Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Колибри-2. Глава вторая

Я толкаю дверь, готовая абсолютно ко всему. Снова увидеть Дилана в трусах или увидеть его безо всего на Рэйчел, или её на нём, потому что она неоднократно писала мне на каникулах, и я заключила, что у них всё супер. Конфетно-букетный период, романтика, общность интересов и взглядов. Но Рэйчел в комнате сама по себе. Она слушает что-то в наушниках, пока не выдёргивает их, заметив меня в проёме, и секунду спустя уже вскакивает с кровати, подбегая и довольно крепко обнимая меня. Что это ещё такое?

- Рэйчел, ты...

- Ну наконец-то ты здесь. Дилан свалил ещё часа два назад или даже три, сказал, что хочет побыть с друзьями. Я даже успела подумать, что, может, ты решила не возвращаться, и испугаться насчёт того, кто тогда будет тормошить меня по утрам.

- Ты соскучилась что ли?

- Вроде того. Да, Белла, соскучилась. Ты словно не торопилась сюда.

- Да нет, - я выпутываюсь из объятий, которые не совсем привычны, если честно, - мою подругу с парнем её отец повёз в аэропорт, и они предложили меня подвезти. Её рейс только в начале шестого.

На самом деле предложила Элис, но если бы она не предложила, сама бы я ни за что не стала выяснять, на чём и когда они с Джаспером поедут в аэропорт, чтобы возвращаться в Нью-Йорк. С Карлайлом я только поздоровалась и попрощалась, когда они высадили меня у кампуса. Сомневаюсь, что за те несколько дней после нашего разговора Карлайлу удалось что-то сделать. Он не выглядел так, будто удалось. Он казался утомлённым и уставшим. Я тоже далека от безукоризненного счастья, но все члены моей семьи были рядом во время праздников, и я не в ссоре с ними, даже если бы из-за учёбы не удалось приехать. Я едва позволяю себе думать про Эдварда и то, как, где и с кем встретил и провёл Рождество или Новый год он. Какая-то часть меня будет в некоторой степени рада ему в обществе другой женщины, чем если он был один. В действительности я не жду, что он будет одинок всегда и больше ни с кем за всю жизнь не переспит. Это что-то из разряда невероятного.

- Понятно. А какие планы на завтра?

- Никаких. Только забрать вещи из камеры хранения и всё разложить.

- Пошли с нами в кино. Хотя бы раз, Белла. Пока не началась учёба. Дилан может взять друга.

- Никаких друзей, и тогда я подумаю.

- Подумаешь и согласишься?

Я не соглашаюсь до следующего дня, но иду с ними, считая себя немного третьей лишней. Это не самое приятное ощущение на свете, если честно. Я была избавлена от него, когда мы с Элис и нашими парнями ходили на фильм ещё в Форксе, но теперь парень есть только у Элис, а я сижу рядом с Рэйчел, которая обнимает Дилана, и они часто целуются. Ситуация на экране тоже не особо отличается, но я знала, на какой именно фильм меня зовут. Меня не заманили на мелодраму под прикрытием триллера, ничего такого, однако сам трейлер я вниманием обошла. Может, стоило посмотреть, чтобы быть более готовой непосредственно к фильму. Когда он заканчивается, я ощущаю почти облегчение ещё на выходе из зала. Рэйчел и Дилан покидают его медленным шагом и идут на автобусную остановку вслед за мной, потому что, скорее всего, не особо хотят, чтобы вечер подходил к концу. И пусть нам всем завтра на учёбу, они точно далеки от мыслей об этом прямо сейчас, пока продолжают целоваться на улице, иногда вызывая возмущение людей, оказываясь у них на пути. В общежитии Рэйчел уходит с Диланом в его комнату, которую он делит с приятелем, способным засыпать, даже если вокруг шумно. Это их слова, не мои. Наверное, подразумевается, что секс также ему не мешает, но я просто прощаюсь с парочкой до завтра и продолжаю идти по коридору в сторону своей комнаты. Надеюсь, они не рассчитывали на массу уточняющих вопросов про какого-то чужого парня.

