Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Психопатия. Глава 10.2 Не может быть...

- Привет, ребята! – прозвучал низкий голос Виктории, когда она распахнула входную дверь своей квартиры перед носами Эммета и Джейка, в то время, как они еще не успели даже постучать.

- Привет, красотка! – расплылся в улыбке Джейкоб и потянулся к рыжей бестии, чтобы нежно поцеловать ее в щеку.

Белла закатила глаза.

Саммерс приобняла Блэка и пропустила его в дом, переводя взгляд на Эммета. Они обменялись коротким, но глубоким взглядом. Именно таким обмениваются люди, у которых есть один общий секрет, которым они никогда не поделятся – ни с кем. Вик подошла и крепко обняла Свона, пока он, своими большими руками, обхватил ее и прижал к себе.

Белла, наблюдая за этой картиной, испугалась на секунду, что ее зубы могут потрескаться, от того, насколько сильно она сжала челюсти. Но когда она взглянула на Эдварда, непрестанно глядевшего на Викторию, то подумала, что не только ее зубам может угрожать опасность.

С трудом сдержав тихое рычание, Свон усмехнулась, представив себе, что было бы, если бы здесь была Розали. Уж она-то не позволила бы этой «подружке» тискать своего жениха.

- Проходите. Белла, а ты повзрослела, - заметила Вик, отступая на шаг от прохода и кивком

приглашая их с Мейсеном пройти.

Свон только коротко взглянула на Саммерс, боясь, что взглядом выдаст всю свою неприязнь - она понимала, что поведение ее неправильно, но поделать с собой ничего не могла.

Заходя в квартиру, Белла чувствовала, как Эдвард идет прямо за ней. Она с трудом заставила себя не оглянуться назад и не убедиться, что он не смотрит на Викторию, или – Свон вполне могла себе такое представить – Виктория не схватила Мейсена за руку, чтобы утащить его куда-нибудь в темный угол, подобно изголодавшемуся суккубу, и... Ну, Самерс сориентировалась бы, что сделать с Эдвардом наедине. Любая женщина сориентировалась бы…

Белла зашла в гостиную, которая была обставлена с большим вкусом, в чем Виктории никогда нельзя было отказать. Все в ней – мебель, почти зеркальный отполированный паркет, авангардные картины на стенах – все было отражением самой Вик: лаконично, строго и, в то же время, страстно.

- Ну, я так понимаю, вас потянуло на приключения? – усмехнулась она, усаживаясь в огромное белое кресло, ловким движением подбирая под себя ноги. На фоне белоснежной обивки ее волосы казались не просто рыжими, а огненными, и, словно пламя, они переливались всеми оттенками красного.

Все расселись по диванам: на один диван - Эммет с Джейкобом, с лица которого дебиловатая улыбка ребенка, увидевшего новогоднюю елку, сходить, скорее всего, не собиралась, а на другой диван - Белла с Эдвардом.

- Можно и так сказать, - ухмыльнулся Эммет, бросив взгляд на сестру и ее… Честно признаться, ему не особенно хотелось думать о том, кем приходится Мейсен Белле. Для себя Эммет решил, что сейчас – это человек, спасший жизнь одному из самых близких и родных его людей, а об остальном он подумает позже. Хотя врезать по челюсти этого наглого парня, Свону хотелось страшно – хотя бы за то, что он сделал с его маленькой Беллз. Но это был скорее инстинкт, нежели здравый рассудок, а Эммет был не в том положении, чтобы поддаваться эмоциям.

Виктория взглянула на Беллу и улыбнулась.

- И что от меня требуется? – ровным голосом спросила она.

- Нам нужно укрыть Беллу, пока мы кое с чем не разберемся. На нее, похоже, ведется не шуточная охота.

- Бедовая девчонка? – усмехнулась Саммерс, теперь глядя на Эдварда, немного прищурив глаза.

От Виктории ничего не ускользало, и даже то, что Мейсен со Свон сидели чуть ли не в метре друг от друга, ничего не меняло. Вик еще на лестничной площадке уловила несколько коротких, непроизвольных взглядов, которыми обменялись эти двое. Очень красноречивых взглядов.

- Я думаю, мы с Беллой с легкостью с этим справимся. Да, Беллз? – все так же глядя с улыбкой на сестру своего первого, и, наверное, самого любимого мужчины, спросила Виктория.

