Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Проникновение. Глава 10

Глава 10. Перемены.

 

 - Бабушкаааа… Что мне делать? У меня ничего не выходит…Я не могу без тебя… не могу…Не вижу конца этой темноте – мне страшно. Бабушка, мне очень страшно…

 Меня услышали.

 Комната бабушки в Три-Форксе. Боже, как я же скучала по ней.

 Это обстановка цвета заварного крема, настраивает лишь на приятные мысли. Горячий чай, на блюдечке кусочек торта, а сверху композиция из крема - идеально.

 Я легла и начала наслаждаться мягкостью матраса, вдохнув запах чистых простыней, жасмина и чего-то отдающего теплом. Ни одна кровать не заменит эту...

 Эта комната была для меня воплощением моей дорогой Берты Свон, всегда живой и лучезарной. Как же мне ее не хватает…

Скрываемая тоска начала вырываться наружу, и непрошеные слезы полились по щекам.

 Все мои детские воспоминания понеслись перед глазами как калейдоскоп. Вечернее чтение,  уроки, прогулки, поездки, экскурсии, всевозможные игры и развлечения – с бабушкой каждая минута была проведена с пользой и весельем. Как бы я хотела вернуть все назад… Хоть одну минутку, один миг тех ощущений и переживаний…

 - Милая, - услышала я позади себя родной голос.

 Неуверенный поворот головы и видение - возле окна стоит бабушка. Такой, какой я ее запомнила: добрые глаза, сияющая кожа, заразительная улыбка и теплота…

 Не желая упускать мираж, я резко вскочила и обняла женщину. Не видение, живое тело, теплое, и сердце бьется… Она жива. Боже, она жива! Разум отказывался это принимать, а сердце забилось быстрее. Плач горечи сменились слезами радости.

 - Бабушка, я так скучала, - промолвила я сквозь слезы.

 - Я знаю, милая, знаю. Я тоже безумно скучаю, - бабушкина рука нежно и трепетно гладит мою спину. Все, как и раньше. Вернулись ее тепло, любовь, вера. Я стала целостной. Не желая прекращать этот светлый момент, я еще больше усилила объятья и облегченно выдохнула.

 - Дорогая, нам надо поговорить, - и голос женщины приобрел взволнованные нотки.

 - О чем? – задала я логический вопрос, размыкая наши объятья.

 - О тебе. Милая, почему ты все больше идешь в темноту? – и серые глаза заполнила тоска.

 - Ты же все делала верно до… того дня. Я же всегда рядом с тобой…

 - Не всегда, - перебила я бабушку. Непрошеная злость прорвалась сквозь мой барьер.

 - Белла, ты же знаешь, ЭТО ничего не меняет, - ответила мне бабушка, беря мое лицо в свои горячие ладони. Свою смерть она называет ЭТО. Как можно? Да, возможно, это иная жизнь, но не там, где я. И осознание этого давило мне душу.

 - Бабушка, не надо. Ты знаешь, о чем я говорю. ЭТО – как ты выразилась – поменяло ВСЕ. Это слишком… - я отчаянно опустила тяжелые руки.

 - Я понимаю, милая, но разве ты забыла все, чему я тебя учила? – и бабушка внимательно заглянула в мои глаза. Врать я не смогу, да и не хочу - это же бабушка.

 - Конечно, помню, но… - собиралась я выставить очередные аргументы, но бабушка легонько прикрыла мне рот.

 - Тшш. Помнишь. Это мы выяснили. Теперь идем дальше. Мои учения когда-нибудь вредили тебе или приводили к ужасным последствиям? – и снова изучающий взгляд.

 - Конечно, нет, бабушка, - тихо ответила я. Бабушкина мудрость была вне понимания, но принималась мною как должное и неопровержимое.

