Я же сказала: нет! Я не собираюсь ехать в Вегас!
И так продолжается уже неделю. Боже, ну за что мне достался этот самоуверенный и упрямый, как баран, непробиваемый, как бетонная стена мужчина? За все полтора года наших отношений у меня никогда не возникало настолько сильного желания придушить его своими же руками. Каждый день только и слышу: - «Поехали в Вегас, поехали в Вегас». Хотелось заклеить ему скотчем рот и больше никогда не слышать этого.
Вот и сейчас мы с Эдвардом сидели в кафе с Эмметом, Розали, Джаспером и Элис, продолжая ожесточенно спорить. Вообще все началось с предложения Эммета после экзаменов съездить в Лас-Вегас и отдохнуть. Мне хотелось покоя, хотелось спать, а потом спать и, конечно же, еще спать. С Эдвардом. В нашей общей постели было так уютно поваляться вдвоем, и совсем не было желания покидать такое уже полюбившееся мной гнездышко. Сначала Эдвард тоже хотел провести первое время после экзаменов наедине, отгородившись от всего мира в нашей общей квартире, но гадкий Эммет спутал все планы. Наглый балбес уже переманил всех на свою сторону, и пока неприступной оставалась только я. Но и мое терпение кончалось. Иногда казалось, что проще согласиться, чем спорить с этой оравой помешанных. Видимо они поняли, что я уже на грани и сделали ход конем:
- Белла, - нагло ухмыльнувшись, начал Эммет. – У меня есть к тебе одно деловое предложение. Да что там, у всех нас есть, что тебе предложить взамен на твое согласие.
Ничего не говоря, я скептически приподняла бровь и качнула головой, предлагая продолжать.
- Месяц не буду смеяться над твоей уродливой машиной. Обещаю. – Хм, а этот качок сообразительный. Ненавижу его плоские шутки по поводу моей старушки.
Я сложила руки на груди и откинулась на спинку стула.
- Да, неплохое предложение, - согласилась я, - но мне этого мало.
Элис кашлянула и нависла над столиком.
- Я верну твои старые шторы. Они жутко уродливые, но я, скрепя сердцем, сделаю это.
- Так ты их все-таки не выбросила? – я задохнулась от возмущения и подпрыгнула на стуле.
Элис болезненно скривилась и выпалила:
- Я хотела их сжечь, избавить мир от этого кошмара, но потом решила порезать их на тряпки и мыть ими пол.
- Ты… ты… Ты - маленькая злючка! – выкрикнула я, и Элис со стоном спрятала лицо в ладонях. – Чтобы сегодня же вечером они были у меня.
Следующим на очереди был Джаспер, который пообещал не строить из себя знатока истории хотя бы на время этой поездки. Вообще-то, после его обещания вздохнули с облегчением все, потому что постоянные лекции этого историка-самоучки начинали напрягать.
- Я готова не устраивать прилюдно истерик Эммету. – Рассматривая свои ногти, неуверенно сказала Розали. На самом деле это было бы замечательно, если бы она прекратила так делать, потому что мне жутко надоело каждый раз при ее истериках делать вид, что я с этой парочкой незнакома.
Я уже практически была готова дать свое согласие, но оставался еще один человек, от которого я ждала определенных действий.
- Эдвард? – позвала его я, но он смотрел куда-то в стену, попивая сок из трубочки, делая вид, что не слышит.
Я положила руку ему на плечо.
- Милый, ты ничего не хочешь мне сказать?
Недовольно фыркнув, он повернулся ко мне, и во взгляде читалась вся неоправданная скорбь, которую он пытался из себя выдавить. Со стуком поставив стакан с соком на стол, он обхватил ладонями моё лицо и практически вплотную прижался губами к моему уху, шепча:
- Те красные стринги, которые ты мне купила… Сегодня я одену их первый и последний раз.
Ах ты мой сладкий. Я знала, что рано или поздно добьюсь этого. Пусть Эдвард будет считать меня свихнувшейся фетишисткой, но зрелище такой любимой и упругой задницы в этом возбуждающем клочке ткани стоило того.
Нужно ли говорить, что после этого в довольно сжатые сроки мы собрали вещи и поехали в Вегас?
