Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Обещания. Глава 2
(от лица Эдварда)

- О! Да! – простонала любимая мне в ухо и, опрокинув меня на спину, ускорила темп своих движений на моем члене.
Мне физически необходимо было ощущать ее кожей повсюду, поэтому я, потянув ее вниз, заставил распластаться на себе и сбиться с ритма.
- Не уйдешь, - усмехнулся я, чем вызвал месть моей ненаглядной.
Белла приникла губами к моей шее и, проурчав: «Я и не собиралась», проложила поцелуями дорожку от мочки уха до ключицы, затем больно укусила мое плечо.
Господи! И почему она такая горячая!?
Я громко простонал и, отыскав ее губы, начал двигать бедрами вверх, с грубой силой врезаясь в ее жаркое лоно. Руки заскользили по ее спине и опустились на ее чудесную маленькую попку, сжав ее. Белла прикусила мою нижнюю губу, что мгновенно приблизило меня к опасному краю. Как, впрочем, и всегда…
Мы двигались в унисон навстречу друг другу, и до нашего взлета оставались считанные секунды.
- Ох! Эдвард… Быстрее! Быстрее! – дышала любимая в мои губы.
- Люблю тебя… Так сильно. Сильно, - кажется, я даже не слышал, что именно шептал между поцелуями, полностью обезумев в ее стонах и в до боли острых ощущениях преддверия оргазма.
Мы кончили почти одновременно и приходили в себя, крепко вцепившись друг в друга, будто боялись, что наши разгоряченные и ставшие легкими, непослушными тела взмоют в небеса, как только мы разорвем объятия.
Белла всхлипнула, я открыл глаза и приподнял голову, чтобы увидеть, как по нежной щечке моей жены скатываются слезинки. Я улыбнулся, абсолютно счастливый:
- Обещал же, что буду единственным мужчиной, который еще не раз заставит тебя плакать от оргазма. Так оно и вышло.
- Ох, смотри, не лопни от гордости, Каллен, - буркнула Белла и заткнула мне рот пылким поцелуем.
Это наш медовый месяц. И он только начинается. Или, может, он начался давным-давно… Но с малообещающего.


+++

С детства я ничем не выделялся. У меня не имелось особых дарований, ничего примечательного, на что все бы показывали пальцами и, ахая, говорили: «Посмотрите, вот это Эдвард Каллен! И я бы хотел быть на его месте!» Но было кое-что, чем я мог похвастать: верность своему слову и она, моя Белла. Никогда я не нарушал своих обещаний. Наверное, потому, что давал их очень и очень мало. Всего три, если вспомнить. И все связаны с Беллой.
Она всегда была в моей жизни. Конечно, сейчас я едва ли вспомню, когда дал себе первое обещание сделать ее миссис Эдвард Каллен. Такое впечатление, что это случилось еще до моего рождения. Но не исключено, что произошло так же неосознанно в тот день, когда мы с ней познакомились и мой нос поздоровался с ее кулаком. Нам было по одиннадцать лет тогда. И, сидя рядом с ней на кушетке в травмпункте, переругиваясь и огрызаясь, я ловил себя на мысли, что эта девочка – настоящий чертенок, с которым заскучать будет невозможно. А я ненавидел скуку.
И я действительно не скучал. Только не с Беллой.
С тех пор, как нам исполнилось девятнадцать, я стабильно, два-три раза в год, делал ей предложение руки и сердца: на день святого Валентина, на мой день рождения и иногда на Рождество. Нетрудно догадаться, что заветные слова «выходи за меня» произносились на те праздники, которые требовали от нее особенных подарков, но черта с два это волновало мою (пока еще в моих мечтах) невесту. В общей сложности я сделал ей двадцать одно предложение, ни одно из них она не приняла. Белла объясняла отказы тем, что не вкладывает в понятие брак то, что вкладывают в него остальные. Говорила, что если наши отношения, начавшиеся с детских лет, нельзя назвать семейными, то что тогда вообще можно назвать этим словом? А я не сдавался, каждый раз стараясь быть оригинальным и превзойти самого себя. К двадцати семи годам я так замечательно набил руку в роматически-сопливом вручении кольца и ключа от сердца, что мог бы с легкостью вести курсы психологической помощи тем, кто никак не мог на это решиться.
Я не сдавался. Точно знал: рано или поздно она станет той, кем ей на роду написано быть, – моей женой.
Да, Белла не принимала мои предложения, отлично организованные, продуманные до мелочей и являющиеся иллюстрацией к выражению «из шкуры вон вылезти». Чтобы решиться на этот важный шаг, ей понадобилось восемь лет и две маленькие вещи в конце: положительный тест на беременность и мое «Даже слышать ничего не желаю!» во время почти насильственного одевания ей на палец обручального кольца, что случилось сразу же, как только она сообщила мне эту новость. Два дня пребывания в статусе жениха и невесты, и мы, улыбаясь друг другу, выходим из церквушки в Вегасе уже в статусе мужа и жены и будущих счастливых родителей.
Плевать, что свадьба была не в Форксе, городке, в котором удачно пересеклись наши пути. И представлял я ее себе по-другому, далеко не как скромную церемонию без свидетелей. Все равно! Главное: я наконец получил в законные жены эту женщину, лучшего друга, занозу в моей заднице и любовь всей моей жизни в одном лице.