 - Вот. И это понятно. А теперь – как себя следует вести после вышеперечисленного? Принимать эмпатию как свой дар и использовать ее правильно, уверенно идти к свету, или же, как проклятие, и, не контролируя себя, уверенно шагать в темноту? – голос бабушки был полон печали и разочарования во мне. Я подвела бабушку своим поведением, вернее отсутствием контроля в нем. Я стала плыть по течению толпы и не замечала, как сама стала превращаться в серую массу. Бабушка даже после смерти верила в меня, а я…

 Я виновато опустила голову. Что же я наделала?..

 - Пока ничего, милая, но ты была близка к этому, - услышала я ответ на свой немой вопрос. Хм, наша связь - как приятно ее ощущать.

  Мы присели на кровать, матрас неслышно прогнулся под нашими телами, а простыни трепетно пустили волны.

  - Милая, пожалуйста, не теряй контроль, не теряй себя. Чтобы жить достойно и счастливо, достаточно отбросить весь груз печали, тоски и выдуманного одиночества. Тебе не нужна я. Тебе нужно обрести покой, счастье, завести семью, - бабушка возвращала мне веру, отдавала свои силы мне, возрождала меня из пепла, приумножая свою любовь и становясь моей матерью не по крови, а по духу. Мать это ведь не та женщина, что родила. Родить  - это просто. Женщина, которая бросается под колеса давящей ее ребенка машины, растягивает на целый день банку консервированных персиков, когда нечем кормить малыша, ходит на работу в обносках, чтобы купить ботиночки на бесценные ножки своего карапуза... вот что такое материнская любовь: это самопожертвование. И бабушка жертвовала собой всегда, не раздумывая, не жалея, открыто и осознанно. Здесь в моем сне, спустя двадцать пять лет, я с гордостью могу сказать, что Берта Свон мне не бабушка, а любящая и заботливая мать, и я готова растерзать любого, кто посмеет этому не поверить. Общество привыкло всех судить по шаблону – я разбиваю к черту все их законы и стереотипы.

 - Милая, открой свое сердце… для любви. Ты привыкла принимать любовь – настало время ее отдавать. Я говорю не о себе. Я знаю, как сильно ты меня любишь, как и я тебя, но я говорю о целом мире, о природе. Стань пульсирующей энергией любви, своего рода маяком, и поверь мне, когда отдаешь всю себя, и свою любовь, она возвращается к тебе в миллионы раз сильнее и благороднее. Знаю, ты боишься, боишься открыться этому чувству до конца. Не надо. Не буду врать - любить трудно.  Когда человек не готов тратить свою энергию, свою душевную силу на другого. Если душа ленится трудиться, а трудиться надо, потому что любовь – самый великий на свете труд. Самая важная и самая трудная работа, требующая полной отдачи. Работа, которую, невозможно сделать раз и навсегда, у которой нет конца, пока ты живёшь на земле. Служба, у которой не бывает отпусков и перерывов. Только не пугайся – слушай свое сердце и все пойдет само собой. Только отдав кому-то всё своё сердце, ты узнаешь великую, ни с чем несравнимую радость. И сделаешь потрясающее для себя открытие: любить – радостно и легко!.. – и бабушка подарила моей щеке легкий, но такой заряжающий поцелуй.

 - Твоя мама боялась этого – не смей повторять ее ошибок, не становись ею. Ты Изабелла Мари Свон и будешь идти за своим сердцем, а не вопреки ему, - и женщина слегка похлопала меня по руке. Бабушка не молила, а убеждала, не вбивала учения, а прочищала сознание, сердце и душу от черноты, грязи и мрака, что там поселились.