Возобновление учёбы в моём случае означает и возвращение к работе, и среди всего прочего незадолго до старта футбольного сезона мне дают задание сфотографировать всех игроков мужской команды. Для этого создают фотозону с двумя задниками серого и белого цветов, а пол устилают материалом, имитирующим газон. Ничего сложного не требуется, просто чёткое фото, на котором игроки могут делать всё, что хотят, с мячом или без, подкидывать его или просто держать. После мне только надлежит спросить, кто их вдохновляет и мотивирует по жизни, почему они выбрали наш университет и как любят проводить свободное от учёбы, тренировок и игр время. В моём распоряжении список с именами игроков, их позицией на поле, а также номером в составе команды. Я почти уверена, что всё будет в порядке, хоть спорт ни в каком виде и не предоставляет для меня интереса. Но подробные данные позволяют знать, кто есть кто, защитник, нападающий или вратарь. Парни заходят по очереди в форме трёх разных цветов. Красной с белым, чёрно-синей и просто белой. Не знаю от чего это зависит, да мне и без разницы, пожалуй. Я только отмечаю, что вне зависимости от цвета везде нанесено название университета, эмблема производителя формы и аббревиатура спортивной организации, ответственной за проведение соревнований среди университетских команд, первые буквы слов на шортах. Западная атлетическая конференция. Все парни смотрят в камеру, и неважно, стоят ли они или присели, и где находится при этом мяч. В руках или под ногой. Их ответы для краткого резюме в большинстве своём однотипны. Почти все говорят о том, что равняются на маму или папу, и про хорошую образовательную программу, а также близость университета к дому, а я ожидала чего-то оригинального, наверное. С некоторым разочарованием я подхожу к камере, чтобы сфотографировать последнего члена команды с числом «одиннадцать» на белой майке. Я замечаю оранжевые бутсы. Ни у кого из его друзей по команде не было столь яркой пары обуви. Он нападающий. Так сказано в моей табличке. Джереми...

- Привет. Я Джереми Моррис, - он представляется мгновением раньше, чем я дочитываю фамилию. И представляется не только именем, но ещё и фамилией. В отличие от тех, кто был тут до него. Все остальные двадцать пять парней говорили только свои имена. Не сильно, но он вроде мускулистее их. И у него коричневые волосы. Напоминающие волосы... Эдварда. Я только киваю, потому что не хочу говорить. Наверное, Джереми принимает моё молчание или, может, просто считает меня немой, потому что говорит, что подбросит мяч коленом, если мне удастся зафиксировать момент. Я опять же просто киваю. Это вроде как интересно, то, что он хочет сделать.

С первой попытки идеально не получается, но с четвёртой выходит удачно. Без смазанной картинки, и Джереми тоже выглядит расслабленно. Как будто практикуется именно так каждый день в течение нескольких лет. В бумагах отражено, что он третьекурсник. Если он в команде с первого курса, то мог бы освоить всё это и без регулярных повторений.

- Ну пока. Не знаю, как тебя зовут, но было приятно познакомиться, - наклоняясь, он поднимает футбольный мяч, а потом подхватывает с пола тёмно-синий рюкзак, с которым сюда пришёл, - если вдруг станет хотя бы любопытно, то первый матч у нас третьего февраля. На нашем поле. Вот. И спасибо, что позволила делать тут всякое, не настаивая, чтобы я просто стоял.

- Пожалуйста, - всё-таки говорю я. Это одно короткое слово. Я не заболею чем-то, открыв рот. - И я Белла. Может, мне и станет любопытно.

- Хорошо, Белла. Если придёшь, то я всегда под одиннадцатым номером. Цвет формы может быть иным, но номер неизменный. Пока.

- Пока.

Он немного улыбается, прежде чем уйти. Я скидываю фото на рабочий ноутбук, выключаю камеру и отношу всё в офис в фитнес-центре, где техника хранится в сейфе. Доступа к нему у меня нет. Всё выдаёт и убирает мой непосредственный руководитель. Патрику около сорока. На его рабочем столе в обычной фоторамке стоит портрет с женой и светловолосой девочкой лет семи-восьми. И женщина, и дочка обе красивые. Мы с Патриком просматриваем все снимки, начиная с первого. Два вратаря, защитники, полузащитники, нападающие. Патрик одобряет все снимки и уверен, что тренеру команды они также понравятся. Может, я немного засматриваюсь на фото с Джереми, потому что Патрик говорит, когда я уже встаю, чтобы уйти.

- Красивый, да?

В отрицании я собираюсь покачать головой, но кого я обманываю? Скорее всего, только себя. И больше никого. Этот парень не урод. Совсем не урод. И не карлик какой-нибудь.

- Да. Он симпатичный. До свидания, Патрик.

- До встречи, Белла.

Придя в общежитие, я пользуюсь тишиной в отсутствие Рэйчел, чтобы обработать снимки и разместить вместе с ними то, что парни сказали для резюме. Я выбираю красный шрифт, большие буквы и, конечно, заключаю высказывания в кавычки. Это ведь цитаты. Получается что-то вроде коллажа.

