Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Истерия, или Верните мне моё тело! - Глава 15. Герои

Глава 15. Герои

(Белла) проснулась, и прежде чем (она) успела открыть глаза, в голове пронеслось множество мыслей: «Что за?.. Почему не болит живот и на ноге не чувствуется гипс? Почему раскалывается голова?». С неприятным чувством тревоги (она) открыла глаза и испытала настоящий ужас: «Я ослепла!..». (Белла), ожидавшая увидеть светлую палату, не видела абсолютно ничего. Вокруг кромешная тьма.

 – Ма-ам! Мамочка! – с перепуга ей казалось, что она начала сходить с ума. Белла даже не сразу сообразила, что кричит своим, женским голосом, а не голосом Джаспера. Вокруг послышалось движение, все зашевелилось. Сердце Беллы от страха, казалось, вот-вот остановится. Ей в глаза ударил резкий свет.
 – Ну че разорались? Ненормальные! В такую рань! – проворчал чей-то мужской хриплый голос.
 – Кто вы?! – в отчаянии воскликнула Белла, закрываясь рукой от света.

Друзья тоже начали просыпаться, каждый потянулся за мобильным и посветил вокруг. Света от телефонов было достаточно, чтобы понять, что перед каждым из них находятся четверо друзей, а собственного тела не видно. Смотря друг на друга круглыми глазами, ребята боялись моргнуть, боялись вздохнуть, боялись промолвить слово. Все казалось настолько невероятным, что друзья боялись, что это всего лишь сон, что они проснутся сейчас, и все окажется как прежде: чужое тело, чужое имя, чужие родители, чужая жизнь.

 – Мы вернулись? – осторожно пробормотал Эдвард.
 – Боже, пусть это будет не сон! – промолвила Элис.

Эмметт несильно сжал Розали за плечо:

 – Это ты, Розали?
 – Чокнутые, – послышалось недовольное ворчание из темноты, – говорила, не надо было им вчера наливать.
 – Да, психи малолетние, – проворчал насмешливо другой голос, – вы в катакомбах, а не в пятизвездночном отеле, и это не сон, а реальность.

Реплики бомжей вернули компанию в действительность: чувство радости, восторга, безумия, счастья накрыло их, словно лавина, сносящая все на своем пути. Друзья, словно безумные, начали кричать, пищать, визжать, прыгать, обнимать друг друга, целовать во все щеки, парни отрывали девчонок от земли и кружили. Казалось, их радости нет предела. Бомжи с удивлением наблюдали за странной компанией, негромко перешептываясь:

 – Я им сразу вчера не поверил, сразу видно – они не из банды сбежали, а из дурдома.
 – Ну, бухать им точно нельзя.
 – Как же я за вами соскучилась! – кричала Белла. – Как же я за вас переживала, когда узнала про этот взрыв!

Постепенно радость начала сползать с лиц друзей. То, что они вернулись в свои тела, было замечательно! Но оставалась другая не менее важная проблема: их подозревали в убийстве, которого они не совершали. Одна Белла не переставала радоваться.

 – Вы чего? – она непонимающе смотрела на поникшие лица друзей. – Вы, мои любимые засранцы! Вас весь город разыскивает, медали вам хотят вручить! А вы тут в катакомбах ныкаетесь! И как я, дура, сразу не догадалась, где вас искать?!
 – Медали? – переспросил Эмметт.
 – Ты сейчас издеваешься? Да? – неуверенно произнесла Розали.
 – Да нет же! – весело воскликнула Белла. – Вначале все подумали на вас, что это вы взрыв устроили…

Бомжи снова зашептали:

 – Так это те психи, что школу взорвали.
 – Надо гнать их отсюда, а то еще нам катакомбы разнесут.
 – Но потом все выяснилось, – продолжала Белла, – это мистер Троплер готовился к экзамену, чего-то там намешал, вышел на минутку из кабинета, жена ему позвонила, и пока он с ней ругался по телефону, оно все и рвануло.

Когда до друзей дошло, что их ни в чем уже не подозревают, что им не придется скрываться и отвечать за то, чего они не совершали, бомжи снова наблюдали новый наплыв радостного безумия:

 – Не виноваты!
 – Мы не виноваты!
 – Не надо валить в Канаду!
 – Ура!
 – Эй, ненормальные! – один из бомжей решил нарушить радостную идиллию. – А не пошли бы вы наверх сходить с ума?!

К нему подлетела Элис, неожиданно обняла, чмокнула в щеку и весело воскликнула:

 – Спасибо вам за все! Как же я вас люблю!

Розали поморщилась от поступка Элис, а бомж в недоумении попятился назад. «Не дай Бог, еще укусит, – подумал он, – потом укол от бешенства надо будет делать».

 – Народ, давайте выбираться отсюда, а то у меня уже все внутренности провонялись, – улыбаясь счастливой улыбкой, произнес Эдвард. Все были только «за». Друзья весело, держась за руки, быстро отправились к выходу, освещая себе путь телефонами. Бомжи не стали их задерживаться, когда компания исчезла, они лишь облегченно вздохнули.

*** *** ***

Больница.

Дженнифер не понимала, что произошло с ее сыном. Джаспер, проглотив ком, поднялся в сидячее положение, и протянул к матери руки:

 – Иди ко мне, – промолвил он, улыбаясь. Дженнифер улыбнулась в ответ и обняла сына, чувствуя, как он со всей силы прижимает ее к своей груди.
 – Мама, как же я рад тебя видеть!