 Дымка в голове начала рассеиваться, первые блики света обжигали густую тьму и уверенно шли вперед. Я начала часто моргать веками, дабы окончательно снять пелену с глаз. Как же я могла опустить руки? Почему изменилась, вернее, почему позволила обстоятельствам сломать себя? Ведь поднять меня с колен могу лишь Я. Лишь я решаю, в каком мире мне жить и как себя чувствовать в той или иной ситуации. Я сама творец своей жизни и все, что ее окружает. Так что же я не смогу добавить в нее светлые цвета? Да, легко. Живя головой, я натворила много ошибок и самую главную – потеряла себя. Сердце ведь не имеет ушей, чтобы слышать, и глаз, чтобы видеть. Оно все воспринимает через потоки вселенной, через бесконечно чистую энергию природы. Так зачем я его игнорировала, зачем шла против себя? Да потому, что дура, но у меня еще есть шанс все исправить. Ошибки найдены, мотивы поняты, осталось исправлять свое настоящее – прошлое трогать бесполезно – он ушло.

  И тут яркое солнце заглянуло в окно, наполняя комнату светом и теплом. Дабы не ослепнуть, я защитилась от светового потока вытянутой рукой и чувствовала…

 Я чувствовала, как лучи солнце двигаются по моей коже, как бы играя с ней, дразня, вызывая легкую щекотку. Сверху и плавно вниз, затем лучи стали проходить сквозь кожу, по мышцам, нервам…все глубже и глубже. Я не могла этого описать. Теплый свет достиг моего разума и вмиг очистил его, забирая весь осадок с собой. Второй поток света нежно обволакивал мое сердце, заряжая и согревая его. Тепло стало медленно покидать мое тело, и тут вспышка света исчезла.

 Я опускаю руку и вижу, что комната пуста…

 Медленно открываю глаза. Приятный сон. Я знала, что это была не реальность, но до сих пор ощущала теплый поцелуй бабушки. Прикасаюсь рукой к щеке – тепло, приятно. Это было! Бабушка меня услышала и пришла. Прости, бабуль, что я заставила тебя тревожиться, что не дала тебе заслуженный покой. Прости, прости. Прости, что сбилась, сдалась, упала…

 Делаю глубокий вдох и выдох. Перышки на люстре начинают легкий танец, обмениваясь партнерами и делая небольшие виражи, и замирают. Всё – новый день, новая жизнь.

 Спасибо, мама, и кидаю взор на фото, что стоит на прикроватной тумбочке. В рамке бабушка Берта в кухонном фартуке готовит большущий торт, и ее мимолетная улыбка согревает душу. Улыбаюсь в ответ и перед глазами фрагмент прошлой жизни, в котором было сделано это памятное фото.

 - Милая, перестать играть с фотоаппаратом Саманты – они скоро приедут, - бабушка заканчивала украшать торт, который больше смахивал на свадебный. В несколько ярусов, преобладание белого цвета и аккуратных розочек из крема. При всем этом на бабушке ни единого пятнышка, даже легкого следа от муки не найти. Как она умудряется ТАК вкусно и красиво готовить и  при этом оставаться чистой - для меня одна из загадок Вселенной.

  - Ну, бабушка еще один снимок. Сэм разрешила мне временно попользоваться фотиком, так что я не намерена тратить время зря. Щелчок. Все, готово. Это будет замечательное фото.

 Торт и легкое волнение, витающее вокруг, были по поводу.

 Сегодня Сэм знакомила нас со своим женихом. Джеймсом.

 Они познакомились в кафе полтора года назад и с тех пор их души связаны невидимой нитью. Саманта преобразилась, стала другой, какой-то летающей, лучезарной, веселой. От нее исходили непонятные вибрирующие волны, которые заставляли мое тело дрожать и испытывать легкую истому. Я словно была в предвкушении чего-то, по моим нервам пробегал легкий электрический заряд, и что-то внутри меня подымалось, оживало, цвело. Позже Сэм пояснила, что это любовь и ее я смогу понять лишь, когда столкнусь с ней. Любовь? Бабушка говорила мне о ней, но тоже упоминала, что все станет ясным, как только она ворвется в мое сердце. Интересно, и что тогда будет? Я стану похожей на Саманту? Может, сегодня я увижу возлюбленного подруги и пойму кое-что для себя. Ведь, наверное, он особенный, раз Сэм так изменилась рядом с ним. Возможно, он приоткроет занавес таинственности под названием «любовь»?