- Белла, - поправила ее Свон, - И нам не с чем справляться. Мне нужно переждать здесь какое-то время. И все.

Белла постаралась сделать свой тон как можно более дружелюбным, но получилось скорее холодно, нежели вежливо. Но и это можно было рассматривать, как удачу.

- Аа… - протянула Саммерс и откинула свои густые волосы за спину, обнажая тонкую шею, выглядывающую из широкого ворота рубашки, - Мальчики не берут девочек играть.

Белла пыталась, честно пыталась, но не смогла сдержать улыбки. Виктория была права – эти трое ведут себя как дети! Неужели до сих пор не ясно, что Свон в состоянии за себя постоять?

- Это – не игрушки, - наконец серьезно, сказал Джейкоб.

- Но ведь и Белла – не маленькая, - настаивала Вик.

- Ей нечего там делать, - прозвучал тихий твердый голос Мейсена, молчавшего до этой минуты. Все, молча, повернулись к нему – он сидел так же – упершись локтями в колени и вглядываясь в высокий ворс ковра.

Виктория только еще шире улыбнулась - ей всегда было чертовски приятно, когда она оказывалась права.

- Мы можем на тебя рассчитывать? – спросил Эммет.

- Всегда. Ты же знаешь, - посмотрела на него Саммерс, и ее улыбка стала мягкой и даже доброй, хотя само понятие «доброта» не так уж вязалось с ее персоной: - Какой план?

- Я думаю, откладывать незачем, и мы все сделаем сегодня, - начал Эммет, и Белла узнала в его голосе знакомые нотки – именно так он говорил у себя в кабинете: - Как только стемнеет, мы двинемся. Как думаешь, Эдвард – туда лучше пробраться ночью?

Все снова повернулись к Мейсену, который, впервые за долгое время, поднял глаза и удивленно смотрел на Свона. Эдвард замешкался, услышав даже такой элементарный вопрос, просто потому, что не ожидал, что его вообще о чем-то будут спрашивать, кроме расположения и устройства клуба.

- А… Да, это определенно лучше, - выдавил он из себя, и снова опустил глаза, немного хмурясь. Ему казалось, что настолько не комфортно, как в этой уютной квартире, он еще себя не чувствовал – даже в приюте, где условия сносными можно было назвать с большой натяжкой.

Блэк усмехнулся и откинулся на спинку дивана, насмешливо поглядывая на Мейсена. Но, встретившись глазами с Беллой, пытающейся просто убить его взглядом, он развел руками, без слов спрашивая: «Чего?», и перестал пялиться.

- В таком случае, нам нужно все обсудить, - заключил Эм, вставая с дивана. Джейкоб и Эдвард последовали его примеру.

- Идите в кабинет, - ответила Виктория, глядя, как Белла пораженно качает головой, наблюдая за тремя мужчинами, молча следовавшими к увесистой деревянной двери.

Они даже план не хотели с нею обсуждать… Свон почувствовала, как злость и даже негодование, начинает сменять примитивная детская обида.

«И кто же теперь ребенок после этого?» - задалась вопросом Белла, по-настоящему испугавшись, что может расплакаться прямо перед Викторией, прямо на ее белоснежном диване.

- Я думаю, нам нужно что-то выпить, - подмигнула Свон Вик, и, буквально вспорхнув с кресла, подошла к барной стойке.

Налив в два больших квадратных стакана прозрачную янтарную жидкость, один она принесла Белле.

Свон, кивнув, взяла его и одним глотком осушила, чувствуя, как по телу растекается тепло, дарящее успокоение и приносящее с собой странную усталость.

Саммерс усмехнулась и протянула Белле свой стакан, к которому даже не успела прикоснуться.

Белла взяла и его, но пить не стала, устало откинувшись на спину и закрывая глаза.

- Тяжелая неделя? – спросила Виктория, присаживаясь рядом.

- Ты даже не представляешь себе, - ответила Свон, ловя себя на том, что Виктория странно не раздражала ее в тот момент.

- Не переживай так, - усмехнулась Вик, - Никто не сомневается в твоем профессионализме. Но, если бы у меня была младшая сестра, я бы ее тоже никуда не пустила, особенно, когда несколько дней не знаешь, жива ли она, или нет.

