Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


ПРОНИКНОВЕНИЕ. ГЛАВА 13

 

 

Глава 13. Новые ощущения.

 

 Наконец, я получила отдых, о котором мечтала…

 Я, бабушка, Саманта и Джеймс поехали на Lost Lake, расположенный в красивой лесистой местности долины Nisqually в штате Вашингтон, в пятидесяти милях к югу от Сиэтла. 

 Мы сняли домик с видом на озеро в закрытой курортной зоне, где были всевозможные развлечения: детские площадки, тренажерный зал, бассейн и джакузи, теннисный корт и мини-гольф, которые  нас не волновали.

 Цель нашей поездки была насладиться расслабляющим днем на нетронутых акрах Lost Lake, окруженных лесом и водами, богатыми на форель. Мы желали спокойно отдохнуть и смотреть, как лысые орлы летают над головой, и солнце играет с чистыми водами озера.

 Все смогли найти себе занятие по душе.

 Кто-то купался вволю в чистейшей прозрачной воде, отливающей зеленью, как я и Сэм.

 Кто-то бродил по окрестностям и фотографировал всю ее красоту, как это делал Джеймс.

 Бабушка же решила отказаться от столь активных действий и просто отсыпалась в укромном уголке.

 А вечером все сходились на посиделки у костра и вели беседы о вечном.

 Я, наконец, получала удовольствие от отдыха и времяпровождения с близкими мне людьми. Вылазки с родителями казались мне частью чей-то скучной жизни, не моей.

 В окружении этих людей я была счастлива, я была собой. Меня не игнорировали, не стыдились, не считали пустым местом или ненужным аксессуаром.

 Здесь я была личностью, нужной и важной. Я была частью их жизни, со мной делили пищу, заботы, нежность и любовь.

 С Сэм мы играли в прятки, с Джеймсом ловили рыбу, с бабушкой читали книги.

 Меня не оставляли без внимания ни на минуту.

 Мое юное сердце и душа парили в голубом небе, а улыбка стала солнцем, освещающим мое лицо.

 Я растворилась в природе, а она во мне. Все страхи и преграды исчезли, как тени с первыми лучами солнца. Я жила.

 В один из знойным полудней я читала книгу в тени сосен, пока бабушка колдовала у плиты, а Саманта с парнем загорали на пирсе.

 Шекспир один из моих любимых писателей, поэтому я отключилась от внешнего мира и погрузилась в чтение.

 Ромео и Джульетта. Романтика и трагедия. Желание и смерть. Невинность и грех. Кровь и молоко.

 Бессмысленная многолетняя вражда семей Монтекки и Капулетти препятствует любви Ромео и Джульетты. Влюбленные принадлежат к разным кланам, они не могут быть вместе. Но любовь сильнее всех преград, и только она может положить конец вражде двух влиятельных семей: 

Друг друга любят дети главарей, 
    Но им судьба подстраивает козни, 
    И гибель их у гробовых дверей 
    Кладет конец непримиримой розни.

 Каждый герой пьесы по-своему интересен, но больше всех мне, пожалуй, понравилась все-таки Джульетта. Ей всего лишь 14 лет, но ее чувства к Ромео совсем не детские. Ради возлюбленного она делает решительные шаги, перечит родителям, что по тем временам было страшным преступлением. Когда девушка понимает, что венчание с Парисом неизбежно, она готова покончить с собой. Ведь до этого она уже тайно обвенчалась с Ромео и не может предать своей клятвы вечной любви. Не удивительно, что она готова выпить зелье и «застыть» на сорок два часа, претворившись мертвой. Я бы сделал так же, без колебаний.

 Каждый раз меня поражало, насколько хрупко человеческое счастье, насколько может быть сильна страсть двух совершенно юных людей. 

 Я считаю, что никогда нельзя препятствовать любви, это самый большой грех. Герои слишком любили друг друга, но окружающий их мир еще не готов к любви, доброте, гармонии. Поэтому они и уходят. 

 У Ромео и Джульетты можно поучиться доброте, любви, самоотдаче, самоотверженности и чистоте. Их смелость и невероятная сила любви до сих пор поражают меня и, читая их монологи, я ощущаю все мысли и чувства персонажей, осознавая, что толкнуло их на этот отчаянный шаг.

 Дабы не лишиться чувств, как в первый раз после ее прочтения, я решила не читать конец истории и стараться контролировать свои эмоции, не подпитывая их переживаниями героев.

 Пока Ромео рассуждал о своей любви к дочери врага, я стала получать странные импульсы.

 По телу побежали приятные мурашки, а внутри начинал разгораться пожар.

 Мое тело замерло, в то время как внутри бурлила жизнь. Дыхание стало прерывистым, мышцы мягкими и податливы. Я таяла как мороженое на солнце.

 Ниже пупка образовался какой-то сгусток энергии, который и пугал и подталкивал. Жар, желание и истома…

 Я не могла понять, что происходит. Раньше я не ощущала такого и не могла дать этому объяснения.

 Пока в моей голове не пронесся голос Джеймса:

 - Любимая, ты такая красивая.

