Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Ледяной витраж любви. Глава 2
Часть 1.

Месяц на тренировочной базе пролетел незаметно. Белла не помнила себя от усталости. Бассейн, тренажерный зал, пробежки, хореография – весь день буквально был расписан по минутам. В редкие минуты передышки, девушка все так же гуляла с парнями из хоккейной команды по пляжу. Ей было легко и хорошо с ними.
А вот отношения с Эдвардом заметно ухудшились. Нет, он по-прежнему был ласков и заботлив, но та неповторимая легкость ушла из их общения. Белла рядом с ним все чаще и чаще чувствовала неловкость и дискомфорт, да и он старался все время держать дистанцию. В последнее время даже начал избегать ее.
Вечером после тренировки Белла сидела на кровати у себя в комнате, обхватив колени руками. На ее плечах лежала та самая спортивка Каллена. Чья она догадаться было совсем не трудно – на спине красовалась цифра «67» - счастливый игровой номер. Весь мир знал, чей это символ.
Дверь открылась и Элис тихо прошмыгнула в комнату. Она была явно чем-то расстроена. Подруга подошла к Белле и присела рядом.
Они еще немного помолчали и Элис нерешительно произнесла:
- Белла… я , в общем хочу тебе кое-что рассказать…
- Я слушаю, дорогая. Что-то случилось?
- И да, и нет… Сегодня мы с Джаспером в зале отрабатывали новую поддержку. Все шло как обычно, но… На какой-то момент он задержал меня на руках дольше положенного, а я засмотрелась на его глаза, и поняла, что…
- Что ты в них тонешь и хочешь смотреть в них все время, - тихо произнесла Белла.
- Да, именно! И еще, я почувствовала какое-то странное напряжение между нами… И теперь, Джас меня избегает. Хотя раньше мы были неразлучны,- и Элис начала тихо плакать. - Я кажется люблю его.
- О, Элис, как я тебя понимаю, - Белла прижалась к подруге и из ее глас потекли слезы. - Вы будете вместе с Джаспером, только дай ему время. А я… а я никогда не смогу быть с Эдвардом… для него я всего лишь ребенок и навек им останусь…
Белла не могла сдерживать горьких рыданий. Так они и проплакали обнявшись, пока не явилась Джессика и ехидно заявила, что видела, как Джас и парни из сборной собрались на вылазку в винный магазин.
Эдвард совсем себя загнал – утренние пробежки, тренажеры, отработка ударов – все, что угодно, любая физическая нагрузка, лишь бы выбросить шальные мысли из головы. Парни же из команды устраивали очередные авантюры. Чего только стоит последняя выходка вместе с фигуристами по отправке гонца за выпивкой. Если бы их поймало руководство, то из сборной они бы вылетели за милую душу.
После месяца пребывания на базе Каллен, Блек и Харрис ушли в отрыв – выпивка, красотки, ночной клуб. В итоге – головная боль и быстрое спроваживание своих случайных подруг, пока им не дошло, что их имен не помнят.
Эдвард последний уходил со льда. Парни уже давно покинули игровое поле. Только Каллен носился с сумасшедшей скоростью по ледовой глади и гонял многострадальную шайбу от одного конца арены к другой. Он всегда успокаивался, когда стоял на коньках.
Лед дарил ему уверенность в себе и в завтрашнем дне. Однако, в последнее время все шло под откос. Последний чемпионат в карьере. Пора смириться с этим.
Белла пришла на тренировку раньше обычного, в надежде застать Каллена врасплох в раздевалке и поговорить с ним начистоту. Но Эдварда там не было. Девушка направилась в крыло, отведенное для фигуристов и столкнулась с Майком Ньютоном. Майк был одиночником, но особых успехов не делал – боялся прыгать, и никак не мог побороть свой страх. Потому Смирнов решил поставить его в пару, и Ньютон отчаянно хотел найти себе партнершу.
- Эй, Белла привет, - улыбаясь, протянул парень. - А ты бы не хотела попробовать сделать со мной пару поддержек?
- Майк, я одиночница и не доверяю другим.
- Ну пожалуйста, Беллз, - жалобно заскулил Майк. И Белла ничего не могла поделать. Он был такой милый, что всегда вызывал у девушек материнские инстинкты. Это и настораживало. Так над ним шутил Джейкоб.
Ньютон взял Беллу на руки и попытался поднять над собой, но девушка не смогла удержать равновесие, судорожно вцепилась в парня, и поняла, что они падают.
Земля была уже близко, как чьи-то сильные руки выхватили ее и Белла взмыла вверх. Потом ее аккуратно поставили на землю. И тут она услышала гневный окрик Эдварда:
- Белла, ты что, с ума сошла? Через три дня соревнования, а ты решила покалечиться ради забавы? Неужели ты не понимаешь, что за такие вещи по голове тебя не погладят.
Эдвард Каллен был одет в хоккейную экипировку и возвышался над девушкой на добрые две головы. Майк судорожно вздохнул.