«Моё любимое хобби это игра в гольф. Мне нравится играть с друзьями, потому что это привносит ощущение соревнования в игру», - Джереми Моррис, форвард. У парня есть хобби, у всех них есть какое-то хобби, и у меня вроде есть, и не только книги теперь. С тех пор, как я полюбила плавать. Но у Эдварда нет друзей. И нет хобби, которое он мог бы разделить с ними, если что. Для чтения книг не нужна особая компания. Я была ему компанией, и казалось, что ему и не нужно ничего и никого другого, но всё оказалось заблуждением. Я тут без него, в университете, на этой стадии своей жизни, и я всё никак не могу понять, почему так вышло. Могла ли я исправить что-то? Сказав о любви первой и гораздо раньше? Или сказав в тот последний вечер, что без него я быть не хочу и не могу, несмотря ни на что? Но сейчас я без него и в какой-то степени могу жить так, то есть я жива, и я ни разу не думала сотворить что-то с собой из-за Эдварда и расставания с ним. Мне приходится строить свою новую жизнь, хоть я и не представляла её без него. Я откидываюсь на спинку стула, размышляя и потирая глаза, когда дверь открывается, и, разговаривая с кем-то по телефону, Рэйчел входит в комнату. Рэйчел хихикает, так что, наверное, это Дилан. Потому что она хихикает довольно глупо, но, к счастью, быстро сворачивает свою беседу. Может, заметив, как я смотрю или выгляжу, или просто сказав всё, что было нужно. Рэйчел возвращается к двери, чтобы скинуть обувь, и оттуда интересуется:

- Ты дала ему свой номер?

- Кому?

- Парню на экране твоего ноутбука.

- Это по работе. Он футболист. Я и других игроков фотографировала.

- Одним словом нет.

- Он и не спрашивал, - отвечаю я, поворачиваясь обратно к ноутбуку, чтобы сохранить последние изменения и скинуть всё на флешку. Постепенно все эти снимки будут выложены мною на страничке команды в социальной сети. С той периодичностью, с какой скажут.

- А ты хотела бы, чтобы спросил?

- Нет.

Мне не приходится думать, хотела бы я или нет. Мне ни от кого не нужно подобное. Как это было бы? Эдвард не спрашивал мой номер. Он просто залез в телефон сестры и нашёл его там. Вот и вся история.

- Ясно. Ты ещё любишь того парня?

- Рэйчел.

- Значит, да.

- Это ужасно?

- Нет, это нормально, если вы расстались не так давно, - не так давно... Какая разница. Я в принципе была с ним совсем недолго. Мы не вместе дольше, чем находились вместе. Это как если бы мне на минуту разрешили прикоснуться к ценному экспонату из запасников какого-нибудь престижного музея, да и то лишь в перчатках, не голыми руками, а потом сказали бы, что время вышло. Вот как это ощущается. - Но если на всю жизнь, то я не уверена, что нормально. Но я не знаю, как я бы чувствовала себя на твоём месте.

- Именно. Ты не знаешь. И ты не на моём месте. Если будешь, тогда и поговорим. Но я желаю тебе не быть. Надеюсь, что у тебя так не будет. Никогда и ни с кем.

Рэйчел вроде не обижается, потому что разговаривает со мной наутро, а не молчит, когда я встаю и слегка тормошу её за плечо. В работе и учёбе полторы недели до начала футбольного сезона проходят быстро. Перед матчем Рэйчел с Диланом коротают время в нашей с ней комнате, заучивая речёвку, чтобы кричать с трибун. Когда он одет, он вполне милый парень и вовсе не навязчивый, то есть не вызывает ощущения, что ты хочешь, чтобы он поскорее свалил. Они не мешают мне. И вообще мне кажется, что я хочу пойти с ними. Все идут. Или практически все. Это команда университета, посещать домашние матчи и поддерживать её сродни обязанности. Не то чтобы я считаю необходимым быть, как все, находиться в толпе и предположительно сорвать голос, когда я даже в правилах не разбираюсь, но мы с Рэйчел вроде подруги, а не просто соседки по комнате, препирающиеся по утрам из-за будильника или в другое время насчёт уборки. Мы ведь довольно близки. Не думаю, что помешаю им двоим, если просто буду поблизости.

- Рэйчел. Можно с вами? Я быстро оденусь.

- Конечно. Не вопрос. Будет здорово. Чем нас больше, тем веселее.

Я собираюсь в ванной, надеваю достаточно тёплые вещи, чтобы не продрогнуть за время матча. На трибунах шумно, многолюдно, но не так, что яблоку негде упасть. До рекорда посещаемости, думаю, ещё далеко. Я слежу за игрой без того энтузиазма, который бывает свойственен моему отцу при просмотре соревнований по телевизору, однако и уйти раньше желания тоже нет. В целом мне нравится находиться тут. Это лучше, чем сидеть в общежитии, зная, что многие покинули его ради времяпрепровождения на поле. Счёт в матче открывает команда гостей уже на третьей минуте, но в итоге наша команда побеждает со счётом 3:2. Джереми способствует одному из голов. Я замечаю его одиннадцатый номер при совершении паса. Кажется, это называется именно так. Матч заканчивается, и все расходятся. Кто-то быстрее, а кто-то неторопливым шагом. Мы с Рэйчел и Диланом уходим скорее медленно. Не потому, что они целуются и не могут перестать, а потому, что я спускаюсь к кромке поля, делая несколько снимков на цифровой фотоаппарат, подаренный родными на девятнадцатилетие. Мне хочется внезапно. Я немного ступаю на газон, который слегка пружинит под ногами, и на котором оставили футбольный мяч. Теперь он слегка грязный и поцарапанный. Немного жалко, что всего одна игра, и мячи перестают выглядеть идеальными и новыми. Я поднимаю его, холодный и влажный, выпрямляясь одновременно со звучанием голоса.