***

Наша дружба начиналась предсказуемо - с драк и ссор. Что-то вроде проверок друг друга на прочность. Если бы она знала, как мне нравилось выводить ее из себя! Шоколадные глаза, и так большие и горячие, становились просто огромными и огненными, непослушные каштановые кудряшки вихрем разлетались в стороны, когда она с кулаками налетала на меня. Незабываемое зрелище, стоящее всех моих синяков! Однако, регулярно получая от нее пинки и зуботычины, а также страшную месть в виде испорченных любимых дисков и книг, я уже тогда знал, что мы неразрывно связаны и всегда будем в жизни друг друга.
В какой-то момент, кажется, лет в тринадцать, мне вдруг расхотелось с ней ссориться. Я неожиданно обнаружил, что Изабелла Свон гораздо милее в роли подкалывающего улыбающегося и дурачащегося со мной друга. С тех пор из врагов мы стали неразлучными партнерами по проделкам и играм. К нашим совместным достижениям того времени принадлежат: сломанные лодыжки в результате устроенного соревнования по прыжкам с лестницы (Белла, кстати, обошла меня в этом), разрисованный под покровом ночи минивэн Чейза МакКинли, брюзжащей задницы, вечно обзывающего нас недоумками, двухдневный поход в лес за пиратскими сокровищами, закончившийся поисково-спасательной экспедицией, и гигантская Пизанская башня из песка на пляже Ла-Пуш, которая в итоге погребла под собой Эммета, чуть не став его погибелью. Мы были той еще сумасшедшей парочкой, точно Бонни и Клайд, вызывая зубовный скрежет и вселяя ужас в родителей и в опекающих нас взрослых при отчаянных попытках нас перевоспитать.
Генератором идей всегда была Белла, потрясающая девчонка, вызывающая у меня благоговейный трепет. Никогда она не переставала удивлять меня, придумывая все новые и новые затеи. И попробовал бы я не подчиниться…
Я всегда ею восхищался, каждой чертой характера, она была примером для подражания, моим двигателем… Я всегда ее одобрял, все ее предложения. Кроме одного… Но оно относится к другой части нашего детства. Точнее, даже уже и не детства. Нам было тогда по шестнадцать. И я отлично помню тот день и мое удивление. Первая трещинка между нами, показавшая, насколько все изменилось. Мы изменились. Выросли.
Вот с этого дня и стоит начать мою историю, вернее, нашу с Беллой историю.
Была весна, самое ее начало. Теплый прекрасный день, когда и тело, и душа просятся в полет. В общем, после четырех Белла пообещала потренировать со мной дальние броски - в то время заболел бейсболом и мнил себя будущим талантливым игроком. Я, верный своей пунктуальности, впустую потерял почти час, околачиваясь на школьном бейсбольном поле, а она так и не появилась.
Когда мое терпение лопнуло, решил отправиться за ней сам, пыхтя под нос ругательства и угрозы. Я был зол на нее как черт: какая такая нашлась у нее причина, чтобы не прийти, ведь даже домашний арест не являлся для наших встреч особым препятствием.
- Привет, динамщица! – процедил я, как только увидел расширившиеся в удивлении карие глаза подруги, открывшей мне дверь. На бледном лице промелькнуло нечто вроде испуга. Она что? Забыла обо мне? Да я ей год этого не прощу!
Неожиданно, решительной хваткой вцепившись в мою рубашку, Белла втащила меня в дом.
- Стой! Не шевелись. Я хочу кое-что попробовать.
Такой суровой и серьезной я никогда ее не видел. Поэтому застыл от удивления, будто статуя в музее, ожидая ее действий. А эта безбашенная девчонка приблизилась ко мне вплотную, коснувшись своей грудью моей, положила твердую руку мне на затылок и, низко наклонив мою голову, впечатала свои губы в мои.
Я ошалел. Все, что мог на данный момент сделать, - возмущенно промычать в ее рот и оттолкнуть от себя.
Что за странность? Что нашло на нее? Разве мы с ней не объявили мораторий на любовь? Разве не поклялись буквально пару недель назад никогда не испытывать этого чувства, вызывающего только тошноту и смех? Разве ей мало сахарно улыбающихся друг другу Джаспера и Элис? А ведь есть еще и тоскующий от неразделенной любви мой старший братец.
- Эй! Ты спятила, Свон? – возмутился я и провел пальцами по своим губам, которые горели, будто обожженные огнем. Да законом надо запретить целоваться лучшим друзьям!