 Неделю назад Джеймс решил связать их любовь официально и подарил кольцо, ну, просто с огромным камнем. Глаза Сэм с тем пор блистали ярче бриллианта на пальце. Улыбка не сходила с ее лица даже во сне – она отражалась везде, в каждом жесте, слове, в глазах. Ее голос превратился в пение соловья, а поведение иногда напоминало сумасшествие. Взрослая деловая женщина превратилась в легкомысленную девочку. Любовь, что, лишает рассудка?

 Мы были искренне рады за Саманту. Она заслужила все это. Огорчало лишь одно – нам пора освободить Сэм от попечительства над нами. У девушки новая жизнь, счастливая и долгая, полная сюрпризов и неповторимых моментов и наше присутствие ни как не вписывается в эту идеальную картину. Бабушка долго подыскивала нам новый дом и остановилась на Нашвил, штат Теннеси. Город на берегу реки Камберленд, да еще и с прозвищем «Город Музыки» - неплохая замена дождливому Сиэтлу. Чемоданы почти все собраны, осталось самое трудное - прощание.

 - Милая, хватит щелкать и давай, помоги мне накрыть на стол, - попросила женщина, попутно доставая кухонные принадлежности.

 Джеймс Брикс оказался довольно привлекательным мужчиной. Высокий блондин с голубыми глазами, прямой нос, густые брови, милая улыбка. Подтянутое загорелое тело – будто только что с обложки. Несмотря на всю его красоту, я бы не отдала такому сердце. Слишком много красоты, а когда слишком  это не совсем хорошо – лично для меня.

  Когда сладкая парочка села за стол, я немного оторопела. Они выглядели как брат и сестра. Те же жесты, слова, манеры, взгляды, полуулыбки – они были созданы друг для друга. Я чувствовала, как парень внутренне тянулся к Сэм и действительно очень сильно любил ее. Он смотрел на нее, а видел весь мир. Это так… лично и волшебно. Они были связаны энергетически, я чувствовала это, и когда Сэм обратила на меня внимание, я игриво подмигнула ей. Она в надежных руках.

 Ужин прошел по-домашнему, весело и спокойно.

 Мистер Брикс все больше укреплял позицию отличного мужчины. Джеймс работал адвокатом и пережил немало жизненных ситуаций, работал со многими личностями. Его природное качество распознавание людей, так необходимое в его профессии, чем-то напоминала мою эмпатию. Да и вообще, он милый, веселый и положительный человек, с ним не страшно находиться рядом. Все его мысли лишь о Сэм и их будущей совместной жизни. Он силен и телом, и духом. Джеймс  не позволит столь хрупкой девушке оступиться или чувствовать горечь обид. Он уже делает ее счастливой, и меня косвенно. Так подло отнимать частичку чужого счастья, не правильно, не человечно. Не надо греться об чужой костер – нудно разжечь свой. Вот и еще одна причина переезда.

 В тот вечер, Сэм впервые спала в соседней комнате не одна…

 Туман воспоминаний рассеялся, и я бодро поднялась с постели.

 Следов вчерашнего дождя не наблюдалось – в окна ярко светило солнце, и легкий ветерок колыхал кухонные занавески. Абсолютная ясность после масштабной бури. Истинная природа.

 Готовя импровизированный завтрак, приняла решение позвонить Саманте и пригласить ее семью в Мемфис. Давно мы с ней не виделись, да и ее детишкам я по душе. Эти сорванцы Билл и Карла были продолжением Сэм и ее мужа. Хорошая наследственность сыграла свою роль. Красота, ум, внутренний стержень и та же неудержимая энергия. Эти близнецы смогли приумножить и так необъятную любовь двух сердец. И где-то в глубине души я мечтала о таком же конце.