__________________________________________

Яркое дневное солнышко штата Невада слепило глаза сквозь стекла автомобиля и, прищурившись, я лениво повернула голову в сторону Эдварда, уверенно держащего руль в руках. Его пальцы сводят меня с ума: длинные, со слегка грубоватой кожей, такие сильные. Так хочется ощутить их на себе прямо сейчас, сию же секунду, но вряд ли Эдвард сможет справиться одновременно с автомобилем и возбужденной женщиной.
- Его возбужденной женщиной, - поправила я про себя.
За те полтора года, что мы провели вместе, было многое, но одно оставалось неизменным – мои чувства к нему росли, неумолимо привязывая меня к нему, заставляя склониться перед эмоциональным вихрем любви, который захватывал меня все сильнее и сильнее. Хотелось просто врасти в этого мужчину, быть его частью, неотделимой и самой желанной. Каждое утро я вставала с мыслями о нем, завтракала, не помня чем, потому что я все еще думала о нем. И с воспоминаниями о поцелуях, я могла съесть резиновый сапог, даже не заметив разницы между ним и омлетом. Потом мы встречались возле университета и шли на лекции. На большой перемене иногда забегали в его комнату в общежитии и думали друг о друге вместе. Думали так страстно и любяще, что кровать могла в любой момент не выдержать и развалиться на части. Наши громкие и неприличные размышления друг о друге очень смущали студентов в соседних комнатах, а особенно Сета, с которым жил Эдвард и которого он выгонял, когда мы приходили подумать. Спустя несколько месяцев мы решили переехать в отдельную квартиру и жить вместе, чтобы не смущать своими совместными размышлениями несчастных студентов.
От таких страстных воспоминаний меня отвлекли чмокающие звуки, раздающиеся с заднего сиденья. Отлично. Эммет и Розали снова тискали друг друга и целовались, причем эту парочку не смущало присутствие в машине еще четырех человек, правда, двое из которых спали. Конечно, я понимаю, что они встречаются только три месяца, но… такое поведение немного отвлекает.
- Мы были такими же? – спросила я у Эдварда, нежно сжимая рукой его колено.
- Мы были еще хуже, Беллз, – усмехнулся он и положил ладонь поверх моей, другой сжимая руль.
- Неправда, – шепнула я и провела рукой вверх по ноге, останавливаясь у бедра и нежно его поглаживая. – Мы всегда были более сдержанны. – Я продвинула руку еще немного выше, и она оказалась в опасной близости от… Эдвард практически зашипел и резко оторвал мою руку от своей ноги, прижав ее к губам. Попеременно поцеловав каждый палец, он куснул мое запястье и вернул эту шаловливую ручку на колено. Решив больше не испытывать его терпение, я опустила голову, спрятав счастливую улыбку, которая, наверное, казалась со стороны глупой, и отвернулась к окну.
Эммет и Розали продолжали целоваться как оголодавшие, а я старалась не обращать на них внимания, утешая себя тем, что жестоко надругаюсь над своим мужчиной уже в гостинице. К моему превеликому счастью через считанные минуты вдали показались очертания мировой столицы казино и шоу-бизнеса. Ну, наконец-то! Пять часов в дороге сильно измотали меня, а вестибулярный аппарат часто выражал свое «фи», подкатывавшей тошнотой.
Рядом с целующейся парочкой заворочался Джаспер, держащий в объятиях спящую Элис и уставился в окно.
- О, а вот и Вегас, – пробормотал он. – А вы знаете, что город Лас-Вегас был основан в начале двадцатого века, но еще за восемьдесят лет до этого он…
- Ох, Джас, заткнись, ради Бога, – прошипел Эммет, с недовольством оторвавшийся от губ любимой девушки. – Умеешь же кайф обломать.
На такой позитивной ноте мы въехали в этот город-оазис, город, слава которого облетела весь мир. За несколько дней до поездки мы забронировали три двухместных номера, достаточно недорогих, если в этом месте такие вообще могли быть. Розали и Эммет, не переставая целоваться, практически летели в свой номер; Джаспер в свой номер внес сонную супругу на руках, а мы, безумно уставшие, ввалились к себе.
- О, Боже, как же хорошо, – блаженно протянул Эдвард, вытянувшись на широкой двуспальной кровати.
Бросив в сторону свою сумочку, я скинула с ног кроссовки и запрыгнула на кровать под бок к любимому.
- Устал? – спросила я, запустив руку под его футболку, поглаживая живот.
С закрытыми глазами он прошептал:
- Совсем немного. Только спина затекла сильно. Наверное, надо полежать.