 Я бросила взгляд на пирс.

 Джеймс любовался Самантой, пока его пальцы исследовали ее тело, дюйм за дюймом. Тонкими изящными пальцами обводил каждую линию лица, губ, полуприкрытых глаз, тонкие изгибы шеи, плеч, полушария грудей…Он словно музыкант, перебирающий ноты на хрупком инструменте, умело и трепетно.

 Я заставила себя отвернуться.

 Это проявление их любви. Их энергия, которую  я не имела права осквернять.

 Я прекрасно знала, что за этим следует – бабушка меня к этому подготовила еще в десять лет. Я не была готова стать свидетелем такого, хоть и понимала, что они не позволят себе ничего непристойного.

 Я переборола себя, возвращая своему организму контроль, и побежала прочь  от любовной идиллии, которая оставила в моем сердце непонятный осадок.

 Я вспомнила эту поездку лишь по одной причине.

 Стоя в переполненной людьми галерее и глядя в невероятные зеленые глаза, я испытывала тоже, что и десять лет назад.

 Приятная дрожь и внутренний огонь.

 Его глаза посылали по моему телу ток, от чего я слегка вздрагивала и находилась в легком возбуждении. Я не ощущала земли под ногами, и лишь его взгляд удерживал меня от падения, гипнотизируя  и полностью подчиняя своей воле.

 Это были мои чувства, на сто процентов мои.

 И от осознания этого, начинала кружиться голова. А, может, виной всеми его запах, который окутал меня как туман и стал для меня слаще воздуха?

 Я чувствовала ритм его сердца, сильный и уверенный, в то время как мой был похож на лошадиный галоп. Мое сердце скакало прочь из грудной клетки, оно стремилось к нему, как и все мое яство.

 Мы вдруг стали разными полюсами, которых необратимо тянет друг к другу. Притяжение полностью овладело мной, превращая мои чувства в зависимость.

 - Над этой картиной я работал две ночи. Не знаю, почему моя муза приходит лишь в самое темное время суток, - и бархатный голос прошел сквозь меня как солнечный свет, оставляя тепло и чувство невесомости.

 Следом я получила мощный выброс адреналина - он улыбнулся, слегка показывая белые зубы. Нежно, тонко и красиво.

 Крошечные лучики тепла робко прокрались в мою загрустившую душу, согрели сердце и, разлившись сладостным спокойствием, зажгли мои глаза.

 Это легкое движение мышц открыло мне столько оттенков радости, заставляя очнуться от серой и глухой жизни. Его улыбка такая ослепляющая и манящая, что не возможно не влюбиться.

 Его запах вытеснил весь кислород в радиусе  пяти метров, унося меня в неведомую страну блаженства.

 Я до боли желала насытиться его ароматом, чтобы каждая моя молекула имела возможность впитать его и преобразиться. Но мне приходилось стоять бездвижно, опасаясь, что этот миг окажется миражем и раствориться в просторах вселенной.

 - Эдвард, здесь хотят с тобой обсудить одну картину, - слащавый женский голос ворвался в наш мир, в наше личное пространство, разрушая едва зародившуюся связь.

 Зрительный контакт потерян.

 Меня словно ударяет взрывной волной, парализуя все движения и чувства. Ведро холодной воды так не будоражит, как потеря его изумрудной энергетики.

 Он поворачивается и отвечает подошедшей даме, на которую я даже не смотрю. Меня волнует только ОН.

 Мои глаза блуждают по его белоснежной коже и острым скулам. Длинные ресницы, делающие его еще прекраснее. Густые брови. Тонкие губы, которые еще секунду назад дарили мне улыбку. Его лицо совершенно.

 Сильная рука достигает волос и небрежно запускает в них свои длинные тонкие пальцы. Эта картина образовала в моей голове острое и очень странное желание. Ощутить их прикосновения по всему моему телу.

 О. Мой. Бог.

 Бронзовые волосы, местами отдающие золотом и находящиеся в своем творческом беспорядке, вызывают давно сдерживаемый стон. Мой рот наполняется слюной, поток которой я не в силах остановить.

 Я и хочу и боюсь смотреть дальше. Почему то я уверена, что дальше будет только хуже, вернее только лучше. Черт, я уже начинаю путать слова.

 На доли секунды закрываю глаза, готовя их к очередному испытанию, и опускаю взгляд ниже.

 Строгий темно-зеленый костюм очерчивал массивный торс, сильные изящные руки и прямые ноги. Прикусываю губу, дабы не закричать. Боже, и его тело идеально.

 - Прошу прощения, мне нужно отлучиться, - сладкий баритон щекочет мои уши.

 Слабая кривая улыбка, и я провожаю удаляющуюся широкую спину, быстро теряющуюся в толпе.

 Громко выдыхаю и всхлипываю от несуществующих слез.

 Он ушел.

 Эдвард…

 У него даже имя не обычное. Сладкое и волнующее. Мне кажется, что я даже ощущаю вкус его имени во рту. Ванильное мороженое с кокосовой стружкой и банановым джемом.

 Я сошла сума.

