Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Истерия, или Верните мне моё тело! - Глава 17. Выпускной

Глава 17. Выпускной

Джаспер сидел за компьютером, просматривал фотографии с друзьями с прошлого выпускного и думал об Элис. На фото Элис улыбалась, где-то весело кривлялась, где-то танцевала и нигде не стояла смирно. Словно заводная, она постоянно пребывала в движении. Джаспер обдумывал идею пригласить ее на бал и пытался представить, как это будет выглядеть. До того момента, когда начнутся танцы, Элис будет рядом, а потом?.. Потом она ударится в пляски, а Джаспер будет сидеть и любоваться ее движениями. И так будет до тех пор, пока не начнется медленный танец, и какой-нибудь школьник-старшеклассник не пригласит ее на танец. А может, не пригласит? Может, не рискнет? Ведь все будут видеть, что она пришла с Джаспером. Хотя… раньше ее всегда приглашали одноклассники, и она с ними танцевала. Но раньше они не приходили по парам. Джаспер взвешивал все «за» и «против». И под конец принял окончательное решение: он пригласит Элис на выпускной. Если она не согласится, он будет настаивать до тех пор, пока она не скажет «да». Он не будет привязывать ее к себе, и если она пойдет танцевать с другими, что ж… Его гордость, самолюбие и ревность попытаются как-нибудь это пережить.

Джаспер поднялся, взял с тумбочки свой телефон и набрал номер Элис.

*** *** ***

Элис, лежа на кровати и воткнув в уши наушники, слушала музыку, и не сразу заметила, что у нее звонит мобильный. Вынув из ушей наушники, она взглянула на экран телефона, после чего отложила его в сторону и обиженно скрестила руки на груди.

«Точно Розали уже постаралась и теперь будут меня уговаривать пойти на выпускной. Все свободны!» – подумала Элис.

Таким образом, она не ответила на пять звонков от Джаспера. Звонки прекратились. Через какое-то время снова звонок, но уже с номера Розали. «Ага, – думала Элис, – номера ваших родителей у меня тоже есть. Не буду отвечать». Еще две попытки и телефон замолчал. Элис снова всунула в уши наушники.

Спустя полчаса раздался стук в дверь, в комнату заглянула Эсми.

 – Элис, – с улыбкой промолвила мама, – к тебе гости.
 – Какие гости? – удивилась девушка, убирая наушники.
 – Джаспер Хейл.
 – Скажи, что я сплю.
 – Элис, это невежливо, поговори с парнем. Ведь он со своей больной ногой уже поднялся наверх.

Эсми открыла дверь пошире и отошла в сторону.

 – Проходи, Джаспер, – промолвила миссис Каллен, пропуская его в комнату.

Элис, тяжело вздохнув, поднялась в положение сидя.

 – Садись, где тебе будет удобнее: здесь, там. – Элис махнула на свою кровать и на кресло около стола.

Эсми ушла, закрыв дверь. Джаспер сел в кресло.

Несколько секунд они смотрели друг другу в глаза, не выражая никаких эмоций. Потом Джаспер промолвил:

 – Пошли со мной на выпускной.
 – Ты ж не собирался идти, – произнесла Элис, стараясь скрыть волнение.
 – Я передумал.
 – Почему вдруг?
 – Это последний мой выпускной, и будет глупо его пропустить.
 – Эдвард и Эмметт пригласили девчонок и ты решил пригласить меня для полной компании?
 – Хм, Элис, при чем тут компания? Я просто хочу пойти туда с тобой.
 – Почему со мной? – девушка словно допрашивала Джаспера.

Джаспер тяжело вздохнул и задумался: «Как бы ей объяснить, чтоб она поверила, что она мне действительно нравится?»

 – Элис, помнишь, когда я был в твоем теле, ты подвозила меня домой на Форде Эмметта?
Девушка задумалась, сдвинув брови и не сводя с Джаспера глаз.
 – Когда именно?
 – Когда неделя наказания закончилась, водитель перестал нас возить в школу, и тогда еще Розали куда-то подевалась после уроков…

Элис вспомнила.

Флешбек

(Элис) ехала не спеша и думала о том, как странно, что рядом с ней сидит (ее) собственное тело, к которому приходиться обращаться: Джаспер.

 – Джаспер… – начала (Элис).
 – Что?
 – Ну-у… хочу сказать тебе спасибо… за то… ну за то, что ты следишь за мной. Ну, в смысле за моим телом. Благодаря тебе, Элис Каллен не выглядит чмошницей.
 – Элис, – усмехнулся (Джаспер), – ты прикольная девчонка, на тебя всегда было приятно смотреть, не мог же я все испортить.

(Элис) немного смутилась от этих слов.

«Джаспер считает меня прикольной? На меня приятно смотреть? Круто! Вау!..»

Конец флешбека

Элис вспомнила, как Джаспер тогда, можно сказать, признался ей в своей симпатии.

 – Ты помнишь, я еще тогда тебе сказал, что считаю тебя прикольной и что ты мне нравишься? – спросил Джаспер с надеждой, что она вспомнит. Девушка, опустив вниз глаза, молча кивнула.
 – Элис, с тех пор ничего не изменилось. Даже нет. То, что я сказал тогда – это маленькая частица всего того, что я на самом деле думаю. – Джаспер тяжело вздохнул, словно его признания ему стоили усилий.
 – А что ты думаешь на самом деле? – с замирающим сердцем спросила девушка, не поднимая глаз.

Сейчас самое время сказать ей правду, решил Джаспер, потом он уедет учиться в другой штат и, возможно, больше такого случая не представится.

 – Элис, ты самая классная и самая красивая из всех, кого я знаю. Ты самая лучшая девчонка во всей школе… И во всем нашем городе… И во всем…
 – Джаспер, – Элис встретилась с ним взглядом, не дав ему договорить. – Скажи еще, что во всем мире, – пошутила она, улыбнувшись.
 – Нет, – улыбнулся Джаспер, – не в мире. Во всей Вселенной.

Элис смотрела на него, не переставая улыбаться. Никогда ей не была так приятна лесть, как сейчас. На смену волнению и неуверенности внезапно пришли спокойствие и радость.

Спокойствие от того, что перед ней сейчас сидит не кто-то чужой и незнакомый, а Джаспер. Джаспер, которого она знает всю свою сознательную жизнь. Джаспер, с которым они столько вместе пережили. Джаспер, который больше месяца пробыл в ее теле. Джаспер, который знал ее как облупленную и принимал такой, какая она есть.
Радость – оттого, что человек, к которому она давно испытывала неподдельную симпатию, отвечает ей взаимностью.

