Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Проникновение. Глава 6

Глава 6. Новая достопримечательность.

 

С бабушкиной помощью я не спеша покидала салон такси.

 Мое самочувствие улучшалось с каждой пройденной милей. Врачи, пациенты и режущая глаза белизна больницы были позади, а, следовательно, и мои возбудители эмпатии.

 Саманта довольно быстро и качественно все организовала. Полчаса, и транспорт был готов, все вещи собраны, медицинская карта заполнена, больничная одежда оставлена на койке. Не скажу, что я была сильно расстроена при расставании с противным запахом медикаментов, с ужасно раздражающим писком приборов и чужими эмоциями, так не вовремя навалившимися на меня. Я готова была целовать каждый порог этой проклятой больницы только, чтобы вновь не оказаться здесь.

 Совершенно другим человеком я покидала это место пыток. Нет, я была все той же восьмилетней Беллой Свон, но уже с осознанием таившейся силы внутри меня, всей ее мощи и разрушительности. Я выходила не здоровой, но сильной, измученной, возмужавшей и осознающей весь груз возникшей ответственности. В этом злосчастном месте я обрела то, чего мне так не хватала все эти годы - веру в себя. Мое рождение, наконец, обрело смысл, я  нашла себя в эмпатии. Было нелегко, больно и невероятно, но все же я нашла свой путь, распутала паутину своей судьбы. Мой дар направит меня, и я буду следовать за ним.

 Я благодарила  за понимание и помощь людей, которые были рядом в данный момент.

 Бабушку, за то, что все это нелегкое время переживала наравне со мной, успев за пару дней постареть еще на несколько лет. Саманту за то, что хоть и в последний момент, но все же поняла и увидела сердцем мою душевную боль, и открыла мне глаза и разум для осознания себя, своей личности.

 Боже, теперь все сложное становится простым, скрытное  – открытым, невозможное – доступным...

 Я совершила ошибку, пытаясь отказаться от своей способности, отвергая ее.  Я просто испугалась непонятных вещей, происходящих со мной. Мне жаль, что Саманта не появилась раньше в моей жизни. Возможно, все было бы уже по-другому. Нет, нужно благодарить за сегодня, за настоящий момент, ведь он неповторим. Спасибо. За сегодня. За сейчас.

 Меня ждал дом. Железная коробка, мягкая мебель и любимые вещи, но не его обитатели.

 От красного кирпича веяло холодом, острые углы черепичной крыши как бы предостерегали, в серых окнах не отражалась жизнь. Лишь перед крыльцом расположился миленький островок зелени, аромата и красок, живых и сочных, меняющихся по временам года. Природный камень украшал и в то же время выступал нерушимой стеной перед цветами. Невозможно остаться равнодушным при виде разноцветных фейерверков, разносящих пьянящие ароматы за пределы клумбы, открывая створку в рай. Прекрасная лаватера, весёлые георгины, душистая маттиола, воздушная эшшольция, изящная годеция, бархатистая настурция, пышное облако гипсофил... Эта композиция из камней и растений, созданная любовью и безупречным вкусом бабушки Свон, было единственным настоящим в нашей семье. Зеленеющий газон, подстриженный, как под линеечку. Флаг, мирно колыхающийся на ветру, подчеркивающий патриотический характер хозяев дома. Хм. Патриоты… Скорее красивая имитация идеальной «Семейки Джонсов», полной материального изобилия и пустых душ. И здесь мне приходиться жить...

 Саманта расплатилась с водителем и забрала вещи из багажника.

 Она изменилась с момента появления в моей палате. Из деловой, серьезной и пропитанной наукой до костей женщины, Сэм (как я ее решила называть) преобразовалась в чуткую, добрую, внимательную и менее напористую женщину. Я рада, что мы с ней все выяснили и приняли правильную модель поведения друг с другом. Друзья. Дипломированный специалист, врач, а также наблюдения и опыты для изучения моего феномена отходили на второй план. Мне не комфортно чувствовать себя подопытным кроликом, мелкой букашкой под микроскопом, что я девушке и пояснила. Это не то внимание, к которому стремилась моя детская душа.

 Я не спеша шла по тротуарной плитке, осознанно откладывая вход в дом Свонов.