 Устало опускаю плечи и поднимаю глаза, в надежде отыскать его.

 Дамы в дорогих вечерних туалетах, скрывающие под брендовой одеждой свои уже немолодые годы. Пожилые мужчины в смокингах, расхаживающие под ручку с очень молодыми особами, тем самым тоже пытаясь вернуть себе молодость. Расфуфыренные женщины, с хитрыми глазами и играющей улыбкой, выискивающие себе партию повыгоднее. Дети, вынужденные присутствовать на этом взрослом спектакле и выполнять свои роли.

 Скучно и слишком предсказуемо.

 Изумрудных глаз или бронзовых волос нет.

 Я не должна сдаваться.

 Сколько можно сидеть, сложа руки, и надеяться на чудо? Пора самой его творить.

 Набираю полную грудь воздуха, представляя, что он насыщен смелостью и победой, которые мне сейчас так необходимы, делая пару глубоких вдохов.

 Выпрямляю плечи, поправляю волосы и уверенно шагаю сквозь толпу.

 Наматываю не один круг возле этой злосчастной статуи, пока не различаю знакомый баритон.

 Возле картины, где изображались целующиеся мужчина и женщина, стоял он.

 Лучше бы я его не находила.

 Он нежно обнимал стройную брюнетку, облаченную в бордовое ажурное платье, прекрасно подчеркивающее все ее прелести. Тонкие ножки крепко стояли на красных туфлях, украшенных  замысловатыми узорами. Блестящие черные локоны каскадом струились по плечам и слегка пружинились при движении головы. Карие глаза светились ярче ламп в зале, а широкая улыбка дела лицо еще более нежным и добрым.

 Красивая, как и он.

 Они о чем то говорили.

 Девушка то и дело прикасалась к Эдварду. Плечи, руки, волосы то и дело радостно принимали ее нежные пальцы.

 Он не возражал, наоборот, был рад и тянулся к ней всем своим массивным торсом. Его обворожительная улыба не покидала лица, глаза восторженно светились. Он был счастлив.

 Эта черная бестия была до безумия красива и обворожительна. Она гордилась молодым человеком и… любила его. Очень любила.

 Не слушая остатки разума, я настраиваюсь на Эдварда и…Вижу отголоски взаимной любви и признательности к этой девушке. Он благодарит Бога, что она у него есть.

 Ноги начинают подкашиваться, комната кружиться в сумасшедшем танце, полученная от Эдварда энергия режет сердце, замедляя его ход и превращая очередной удар пульса в пытку.

 Они любят. Они вместе.

 После очередных слов девушки, Эдвард игриво подмигнул и нежно прикоснулся губами к ее щеке.

 Все.

 Я не могу больше этого терпеть.

 Этот зал стал душить меня, лишая последних сил.

 На улицу. Мне нужно к выходу.

 Бросая прощальный взгляд на мое наваждение, замечаю, как ее голова мирно покоиться на его плече.

 Аааа.

 Быстрее пули вылетаю из помещения, разбирая обратный путь на ощупь.

 В глазах соленая пелена, тело бьет холодный озноб, перед глазами – его улыбка и поцелуй, подаренный чужой девушке.

 Шум машин, голоса, рассеянный свет и свежий воздух.

 Я на улице. Вне зоны действия его чар. Вне зоны наблюдения их прелюдий.

 Поворачиваю взгляд налево и натыкаюсь на вывеску галереи. До крови прикусываю губы и иду прочь.

 Зачем я пошла за ним? Всхлип.

 На что я надеялась? Качаю головой в стороны, поражаясь своей глупости и наивности.

 Зачем я вообще сюда зашла? Вытирая рукой нос.

 Конечно же, он не одинок. Как такой совершенный и самый красивый мужчина, которого я когда-либо видела, может быть одинок? Громко выдыхаю и не сдерживаю рыдания.

 Я не достойна такого мужчины! На фоне его красоты и безупречности я буду серой мышью. Девушка, находящаяся рядом с ним, должна подчеркивать его статус и дополнять его, а не бледнеть и выделяться из толпы.

 Все правильно. Он нашел ту, что равна ему.

 Мне остается лишь принять этот факт и успокоиться. Меня еще ждут Сэм и Джеймс. Не нужно им об этом знать.

 Внутренняя агония начинает сбавлять обороты. Я концентрируюсь на окружающих людях, которые наслаждаются теплым вечером и веселой компанией. Они довольны здесь и сейчас. Здесь и сейчас. Нужно поступить так же.

 Останавливаюсь, понимаю, что нет смысла бежать, и гляжу ввысь.

 Небо, переливавшееся всеми оттенками синевы, было проколото россыпями крупных звезд, среди которых на подушке из серебристого света нежилась полная Луна. Такое пушистое, мягкое одеяло, которое ласкает и согревает, не смотря на недосягаемую высоту. Волшебно и безумно красиво.

 С востока замечаю падающую звезду и, как в детстве, спешу загадать желание.

 Пожалуйста, Боже, я хочу быть счастливой. Помоги мне.

 С трепетом наблюдаю, как в считанные секунды, звезда проносится по небу, оставляя за собой светящийся след, и исчезает.

