Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


ПРОНИКНОВЕНИЕ. ГЛАВА 12

 

Глава 12. Наваждение.

 

 - Бабушка, сегодня столько всего произошло, - от нетерпения я подпрыгивала на месте и сладко потирала ладоши.

 До боли знакомая мне комната находилась во власти сумерек.

 Все краски были неяркими и расплывчатыми, предметы, как и вся комната медленно покрывались серой дымкой. Самым ярким пятном во всем этом были мы с бабушкой, став эпицентром сияния и жизни. Мы словно находились в пузыре света, который повторял все наши движения и менялся вместе с нами. Собственный пластичный свет. Хм.

 Это было так мистично, немного романтично и очень лично.

 Спустя пару мгновений меня осенило – источник света сама Берта!

 Она словно светилась изнутри особым притягательным огоньком. Бабушка была укрыта светом, как защитным слоем, который и освещал и согревал и предупреждал.

 У меня лишь одна догадка.

 Ангел.

 Я часто представляла их после очередного прочтения библейских историй. Единственные «святые» персонажи, которые действительно меня интересовали и в существование, которых я верила.

 Величавые, невероятно красивые, добрые и воинственные. С большими крыльями на спине, которые служили не только как средство перемещения в пространстве, но и как защита, готовая в любую минуту укрыть любого под своим белоснежным куполом. Перья были белые, очень мягкие и слегка блестящие, как капельки росы на траве.

 Женщины были одеты в легкие и удобные туники, которые развевались по ветру, напоминая паруса. Ноги украшали плетеные сандалии, а руки серебряные браслеты, при движении издающие звук, похожий на звон колокольчиков.

 Их глаза цвета неба, а волосы – спелой пшеницы. Голос слаще любой музыки, руки нежнее шелка.

 Умеют читать мысли и всегда помогают нуждающимся. Появляются из неоткуда и незаметно уходят в никуда. Всегда рядом, но недосягаемые для нашего взора.

 Ангелы – воплощение невинности, чистой любви и силы Господней.

 Само совершенство.

 Как же я ошибалась.

 Лишь спустя годы и перенесенные потери, мое сердце осознало, что настоящий Ангел всю жизнь был возле меня.

 Свои крылья он не показывал, поскольку в них не было нужды, возвышенную одежду променял на земную, сливаясь с народом.

 Знал и понимал меня лучше, чем я сама. Читал мои мысли и чувства, как открытую книгу. Любил меня так, как люди просто не могут любить. Никогда не отказывал мне в заботе, помощи и поддержке. Заряжал своей энергией и верой.

 Одним прикосновением затягивал душевные раны, своей улыбкой стирал слезы, молчанием поддерживал и согревал.

 Его оболочка была не совершенна, но душа была переполнена любви и самопожертвования.

 Берта Свон.

 Моя бабушка была живым воплощением чистоты и высшей доброты. Я и не догадывалась, что мне посчастливилось оказаться в объятьях Ангела с первым вдохом на этой земле.

 Любуясь преображением бабушки, от счастья я воспарила на собственных невидимых крыльях.

 Она ангел. АНГЕЛ. Боже, спасибо.

  Берта мирно улыбнулась и подарила свое прикосновение, как знак, что готова выслушать от меня все. Отлично. Мне это как раз очень нужно.

 Я широко улыбнулась и сделала глубокий вдох.

 - Сегодня приехала Саманта с семьей. Малыши так подросли и их шкоды тоже, - выливала я свои впечатления, активно жестикулируя руками.

 Сегодняшний день  подарил мне океан новых чувств и эмоций, знакомств и встреч, приятных… и очень приятных. И всем этим я хотела поделиться с самым близким моему сердцу человеком. Я хотела, чтобы бабушка разделили со мной эти впечатления, почувствовала все того же, что и я. Она должна знать, что я ощущаю ее присутствие постоянно, всегда и везде, что ее любовь жива и что ее внучка сейчас начинает ощущать себя живой, по-настоящему живой. Крепко спящая Белла начинает просыпаться. Медленно, но уверенно. Раньше меня это пугало, я бежала, пряталась от перемен и реальности, но сейчас меня радует мое пробуждение. Я как никогда готова к нему.

 - Я показывала Бриксам город.  В ресторане близнецы произвели обстрел капустой, в зоопарке устроили морской бой… В общем не давали всем нам скучать, - и мое сердце обдало блаженным жаром при воспоминании о детях.