Белла открыла глаза и взглянула Самерс в лицо, где не уловила и намека на издевку, что позволило ей легче воспринимать информацию, которая исходила именно от этой женщины.

Да, Виктория была права – решение принятое Эмметом… да и всеми остальными – верное. Пусть Свон профессионал, но сейчас от нее буде больше хлопот, нежели пользы – и Джейк и Эм слишком взбудоражены ее появлением, и будут постоянно отвлекаться на нее. А Эдвард… кажется, Эдвард никогда Беллу и не воспринимал, как сержанта полиции, а только как женщину – пусть даже сильную, но, все же, не способную на такие подвиги, как задержание Сэма Уйли. Особенно после того, как на его глазах этот самый Уйли чуть не убил ее одним ударом кулака.

- Да, ты права, - негромко пробормотала Свон и тяжело вздохнула.

- Не хочешь рассказать, что произошло? А то Эммет такой таинственный, - усмехнулась Виктория и снова встала, направляясь к бару.

Белла помолчала пару секунд, но, рассудив, что Самерс имеет полное право быть в курсе событий, вкратце рассказала об операции и о том, как ей удалось сбежать. Точнее, как Мейсен вытащил ее, пока она была без сознания.

- Вот как, - покачала головой Вик и сделала небольшой глоток виски. – Так это у тебя что – стокгольмский синдром, или у вас… взаимное притяжение? – без тени шутки спросила она.

Белла распахнула глаза и уставилась на Саммерс, не понимая, как она… Ведь Свон даже словом не обмолвилась о том, что происходит между ней и Эдвардом. Но отпираться показалось ей бессмысленным занятием, так что она пожала плечами и ответила то, что первое пришло на ум:

- Ээ… не знаю.

Никогда идея о стокгольмском синдроме не приходила ей в голову, и теперь очень смущала ее – а вдруг и правда? Может, это какой-то сдвиг в ее психике, и поэтому она так переживает за Мейсена? Поэтому, так хочет, чтобы он был рядом? Хочет…

Что? Хочет, чтобы он был рядом?

Белла поднесла стакан и снова, одним глотком, выпила его содержимое.

С ума сойти…

Свон всегда думала про себя, что хочет его спасти, отблагодарить, дать шанс, жить нормальной жизнью… Конечно, она ощущала, что это не все, но никогда не формулировала свое ощущение так четко – желание, чтобы Эдвард был с ней рядом.

И теперь, это пугало – своей зыбкостью, своей неосуществимостью…

Как же, все-таки, легче, когда не знаешь, чего ты хочешь.

- Ничего, скоро поймешь, - ухмыльнулась Виктория, и они с Беллой повернули головы в сторону кабинета, дверь которого распахнулась и оттуда один за другим вышли мужчины.

- Вы будете есть? – спросила Самерс, глядя на них через плечо. Они переглянулись и отрицательно покачали головами. У всех до одного на лице было одно и то же выражение – сосредоточенность: - Тогда вы будете спать, - а это уже был не вопрос, а утверждение.

Эммет хотел возразить, но она одним жестом руки остановила его. Виктория прекрасно знала Свона и видела, что он просто валится с ног от усталости, хоть и держится, как подобает капитану полиции. А до вечера было еще много времени, и очень разумно было бы им всем отдохнуть перед операцией.

Самерс встала с дивана и взяла в руку какой-то пульт со стеклянного столика. Нажав кнопку, она бросила его обратно и подошла к выключателю на стене. Все ее гости, как завороженные, следили за ее действиями, не совсем понимая, что происходит. И лишь когда послышался механический шум, а в комнате стало стремительно темнеть, стало понятно – это металлические ставни закрывают окна снаружи.

Как только в комнате исчез хоть какой-либо свет, Вик нажала на выключатель и вокруг рассеялось приятное приглушенное освещение.

- Я сделала вам ночь, - улыбнулась она. – Эммет и Джейк, вы можете спать тут. Я принесу вам постель. А Эдвард с Беллой – в гостевой комнате.

Теперь пришла очередь Свона, Блэка и Мейсена, округлив глаза, вытаращиться на Викторию, а затем на Беллу, которая приобрела приятно-розоватый оттенок.

- Белла ничего мне не говорила, - предугадав их мысли, сказала Самерс. – Пойдемте, я вас провожу, - позвала она Эдварда и Свон.