 А вот и белоснежный гараж, скрывающий дорогого железного коня, поворот направо и парадная дверь. Глубокий вдох. Дыши, Белла, все нормально. Это же твой дом, те же стены, предметы и родители-манекены. Ничего удивительного и страшного, но я все же не могла унять дрожь в коленках. Я то изменилась, стала  другой и оставалось гадать, как отреагируют Рене и Чарли на эту новость. А, может, им вообще все равно. Стоп, чего гадать. Я же теперь эмпат и все узнаю сама без их слов. Вот только понравиться ли мне это? Не дрейфь, мисс Уникальность. Ха. Что-то я зачастила давать всем липовые титулы. Саманта была мисс Уверенность, себя обрекла мисс Уникальность, бабушку можно короновать мисс Любовь и Доброта, а родителей… Впрочем, не стоит.

 Прихожая, озаренная теплым солнечным светом, встречала меня радужно. Взгляд налево - вроде бы все на своих местах. Мягкий диван в цветочек, яркие подушки под тон ему, украшенные озорными рюшами, столик с кремовой настурцией в горшке и статуя оленьей головы, которую я бы давно уже выбросила. Рядом небольшая тумбочка для маминых журналов с декоративной лампой. Над столом картина в коричневых тонах какого-то известного художника – липовым произведениям искусства у нас в доме просто не было места. Да, ничего не изменилось. А должно было за двенадцать часов? Дверь напротив с вызовом смотрела на меня, предупреждая, что ожидает меня за ней – гостиная, где в послеобеденное время отдыхают родители. Не сейчас, еще будет время, и я устало подымаюсь по лестнице в свою комнату. За Сэм я не волнуюсь - бабушка о ней позаботится, как никто другой.

 Комната в том состоянии, в котором я ее оставила, торопясь к Веберам. Упоминание о случае в столь родной для меня семье, неприятно кольнуло в сердце. Нужно будет с ними объясниться, миссис Вебер этого заслуживает. Своим даром я создала столько неудобств и бабушке и соседям… Так, не унывать. Помни, Божье Благословение...

 Атмосфера пастельных тонов  с неброским рисунком цветов на обоях успокаивала  глаза и нервы после стерильной больничной палаты. За счет белых створчатых окон комната была наполнена светом и свежестью. Небрежно лежащие платья на моей большой  кровати, усеянной  огромным количеством подушек, раскрытая коробка с украшениями,  два угловых стеллажа, заполненных книгами и всякими милыми безделушками. Справа, мое укромное место - пару удобных «шоколадных» кресел и небольшой книжный столик, где вечерами мы с бабушкой читали книги и мечтали о дальних странах. Открытое окно с видом на задний двор и обилие ваз. Бабушка всегда пыталась придать этому дому жизни, вот и оставляла цветы везде, где могла. Моя цветочная фея.

 Я аккуратно отодвинула вещи в сторону и провалилась в мягком матрасе. Как же хорошо. Родные стены, тот же белый цвет потолка, но нет тех отталкивающих чувств, которые возникали в палате. Не хочу даже вспоминать.

 Следует умыться и спуститься вниз. Родители уже должно быть познакомились с моим… новым другом Самантой и в курсе моей… способности. Они сейчас  ворвутся сюда  и начнут охать и ахать, мотать головами – всеми способами изображать заботливых родителей. А может быть и другой сценарий. Они соберут мои вещи (а может и не соберут) и отправят меня в ближайший дом с решетками на окнах и униформой с завязками на спине. Или пропустят эту информацию, как незначительную и будут жить, как прежде.

 Закрываю глаза, делаю глубокий вдох и прислушиваюсь к своим чувствам. Слышу щебетание птиц за окном, колыхание занавесок от ворвавшегося в комнату ветра, аромат цветов, окружающих меня, а в  душе… все те же страх и обида. Я не знаю покинут ли эти чувства меня в ближайшее время. Зато нет злости, разочарования, подавленной агрессии – либо родители еще не знают, либо они не дома. Лучше бы второе.

 Спокойно выдыхаю, открываю глаза. Все, хватит, нужно двигаться. У меня еще наполеоновские планы по детальному изучению моего дара и управления им. Еще пару дней в мои ежедневные планы входили прогулки и уроки с бабушкой, а теперь книги по психологии и расширение собственных возможностей. Голова кругом идет от такой резкой перемены жизни. Во рту пересохло – теперь точно нужно вставать.