 - Я очень рада, что Сэм приехала. Я снова стала дышать полной грудью, - констатировала я глубоким веселым вдохом.

 Бабушка довольно улыбнулась, и в ее глазах появилось счастье. Я уже успела позабыть какое оно у нее. Серое с оттенками морской волны и бледной зелени. Умопомрачительно.

 Я блаженно плавала в глазах бабушки, пока не почувствовала некие перемены.

 Яркий огонь в глазах терял свой свет, искренняя улыбка превращалась в ее подобие, сердце начало биться в другом ритме. Тело стало излучать импульсы волнения и слабой надежды. 

 Что такое? Что случилось?

 - Бабушка, не переживай, не стоит. Все хорошо и даже лучше, - и я погладила руку женщины.

 Мягкость ее кожи напоминала нежность лепестков ее любимых цветов – жасмина, что вселяло мне спокойствие и умиротворение. Я всегда удивлялась силе ее воздействия на меня. При любых условиях ее присутствие меняло всю вокруг, вырывая из жестокой реальности в мягкие и теплые объятья бабушки. Самое надежное и безопасное место на земле.

Теперь я знаю, как ей удалось создать такую глубокую связь со мной.

 Я собиралась использовать свой дар, но решила, что следующие новости сделают это гораздо лучше.

 Внутренне настроившись, я заглянула в родные глаза:

 - Это не все, бабушка. Случилось еще кое-что… весьма важное, - и я остановилась, давая себе передышку и внутренне подталкивая к решительным словам. Ну же, говори.

 - Сегодня в аэропорту я… меня… он… - мой словарный запас состоял из одних местоимений. Наверно со стороны я выглядела смешной, но я никак не решалась произнести эти слова вслух. Мне самой себе было страшно признаваться в них, а тут надо придать этим чувствам словесную форму, дать им жизнь вне моего тела и головы. Немного страшно и волнительно.

 - Милая, не волнуйся. Если ты не готова это сказать, не говори, - бабушка всегда чувствовала и знала меня лучше, чем я сама. И сейчас она поняла меня и не желала, чтобы я переступала через себя. Но это нужно было сделать не только радо бабушки. Хватит, молчать и скрывать свои чувства.

Я поцеловала ладошку мисс Берты и подарила улыбку «спасибо за понимание».

 - Нет, бабуль, все хорошо. Сегодня в аэропорту меня спасли от падения, - говорила я тихо, медленно опуская голову вниз. Привычнее рассматривать узоры на ковре, чем видеть реакцию бабушки на мои слова. Я сначала должна все сказать, все, что чувствую, а потом уже видеть  и чувствовать мнение бабушки об этом.

 - Вернее спас… мужчина. Я его толком не видела и не знаю, но после встречи с ним я изменилась. Внутри меня что-то возродилось и растет с каждой минутой. Я испытываю то, что меня пугает и радует одновременно. Я до сих пор помню его глаза, такие выразительные, живые, добрые, что начинаю сходить сума и видеть их везде. У меня была возможность лишь пару секунд находиться возле него, пока он не растворился в толпе, но этого хватило, чтобы я ощутила его энергию. Его импульсы пронзили каждую мою клеточку и изменили меня изнутри. Меня тянет к человеку, которого я не знаю и которого возможно никогда не увижу, - я сорвалась на плачь и в отчаянье закрывала лицо руками.

 Последние озвученные мною слова, испугали меня, поселили в моем сердце острую боль и глубокую печаль, ведь я безумно хотела вновь стать пленницей этих изумрудных глаз. Я готова была добровольно идти в плен, но лишь сейчас стала понимать, что у меня даже может и не быть этой возможности.

 Какова вероятность, такой же повторной, случайной встрече в столь огромной мире? Одна сотая на миллион? По-моему я ошибаюсь в расчетах.

 Правильнее сказать – никогда.

 Пока я поддалась таким манящим сладким грезам, суровая реальность резко выдернула меня на свежий воздух.

 Я на секунду забылась. Забыла, где я живу, в каком мире…

 Как меня угораздило полюбить человека, которого не знаю? Зачем я открыла сердце незнакомцу, позволила его энергии окутать меня и уйти в неизвестном направлении без имени и адреса? Зачем чувствовать то, что не с кем разделить?

 Я его не увижу вновь, и моя первая любовь от этого становиться глупой и самоуничтожающей. Теперь я сама себя убиваю.