Резко вскочив с кровати, Элис подбежала к Джасперу, и, взяв его руками за лицо, чмокнула в губы. После чего она сразу же хотела отстраниться, но Джаспер ей не позволил. Взяв одной рукой Элис за голову, и не давая их губам рассоединиться, он продолжил поцелуй, делая его глубже и настойчивее. Другой рукой Джаспер взял Элис за талию и усадил к себе на колени. Девушка запустила руки ему в волосы, страстно отвечая на поцелуй и беспрекословно поддаваясь его движениям.

Сколько времени это длилось, они не знали: может вечность, а может мгновенье. В определенный момент Элис почувствовала возбуждение и свое, и Джаспера – и тут же попыталась отстраниться. Но вырваться из объятий разгоряченного парня оказалось нелегко.

 – Джаспер… – прошептала Элис, тяжело дыша.
 – Что?.. – он продолжал целовать ее губы, щеку, шею. Элис, приложив максимум усилий и упершись руками ему в грудь, снова попыталась отстраниться. Джаспер отпустил.

Элис быстро встала. Радостное смущение от того, что тело Джаспера так на нее отреагировало, и беспокойство за его больную ногу заставили ее вернуться в реальность.

 – Твоя нога, – промолвила она прерывистым голосом.
 – Нога… – произнес Джаспер, стараясь выровнять дыхание и понимая, что, держа Элис в своих объятиях, он совсем забыл и о боли, и о том, какая именно нога, находилась когда-то в гипсе.
 – Прости, я, наверное, сделала тебе больно, – девушка закусила губу.
 – Э-эм… хм, – Джаспер усмехнулся. – Элис, ты не то наречие подобрала. Ты сделала не больно, а…
 – Как твоя нога? – перебила его Элис, чувствуя, что еще чуть-чуть и он ее совсем смутит.
 – Нормально. Мы пойдем на выпускной? – Джаспер умоляюще сдвинул брови. Элис радостно кивнула.

*** *** ***

Друзья полным ходом готовились к выпускному. У отцов с каждым днем возрастало внутреннее тревожное напряжение. Ведь выпускной в школе никогда не проходил мирно и спокойно, скорее всего, благодаря их чадам. Что они отмочат в этот раз, сложно было представить, но прекрасное настроение детей их слегка пугало.

Мамы же наоборот не могли нарадоваться, наблюдая за своими веселыми детьми. Ведь от них сложно было скрыть то, что их крохи пребывают в каком-то состоянии влюбленности.

За считанные дни до выпускного, директор школы встретился в своем кабинете с главой школьного комитета Джессикой Стенли, для того, чтобы обсудить программу вечеринки.

 – Ну, что там у вас, все готово? – поинтересовался директор, вытирая платочком пот со лба.
 – Да, мистер Ратс. Сейчас я Вам все расскажу. – У Джессики в руках был блокнот с пометками и записями.
 – Мы с Майком Ньютоном будем ведущими вечера. Изначально, как всегда, Вы возьмете слово, поздравите всех выпускников и выделите медалистов. Потом слайд-шоу за прошедший учебный год…
 – Насчет слайд-шоу, ты хорошо все проверила? Сюрпризов не будет?
 – Все проверено. Слайды в надежном месте, у меня дома.
 – Хорошо, – вздохнул директор, – что там дальше?
 – Дальше, как обычно, я проведу интеллектуальный конкурс с вопросами от наших преподавателей. А потом будут выступать таланты нашей школы. Ну, как обычно, все желающие смогут станцевать и спеть караоке. А один ученик из 9-го класса даже на скрипке сыграет.
 – На скрипке, – рассеянно повторил мистер Ратс, словно думал о чем-то другом, – это хорошо.
 – Да, – продолжила Джессика, – после этой части, выступят приглашенные гости…
 – Какие гости?
 – Э-эм… одна молодежная рок-группа выступит с песней, а потом один женский коллектив с танцем, в стиле хип-хопа.
 – Я надеюсь, все прилично будет? Не забывай, на празднике будут родители.
 – Конечно, мистер Ратс, все будет хорошо. За эти выступления отвечает Майк Ньютон.
 – М-м, ладно, – директор напряженно вытер пот с шеи.
 – Потом будут танцы, ну, дискотека. Ее будет вести Эрик Йорк. Закончим наш бал, как всегда, прощальным медленным танцем, а выпускной – фейерверком на улице, – закончила Джессика.
 – Хорошо, – выдохнул мистер Ратс. – Мне нравится. Теперь главный вопрос, что там с компанией МакКартни?

Джессика тяжело вздохнула. Ведь, на самом деле, даже если психи, что-то придумали, то комитету об этом не известно.

 – Ну-у, – неуверенно начала Стенли, – я думаю, все должно обойтись без сюрпризов. У них там это… Личная жизнь кипит полным ходом и им, вроде как, не до глупостей.
 – Джессика, – директор напрягся еще больше, – я тебе не говорил еще, на этом выпускном будут представители с управления образования. Они еще раз хотят поздравить выпускников, которые отличились при пожаре и вообще, теперь наша школа стала объектом повышенного интереса со стороны СМИ. И этот выпускной должен быть не просто нормальным, он должен стать образцово-показательным, поэтому… – тяжелый вздох.
 – Я Вас поняла, мистер Ратс, и я думаю, что назначу некоторых учеников следить за каждым из компании МакКартни.
 – Хорошая идея, Джессика. Молодец, так и сделай.

*** *** ***

Наступил день выпускного.

Белла в вечернем платье, с красивой прической и макияжем, крутилась перед зеркалом, проверяя все ли в порядке. С улицы раздался сигнал автомобиля. Девушка выглянула в окно и увидела около Вольво Эдварда в черном элегантном костюме. Белла махнула ему рукой и, захватив сумочку, направилась к выходу.

*** *** ***

В гостиной Калленов сидели Джаспер и родители Элис. Джаспер был в костюме и с тростью. За Элис он приехал на такси, которое уже полчаса ожидало под домом.

В гостиной Хейлов сидели Эмметт и мистер Хейл, оба в костюмах. В руках у них были стаканы с минералкой. Парень с отцом Розали обсуждал предстоящее поступление в Гарвард.

Когда Эмметт в очередной раз поднес к губам стакан, на лестнице, наконец-то, появилась Розали, в вечернем платье. Ее волосы были подняты и собраны в пышную прическу. Макияж и украшения добавляли особенного блеска и гламура. Парень так и застыл со стаканом у рта и с блеском в глазах. Розали, и без того довольная своим внешним видом, испытала огромное удовольствие, увидев реакцию МакКартни.