- Потеряйся, Ньютон, пока я не рассказал Смирнову о твоей безответственности.
Два раза повторять не пришлось, и Майка, как ветром сдуло. Белла пыталась найти слова оправдания, но Эдвард уже направился в хоккейную раздевалку. Выждав пару минут, Белла решила пойти к нему и сказать…
Что сказать? Она сама не знала, но чувствовала, что между ними должен состояться серьезный разговор.
Зайдя в раздевалку девушка Каллена не обнаружила. Зато возле его шкафчика лежала одежда, а из душа слышался шум текущей воды. Белла постояла в нерешительности, и уже готова была пойти обратно, но женское любопытство взяло верх над доводами рассудка.
Старясь как можно тише идти, девушка застыла у открытой двери душевой. Ее глазам предстала следующая картина – Эдвард стоял в крайней кабинке, повернувшись спиной к выходу, по его телу струилась вода. Белла еще не думала об Эдварде с физической стороны их отношений. И вот теперь она видела его в первозданном виде.
Как же он был хорош. Сложен, словно Аполлон работы резца Леонардо: красивый, гибкий, мускулистый, ни капли жира на хорошо тренированном теле… У Беллы пересохло во рту и кровь прилила к щекам. Она так же тихо вернулась к шкафчику в раздевалке, прислонилась к нему спиной и не чувствую под ногами опоры, сползла на пол…
Она сидела не подвижно, просто глядя в пустоту, пытаясь унять неистово бьющееся сердце… Около Беллы лежали вещи Эдварда, и она не раздумывая взяла его майку и прижала к себе, вдыхая его запах. Девушка совсем запуталась и не знала что ей делать, как сказать ему, что любит…
Эдвард стоял под холодным душем и пытался выгнать тех демонов, что поселились у него внутри… но ни холодная вода, ни ругательства на русском не помогали… Когда он увидел, что этот слизняк Ньютон лапает Беллу, то готов был немедленно оторвать ему голову. Этот тип вообще на гея смахивает и что только в нем девчонки находят, недоумевал он… А Белла, она ведь такая наивная, искренняя, любой может воспользоваться ее доверчивостью… Каллену хотелось рычать… Он не понимал, что с ним происходит… Вернее, не хотел признавать…
Выйдя из душа, в одном лишь полотенце на бедрах, в хмуром расположении духа, Эдвард медленно побрел в раздевалку. И наткнулся там на Беллу, которая сидела возле его шкафчика. Она посмотрела на него своими теплыми глазами и от этого взгляда Эдвард был готов провалиться под землю.
- Э… Белла, что ты здесь делаешь?
- Тебя жду, - просто сказала она, медленно поднимаясь с пола. - А я не знала, что у тебя на плече татуировка… «67»… твой номер
Белла медленно подошла к нему и провела по плечу рукой. Эдвард сцепил зубы и призвал все свое олимпийское терпение и выдержку. Но силы воли явно было не достаточно, и он очень испугался, что Белла заметит его замешательство. Каллен молился всем своим спортивным богам, что бы полотенце не упало…
- Белла, неужели ты не понимаешь, что я не в том виде для разговоров? И вообще, ты не должна быть наедине с голым мужиком. Догадываешься об этом? Ммм…
Белла отступила от него, покраснела и облизала губы. От этого простого жеста кровь отхлынула от мозга Эдварда и тихо, ровно и расчетливо потекла... да-да, в область паха…
Каллен шумно выдохнул и процедил:
- Белла, а ну как брысь отсюда.
Белла ничего не сказала, развернулась и побежала прочь. Эдвард прислонился спиной к своему шкафчику и закрыл глаза. Сердце тяжело билось в груди… С этой проблемой надо решительно что-то делать. И чем быстрее – тем лучше.
Следующим вечером была игра «Бостона» с «Буффало» из Аризоны. Игра была напряженной, кто-то из парней не выдержал, что обижают защитника, завязалась потасовка, вскоре переросшая в большую драку. Игроков оштрафовали и назначили переигровку.
Все звено Каллена получило боевые ранения и этим сильно гордились. Еще бы! Ветераны, а огня в крови хватило на такую драку. Правда тренер не разделял бурного восторга парней и отстранил их на три игры, но на тренировки они ходить были обязаны. Даже Эммет с поломанной рукой, так сказать, для устрашения молодежи и смирения их боевого пыла.
Неразлучная троица уселась в гостевой зоне на диване и намеривалась пропустить тренировку, на зло Диккенсу. Тут Эммет заметил Беллу и театрально произнес:
- О, прекрасная принцесса, исцели трех немощных воинов своим поцелуем! – для пущего эффекта он закатил глаза.
Белла хихикнула и плюхнулась рядом на диван. Осмотрев всех троих, она пришла к неутешительному выводу, что им пришлось вчера не сладко. У Эммета была сломана рука и он еще очень долго не выйдет на лед. Джейкоб обошелся сломанным носом и ходил с пластырем. Эдвард же пострадал больше всех – на его небритой правой скуле красовался темно-фиолетовый синяк, а на губах была хорошая ссадина. Ему было больно разговаривать, поэтому он сидел молча и бросал на друзей косые взгляды.