- Привет. Ты всё-таки пришла. Рад тебя видеть. Я возьму мяч.

- Привет, Джереми, - звучит сомнительно, что он мне рад. Он меня совершенно не знает. С чего ему радоваться, что я была на матче? Тут и другие девушки были, не только я одна. Это лишено всякого смысла. Это просто фраза, вот и всё. Он футболист. Наверное, ему просто приятно быть в центре внимания как можно большего количества людей.

- Ты запомнила, - Рэйчел машет мне, чтобы я ускорилась, вероятно, но я разговариваю. - Иногда меня так и хотят назвать Джеромом. Кто-то, с кем я только недавно познакомился.

- Я не из их числа.

- Да, это очевидно. Ты назвала моё имя правильно, - Джереми стоит чуть правее от меня в своей белой форме, которую теперь нужно стирать, и в спортивной куртке красного цвета, накинутой поверх. Бывает красный цвет, который раздражает глаза, но этот красный цвет другой. Спокойный, не яркий. - Спасибо за фотографии, к слову. Нам с парнями понравилось, как ты всё оформила.

- Не за что. Это... - я чуть не говорю, что это просто моя работа, но, наверное, ему было бы обидно услышать такое. То есть они только что победили, начали сезон успешно, и он выглядит уставшим, но довольным, и, скорее всего, это неправильное время для того, чтобы намекать, что я просто ответственный человек. - Спасибо, и поздравляю с победой.

- Спасибо, Белла.

Я отдаю ему мяч, кивнув, и прохожу мимо, когда Джереми окликает меня. Я оборачиваюсь, и он говорит, а его взгляд направлен сначала на мои руки, а потом перемещается к глазам.

- В раздевалке у нас можно помыть руки. Или я могу дать тебе влажные салфетки, но они тоже в раздевалке. И ещё я могу подвезти тебя, если нужно. Куда угодно.

- Я просто отряхну, - и я отряхиваю ладони от влажных травинок, оставшихся у меня после контакта с мячом. - Меня не нужно подвозить. Я живу в общежитии, как и мои друзья. Они меня ждут.

Я догоняю Рэйчел с Диланом, полагая, что в полном составе мы дойдём лишь до его комнаты, а дальше я пойду одна, но Рэйчел не остаётся с ним. Без понятия, почему. Это их личные дела.

- Что хотел тот парень? - спрашивает она, уже когда я почти засыпаю. - Джером, кажется.

- Не Джером, - я ощущаю, что ухмыляюсь, поправляя Рэйчел. - Его имя не Джером, а Джереми.

- Пусть так. Так что он хотел?

- Подвезти. Но это была бы очень короткая поездка.

- Получается, у него есть машина. А если есть машина, то, наверное, и квартира. То есть никто не приобретает автомобиль, когда ему негде жить.

- А ты бы смогла приобрести хоть что-то из этого, будучи на третьем курсе? Вот представь, тебе двадцать один или двадцать два.

- Думаешь, у него всё от родителей, и автомобиль отцовский старый, а не новый?

- Я ничего не думаю, Рэйчел. Я просто хочу спать.

- Ладно. Спи.

Через пару дней у команды снова игра, но я слегка устала от людей и вместо того иду в бассейн. Мне хочется побыть одной. Просто пару часов наедине с собой. Я плаваю по разным дорожкам, то там, то тут. Когда я прихожу к мысли, что на сегодня хватит, и направляюсь в раздевалку, часы на стене бассейна показывают начало девятого. Я надеваю вещи, тщательно вытеревшись полотенцем. Вместе со мной фитнес-центр покидает и какая-то парочка, они выходят на улицу, обнимая друг друга за плечи, а на их спинах висят рюкзаки. Это и позволяет обниматься вот так. Будь руки заняты сумками, пришлось бы использовать другой способ объятий. Дверь в нашу с Рэйчел комнату оказывается заперта, я думаю, где Рэйчел до сих пор может быть, и, войдя, нахожу ответ на вопрос в записке, оставленной поверх покрывала на моей кровати.

Приходила. Переоделась и снова ушла. Команда выиграла, и у них вечеринка. Некоторые парни живут в общежитии. В Кэмпион Холл. Приходи.

Я пишу Рэйчел, что только вернулась из бассейна. Вряд ли мне есть смысл идти. Я даже не знаю, когда именно она оставила мне записку. Но Рэйчел отвечает, что тут ещё всё в разгаре. И потом добавляет.

Только не приходи в джинсах. Я надела платье, а тут все в джинсах. Я чувствую себя нелепо. Пожалуйста, выручи меня.

Ладно. Приду, как смогу.