 Я не начала новую жизнь, я нашла новый способ убить себя.

 Каждая мысль сопровождалась очередным потоком слез и отчаянья.

 Новые чувства и горечь от того, что возможно они будут не взаимными, придавали боли особый вкус. Сладко - перченый.

 Сладость чувствовалась в районе груди и ниже пупка, а острота заполонила голову, выедая розовые мечты о любви и счастливой семье.

 Бабушка нежно меня обняла, и начала медленно гладить мои волосы. Она всегда так делала в детстве, когда со мной происходило что-то плохое, и я нигде не могла найти утешения. Ее плавные движения посылали моему телу импульсы тепла, любви, поддержки и сама того не замечая, я успокаивалась. Так же произошло и сейчас.

 Ох, уж это ангельские штучки…

 Спустя пару минут монотонных движений по моим каштановым волосам, слезы стали высыхать, а всхлипы становиться все реже. Истерика отступала, отчаянье не исчезло, но уже не давило на сердце.

 - Милая, не стоит так убиваться. Ты ведь не знаешь наверняка, что следующая встреча не состоится, - бабушка, как всегда говорила правильные вещи. Мудрость ничем не заменишь.

 Ее рука не покидала моей головы, а голос обволакивал как мед. Мм. Приятно и так знакомо.

 - Пути Господни неисповедимы, - услышала я цитату из Библии.

 Хоть я и не была глубоко верующей, но точно знала, что сейчас эти слова были мне нужны.

 Бабушка верила в Бога, его величие и справедливость. Верила в меня и мой счастливый конец.

 Находясь так близко к ней, я ощущала это, как свои собственные чувства. Они были настолько сильны и искренни.

 Бабушка знала, что у меня будет все хорошо. Прислушиваясь к ней, я ощущала, что она знает больше, чем говорит.

 Я слегка отстранилась, чтобы окунуться с головой во взгляд мисс Свон.

 Зрачки стали увеличиваться и часто менять свою траекторию, раскрывая внутреннее волнение или страх. У бабушки был взгляд запуганного зверя. Или… больше походил на человека, который думает одно, а говорит другое.

 Да что происходит?

 Моя бабушка никогда не была такой.

 Едва я решилась включить свой дар, как бабушка резко встала и сделала пару шагов назад.

 - Белла, милая, не надо меня сканировать, - ее голос слегка дрожал. Все-таки я права  – страх есть и он не безоснователен.

 Я же могу помочь, бабушка. Почему ты мне не позволяешь?

 Ее энергетические импульсы не менялись, мысли были хаотичными, словно меня специально хотели сбить с толку.

 - Милая, теперь все изменилось. Твое настоящее вошло в нужное русло, - говорила бабушка уже более спокойным тоном.

  - Я не понимаю, о чем ты… - произнесла я в ответ, приподнимая плечи вверх. Она говорит, какими то загадками.

 Берта сделала шаг вперед и плавно скрестила руки в замок. Взгляд сфокусировался на мне и острые уголки глаз смягчились.

 - Милая, ты все скоро поймешь. Потерпи, - и я снова увидела знакомую мне улыбку.

 Она определенно, что-то знает.

 - Не переживай из-за того… парня. Просто слушай свое сердце, и оно приведет тебя к дверям счастья. Будь готова, что дверь может оказаться закрытой или ключ не подойдет. В любом случае, найдя дверь, не бросай ее, не теряй надежды и веры в себя, - последние слова бабушка промолвила уже сидя возле меня.

 В ее глазах читалась уверенность и просьба.

 Это же бабушка, она никогда не желала мне зла. Так почему же я сейчас боюсь ей довериться?

 Честно, не знаю. Может, просто не ожидала, что она будет что-то скрывать от меня?

 Хорошо, бабушка, я опускаю руки.

 - Хорошо, бабуль, я все поняла. Ты говоришь только то, что мне нужно сейчас знать, - сделала я вывод из нее странного поведения.

 Бабушка почувствовала облегчение, и устало выдохнула.

 - Мне уже пора. Ты готова. И еще… Не поднимешься в горы — не узнаешь высоты неба; не спустишься в бездну — не узнаешь толщи земли, - прошептала Берта.

 Женщина приблизилась ко мне и опустила свои теплые губы на мой лоб.

 От наслаждения закрываю глаза и позволяю чувствам полностью овладеть мной.