Я был обижен, рассержен, потрясен, а Белла, надув губы, отвернулась. Понятно: обиделась тоже. Что ж, частый в нашей с ней дружбе эпизод.
На следующей день мы, вроде бы, помирились, однако и тогда, и днем после следующего, как и все последующие дни этот поцелуй не покидал мою дурную голову. Конечно, все так и вертелось привычной каруселью: лучшие друзья, обычные улыбки, поддразнивания. Белла быстро загоралась, но также быстро остывала. Но вот только я, как назло, остыть не мог. Смотрел на нее и почему-то не видел перед собой девчонку, ставшую мне практически сестрой, а видел девчонку, с которой, оказывается, можно целоваться. Ведь это неплохо. В какие-то минуты умопомрачение проходило, но чаще я ломал голову, пытаясь понять и одобрить… эту ее проделку. Но не мог и жутко злился. Получается, ей приспичило целоваться, я вовремя подвернулся под руку, и она сделала это. Не спросив моего мнения, не согласовав это с моими желаниями. А потом просто забила и захотела, чтобы все было, как и прежде. Невероятно!
Она-то забила, а как же я? Я, например, даже толком не распробовал, не прочувствовал… Слишком быстро… Если она просто хотела поэкспериментировать, то отлично, никаких проблем, только мне хочется принимать активное участие в этом эксперименте.
Каждый день я начинал с извинений, надеясь успокоить Беллу сожалением о своей бурной реакции, которая, определенно, оказалась неправильной, и навести на мысль, что нам стоит попробовать еще раз. Справедливо было полагать, что Свон прекратит строить из себя разгневанную королеву и позволит мне… Хотя что она должна позволить? Она как моя близняшка. В смысле, мы росли вместе…
Спустя неделю положение не изменилось, а мне осточертело искать слова и выслушивать раздраженные стоны и проскальзывающие тихие ругательства моей подруги, изо всей силы сдерживающейся, чтобы не врезать мне. Смешно то, что я был солидарен с ней: вел себя как девчонка и уже сам себе надоел царящей в голове сумятицей. Был только один способ прекратить все.
На перемене я затащил Беллу в укромный закуток под предлогом важного разговора. Но вместо слов крепко обнял ее за талию, притягивая к себе. От волнения я весь дрожал, ладони вспотели, а сердце колотилось где-то в районе желудка. Черт, она выглядела гораздо спокойнее, когда неделю назад проделывала тот же фокус со мной!
Когда мои губы недвусмысленно оказались в сантиметре от ее, Белла вдруг с силой уперлась ладонью мне в щеку, отворачивая мою голову.
- Отвали, Каллен! – воскликнула она. – Сдурел, что ли?
Теперь она меня в этом обвиняет? Чертова колючка!
Разумеется, я отпустил ее. От возмущения и злости проглотил язык. Значит ей можно, а мне нельзя? Значит вот такая она, моя лучшая подруга? Настоящая стерва и вертихвостка! Пять лет дружбы! И как только я мог доверять этой девчонке? Она сама клялась, что всегда будет поддерживать меня, а теперь кричит «Отвали!», не желая просто поцеловаться тогда, когда я этого хочу.
Потом не одну ночь и не один день я обдумывал сложившуюся ситуацию, не в силах понять самого себя. В чем моя проблема? В чем проблема этой занозы Свон? Что вообще происходит? Нам бы поговорить, помириться, посмеяться друг над другом, как бывало прежде, и вернуться к беззаботности и веселому времяпровождению вдвоем, но я обнаружил, что не могу. Черт его знает, почему, но не могу…
Те два месяца до летних каникул мы не общались. Я предпочитал тусить с Джаспером и Эмметом - чисто мужская компания. Конечно, были короткие «Привет», «Как дела?». Вяло текущая дружба. Скорее, вежливость даже. Мне не хватало ее, я сотни раз уговаривал себя наплевать на все, подойти к ней, дернуть за пышный хвост, как в старые добрые времена, и, скрестившись взглядом со взглядом обжигающих карих глаз, громко захохотать на ее гневную фразу: «Ты опять за свое, Каллен? Сейчас в нос получишь!»
Дни сменялись днями, а дела так и оставались… плачевными. Потом на все лето отправился в Чикаго к тете и дяде Мейсенам, в компании такого же мрачного, как и я сам, старшего брата…