Дженнифер видела, что на Джаспера вдруг нахлынуло неожиданное, необъяснимое счастье. Ее это, конечно, радовало с одной стороны, но с другой она обеспокоилась его душевным состоянием.

 – Сынок, милый, все хорошо? Тебе… что-то приснилось? – миссис Хейл отстранилась и, не отрывая рук от плеч сына, встревожено посмотрела ему в глаза.
 – Все отлично, мам, – улыбался Джаспер, – мне полтора месяца снился один и тот же кошмар и вот наконец-то он прекратился.
 – Какой кошмар? – настороженно спросила Дженнифер.
 – Это не важно, мам. Он уже закончился.

Тут Джаспер вспомнил о друзьях и его улыбка сменилась на выражение сожаления.

 – Мама, – промолвил он серьезно, стараясь, чтобы его слова звучали особо убедительно, – мои друзья не виноваты… это не они устроили тот взрыв.

«Бедный мой мальчик, – подумала Дженнифер, погладив сына по голове, – видимо, совсем замучили кошмары. Ведь вчера он уже радовался, когда выяснилось, что друзья не виновны. Неужели он все за ночь забыл?»

 – Мы знаем, сынок, – улыбнулась мама, – мистер Троплер уже арестован. А твои друзья настоящие герои, спасли детей.

Это было невероятно. Когда до сознания Джаспера дошел смысл очередной потрясающей, сногсшибательной, замечательной новости, ему захотелось спрыгнуть с кровати, схватить на руки мать и закружить до потери сознания. А потом прыгать и орать от радости, полностью отдаваясь невероятному безумию. Он в своем теле! Друзей ни в чем не подозревают! У них у всех будет выпускной! Они с сестрой и Эмметтом поступят в Гарвард!..

«И… бля-я! Жизнь продолжается!»

Нога в гипсе не позволяла сорваться с постели, Джаспер упал на подушку, закрыл глаза и громко рассмеялся счастливым, беззаботным смехом. Дженнифер смотрела на сына. Она не понимала, что с ним происходит, но, не удержавшись, засмеялась тоже. И не важно, что стало тому причиной, главное – ее сын счастлив.

*** *** ***

Когда друзья выбрались из катакомб, то первым делом включили свои мобильные. На все телефоны сразу же начали приходить смс, сообщающие о пропущенных звонках.

 – Задолбаетесь читать, – засмеялась Белла, – там у каждого, наверное, по пятьдесят пропущенных звонков от меня, от родителей, от Чарли.

Компания, не переставая радоваться, отправилась к дороге в надежде поймать попутку. Никто из водителей не стал останавливаться, смотря на странную пятерку. Никто не узнавал в этих оборванцах детей главврача, дочерей шерифа и мэра и сына самого богатого жителя Форкса – МакКартни, поэтому друзья решили отправиться домой пешком.

Недолго они прошли, как впереди на дороге показалась полицейская машина шерифа, а за ней – черная «Bently» мэра. Друзья остановились. Из подъехавших автомобилей выскочили Чарли и Джордж, они бросились к дочерям и заключили их в свои крепкие объятия. Розали и Белла расплакались, как давно они не обнимали своих родных отцов – да что там, они даже не жили с ними под одной крышей полтора месяца.

Чарли испытывал огромную радость, огромное облегчение. Еще вчера он с ужасом пытался осознать то, что его дочь преступница, что ему лично придется надеть на нее наручники, лично придется предъявить обвинение. А когда все прояснилось, он еще отчаянней пытался ее найти, переживая, как бы она не пропала навсегда.

Такое же облегчение испытывал и Джордж. Как бы то ни было, но Розали его единственная дочь, его девочка, и он не мог допустить, чтобы она в столь юном возрасте попала за решетку. Пока не выяснилась их непричастность к взрыву, мэр активно пытался организовать дочери побег из страны. Его люди разыскивали ее независимо от полиции, чтобы найти и спрятать от закона, от правосудия, от всего мира. Каким же счастьем было осознавать то, что дочь не преступница, и ей уже ничего не угрожает.

На дороге сразу же показался черный «Mercedes» мистера Каллена и белый огромный «Chevrolet Suburban» мистера МакКартни. Дальше все происходило по предвиденному сценарию: Карлайл обнимал своих детей, безумно радуясь, что с ними все в порядке. За Эмметтом приехали сразу двое родителей. Стефани плакала, обнимая и прижимая к себе сына, мистер МакКартни, отойдя немного в сторону, чтобы его не слышали, разговаривал с кем-то по телефону:

 – Да, все нормально, нашли… Нет, там я еще вчера дал отбой, липовые документы не нужны… Да, все о’кей, они не виноваты, так что свяжись с Гарвардом, все в силе…

*** *** ***

Когда Карлайл привез детей домой, они, словно сумасшедшие, ворвались в дом и бросились к матери. Эдвард подхватил Эсми на руки и закружил, они с Элис наперебой кричали о том, как они ее любят, как они по ней соскучились и как они рады оказаться дома. Счастливые родители решили, что весь восторг заключается в том, что с детей сняли все подозрения и они оказались дома после суточной «отсидки» в катакомбах.

*** *** ***

Розали уговорила отца отвезти ее вначале в больницу, она ворвалась в палату и бросилась обнимать и расцеловывать мать, а потом припала к Джасперу и дала волю слезам.