Прекратив терзать его живот, я села и посмотрела на него: такой расслабленный, спокойный и только мой на ближайшие несколько часов, которые мы точно проведем с пользой. Нагнувшись к его уху, я прошептала:
- Я иду в душ. Ты можешь ко мне присоединиться, чтобы я помассировала твою уставшую спинку.
Прорычав, Эдвард обхватил меня рукой за талию, но я ловко вывернулась и, уже заходя в ванную, сказала:
- Не задерживайся.
Прикрыв за собой дверь, я довольно усмехнулась и начала раздеваться. Аккуратно сложив вещи, положила их на столик, чтобы Эдвард не споткнулся о них, как это было месяца три назад. Зайдя в просторную душевую кабинку, я включила воду и встала под освежающие теплые струи, стекающие по моему затекшему телу. Я начала себя поглаживать, растирая кожу. О да, какое же это непередаваемое наслаждение - после долгой дороги просто постоять под теплой струей воды. С этим сравнилось бы еще кое-что. Кстати, где Эдвард? Я зашла в ванную минут десять назад, но он так и не пришел. Какого черта? Я что, неясно выразилась, чего жду от него?
Недовольно фыркая, я вышла из душевой кабины и обернула вокруг себя широкое махровое полотенце. Ну, сейчас я покажу тебе, Каллен, как динамить свою женщину, когда она делает такие недвусмысленные намеки.
Выйдя из ванной, я быстро растеряла весь свой пыл, от открывшейся моим глазам картины. Ботинки и футболка Эдварда валялись на полу, а их обладатель спал безмятежным сном и с одной его ноги свисали снятые не до конца джинсы. Мой любимый милый уставший мальчик. Я подошла к кровати, стянула с одной ноги его штаны и аккуратно повесила на стул. Скинув с себя полотенце, я подняла с пола его футболку и накинула на голое тело. Теплая мягкая ткань, пропитанная неповторимым запахом его тела, уютно облепила тело, создавая ощущение вакуума защиты от всего мира. Еще немного полюбовавшись на моего спящего принца, я легла рядом с ним и, осыпав невесомыми поцелуями его расслабленное лицо, положила голову ему на грудь. Мне было так невыразимо хорошо, что я сама не заметила как заснула.
Проснулась я с ноющей шеей, затекшей от неудобного положения и с урчащим от голода желудком.
- Похоже, кто-то проголодался, – пробормотал Эдвард, еще не до конца проснувшись.
- Да, я проголодалась. Но я хочу не только есть, - я закинула на него ногу, которую он тут же начал массировать рукой.
- И чего бы тебе еще хотелось? – прошептал он, потеревшись проступившей щетиной о мою шею.
Я прижалась губами к его уху и, облизнув мочку, прошептала в ответ:
- Тебя.
Эдвард довольно усмехнулся и провел руками вверх по моим ребрам, кружа в опасной близости от груди, и вернулся к бедрам, нежно обхватывая их руками, сминая, поглаживая. Комната была погружена в вечернюю темноту, окрашивающую стены яркими всполохами горящих на улице вывесок.
- Люблю, когда ты в моей одежде, – прорычал он куда-то в мою шею и это был настолько интимный звук, что мне сразу стало жарко. Очень жарко.
Его руки прошлись чуть выше по моим ногам и залезли под футболку. Обнаружив, что у меня под ней вообще ничего нет, кроме томящегося в ожидании тела, Эдвард с еле слышным стоном опрокинул меня на спину и навис сверху. Коварно улыбаясь, он схватил футболку за край и начал медленно поднимать ее вверх, следя за каждым открывавшимся его взору участком тела. Когда футболка была задрана почти до груди, и я уже практически горела, в нашу дверь постучали.
- Эй, голубки, ждем вас через десять минут. Отказы не принимаются, – пропищала из-за двери Элис.
Эдвард со злостью убрал от меня руки и откинулся на спину, а я готова была скулить от чувства потери и злости на так не вовремя пришедшую Элис.
- А ну, подняли свои задницы с кровати и спустились на первый этаж! – не принимающим возражений тоном пропищала маленькая зараза и ушла, громко стуча каблучками.
- Черт, черт, черт возьми… - отчаянно бормотал Эдвард, уткнувшись носом в мою шею, покрывая ее поцелуями, спускаясь вниз, целуя через футболку грудь и сминая руками мои бока. Я уже думала послать все куда подальше, потому что была уверена, что Эдвард не собирается никуда идти, но он, оставив последний поцелуй на моем голом животе, встал с кровати и начал одеваться.