 Выдыхаю и опускаю глаза.

 Осматриваюсь. Я нахожусь в конце Riverside Drive, а мне нужно в начало. Приподнимаю левую руку и смотрю на часы. Бриксы должны вот-вот подъехать - нужно торопиться.

 Вытираю рукой оставшиеся слезы, выпускаю последние всхлипы и иду вниз к реке.

 Сэм и Джеймс выглядели как при нашей первой встрече. Возбужденные, красивые и счастливые. Из лица приобрели одинаковый румяный оттенок, а глаза горели ярче звезд. Прогулка удалась.

 Возвращаясь домой, Сэм волновалась, как там дети, и корила себя, что согласилась на мою авантюру. Джеймс сохранял спокойствие и всячески успокаивал жену. Я же всю свою боль и отчаянье поместила в самый дальний угол души и сфокусировала все свое внимание на молодой паре.

 Дом встретил нас тишиной. Дети мирно спали. Мне так и хотелось произнести коронное: «Я же говорила», но сдержалась, дабы не испортить такой удачный вечер семьи Брикс.

 На террасе нас ждала миссис Потс, моя соседка сверху. Мы с ней сталкивались пару раз, но я успела увидеть ее энергию. Свет, она излучала свет и тепло. Пожилая дама, чьи дети и внуки баловали своими визитами крайне редко. Спокойная, добрая, милая и очень порядочная женщина, готовая выслушать или просто разделить с тобой тишину. Человек, с которым легко и  комфортно. Она мне чем-то напоминала бабушку и иногда меня посещали мысли, что через миссис Потс Берта присматривает за мной. Возможно, это было слишком наивно, но мне так было легче.

 Соседка заприметила этих сорванцов во дворике и, устав от скуки, спустилась к ним. Выслушав их невероятные истории, угостила их печеньем и уложила спать.

 Миссис Потс ждала нас, чтобы узнать, как долго пробудут здесь эти милые детки.

 Сэм была приятно удивлена этой милой женщине и невольно вспомнила о своей покойной матери.

 Было принято решение вместе испить чаю и продолжить знакомство.

 Пустая галерея, легкий сумрак.

 Вокруг никого.

 Я оглядываюсь и вижу ту злосчастную картину. Поцелуй - короткий момент страсти запечатлен на мягком полотне.

 За спиной я ощущаю горячее дыхание, и знакомый аромат окутывает меня. Ваниль и что-то мускатное. Невероятно.

 Эдвард.

 - Ты чувствуешь ее энергию? – и мелодия его голоса завораживает меня.

 Он говорит о картине, которую я уже успела возненавидеть. Я бы не прочь сжечь ее, но видимо она имеет для него какое-то значение. Еще бы.

 В горле пересыхает, тяжелый ком не дает словам вырваться, но я желаю ответить моему искусителю, продолжить его симфонию своим голосом. Нужно попытаться сыграть вторую партию и дополнить его. 

 Я хочу. Хочу.

 Электрический ток пробегает по венам, погружая все мое тело в сладкую истому, я не в силах сдержать стон.

 Я уже околдована. Весь мой контроль разрушен, разбит на миллионы осколков. Я пала словно Великая китайская стена перед монголами, сумевшими найти разрушенные участки укрепления. Эдвард нашел мои трещины и уверенно вошел в мое сердце.

 Из последних сил пытаюсь бороться с его чарами, но мой организм слаб, он реагирует на любое его движение, будь то вдох или рефлекторное прикрытие век.

 В голове сплошной туман.

 Сердце бьется в унисон с его ритмом.

 Кожа горит от его столь близкого присутствия.

 Облизываю губы и робко произношу:

 - Да. Она словно живет своей жизнью. Столько любви, желания, страсти, - озвучиваю я свои чувства, не боясь за возможные последствия.

 Спиной ощущаю его улыбку.

 - Ты права. Именно страсть, - шепчет он у самого моего уха, отчего я покрываюсь мурашками и дрожу в сладком предвкушении. Мой искуситель обходит меня со спины.

 Он в том же зеленом костюме и с легкой кривоватой улыбкой.

 Его лицо находится в пару миллиметров от моего.

 Глаза отражают глубину и магнетизм изумрудов. В них мерцают странные огоньки, мелкие звезды. Страсть.

 Жаркое дыхание обдает мою кожу адским пламенем, которое распаляет во мне что-то доселе не изведанное. Энергия со всех рецептов концентрируется в области пупка и заставляет мое тело вибрировать.

 Тонкие губы Эдварда расслабляются и остаются слегка открытыми. Боже, кажется, я ощущаю то, что в Библии зовется «похоть».

 Его рука касается моей распаленной щеки, и я замираю от нахлынувших эмоций. Телесный контакт оказался более мощным, чем я ожидала. Его руки такие теплые и нежные – так и хочется их поцеловать.

 Он наклоняется и очень нежно проводит своими губами вдоль моих.

 О. Мой. Бог.