***


- Эд, ты тощий, как цыпленок. Смотреть больно.
- И?
- Ты брат мне или рядом постоял? Теперь в школе ты должен поддерживать имидж семьи. Что-то мне не хочется, чтобы фамилия Каллен шла с приставкой «хлюпики».
- Где ты видишь хлюпика, накачанная обезьяна? – в Эммета полетела книжка, которую я читал.
- Пора заняться собой. Пойдем в спортзал.
- Слушай, найди себе подружку и оставь в покое младшего братца, ненавидящего тренажеры.
- Отрывай от дивана свою худосочную задницу, умник. А не то я доставлю тебя до места вместе с ним.
И так каждый день два гребаных месяца! Так и знал, что этот повернутый на здоровом образе жизни качок загубит мне все каникулы. Теперь на слово «фитнесс» у меня стойкая аллергия, а на слово «хорошая физическая форма» - рвотный рефлекс. Я хочу сказать, мне всего семнадцать. Разве в этом возрасте я не должен жить так, как хочу?..
Летний Чикаго, конечно, ужасен, но поездка принесла свои плоды. Частенько я торчал в офисе своего дяди Грегори, выполняя разные мелкие поручения, и нашел, что его профессия, профессия адвоката, очень даже нравится мне. Представительный вид, вечные галстуки и костюмы, небрежные жесты уверенного в своей правоте человека – все это пойдет мне. Вот только укрощу вечный ералаш на голове и тогда смогу произвести впечатление. И Белла, наконец, перестанет обзывать меня «взъерошенным котом» и презрительно оглядывать с головы до ног, а будет смотреть взглядами, полными восхищения и обожания. Как тетя Элизабет смотрит на моего дядю…
Несколько раз я звонил своей подруге в Форкс. Чтобы просто убедиться, что она еще не свернула себе шею, прыгая в море со скал в Ла-Пуш (наше излюбленное занятие в дни летних каникул). Дальше нескольких расхожих вопросов-ответов дело не шло. Почему? Не знаю… Не мог заставить себя быть прежним… Но я был очень рад слышать ее голос, а еще больше ее сердитое «Пока, дурак!» в конце каждого разговора. Пусть лучше со злостью вспоминает меня, чем вообще забудет.
В августе Эм наконец-то свалил, ему надо было еще обустроиться в колледже. Но брат доставал меня телефонными звонками и бесконечными красочными описаниями того, что он со мной сделает, если заброшу тренировки. Я отлынивал как мог, в конце концов, он же не видит меня, но беговая дорожка – единственное, ради чего стоило возвращаться в тренажерный зал. Мне понравилось бегать, тем более что грела уверенность: Белле не удастся так просто обгонять меня, и я легко рассчитаюсь за все предыдущие проигрыши. Если, конечно, мы помиримся…
Помиримся. Никаких «если».