 Планировка дома позволяла мне иметь отдельную ванну, что устраивало всех членов семьи.

 В комнате играло два цвета: песочный и белый. Плитками этих цветов было отделано все от пола до ванной. Иногда разбавляло однотонность светлая мозаика и плитки с узорами. По обе стороны от большой ванной висели светильники, выполненные в классическом стиле, а над самой ванной висели стеклянные полочки, которые были обставлены разными косметическими средствами, которыми я, если честно, ой, как редко пользовалась. Ну, зачем мне столько баночек с кремами? Как по мне, так достаточно одного крема… для всего.

 Рядом стоял умывальник, а над ним висел небольшой шкафчик с зеркалом, где хранились некоторые лекарства и все для чистой полости рта. Душевой кабинки не было, поскольку я не считала ее идеальным средством для омовения и очищения тела. Куда лучше просторная ванная, где ты можешь нежиться часами в густой пене, пускать пузыри, рисовать незамысловатые узоры на плитке и при этом быть в тумане ароматов. Мм…

 Медленными шажками я подошла к раковине. Отражение пугало кадром из фильма ужасов, где зеркало показывало бледное лицо, тусклые глаза и осунувшийся вид. Мертвец и тот выглядит симпатичней, чем я сейчас. Нет, все-таки быстренько ополоснусь, верну коже свежесть и нормальный цвет. Резкое движение отдало тупой болью в левой руке.  Ага, а про руку я и забыла – значит получиться не так быстренько, как я хотела. Как же плохо быть беспомощной. Я могла бы позвать бабушку, но она устала не меньше – пусть отдохнет от меня хоть пару минут.

 Переодевшись после ванны в сарафанчик с милыми кружочками и нежными розочками на груди,  я вернула себе прежний беззаботный вид.

  Спускаясь по ступенькам, прислушивалась к каждому шороху и изменениям во мне. Шаги были неслышны, единственным звуком, что я уловила, было собственное скачущее сердце, волны тревоги, надежды, а затем и веселья аккуратно просачивались в мое тело и разум, на миг останавливая мои движения. Веселья? Интересно. Первый этаж разносил аромат курочки и чего-то еще… Ммм... Облизнув пересохшие губы и глотнув полный рот слюны, чувство голода завладело моим разумом и телом, подталкивая меня на кухню.

 Кухня была очень лучистой, бабушка подобрала для нее мебель из светлого дерева и дополнила все салатовым цветом. Большое окно визуально увеличивало размеры компактной кухни. Современная кухонная техника гармонично сочеталась с простыми деревянными полочками, заполненными разнообразными наборами. Бабушка сумела соединить технологии и удобства, простор и комфорт и оставить частичку собственного вкуса. В этой комнате всегда была весна. Я очень любила сидеть здесь и есть свежеиспеченные пирожки бабушки. Наслаждаясь кулинарными шедеврами мисс Свон, я всегда надеялась, что случайно заблудшая бабочка посетит нашу теплую норку. Это всегда делало меня обычным ребенком, а весеннее настроение, царившее здесь, давало надежду на светлое будущее. Весна - период возрождения. Вот и я верила, что возрожусь и буду как все.

 J'espère que pour le meilleur («Надеюсь на лучшее» франц. – прим. автора).

 За центральным столом бабушка и Сэм вели оживленное обсуждение, их фигуры отражали спокойствие и веселье, на плите готовилась еда - источник притягательных ароматов.

 - Милая, ты чудесно выглядишь, mon amour(«моя любовь» франц. – прим. автора), – добрые глаза старушки Свон светились ярче солнца. Так вот почему я начала мысленно изъясняться на французском. Когда у бабушки хорошее настроение, она любила приукрасить свою речь зарубежными выражениями. А ее акцент… Ах, мне до такого произношения еще далеко.

  - Si a chaque fois que je pensais a toi une fleur poussait alors le monde serait un… - черт, я забыла концовку этого красивого выражения. Вот и блеснула знаниями.

  - … un immense jardin, – помогла мне бабушка. («Если бы цветок расцветал каждый раз, когда я думаю о тебе, то мир был бы огромным садом» франц.)

  - Поразительно, Вы понимаете, друг друга с полуслова, - констатировала Саманта. В ответ мы лишь синхронно кивнули головами.

 Дружеский смех заполнил кухню.