Разочарованию моему не было передела, но ничего не поделаешь. Лучше послушаться Элис, чем потом вытирать кровь, сочащуюся из ушей от ее визга.
Когда мы спустились на первый этаж, держась за руки, гостиница преобразилась до неузнаваемости. Еще в дневное время пустые холлы, теперь наполнились людьми, причем большинство из них были одеты либо странно, либо… вообще практически не одеты.
- Где вас носит, голубки? – спросил подошедший Джаспер, держащий под руку насупившуюся Элис.
- Эл, что с тобой? – пропустив вопрос Джаспера мимо ушей, спросила я.
Кинув убийственный взгляд на мужа, Элис начала пыхтеть, раздраженно приговаривая:
- Этот умник ведет меня в музей! Вы понимаете? В музей! Я ненавижу музеи. Терпеть их не могу.
- Крошка, - пробурчал обиженный Джаспер, смотря на часы, - мы опаздываем.
Элис уже открыла рот, чтобы выплеснуть на него весь поток нецензурной брани, которую знала, но Джас поднял вверх палец, и она замолчала.
- Обещаю, что после музея сходим на какой-нибудь конкурс красоты или в магазин.
Элис сложила руки на груди и буркнула «ладно». Довольный Джаспер уже хотел увести супругу в это логово знаний, как, таща за руку Розали, примчался обезумевший от счастья Эммет.
- Откуда ты такой, большой брат? – усмехнулся Эдвард.
- Мы идем на церемонию вручения… - Эммет многозначительно замолчал и, сделав глубокий вдох, выдал, - Порно-Оскара.
- О, Боже… - ошеломленно прошептала я. Ладно Эммет, но Розали.
- А что ты, Роуз? – спросила я.
- А что я? Мини-бар в номере сыграл со мной злую шутку и теперь я не совсем контролирую свои действия. Так что сегодня мы с Эмметом идем на порно-Оскар.
Она пожала плечами и уныло поплелась за своим громилой-парнем.
- Я тоже хочу порно-Оскар, ну, пожалуйста… - скулила Элис, которую Джаспер целенаправленно тащил к выходу.
Мы с Эдвардом смотрели им в след, и меня затопило чувство злобного удовлетворения от того, что не придется участвовать в этих сомнительных развлечениях и обида на Элис, которая вытащила нас из постели так несвоевременно.
- И куда бы мне вас пригласить сегодня, мадам? – беря меня за руки, игриво спросил Эдвард.
- Может, просто погуляем?
- Может и погуляем, – утвердительно покачав головой, ответил он мне и мы вышли из гостиницы.
Держась за руки, мы медленно шли вдоль главной улицы: шутили, смеялись, наслаждались вечером, этим городом и друг другом. Мимо отелей, статуй, фонтанов и казино мы шли в людском потоке, но отдельно от него, словно в своем мире, который вращался только вокруг нас, не прерываемый даже тогда, когда мы размыкали руки. Потому что мы - половинки одного целого. Потому что в глазах друг друга был весь мир, который хочется подарить любимому человеку. Потому что мне не нужно держать его за руку, чтобы чувствовать его непосредственное присутствие в моей жизни. Теплоту, любовь, заботу.
- Ты не жалеешь, что мы сюда приехали? – спросил Эдвард. – Просто я помню, что ты хотела провести эти дни наедине и…
- Неважно где. Главное, что с тобой, – перебила его я, и он прижался губами к моему лбу в нежном поцелуе.
Умиротворение. Безумное, сладкое, всепоглощающее умиротворение охватило меня с ног до головы, впиталось в каждую клеточку моего тела, только не затронуло сердце, ускоряющее свой ритм от близости любимого, и обошло стороной живот, в котором завязывался узел счастья от любви. Хотелось петь свои ужасным голосом, кричать каждому прохожему о том, как я люблю этого человека, как дорожу им. Но я просто шла рядом, иногда искоса поглядывая на него снизу вверх, держала все эмоции в себе и от этого они становились полнее, затапливали меня, как горячий сироп, переливаясь через край. Я ловила восхищенные взгляды других женщин, направленные на моего мужчину и мучилась страшной ревностью, потому что они были шикарными, безупречно красивыми, а я… а я была просто его Беллой, готовой положить жизнь к его ногам, делать все, что он захочет. А с другой стороны, я была горда, что он идет со мной, держит за руку меня, а не их и пока у него не пропало желание быть рядом, я буду впитывать каждый вздох, каждое его слово, звук бархатистого смеха, как губка, чтобы помнить о них, когда его не будет рядом.