***


Я вернулся в Форкс в последний день каникул и постоянно цеплялся взглядом за телефон. Хотелось позвонить Белле, очень хотелось, но никак не мог решиться. Что ей сказать? Как отреагировать на то, что она, вероятно, засмеется после моего признания в том, какой я осел и как безумно по ней скучал. Наверняка она совсем не скучала по мне. Во всяком случае, не так сильно, как я по ней. От Эммета слышал, что она отлично проводит время с Розали, Элис и Джаспером и даже не спросила у него, как поживаю в Чикаго я.
Не позвонил я ей и на следующий день перед школой. Во-первых, до последнего надеялся, что она сама вызвонит меня, а во-вторых, боялся услышать язвительные подколки или вопрос о том, какого черта я ей звоню тогда, когда нашему общению пришел конец.
В школьных коридорах глазами искал ее конский хвост, кепку и привычную серую футболку с громадным смайлом. Девчонки пялились на меня, видимо, не узнавая, но среди множества глаз я не находил карих, больших и захватывающих все мое внимание.
Наконец нас отпустили на ланч, и я вздохнул с облегчением и одновременно с волнением: теперь точно найду Беллу и мы поговорим.
В столовой первым делом я наткнулся на Элис и Джаспера. Эти двое сидели за нашим постоянным столиком, мило ворковали и не сразу заметили меня.
- Эдвард! – заулыбалась Элис, когда подняла на меня глаза.
- Ого! А ты оброс мускулами! – хохотнул Джаспер, оглядывая мой торс.
- Пришлось, - вздохнул я, пожав плечами. – Эм изводил и терроризировал целыми днями, ныл: «Пошли в тренажерку».
- Он накидал фоток с колледжа, - вставила Элис. – Уже видел?
- Видел. А где… - Я хотел спросить, где же моя Белла, когда что-то твердое ткнулось мне в спину, и обернулся, чтобы взглянуть на причину этого толчка.
Хрупкая стройная девушка с длинными темно-каштановыми распущенными волосами как раз распрямлялась, справившись с риском падения. Длинные ноги этого воздушного создания были обуты в туфли на шпильках. Не удивительно, что бедняжка споткнулась, - разве на этом можно ходить, молчу о том, чтобы бегать? Мой взгляд переместился на белый топ, покрой которого не был так невинен, чтобы не представить себе средних размеров грудь, прятавшуюся под натянувшейся тканью. Я тяжело сглотнул и задержал дыхание, не понимая, или со мной что-то не то, или здесь вдруг стало душно и как-то… напряженно.
Тряхнув головой и моргнув, я встретился с парой шоколадного цвета глаз, обрамленных черным бархатом ресниц. Они были такие теплые, радостные. Так знакомо и насмешливо сияли…
- Б… Белла? – С трудом верилось, что это она. Я запнулся, чувствуя себя облажавшимся дебилом.
Вот эта красавица, стоящая передо мной сейчас, улыбающаяся мне восторженно и счастливо, является моей подругой Беллой? Той самой Беллой, которая выдирала мне волосы и раздавала пинки? Той самой, что обстреливала меня из рогатки? Той самой, что вечно дурачилась со мной, подбивала на все новые и новые азартные приключения, почти всегда заканчивающиеся наказанием и строгим выговором от родителей? Той самой, что затыкала за пояс любого мальчишку, когда дело касалось обсуждений ударов в боксе, плавания и катания на скейтборде? Вот это воплощение юной женственной красоты способно быть настоящей оторвой и непредсказуемым торнадо, которую даже Эммет боялся?.. Нет. Ущипните меня кто-нибудь. Когда она успела так измениться? С чего вдруг она выросла и превратилась…
- Ты прекрасная фея…, - пробормотал я, любуясь деталями ее изменения: она еще немного подросла, изменила прическу, совсем не загорела за лето и научилась девичьим штучкам, вроде выбора модной одежды и макияжа. И я все это пропустил!
Белла рассмеялась и, уперев руки в бока, подчеркнув этим тонкую талию и изгиб бедер, сказала:
- Если я фея, то сейчас огрею тебя своей волшебной палочкой и превращу в осла. Какого черта ты мне не позвонил, когда приехал? А, Каллен?
Я виновато потупил взгляд, но ненадолго. Мне хотелось смотреть на нее еще и еще… А лучше крепко прижать к себе, ведь феи имеют свойство внезапно исчезать.
Будто прочитав мои мысли, Белла сама бросилась мне на шею, едва я снова поднял на нее глаза, извиняясь мягкой полуулыбкой. Крепко обняв ее и приподняв, поймал себя на мысли, насколько она деликатного сложения и как же замечательно чувствовать всем своим телом и руками ее изящные изгибы. Очень замечательно. Может, и не отпускать ее вовсе? И еще этот ошеломительный запах клубники и ванили, исходящий от ее волос… Она пахла как манящий десерт, который неудержимо хочется попробовать.
- Боже! Ты стал таким же чертовым качком, как твой братец! – возмутилась Белла, приятно щекоча шею своим дыханием.
Она сделала попытку освободиться из моих объятий, но безрезультатно. В голову стукнул хмель от осознания собственного преимущества в силе, от того, что не просто вижу, а держу ее, что между нами все по-прежнему, а еще я решил немножко поиграть с дерзкой девчонкой.
- Ага, и в этом есть свои плюсы, не находишь, Свон? – ответил с хохотом и еще крепче прижал ее к себе. Она задергалась, точно пойманная в сети рыбка, вызвав у меня еще больший смех.
- Отвали, Каллен! – пискнула подруга. – А то сейчас врежу!
Господи! Она просто невероятна! И почему ее угрозы кажутся такими веселыми и провоцирующими на еще большие подвиги?
- Я скучал по тебе все лето, - признавшись, наконец, прошептал в ее волосы, ощущая губами их теплую волнующую мягкость.
- А я по тебе, - ответила она, на миг переставая извиваться, прильнув ко мне. Мое сердце сделало прыжок в высоту в груди.
- А теперь отпусти, а то точно врежу, и плевать на маникюр и шпильки. Не смотри, что меня в девчонку одели. Я все такая же засранка внутри.
Нехотя я разжал руки, согреваясь мыслью, что в любой момент могу схватить ее в охапку, и ничего она с этим сделать не сможет. Оказавшись на ногах, Белла поправила топ, снова привлекая мое внимание к своей груди.
Черт! Эта часть тела в ней, непонятно откуда взявшаяся, обладает странной привлекательностью для меня…
- Эй, Каллен! Ты куда пялишься?
Я поднял глаза и встретился с недоуменно-возмущенным взглядом подруги, неожиданно почувствовав, как краска нешуточного смущения заливает мое лицо. Белла закатила глаза на мой красноречивый безмолвный ответ:
- Блин! Даже слышать не хочу.
- Эй, Эдвард, - прервала зависшую паузу Элис. – Так ты расскажешь о Чикаго?
Я чуть расслабился, переведя дыхание:
- Спрашиваешь!