 – Все, Розали, – пробормотал, улыбаясь, Джаспер, – хватит, и лучше исчезни, а то я сам сейчас разревусь. Все, перестань.

Довольная блондинка, вытирая слезы радости, расцеловала брата в обе щеки и попросила отца отвезти ее домой. Домой! К себе домой!

*** *** ***

Пока Чарли вез Беллу домой, она не переставала плакать и смеяться одновременно. Они почти не разговаривали. Чарли осторожно поглядывал на дочь и списывал все на пережитый за последние сутки кошмар.

*** *** ***

После всего случившегося всем ученикам 11-го класса поставили экзаменационные оценки автоматом по тем отметкам, которые были в журнале. В результате взрыва, как оказалось, никто не погиб, учительница выжила и находилась теперь в больнице.

*** *** ***

На следующий день Джаспера выписали домой, за ним приехали родители и все друзья. При родителях Джаспер расспрашивал о взрыве, а друзья активно рассказывали, стараясь сдерживать смех. Нога Джаспера все еще находилась в гипсе, и ему приходилось передвигаться на костылях. К дому Хейлов отправилась небольшая цепочка автомобилей: «Bently» мистера Хейла, в котором находились родители и дети Хейлы; «Volvo» – с Эдвардом, Элис и Беллой и замыкал движение Эмметт на своем «Форде».

В честь возвращения Джаспера домой Дженнифер решила устроить небольшую вечеринку в кругу друзей сына. Все расположились в просторной гостиной за столом, который ломился от изобилия различных блюд. Розали сидела рядом с отцом, вокруг Джаспера сели Эмметт и Элис, Белла и Эдвард сели рядом. Миссис Хейл, скрывая удивление, наблюдала за тем, как за ее сыном ухаживала Элис, подавая ему то, до чего он сам не мог дотянуться из-за травмы, а Белла тем временем не переставала «ворковать» с Эдвардом. Розали с Эмметтом почему-то друг друга игнорировали.

«Неужели поссорились?» – гадала Дженнифер, но ее это не слишком огорчало: главное, что ее дети дома, они живы, здоровы, они в безопасности и их лица светятся от счастья. Розали довольно прижималась к плечу отца, а Джаспер, казалось, был на седьмом небе от того, что рядом с ним находится Элис. Конечно, все они друг с другом общались, шутили, смеялись, но Дженнифер замечала именно то, что трудно было скрыть от глаз матери.

Раздался телефонный звонок, Дженнифер подняла трубку:

 – Алло… да… – она сосредоточенно пыталась понять о чем речь, потом, удивленно подняв брови, взглянула на мужа: – Джордж, это тебя, из администрации губернатора…

Все удивленно взглянули на миссис Хейл, потом на мистера Хейла. Он поднялся, взял у жены телефон и отправился в свой кабинет, на ходу начав разговор:

 – Да, я Вас слушаю…

Миссис Хейл вышла на кухню. Первым заинтригованную тишину решил нарушить Эмметт:

 – Наверное, вашему папику решили предложить должность губернатора.

Все негромко засмеялись.

 – А миссис Хейл станет губернаторшей, – смеялся Эдвард.
 – А Роуз с Джасом – губернятами, – хихикала Белла.
 – А вы завидуйте молча, – отшучивалась Розали.

В гостиную вернулся Джордж с таким выражением лица, словно он готов был сообщить какую-то важную и торжественную новость, все сразу смолкли.

 – Дженнифер, иди сюда! – позвал мистер Хейл. Когда появилась хозяйка дома, муж с гордостью сообщил:
 – Ребята, звонили из администрации губернатора нашего штата, через два дня он приедет к нам в город, чтобы лично вручить вам медали героев! Приедут журналисты и телевидение, вас покажут на всю страну!
 – Ничего себе! – восхищенно воскликнула Дженнифер. У друзей на лицах появились слабые, «обломные» улыбки и каждый из них про себя подумал: «Пиздец».
 – Ну ладно, вы продолжайте веселиться, а я на работу, – промолвил мистер Хейл, и по пути к выходу добавил супруге, которая пошла его проводить: – Нужно подготовиться к приезду губернатора.

Когда Джордж ушел, Дженнифер тоже решила не мешать детям и, попрощавшись с Калленами, Беллой и Эмметтом, уехала к своей подруге Аманде.