 Я сладко вдыхаю жасминовый аромат, и мои необъяснимые страхи растворяются как кусочек сахара в чае. Глубоко впитываю получаемый поцелуй и чувствую, как получаю недостающую дозу счастья и восторга. Так сладко.

 Минута, две… ощущение теплых губ исчезло.

 Открываю глаза и… вижу включенный ночник на столике. Бабушки нет.

  Я вдруг поняла, что она ушла НАВСЕГДА.

«…Не поднимешься в горы — не узнаешь высоты неба; не спустишься в бездну — не узнаешь толщи земли…», - пронеслось эхом по комнате.

 Солнце ласково заглядывало в окно, оповещая о начале нового дня.

 Я сладко потянулась, и зевнула пару раз, но глаза еще не открывала, не желая впускать яркий свет в блаженную темноту век.

 Возле двери на террасу я уловила какой-то шум. Раздался слабый стук, затем уже более уверенный и, наконец, полился приглушенный детский смех.

 Карла и Билл.

 Я бросила сонные глаза на будильник.

 6:30.

 Что-то они припозднились. В прошлый раз они просыпались вместе с петухами. Стареют…

 Не желаю покидать мягкую постель, но слышу еще череду стуков. Нет, они не дадут даже спокойно умереть, не то, что поспать. Шалунишки.

 Тяжело выдыхаю, пытаюсь широко открыть глаза, но в итоге лишь пальцами придерживаю веки и с трудом покидаю кровать.

 Медленно шарпаю ногами по ковру, попутно стирая остатки сна, и вот она дверная защелка.

 Опускаю взгляд на порог и вижу лишь верхушки голов детей. Ага, решили спрятаться. Ну, хорошо. Я тоже кое-что умею.

 Медленно и как можно бесшумно поворачиваю ручку и резко тяну на себя широкие двери террасы.

 - Агаааа, нашли себе укромное местечко, - прокричала я «суровым» голосом прямо перед носом близнецов.

 Дети завизжали и побежали врассыпную вглубь дворика.

 Я блаженно впускаю свежий воздух в комнату и с удовольствием прикрываю глаза.

 Шторы тут же подхватили мое настроение и начали свой воздушный танец в паре с ветром. Прыжок, поворот, пауза и снова поворот… Завораживает.

 И зачем я вчера закрыла все окна на ночь? Заперлась как старуха, в то время, как нужно наоборот быть открытой для всех.

 Очередной поток воздуха обрушился на мое лицо и начал развеивать мои волосы. Люблю я эту игру ветра, он же мужчина и точно знает, как приласкать женщину.

 Наслаждаясь утром и свежими потоками воздуха, расплываюсь в счастливой улыбке.

 Я четко помню свой сон.

 Разговор, откровения, необычное поведение и… уход бабушки.

 Боль, должна быть огромная боль, но в сердце лишь облегчение и легкость.

 Эта ночь подарила мне освобождение от былых зависимостей и уверенность в себе и будущем.

 Я отпустила бабушка легко и радостно. Она обретет покой, а со временем и я.

 Новая Я мне нравилась определенно больше, чем старая Белла, унылая, серая и загнанная в угол. Пора выпрямлять плечи и идти по жизни уверенной походкой и с поднятой головой. Жизнь не любит слабаков, она их давит как тараканов, безжалостно и с удовольствием.

 Так что прочь прошлую жизнь, прочь сомненья...

 Открыв глаза, я вспомнила, что приняла игру малышей и теперь обязана их найти.

 Уверенно ступаю во дворик и глазами ищу своих «жертв»…

 Часы не стене показывают 10:00.

 Бриксы и я заканчиваем завтракать, в последний раз гремя приборами по тарелкам.

 - Милая, большое спасибо. Все, как всегда, божественно, - проговаривает Джеймс, растягивая слова, и попутно наклоняясь, чтобы подарить жене невинный поцелуй.

 Саманта приняла благодарный поцелуй и покрылась румянцем.

 Искры от их любви до сих пор остро ощутимы под кожей, так и витают в воздухе мелким салютом двух сердец. Наверно, и должно быть, когда двое растворяются друг в друге.

 Близнецы вытерли рты салфетками, встали из-за стола с тарелками в руках и, обойдя стол, подошли к Сэм.

 - Спасибо, мам, - Карла поцеловала маму в левую щеку.