***


С этого дня и начались мои проблемы. И говоря «проблемы», я имею в виду действительно ПРОБЛЕМЫ. Эти ПРОБЛЕМЫ и рядом не стояли, например, с проблемой мокрого пятна на простыни, которое чувствуешь сразу же после пробуждения ото сна для взрослых. Или с проблемой внезапного появления прыщей, когда утром смотришься в зеркало и удивляешься, откуда они за ночь взялись.
Честно, я ненавидел сам себя и вообще считал несправедливым, что Белла родилась девушкой. Будь она парнем, насколько все было бы проще!
Ну, раньше мне не мешала ее принадлежность к женскому полу, так что же случилось сейчас?
Гормоны. Слышал, как отец говорил это моей матери, когда они тихонько на кухне обсуждали прелести моего возраста, думая, что я заперся в своей комнате.
Да, именно гормоны виноваты в том, как влияют на меня эти огромные карие глаза с дьявольскими искрами в них, заставляя искать их, добиваться или смеха, или злости их владелицы. Именно гормоны объясняют, почему так хочется запустить руки в копну каштановых локонов, которые Белла небрежным жестом смахивает с хрупких плеч, притянуть ее лицо к своему и впиться в губы жадным поцелуем.
Белла великолепна, она потрясающе красивая девушка – так определял мой глаз. Желанная – такое слово подбирали гормоны.
А еще эти укороченные футболки, открывающие бледную манящую кожу животика. Или короткие шортики, облегающие круглую, соблазнительную пятую точку. Да уж! Когда она надевала эти шорты, мне приходилось тяжелее всего. Я готов был удавиться, утопиться от стыда за то, на какие мысли наводил меня этот предмет усовершенствованного гардероба моей подруги.
Степень удачливости своего дня приходилось проверять, глядя на то, во что оделась Белла. А глубину своего позора измерял по силе, с какой натягивалась ширинка на моих штанах.
Ведь она мой лучший друг, родственная душа, идентична мне во всем, знает и понимает меня лучше всех. И даже способна мои мысли читать! Если я скажу «молоко», то она скажет «сгущенное», если она скажет «перец», я скажу «чили». За абсолютное соответствие реакций и поступков Эм даже прозвал нас «однояйцовыми близнецами» и в шутку признал в Белле кровную сестру.
И теперь эта сестра вызывает во мне далеко не невинные желания. Какой кошмар!
Так разве не справедливо было бы, если бы она родилась парнем, а?