Он не всегда знает о моих чувствах, желаниях, потому, что я бываю груба с ним, скрытна, но это все только для того, чтобы уберечь свое безвольное сердце, когда перестану ему быть интересна. Конечно, я неоднократно рисовала в своем воображении свадьбу, шикарное белое платье и толпу незнакомых родственников, мечтала о НАШИХ детях, хотела носить его фамилию, но я ни разу не позволила себе обмолвиться об этом вслух. Зная Эдварда, можно было предположить, что он сбежит от меня с дикими воплями, если я только заикнусь о выходе на новый этап наших отношений. И поэтому я заткнула кричащие в себе желания, засунула их куда подальше и просто продолжала наслаждаться им, нами. Но надолго ли меня хватит, я не знала.
Мы все также медленно шли, но уже свернули с главной улицы, и я облегченно вздохнула, потому что тут было намного меньше народу. Шаг за шагом мы шли вперед, сами не зная куда, пока не подошли к… небольшой церкви. Я бы сказала, что она была скромной в этом своем нежно-розовом цвете, если бы не какая-то вывеска на ней, пестрящая всеми цветами радуги.
- Оу... хмм, - смущенно пробурчал Эдвард, когда оттуда вывалилась пьяная парочка, над чем-то бешено хохочущая.
Я проводила взглядом этих людей, которые, судя по всему, были молодоженами и хихикнула.
- Вот идиоты, – пробурчал Эдвард, и мое сердце ухнуло куда-то вниз.
- Почему? – просто спросила я, ожидая ответа с таким чувством, будто он был карой небесной.
- Ну, понимаешь, - Эдвард запустил руку в волосы и с силой провел по ним. – По-моему это глупо: так женится в Вегасе, на не совсем трезвую голову. Уверен, что они скоро разведутся.
- Ну почему сразу разведутся? – я вырвала свою руку из его ладони и отошла на несколько шагов в сторону, чувствуя, как мое женское «я», мучимое неисполнимыми мечтами, отбрасывает в сторону рассудок и дает себе волю. – Мне кажется, что нет ничего прекраснее, чем союз двух любящих людей. И даже если они завтра проснутся с похмельем, но будут счастливы, то нельзя считать их идиотами.
- Белла, - устало простонал Эдвард, сжимая переносицу и хмурясь, - надо думать о своих поступках, о том, чем все это может закончиться. Я не верю, что брак, заключенный в Лас-Вегасе, впопыхах, может принести людям счастье.
Я резко повернулась к нему, чувствуя, как начинаю беситься от его твердолобости, но сдержаться сил не было.
- Это все потому, что ты никогда не смог бы сделать так, – я ткнула его пальцем в грудь, сильно повышая голос. – Ты не смог бы сделать что-то, чего тебе хочется в данный момент, не думая о последствиях. Эдвард, хоть иногда надо поддаваться чувствам, а не жить только головой. Иногда надо совершать безумные поступки и… Просто ты не смог бы сделать чего-то такого для любимой женщины!
- Ты - единственная любимая женщина, для которой я делаю все, чего бы она ни попросила! И хоть кто-то из нас должен думать головой! – кричал мне Эдвард в ответ.
- Да ты никогда не думал о будущем, о семье! Только о себе, о том, как бы тебе получше устроить именно свою жизнь! – не понимаю, откуда все это взялось сейчас в моей голове, но эмоции не давали мне заткнуться, извергая из моего рта эти безумные, катастрофичные вещи. И я не была бы истинной женщиной, если не сделала бы последний «выстрел». – И ты никогда не то что бы не смог сделать это в Вегасе, ты вообще никогда не сможешь жениться!
Его лицо сильно побледнело, и я поняла, что сейчас допустила огромную ошибку. Вдруг навалилась дикая усталость. Хотелось плакать, рыдать, молить Бога о том, чтобы он вернул время назад или хотя бы стер Эдварду память за последние двадцать минут, но это было невозможно. Тяжело вздохнув, я отвернулась от него и отошла на несколько шагов в сторону.
- А ты? – глухо спросил он.
Не понимая, что он имеет ввиду, я непонимающе посмотрела на через плечо.