 – Бля-я, – протянул Эмметт, когда друзья остались одни, – это что за пиздец?! Какое, нахрен, телевиденье? Меня в жизни, кроме скандальной хроники, нигде не показывали.
 – Эмметт, не будь таким скромным, вы же детей спасли! – рассмеялся Джаспер.
 – Хейл, твою мать, – возмутился Эдвард, – ты первый бросился в огонь!
 – Вы теперь что, может, пожалеете, что детей спасли? – возмутилась Элис.
 – Нет, мы не жалеем, но зачем этот цирк? Медали! Телевиденье! – отозвалась Розали.
 – А я вообще не при делах, – произнесла Белла возмущенно, – меня вообще там не было.
 – Белла, а дети видели, как ты в одном лифоне вытаскивала их из огня, – продолжал веселиться Джаспер.
 – Джаспер, это не честно! – с притворным благородством воскликнула Белла. – Я не могу присвоить себе твою славу.
 – Ну что ты, Белла, – Джаспер отвечал ей в тон, стараясь не рассмеяться, – мне нисколечко не жалко. Я уверен, ты с достоинством будешь носить медаль героя… пардон, героини, а потом еще и внукам показывать.
 – Короче, я не пойду на эту дурацкую церемонию, – уверенно произнес Эмметт.
 – Эмметт! – воскликнула Элис.
 – А давайте мы Элис одну отправим за всех нас! – предложил Эдвард. – Мы тебе доверенности накатаем, получишь за нас наши медали, а потом сдадим их в «приемку» золота и загуляем!
 – Хах, а ты думаешь они из золота будут? – рассмеялась Белла.
 – Нет, блин, из картона вырежут и цветочек внутри нарисуют, – съязвил Эмметт.
 – Элис, ну так как? – уточнила Розали.
 – Никак! – возмутилась Элис. – Сейчас! Я одна туда не пойду позориться.
 – Да ладно вам! – больше всех веселился Джаспер. – Я даже камеру с собой захвачу, чтоб потом было, что вспомнить.
 – Джаспер, – усмехнулся Эдвард, – давай мы тебе для симметрии вторую ногу сломаем.
 – Я буду защищаться! – весело воскликнул Джаспер, хватая свой костыль.
 – Пиздец, сломайте лучше мне ногу, чтоб от меня отстали со своими медалями, – угрюмо пробормотал Эмметт, понимая, что его отцу чуть ли не впервые в жизни выпал случай загордиться своим сыном, да и еще на всю страну. И если понадобится, он под конвоем поведет Эмметта на церемонию.

Друзья, с детства не привыкшие, к тому, чтобы их расхваливали, да еще и с таким размахом, с телевидением, на всю страну, чувствовали себя как-то неловко.

*** *** ***

На следующий день они отправились в школу на консультацию по последнему экзамену. Как обычно, все встретились на стоянке. Джаспер тоже захотел приехать, их с Розали привез водитель Хейлов.

Не спеша, чтобы Джаспер не отставал на костылях, друзья направились к школе. Когда они вошли в центральный холл здания, их рты непроизвольно открылись, а глаза округлились – по центру на доске «Гордость нашей школы» висели их фотографии. В самом центре – фотография Элис, слева и справа от нее – фотографии остальных друзей, в том числе и Джаспера (администрация школы решила фото сына мэра тоже прицепить: если он и не участвовал в пожаре, то лишь потому, что лежал в больнице). Дальше за друзьями висели фото членов школьного комитета. Доска «Позор нашей школы» была пуста.

Эмметт не верил своим глазам, так странно было не видеть себя на привычном, почти родном месте. А доска «гордости»… Эмметт всегда считал, что на ней самое место лохам и терпилам… и вот теперь его фото украшает это «позорище».

 – Охренеть… – промолвил Эдвард, не совсем понимая, как ему относиться к таким изменениям.
 – Я, по идее, вообще был в больнице, – вяло произнес Джаспер.
 – Да это тебя надо было в центре повесить, – возразила ему Элис.
 – Я бы могла и получше фотку принести для такого дела, – без энтузиазма промолвила Розали.

Дар речи вернулся и к Эмметту.

 – Есть у кого-то динамит? – произнес он, не отрывая глаз от своей фотографии. – Предлагаю, взорвать кабинет директора.
 – Да ладно вам париться, – Белла равнодушно пожала плечами, – Розали, есть помада, которую не жалко?

Все, взглянув на Беллу, улыбнулись. Розали достала помаду вишневого цвета и протянула Свон. Белла, взглянув по сторонам и убедившись в том, что очевидцев нет, быстро подошла к доске почета и нарисовала себе и друзьям: рога, усы и уши.

 – Этим тоже рисовать? – Белла весело кивнула на фото членов комитета.
 – Не надо, пусть подумают, что это они наши фотки разукрасили, за то, что сдвинули их на периферию, – ухмыльнулся Эмметт.

*** *** ***

Когда Эмметт, Розали и Джаспер вошли в свой класс, остальные ученики и преподаватель были уже на месте.

 – Вот они, наши герои! – воскликнул восторженно учитель и принялся аплодировать, ученики его тут же поддержали.
 – Так! – Эмметт поднял руки вверх. – Интервью и автографы мы не даем. От шума у меня болят перепонки и… может, мы уйдем, а? – Эмметт, скривившись, смотрел на учителя.

Тот удивленно попросил жестом всех одноклассником успокоиться и быстро произнес:

 – Ну что вы, что вы! Мы сейчас быстро проведем консультацию и я вас отпущу.

Трое друзей отправились на свои места.

В десятом классе произошла похожая ситуация.

 – А что тут происходит? – Эдвард решил прикинуться дурачком.
 – Эдвард! Девочки! – воскликнула преподавательница математики. – Вы настоящие герои!
 – Миссис Поркет, – спокойно промолвил Эдвард, – давайте мы сейчас с девочками выбьем окно в классе, и Вы успокоитесь.

Учительница в недоумении посмотрела на друзей.

 – Э-эм… не надо, – проговорила с опаской, так как знала, что эти могут. – Лучше проходите, садитесь, начнем консультацию.

*** *** ***

Когда после консультаций компания спустилась в центральный холл, какой-то бедолага-паренек с тряпкой, ведром и несчастным выражением лица пытался оттереть с фотографий помаду.

 – Залетный какой-то, – усмехнулся Джаспер.
 – Так! Я не поняла! – громко возмутилась Розали. – Какая сволочь посмела изуродовать наши фотографии?!

Парень вжался в стену, смотря круглыми глазами на рассерженную «псих-компанию».