- Прекрасная дева, твои рыцари ждут поцелуя, - напомнил Джейкоб. Белла поднялась и подошла к нему.
Привстав на цыпочки, она дотянулась к его переносице и звонко чмокнула. Джейк просиял радужной улыбкой. Подойдя к Эммету, она послала ему воздушный поцелуй, а этот клоун изобразил здоровой рукой, что он ранен прямо в сердце.
- А теперь очередь хмурого рыцаря, - пробасил Эмм.
Белла тихо подошла к Эдварду и присела рядом. Провела ладонью по его лицу.
- Белла, что ты делаешь, - пытался протестовать Каллен. Но Белла продолжала гладить рукой его лицо, небритые щеки, ссадины. Её нежные пальчики пахли ладаном и еще каким-то неуловимым запахом, присущим только Белле. Эдвард закрыл глаза.
- Ты не бритый, такой смешной, - произнесла Белла и ее теплое дыхание обожгло кожу Эдварда, словно огнем.
- Это такая традиция, Белла. Перед матчем два дня не бриться. А теперь из-за этих ссадин мне придется ходить уже с бородой.
- Я знаю, Эдвард. А у меня примета одевать сначала левый ботинок, но шнуровать правый, - сказала девушка, продолжая гладить своей ладошкой небритую физиономию Каллена, который сидел прямо и не шелохнулся.
- Э, а поцелуи будут? – Эммет был сегодня явно в ударе, а Джейк усмехался. И тут Белла аккуратно наклонилась к Эдварду и одними губами коснулась ранки около его рта.
Затем быстро отстранилась и легко произнесла:
- Прекрасную принцессу взял в плен злой волшебник до 6 вечера. Раньше не отпустит. Пока. Я на тренировку. Вы же придете завтра посмотреть, как я стану чемпионкой страны?
В ее словах было столько искренности и непосредственности, что парни рассмеялись и торжественно поклялись, что будут ждать с нетерпением выступления новой чемпионки США.
Воодушевленная Белла убежала, а Эдвард запрокинул голову вверх и сосредоточенно изучал потолок. Эммет что-то еще жизнерадостно рассказывал, но Джейк внимательно смотрел на Каллена. Он наконец-то все понял, что происходит между его двумя самыми близкими друзьями.
Часть 2.

Вечером перед соревнованиями Эдвард и Джейкоб договорились встретиться около магазина, что бы купить Белле подарок. Парни не сомневались, что их маленькая подружка займет первое место. Она столько сил вложила в спорт. И это должно с лихвой окупиться.
Эдвард стоял около прилавка с игрушками и придирчиво смотрел на белого плюшевого медведя. Игрушка была довольно объемной, но в то же время такой мягкой, милой. Каллен улыбнулся и уже решил, что подарит Белле в честь ее победы на чемпионате страны.
- Эд, что это вдруг ты про сына вспомнил? – хохотнул Джейк.
- Очень смешно, - криво улыбнулся Эдвард. - Это для Беллы, Блек.
Джейк внимательно посмотрел на своего друга, похлопал по плечу и отвел в сторонку.
- Знаешь Эдвард, только тебе одному не доходит, что Белла Свон уже не маленькая девочка, которая нуждается в твоей опеке. Эд, очнись! Через два месяца ей уже семнадцать лет исполнится. И именно этот факт обеспечил ей право на участие в чемпионате страны. Она уже молодая и красивая девушка. Старик, я не понимаю, ты что ослеп?
Эдвард из-под лба хмуро смотрел на Джейка и молчал. Сказать ему было ровным счетом не чего. Он и так прекрасно видел истинное положение вещей. Только вот завидным упорством гнал от себя такие непрошенные мысли.
Джейк тем временем продолжил:
- Эдвард, если ты ей подаришь эту гребанную игрушку, Белле, что, опять двенадцать лет будет?! Пойми ты, девчонка выросла. И я, и Эммет это признали. Один ты только цепляешься за прошлое и не признаешь очевидных вещей. Как ревнивый папаша, ей Богу.
- Все сказал? – сквозь зубы процедил Каллен. - Она ждет от меня этот подарок, и я ей его сделаю. Ясно тебе, психолог недоделанный? Уйдешь из спорта, устройся к Диккенсу, будешь парням мозги промывать.
Джейк только вздохнул, злясь на этого болвана. Что касается упорства, то им Каллен был славен не только в хоккее. Если что-то попало в его упертую башку, то как ты ни старайся, все равно это не выбить, пока Эдвард сам не признает, что не прав. Такие случаи бывали крайне редко.
- Пойдем уже, Эммет занял нам места, - проворчал Эдвард, прижимая к себе это плюшевое безобразие.
Белла ждала в раздевалке своего выхода. Сегодня по жребию ей предстояло кататься последней. Она блестяще откатала предыдущие две программы и была лидером на данный момент.