 - Присаживайся, малышка, сейчас будем обедать, - пропела моя цветочная фея и поспешила готовить столовые приборы. Я уже собиралась ринуться на помощь, но Сэм опередила меня.

 Я расслаблено сидела на стуле, болтая ногами в воздухе, и наслаждалась моментом спокойствия и легкого веселья. Бабушка и Саманта суетились вокруг стола, сервируя его и наполняя блюда свежеприготовленным шедевром кулинарии – тушеная картошка с курицей и овощами. Объедение.

 Я готова была наброситься на еду, как дикарка и поглотить все голыми руками, но взглянув на сидящую рядом бабушку, поняла, что лучше не стоит. Она столько в меня вложила своего тепла, доброты, терпения, любви и мудрости, что я не могу так с ней поступить. Манеры и воспитание, юная мисс Свон.

 Во время трапезы, я радовалась минутам спокойствия и умиротворения. Ни боли, ни тревоги, ни страха, ни родителей, которые снова были вне зоны моего нахождения, ни чужих мыслей. Только я, Саманта, бабуля и вкусный домашний обед.

 Я все больше стала проникаться к Сэм. От нее стали исходить энергетические волны иного характера. В ее глазах и жестах я читала нотки защиты и понимания, некого сестринского тепла. В голове она перебирала сотню научных книг, но из уст вырывались простые и понятные всем слова, украшенные короткими шутками из своей рабочей практики. Теперь ее деловой костюм не выглядел как неприступная стена, а лишь подчеркивал ее стиль и идеальную фигуру. Теперь ее слова действительно несли ту информацию, которую Сэм хотела донести, а не завуалированный допрос, как раньше.  А, может, я все это выдумываю? Я точно уверена, что так и есть. Не знаю, откуда, но знаю.

Хмм… Вспомнились великие слова Сократа: «Я знаю, что я ничего не знаю».

 - Мисс Свон, вы спасли мой желудок от вредоносных ударов фаст-фуда. Такого потрясающего обеда я давно не ела… С последнего визита к маме, - девушка аккуратно вытирала остатки еды салфеткой и довольно улыбалась.

  - Да, бабуль, ты превзошла саму себя, - поддержала я слова Сэм, слегка похлопывая по своему сытому животику.

  Женщина довольно улыбнулась и произнесла:

 - Здоровый аппетит есть признак хорошего самочувствия, - и слегка щёлкнула меня по носу.

  Я лишь завертела головой в разные стороны, дабы не подставить бабушке еще раз свой драгоценный нос.

 Не хочу, чтобы это заканчивалось. Пусть эта атмосфера добра, веселья и мира царит здесь всегда. Может, все было кошмарным сном, и ожоги, и больница, и почти смерть мистера Берти, а только сейчас, в этой кухне все реально? А как же Саманта? А как же бинты на левой руке?

 Нет, все более, чем реально.

 Надежды развеялись как прах на ветру, не оставляя и следа былого.

 Жаль, что это было затишье перед бурей.

 Я начала чувствовать сомнение, удивление… и, кажется, страх. Оглядываясь на присутствующих возле меня людей, довольных едой и компанией, сделала вывод, что источник моих тревог находиться не в доме.

 Мелодичный звонок в дверь заставил меня подпрыгнуть на месте.

 - Чего ты, дорогая? Это всего лишь звонок, - успокаивала меня бабушка.

 Я же сжалась на своем стуле, прижимая ближе больную руку. Это родители? Звонят? Белла, зачем им звонить в собственный дом? Врачи? Сэм сказал, что все уладила, и я ей верю. Соседи? Но что им может быть нужно?

 В голове наряду с собственными вопросами, парили и чужие…

 «Может не стоит? … Мы не правильно поняли…а вдруг это правда?...»

 Бабушка пошла открывать дверь, я же не знала, куда себя деть.

 - Сэм, - я позвала девушку, так и не заметив, что обратилась к ней так по-простому, неофициально.

 - Мне страшно…  - призналась я девушке, подрагивая нижней губой.

 Саманта встала со стула и присела на колени возле меня.

 - Не бойся, Белла, я никому не дам тебя в обиду, обещаю,- она говорит правду, Сэм действительно не подведет.