 Я не в силах сдержать стоны, и Эдвард победно улыбается. Он играет и смакует каждый этап своего триумфа. Мне все равно, главное, чтобы он не останавливался. Такое поражение не оставляет горечи. По крайней мере, для меня.

 Я закрываю глаза, иначе от этого гипнотического взгляда сама на него наброшусь.

 И вот он, наконец, обрушивает на меня всю силу своего поцелуя, и я утонула в нашей энергии. Сдалась, открылась ему как никому и никогда. Без остатка и сомнений.

 В душе воцарился ни с чем несравнимый покой, сердце сладко пело, тело блаженно таяло от посылаемых его губами импульсов.

 Мягкие, сочные губы ласкали и плавно изучали новую территорию, настойчивый язык проворно кружил, желая оказаться глубоко внутри. Напор не слабеет, и я с облегчением впускаю его.

 Его язык нашел мой и жадно пробовал его вкус.

 Из глубины души вырывается всхлип от избытка чувства. Я - сожженная в пепел жертва и вновь родившееся существо.

 Все мое существо трепетало живым, неуправляемым трепетом плазмы. Я не понимала, что происходит. Я знала одно - ничего сладостнее я никогда прежде не испытывала. И уже после всего на меня снизошел полный, блаженный покой отрешенности.

 Вскрикиваю и широко открываю глаза.

 Я в своей квартире.

 Сквозь темноту комнаты просеивается слабый свет из окон, привлекая внимание к настенным часам.

 3:00 ночи.

 Сбившееся дыхание и громкие выдохи включают мой затуманенный мозг.

 Моя кожа покрыта холодным потом, коленки и руки дрожат, низ живота странно ноет, а губы горят сладким огнем.

 Возбуждение еще не до конца покинуло мое тело. Вот черт.

 Это был сон.

 Почему? Почему только сон?

 Почему мне снится Эдвард?

 Я должна его забыть. Сейчас же. Навсегда.

 Должна… но не могу.

 Эти гипнотические глаза, отливающие бронзой волосы, возбуждающий аромат… Нужно заработать себе амнезию, чтобы добровольно забыть все это.

 Я выбираюсь из теплой и мокрой постели, не желая больше погружаться в сон, где будет присутствовать Эдвард. И вообще от кровати лучше находится подальше, а то мне уже начинает казаться, что простыни пахнут им.

 На кухне ставлю чайник. Думаю, горячий чай поможет мне все прояснить.

 Хотя, что мне еще может быть не понятно?

 Я безоговорочно и безапелляционно влюблена в этого художника. Да, что скрывать сексуального художника.

 Его присутствие выключает мой самоконтроль и делает меня уязвимой, открытой. Я сгораю под его взглядом и возрождаюсь от его голоса. Она обладает некой силой, которую я не могу постичь и обмануть. Его энергия притягивает меня, как огонь манит бедного мотылька. Я знаю, что не выйду живой в этом поединке, но это меня не останавливает.

 Мне страшно, что с ним я другая. Слабая и беззащитная. Даже мой дар сломался перед ним и творит со мной невообразимые вещи.

 Я страстно желаю нашей новой встречи и в тоже время боюсь ее. Желание и страх сдавили меня в свои крепкие тиски и тянут в разные стороны.

 Разум кричит мне, что я веду себя как подросток, страдающий избытком гормонов. Кричит, чтобы я забыла о нем и продолжила ту жизнь, которую начала.

 Тело томилось в ожидании его энергии и ласковых рук. Сон дал ясную картину, что меня ждет при телесном контакте, и все мое яство молило меня бежать к нему. Губы остывали от его, хоть и нереального, поцелуя и пустота вновь прокрадывалась внутрь меня.

 Сердце разрывалась от любви и боли. Оно еще помнило, как он себя вел с той красивой девушкой. Их прикосновения, улыбки, поцелуй… Каждый их совместный шаг, как хлыст, бил меня по спине и оставлял кровавые  следы. Следы, которые не заживали и продолжали кровоточить, напоминая «Он не твой».

 Да, не мой. Не мой.

 Сердцу все равно. Оно продолжает биться в его ритме и подпитываться его энергией, которая уже была на исходе. Мне, как наркоману, требовалась очередная доза, дабы унять ломоту в теле и рассеять сладкий дым в голове.

 Я закрыла лицо руками.

 Я попалась на крючок, с которого мне не соскользнуть.

 Горячий пар и слабое дребезжание чайника, оповестили, что я слишком далеко забрела в своих переживаниях.

 Фарфоровая чашка, горстка фруктовых лепестков, ложку сахара и свежий кипяток. Прозрачная вода приобретает ярко красный цвет и истощает цветочный аромат. Отлично.

 Сажусь за стол и крепко обхватываю руками чашку. По телу расплывается приятное тепло. Отчаянно выдыхаю - все равно не то. Нет такого эффекта, как от его прикосновений.

 Блин, Свон, послушай себя! Тебе все это приснилось. Забыла? Приснилось, а ты делаешь вид, что все это было на САМОМ ДЕЛЕ!

 Вскакиваю и бегу в ванну.

 Не включая свет, обливаю лицо холодной водой. Мне пора проснутся. Пора вернутся в реальность.