Джессика Стэнли отставала от нее на целый балл, поэтому можно было не беспокоиться. Даже если она приземлится на согнутые колени, судьи могут снят только одну десятую балла. Но на душе у девушки было не спокойно.
Объявили скорый выход Джессики. Та ухмыльнулась и тихо произнесла, что бы ее услышала только Белла:
- Ну что, Свон, поздравь чемпионку страны.
- Посмотрим, Стэнли, соревнования покажут, - так же тихо ответила сопернице Белла.
Она прекрасно понимала, что та играет не честно, но доказать ничего не могла.
Пытаясь успокоится, Белла посмотрела на себя в зеркало. Специально для этих соревнований ей пошили короткое черное платье, расшитое блестками и пайетками, с накладными рукавами-перчатками без пальцев. Так же девушке сделали необычайно яркий макияж – глаза подведены черной подводкой, темно-бордовая помада, румяна.
Белла не выглядела вульгарно, совсем наоборот. Она казалась изысканной богемной дамой. Такова была задумка ее танца. Хореограф и тренер решили, что финальное катание должно сопровождаться русской музыкой. Выбирали долго и наконец нашли. Белла сразу же влюбилась в эту песню, полную печали, безысходности и какой-то светлой грусти. Она буквально парила над льдом.
- Эй, чемпионка, здорово выглядишь, - Эммет застыл в дверях. - Нет, Белла, правда, ты прям… слов нет…
Впервые в жизни этот парень растерялся. Ничего от прежней тихой и открытой Беллы не осталось. На него смотрела взрослая женщина, знающая что хочет в жизни и идущая к своей цели напролом.
- У нас самые почетные места, прям у бортика. Как будешь проезжать мимо, улыбнись. Эдвард и Джейк уже на месте и ждут тебя.
Белла искренне улыбнулась парню и хотела сказать, что она очень рада и благодарна за поддержку, как в раздевалку ворвался взбешенный Смирнов.
- Харрис, какого черта ты отвлекаешь Свон, я тебя спрашиваю? А ну как вон отсюда, мне надо решить с моей ученицей пару вопросов перед выступлением.
- О.к, Алекс, - Эммет махнул здоровой рукой и покинул раздевалку.
Белла с тревогой посмотрела на тренера. Таким взвинченным она его еще не видела. И его состояние тот час же передалось ей.
- Белла, у нас проблемы. Отец Стэнли подкупил судей, только один не сдался. Остальные уже готовы ставить ей 6.0… Поэтому у нас остается только один шанс – ты должна прыгнуть прыжок в три оборота. Тогда им не куда будет деваться. Прыгаешь один тройной и два полуторных, как у нас было заявлено раньше.
Белла прибывала в ступоре. Тройной прыжок у нее никогда не получался. Она все время падала или не могла приземлится на идеально ровные ноги. Колени все время подгибались и не слушались девушку.
- Но мистер Смирнов, я никогда не делала такой сложный элемент, я даже…, - Белла была готова расплакаться.
- Так, ты же чемпионка, помнишь? – Алекс смотрел на нее и улыбался. - Вспомни те видеозаписи, что я показывал тебе. Елена Водорезова, помнишь? Она одна в 16 лет выполняла прыжки такой сложности. Но если смогла она, то сможешь и ты, Белла. Я верю в тебя. Ты справишься. А теперь соберись и в путь.
С дико бьющимся сердцем Белла проследовала за своим тренером к ледовой арене. Все места были заполнены зрителями, то тут, то там сияли блики фотовспышек, лучи прожекторов скользили по льду, раскрашивая его во все цвета радуги. Девушка судорожно сглотнула, почувствовав, как в животе образуется тяжелый ком.
«Белла Свон, Бостон, тренер Алекс Смирнов» - объявил женский голос.
Тренер коснулся ее плеча, желая удачи. Не чувствуя ног, Белла выехала на центр зала и замерла в свете прожектора, подняв руку вверх. 
Зазвучала музыка и Белла Свон начала неспешно рассказывать движениями тела эту трагическую историю. Сначала плавно, затем набирая скорость, она скользила по льду – черная тень на белом, она рисовала узоры руками, катилась под стать музыке.
Когда музыка достигла своей вершины, апогея, Белла замедлила скорость и на миг замерла, ища в толпе зеленые глаза. Увидев Эдварда, она пристально посмотрела на него и начала набирать скорость.
Эдвард застыл на месте, прирос к сиденью. Он не ожидал увидеть Беллу в таком виде. Она была похожа на тропический цветок – яркая, необычная… желанная… Темное платье, взрослый сексуальный макияж… Вот она набрала скорость, короткая юбка задралась и зрителям явились короткие спортивные трусики, расшитые блестками – такова деталь костюма. Взгляд Эдварда же уловил упругий девичий зад.
И тут Каллен впервые осознал, насколько была глупа мысль подарить этой красивой девушке пылесборник в виде белого медведя. И еще Каллена потрясла музыка, под которую Белла выступала. Это была любимая песня его матери в новой обработке.