 Улыбаясь предстоящему разговору, я с аппетитом уплетала свежеприготовленный сэндвич. Довольно не плохо, но все равно лучше забить холодильник, тем более, что нас ждут гости. Заметив на краю стола свой ежедневник, решила освежить свою память. Так, сегодня мне нужно закончить квартиру для Симсонов, в два часа подъехать посмотреть шторы и… Беру черную ручку и аккуратно дописываю ниже: «Позвонить Сэм!» и жирный восклицательный знак.

 Мне определенно нравилось то настроение, с которым я проснулась.

 Заказ Симсонов, который я никак не могла закончить в течении месяца, был утвержден за пару часов и уже отдан в обработку. В магазине мне удалось перехватить последние шторы оливкового цвета, следующие такие - поступят в продажу только через полгода. Погода и люди лишь приумножали мое приподнятое настроение. Море света и улыбок.

 На противоположной стороне улицы заметила цветочную лавочку. Остановилась и подумала, а почему бы и нет. Быстро, но осторожно пересекла дорогу и уверенно открыла дверь. Магазин радостно встретил звоном колокольчика на двери. Хм, мило. Может и себе так сделать?

 Разнообразие цветов и запахов поначалу одурманило и закружило голову. Словно попадаешь в цветочное королевство. Точно, прямо как в детстве. Сейчас того и глядишь вылетит фея, какая-нибудь пестрая бабочка или просто божья коровка вылезет из-под лепестка. Просто волшебно.

 Продавщица развеяла мои мечтания банальными вопросами. От ее услуг я отказалась – кто же знает мой вкус лучше, чем я?

 Магазин я покинула с волшебной улыбкой и сказочным букетом тюльпанов.

 - C’est la vie («Такова жизнь» с франц. – прим. автора), - промурлыкала я себе под нос.

 Позже лежа на диване и вдыхая аромат свежих цветов, я придвинула ближе телефон.

 - Алло, - и вслед за мелодичным женским голосом послышался грохот бьющегося стекла. Близнецы, похоже, шалят.

 - Как там поживает Три-Форкс?  - поприветствовала я подругу.

 - Белла! Я так рада слышать тебя. Извини, Билл разбил бабушкину вазу… случайно, - последнее слова явно было выделено нотками негодования. Я представила лицо мальчишки под прицельным взглядом Саманты и невольно улыбнулась. Ох, и влетит ему, когда мама положит трубку.

 - Да, я все понимаю. Как вы там? – хотя судя по голосу и настроению все как всегда, стабильно хорошо. Риторический вопрос от эмпата. Смех, да и только.

 - Все хорошо, Белз. Как сама? Голос у тебя какой-то странный? – забеспокоилась подруга. Далеко, а чувствует.

 - Какой? Голос, как голос. Я чего звоню – приезжайте семьей в Мемфис. Дети, наконец, увидят ботанический сад, Джеймс посетит родину короля Элвиса, а мы с тобой мило поболтаем. Как тебе идея? – я была уверена в положительной ответе на девяносто процентов. Ну же, подруга, не подведи.

 - Белз, я не знаю. Нужно посмотреть мое расписание и Джеймса. Плюс разве это удобно мы - вчетвером в твою маленькую квартирку? – девушка искала липовые отмазки. Нет, не отвертишься – я хочу тебя видеть.

 - Сэээм, ну пожалуйста. Я оплачу Вам гостиницу или, еще лучше, сниму комнату в моем же доме. Я приглашаю – я и плачу. Разве я часто тебя о чем-то прошу? – включила я жалобный голос и подкатила нижнюю губы. Нет, для этого определенно нужны зрители, а то получается театр одного актера.

 На другом конце провода послышался шорох и звуки хаотичного движения. Похоже, кто-то подключился к разговору.

 - Мы обязательно приедем, Белла, - весело ответил мне Джеймс. Все ясно – он уговаривал ее на эту поездку. Хитрец. Я определенно теперь люблю его больше.

 - О, Джеймс, спасибо, спасибо, - и я радостно захлопала  в ладоши. Телефон вместе со мной радостно запрыгал на диване  и грозился вот-вот упасть с плеча.