Эммет и Джейкоб исподлобья взглянули на Эдварда, молча предупреждая, что этого ему лучше не делать, но Вик подошла и взяла его за руку, потянув на себя.

- Прекратите, - усмехнулась она. – Изабелла уже большая девочка, сама разберется.

Белла медленно встала и пошла за Викторией, старательно избегая зрительного контакта с братом и Джейком. Ей хотелось побыстрее пройти через эту комнату, но после двух стаканов виски, это было трудновыполнимо, и она, как в замедленной съемке, прошла мимо них, чувствуя, как две пары глаз пытаются прожечь в ней дыру.

Догнав, наконец, Саммерс и Эдварда, Свон оказалась в красивой спальне, оформленной в черно-синих тонах. Эта комната напомнила ей о ее собственной, в ее небольшой квартире, где она не была, кажется, вечность.

Разглядывая обстановку, Белла не заметила, как Вик скрылась за дверью, оставляя ее с Эдвардом наедине.

Свон мельком взглянула на него, наткнувшись на пристальный взгляд, и отвела глаза, почувствовав непонятную неловкость. Что делать дальше – она не знала. Мейсен не сказал ей и слова с тех пор, как они уехали из его квартиры, и практически не смотрел на нее. Теперь же он снова сканировал ее своими зелеными глазами, красивее которых она еще не видела, и вовсе не собирался отводить взгляд.

Белла усмехнулась, подумав о его глазах – видимо, виски добавляют поэтичности в ее натуру…

Неуверенно и, опять же, слишком медленно, она развернулась, немного оступившись, и направилась к кровати. Белла опустилась на нее, чувствуя мягкость покрывала, и закрыла глаза, мечтая поскорее уснуть - лишь бы не слышать этой тишины.

Мейсен стоял на том же месте, глядя на Беллу, как она, прижав к себе ноги, лежала на огромной кровати и казалась еще меньше, чем была.

Эдвард не хотел к подходить к Свон, не хотел ее касаться. Еще в машине на пути сюда, чувствуя ее маленькую ладошку в своей, он решил, что это последнее их соприкосновение. Лучше было так все оборвать, потому что Мейсен чувствовал, что дальше будет только больнее.

Но он лишь тяжело вздохнул, когда ноги сами понесли его к кровати – все решения Мейсена рассыпались в прах, стоило ему оказаться наедине с Беллой. С его маленькой сильной Беллой – такой теплой, такой желанной.

Эдвард опустился на постель и несколько секунд просто смотрел на Свон, разглядывая ее спину, плечи, волосы, рассыпавшиеся по подушке. Он и не заметил, как потянулся к ней – так это было естественно – ощущать ее своими руками.

Коснувшись ладонью ее ребер, Эдвард протянул руку дальше, к ее животу. Даже не дожидаясь ответной реакции, он притянул девушку к себе, на середину кровати, прижимая к своей груди. Первые несколько секунд Белла покорно лежала рядом, не шевелясь, но затем подняла руку и положила ее поверх руки Эдварда, крепко обнимавшей ее.

Свон уже не надеялась, что он прикоснется к ней, и когда ощутила тепло Мейсена, то сама поразилась тому, какую радость, какое удовольствие испытывала при этом. Теперь она совсем не хотела спать, желая впитать эти секунды в себя до последней капли, но виски и горячее дыхание Эдварда, которым он согревал ее шею, действовали как сильнейшее снотворное – Белла чувствовала себя так спокойно, что, несколько раз глубоко вздохнув, она погрузилась в сладкий окутывающий сон.

Когда она открыла глаза, то первое, что почувствовала - Эдварда нет рядом. Она подскочила на кровати в испуге, что они все могли уйти и не попрощаться с ней. Но, взглянув на часы и увидев, что прошло всего полтора часа с момента, как она отключилась, Свон облегченно вздохнула – еще слишком рано.

Она встала и, на цыпочках, вышла из комнаты, не желая будить брата и Джейкоба. Белла сделала всего пару шагов, когда услышала странные звуки, доносившиеся из соседней комнаты. Точнее не странные, а весьма характерные звуки. Свон подошла поближе и уже отчетливо расслышала женский стон – это, очевидно, была Виктория. И, очевидно, она была не одна…

Белла тяжело сглотнула, так как первой же мыслью в ее голове было – Эдварда нет в их комнате.