 - Спасибо, мам, - и Билл прикоснулся губами к правой щеке.

 Дети поставили посуду в раковину и шустро помчались в свою комнату.

 И после этого еще могут быть какие-то сомнения относительно желания иметь семью и детей?

 Я это, конечно, говорю не к тому, что мне стоит немедленно пойти к компьютеру и зарегистрироваться на всех сайтах знакомств. На такую глупость я бы не решилась. В этой всемирной паутине сидят лишь толстяки, уверенные в себе бабники либо женатые, жаждущие новых ощущений. Нет, спасибо.

 Мне бы снова увидеть эти изумруды, вдохнуть это запретное «Искушение»… хотя бы на пару секунд…

 - Белла, ты где? – махала руками подруга перед моим мечтающим лицом.

 Я отряхнула наваждение и внимательно посмотрела на Сэм.

 - Что? – спросила я, словно мое сознание и не покидало этой комнаты.

 - Это я тебя спрашиваю. Что случилось? Ты где летаешь? – улыбалась подруга, облокотившись на кухонный стол.

 - А где Джеймс? – спросила я, не обнаружив его на кухне. Ведь он только что был здесь.

 - Он на террасе. Не заговаривай мне зубы, подруга. Ты так отключилась, что даже не заметила, как Джеймс ушел. Я жду объяснений, - и знакомый мамочкин тон прорезался из уст Саманты. 

 Она не отстанет, пока не добьется ответа. Это профессиональное.

 - Ничего. Просто каждый раз, как я оказываюсь в центре вашей любви, невольно утопаю в ней и начинаю грезить о своей, - почти, что правду проговорила я, избегая сканирующего взгляда подруги.

 - Извини, мы тебя смущаем, - скорее утвердила, чем спросила подруга. Она начала ощущать неловкость и вину. Ну, молодец, Белз, умеешь высказаться.

 Выдыхаю и беру ладони Саманты в свои.

 - Сэм, посмотри на меня, - попросила я, глядя на опущенный взгляд женщины.

 Психолог неуверенно подняла голову и направила на меня свои небесно-голубые глаза. Так-то лучше.

 - Ты и Джеймс никогда, слышишь, никогда мне не мешали и не стесняли в чем-либо. Все, как раз наоборот. Это я втиснулась в Вашу и без того размеренную жизнь и питаюсь Вашей энергетикой любви и счастья. И мне… - объясняла я подруге, пока меня не перебили.

 - Да, что ты такое говоришь. Мы любим тебя и никогда не  считали тебя чужой. Ты и мисс Берта стали моей семьей после того, как мы покинули Три-Форкс. Не смей мне говорить таких слов, - твердила Сэм и ее глаза наполнялись горькими слезами от обиды. Я заставила подругу плакать и оправдываться перед «не думающей, что говорит» девушкой.

 - Прости, Сэм, прости, - и я погладила ее щуку ладошкой, вытирая пролившиеся слезинки.

 - Я не подумала, что говорю. Просто сон… Бабушка ушла, - произнесла я совершенно спокойным голосом. Надо же, Белла, удивляешь.

 - Оу, милая, все хорошо. Я рядом. Она должна была обрести покой…

 - Сэм, не надо. Я все понимаю, правда, и со мной все хорошо. Мы успели попрощаться, и сейчас мне даже стало лучше, - искренне убеждала я подругу, чьи вчерашние слова оказались уместными и мудрыми.

 - Я рада, Белла, рада, что ты решилась на этот шаг. Ты молодец. И что теперь? – поинтересовалась Саманта, заметно оживившись от моих слов.

 - Впереди у нас еще один прогулочный день, - подмигнула я подруге.

 Дети запищали от восторга, завидев вдалеке огромные кубики на Центральной Авеню.

 Детский музей Мемфиса - один из немногих музеев, представляющий простор для интерактивной деятельности. Дети могут построить небоскреб, поиграть с пожарной машиной или полицейским мотоциклом. Особенной любовью пользуются миниатюрный продовольственный магазин, куда можно въехать с корзиной для покупок и рассчитаться кредитной картой, и банк, в котором можно выписывать чеки. Ежемесячно устраиваются кукольные шоу и концерты живой музыки. 

 В музее множество секторов для изучения и развлечения, направленных на развитие ребенка и его взаимодействия с родителями.