 – Э… это не я, – пролепетал он испуганным голосом.
 – Класс какой? – строго спросил Эмметт тоном, каким обычно копы допрашивают преступников.
 – Девятый.
 – Зачем трешь?
 – Директор заставил… в наказанье…
 – Что сделал?
 – Петарду в классе взорвал… и сорвал консультацию…

Строгое выражение Эмметта сменилось ухмылкой, парень облегченно вздохнул.

 – Н-да-а, – весело промолвил Эдвард, – Эмм, за школу можешь быть спокоен, после тебя придет достойная замена.
 – Короче, пошли отсюда, – предложила Белла и друзья направились к выходу.

Розали на ходу обернулась и бросила парню:

 – А ты три, три, чтоб чисто было.

*** *** ***

Перед тем как разъехаться, компания решила перекурить.

 – Короче, я в мэрию на церемонию не пойду, – решительно произнес Эмметт. – Мне сегодняшних оваций хватило с головой.
 – Я тоже не пойду, – произнес Эдвард.

Розали молчала, так как знала: что бы она ни говорила, чего бы ни хотела, ее отец заставит пойти, даже если ему придется тащить ее за воротник. Белла так же понимала, что пойти придется. Она сделает это исключительно ради Чарли. Ведь он всю жизнь терпел скрытые насмешки своих подчиненных, когда его родная дочь оказывалась в камере для задержанных, а тут чуть ли не единственный случай, когда он сможет по-настоящему гордиться своим ребенком.

«Несправедливо, конечно, – думала Белла, – ведь меня там и близко не было. Какой из меня герой? Это все Джаспер… но что ты, кому докажешь?».

 – Элис, сядешь за руль? – спросил Эдвард.
 – Да… – радостно кивнула Элис, ожидая продолжения от брата, почему он вдруг так решил.
 – А я поеду с Беллой. Проведу ее домой, – ответил Эдвард так спокойно, вроде это в порядке вещей. Все, улыбнувшись, переглянулись. Эмметт закатил глаза.
 – Хочешь сесть за руль пикапа? – усмехнулась Белла.
 – Если ты не против.

Попрощавшись, друзья расселись по машинам. Хейлы уехали с водителем. Эдвард сел за руль пикапа, Белла – рядом.

Первые несколько минут они ехали молча, смотря на дорогу и думая каждый о своем, а вернее, об одном и том же. Какие теперь у них отношения? Как дальше они будут общаться? За последнее время все очень сильно изменилось. И слово «дружба» уже не подходит, и по-другому как-то не назовешь… Белла с тяжестью в груди думала о том, что Каллен сейчас сорвется и подастся во все тяжкие, к своим подружкам, с которыми так давно не общался, за которыми, наверное, соскучился…

Эдвард с удивлением понимал, что вместо того, чтобы перелистывать список имен в телефоне в предвкушении приятного времяпровождения, ему просто хочется сейчас быть с Беллой. Он не знал… он только представлял, как может измениться это общение теперь, когда они вернулись в свои тела.

 – Чем планируешь заниматься? – Эдвард решил нарушить молчание.
 – Приготовлю Чарли ужин, – Белла, улыбнувшись, пожала плечами.
 – Да, – усмехнулся Эдвард, – я рад, что меня теперь минует эта участь.
 – Зато теперь ты знаешь, как готовить индейку с ананасами.
 – Точно, – засмеялся Эдвард, – вот мои удивятся, когда я преподнесу им сюрприз на Рождество.
 – Зачем же ждать Рождества?
 – Чтоб не привыкали.

Так, продолжая шутить и смеяться, они приехали к дому шерифа. Вышли из машины, направились к двери.

«Пригласит ли она остаться?» – гадал Эдвард.

«Пригласить ли его войти?» – думал Белла. Ей очень этого хотелось, но присутствовал страх, что он откажется. Около самой двери они остановились, смотря друг другу в глаза.

 – Зайдешь? – неуверенно спросила Белла.
 – Как в старые добрые времена? – улыбнулся Эдвард.
 – Да, только теперь не Джаспер и Белла, а Белла и Эдвард.
 – Какая непостоянная у шерифа дочь, – произнес Эдвард с притворным осуждением.
 – Очень непостоянная, – улыбнулась Белла, открыв дверь и кивком головы приглашая Каллена войти.

Они вошли в дом, и как только Белла закрыла дверь, Эдвард сделал то, что ему хотелось уже давно – положив руку Белле на затылок, он привлек ее к себе и начал целовать в губы. Девушка на секунду замерла, а потом, запустив руки Эдварду в волосы, прижалась к нему еще ближе и ответила на поцелуй. Парень сразу же почувствовал то, чего не чувствовал последние полтора месяца – приятное мужское возбуждение. И как бы ему не хотелось продолжения, он понимал, что нужно ограничиться лишь поцелуем, по крайней мере сейчас. Эдвард боялся, что если между ними произойдет что-то большее, то он ее потеряет. Беллой тоже овладел страх: он ведь не остановится, а она не сможет зайти дальше… сейчас… придется его оттолкнуть. А как он на это отреагирует? Неужели вот так все и закончится?

Эдвард отстранившись от губ Беллы, коснулся с ней носами и весело промолвил:

 – Идем готовить ужин?

Все страхи Беллы как рукой сняло. Она, не переставая улыбаться, взяла его за руку и повела на кухню.