Но что она творит? Эдвард заметил тот мимолетный взгляд, которым девушка одарила его, проезжая мимо. В нем были и решимость, и отчаяние… Неужели Смирнов допустил, что бы в она выполняла тройной прыжок. Нет, этого не может быть… Опасно, рискованно… А что если… Эдвард вскочил с места и подбежал к бортику…
Да, действительно, Белла собралась сделать это… Вот она разогналась до немыслимой скорости, чуть замедлила бег и поднялась в прыжке над льдом в добрых полтора метрах. Зрители ахнули и затаили дыхание. Эдварду эти несколько секунд показались вечностью… Белла обернулась три раза вокруг своей оси и приземлилась прям напротив его на ровные ноги, затем продолжила бег и сделала два полуторных прыжка.
Музыка подошла к концу. Еще пара легких движений и Белла опустилась на лед, будто бы упала в изнеможении… И тишина, которая длилась пару секунд… И затем зрительный зал взорвался оглушительными аплодисментами, которые продлились несколько минут… На лед летели мягкие игрушки и цветы… Но Белла словно очнувшись ото сна, поднялась подъехала к месту, где стоял Эдвард…
Не отдавая себе отчета, в том что он делает, Эдвард выпрыгнул на лед и сжал Беллу в своих объятиях, а затем чмокнул в макушку.
- Малышка, ты с ума сошла, я чуть не умер от страха за тебя,- прижимая Беллу к себе, прошептал Эдвард.
- Я должна была стать чемпионкой. Эдвард я увидела тебя и поняла, что смогу сделать это.
Все судьи поставили единогласно 6.0 и Изабелла Мари Свон поднялась на пьедестал. Новая чемпионка Америки, которой в скором времени должно исполниться только семнадцать лет Случай беспрецедентный и небывалый.
Позже, на пресс-конференции, Белла стояла рядом со своим тренером, все еще не веря в происходящее. Она прижимала к себе медведя и была готова плакать от счастья. Журналисты заметили хоккеистов, которые направлялись поздравить девушку с победой и переключили все внимание на парней. Первым попался Эдвард.
- Мистер Каллен, а вы что здесь делаете?
- Пришел поцеловать новую чемпионку, - произнес Эдвард и подхватив Беллу на руки, легко коснулся ее губ.
Белла была словно пьяная, не верила во все происходящее. Особенно в то, что Эдвард при всех ее поцеловал.
Когда шумиха улеглась, и Белла собиралась ехать в общежитие вместе с остальными фигуристами на автобусе, ее остановил Эдвард и насильно затолкал в свою машину. Ехали они молча, каждый думал о своем и ожидая, что другой начнет разговор первым.
Остановившись у корпуса, в котором жила Белла, Эдвард дотронулся к ее руке и тихо произнес:
- Белла, ты самая лучшая. Теперь ты всем доказала это.
- Это тебе спасибо, Эдвард. За то, что все это время был со мною рядом, - и с этими словами Белла легко поцеловала Эдварда в губы. От ее невинного и совершенно неумелого поцелуя Каллена будто бы прошибло током. И он уже хотел показать этой девчонке, как надо по настоящему целоваться, но Белла легко освободилась из его рук и сунула ему в карман куртки белый лист, сложенный в двое.
Эдвард хотел было открыть, но Белла остановила его жестом руки и попросила посмотреть дома. Затем подхватив медведя и беззаботно засмеявшись, побежала в сторону своего корпуса.
Придя домой, Эдвард зашел в спальню и не раздеваясь улегся на кровать. Из ванной слышался шум воды, значит Розали была в душе. Включив прикроватную лампу, Каллен развернул смятый листик.
Он глазам своим не поверил. На нем, неровными русскими буквами были выведены строки из бессмертной поэмы А.С. Пушкина «Евгений Онегин».
«Я к вам пишу, чего же боле,
Что я еще смогу сказать…»
И так далее. Эдвард знал этот отрывок наизусть. Эсми была непреклонна в своем стремлении привить сыну любовь к русской культуре.
О, нет! Белла… Ты ведь действительно выросла. И только сейчас Эдвард понял, почему в последнее время она так странно себя с ним ведет. Эти взгляды, сцена в раздевалке, наполненная смятением и еще неизведанным сексуальным любопытством. И сам Каллен, кажется сходит с ума и хочет несовершеннолетнюю девчонку. Так и до суда не далеко. Но какая же она была милая, невинная, манящая, желанная.
Эдвард в сердцах ударил кулаком по кровати… Надо держаться от нее подальше. И это будет легко сделать. У него подготовка к чемпионату мира, а потом Олимпиаде, а у Беллы выход на отборочные соревнования в олимпийский резерв. Здоровый спорт и никаких нездоровых мыслей.
Тут из ванной вышла Розали. На ней был одет легкий и прозрачный пеньюар, волосы влажные после душа… Подумать только, а он и забыл, насколько его жена была привлекательной женщиной.
- Рози, иди сюда, - позвал ее Эдвард. Она подошла и присела рядом.