 - Ооу, полегче там, - успокаивал Джеймс и его заливной смех заполнил трубку.

 - С тебя экскурсия, - то ли шутя, то ли серьезно произнес мужчина.

 - Конечно, будет Вам самая лучшая экскурсия. Когда приедете? – я уже готова была ехать в аэропорт. У меня внутри что-то подпрыгивало – я не могла усидеть на месте.

 - Отлично. Я сообщу тебе позднее. Извини, пора бежать, пока близнецы еще не напросились на очередной нагоняй, - семейные хлопоты, как мило.

 Я поставила телефон на место. Разговор прошел даже лучше, чем я ожидала, оставив томительный осадок ожидания. Комната наполнена светом и ароматом тюльпанов. Лучшие друзья девушек, это не бриллианты, а цветы. Я думаю, отличным продолжение этого дня будет мороженое.

 Мне повезло с домом. Рядом было отличное кафе, где можно было не только вкусно перекусить, но и посидеть в приятной атмосфере, слушая живую музыку. Blues City Cafe. Отлично.

 Тот вечер я провела весело, слушая живой джаз и поддавшись искушению, смаковала гамбо перед обильным десертом. Вернувшись в свое гнездышко, я на той же романтической нотке устроила киносеанс. «Обещать не значит жениться»  - и легко и весело для тихого вечера.

 Мне снова снилась бабушка. Снова в привычной обстановке.

 Мы обсуждали все на свете и сегодняшний день тоже, ожидаемый приезд Саманты. Я делилась впечатлениями о встрече с близняшками, чего не успела сделать бабушка, и она не сдерживала нахлынувшие слезы. Она очень хотела видеть меня рядом с такой же семьей, вернее, меня, как основательницу собственного рода. Ее печаль невольно коснулась моего сердца, и я направила волну смирения и надежды моему любимому человечку. Берта приветливо улыбнулась и снова включилась в разговор.

 Спустя год после великой трагедии, Сэм решила вытащить меня из моего горя и заодно познакомить с детьми. Вариантов отступления не было. Либо я ехала добровольно, либо Сэм тащила меня силой, гарантируя мне чувство вины и потерю собственного достоинства, в придачу половина дороги причитаний со стороны подруги. Взвесив все «за» и «против», я заставила себя паковать чемоданы.

 Точка сборки – Нью-Йорк, где у Джемса должно было проходить крупное дело об убийстве. В Три-Форкс я наотрез отказывалась возвращаться, не было желания наступать на одни и те же грабли. Так что пришлось переться через всю страну, так сказать выступать группой поддержки. Хотя поддержка из меня была никудышная. Группа отдышки, скорее всего.

 Долгий перелет, смена всевозможных поясов, новые притоки людей и вот я в Нью-Йорке. Красоту и пышность великого «зеленого яблока» я не замечала. Хотелось поскорее зарыться в номер и поспать. Да, с Самантой и спокойно поспать. Как же…

 У Сэм была обширная программа, но меня волновало не это. Трехлетние близняшки оживили скучный номер отеля. С виду милые и спокойные дети, на деле оказались подрастающими Бонни и Клайдом.

 Билл был копией мамы. Непослушные рыжие кудри, пронзительные морские глаза, блестящая улыбка - Сэм постаралась. Характер не поддается дрессировке, волевой и изобретательный.

 Карла продолжение Джеймса. Миниатюрная блондинка, прямой нос, смуглая кожа отца. Характер как у брата, плюс изворотливая и творческая натура.

 Результат – самые незабываемые и непредсказуемые семь дней в моей жизни. И для персонала отеля, я уверена, тоже.

 Первый день – североамериканские индейцы. Боевой раскрас, диадема с перьями, ритуальные танцы и стрельба из лука. Знакомство было закреплено метким попаданием обоих стрел в мою «десятку». Долгоиграющий синяк был лишь началом.