 Например, Playscape парк является областью, где малыши могут играть свободно и наслаждаться рядом образовательных мероприятий, в то время как симулятор землетрясения предоставляет таблицу дрожания, на которой дети могут строить и учиться. Бриксы, конечно же, отличились, настроив таблицу на критически высокий показатель и едва не оставив музей без «живого сектора».

 А гидротехнические сооружения вызывают восторг даже у взрослых.

 В музее есть настоящая река, где близнецы ловили рыбу. Также есть две живые колонии медоносных пчел, чтобы дети могли наблюдать и учиться, экспонат модели могучей реки Миссисипи с потоком воды высотой в 50 футов.

 В середине экскурсии мы натолкнулись на тело человека. Карла и Билл разбирали легкие и сердце, пока родители прятали от их зорких глаз «взрослые» органы. Я тихо хихикала в углу.

 Дети по очереди посидели на полицейском автотранспорте и пожарной машине, после чего точно определились, кем они хотят стать, когда вырастут. Карла выбрала полицейского, а Билл – пожарного.

 Знакомые мечты… Я в детстве тоже мечтала помогать людям, ну там, быть спасателем или  врачом…В принципе, мечта сбылась - я ведь помогаю людям, правда это не профессия, а дар, но смысл то не меняется.

 Близнецы вместе с родителями заводили огромные часы, пока я слушала о причинах возникновения снега, почему летают и не падают самолеты и т.д. Было весело, познавательно и легко.

 Последний зал поразил всех. Going Рlaces – место, где можно оседлать и потрогать все экспонаты руками.

 Мы залезли в реальную кабину самолета и нажимали на разные рычаги, которые управляют небольшой моделью самолета. Джеймс и Билл были штурманами, мы соответственно пассажирами. Когда парни включали модель, то большие вентиляторы, встроенные в стену начинали дуть и поднимать самолет в воздух. По волосам Билла было видно, как они дуют, а движения кабины создавали реальное ощущение полета. Волшебно и так восхитительно.

 Мы кричали, смеялись от восторга и переполняющих нас всех эмоций.

 По выходе из музея, было принято решение поехать домой пообедать, а глядя на довольные, но уставшие глаза детей, еще и дать киндерам возможность передохнуть.

 Сэм порадовала нас своей фирменной лазанье и печеным мясом. Надо будет взять у нее рецепт, а лучше пару уроков по кулинарии.

 Детей мы оставили с корзиной фруктов и мультфильмами, а сами поспешили в город.

 - И куда мы теперь направляемся? – поинтересовался Джеймс, ведя жену и меня под руку.

 Я ждала этого вопроса и поэтому победоносно улыбнулась.

 - Если Вы не были в этом месте, значит, Вы не были в Мемфисе, - загадочно ответила я.

 Семейство Брикс переглянулось и удивленно уставилось на меня.

 - Где? – синхронный вопрос с обеих сторон.

 - Но, разумеется, самое известное место в окрестностях Мемфиса — это Грейсленд — дом короля рок-н-ролла Элвиса Пресли, - указывала я на «нотные» ворота поместья.

 Бриксы восторженно улыбнулись.

 К дому нас подвезли на шаттлах. Каждому выдели плеер с наушниками, т.е. тур по особняку проходил под собственным руководством плюс голос экскурсовода. Необычно и безумно интересно.

 Грейсленд - поместье в Мемфисе, на архитектурном и художественном уровне воплощающее колониальный стиль, сооруженное в тысяча девятьсот тридцать девятом году. Сооружение расположено на бульваре, который носит имя своего прежнего знаменитого хозяина. В тысяча девятьсот восемьдесят втором году оно было открыто для посещений. Дом хранит отпечаток присутствия бывшего владельца, который он приобрел в тысяча девятьсот пятьдесят седьмом году. Для Элвиса такое приобретение стало истинным воплощением его давних стремлений, ибо поместье символизировало для певца успех, достаток и гармонию.  

 Дом имеет два этажа, предназначенных для обитателей, всего здесь имеется двадцать три комнаты, несколько пристроек, играющих определенную функциональную роль. Есть также офис и бассейн, в котором Элвис ни разу не искупался. На территории поместья находится мемориал - Meditation Garden, где погребены члены семьи Пресли и сам Элвис. Дом окружают роскошный сад, пастбища и конюшни.

 Экскурсия начинается с входной двери и проходит по кухне, бассейну, расположенному в поместье, гостиной и жилым комнатам. Затем бильярдная, верхний этаж и могила Элвиса.