*** *** ***

Первыми на школьную стоянку из компании подъехали Эдвард и Белла. Когда Эдвард заглушил мотор, Белла взялась за ручку двери, но та не открывалась. Девушка взглянула на Каллена, он закатил глаза и, усмехнувшись, произнес:

 – Белла, мы приехали на бал. Я понимаю, что, будучи друзьями, мы особо не церемонились, но сейчас мы, вроде как, в другом статусе. Короче, давай поиграем в леди и джентльмена. Сиди и не дергайся.

Эдвард вышел из машины. Белла не совсем поняла, что он имел в виду, но решила последовать его совету «сидеть и не дергаться». Когда Эдвард обошел Вольво и сам открыл ей дверь, Белла рассмеялась.

 – Ого, Каллен, раньше ты вел себя попроще, – промолвила она, опираясь на его руку.
 – Раньше мы не… – весело промолвил Эдвард, – ладно проехали.

Над главным входом школы высели яркие разноцветные вывески, сообщающие о выпускном мероприятии. Изнутри здания доносилась музыка.

 – Может, пока покурим, наших подождем? – спросила Белла.
 – Свон, ты великолепна, – рассмеялся Эдвард, – для полного антуража тебе не хватает сигаретки в зубах.
 – Н-да, – усмехнулась Белла, – думаю, в институт благородных девиц меня бы точно не приняли.

На стоянку подъехало такси, из него вышли Элис и Джаспер. Элис в вечернем платье выглядела сногсшибательно, она взяла Джаспера под руку. В другой руке он держал трость. Пара направилась к Белле и Эдварду.

Еще спустя некоторое время, друзья увидели машину Эмметта. БМВ подъехала прямо к ним, остановилась, из нее вышел Эмметт.

 – Привет, народ! – воскликнул он весело, захлопнув дверь.
 – МакКартни, я думал, мы будем последними, – улыбнулся Джаспер.
 – А где Розали? – удивилась Белла. Эмметт удивленно взглянул на машину.
 – Ой, блин… – он быстро побежал к двери со стороны пассажира, открыл дверь и подал Розали руку.
 – Прости, малыш, зафтыкал, – произнес он, виновато улыбнувшись.
 – Придется мне заняться твоим перевоспитанием, – ухмыльнулась блондинка.

Друзья засмеялись.

«Бедный Эмм, ну и оторвал он себе кусок счастья» – подумал Джаспер. Он знал, что Розали с ее ужасным характером могла весь выпускной принципиально просидеть в машине, дожидаясь пока ей откроют дверь. Эмметт же, парень простой и бесцеремонный, и если у них действительно завяжется что-то серьезное, то непросто им придется уживаться друг с другом.

 – А ну-ка, смотрим все сюда! – провозгласил Эмметт, открывая свой багажник. Друзья заглянули в багажник и увидели ящик шампанского.
 – Эмметт, – улыбнулся Эдвард, – по-моему, на столах у нас и так будет шампанское.
 – На столах пусть будет. Мы после выпускного едем встречать рассвет, – усмехнулся Эмметт.
 – Куда поедем? – поинтересовалась Белла.
 – На кладбище! Куда ж еще! – произнес МакКартни, как что-то само собой разумеющееся.
 – Куда?! – все, как один, друзья уставились на Эмметта в полном недоумении.
 – Шутка! – Эмметт заржал на всю стоянку. Друзья тоже засмеялись. Каждый из них понимал, что после последнего месяца их теперь на кладбище никакой силой не затащишь.

Эмметт захлопнул багажник и друзья отправились в школу. Внутри вся обстановка провозглашала о выпускном: все стены были украшены цветами и надувными шариками, по коридорам бродили разодетые школьники и их родители, на все здание звучала музыка.

Элис держала Джаспера под руку, Эдвард держал Беллу за руку, Эмметт и Розали шли в обнимку. МакКартни переполняла гордость, ведь с ним была самая красивая спутница не то, что на всю школу, на весь город и даже на весь штат! И если бы кто-то попытался с этим поспорить, Эмметт посоветовал бы выпить чего-нибудь желчегонного и перестать завидовать.

В огромном зале для мероприятий вдоль стен в несколько рядов были расположены круглые столики с едой и напитками, рассчитаны на четыре человека. Они были расположены полумесяцем, таким образом, чтобы всем была видна сцена. Между столами и сценой находился большой танц-пол.

Когда друзья вошли в зал, там было полно народа, многие места уже были заняты. К Эмметту и Розали сразу же подошла миссис МакКартни. Она обняла их и поцеловала в щеки.

 – Ребята, вы самая красивая пара, – промолвила она с восторгом, – я вас очень прошу, давайте вы сядете с нами за столик.

Эмметт взглянул на Розали, она улыбнулась и пожала плечами: мол, она не против.

Таким образом, Эмметт с Розали сели с родителями Эмметта. Элис, Джаспер, Эдвард и Белла сели за один столик, недалеко от МакКартни. Вместе за столиком сели родители Каленов и родители Хейлов. Родители и дети помахали друг другу руками. Чарли сел за столиком со своими коллегами – родителями других учеников.

За самым центральным столиком ближе к сцене восседали три представителя с управления образования и с ними мистер Ратс. Так же были замечены репортеры с камерами.

На сцене появились Джессика в вечернем платье и Майк в официальном костюме. Музыка умолкла, голоса стихли. Ведущие поприветствовали всех присутствующих и пригласили на сцену директора школа для того, чтобы он поздравил выпускников и выразил особую похвалу в адрес медалистов. Пока родители МакКартни внимательно слушали речь директора, Эмметт открыл шампанское (единственный спиртной напиток, дозволенный на выпускном), наполнил всем бокалы, при этом, не переставая бросать на Розали восторженные, обжигающие и раздевающие взгляды, от которых у девушки пробегали мурашки по спине.

Директор по очереди называл имена и фамилии медалистов. Те, по одному, поднимались, и весь зал им громко аплодировал. Пока родители МакКартни наблюдали за медалистами, аплодируя и комментируя, Эмметт с Розали выпили шампанского. При этом, Эмметт держал девушку за руку и медленно поглаживал большим пальцем ей ладошку с внутренней стороны, от чего ее не переставало бросать в жар. Для Розали была скучна эта часть мероприятия: сейчас медалисты, потом не очень интересные слайды и что самое скучное – интеллектуальный конкурс. Потом будет интереснее, а пока она решила сосредоточиться на Эмметте.

Под громкие аплодисменты медалистам, Джаспер разливал шампанское.

 – Наливай неполные, – шепнул Эдвард, показывая из-под стола бутылку виски. Джаспер усмехнулся, девчонки закатили глаза.
 – Надеюсь, никто не против? – спросил Эдвард, смотря на Беллу.
 – Мы как все, – улыбнулась Свон.
 – Обижаешь, братец, – поддержала Элис.
 – Бедный Эмм, угораздило его сесть с предками, – усмехнулся Джаспер.
Друзья взглянули на Эмметта, внимание которого было приковано к Розали.
 – Мне кажется, твоя сестра не дает ему скучать, – усмехнулся Эдвард. – Так, передаем по одному.