У меня одно единственное платье, которое умеренно тёплое, чтобы я не замёрзла по пути и при этом не захотела на воздух, когда окажусь в помещении. Платье бледно-оранжевое с тёмными линиями на ткани, горизонтальными и вертикальными, образующими рисунок из квадратов. Куртка не сочетается с ним по длине, но у меня нет пальто. Я надеваю сапоги и иду по направлению к тому самому зданию, из которого можно видеть залив и горные хребты. Меня пропускают внутрь без проблем, говоря, где лифт, и что вечеринка на пятом этаже. Внизу тихо, так что я не смогла бы найти её сама, не написав Рэйчел. Но необходимость в этом отпадает. На этаже ориентироваться уже проще, достаточно посмотреть в сторону общей комнаты, откуда выходят люди и заходят обратно, да и громкая музыка сразу проникает в лифт, едва металлические двери открываются, чтобы я вышла в коридор. Сомневаюсь, что найти Рэйчел будет так уж просто. Я пишу ей, ведь она отвечала прям сразу, но сейчас она молчит. Может, тогда музыка играла тише, или Рэйчел отлучалась в более тихое место вроде чьей-то комнаты или туалета, или сейчас она занята с Диланом, потому что он, скорее всего, тоже здесь. Да уж, здорово. Я знаю только её, и что мне делать, если она не даст о себе знать в ближайшие минут десять? Алкоголя нигде не видно, в кампусе он запрещён, и я вижу лишь бутылки кока-колы на столе. Большие и маленькие. Я беру маленькую, убеждаясь, что она закрыта. Пить из вроде полной, но открытой не вариант. Мало ли кто что мог туда добавить. Отец прочёл мне целую лекцию на эту тему, пока мы ехали в университет в августе. Не пить ничего, в чём я не уверена, и не соглашаться, чтобы меня чем-то угощали. Я медленно вращаю крышку, чтобы пена сильно не поднялась, и поворачиваюсь, замечая у противоположной стены Джереми с какой-то девушкой. Толпа немного расступается, потому я и вижу его. Иначе бы не увидела. Выходит, я знаю тут не только Рэйчел, я знакома и с ним, но у него уже есть компания. Я не хочу подходить только из-за того, что Рэйчел непонятно где, и вмешиваться в его планы. Я совершаю глоток, в то время как Джереми отводит взгляд от той девушки, что-то говоря ей, но не смотря на неё. Он тоже замечает меня теперь и двигается в моём направлении. Ну вот. Я-то не хотела этого. Но он подходит, останавливаясь меньше, чем в полуметре от меня, держа бутылку со спрайтом или просто бутылку из-под него опущенной вниз.

- Привет, - громко говорит он, очень громко, я думаю, иначе музыку не перекричать. - Как дела? Ты вроде не была на матче.

- Привет. Да. У меня были другие дела. Слушай. Ты не видел мою подругу? Ту, с кем я ушла в прошлый раз.

- Видел. Она где-то здесь. А, вон она. Это же её парень, да?

Я поворачиваю голову вправо и там и вижу Рэйчел. Она танцует с Диланом медленно, несмотря на быструю музыку, и он целует девушку, погружая ладонь в её волосы. Эдварду тоже вроде нравилось прикасаться к моим волосам. Я отворачиваюсь. Не могу и не хочу смотреть.

- Да, это он.

- А ты встречаешься с кем-то?

- Встречаюсь... - но нет, это совсем не так. - Точнее, встречалась. Сейчас я... одна.

- Понятно. Извини, я... А давно вы... Давно ты одна? Извини, о таком не спрашивают. Ты не отвечай.

- Давно, - просто произношу я без крика, потому что прежняя композиция заканчивается, а новая ещё не начинает играть. От разговора больнее не будет. По крайней мере, от этого разговора. - Я могу говорить об этом.

- Ладно. А можешь сходить куда-нибудь со мной? Как на свидание?

Свидание. Физически я, безусловно, могу. Я могу выйти из комнаты, покинуть общежитие и дойти или доехать до какого-либо места, у меня есть ноги, но внутренне я... Зачем мне это столь рано? Хотя минуту назад я сама и сказала, что всё в порядке, как будто я вообще не думаю о былом и всё оставила позади. Если сейчас всё-таки рано, когда будет нормально? Ещё через полгода?

- Сегодня нет. Но в целом, наверное, да.

- Я и не про сегодня, Белла. Ты могла бы дать мне свой номер. На днях мы уезжаем на выездную игру, но потом я буду в городе несколько недель. Я бы хотел тебя куда-нибудь пригласить. Куда захочешь.

Куда я захочу. Я даже не знаю, как это. В Форксе есть только один ресторан, куда ходят все, когда есть повод, или просто нет сил или желания готовить дома. Теперь я могу выбирать. Наверное, мне нужна карта. Чтобы посмотреть, куда я хочу и что хочу есть, и чтобы было не слишком дорого. Может, я вообще хочу заказать доставку. Я ещё не делала этого, несмотря на все месяцы, что уже провела в Сиэтле. Мы могли бы просто поесть в моей комнате. Это было бы лучше для меня. Пойти куда-то, где будут другие люди, словно означает признать, что единственный подобный вечер с Эдвардом не повторится, и рядом со мной вместо него будет другой человек, и всё будет отличаться. Разговоры, слова, обстановка, ощущения, настроение. Но в моей жизни всё уже по-другому, нежели было с ним. Не всё ли равно.