 «Комната Джунглей», где было записано около 12 песен. Едва переступив порог этой комнаты, в наших головах возникла одна и та же мысль: «Как хорошо, что мы оставили малышей дома». Переглянулись и, убедившись, что поняли друг друга правильно, засмеялись и продолжили осмотр комнат.

 Женская половина посетителей была восхищена спальней родителей Элвиса, встретившая нас приятным сочетанием темно-бардового и сливочного цветов, с минимальным количеством аксессуаров и простотой интерьера. Сэм тут же загорелась сделать дома тоже самое. Джеймс демонстративно закатил глаза с выражением лица типа «началось».

 Рядом с офисом Пресли мы обнаружили самодельный тир. Наверное, когда Элвис получал огромные счета за особняк, выпускал пар именно здесь. Джеймс тут же предложил жене сделку. Она переделывает хоть весь дом, но во дворе у них должен быть такой же тир. Получив от жены легкий шлепок по затылку, предложения по изменения дома больше не поступали ни с одной из сторон.

 Больше всего нас заинтересовал верхний этаж, хранящий множество различных наград и золотых дисков Элвиса Пресли. Зал славы - Racquetball Court. Стены от пола до потолка увешаны сверкающими дисками, под которыми полукругом расположено около двух десятков сценических костюмов Элвиса. Кроме того, на одной из стен зала размещен экран, на котором непрерывно показывают редкие записи с концертов короля рок-н-ролла.

  На Мeditation Garden мы побывали на могиле Элвиса и его предков. Множество цветов, подарков, свечей и фотографий - люди действительно любили его. А вот парочка фанатов, несколько Элвисов, стоявших возле ограждения, показались нам «перебором», и мы решили тихонечко покинуть особняк.

 Прогуливаясь по уже ночному городу, мы весело болтали и вспоминали прошлое. Джеймс странно на нас смотрел каждый раз, как я и Сэм, сказав всего пару слов, начинали громко смеяться и держаться за животы.

 Мы прошли мимо национального музея Гражданских Прав, на балконе которого был убит Мартин Лютер Кинг, а так же Мемфисского Музея полиции, где хранятся увлекательные архивы преступлений и большая коллекция оружия, из-за которой Джеймс так и просился туда хоть на одну минуточку. Театр Орфея мы специально обошли, дабы оставить этот сюрприз на завтра.

 Очутившись на живописной South Riverside Drive, где располагались Речные пароходы, нам тут же предложили лунный музыкальный круиз, как в романтическую эру американской истории. Для влюбленных таких, как мои друзья, то, что надо, а мне не охота быть в эпицентре чужой любви. Я уже четко поняла, что хочу испытывать любовь сама, со своим человеком. Бросив взгляд на своих гостей, я поняла, что должна дать им время побыть наедине. Как ни как малышей рядом нет, что бывает крайне редко и они уже истосковались по личным минутам.

 Сэм уже собиралась вежливо отказать гонцу, но я вовремя остановила ее, заговорив первой:

 - Конечно, они согласны. Спасибо за такое предложение. Я надеюсь, что поездка оставит у них лишь самые теплые впечатления, - и я нежно посмотрела на Бриксов.

 - Что ты делаешь? – читалось во взгляде Сэм.

 - Давайте, идите, а то опоздаете, - подталкивала я их к причалу.

 - Белла, а как же ты? А малыши? – вот, как я и предполагала, посыпались такие ненужные вопросы от подруги.

 - А что я? Я взрослая девочка – поброжу пока по городу. А дети…Она уже наверняка спят после такой активной программы, - заверила я подругу, безразлично махнув рукой в сторону.

 Сэм все еще колебалась, хотя Джеймс понял мои намерения и подарил мне мягкую улыбку.

 - Давай, подруга, поторопись. Давно ты была на романтическом круизе? Верно – никогда. Так вперед. Вы заслужили это. Через два часа встретимся здесь же, - отрезала я, дав понять, что обратной дороги нет.

 Саманта сдалась и крепко меня обняла прежде, чем ступить с мужем на борт.

 Я не стала задерживаться на причале и направилась вверх по Drive.

 Город заметно оживился.

 Люди, до этого запертые в офисах или домах, вырвались из крепких лап рутины и, наконец, отдыхали. Кто-то сидел в кафе или баре, некоторые просто гуляли и болтали с друзьями, другие были заняты шоппингом, влюбленные мило ворковали и не замечали красоты вокруг.