Друзья начали передавать Эдварду по очереди бокалы с шампанским, в которые он под столом доливал виски.

От страстных взглядов и нежных прикосновений Эмметта, Розали казалось, что ее температура поднялась до 39 градусов, что она вот-вот вспыхнет. И чтобы как-нибудь потушить свое состояние, блондинка один за другим осушила два бокала с шампанским.

 – Возьми еще, Розали, – усмехнулся Эмметт, пододвигая ей свое шампанское.

«Ну, МакКартни, сам напросился…» – усмехнувшись, подумала девушка и взяла бокал, не спуская с Эмметта кокетливого взгляда. Немного отпив, она кончиком языка медленно облизала губы и послала ему воздушный поцелуй.

В зале яркий свет потух, остался полумрак. Пришло время слайдов. И только Эмметт подумал о своем учащенном пульсе, как тут же из его руки выскользнула рука блондинки и оказалась у него на колене. Теперь пришла очередь Эмметта глушить шампанское. Родители в это время были заняты просматриванием слайд-шоу, под веселые комментарии ведущих и смех зрителей.

Рука Розали медленно продвигалась все выше, приближаясь к ширинке. Когда она достигла цели, Эмметт поймал ее руку, прижимая к себе. Шампанское ему уже не помогало. Розали сразу почувствовала, что парень находился в полной боевой готовности. Они смотрели друг другу в глаза, которые у обоих блестели. На губах были натянуты ухмылки, а по вздымающимся грудным клеткам, были заметны отяжелевшие дыхания блондинки и брюнета.

«Нарываешься, красотка», – думал Эмметт, прожигая ее своим взглядом.

«Я тоже так играть умею», – думала Розали, нежно прикусывая свою нижнюю губу.

Эмметт резко поднялся, родители перевели на него взгляд.

 – Я сейчас. Отойду на минутку, – сказал парень и направился к выходу.

Выйдя в коридор, он набрал полные легкие воздуха и подумал: «Если Розали хочется выполнить наш уговор, она сейчас же тут появится».

Из зала вышел ученик, десятиклассник, которому Джессика поручила не спускать глаз с МакКартни. Увидев Эмметта около двери, он слегка растерялся, а потом, чтоб не рассекретить свою миссию, быстро направился по коридору и свернул за угол.
«Дебилоид» – подумал Эмметт, увидев недоумевающее лицо парня.

Розали сосредоточенно смотрела на слайды, делая вид, что ей очень интересно. Через пять минут, она встала и, мило улыбнувшись родителям Эмметта, сообщила, что ей нужно выйти.

 – Ричард, как ты думаешь, может мне тоже стоит выйти? – спросила миссис МакКартни, смотря вслед уходящей Розали.
 – Не будь занудой, Стефани, – ухмыльнулся отец, – не мешай ребятам отдыхать. Это их последний выпускной, как-никак.

Закатив глаза, Стефани вернулась к просмотру слайдов.

Как только Розали вышла из зала, так сразу столкнулась с Эмметтом. Он стоял, засунув руки в карманы.

 – Решила проветриться? – усмехнулся парень.
 – Да. Жарко стало, – дерзким, вызывающим голосом ответила блондинка. После чего Эмметт резко прижал ее к стене и начал целовать, набирая в легкие побольше воздуха. Розали будто только этого и ждала, она схватила его за шею и начала отвечать на поцелуи, словно голодная и сто лет не целованная.
 – Решила выполнить уговор? – прошептал Эмметт между поцелуями.
 – Я привыкла держать слово, – ответила девушка прерывистым голосом.

Из зала вышла ученица, которая должна была следить за Розали, и застыла, как вкопанная, от того, что увидела.

 – Ну, че встала?! Автограф дать? – раздраженно спросил Эмметт. Девушка быстро направилась по коридору и за углом встретилась с другим «шпионом».
 – Так, идем отсюда, – Эмметт взял Розали за руку и быстро повел по коридору к лестнице. Поднимаясь по ступенькам, МакКартни резко оглянулся и заметил, что за углом кто-то спрятался.

Он поднялся с Розали на второй этаж, подвел ее к технической подсобке, которая была в конце коридора. Затем отпустил руку девушки, быстро заглянул внутрь подсобки, схватил швабру, громко хлопнул дверью и увлек Розали за угол, сделав ей знак молчать. Блондинка, ничего не понимая, замерла рядом с Эмметтом, затаив дыхание. По коридору послышались чьи-то осторожные шаги. Они приближались все ближе и ближе.

Послышался шепот.

 – Ты думаешь, они зашли в подсобку? – женский голос.

Розали с Эмметтом весело переглянулись.

 – Да. Я услышал, как дверь хлопнула, – мужской голос.
 – Как ты думаешь, что они там делают? – женский.
 – Эти могут делать все, что угодно. Возможно, готовят какое-то западло на прощанье, – мужской.
 – Что-то там тихо. Может они сексом занимаются? Они так целовались… – женский.

Эмметт аккуратно высунулся из-за угла и увидел, как парень с девушкой прислонились ушами к двери, пытаясь что-то услышать. МакКартни тихонечко, на носочках, со шваброй в руках, приблизился к парочке и когда они резко обернулись, он, приложив всю свою силу и воспользовавшись моментом неожиданности, затолкал из двоих в подсобку и засунул в ручку двери швабру, зацепив ее за стену. Розали прикрыла рот рукой, чтобы не разразиться громким смехом. Дверь подсобки, которую парень и девушка безрезультатно пытались открыть, не переставала дергаться. Изнутри раздавались крики пленников, с требованием выпустить их на свободу.

 – Ты хочешь их оставить там до конца выпускного? – успокаивая смех, промолвила Розали.
 – Пусть скажут спасибо, что не получили шваброй по мозгам, – усмехнулся Эмметт, – придумали следить за нами. Вообще охренели! Если МакКартни выпускается, так что теперь можно всякий страх и нюх потерять? А вообще, – тон Эмметта резко сменился с угрожающего на заигрывающий, – их нужно было убить за то, что прервали нас. – С этими словами он обнял Розали за талию, привлек к себе и поцеловал.
 – Пошли, – отстранившись, Эмметт снова куда-то повел девушку, держа ее за руку.
 – Куда мы? – улыбнулась Розали. – В наш класс?
 – Лучше, – усмехнулся Эмметт.

Розали увидела, что они приближаются к кабинету директора.

 – МакКартни, ты гонишь!