 Второй день – джунгли. Две обезьянки разгромили пол номера и перепугали всех соседей на этаже. Зато нас сторонились, и лишние вопросы не задавались.

 Третий день – идеальная семья. Мама Барби, папа Кэн и пару детишек-игрушек. Семейная идиллия закончилась громким скандалом и битьем детской посуды. Неужели дети нахватались этого из дома?

 Четвертый день – прятки. Прятались так, что искали всем отелем, едва не подключив полицию. Когда в игру подключили меня, у Сэм началась истерика. Я начинаю тянуться к этим детям, к их чистой энергии и чистому взгляду на жизнь. Следующую игру решаем провести заодно. Молимся, чтобы Саманту не хватил удар.

 Пятый день – пираты. Корабль, черный флаг, повязки на глаза и конечно попугай. Грабеж, абордаж, выстрелы и ром – Карибское море отдыхает рядом с нами. Сэм на удивление подхватила водяной пистолет и обстреляла нас всех. Победила дружба.

Шестой и седьмой день – дети доверились мне, и мы провели их безопаснее и спокойнее для окружающих.

 В музее естествознания мы восхищались динозаврами, мамонтами и другими животными, которые жили на планете до нашей эры. Зоопарк в центральном парке из знаменитого мультика «Мадагаскар» вызвал бурю эмоций и у детей и у нас. Дети кормили животных, пока мы с Сэм наслаждались отдыхом. И как финал – мюзикл «Король лев». На сцене все казалось гораздо реальнее и красочней, захватывающе, чем с экрана телевизора. Из театра выходило не двое, а четверо детей, получивших море удовольствие и положительного заряда энергии.

 К моменту расставания нас невозможно было разлучить, и прощание было очень слезливым. Дети Сэм стали моими, я заразилась их детством, беззаботностью, весельем. На эти семь дней я стала маленькой Белой Свон, не напуганным эмпатом, а самым обычным ребенком.

 Было очень здорово.

 История малышей Саманты позабавила бабушку, и я была вознаграждена ее жизнерадостным смехом. Разговоры, объятья, воспоминания слезы… Было все.

 Прощаться с бабушкой не хотелось, но она сказала, что это не последняя наша встреча.

 Теперь и ночь была моим союзником, а луна – проводником.

 Спустя два дня  я получила смс от Сэм.

«В субботу будем у тебя. Острые и горючие предметы исключить из обихода на время пребывания семьи Брикс».

 Ха-ха. А то я не знаю близнецов. В семь лет игры посерьезнее будут.

 Прыгая, как сумасшедшая, на своей кухне, я взглянула на календарь. В запасе три дня. Супер.

 Благодаря гипнотической силе зеленых купюр и очаровательной улыбке, в доме (совершенно случайно) нашлась пустая комната для будущих гостей. И не просто комната, а с выходом на внутренний дворик. Вау. Общие посиделки – как раз то, что доктор прописал.

 Поход по магазинам игрушек, подарков и дизайнерской одежды помог развеяться и мысленно приблизить день «Икс».

 Казалось, что звезды, наконец, повернулись ко мне лицом и ярко осветили мне путь. На улице был конец лета, а в душе - весна. Энергия била из меня, как воды Ниагарского водопада. Мир начинал открываться мне с новой стороны, и каждый день знаменовался чем-то хорошим - от простой мелочи до великого открытия.

 В канун приезда Сэм, позвонил отец, я и его смогла зарядить своим весельем. Общаться с ним становилось все проще и приятнее. В отце я уже не нуждалась, а вот в опытном друге - очень даже. Может и его пригласить в гости? Возможно, но… позже.

 Суббота.

 10.30. Международный аэропорт Мемфиса. Настоящий муравейник – место, где мне запрещено находиться. Раньше, не сейчас. Последнюю неделю приступов не было, положительные потоки энергии лишь усиливались, а те проблески темноты, что местами пытались нарушить мою гармонию, легко отслеживались и ликвидировались. Дар эмпатии радовал меня.