 Красиво. Все вокруг приобретает иную окраску. То, что при свете дня казалось таким мрачным и унылым, оживает. Уличные фонари, многочисленные неоновые вывески, поток автомобильных фар, дорожки, освещенные луной… Именно здесь и сейчас начинается жизнь. 

 Город выглядит таинственным и мечтательным, что тебе невольно хочется помечтать вместе с ним. Вдыхаешь уже ночной воздух и понимаешь, что погружаешься совершенно в другую жизнь, которая в сто раз лучше, чем обычная. 

 Не спеша иду по яркой улице. Взгляд невольно падает на вывеску «Галерея Джея Иткина».

 Отвожу взгляд и собираюсь продолжить путь, но меня что-то останавливает. Некая внутренняя сила подталкивает меня внутрь галереи.

 Стою напротив входа и не решаюсь войти. Зачем мне туда надо? Почему я это чувствую?

 Слегка прикусывая нижнюю губу, захожу в стеклянные двери.

 «Местный художник Джей Иткин собрал коллекцию современного искусства Юга. Работы начинающих художников выставлены рядом с теми, что имеют общенациональное будущее. Здесь есть работы студенческого уровня и те, что представляют интерес для серьезных коллекционеров. Сегодня представлены работы художника Мейсена », - сообщил мне стенд при входе.

 Замечательно и что дальше?

 Осмотревшись, замечаю приглушенный свет в конце коридора и нерешительно иду вперед.

 Мягкий ковер под ногами, как бы успокаивает меня и говорит, что опасности нет. Свет становиться все ярче, различаю голоса.

 Поворачиваю направо и замираю.

 Огромный зал, освещаемый со всех сторон яркими софитами, и большим количеством людей. На бледно серых стенах весят различные полотна, вокруг которых происходят живые обсуждения. В центре зала стоит статуя Геракла, который борется с гидрой.

 Отлично - художественная выставка. И что я здесь делаю?

 Разум говорил мне вернуться на улицу, сердце взволновано билось в груди, а тело словно вросло в пол. Просто чудесно, Белла. Ты снова куда-то угодила.

 Люди уже стали с опаской поглядывать на меня, стоящую в тени арочного проема, и думать, что столь молодая особа может делает здесь, поэтому мне пришлось войти в зал к их всеобщему разочарованию.

 Посетители и их довольно предсказуемые чувства меня сейчас не волновали, поэтому я решительно отгородилась от них. А вот картины следует изучить, может, найду какие-нибудь идеи для себя.

 Я направилась в левый угол зала, где было меньше всего людей, и остановилась возле картины.

 Горный пейзаж.

 Под картиной висела табличка:

Картина «Домик на вершине горы» написана маслом на оргалите.

В горах мое сердце... Доныне я там. (Роберт Бернс)

Стартовая цена: 25 000 $

 Я внимательно посмотрела на картину.

 Белый маленький домик среди яркой зелени и могущественных гор.

 Небо покрыто тучами, но местами можно заметить его чистую глубину и слабые проблески солнца, освещающие горные вершины. Узкая тропинка ведет к дому и далеко вниз к ущелью. Опасно и безумно красиво.

 Домик манит своей простотой и изяществом. Горы поражают природным величием и неприступностью. Снега на вершинах нет, но я уверена, что он безумно красиво переливается на солнце. Краски положены так умело, что я даже ощущаю горный воздух в своих легких, словно я стою на этом холме, и ветер зовет меня в бесконечные дали горного массива. Облака висят так низко, что, кажется, до них можно допрыгнуть и дотянуться рукой.

 В горах ты ближе всего к небу, к природе. Где еще можно увидеть, как небо становится ниже земли, как не в горах?

 Я хочу туда, к этим манящим вершинам и безудержным ветрам.

 - Безупречно, верно? – услышала я позади себя бархатный голос, вырвавший меня из мечтаний.

 Недовольно оборачиваюсь и встречаюсь с парой глубоких изумрудных глаз, которые я узнаю из миллионов.

 Это он. Mon obsession. («Мое наваждение» франц. – прим. автора)



Источник: http://robsten.ru/forum/67-1800-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: ДушевнаяКсю (01.12.2014) | Автор: ДушевнаяКсю
Просмотров: 110 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 1
avatar
0
1
Спасибо за главу  cvetok01
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]