Приблизившись к кабинету, Эмметт внезапно вытащил из прически Розали одну шпильку и принялся открывать замок.

 – Мы и так ничего в этом году не придумали, – промолвил он весело, – и я боюсь, мистер Ратс обидится, если я не удостою его особым вниманием.

Замок щелкнул, Эмметт торжественно распахнул дверь и, обняв Розали за талию, ввел ее в кабинет и закрылся внутри на замок. Как только МакКартни оторвался от замка, Розали резко толкнула его спиной к двери и впилась в его губы поцелуем, прижимаясь к нему всем телом. Не прекращая поцелуй, Эмметт резко развернулся так, что теперь Розали оказалась прижатой спиной к стене. Так они несколько раз менял положение, громко ударяясь об стену так, что с нее сорвался один из вазонов, упал и разбился совсем рядом со страстно целующейся парочкой. Они вазон не заметили. Розали стащила с Эмметта пиджак и отбросила в сторону, Эмметт расстегнул молнию на платье. Покрывая поцелуями шею и плечи Розали, он руками поглаживал ее бедра, потом резко приподнял так, что она смогла обхватить ногами его талию. Не прекращая ее целовать, Эмметт понес девушку к директорскому столу. Одной рукой он резко сбросил на пол бумаги и прочую канцелярию со стола, освобождая место, на которое усадил Розали…

*** *** ***

В зале, где проводилось торжество, перешли уже к части талантов. Все желающие по очереди выходили на сцену и пели песни. Некоторые под эти песни танцевали. Эдвард разлил в бокалы с шампанским остатки виски.

 – Шухер. – спокойно произнес Джаспер. К столику приближалась веселая миссис Хейл.

Эдвард быстро поставил пустую бутылку под стол, друзья, немного окосевшие от выпивки, попытались сделать серьезные выражения лиц, серьезно хлопая ресницами.

 – Ну, как вы, ребята? Веселитесь? – Дженифер, обняв Джаспера и Элис, весело смотрела на ребят.
 – Да, мам, веселимся, – улыбнулся Джаспер.
 – О-о, а где Розали? – удивилась мама, взглянув на столик МакКартни.
 – Наверное, вышли с Эмметтом перекурить, – улыбнулась Белла.
 – М-м, понятно. Хорошо поет девочка, – миссис Хейл взглянула на поющую на сцене ученицу. Потом вдруг мама закашляла и потянулась к бокалу Джаспера, чтобы запить кашель. Джаспер резко, буквально перед носом матери, схватил бокал и залпом выпил содержимое. Остальные друзья тоже похватали свои бокалы, смотря то на Джаспера, у которого глаза покраснели от выпитого, то на Дженифер, которая в недоумении смотрела на сына.
 – Мам, – скривился Джаспер, – иди свое шампанское пей, у нас и так мало.

Элис быстро взяла бутылку, налила в пустой бокал Джаспера шампанского и протянула миссис Хейл.

 – Джаспер, не будь таким жадным, – промолвила она с укором, – возьмите, миссис Хейл.
 – Спасибо, Элис, – обиженно произнесла Дженифер, смотря на сына, – я лучше пойду, за своим столиком выпью.

Развернувшись, она собралась уходить. Джаспер, быстро поднявшись и схватив свой бокал, бросился к матери и обнял ее за талию.

 – Мама, прости, пожалуйста. Возьми, – он протянул ей бокал. Дженифер тяжело вздохнула, погладила сына по плечу и, слегка улыбнувшись, промолвила:
 – Джаспер, тебе не нужно делать резких движений. Не забывай о травме.
 – Мам, не обижайся на идиота.
 – Ты не идиот.
 – Но иногда веду себя соответственно.
 – Джаспер, возвращайся к друзьям, – улыбнулась Дженифер, – а я пойду к папе.

Джаспер улыбнулся в ответ и вернулся за свой столик. Мама вернулась за свой. Друзья посмеялись над Джаспером, потом дружно чокнулись бокалами и выпили.

*** *** ***

Конкурс талантов подходил к концу. Когда со сцены зазвучала скрипка, за кулисами начало происходить что-то странное. К выходу на сцену готовилась рок-группа, состоящая их четырех молодых парней. Помимо рок группы, своего выхода ожидали еще два женских коллектива, по три участницы в каждом. От каждого коллектива Эрику предлагали по диску с музыкой для танца. Эрик был растерян, ведь его предупреждали всего об одном танцевальном номере, но обе группы уверяли, что их пригласил выступить Майк Ньютон. Девушки одного коллектива были одеты в рваные джинсы, топы и бейсболки, обуты были в кроссовки. Девушки другого коллектива были в коротких черных кожаных плащиках и в черных шляпах, с широкими полями, под которые были собраны волосы, на ногах были черные кожаные ботфорты. Эрик смотрел на последних с большим подозрением.

 – Вы уверены, что Вас Майк Ньютон пригласил на выпускной? – спросил он.
 – Конечно, уверены! – резко произнесла одна из девушек в плаще.
 – Мы тоже уверены на все сто! – настаивала девушка в джинсах.
 – Нам Ваш Ньютон половину предоплаты уже заплатил! – не сдавалась девушка в плаще.
 – А нам сказал, после выступления заплатит,. – отозвалась девушка в джинсах.
 – Ну… – Эрик почесал затылок, – давайте тогда по очереди выступите.
 – Мы первые! – быстро вставила дама в плаще. – Во-первых, у нас уже есть предоплата, а во-вторых, у нас нет времени, нам сегодня еще на один корпоративчик нужно попасть.
 – Ладно, – согласился Эрик, – давайте ваш диск, что за музыка?
 – Eurythmics песня Sweet dreams.

Эрик, еще раз недоверчиво взглянув на девушек в черном, взял диски и промолвил:

 – Ладно, сразу после рокеров, ставлю Sweet dreams, а потом ваш, – обратился он к девушкам в джинсах.

*** *** ***

В кабинете директора около зеркала, висящего на стене, Розали поправляла прическу. Эмметт сидел на директорском столе, свесив ноги. Его рубашка была нараспашку, галстук висел на спине. Он курил и смотрел на Розали, которая стояла к нему спиной. Когда внешний вид девушки был в порядке, она с улыбкой повернулась к парню и произнесла:

 – Я готова.
 – Иди ко мне, – произнес Эмметт, протягивая ей руку.

Розали подошла. Он обнял ее за талию и притянул к себе так, что она оказалась у него между ног.