Чарли, вернувшись вечером домой, застал свою дочь с Эдвардом. Они сидели в комнате Беллы и смотрели какой-то фильм-комедию, не переставая смеяться. Чарли с ними поздоровался и, обменявшись обычными фразами «как дела?», «как успехи?», отправился на кухню.

Шериф был смущен поведением дочери. Что же она творит? Еще недавно у них в доме чуть не поселился Джаспер Хейл, а теперь она проводит время в комнате наедине с Эдвардом Калленом.

Страшное время настало! Куда катится молодежь?!

Может, они поссорились с Джаспером?

Но все равно вот так вот сразу с Эдвардом…

А ведь как она переживала за Хейла, когда он попал в больницу!

В общем, Чарли решил ничего не гадать и не придумывать, а просто поговорить с дочерью, когда представится такая возможность.

Поздно вечером Эдвард попрощался с Беллой и уехал домой на такси. Чарли сразу же решил перейти к делу.

 – Белла! – позвал он дочь, когда та закрыла за Эдвардом дверь. Белла, закусив нижнюю губу, отправилась к отцу.
 – Да, пап.
 – Белла… э-эм… хочу спросить… а что у вас с Эдвардом?
 – Все хорошо, пап, – улыбнулась Белла. – Мы… дружим.
 – Дружите, – Чарли тяжело вздохнул, – а с Джаспером, значит, уже не дружите?
 – Почему? – Белла искренне удивилась. – И с Джаспером дружим.

Чарли в недоумении уставился на дочь.

«Нет, может, я чего-то не соображаю? Уйти от одного к другому, это еще хоть как-то можно понять, но сразу с двумя….» – он не знал, что и думать.

Белла предполагала, что этот разговор рано или поздно произойдет. Что ответить отцу, чтобы он понял, она не знала. Как ему объяснить, что все это время она была с Эдвардом и только с ним. Это нереально.

 – Пап, ты не переживай. Я тебе объясню, как есть. С Джаспером мы всегда были, есть и будет друзьями, ни больше, ни меньше. А с Эдвардом… ну, он мне нравится.
 – Если то, что у вас было с Джаспером, называется «друзьями», тогда я вообще ничего не понимаю в этой жизни, – пробормотал Чарли.
 – Пап, все будет хорошо, – улыбнулась Белла, – я могу идти?
 – Э-эм… Белла, ответь мне на один вопрос… у вас было что-то с Хейлом? Ну, я имею в виду, очень близкие… физические отношения…

Белла закатила глаза.

 – Не было. Мы с ним даже не целовались. Клянусь.
 – А с Эдвардом? – тут же вставил Чарли, пользуясь моментом.
 – И с Эдвардом не было, – добавила Белла, собираясь уходить.

Чарли облегченно вздохнул: «Будем надеяться, что она не врет».

*** *** ***

В доме МакКартни кипели настоящие страсти. В гостиной Эмметт с родителями выяснял отношения.

 – Если ты не пойдешь на церемонию, я не займусь ремонтом твоей новой машины! – твердо произнес Ричард.
 – Не надо! Буду ездить на Форде! Я вам не клоун, чтобы идти туда позориться! – на повышенных тонах ответил Эмметт.
 – О Господи! – не выдержала Стефании. – Эмметт, ну почему «позориться»?! Вы спасли детей! Вы совершили подвиг! Вам хотят сказать спасибо! Что здесь такого?! Да другие бы радовались, что им вручат медали и покажут на всю страну!
 – Вот пусть другие и радуются, – буркнул Эмметт.

Отец тяжело вздохнул.

 – Значит так, – произнес он, – я у тебя забираю ключи от Форда. В школу тебе уже не надо, так что машина тебе не нужна.

Эмметт чувствовал, как ему постепенно перекрывают кислород. Да, он знал, что просто так от церемонии не отделается, но сражаться решил до последнего.

 – Как это в школу не надо? У меня еще один экзамен остался. И еще финал по баскетболу. А выпускной?
 – Ничего страшного, – невозмутимо произнес отец, – перед экзаменом полезно прогуляться пешком, проветрить мозги, перед баскетболом тоже не повредит размяться, а на выпускной пусть за тобой заедет девушка, ты, главное, себе с машиной выбери.
 – Ладно, – процедил Эмметт, сквозь зубы, – я пойду.
 – И наденешь брюки и белую тенниску, – добавила миссис МакКартни.
 – Да хоть в клоуна меня теперь разукрасьте. Но взамен вы мне почините БМВ.
 – Видишь, сынок, – улыбнулся папа, – умные, взрослые люди всегда смогут договориться.
Эмметт скривился и обреченно побрел в свою комнату.

*** *** ***

Перед сном в комнату к Эдварду зашла Элис.

 – Давно мне спокойной ночи не желала? – ухмыльнулся Эдвард.
 – Хочу поговорить. – Элис присела к нему на кровать. – Хочу попросить, чтобы ты пошел на церемонию.
 – Спокойной ночи, Элис, – отрезал Эдвард и повернулся к сестре спиной.
 – Эдвард, хотя бы раз, для наших родителей мы можем сделать что-нибудь приятное, – затараторила Элис. – За все семнадцать лет нашей жизни они только и делали, что краснели за нас и извинялись везде, где бы мы ни появились. Неужели они не заслуживают, чтобы мы хоть раз предоставили им повод для гордости.

Эдвард повернулся обратно.