- Я подумаю, куда хочу. Я ещё фактически не знаю город. Мне надо подумать.

- Да, конечно. Ты можешь думать, сколько будет нужно.

- Хэй, мужик, - к Джереми подходит его, вероятно, партнёр по команде и обнимает левой рукой за плечи довольно крепко, - мы тебя потеряли. Ты чего тут? Мы же отмечаем. О, я тебя не знаю, - парень с кучерявыми волосами, скорее всего, коричневого цвета, но я не уверена из-за слабой освещённости, видит меня и протягивает руку, но она только что была в ведёрке с попкорном, который он придерживал локтем, прежде чем поставить на стол с напитками. Я не хочу её пожимать. Я почти уверена, что она липкая. И мне не хочется быть тоже липкой из-за какого-то незнакомца. Хоть в моей сумке и есть влажные салфетки. - Привет. Я Рори, а ты?

- Белла, - я так и не стремлюсь пожимать руку, и Рори опускает её, а Джереми целенаправленно, чуть склонив голову, смотрит на него.

- Рори, будь добр, уйди, а? Мы разговариваем. Я потом подойду.

- Ты чего это, Джер?

- Рори.

- О, ну ясно. Ладно, я сваливаю.

Рори уходит в самую гущу толпы, очередная песня сотрясает воздух басами, и я думаю, когда начнут разгонять вечеринку, если она сама не закончится в ближайшие часа полтора. Я допиваю колу. Джереми молчит, пока я пью, только оборачивается на друга, который танцует с той девушкой, а потом видит, что я допила, и подходит ближе. Просто чтобы я слышала лучше.

- Извини за Рори. Он всегда такой, когда мы побеждаем. Хотя вроде не пил ничего крепче газировки. Я с ним дружу, мы проводим много времени вместе, и мы одна команда, но я нормальный. Я не лезу к кому-то вот так. Правда. Ты ведь дашь мне свой номер?

- Да. Хорошо.

Я диктую цифры и повторяю на всякий случай. Часть меня вроде не против, если я ошиблась и перепутала, или если Джереми не расслышал из-за шума, но в большей степени я делаю всё это не ради себя, и, если что, мне может стать не по себе от мысли, что у него не выходит дозвониться.

- Спасибо. Тогда я напишу тебе, да?

- Ты можешь. Я не возражаю.

- О. Белла. Ты пришла. И ты в платье. Молодец.

- Да, я пришла, - Рэйчел прислоняется ко мне, как будто уставшая. Слышно, что у неё слегка заплетается язык. Её поддерживает Дилан, обнимая свою девушку за талию. Это мило с его стороны. Я действительно так считаю. - Ты хочешь домой?

- Наверное, да. Но ты только пришла.

- Я не особо люблю вечеринки. Пойдём, мы с Диланом проводим тебя. Где твоя верхняя одежда?

- У кого-то в комнате. Дилан, ты помнишь?

- Я сейчас вернусь. Белла, ты справишься тут?

- Я помогу Белле.

- Здорово, чувак, спасибо. Я Дилан, кстати.

- А меня зовут Джереми. Приятно познакомиться.

Они пожимают друг другу руки, и Дилан благодарно кивает Джереми, уходя за вещами. Джереми подходит к нам и слегка касается левой руки моей соседки без всякого намёка на интимность. Просто по-дружески. Смотрит Дилан исключительно на меня.

- Можно пойти с тобой? То есть с вами, но чтобы проводить тебя?

- Я думаю, что не стоит. Мне надо позаботиться о подруге. Спасибо, что предложил.

- Тогда пока.

Дилан как раз возвращается с их вещами, и мы помогаем Рэйчел одеться. Потом я застёгиваю свою куртку, которую так и не сняла, и окончательно прощаюсь с Джереми. Подозреваю, он обдумывал идею поцеловать меня в щёку, потому что смотрел на моё лицо, однако так и остался стоять на месте. Ну или я просто подумала то, что нисколько не соответствует реальности. Мы с Диланом держим Рэйчел под руки с двух сторон по пути к лифту. В нашу комнату мы входим только без пятнадцати одиннадцать. Отперев дверь, я включаю свет, а Дилан помогает Рэйчел достигнуть кровати. Рэйчел просто падает туда, стоит Дилану произнести слова о том, что можно ложиться. Радостно, что Рэйчел приземляется на подушку, а не так, чтобы ненароком задеть стену головой. Было бы наверняка неприятно. И не хватало ещё сотрясения, если вдруг. Я стягиваю с Рэйчел сапоги, а потом возвращаюсь к двери и разуваюсь сама.