 – Готова к танцам? – усмехнулся МакКартни, выпуская дым в сторону.
 – Готова, – улыбнувшись, Розали принялась застегивать пуговицы на его рубашке. – Пойдем, отпляшем в последний раз, а потом возьмем курс на Кембридж (прим. город, где находится Гарвард).
 – Кембридж… – произнес Эмметт, задумавшись и смотря в одну точку.
 – Держись Массачусетс, к тебе едет Эмметт МакКартни, – усмехнулась Розали.
 – Ага, в компании с близнецами Хейл, – засмеялся Эмметт и погладил блондинку по спине. Розали взяла у него из рук сигарету и затянулась. Потом, подняв голову, выпустила дым вверх и промолвила:
 – Будешь скучать по школе?
 – Буду, – усмехнулся Эмметт, забирая сигарету, – особенно по мистеру Ратсу.

Застегнув пуговицы, Розали поправила ему галстук.

 – Вот и красавчик, – улыбнулась она, погладив парня по груди. Эмметт поцеловал девушку в губы, после чего встал со стола, потушил в пепельнице окурок и огляделся.
 – Ты не находишь, что обстановка не праздничная в кабинете, как для выпускного? – промолвил он с напускной серьезностью.
 – В смысле? – улыбнулась Розали, чувствуя, что в голове «гения» родилась очередная идея. Эмметт, достал из карманов несколько презервативов и, улыбнувшись, промолвил:
 – Предлагаю украсить.

Розали удивленно приподняла бровь. Эмметт распечатал один презерватив, надул его как надувной шарик, взял со стола черный маркер, нарисовал глазки и улыбку.

 – Только не говори, что ты это оставишь директору на память, – засмеялась Розали.
 – Поможешь? – улыбнулся Эмметт, протягивая пару презервативов девушке.

*** *** ***

В зале подходило к концу выступление рок-группы. После бурных аплодисментов группа удалилась со сцены, на которой сразу появилась Джессика и сообщила:

 – А теперь для наших выпускников и их родителей выступит танцевальный женский коллектив, который называется «Без ограничений»! Приветствуем!

В зале зазвучали аплодисменты, на сцене появились три девушки в плащах, Джессика ушла, зазвучала музыка Eurythmics – Sweet dreams.

Врубаем музон и читаем дальше!!!

 – Она же нашу группу назвала, – промолвила за кулисами удивленная девушка в джинсах.
 – Может, перепутала, – произнесла другая.

Девушки на сцене принялись танцевать.

 – О! – воскликнул Эдвард, смотря на танцующих. – Неужели они нормальную группу пригласили?!

Когда Джаспер обратил внимание на девушек, его глаза округлились: девушек в таком же прикиде несколько месяцев назад они с Эмметтом нашли по Интернету, и Эмметт ездил с ними договариваться насчет выпускного.

«Но, возможно, это другие, не могли же комитетовцы пригласить на вечеринку стриптизерш» – подумал Джаспер, не спуская глаз с танцовщиц, как и его друзья. Все школьники с восторгом, а родители в недоумении внимательно следили за движениями коллектива.

Пока девушки танцевали свои странные эротические танцы, директор с яростным выражением лица пытался взглядом разыскать около сцены Ньютона. Но когда они вместе, как по команде, распахнули, а потом сбросили с себя плащи, мистер Ратс резко почувствовал, что его галстук начал сдавливать горло. Под плащами на девушках оказались кожаные юбочки, короткие настолько, что язык с трудом поворачивался назвать такую часть одежды юбкой, и кожаные бюстгальтеры, лишь наполовину скрывающие пышные женские формы.

У учеников отвисли челюсти, папы с интересом, а мамы с негодованием следили за танцем. Представители из управления образования, стараясь спрятать улыбки, удивленно взглянули на директора, который судорожно вытирал платочком пот на лице и шее.

 – Интересная у Вас тут программа, мистер Ратс, – усмехнулся главный из представителей. Директор был готов провалиться сквозь землю.

Несчастный Майк Ньютон не мог понять, что это за девицы исполняют на сцене стриптиз, кто их пригласил и откуда они вообще появились. Он пытался знаками показать Эрику, чтобы тот выключил музыку. Эрик его не мог понять и лишь пожимал плечами. Чтобы самому добраться до аппаратуры, Майку нужно было или пройтись по сцене, или вдоль сцены, а показаться директору на глаза, при таких обстоятельствах, он не решался.

Когда танцовщицы сбросили свои шляпы, из-под которых на плечи опустились длинные волосы, директор понял, что нужно вмешаться, пока они не сняли с себя еще что-нибудь.

 – Безобразие, – промолвил мистер Ратс, поднявшись со стула, – это нужно немедленно прекратить!
 – Ну что же Вы, мистер Ратс, – главный представитель взял его за руку, вынуждая сесть обратно, – мы хотим увидеть до конца, как в Форкской школе проводят выпускной.
 – Это… это какое-то недоразумение, – пролепетал директор, – этого не должно было быть.
 – А что должно было быть? – строго спросил главный представитель. – Вы хоть отдаете себе отчет в том… – речь представителя была прервана прилетевшим со сцены бюстгальтером, который упал ему на голову и повис, прикрывая лицо. Директор в шоке перевел взгляд на сцену и увидел, что девушки танцевали уже топлесс.

Дальше все происходило одновременно: ученики восторженно свистели, взоры отцов были прикованы к танцу, возмущенные мамы подняли шум:

 – Какой ужас!
 – Возмутительно!
 – Кто-нибудь, прекратите это безобразие!
 – Куда смотрит директор! – громче всех кричала миссис Ньютон.

Директор с безумными глазами в это время бежал к Эрику. Майк за кулисами пытался выяснить у девушек в джинсах, почему они не вышли на сцену. Представитель двумя пальцами снял с себя бюстгальтер и, недовольно промолвив: – Великолепно, – бросил его на пол.

Эрик по всему происходящему понял, что музыку пора выключать, и сделал это, когда директор оказался рядом. Девушки перестали танцевать, понимая, что здесь их явно не ждали. Девушки в джинсах, узнав, что стриптизерши вышли вместо них, сильно возмутились и тоже выбежали на сцену вместе с Майком. Ученики от увиденного пришли в еще больший восторг.

 – О! Еще одни!
 – Зачем музыку вырубили? Пусть продолжают!
 – Эй, вы, в джинсовом, раздевайтесь! – веселились парни.
 – Сейчас мы должны выступать! – возмущались «джинсовые».
 – Я не поняла! – подняла голос самая смелая стриптизерша. – Это что за балаган?! Вы хотите сказать, что наш номер не оплатят?! – она не знала к кому именно обратиться, поэтому обращалась в зал ко всем.
 – Оплатят, оплатят! – кричали ученики.
 – Выведите их отсюда! – требовали мамы.
 – Так! Тихо! – директор поднял вверх руки, требуя, чтобы все замолчали. Все притихли.
 – Кто вас сюда позвал? – строго спросил мистер Ратс у полуобнаженных девушек, которые абсолютно не стеснялись своего вида.
 – Майк Ньютон! И предоплату уже заплатил! – надменно произнесла самая смелая. Майк, стоявший рядом на сцене, выкатил глаза на девушку, миссис Ньютон упала в обморок.
 – Врача! – послышались крики, и Карлайл сразу пришел на помощь к маме Майка.