Она сделала два шага назад, не желая больше слышать этот шум, и крепко сжала кулаки. Свон не хотела и не понимала почему, но в ее глазах моментально скопились слезы.

Конечно, вот по какой причине он так себя вел – отстранено. Даже не поцеловал ее или не запустил свои наглые руки ей под одежду. У Мейсена новая игрушка – не удивительно, Виктория была очень красивой женщиной. Красивее Беллы – это точно.

Свон продолжала стоять посредине коридора, не в силах сдвинуться с места, не в силах разобраться с тем, что чувствовала в тот момент. Ревность? Злоба? Обида? Боль? А, может быть, все вместе? Она почувствовала, как ее нижняя губа начинает предательски подрагивать, предвещая, что плач скоро может перейти в настоящее рыдание.

- Черт, - вырвалось у нее с тихим всхлипом.

- Белла?

Свон резко повернула голову, глядя на то, как Мейсен стоит в проходе, и с явным беспокойством смотрит на нее.

- Ты тут? – выдохнула она, шморгнув носом.

- А где мне быть? – нахмурившись, спросил Эдвард, делая шаг по направлению к Белле.

- Нигде, - поспешно ответила она и попятилась назад, почувствовав себя идиоткой, - То есть… Ну… Там, - она указала рукой на дверь Виктории и, тут же, одернула ее, желая исчезнуть, раствориться в воздухе, да просто умереть от своей тупости, лишь бы не дать Эдварду понять, отчего так легко разревелась.

Мейсен взглянул туда, куда Свон указала каким-то дерганым движением и, сощурив глаза, снова повернулся к ней, делая еще один шаг в ее сторону.

- Белла, - протянул он, заставляя ее пятиться назад в комнату, - ты услышала, как твой Джейкоб трахает Викторию, и подумала, что это я?

- Нет, - слишком быстро ответила она, заходя спиной в спальню – хорошо, что у Вик нет порогов в квартире, иначе Свон, споткнувшись, уже лежала бы на полу.

Мейсен зашел за ней, захлопнул дверь и, сделав всего один шаг, сократил расстояние между ними, обхватывая Беллу руками.

Притянув ее к себе, он услышал тихий вздох, сорвавшийся с ее влажных от слез губ.

- Лгунья, - ухмыляясь, прошептал он, глядя ей в лицо.

Белла ничего не ответила, нахмурив брови и еще раз шморгнув носом. Она упрямо смотрела вниз, не смея поднять глаз – ей было слишком стыдно за свои слезы, за свое истерическое поведение.

Эдвард не отпускал Свон, наслаждаясь видом ее заплаканного лица. Он не хотел бы видеть ее плачущей, но сейчас эти слезы доставляли ему небывалое наслаждение, выступая безмолвными свидетелями того, что он небезразличен Белле.

- Глупая, глупая Белла, - тихо проговорил Мейсен, и в его голосе было столько же нежности, сколько и напряжения.

Белла подняла глаза и увидела знакомую полуулыбку на его красивом лице, чувствуя, как большие горячие ладони, не торопясь, поднимают ее толстовку, открывая доступ к ее обнаженной спине.

- Единственная женщина, которую я хочу трахать, это ты, - сказал он хриплым голосом, опуская взгляд с ее глаз на ее губы.

Белла должна была бы возмутиться – он ей откровенно хамил, но единственное, на что она была способна в тот момент, это расслышать, что она – единственная женщина…

Эдвард коснулся пальцами ее спины, выписывая какой-то рисунок, почти не нажимая на ее кожу - скорее дразня, чем лаская. Белла невольно прикрыла глаза, кладя свои ладони ему на плечи, ища в нем опоры и просто боясь отпустить.

- Белла, - прошептал Мейсен, плавно наклонившись и касаясь губами ее виска, - ты даже не представляешь, насколько сильно я хочу тебя. Так сильно, - Эдвард выдохнул и неожиданно впился пальцами в ее спину.

Свон выгнулась ему на встречу, прикусывая губу и заглушая громкий стон.