 – Элис, – тяжело вздохнул, – я уже сказал родителям, что не пойду. А ты иди, пусть дочерью гордятся.
 – Я пойду, – Элис резко встала. – Пф, они даже не стали тебя переубеждать, уважая твое решение, в то время как у Хейлов и у Эмметта нет никакого выбора: если надо, их предки туда силой потащат. Не всем так повезло с родителями, как нам!

Элис ушла, громко хлопнув дверью.

Эдвард повернулся спиной к двери, пожелав своей совести спокойной ночи. Но как назло, совесть спать не собиралась, она медленно и уверенно теребила душу своего «хозяина», заставляя его принять то, что Элис права на все сто. Выругавшись мысленно в адрес сестры, Эдвард капитулировал перед совестью, приняв решение пойти на церемонию ради родителей. Утешало то, что он там будет не один: его верные друзья, как обычно, будут рядом.

*** *** ***

На следующий день друзья сдали свои экзамены на «отлично». Преподаватели лишних вопросов не задавали, ошибок в ответах не замечали, относились к ним, как к лучшим ученикам школы.

*** *** ***

Пришел тот день, которого боялись Эмметт, Эдвард и Розали, которого со смущением ожидали Элис и Белла, к которому Джаспер подготовил свою камеру.

Белла наотрез отказалась ехать в мэрию на служебном автомобиле отца, поэтому Чарли согласился, чтобы за ними заехал Эдвард. Таким образом, Элис с Эсми и Карлайлом отправилась на машине Карлайла, а Эдвард на своей «Volvo» заехал за Беллой и Чарли.

Шериф с дочерью сели на заднем сидении. Эдвард и Чарли были в официальных костюмах и белых рубашках. На Белле был сарафан и босоножки.

Пока они ехали к мэрии, на дороге Эдварда нагло и грубо подрезал некто на «Roolls Royce Plantom» с олимпийскими номерами.

 – Сука, – процедил Эдвард, посигналив вслед нахалу. – Думает раз на «Роллс Ройсе», так все можно.

Самое печальное, что из-за присутствия в машине шерифа Эдвард не мог превысить скорость и догнать обнаглевшего водителя.

 – Мистер Свон, может, догоним и Вы как страж порядка нашего города объясните товарищу, как нужно ездить.
 – Эдвард, – вздохнул Чарли, – чтобы его догнать, нам самим придется нарушить правила дорожного движения. А этого мы делать не будет.

Эдвард тяжело вздохнул.

Когда они подъехали к администрации, вся стоянка была уже забита машинами. Чарли с Беллой вышли из машины и отправились к зданию.

 – Идите, я сейчас подойду, – сказал им Эдвард, заметив среди машин тот самый «Roolls Royce Plantom» с тонированными окнами. Номер он, конечно, не запомнил, но этот автомобиль было сложно не узнать. Взглянув по сторонам, Эдвард направился к авто. Подошел, постучал в окно со стороны водителя, никто не вышел, не отозвался.

«Уже слинял, сука» – разочарованно подумал Эдвард. Потом, еще раз взглянув по сторонам, он поднял с земли камень и быстро нацарапал на весь капот автомобиля «ВАШИНГТОНСКОЕ ЛОХОБАНИЩЕ!»

*** *** ***

Огромный конференц-зал мэрии был полностью забит народом. Пришли почти все жители Форкса, включая учеников и администрацию школы. Понаехало много журналистов СМИ и представителей администрации губернатора штата. Среди присутствующих можно было увидеть и самого губернатора в окружении охраны. Первый ряд от сцены был приготовлен для героев, их родителей и представителей олимпийской администрации.

Пока не началось торжество, друзья держались вместе, среди них не было Эмметта. К ним подошла миссис МакКартни.

 – Ребята, вы Эмметта не видели?
 – Видели, он где-то… – друзья начали смотреть по сторонам. Странно, ведь он с кислым выражением лица совсем недавно был рядом.

*** *** ***

Пока собирался народ, а родители обменивались любезностями с другими важными персонами, Эмметт решил заглянуть в приемную мистера Хейла. Он заметил мэра в конференц-зале, так что путь в приемную был свободным.

Дело в том, что пока Эмметт находился в теле Розали, ему иногда приходилось приходить к своему временному «отцу», секретарем у которого работала молодая красивая шатенка с модельной внешностью – Джинджер. Джинджер вначале недоумевала, отчего вдруг дочь шефа, обычно не обращающая на нее внимания, стала такой странной, такой приветливой: то подмигнет, то поинтересуется, как дела, то улыбнется, то подарит шоколадку.

В коридоре, ведущем к приемной, с обеих сторон стояли вазы с живыми розами. Приближаясь к своей цели, Эмметт вытащил из вазы одну розу, подошел и, стукнув два раза в дверь, зашел в приемную. Джинджер была совсем одна, все уже были в зале.

Увидев Эмметта, она слегка удивилась. Как и все жители Форкса, она его прекрасно знала, но лично знакома не была, так как с младшими не общалась. У них была разница в возрасте где-то в четыре года. Она знала, что Эмметт как один из героев должен был находиться в зале.

«Может, заблудился? – подумала она и тут же с интересом подметила: – А мальчик явно повзрослел: какое тело, какой взгляд…»

*** *** ***

В конференц-зале все уже сидели на своих местах. Друзья не могли понять, куда пропал Эмметт. Эдвард с родителями МакКартни не переставали набирать его номер, но номер не отвечал.