- А ты? – Эдвард повторил свой вопрос, смотря на меня исподлобья, хмуро сдвинув брови, сжимая руки так, что костяшки пальцев белели. – А ты могла бы выйти замуж в Вегасе?
- Эдвард, - я устало вздохнула и повернулась к нему, обхватив себя руками, сжимая ими грудь, живот, чтобы унять все нарастающую душевную боль, не дать ей заполнить себя. – Это уже не имеет никакого значения.
- Ответь, – сквозь зубы выдавил он, засунув руки в карманы. Вся его поза была напряженной, плечи, руки, спина – все выдавало натянутость, неприятие, отрицание всего.
- Да, – выдохнула я. – Я бы смогла. Ты доволен?
Эдвард запрокинул голову и глубоко вздохнул, одну руку запустив в волосы, а другой что-то перебирая в кармане. Откашлявшись, он подошел ближе ко мне и его лицо было таким хмурым, невозможно любимым и таким далеким от меня, что мне стало страшно. На нем была написана решимость, а мне оставалось только ждать того, что он скажет.
- Белла, - хрипло выдавил он и откашлялся. – Я не хотел, чтобы так вышло, но, видимо, обстоятельства сильнее нас, сильнее наших желаний.
Его голос был таким пустым, что хотелось плакать от того, что я такая непроходимая идиотка.
- Я никогда не думал о свадьбе, потому что не было той женщины, ради которой я бы пошел на это. Я никогда не хотел связать с кем-то свою жизнь и пресекал всяческие попытки прекрасного пола ограничить мою свободу. Я всегда буду контролировать свою жизнь сам, независимо от чужих желаний. Ох, Белла, мы такие разные.
О нет, не может быть. Неужели началось? Не могу поверить, что своим ослиным упрямством я испортила все то, чем так дорожила.
- С самого начала наши отношения были неправильными. Ты мучилась, мучился я, нам было трудно притираться друг к другу. – Эдвард говорил уверенно, размеренно, я чувствовала его твердый взгляд на себе, но сама не решалась посмотреть в ответ.
- Я не тот человек, который сможет сделать тебя счастливой, который обеспечит тебе достойную жизнь, – он продолжал убивать меня каждым словом, в то время как мое подсознание вопило о том, что он единственный и мне не нужна достойная жизнь, а нужен он.
- И если уж на то пошло, то я совсем не подхожу тебе, Белла. Как и ты мне. Мы абсолютно не похожи, у нас разные интересы, мы стабильно ругаемся, потому что не можем найти общих точек соприкосновения. Всё говорит нам о том, что пара Эдвард Каллен и Белла Свон не может существовать. Она разрушительна по своей натуре.
Что мне сейчас сделать? Убить его за то, что причиняет своими словами в миллион раз больше боли, чем, если бы просто ушел, или валяться в его ногах и умолять о том, чтобы остался рядом. Вместо всего этого я просто смотрела в сторону, не выдавая своих эмоций, внимательно слушала Эдварда, впитывая в себя каждое его слово, пронзающее меня как ядовитый шип, убивающее тот свет, что грел меня изнутри.
Я не сразу поняла, что все это значит и просто смотрела на Эдварда, который внезапно опустился на одно колено.
- И, исходя из всего этого, - уже неуверенно улыбаясь, сказал он, - я прошу тебя стать моей женой. Ты стала для меня той женщиной, ради которой я готов жениться.
Боже. Боже. Боже. Боже мой, что делать с сердцем, которое неистово билось сейчас о ребра?
- И я думаю, что пара Эдвард Каллен и Белла Каллен имеет право на существование.
Господи, помоги унять сердце, потому что из-за его гулких ударов я перестаю слышать то, что он мне говорит.
Вдруг Эдвард охнул и со словами «совсем забыл» полез в карман и достал оттуда… бархатную коробочку. Он открыл ее и, все также стоя на одном колене, протянул мне.
- Белла, ты выйдешь за меня замуж? – он смотрел на меня, улыбаясь ярче солнышка, а мне хотелось отрубить ему голову или запихнуть это кольцо ему в зад, а лучше тоже начать нести всякую чушь о том, что мы не пара, ты мне не подходишь, вали на все четыре стороны и да, я согласна, но я просто громко разрыдалась, пряча лицо в ладонях, размазывая по нему слезы. Меня трясло как никогда в жизни, я плакала в голос и вскоре ощутила сильное объятие этого засранца.