 Раз, другой, третий… Руки уже ледяные, но я продолжаю свои действия, ведь перед глазами стоит он. Эдвард.

 Лишь когда я перестала ощущать свои конечности, я остановилась. Кое-как перекрыла кран и скатилась на холодной кафельный пол ванной.

 Лицо, как и руки, больше не горели, тело дрожало от холода и молило о частичке тепла. В голове была пустота. То, что нужно.

 Первые лучи рассвета я встретила на подоконнике, найдя выход, лежащий у самой поверхности. Мне нужно встретиться с таким же одаренным, с эмпатом.

 Бриксам я не рассказала ни об Эдварде, ни о ночном сумасшествии, решив, что в состоянии справиться с этим сама.

 - Сэм, ты, кажется, говорила, что можешь организовать мне встречу? Ну, так я готова, если она еще в силе? – уточнила я у подруги, прерывая утренний прием пищи.

 Саманта внимательно на меня посмотрела и видимо, получив необходимые ей ответы, мило улыбнулась.

 - Конечно, дорогая, я сейчас принесу тебе контакты, - произнесла подруга и направилась в спальню.

 Близнецы доедали свой завтрак, неустанно пиная друг друга. Вот уж неиссякаемы источники энергии.

 Джеймс попивал кофе и просматривал местную газету.

 Почем мужчины это делают? Откуда пошел этот ритуал? Что он символизирует?

 «Я все знаю, потому что я в центре событий?» - Нет.

 Скорее, «Я лучше скроюсь за этими желтыми страницами, пока жена чего-нибудь не попросила, например денег».

 Или, допустим,  «Нечем себя занять, так я дам волю глазам».

 Любой ответ вызывает глупую усмешку. Они как дети, играющие в мужчин.

 На столе оживает мобильный. Джеймс опускает газету и, приподнимая одну бровь, берет телефон.

 - Да, Джеймс Брикс у аппарата, - отчеканивает он. О, еще одна не понятная мне фразочка. У аппарата. Хм. Какого? Телефонного что ли?

 Брови мужчины опускаются, лицо приобретает серьезные черты.

 - Да, но… -  Джеймс пытается возразить  кому-то на той стороне линии.

 Десять секунд он выслушивает ответную тираду, которая не меняет выражение его лица.

 Он медленно опускает плечи – поражение. Похоже, звонок по работе и что-то идет не так, как хотелось бы мистеру Бриксу.

 Джеймс отключается как раз, когда Сэм выходит из комнаты, держа что-то в руке.

 - Вот, держи, - поравнявшись со мной, подруга протягивает мне заветный клочок бумаги.

 - Здесь адрес и номер телефона. Советую, позвонить прежде, чем наведаться, - напутствует она, и я согласно киваю в ответ, трепетно сжимая листок.

25 Cherry Road

+ 447011162764

Роуз МакКартни

 Женщина. Так даже лучше. И я облегченно вздыхаю, расплываясь в блаженной улыбке.

 - Милый, что не так? – Сэм обращает внимание на угрюмого мужа.

 Джеймс тяжело выдыхает. Бросает взгляд на меня, затем на детей и Сэм.

 - Нам нужно ехать, - шокирует он ответом.

 Дети тут же успокаиваются и удивленными глазами смотрят на папу. Сэм дарит мужу тот же взгляд, отражающий вопрос и отчаянье.

 - Звонили из суда. Завтра утром я должен быть на повторном слушании, иначе моего клиента не за что упекут за решетку, - отвечает Джеймс.

 - Ну, пап, - начинают скулить дети.

 - Малыши, поверьте, я сам не хочу уезжать, но… нужно, - Джеймс пытается объяснить детям, как взрослые проблемы умеют разрушать замечательный отдых.

 Сэм берет мужа за руку и кивает головой, тем самым поддерживая его.

 - Когда? – задает она вопрос чуть грустным голосом.

 - Вылетаем сегодня вечером. Прости, - шепчет Джеймс.

 Супруги молча смотрят друг другу в глаза, но между ними проходит общение. Я его чувствую. Они огорчены, но стараются утешить и поддержать друг друга.

 - Так, не стоит унывать. У нас еще целый день впереди, и я уже знаю, как его провести, - беру я инициативу в свои руки, тем самым разряжая грустную атмосферу.

 Четыре головы поворачиваются в мою сторону, и я широко улыбаюсь:

 - Shelby Farms, - выкрикиваю я, подымая руки вверх.

 Shelby Farms парк расположен в самом центре округа Шелби в Мемфисе, штат Теннесси - 4500 гектаров зеленых насаждений и водоемов - сокровище штата. Парк граничит на западе и юге с рекой Wolf. Возвышения  местности открывают впечатляющие виды на обширную территорию парка. 

 Парк Shelby Farms является домом для дикой природы: лес, луг, озера и пруды привлекают более чем 200 видов птиц, рыси, оленей, рептилий, кроликов, бобров, белок, лисы и т.д.