 Высадка  рейса Сиэтл-Мемфис. Пассажиры сливаются в один поток со встречающими, таблички с багажом - хаос. Я нетерпеливо подпрыгиваю, высматривая знакомые головы. Еще прыжок и вот они.

 Красивая стильная Сэм и крепкий  здоровяк Джеймс. Как можно с возрастом становиться лишь красивее и очаровательней? Выпытаю у них секрет. Глаза  семейства испуганно бегали с колен на головы людей. Хм, дети…

 Я стремглав помчалась сквозь густую толпу, стараясь обгонять, но никого не травмировать. Да, оказывается, плыть против течения так же опасно, как и плеваться против ветра, но отступление не входило в мои планы.

 Поворот, прыжок через багаж и гарантированное приземление на пол, если не с переломом, то с ушибом точно. За долю секунды до падения, я закрыла глаза. Не желаю видеть свое поражение, после таких веселых дней.

 Секунда и… ничего. Носом ощущаю приятный мужской запах, телом – сильные руки, широко раскрытыми глазами  - глубокие изумруды под длинными ресницами, эмпатией – волны уверенности и благородности. Боже мой…

 Не успела я опомниться, как меня оглушили крики Билла и Карлы.

 - Тетя Белла! – и четыре руки повисли на моей шее. Еще чуть-чуть и задушат. Мужской аромат сменился детским, сладким и теплым. Хорошо забытое чувство беспричинного счастья заполнило до краев.

 Незнакомец растворился в толпе – передо мной стояли Бриксы.

 Вдоволь натискав меня, дети отступили к отцу. Саманта бросив небольшую сумку на пол, последовала примеру детей и заключила меня в не менее крепкие объятья.

 - Как же я скучала, - послышался голос подруги.

 Она слегка отстранилась и внимательно изучила меня взглядом. Прям не подруга, а рентген. Судя по лицу, увиденное ее удовлетворило – искренняя улыбка, как говориться во все тридцать два, играющие глаза и здоровый вид.

 Спустя мгновение, подруга слегка нагнулась ко мне:

 - Что случилось? Ты словно призрака увидела? – все-таки заметила. Вот что значит сестра, хоть и не родная.

 - Да, сама не знаю, - и я мельком окинула помещение аэропорта, в надежде заметить моего спасителя. Все равно, что искать иголку в стоге сена. Глупо и безрезультатно. Глубоко выдыхаю и возвращаю взгляд на вновь прибывшую подругу.

 - Просто… не знаю. Странное чувство. Я ведь чуть не упала только что, а какой-то незнакомец спас меня, - отчаянье в голосе трудно было скрыть.

 - Незнакомец? Какой? Где? - и Сэм начала повторить мое движение головой, напоминая лесную сову. Те, кто хоть раз были в зоопарке, поймут меня. Смешно до безобразия.

 Я не выдержала и громко засмеялась.

 Сэм непонимающе уставилась на меня и не получив ответов, безразлично махнула рукой.

 - Привет, Белла. Выглядишь отлично, - поприветствовал меня Джеймс. Я надеюсь, хоть он не будет лезть ко мне с обнимашками?

 Облегченно выдыхаю, пожимаю крепкую загорелую руку. Где они находят столько солнца в дождливом Сиэтле?

 Мужчина забирает приехавший багаж, нежно целует жену в щеку и успевает еще приструнить детей.

 - Куда едем? В гостиницу? – полюбопытствовала Саманта.

  Загадочно улыбаюсь и приземляю обе руки на талии.

 - Не угадали. Я для Вас такое приготовила, - и подмигиваю озорным близнецам.



Источник: http://robsten.ru/forum/67-1800-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: ДушевнаяКсю (24.11.2014) | Автор: ДушевнаяКсю
Просмотров: 105 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 4.8/4
Всего комментариев: 2
avatar
0
2
Спасибо большое  cvetok01
avatar
0
1
Спасибо lovi06032 lovi06032 lovi06032
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]