Директор смотрел на Ньютона, словно зверь на добычу.

 – Я… Я… это не я… – парень с перепуга начал заикаться.

Белла, Элис, Джаспер и Эдвард смеялись до слез, впрочем, как и многие другие ученики.

 – Он пригласил вас?! – спросил мистер Ратс, ткнув пальцем на Майка.
 – Нет, – поморщилась стриптизерша, – нас пригласил Майк Ньютон – симпатичный такой парень: большой, мускулистый, темноволосый.

После этих слов и вся школьная администрация, и школьный комитет, и Эдвард с друзьями взглянули на столик, за которым сидели родители Эмметта. Миссис МакКартни невинно улыбалась, а мистер МакКартни сидел с возмущенным выражением лица, словно кричащим: «А почему сразу Эмметт?! Козла отпущения нашли?!»

Никто не успел заметить, из-за чего между девушками в джинсах и стриптизершами на сцене завязалась потасовка, которая быстро переросла в драку.

Представители из управления образования подперли головы руками, думая: «Куда мы попали и где наши вещи?».

Репортеры все снимали полным ходом, они были в восторге. Вот это повезло: приехали снять поздравления героев, а попали на драку стриптизерш на школьном выпускном!
Все это сопровождалось диким хохотом большинства сидящих в зале.

Директор с Майком, которые оказались в центре заварушки и попытались утихомирить девушек, успели получить свое: директору разбили губу и поцарапали лицо, а Майку вывихнули палец, и одна из стриптизерш двинула его по ноге каблуком. Мистер Ратс начал кричать, чтобы кто-нибудь вызвал полицию. Вызывать не пришлось, так как сам шериф и некоторые его подчиненные присутствовали в зале, они уже были на сцене и пытались растащить девушек. Видя, что вчетвером им не справиться с шестью девушками, Чарли попросил о помощи мужчин из зала. Те рады были помочь и быстро бросились скручивать стриптизерш, за что мистер Свон был им очень благодарен, так как он сам не знал, с какой стороны к ним подойти и за что хватать.

Друзья тем временем решили, что нужно предупредить Эмметта, чтобы он не появился в зале до тех пор, пока не уведут стриптизерш. Эдвард поднялся и быстро направился к выходу. Выйдя за дверь, он тут же столкнулся с Эмметтом и Розали. Смеясь, он схватил их за руки и потащил по коридору за угол. Парочка, ничего не понимая и улыбаясь, следовала за другом, удивленно оборачиваясь в сторону зала, из которого доносились крики и ругань.

 – Эдвард, что происходит? – улыбаясь, спросила Розали, в то время, как Каллен пытался успокоить смех.
 – Эмметт, помнишь стриптизерш, которых мы хотели заказать? С которыми ты договаривался?
 – Э-эм… помню, – произнес настороженно Эмметт и добавил, взглянув на Розали: – Это давно было, я тебе потом расскажу.
 – О чем ты с ними договаривался? – улыбаясь, спросил Эдвард.
 – Что мы придем с ними на выпускной, как со своими подругами, и во время последнего танца они покажут стриптиз.
 – Вот они его только что показали на сцене, – Эдвард снова засмеялся.
 – Да ладно! – удивился Эмметт.

Он не знал, что когда девушки не дождались его звонка, то решили сами приехать на выпускной и выступить, чтобы получить вторую часть суммы. Узнать дату и время вечеринки не составило особого труда. И если «Майк Ньютон» вдруг о них забыл, то они решили напомнить о себе.

 – Только я не понял, почему они сказали, что их Ньютон пригласил? – смеялся Эдвард.
 – Ну, я им так представился, что я дурак, свое имя называть? – засмеялся Эмметт, а вместе с ним и Розали.

*** *** ***

Когда девушки успокоились, им разрешили собрать по залу свои вещи. И всех шестерых сотрудники полиции во главе с шерифом вывели из зала и повезли в участок.

Друзья, увидев, что девушек вывели, отправились в зал, где Джессика, пытаясь замять скандал, быстренько организовала полумрак и Эрик начал дискотеку.

Многие ученики уже танцевали. Эмметт с Розали и Эдвард с Беллой тоже пошли плясать под быструю музыку. Элис осталась с Джаспером.

 – Элис, а ты почему не идешь танцевать? – улыбнулся Джаспер.
 – Не хочу, – весело промолвила девушка, подвигаясь к нему ближе.
 – С каких пор, ты не хочешь танцевать? – Джаспер подвинул стул вместе с девушкой к себе вплотную и обнял ее за плечи. Элис, подарив ему ослепительную улыбку, пожала плечами:
 – Может, взрослею.
 – Не надо взрослеть, – Джаспер поцеловал ее в губы, – ты мне нравишься такой.

Элис медленно провела языком по его губам и начала целовать, захватывая по очереди его губы своими.

 – Это лучше, чем танцы, – прошептала она, на секунду прекратив поцелуй. Джаспер обнял ее еще крепче и полностью захватил ее губы своим, приникая языком к ее языку.

*** *** ***

Пока ученики отплясывали под музыку, некоторые родители начали расходиться.

Директор сидел, как на иголках, не переставая оправдываться за случившийся скандал.

 – Такое нелепое недоразумение, – бормотал мистер Ратс, пытаясь выдавить из себя улыбку.
 – Да, Ваша школа в последнее время так и притягивает к себе нелепые недоразумения.

«Нужно что-то решать, нужно как-то договариваться, – лихорадочно думал Ратс, – что-нибудь делать, чтобы меня не сняли с должности».

 – М…может, пройдем ко мне в кабинет и обсудим все проблемы в спокойной обстановке? – предложил директор.

Представители переглянулись и, что-то шепнув друг другу, согласились на предложение. Они поднялись и вместе с мистером Ратсом покинули зал.

Начался медленный танец, танцующие сразу разбились по парам. Кому пары не хватило, тот отправился за свой столик. К Элис с разных сторон подошли сразу два парня и пригласили ее на танец. Джаспер, сохраняя на лице улыбку, взглянул на Элис, а она, прижавшись к Джасперу, мило улыбнулась и ответила:

 – Спасибо, мальчики, мы не танцуем.