- Если бы была моя воля, я бы приковал тебя наручниками к кровати, раздел и не отпускал бы никогда, - продолжал Эдвард, вызывая у Беллы своими словами невнятное, болезненное напряжение во всем теле. Пальцы на ее руках и ногах непроизвольно сжались, и Мейсен тихо зашипел, чувствуя, как ногти Свон впиваются в его кожу: - Я бы владел тобой, проникал в тебя, в твое божественное тело, - Эдвард просунул ладони под пояс джинсов Беллы, сжимая и гладя ее ягодицы, пока она уткнулась лицом в его шею, чувствуя под губами бешеный пульс Мейсена. Его неровное дыхание опаляло ее кожу, пьянило, а сильные руки лишали воли. Единственное чего ей хотелось - чувствовать их, чувствовать Эдварда...

- Ты была бы моей пленницей, - одной рукой он снова забрался под толстовку, проводя ей по теплой спине Беллы, отчего по ее коже побежали мурашки, и очередной стон слетел с ее губ. Когда же ладонь Эдварда решительно, но мягко легла на обнаженную грудь Беллы, она еще откровеннее прижалась губами к его шее, чувствуя на языке чуть солоноватый и все такой же притягательный вкус кожи Мейсена: - Я бы овладевал тобой. Снова и снова. До изнеможения, - Эдвард коснулся губами ее уха, оставляя мимолетный поцелуй, и прошептал: - Каждый раз… я бы любил тебя, Белла.

Белла тут же отстранилась от него, удивляясь своей собственной реакции, и, запустив пальцы в его непослушные волосы, притянула Мейсена ближе, с упоением втягивая в легкие его дыхание.

- Люби меня, - прошептала она и не успела сомкнуть губы, как ощутила горячий рот Эдварда, ласкающий ее.

Он подхватил Свон на руки, пока она судорожно расстегивала на его рубашке одну пуговицу за другой. Как они оказались в постели – Белла не помнила. Она помнила только его руки, его губы и, особенно, его глаза: опьяненные, наглые и невыносимо печальные…

Ничего вокруг не существовало для Беллы, пока Эдвард был так близко.

И оставалось только надеяться, что Эммет крепко спит, а дверь в их комнату захлопнулась на замок, потому как встать и проверить все это, Свон не могла – не было ни единого шанса, что она сможет оторваться от Мейсена даже на секунду. Да он бы и не позволил ей...

- Подожди! – прошептала Белла, хватая Эдварда за локоть и удерживая перед тем, как он успел коснуться ручки двери.

- Что? – улыбнулся он, глядя, как Свон заправляет непослушную прядь волос за ухо.

- Ничего – у тебя рубашка неправильно застегнута, - нахмурившись, пробормотала она, начиная расстегивать не парно застегнутые пуговицы на груди Мейсена.

Он стоял ровно, не мешая Белле, наблюдая за ее сосредоточенным лицом, пока тонкие пальцы порхали над его рубашкой. Эдвард не мог перестать улыбаться – ему казалась такой странной и такой приятной эта мелкая забота со стороны Свон. Это было так… интимно, как бывает только между родными людьми, когда они, не задумываясь, поправляют друг у друга воротник, шарф или галстук…

- Все. Иди, - сказала Белла, застегнув последнюю пуговицу и еще раз оглядев Мейсена с ног до головы, убеждаясь, что никаких внешних признаков того, чем они занимались десять минут назад, нет. Конечно, разрумянившиеся щеки и припухшие губы обоих могли с легкостью их выдать, но с этим Белла ничего поделать не могла. Так – хотя бы одежда должна была выглядеть прилично.

- Нет, не все, - усмехнулся Эдвард, и Белла подняла на него удивленный взгляд, не понимая, что она могла упустить. Но когда она увидела, как Мейсен наклоняется к ней, не отрывая глаз от ее рта, то ее веки уже сами торопились закрыться, пока невольная улыбка коснулась губ Свон, в предвкушении поцелуя.

Эдвард целовал ее нежно, рукой касаясь спины, аккуратно притягивая к себе, пока она привстала на цыпочки, пытаясь быть к нему еще ближе.

Наслаждаясь друг другом, на секунду, всего на секунду, они оба позабыли, кто они есть, и что их ждет всего через несколько часов …

- Так, голубки, - Белла подскочила на месте, а Эдвард недовольно взглянул на Викторию, стоявшую в дверном проеме, ослепительно улыбаясь, - пора.

Самерс развернулась и вышла, оставляя дверь открытой.