***


Недели через три после начала учебного года Джаспер вдруг вызвал меня на серьезный разговор.
Все это время Белла и я были неразлучны, как в прежние времена. Она будто не замечала, что со мной творится. Видимо, у меня получалось все отлично скрывать, хотя и был момент, когда чуть не прокололся со своей ПРОБЛЕМОЙ в штанах. Про этот многомесячной давности поцелуй никто из нас даже не вспоминал. Белла, как она сама выразилась, «забила на дурость нашего несозревшего мозга», а у меня имелись опасения, что не удастся остановить поднимающуюся волну желания, стоит только вернуться мыслями к тому, как ее губы прижались тогда к моим.
И вот я и Джаспер сидим в кофейне торгового центра захудалого Порт-Анжелеса. Я тяну дерьмовый чай с лимоном, а Джас – колу. Мы поджидаем Элис и Беллу, закупающихся в данный момент в отделе нижнего белья.
- Так ты не поделишься своими переживаниями, Эдвард? – внезапно спросил Хейл, вырывая меня из мыслей о Белле в примерочной с лифчиком в руках…
Ой, нет! Я не об этом должен думать. Как же быстро может перескочить мысль с оценки качества подаваемого чая до предмета белья, скрывающего притягательную грудь, которая как раз идеально бы уместилась в моих ладонях.
- Какими переживаниями? – я поерзал на стуле и сменил позу, уперев локти в столешницу и держа чашку прямо перед собой. – Тебе кажется, что у меня они есть?
Скепсис мне всегда хорошо удавался. Даже Белла раскусывала эту мою игру не сразу, а с третьей-четвертой попытки.
- Да, - с видом знатока кивнул головой Джаспер. – И думаю, серьезные. Хочешь совет?
- Нет, спасибо, - отмахнулся я.
- Найди себе девушку…
- Что? – мой рот гостеприимно открылся для мух.
- А то, что ты пялишься на Беллу.
Черт! Так и знал, что кто-нибудь подловит меня на этом. И я сгорю со стыда. А все эти чертовы джинсовые шортики, которые так обтягивают ее маленькую попку. И какого хрена она так часто носит их? Мало того, что все парни глазеют, вызывая во мне дикое желание разукрасить им морду, так еще и я.
- Я не пялюсь, – буркнул в ответ, но уверенности в моем тоне явно не было, что и заметил Хейл.
- Расскажи это своего покойной бабке.
Я поставил чашку на блюдце и впился взглядом в свои пальцы, держащие ее.
- И давно ты это заметил? – шепотом поинтересовался я.
- Элис тоже заметила. С самого начала занятий.
Мои пальцы задрожали, и я убрал их подальше от чашки, чтобы дребезжание посуды не выдало меня.
- Успокойся, Белла или не знает, или не обращает внимания, чтобы не ставить под угрозу вашу дружбу. Она умная девочка.
Успокаивающие слова. Спасибо, Джаспер! Мне удалось немного расслабиться и взять себя в руки.
- Так она тебе нравится как девушка? – вдруг спросил этот доморощенный психолог, и я задохнулся от возмущения.
- Ты что несешь, идиот? Она мой лучший друг! Мы с ней с одиннадцати лет как сиамские близнецы.
Джаспер заржал как конь. На него даже несколько посетителей обернулись.
- Эд, тебе надо решить, что важнее, секс или дружба. Займешься с Беллой сексом – пропала ваша дружба. А если хочешь сохранить ее, тогда найди себе девушку.
Вот козел! И он опустил святое понятие «дружба», поставив слова «секс» и «Белла» в одном предложении. Хорошо, не он один... Я сам опустил это понятие еще раньше.
- И что? – проворчал, скривившись. – Если найду… - Я притормозил, прежде чем произнести слово, почему-то вызывающее отторжение, - девушку, все наладится?
- С головой – не знаю, а с южным полюсом – да, - хохотнул этот белобрысый придурок, опустил глаза и вернулся к своей коле.
- Что с южным полюсом? – услышал я вдруг голосок Беллы, раздавшийся слева от меня.
Повернув голову, приветствовал ее улыбкой, Белла продемонстрировала пакеты, висящие на обеих руках, и демонстративно устало и обреченно вздохнула, закатив глаза.
- А где Элис? – поинтересовался Джаспер, явно заметивший наш со Свон безмолвный обмен репликами.
- Застряла в примерочной, а я сказала, что подожду ее с вами. – Она оглянулась в поисках стула, а я, вскочив на ноги, подтолкнул ее в сторону своего, заставив сесть. Белла рассмеялась:
- Откуда эти рыцарские замашки? Смотри, Эдвард, ты меня разбалуешь, и однажды я попрошу тебя убить дракона для украшения интерьера моего волшебного замка.
Расположив яркие пакеты на полу, она выпрямилась и со смехом ткнула пальцем в мой чай:
- Нет, ну точно аристократ.
В отместку я неожиданно захватил собранные в высокий хвост блестящие шоколадные локоны, прохладным шелком ласкающие мою руку, и дернул на себя.
- Ай! – вскрикнула Белла, развернулась и огрела меня по руке с презабавным выражением на своем красивом личике.
- А что? – я не мог не засмеяться, просверливаемый гневным взглядом огромных карих глаз. Как же люблю злить ее! - Я стараюсь тебя не разбаловать.
- Идиот, – проворчала Белла, покачав головой. – Садись, пока я тебе по заднице не дала. Рыцарь хренов.
- Хорошо, что не в нос. - Мое веселье уже невозможно было остановить. Рука Беллы, приложенная к моему седалищу, - это точно не будет скучно. Это я с радостью ей позволю.