Разочарованные парни ушли, у Джаспера внутри все ликовало. Он был готов к тому, что ему придется сидеть одному и наблюдать за тем, как Элис танцует. И от того, что Элис весь вечер провела с ним, он был в восторге. Чувства благодарности, восхищения и очарования этой девушкой завладели им полностью, и он промолвил:

 – Элис, пошли танцевать! – один танец можно и потерпеть, лишь бы она потанцевала, решил Джаспер.
 – Ты что! А твоя нога?
 – Элис, – усмехнулся парень, – то ли от шампанского, то ли от твоего присутствия, но я забыл, какая нога у меня болела.
 – Джаспер, не надо из-за меня идти на такие жертвы, – девушка подозрительно прищурилась.
 – Какие жертвы, Элис! Я серьезно не чувствую боли. – Джаспер беззаботно рассмеялся, затем встал, увлекая за собой Элис, и повел ее на танцпол, изо всех сил стараясь не хромать.

Они закружились в танце между другими парами. Друзья и родители с удивлением обратили на них внимание.

«Да-а, не зря говорят, что бухим все по барабану и у них нихрена не болит», – подумал Эмметт.

«Ого какие жертвы, ради сестры!» – удивился Эдвард.

Белла и Розали задумались о том, согласились бы на такие жертвы их кавалеры?

«Любовь поистине творит чудеса!» – подумала миссис Хейл.

Элис старалась притормаживать тот темп, в котором вел Джаспер. Она, переживая за его ногу, пристально всматривалась в его глаза, для того чтобы остановить танец, если заметит хоть тень боли на дорогом лице. Джаспер, стараясь не обращать внимания на боль в ноге, натянул на лицо веселую беззаботную «маску» и так же не сводил с Элис глаз.

*** *** ***

Когда директор с представителями вошли в кабинет и включили свет, все четверо замерли с отвисшими челюстями: весь кабинет, начиная с портрета Президента США, был украшен надутыми презервативами с улыбающимися рожицами. На полу, вокруг стола, валялись бумаги и канцелярия, у стены лежал разбитый вазон. Представители покосились на директора, а тот, судорожно стаскивая с себя галстук, обреченно произнес:

 – Пожалуй, я напишу сейчас заявление по собственному…

*** *** ***

Когда танец закончился, Эмметт позвал друзей, предложил покинуть выпускной по-английски и отправиться на берег реки встречать рассвет. Друзья все были «за». Никому ничего не сказав, они по двое вышли на улицу. Эмметт с Розали сели в БМВ, Эдвард, Белла, Джаспер и Элис – в Вольво, и компания умчалась в сторону реки.

Проезжая мост, и Эмметт, и Эдвард снизили скорость до двадцати километров в час и с предельной осторожностью проехали над рекой, не желая испытывать судьбу.

На берегу друзья разожгли костер и веселились всю ночь, распивая шампанское и вспоминая школьные годы. Эмметт и Эдвард, раздевшись до боксеров, еще успели искупаться в реке.

На следующий день о выпускном в Форкской школе знал весь штат Вашингтон, благодаря скандальному выпуску по телевиденью съемок с дракой стриптизерш.
Всех девушек танцовщиц выпустили из участка на следующее утро после выпускного. А героев так и не поздравили, потому что, когда их начали вызывать на сцену, они давно уже были на берегу реки.

Мистер Ратс остался при своей должности…

Флешбек

 – Пожалуй, я напишу сейчас заявление по собственному…
 – Мистер Ратс, у Вас есть, что выпить? Что-нибудь покрепче шампанского? – серьезно спросил главный из представителей.
 – Что? – директор решил, что под конец над ним еще решили поиздеваться.
 – Я говорю, давайте выпьем в спокойной обстановке.
 – А-а… сейчас… – растерянно пробормотал директор и достал из шкафчика бутылку коньяка, бутылку виски и четыре рюмки.
 – Это пойдет? – спросил он, решив, что раз терять ему уже нечего, так почему бы не выпить.
 – Пойдет, – кивнули представители, усаживаясь за стол.
 – Миленько тут у Вас, – усмехнулся один из них, указывая на презервативы.
 – Я сейчас… – подорвался директор и принялся снимать «шарики».
 – Оставьте, мистер Ратс, – устало промолвил представитель, – повезло Вам с учениками. Любят Вас.

Мистер Ратс растерянно смотрел на гостей, не зная: снимать ему презервативы или нет.

 – Присядьте, выпьем, наконец, – махнул представитель, открывая бутылку виски и разливая в рюмки.

Директор сел в свое кресло. Все подняли рюмки. И главный из представителей усмехнувшись, произнес:

 – Я никогда еще не присутствовал на таком веселом выпускном. Вам повезло, мистер Ратс, что с нами не приехала миссис Труферт. Она очень серьезная и принципиальная дама из управления, и с ней Вы бы точно попрощались со своей должностью. Мы же ничего преступного сегодня не заметили, я прав? – он взгляну на своих коллег.
 – Да, правы, – подтвердили те.
 – Так что…
 – По телевизору покажут, – вставил мистер Ратс, тяжело вздохнув.
 – То, что покажут – ерунда. Главное, как мы все преподнесем. Ну, выпьем! И нам еще героев поздравить надо…

Конец флешбека

*** *** ***

После выпускного прошло две недели.

Эмметт вышел из спортклуба, сел в свою любимую БМВ и поехал в сторону дома Хейлов, к Розали. По дороге, другие автомобилисты ему сигналили, улыбались и показывали поднятые вверх большие пальцы, что означало «класс!»

Эмметт в недоумении смотрел во все зеркала, пытаясь понять, в чем дело. Вначале ничего странного он не увидел, но потом заметил, что за машиной увязался какой-то надувной шарик. Остановившись у бордюра, Эмметт вышел из машины и увидел, что сзади, к номеру его БМВ, привязаны капроновой ниткой три надувных презерватива с глазами и улыбками.

«Твою мать!» – в гневе подумал парень, не понимая, кто и когда успел их ему прицепить. Но, увидев на багажнике приклеенную скотчем записку: «МакКартни, мне тебя будет не хватать. Мистер Ратс», Эмметт рассмеялся, удивленно подумав о том, как это он раньше не замечал за директором такого чувства юмора.



Источник: http://robsten.ru/forum/67-1913-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: -marusa122- (28.04.2015) | Автор: Mad Fan
Просмотров: 268 | Комментарии: 6 | Рейтинг: 5.0/19
Всего комментариев: 6
avatar
0
6
отличный праздник получился good
avatar
0
5
Спасибо good lovi06032
avatar
0
4
Большое спасибо за главу  
avatar
1
3
Отличный выпускной  fund02002
Спасибо за главу  roza1
avatar
0
2
Замечательный выпускной! Спасибо!
avatar
0
1
Большое спасибо ! Такая веселая история! danc2 dar_cveti kisssss
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]