 Сердцем парка является новая площадка Discovery Woodland. Это инновационное и уникальное игровое пространство соединяет детей с природой и предлагает им принять участие в творческом взаимодействии с окружающим миром и друг с другом. Площадка открывает двери для веселья и приглашает превратить страсть к приключениям в повседневные игры.

 Множество безопасных горок и качели не остались без внимания близнецов. Мы запускали воздушного змея и играли в Фризби (амер. парная игра, в которой вместо волана или мяча используют диск – прим. автора), пока наша тарелка случайно не стало попадать в одну очень крупную тетеньку. Ее грозный вид подсказал, что нам пора идти дальше.

 Мы отправились на прогулку вдоль 30-мильной трассы Greenline, любуясь пешеходным мостом, открывающим вид на реку Wolf и красотой местности. Волшебная зеленая дорога предлагала воспользоваться велосипедом, квадроциклом или же лошадьми. Посоветовавшись, решили воспользоваться четвероногими друзьями.

 И не прогадали.

 Мы получили невероятную возможность ощутить чувство полёта над землёй, не отрываясь от неё. Эти удивительные, благородные животные, поражающие своей выносливостью и неприхотливостью, являются лучшим помощниками для снятия стресса и поддерживания физической формы. Лошади - уникальные животные, которые очень хорошо чувствуют настроение человека, его внутренние переживания и помогают преодолеть стрессы. Все это я проверила на себе.

 Ко мне подошла белая лошадка с крупными шоколадными пятнами и уверенно заржала. Я начала гладить ее шелковистую гриву, массивную спину и симпатичную мордашку. Животное стояло смирно и принимало мои ласки, периодически размахивая хвостом. Волны спокойствия и тепла начали растекаться по всему телу. Я продолжала касаться животного и радостно улыбаться. Я заглянула в ее черные глаза и увидела в них понимание и помощь. Робкое объятье и вот я уже наверху.

 Животное ждет моих действий - первый шаг должна сделать я.

 Вдыхаю свежий воздух и дергаю удила. Лошадь почувствовала, что мне нужно и пустилась в легкий бег.

 Чистый сосновый ветер приятно развивал мои волосы, забирая с собой терзающие душу страхи и муки. Легкость и свобода наполняли меня, даря ощущение невесомости, некого полета.

 Сильное и грациозное животное подо мной, радостно фыркало и излучало тепло, энергию покоя и уверенности. Мое отчаянье и смирение плавно покидали мое тело, пока местные пейзажи сменяли друг друга. Чуткое животное делилось со мной своей размеренностью, изяществом и восторгом.

 Это было незабываемо. В следующей жизни хочу быть лошадью.

 Близнецы были заняты с пони. Они успели подружиться с этой низкорослой породой, покормить их, погладить, узнать, как происходит процесс седлания и едва не подрались за право первому прокатиться верхом.

 Пикник на берегу реки, среди чистой природы и диких зверей, оставил незабываемые впечатления и бушующий восторг.

 Напоследок мы наблюдали, как пасутся Buffalo.

 Животных, которых мы видели в парке Shelby Farms это Американский бизон, широко известный как Буффало. Это крупнейший из Северно-американских млекопитающих, который пережил последний ледниковый период и едва не подвергся  вымиранию в конце 19 века. Когда-то бизоны бродили по всем Соединенным Штатам, включая Теннесси. 

 В 1989 году начальник округа Шелби Хилл Томми принес шесть бизонов для парка Shelby Farms и два в парк Аламо, штат Теннесси. Они быстро стали популярными жителями парка и живут здесь до сих пор.

 У бизона есть грубый темно-коричневый зимний мех и более легкий светло-коричневый летний мех. Buffalo являются крупнейшим наземным млекопитающих в стране! Мужчин-буйволов (быков) гораздо больше, чем женщин (коров), и они могут достигать более шести футов в высоту и одиннадцать футов в длину, часто весом до 2000 кг. И быки и коровы имеют короткие, изогнутые рога, которые они используют в борьбе, чтобы защитить себя и свой статус в стаде.

 Мы узнали невероятные и очень интересные факты о Buffalo.

  • Buffalo спариваются обычно в августе и сентябре, с беременностью 9-9,5 месяцев. Ржаво красные телята могут стоять вскоре после рождения, но ходить со стадом смогут лишь через несколько часов. Их цвет меняется через несколько месяцев.
  • Buffalo не молчат. Фактически, они могут мычать, реветь и хрюкать!
  • Buffalo катаются или валяются в грязи, чтобы удалить линяющие участки меха и, чтобы удержать мух от укосов. Быки также валяются во время брачного сезона, чтобы показать свою силу и энергию.
  • Горб бизона изготовлен из сильных мышц, поддерживаемых очень длинным позвоночником.
  • Buffalo быстры. Они могут разгоняться до 30 миль в час!

 Снова аэропорт.

 Тяжелое и такое слезное прощание с Бриксами.

 Дети крепко обняли меня за талию и издавали глухие всхлипы. Сям стояла поодаль и тоже едва сдерживала слезы. Лишь Джеймс грустно улыбался, сосредоточенно глядя в одну точку.