***


Джаспер дал совет, который мне не нравился, но который казался очень разумным и радовал приятными перспективами определенные части моего тела, находящиеся, опять же, под контролем разбушевавшихся гормонов.
Я не был обделен женским вниманием уже давно, но не задумывался о преимуществах этого. Когда начал этот год в школе, обнаружил, что обзавелся уже более настойчивыми поклонницами, недвусмысленно стреляющими в меня глазами и заводящие разговоры, очень смахивающие на флирт. Не то чтобы я в этом разбирался, но Белла и тут служила для меня индикатором: никогда она не беседовала со мной подобным образом, не опускала томно глаза, не закусывала нижнюю губу и не водила пальчиком туда-сюда по вырезу своей кофточки. Хотя проделай она со мной все это, думаю, я бы сорвался… Или нет. Прежде всего, мы с ней друзья.
В общем, логично было прийти к выводу, что мое мужское внимание стараются активно привлечь. С одной стороны, это будоражило, а с другой, с той же силой отпугивало. Я боялся не только странной женской предприимчивости, но и реакции Беллы. И мог с уверенностью сказать, глядя на собирающиеся на ее лбу морщинки и твердо сжатые губы: ей это не нравилось. Однако она старательно обходила молчанием все факты приставания ко мне. Значит, вероятно, не будет против, если я найду такую девушку, которой она симпатизирует сама.
Итак, приободренный своим безусловным шармом, я стал отбирать кандидатуры на роль моей девушки.
Конечно, ни к чему серьезному себя не обязывал. То есть у меня ведь была Белла. Кто с ней может сравниться? Разумеется, никто. Короче, девушка должна была играть довольно скромную роль, не навязываться мне лишний раз и не мешать общаться с лучшей подругой и другими моими друзьями. Следовательно, пункт второй, после пункта о том, что она должна нравиться Белле: девушка не должна быть одержима нашими отношениями. И да, она должна быть красивой.
Ну, если проводить отбор по красоте, то тут не надо долго мучиться.
Я сидел в столовой вместе со своими друзьями и, пока Белла болтала с Элис, рассматривал всех девушек-сверстниц и на год младше. Блондинки, рыженькие, шатенки, выкрашенные в неопределенный цвет. Разные фигуры, поведение, привычки, увлечения, отсутствие макияжа или боевая раскраска… Среди этого цветника нет ни одной, которая могла бы быть наравне с девушкой, сидящей справа от меня и хохочущей над предложением Элис пойти всем вместе в кино на сопливую мелодраму.
Я взглянул на Беллу и непроизвольно улыбнулся, а затем и сам рассмеялся, заразившись ее весельем. Вот она – первая красавица! И не только в Форксе. И не я один так считаю. Убийственное сочетание длинных ног, ослепительной задорной улыбки и искорок в большущих глазах не на меня одного действовало разлагающе. Кое-кто из парней едва успевал вытирать слюни, кое-кто уже подбивал клинья. Майк Ньютон, Тайлер Кроули и «симпатяшка», как считали все девчонки школы, Джеймс Харрис порядком отравляли мои будни. Очевидное безразличие Беллы к противоположному полу, а также наличие меня и Джаспера в друзьях мало заботило их.
Все они уже знали о моей неадекватной реакции на любое произнесение имени Беллы в сочетании с «клевая», «горячая» и «ее парень будет первым везунчиком в школе». Поэтому предусмотрительно держали язык за зубами в моем присутствии в раздевалке, спортзале или тренажерке. Уроды! Я-то знал, что они постоянно о ней говорят. И в неприличном контексте!
Если вопрос о красоте отпадает, сосредоточимся на личностных качествах. В этом случае есть три неплохих девушки.
Таня Денали. Нет, она не может считаться неплохой, совсем наоборот. Мнит себя роковой женщиной, охотницей за парнями. Безусловно, я получу лишь очередной номер в ее списке, однако реализую намерение «ничего серьезного». Но Таня блондинка, совсем не мой тип.
Бри Теннер. Маленькая брюнетка с карими миндалевидными глазами и фигурой чем-то напоминающей волнующие изгибы совсем другой девушки, о которой мне нельзя думать как о девушке. Бри активистка, жизнерадостная, подвижная. Она заняла место редактора школьной газеты вместо поступившей в колледж Анджелы Вебер. Подходит по всем статьям, но эти коротко стриженые волосы... Нет, тоже не мой тип.
И номер три – Мишель Браун. Милая тихоня, но нравится Белле. Последний свой поход по магазинам они осуществили втроем: Белла, Элис и Мишель. Слова Беллы «она классная» после этого можно счесть неплохим знаком. Мишель была чуть выше Беллы, жгучая брюнетка с блестящими, как зеркало, волосами и черными глазами. В общем, привлекательности не лишена. К тому же, если судить по ее долгим застенчивым взглядам, бросаемым на меня, я производил на нее нужный мне эффект…
И вот каких-то десять-пятнадцать минут – и решение принято. Ну, а после я разгребал дерьмо за собой. И это отняло не один месяц.

Спасибо за ваши отзывы и комментарии) и добро пожаловать на
ФОРУМ

Источник: http://robsten.ru/forum/67-3097-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Awelina (11.08.2018) | Автор: Awelina
Просмотров: 336 | Комментарии: 9 | Рейтинг: 5.0/11
Всего комментариев: 9
0
9  
  у Эдварда в голове гормональный винегрет))

0
7  
  Ну а что Эдварду оставалось если Белла никак ее проявляла к нему интереса, как к мужчине или просто не показывала это за маской друга... Конечно она и будет ревновать... И Джаспер неправильный дал совет другу...
Спасибо за интересное продолжение! good  lovi06032

0
6  
  Спасибо за главу! С такими друзьями, как в данный момент Джаспер с его советом, и врагов не надо!

0
8  
  Вот поэтому и говорят, что ни в коем разе нельзя давать совет, даже если тебя об этом просят)) Лучше просто поддержать человека каким-то иным способом) Но Джасперу сколько тогда было? Лет 16? Спишем его промах на юность и простим уж)

0
5  
  Зачем Джаспер влез ?! 
Я думала они друзья .
Огромное спасибо за главу .

0
4  
  А мне кажется Белла никак не дала понять Эдварду, что видит в нем кого-то больше чем друг. Вот поэтому Эдвард и стал смотреть на других девушек, последовал совету Джаспера. 
Спасибо за главу! Очень интересно узнать, в какие же неприятности попал Эдвард.

0
3  
  Ну то, что он потом разгребал дерьмо, это следовало ожидать. Джаспер дал не правильный совет. Почему собственно свою подругу детства, которую начал воспринимать совсем иначе, нельзя было сделать своей девушкой?  Тем более , что подруга тоже взглянула на него иначе после каникул.

0
2  
  Большое спасибо за продолжение! good  lovi06032

0
1  
  Спасибо)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]