- Мне представляется это неуместным, и я не хочу тебя стеснять, но, если нужно, я могу остаться ночевать тут. Чтобы тоже приглядывать за ней.

- Она что-то пила? Она как будто пьяная.

- Только шампанское, да и то совсем немного. Просто на голодный желудок. Какие-то парни пронесли в бутылке из-под лимонада.

- Здорово. Ничего не скажешь.

- А ты что, ханжа или пуританка?

- Нет, я просто дочь полицейского и наслышана, как вместе с напитком могут и что-то подмешать. Ты присматривай за ней. Ты вроде хороший парень.

- Я и присматриваю, Белла, - наклонившись, Дилан накрывает Рэйчел одеялом. Она шевелится, запрокидывая руки за голову, отчего одеяло сдвигается выше, и ступни становятся непокрытыми. На Рэйчел чёрные тонкие колготки. Дилан тянет одеяло слегка вниз, чтобы укрыть ноги снова. Да, скорее всего, он действительно присматривает. И, может, там, и правда, было только шампанское.

- Извини, если считаешь, что я накричала.

- Ничего такого ты не делала. Я пойду, пожалуй, если ты уверена, что справишься тут. Если её будет тошнить или что-то такое.

- Я справлюсь, Дилан. Доброй ночи.

- И тебе, Белла. Не забудь запереться на ночь.

Я закрываю за Диланом дверь, как он и напомнил, и готовлюсь ко сну без похода в душ. Я слишком для этого устала. Да и Рэйчел оставлять не хочется. Это ведь довольно надолго. Мало ли что. Но она в порядке. Ночью я не просыпаюсь ни от звуков рвоты, ни от голоса подруги, которым она пытается меня разбудить. Утром она сильно хочет пить, говоря о пересохшем горле, а в остальном всё вроде хорошо. Мы идём на занятия после завтрака, и по пути мне приходит сообщение с незнакомого номера. Я не знаю такой. Но, наверное, понимаю, кому он принадлежит, едва открывая текст.

Привет, Белла. Как у тебя дела? И как твоя подруга? Это Джереми. Вчера ты дала мне свой номер. На вечеринке.

Я едва не останавливаюсь посреди шага, но, опомнившись, продолжаю двигаться. Парень написал, чтобы спросить обо мне и про Рэйчел. Он едва знает нас обеих, но ему как будто не всё равно и небезразлично, как мы. Я не ожидала ничего подобного. Того, что он напишет утром.

Привет. Всё нормально, ночь прошла без проблем. Мы как раз идём учиться.

Я рад, что всё хорошо. Удачного дня.

Спасибо.

Это короткий разговор, к которому я не знаю, что ещё добавить. Наверное, можно было бы поинтересоваться, чем он занимается помимо футбола и гольфа, на кого учится, но мне не особо интересно, видимо. Или я просто не хочу узнавать кого-то ближе. Я уже узнавала, я хотела знать об Эдварде всё, и я верила, что он расскажет со временем, когда будет готов принять меня во всех смыслах, но время ушло, даже не наступив. А этот парень... Я ещё ничего не решила. Тогда зачем спрашивать у него о чём-то? Однако я просматриваю разные рестораны в один из последующих дней. Поблизости от университета, но не совсем близко. Наверное, я хочу побывать в другом районе города, посмотреть, как всё там, архитектуру и здания, и заодно поесть. Просматривая меню в разных заведениях в зависимости от кухни, я ловлю себя на мысли, что мне больше не хочется ни гамбургеры, ни картошку фри, ни прочий фастфуд. Я ела, когда здесь была Элис, но я не думала так глубоко, а теперь думаю. Эдвард ненавидит это, а я ела при нём, и он смотрел и не испытывал видимой потребности отвернуться или выйти из машины, оставить меня одну на переднем пассажирском сидении, пока я не закончу, а потом мы занялись сексом, и наверняка моё дыхание источало запах мяса и булки. Как Эдвард мог не думать об этом? Наверное, так же, как и я не понимать его принципиальности в вопросе фастфуда. Я просто не понимала и не спрашивала. Наверняка и он просто не думал. Он вроде меня любил, и, может, находясь рядом со мной, он отвлекался, и его не заботило, как пахнет у меня изо рта. Будь я на его месте, я бы тоже отвлекалась и забывала, что ненавижу фастфуд, а мой парень только что им перекусил. Может быть, сейчас он отвлекается с другой. Вот именно сейчас. Это возможно. Более того, это очень вероятно. Я вроде ничем не хуже. У меня тоже есть такое право. Снова быть с кем-то после Эдварда. И я думаю, что хочу что-то итальянское. Пасту или, быть может, лазанью. Лазанья вроде итальянское блюдо, да?

- Привет, - Рэйчел открывает дверь в нашу комнату и тут же принимается распускать хвост, оставляя резинку на запястье. Уже девять вечера, то есть я думаю так до взгляда на часы в нижнем углу экрана, а оказывается, что сейчас без тринадцати десять. Я тру глаза и поворачиваюсь лицом к соседке. Без всякого стеснения она стягивает с себя джинсы и блузку, оставаясь в одном нижнем белье.