Каллен же буквально набросился на нее. Повалив Розали на спину, он начал целовать ее жадно и неистово. Она отстранилась и с прищуром посмотрела на мужа:
- Что это с тобой, Каллен? Вспомнил, что у тебя есть жена?
- Заткнись, Роуз и дай мне это, - глухо прорычал Эдвард, разрывая ее тонкую сорочку.
Розали поддалась ему навстречу. А Эдвард в этот момент хотел забыться, хотел потерять себя и не помнить с кем он и где. Но в каждом хриплом стоне Розали он слышал тихий вздох Беллы, и представлял как целует не тонкие губы, а нежные и полные, словно бутон розы.
Возбуждение в итоге взяло свое и Каллен смог забыться, просто растворился в телесных ощущениях. Он был груб с женой, но ему было все равно. Ведь существует непреложная истина – мужчины забываются в сексе, а женщины в выпивке.
 
Часть 3.
Прошло уже два месяца с момента победы в чемпионате. К Белле приезжали родители, которые по праву гордились дочерью. На девушку обрушилась слава, с которой она не знала, что делать.
Спортивные газеты, журналы писали о ней статьи. Телеканалы снимали интервью. Смирнов поощрял все это. Плюс ко всему Белла стала тренироваться в два раза больше, для того, что бы победить в отборочных состязаниях для зачисления в олимпийский резерв страны.
С Эдвардом за все это время она перекинулась всего лишь парой фраз. Каллен теперь все время избегал ее, отговариваясь срочными делами. Значит, действительно, она для него маленькая дурочка, нафантазировавшая себе невесть что. Сколько таких, как она по всей стране? Сотни и тысячи, и Белла Свон – одна из них.
За то Джейк и Эммет не оставляли ее ни на минуту, все старались развлечь. И девушка была им за это благодарна. У нее были настоящие старшие братья, готовые ради нее свернуть и горы. Но эти парни совсем не заменяли ей Эдварда, его тепла и нежности. И завтра у нее будет день рождения. И Белла терялась в догадках, поздравит ли ее Каллен или нет.
В этот день Белла была сама не своя. У нее болела голова и ныла каждая мышца в теле. С момента своего победного выступления, девушка еще ни разу не прыгнула тройной прыжок.
Смирнов был в бешенстве. Как только он с ней ни разговаривал, какие методы ни применял, но Белла так и не могла исполнить элемент.
На катке были еще спортсмены – Элис и Джаспер, Джессика, которая теперь каталась с Майком и в два раза больше стала ненавидеть Беллу. Белла стояла у бортика и хватала ртом воздух. Она только что упала и пыталась прийти в себя.
- Белла, ну соберись же ты! Разогналась и вперед, вспомни как ты это сделала! – что есть мОчи, кричал Смирнов.
Белла выехала на середину катка и пошла на разгон, немного затормозила и приготовилась к прыжку…
Как вдруг Майк Ньютон споткнулся и покатился по льду прямо на Беллу, заходящую на прыжок. От этого столкновения их отбросило в разные стороны. Майк ударился о бортик, Белла же упала прямо на лед. Смирнов по началу не придал серьезности происходящему, но вот Майк стоит на ногах и держится за поясницу. Белла же все еще продолжала лежать на льду.
- Эй, Белла, вставай, - крикнул Алекс, все еще не веря в произошедшее. Но девушка не подавала признаков жизни.
Вокруг нее начали собираться ребята, и тренер поспешил на лед к своей ученице. Белла лежала с неестественно вывернутыми ногами и была явно без сознания.
- Все назад, - крикнул Смирнов. Фигуристы не хотя расступились. Алекс опустился перед совей подопечной на колени и пощупал пульс. Он был, но бился едва уловимой тоненькой нитью.
Смирнов схватился за голову и прошептал:
- Срочно, скорую!
Эдвард ехал на тренировку с тяжелым сердцем. Все эти игры в прятки здорово утомили его. Надо найти Беллу и поговорить с ней на чистоту. Он ее любит… хм… но как друг или старший брат… Он женатый человек и между ними не может быть ничего общего… Но эти отговорки слабо помогали. Завтра у Беллы день рождения и он хотел от всей души приготовить подарок и поздравить девушку.
Остановившись на парковке, Каллен заметил скорую помощь, которая стояла у входа на ледовую арену. Сердце болезненно сжалось. Каким-то шестым чувством он понял, кого сейчас выкатят на носилках.
Подбежав ближе, он увидел, как два врача из реанимационной бригады катят на каталке безжизненную Беллу, а рядом семенит Смирнов и пытается раздавать команды. Рядом же стоял и владелец клуба, и Диккенс, главный тренер по хоккею.
Эдвард кинулся к Белле. Врачи попробовали его отстранить, но он силой одного из них.
- Белла, милая, держись, пожалуйста, - Каллену хотелось выть в голос. Ну почему она? Ведь все было так хорошо, Белла могла бы стать великой чемпионкой, а теперь ее жизнь весит на волоске из-за этой паскуды.