«Ну, Эмметт, – возмущенно думал Эдвард, – таки слинял, оставил меня тут одного. Джаспер останется сидеть на местах для зрителей, а я один, как идиот, в окружении девчонок, попрусь на сцену…»

«Вот засранец, – злился отец Эмметта, – сбежал. Ну, я ему сделаю и машину, и все остальное!».

Церемонию начал мэр города, мистер Хейл. Он выступил с торжественной речью, оглашая причину, по которой все здесь собрались, и пригласил на сцену подростков, которые стали героями.

Девушки, натянув на лица улыбки, и Эдвард с непроницаемым выражением лица, стараясь не скривиться, отправились на «пьедестал», сопровождаемые улыбчивыми взглядами Джаспера, который приготовил камеру и начал снимать. Среди народа послышался шепот, всем было интересно, куда подевался Эмметт МакКартни.

Когда друзья оказались на месте, слово дали директору школы – мистеру Ратсу, который выразил свою глубочайшую признательность героям от своего имени и от имени всех родителей, детей которых они спасли. Не успел директор закончить свою речь, в зал вбежал Эмметт и быстро направился на сцену к друзьям. Весь зал заметил, что у него сзади, начиная с ремня на штанах, словно хвост, висит что-то белое. Те, кто сидели в первых рядах, разглядели что «хвостом» является бюстгальтер. Взрослые прикрыли рты руками, чтобы не рассмеяться. Как-то неудобно смеяться над героем. Но школьники, присутствовавшие в зале, были менее тактичны, и разразились на весь зал диким хохотом.

Эмметт встал рядом с Розали лицом к залу, не понимая, в чем истерика. Никто, из находящихся на сцене, не понимал в чем дело: ни друзья, ни мэр, ни директор школы.

«Суки, – злился Эмметт, – так и знал, что будут ржать, уроды! И нахрена я согласился на это позорище?!».

Друзья, стараясь соблюдать спокойствие, смотрели на смеющихся учеников, на сдерживавших смех взрослых и Джаспера, который делал им какие-то знаки, на смущенных и покрасневших мистера и миссис МакКартни, которые тоже пытались знаками на что-то намекнуть. Розали взглянула на Джаспера и поняла по знакам, что проблема с Эмметтом. Ну конечно, ведь смех начался, когда он появился в зале. Она осторожно оглядела рядом стоящего друга и заметила сзади лифчик.

 – МакКартни, ну ты придурок, – тихо прошипела Розали. Эмметт взглянул на нее, ничего не понимая.
 – Стой смирно, не шевелись, – прошептала девушка и дернула за бюстгальтер, пытаясь его отцепить от штанов Эмметта. С первого раза не получилось, она дернула сильнее, оторвала, и бросила на пол, а Эмметт тут же почувствовал, как его брюки разошлись сзади по шву.

«Бля-я, Боже, позволь мне сдохнуть прямо здесь и сейчас», – в ужасе подумал он, а вслух прошептал:

 – Спасибо, Розали. Пиздец, ты мне штаны порвала.

Смех постепенно утих, и к друзьям уже обратились журналисты, поднося к лицам микрофоны. Первой они задали вопрос Элис:

 – Мисс Каллен, вы первой бросились в огонь, чтобы спасти детей. Расскажите, что вы чувствовали в тот момент. Было ли вам страшно и как вы побороли свой страх?

Элис взглянула на Джаспера, который не спускал с нее глаз и не переставал улыбаться.

«Вон, вы бы ему задали эти вопросы, это он должен стоять сейчас здесь, а не сидеть среди зрителей», – подумал она и, улыбнувшись Джасперу, ответила:

 – Мне сейчас трудно ответить на Ваш вопрос. Это было похоже на состояние аффекта. Когда не совсем понимаешь, что происходит вокруг, когда не думаешь о степени опасности, когда есть цель – спасти детей, которые в силу своего возраста не в состоянии позаботиться о себе самостоятельно…

Родители Калены с гордостью смотрели на свою дочь. «Наверное, готовилась, – с восторгом подумал Джаспер, – молодец, я бы так точно не ответил».

После Элис, остальные друзья тоже отвечали на вопросы журналистов. Под конец, на сцену вышел губернатор в сопровождении одного охранника. Он тоже поздравил героев и вручил по золотой медали, надевая каждому на шею. Во время тех небольших движений, которые друзьям приходилось проделывать во время церемонии, Эмметт держал руки сзади, сомкнув ладони, и стараясь не поворачиваться к залу спиной.

После того, как губернатор ушел со сцены, к друзьям отправились родители спасенных детей, чтобы лично сказать им «спасибо» и вручить цветы.

Когда все закончилось, и народ начал расходиться, на стоянке около мэрии разразился скандал – кто-то на капоте машины губернатора нацарапал «вашингтонское лохобанище». Никто не видел, кто это сделал. Губернатор пожелал сесть в другой автомобиль из своего эскорта, и вереница из пяти машин отправилась в сторону выезда из Форкса.

«Упс, – подумал Эдвард, – немножко перепутал».



Источник: http://robsten.ru/forum/67-1913-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: -marusa122- (25.04.2015) | Автор: Mad Fan
Просмотров: 256 | Комментарии: 6 | Рейтинг: 4.8/16
Всего комментариев: 6
avatar
0
6
ребятки в своем репертуаре giri05003 спасибо!
avatar
0
5
Спасибо good cvetok01
avatar
0
4
Спасибо за главу
avatar
0
3
Большое спасибо ! good giri05003
avatar
0
2
Большое спасибо за продолжение!
avatar
0
1
Спасибо lovi06032
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]