- Привет. Ты вроде не заперла дверь, а уже раздеваешься.

- Да, но это ерунда. Я же не голая, - Рэйчел надевает халат и находит в своём шкафу полотенца, а также берёт оттуда же косметичку, - я в душ. О, чуть не забыла, наши в Хьюстоне выиграли 3:0 или 4:0, у меня уже вылетело из головы, но твой Джереми точно забил первый гол где-то на пятидесятой минуте.

- Он не мой.

- И мы с Диланом были в этом ресторане, - Рэйчел явно имеет в виду ту страничку, на которой открыт мой браузер, - там вкусно и недорого. Точнее, цены умеренные. Он итальянский.

- Тут написано, и я умею читать.

- Но тебе не нравится?

- А что должно мне нравится?

- Ну я не знаю. Итальянская кухня и перспектива пойти куда-то на свидание. У тебя не выйдет совсем проигнорировать завтрашний день.

Я вздыхаю, потому что согласна. Уже трудно игнорировать сердечки и ленты, уже развешанные по всему кампусу везде, где только можно. День святого Валентина меня никогда не заботил. Он бы и сейчас не играл для меня никакой роли, если бы в недавнем прошлом я не являлась чьей-то девушкой. Я была бы рада выходному дню, но из-за Дня всех влюблённых он не предусмотрен. Придётся выйти из комнаты, покинуть общежитие и наверняка вновь и вновь проходить мимо целующихся или просто обнимающихся парочек. Я просто буду ждать, когда смогу вернуться к себе.

- Я в курсе. Таких, как вы с Диланом, станет ещё больше, и от вас будет не скрыться.

- А твой Джереми не звонил?

- Нет, и разве он не в Хьюстоне? Ты называла город пару минут назад.

- Ночью или к утру они точно вернутся. Ну всё, я в душ. Увидимся, если ещё не будешь спать.

- Не буду.

Я ещё немного смотрю фотографии блюд и ресторана, прежде чем всё выключить. Лучше почитаю главу или две перед сном. Я ложусь в кровать в тёплой пижаме, укрываясь подаренным пледом. Как бы то ни было, несмотря на всё это с Карлайлом, плед мне нравится. Он уютный и быстро согревает, если замёрзнуть. Я рада, что взяла его с собой, а не оставила дома из-за злости или обиды. Рэйчел возвращается в комнату и запирает дверь на замок, шлёпая в своих тапочках к кровати, на ходу вешая мокрую мочалку на один из прилепленных к стене крючков. Неплохой способ что-то сушить. Я тоже переняла его в самом начале совместного соседства, узнав у Рэйчел, где она их приобрела. Она ответила, что привезла с собой из родного Мичигана, но быстро нашла по интернету ближайший хозяйственный магазин, и мы отправились туда вдвоём.

- Ну?

- Что ну?

- Он ещё не написал?

- А должен был?

- Ну ты можешь пойти с нами. Со мной и с Диланом. Будет дружеское свидание в кинотеатре. Сядешь между нами, чтобы мы точно держали руки при себе, и мы...

Не уверена, что именно она собиралась сказать или предложить, потому что Рэйчел умолкает из-за звука пришедшего мне сообщения. Я знаю, что она вряд ли возобновит сушить свои потемневшие из-за воды волосы при помощи полотенца до тех пор, пока я не открою и не прочту. Я открываю.

Привет, Белла. Я хотел позвонить, но не был уверен, что не разбужу. Надеюсь, этого не случилось и сейчас. Может быть, сходим куда-нибудь вместе завтра? Если ты уже нашла такое место, где тебе хотелось бы побывать. Я ещё не совсем в городе, мы с командой уезжали, но уже едем обратно. Буду ждать твоего ответа. Джереми.

Я читаю ещё раз, хоть и поняла всё с первого раза, и кажется, мне приятно, что он написал. Но мне точно не противно от сообщения или него самого. Я бы почувствовала, если бы было противно, и совсем не возникало желания отвечать и общаться. И я вроде могу представить себя с ним где-нибудь за ужином. Может быть, не завтра, но в целом это не что-то ужасное. Почему бы и нет? Я свободна. Я ничего никому не должна. Я Эдварду ничего не должна. Нет ни единой причины отказываться наотрез.



Источник: http://robsten.ru/forum/67-3290-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: vsthem (22.05.2022) | Автор: vsthem
Просмотров: 242 | Комментарии: 6 | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 6
0
3   [Материал]
  Спасибо,  good

0
6   [Материал]
  Спасибо и вам)

0
2   [Материал]
  Огромное спасибо .

0
5   [Материал]
  Пожалуйста!

0
1   [Материал]
  Джереми вроде хороший парень.

0
4   [Материал]
  Похоже на то)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]