- Ну, что ты, маленькая моя, – шептал он, сжимая мое лицо, зарываясь носом в мои волосы, гладя мое тело. – Я не хотел, не хотел, прости меня. Я просто идиот. Давно задумал это, но… Беллз, я не хотел, чтобы все было так.
Продолжая рыдать, я наслаждалась силой его рук, проклинала эти чертовы шуточки, ненавидела, страдала, хотела сделать ему также больно и безумно любила.
- Я… я… я так испугалась, - я всхлипывала и заикалась, смотрела на него, пока он покрывал поцелуями мое лицо, - думала, что все… конец… одна. Я не ожидала, - последнюю фразу я уже сказала более спокойно, всхлипнув всего лишь два раза.
- Я не думал, что эффект неожиданности так сработает. – Эдвард усмехнулся и обхватил ладонями мое лицо. – Так каков твой ответ?
Я закусила губу, чтобы не сморозить глупость, чтобы помучить его хоть немного, наказать ожиданием. Подсознание злорадно подсказывало сыграть с ним такую же шутку, но его обеспокоенное выражение лица, подрагивающие руки и глаза, выражающие безмерный страх сделали свое дело.
- Да, – выдохнула я и в следующее мгновение мы уже целовались, судорожно хватаясь друг за друга, хихикая как дураки, но безумно счастливые.
С неохотой оторвавшись от меня, Эдвард полез в карман за кольцом, а я недовольно приговаривала:
- Да уж, доставай его. Я уже ненавижу кольцо, которое досталось мне таким путем… о, Боже, я люблю его, - уже прошептала я, когда оно оказалось на моем пальце. Такое идеальное, красивое и такое мое.
- Ну что, пойдем в церковь? – Эдвард взял меня за руку, счастливо улыбаясь.
- Зачем? – ничего не понимая брякнула я, но через секунду до меня дошло. – Каллен, ты с ума сошел?
- Да, сошел с ума от любви. – Он подошел ближе и нагнулся к моему лицу, практически касаясь его губами. – Давай, Беллз. Ты же сама говорила, что неважно где, главное, что со мной.
- Засранец, - прошептала я и нежно обхватила зубами его нежную губу на несколько секунд. – Ты не можешь давить на меня, вспоминая мои же слова.
- Я и не хочу давить на тебя, но мне достаточно твоего слова и я пойду покупать лицензию на брак. Я готов, Белла. Я готов, и я хочу стать твоим мужем сейчас. Но, если ты захочешь праздник, платье и толпу гостей, то я могу и подождать.
- Эдвард, но я же в джинсах и футболке. Это… я выгляжу отвратительно, – отчаянно пробормотала я, оглядев свой внешний вид. Выглядело это не очень убедительно, потому что желание стать его женой здесь и сейчас было написано у меня на лбу.
- Ты прекрасна, моя Белла, – прошептал Эдвард мне на ухо, и я поняла, что пропала. За свои слова надо отвечать и я готова это сделать. Живи чувствами, Белла, будешь счастливее.
Я встала на носочки и прислонилась лбом к его лбу, прошептав:
- Неважно где. Главное, что с тобой.
Эдвард звонил Джасперу и Элис, а я Эммету и Розали, объясняя как сюда доехать, но не говоря зачем они нам понадобились. Через двадцать минут они были здесь и мы все вместе зашли в церковь. Через час из нее вышла я, Белла, но уже не Свон, а Каллен, крепко сжимая руку своего мужа.
Господи, благослови этого мужчину, который сделал меня самой счастливой, дай ему ума не шутить так больше и мне сил сдержать себя, чтобы не убить его. И я буду вечно благодарна за это.

Конец.

Источник: http://robsten.ru/forum/29-642-1#415009
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Snastasia (10.09.2011)
Просмотров: 1139 | Комментарии: 6 | Рейтинг: 4.7/15
Всего комментариев: 6
6   [Материал]
  Ох спасибо за такой потрясный фанф!!!
Очень интересно было читать.

5   [Материал]
  cray Спасибо Настюша за потрясающие эмоции! lovi06015

4   [Материал]
  ох, потрясающе )))

3   [Материал]
  Замечательные слова- Неважно где. Главное, что с тобой. 4 hang1 good

2   [Материал]
  - Неважно где. Главное, что с тобой. cray hang1 good ОХ, ЭТО ВЕЛИКОЛЕПНО!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

1   [Материал]
  ох, ну и предложение giri05003 giri05003 giri05003

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]