 - Может, ты мне покажешь свою комнату? – попросила девушка. Я понимала, что она хотела отвлечь меня и успокоить. Спасибо, Сэм. Почему бы и нет. Я кивнула, и начала медленно покидать свое маленькое салатовое убежище.

 Проходя мимо прихожей, до нас донеслись голоса:

 - Зачем Вы пришли? – это бабушка.

 - Мы узнали о… Белле… о ее способности… - знакомый пожилой голос, но узнать не могу.

 - О какой способности? Вы бредите… - бабушка пошла в оборону.

 - Но мистер Берти… Мы слышали, что Ваша Белла сначала прокляла его, а потом же и вылечила, дабы ее не заподозрили… - не отступал голос по ту сторону двери.

 - Вы что со снотворным переборщили? Прокляла… вылечила… Она ребенок! Оставьте ее в покое. Идите домой и вместо телевизора прочтите какую-нибудь полезную книгу, где нет фантастики, - и бабушка громко хлопнула дверью.

 Значит, я была права. Они пришли за мной, говорили, что прокляла, а потом исцелила… Боже. Они считают меня ведьмой?

Прокляла… Неужели, это значит, что мой дар несет зло? Но бабушка говорила обратное. Бог ведет меня, не Дьявол. Бог ведет, Бог ведет…

  Ноги стали подкашиваться, действительность стала терять ясные очертания, воздух не насыщал мои легкие, я стала задыхаться.

 Саманта увидев мое состояние, аккуратно отвела меня на диван в прихожей и села рядом, крепко обняв.

 Тишину дома нарушил сигнал автоответчика.

 - Вы позвонили семье Свон. В данный момент никто не может Вам ответить. Оставьте, пожалуйста, Ваше сообщение или номер телефона после звукового сигнала. Спасибо. Пиипп - звучала запись маминого голоса.

 -  Алло, Рене? Мисс Берта?  Я только что услышала о Белле…Ам… Это так невероятно…Может нужна помощь? Я знаю одного отличного специалиста по психиатрии. Он сможет положить ее в стационар или хотя бы назначить лечение… - бабушка со злостью отключила автоответчик.

 Я больше не могла сдерживать слез.

 Стационар… Лечение… Больница. Теперь меня принимают за сумасшедшую. Ведьма или сумасшедшая, что лучше?

 Я закричала от отчаянья и душевной боли. Внутри бушевал ураган различных эмоций и чувств, которым я не могла найти описание. Меня считают сумасшедшей. Меня считают ведьмой.  Люди желают от меня избавятся, запрятать в больницу, где людей пичкают лекарствами и лечат от всяких «патологий». Если я туда попаду… Даже больно об этом думать. Моя эмпатия не даст мне и минуты покоя и расслабления. Людские мучения уничтожат меня, и никто мне не поверит. Почему? Ведь только начало все налаживаться…

 Сэм качала меня из стороны в сторону, как младенца. Рядом села бабушка и тоже обняла меня. Крепкие объятья отдавали тепло и поддержку, пытались наполнить меня силой и верой. Женщины понимали причину моей истерики, и пытались представить, какого мне сейчас на самом деле. Слава Богу, что они не могут это испытать. Я бы никому этого не пожелала.

 Объятья ослабли и через пару секунд, возле моего лица возник стакан с водой, я незамедлительно осушила его, лишь на дне уловив горечь.

 Спустя минуты всхлипы стали утихать, дыхание выравниваться, а слезы высыхать. Истерика отступала.

 Телефон надоел бабушке уже после пятого похожего звонка, и она попросту отключила его. Стуки в дверь продолжались до наступления сумерек. Саманта и бабушка стояли на страже моего спокойствия, но они не могли уничтожить мысли и эмоции людей, которые окружили наш дом. Они вели внешнюю борьбу, а я внутреннюю. На чьей стороне победа, пока было не ясно.

 И так, перчатки были сброшены.

 Наш город не отличался большой численностью. А это означало, что новость разносилась в течении суток. Моя новость побила все рекорды. Один час. Через двадцать четыре часа весь Три-Форкс, каждый из 1789 жителей знал, что Белла Свон ненормальная, которой светит костер или психушка.
 



Источник: http://robsten.ru/forum/67-1800-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: ДушевнаяКсю (19.11.2014) | Автор: ДушевнаяКсю
Просмотров: 66 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 1
avatar
0
1
Как же все печально
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]