Каллен подошел к Смирнову и схватил его за ворот куртки.
- Скажи мне, Саша, я тебя предупреждал, - взвешивая каждое слово холодно бросил Эдвард по-русски. - Если с Беллой что-то случится, то ты ответишь?
И не дав возможности Алексу оправдаться, отвесил ему самый настоящий хук правой. Смирнов полетел на землю. А Каллен не слушая гневных окриков руководства и тренера, направился к машине.
- Каллен, ты за это ответишь по закону. Ты больше не будешь играть не только в этом клубе и сборной, но вообще нигде, - вещал Диккенс.
Обернувшись, Эдвард бросил:
- Плевать. Зато ваш клуб ответит за жесткое обращение с несовершеннолетними. Это я вам устрою.
Сев в машину, Эдвард не думая, что творит, резко ударил по газам и сорвался с места, оставив протекторами черный след на асфальте.
Он пытался догнать скорую, что даже не смотрел по сторонам. Его душила злость. Он злился на Смирнова, и на себя, в первую очередь, за то, что не смог уберечь свою любимую от беды.
Что теперь скрывать от самого себя? Эдвард Каллен влюбился в первый раз в жизни. Слава, деньги, женщины – все это обрушилось на него, как лавина в 16 лет.
Слишком многих женщин он сменил, что бы думать о романтических чувствах. Затем его скоропалительный брак, оказавшийся неудачным. И вот теперь… Белла… Только бы она жила….
Задумавшись, Каллен не обратил внимания, что светофор мигает красным и ему нужно уступить дорогу грузовику.
Последнее что он услышал – пронзительный вой бензовоза. Эдварда накрыла тьма.
Придя в себя в больничной палате, Эдвард еще не сразу сообразил где он и что с ним произошло. Над ним склонился встревоженный Карлайл.
Значит, больница. Вернее госпиталь Бостонской Лиги, отец давно работает на спортивный комитет. И вместо того, что бы спросить, что же все-таки с ним произошло, Эдвард прохрипел:
- Белла, что….
- Эдвард, с ней все в порядке. Сейчас она, правда, под действием анестезии, но скоро придет в себя. А теперь скажи сколько пальцев ты видишь?
- Пять, два показываешь, а три загнул, - хрипло произнес Эдвард. Голова у него просто раскалывалась.
- Узнаю своего сына, - хмыкнул Карлайл. - Тебя спасла подушка безопасности. Но у тебя серьезный ушиб головы и переломаны ребра, так что побудешь здесь пару недель. И три дня – не подниматься вообще. Эдвард, ты меня понял?
Но мистер Каллен-старший прекрасно знал это выражение лица – суженные глаза, вздернутый подбородок. Сын уже все для себя решил и никакая сила в мире не способна удержать его в постели, если он не убедиться в том, что Белла в безопасности.
О привязанности Эдварда к этой девочке, Карлайл знал давно и не видел в этом ничего предосудительного. До последнего времени. Эдвард изменился и очень сильно за последний год. Все меньше времени проводил с семьей, совсем перестал обращать внимание на жену и сына. Розали, в свою очередь все время жаловалась Эсми и просила, что бы та как-то повлияла на сына, но все было без толку. Белла Свон стала для Эдварда Каллена настоящим наваждением, наркотиком, изысканным сортом героина.
Карлайл подал Эдварду одежду и помог одеться. Дойдя к лифту, Каллен-младший прислонился к стене спиной и нажал на кнопку вызова. Он явно не рассчитал свои силы. Карлайл хотел поддержать его, но вовремя вспомнил, что его сын посчитает такую помощь постыдной. Что поделаешь, русская кровь оказалась сильнее английской.
Войдя в палату к Белле, Эдвард почувствовал, что силы вот-вот его оставят. Но все же вспомнил про свой спортивный характер и сжал зубы. Он посмотрел на девушку и его сердце оборвалось. Белла была без сознания, бледная кожа, из ее руки торчали какие-то иголки, пищал аппарат, измеряющий пульс.
Эдвард окинул отца вопрошающим взглядом.
- Она пока без сознания, завтра к обеду действие лекарств должно закончится и Белла придет в себя. Но прогнозы не утешительные. Компрессионный перелом позвоночника. Ты понимаешь, что это означает?
Эдвард понимал. Он прекрасно знал и помнил фигуристов, которые ломались. Они больше никогда не смогли кататься.
- Она не сможет больше стоять на коньках, - глухо произнес Эдвард.
Карлайл помолчал несколько секунд и добавил:
- Она не сможет ходить, сын.
- Нет, - резко выкрикнул Каллен-младший, - сможет! Ты не знаешь её характер, Белла будет бороться.
- Но медицина…
Эдвард не дослушал отца:
- Медицина ничто, по сравнению с силой воли, отец. Пойдем, пусть она отдыхает.