 - Милые, я тоже буду скучать. Я постараюсь приехать на рождество. Ок? – успокаивала я детей, поглаживая их светлые головы.

 - Обещаешь? – прохныкала Карла, отрываясь от моего уже мокрого свитера и заглядывая мне в глаза. Билл также отпустил меня и стоял, хлюпал носом, ожидая ответа.

 - Дорогие, я постараюсь. Не могу обещать. Но я очень-очень постараюсь, - уверяла я близнецов, стараясь не давать им пустых надежд.

 Дети закивали головами и на прощание, подарив мне еще одни крепкие объятья, подошли к отцу.

 Саманта не спеша приблизилась ко мне, захватывая мои ладони в тесный замок.

  - Извини, что мы так… - начала оправдываться подруга, подбирая подходящие для такого случая слова.

 - Не надо. Я все понимаю. Правда, - отвечала я, сдерживая собравшиеся в глазах слезы.

 Не думала, что прощание с подругой вызовет такую бурную реакцию. Эти два дня были самыми лучшими за последние пять лет, мне не хотелось отпускать эту милую семью обратно домой. Рядом с ними я забывала о своей боли, чутких страхах, сомнениях. С ними я жила сердцем, жила настоящим, не думаю о прошлом и будущем. С Бриксами легко и очень весело. Их семья помогла мне встать на ноги, зарядила своей светлой энергией и вот теперь вынуждена вернуться в свое гнездышко. Печально, очень грустно, но необходимо.

 - Ты справишься одна? – переживала за меня подруга, периодически сдерживая дрожь в теле.

 - Конечно. Я уже взрослая. Тем более у меня еще встреча, благодаря тебе, - подмигнула я ей, рассеивая ненужные страхи.

 - Хорошо. Если что звони. В любое время, - шептала миссис Брикс, крепко обнимая мои хрупкие плечи.

 Я, в последний раз почувствовав ее тепло и любовь, опустила руки.

 Джеймс, оставив сумки возле малышей, уверено подошел ко мне:

 - Береги себя, Белз. Если кто обидит, звони. Со всеми разберемся, - произнес мужчина, по-братски хлопая меня по плечу. Я выдавила благодарную улыбку и внутренне сжалась, сдерживая прорывающие всхлипы.

 Бриксы не переставая махали руками, пока не скрылись за стеклянными дверьми посадочной комнаты.

 Отчаянно выдыхаю и выпускаю скопившиеся слезы.

 Они уехали, но слезы уже лились по другой причине. Здесь я впервые повстречала его.

 Эдварда.

 Здесь я впервые попала под гипноз его изумрудных глаз, и с тех самых пор я перестала принадлежать себя. Благодаря своей красоте, очарованию и внутренней силе, Эдвард получил меня без боя, падшую и готовую ради него на все. Вчера он окончательно вырвал из груди мое сердце, заменив его своим существом, своей чарующей энергией и манящим ароматом.

 Теперь я была уверена, что заболела. Я неизлечимо влюблена в Эдварда. Двух мимолетных встреч хватило, чтобы сделать из меня наркоманку, остро нуждающуюся в дозе его внимания, тепла, энергии.

 Мне было все равно, что он не свободен.

 Я нуждалась в нем, ощущая себя  рыбой, беспощадно выброшенной на берег. Без его энергии и бархатного голоса, мой организм отказывался продолжать жизнедеятельность.

 Теперь, когда Сэм и ее семья улетели, оставив мои планы, как провести очередной день моей жизни,  нереализованными, паника завладела мной. Я смотрела по сторонам и не могла собрать себя в кучу.

 Таблоиды, люди, чемоданы, стеклянные двери…

 Вдруг в голове загорелась лампочка «Мне нужно встретиться с Роуз».

 Я опустила руку в карман и вытащила,  положенный сегодня утром, клочок бумаги. Жадно развернула его и вновь пробежала глазами по написанным строкам:

 Значит «…предварительно позвонить». Хорошо.

 Ощущая возрождающуюся решимость, я бегом направилась к выходу, стараясь в этот раз не зацепиться за чей-то багаж. Моего спасителя сейчас здесь нет, а получить ушиб или перелом мне сейчас, ой, как не хотелось.

 Знакомые желтые авто с шашечками, которыми просто кишит аэропорт, сейчас были моим спасательным кругом.

 Я села в первую свободную машину и уверено выкрикнула водителю:

 - Cherry Road 25, пожалуйста.

 - Да, мэм, - услышала я в ответ грубый голос водителя, который тут же поспешил включить счетчик.

 Водитель давит педаль газа, и я облегченно откидываюсь на пассажирское сиденье, отдающее псиной. К тому же, в мягкой обивке отчетливо  выделялись засохшие пятна толи от кетчупа толи от крови.

 Наплевать.

 В моей голове назревал план.



Источник: http://robsten.ru/forum/67-1800-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: ДушевнаяКсю (01.12.2014) | Автор: ДушевнаяКсю
Просмотров: 207 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 2
avatar
0
2
Спасибо. Очень интересно  good
avatar
0
1
Спасибо lovi06032 lovi06032 lovi06032
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]