На следующий день Белла пришла в себя. Она ничего не ела и не говорила. Просто молчала и смотрела в одну точку. Несколько раз заходил Карлайл, спрашивал о самочувствии, но она промолчала. Приехали родители, Рене была вся в слезах, уговаривала посмотреть на неё и сказать хоть слово, но Белла продолжала упорствовать.
Ей не хотелось ничего, ровным счетом. Девушка могла только шевелить руками, но ног и таза она не чувствовала абсолютно. Белла знала, что она теперь инвалид и о простой жизни придется забыть, не то что о спорте… Чемпионка Белла Свон осталась далеко позади… Этой Белле не светило ничего хорошего в жизни…
Пару раз заходил Алекс Смирнов, он все еще боялся, что родители несовершеннолетней воспитанницы подадут в суд на него, но напрасно. Чарли и Рене были просто убиты горем и хотели лишь одного – забрать дочь домой.
Но Карлайл отговорил их от этой затеи – Белла была еще слишком слаба для транспортировки, ей предстояла длительная реабилитация в этой клинике, где есть все возможности для лечения подобного рода травм.
Эдвард зашел к Белле вечером. Она молчала и устремила свой взгляд в пространство. Каллен присел рядом и взял ее за руку. Никакой реакции в ответ.
- Белла, так дальше продолжаться не может. Ты ничего не ешь, не говоришь не слова уже сутки. Ты упорствуешь и не хочешь признавать очевидного – ты жива, и это сейчас самое главное. А для того, что бы жить, нужно проявлять характер. Ты же делаешь все наоборот.
Немного помолчав, Эдвард добавил уже совсем другим тоном:
- Малыш, прошу, не мучай родителей, друзей, меня. Ты нужна мне, Белла, - и он провел с нежностью, на которую только был способен рукой по ее щеке.
В уголке глаз Беллы показались слезы и одинокая слезинка скатилась по щеке. Девушка даже не поморщилась. Эдвард же стер губами со щеки мокрую дорожку, поцеловал Беллу в макушку по привычке и тихо закрыл за собой дверь.
Мысль о том, что она будет обузой для близких людей, преследовала Беллу все эти сутки, пока она была в сознании. И ответ пришел сам собой – нужно дотянутся к капельнице и повернуть на ней задвижку… и тогда попадет в вену воздух… все будет легко и просто…
Но как это сделать, если она не сможет самостоятельно приподняться даже на локтях? И тут ей на выручку пришел тот самый спортивный характер, о котором говорил Эдвард. Именно ради него Белла отчаялась на такой шаг.
Если раньше она для него была маленькой девочкой, то сейчас станет еще и обузой, и скоро надоест ему. Что бы облегчить жизнь Эдварду, девушка была готова на все. Она протянула руку… не получилось… но она попытается снова и снова…
Эдвард весь день думал о Белле. Её поведение никак не хотело уходить из его головы. Девчонка явно что-то замышляет. Но почему она свое упорство не хочет повернуть в нужное русло и попытаться вновь научиться ходить. Да пусть не завтра и не после завтра. На это уйдут многие месяцы упорной работы. Белла ведь привыкла работать ради результата. И тут она сломалась. Эдвард поклялся себе, что поставит ее на ноги, чего бы ему это ни стоило.
Дождавшись, что медперсонал занялся своими делами, он не слышно проскользнул к лифту. Карлайл приписывал ему строгий постельный режим, но Эдвард давно перестал слушаться отца. К тому же, послушным пациентам он давно не был.
Эдвард остановился около палаты Беллы и вдруг услышал какой-то шум, падение и звон битого стекла. Каллен быстро вбежал в палату и увидел, Белла лежит на полу, а рядом с ней разбитая банка с лекарством. Иголку из своей руки девушка выдернула, она лежала на полу и плакала. Эдвард подскочил к ней и поднял на руки. Очень бережно уложил на кровать и прилег рядом.
- Дурочка моя, зачем ты хотела это сделать? Ну, скажи мне Белла? – Эдвард не переставал гладить девушку по волосам, целовал ее щеки.
И тут у Беллы началась настоящая истерика. Она плакала, кричала, говорила, что не хочет жить, что будет всем обузой, что будущего нет. Но Эдвард не выпускал ее из своих объятий, шептал глупые слова успокоения. Белла притихла, а Каллен неожиданно спросил:
- Белла, скажи, а как ты упала на пол?
Девушка непонимающе подняла на него глаза и тихо сказала:
- Просто потянулась рукой и сползла вниз.
Эдвард еще крепче прижал ее к себе и улыбаясь сказал:
- Белла, ты понимаешь, что это значит? Ты будешь снова ходить! Я тебе это обещаю.


Источник: http://robsten.ru/forum/29-676-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Korolevna (30.09.2011) | Автор: Korolevna
Просмотров: 290 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 2
2  
  Интересно, но все очень хочу найти информацию, о каких годах идет речь? Если судить по развитию спорта где-то о 80-х. Так??

1  
  Ох, боже мой!!!!!!!! cray cray cray cray cray cray cray cray cray cray хотя бы последняя фраза обнадеживает cray

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]