Мейсен и Свон взглянули друг на друга и одновременно вздохнули, направляясь из спальни в коридор. Эдварду стоило немалых усилий отнять ладонь от спины Беллы – если бы он мог, то не выпускал бы ее из своих рук никогда.

- Ну, как поспали? – усмехнувшись, оглядывая Мейсена и Беллу с ног до головы, спросил Блэк, стоило им только зайти в гостиную.

Весь его вид и даже поза кричали о том, что он прекрасно знал «как» они поспали.

- Прекрасно! А ты? – с такой же улыбочкой ответила Белла, бросая взгляд на Эдварда, чтобы убедиться, что он не слишком болезненно реагирует на выпады Джейкоба. Но, к ее радости, он только криво усмехнулся, когда Свон ответила своему другу.

Блэк еще шире улыбнулся и покачал головой, понимая по довольной физиономии Беллы, что ей есть, чем ответить.

- А где Эммет? – оглядевшись и не обнаружив брата, спросила Белла.

- Я здесь, - в комнату из кухни зашел Свон. Белла тепло улыбнулась, заметив, что Эм выглядел немного лучше – отдых пошел ему на пользу: - Эдвард, можно тебя на секунду? – спросил Эммет, и Мейсен, молча кивнув, отошел со Своном в сторону.

У Виктории зазвонил телефон, и она, подхватив трубку, вышла из комнаты, провожаемая долгим теплым взглядом Блэка.

Белла подошла к Джейкобу, который, не задумываясь, положил свою большую руку ей на плечо, притягивая к себе ближе.

- Ну что, Беллз? Ничего не хочешь мне сказать? – спросил он, все так же улыбаясь, но на этот раз в его улыбке не было ни сарказма, ни иронии. Перед Свон снова был ее старый добрый Джейкоб – надежный и родной.

Белла поняла, о чем он спрашивал – об Эдварде. Но что ответить – она не знала.

- Не знаю, - пожав плечами, честно сказала Свон.

- Любишь его? – чуть наклонившись, прошептал на ухо Блэк.

Белла стояла и смотрела на брата и Мейсена, о чем-то переговаривающихся в другом конце комнаты, ощущая, как Джейк сжал своей огромной ладонью ее плечо.

В какой-то момент, Эдвард повернулся и встретился с ней взглядом, не в силах оторвать глаз. Эммет продолжал что-то говорить, а Мейсен все смотрел на Беллу, даже не замечая Блэка, стоявшего к ней слишком близко.

Она вглядывалась в такие зеленые знакомые глаза и понимала, что не может ответить Джейкобу «нет».

Слова «я люблю его» не готовы были слететь с ее губ, но и категоричное «нет» растворилось, и когда именно – этого Белла тоже не знала.

Свон резко вздохнула и закрыла глаза, почувствовав, как Джейкоб целует ее в висок – так он делал всегда, когда Белле было плохо, когда она нуждалась в поддержке, пусть и молчала об этом.

Она взглянула на Блэка и улыбнулась, увидев знакомую ухмылку на его лице.

- Скоро все кончится, малыш, - негромко сказал он.

- Джейкоб, пора, - позвал Эммет, и Джейк, подняв руку с плеча Беллы, растрепал ей волосы, под ее негромкое ворчание.

Виктория вошла в комнату, задумчиво вертя свой мобильник в руках.

- Что, вы уже идете? – спросила она, вырываясь из собственных мыслей.

- Да, - ответил Эммет, направляясь к двери.

Перед выходом Белла подошла к Эммету и обняла его, шепнув на ухо: «Пожалуйста, береги себя».

- Всегда, - ответил он, как делал их отец каждый раз, когда Рене целовала его на прощание и шептала: «Будь осторожен». Отстранившись, Эм подмигнул младшей сестре и переглянулся с Викторией. Самерс коротко кивнула ему - по ней было видно, что она вовсе не волнуется – Вик была слишком уверена в Эммете, чтобы сомневаться в положительном исходе дела.

Свон улыбнулась брату, глядя, как он выходит из квартиры, и повернулась к Блэку.

- Крошка, только без мелодрам! – усмехнулся тот и коснулся указательным пальцем кончика ее носа. – Мы скоро вернемся, - уверенно сказал Джейк и, взглянув еще раз на Викторию, которая посмотрела на него взглядом «я бы раздела тебя прямо сейчас», вышел в раскрытую дверь.

Эдвард, стоявший чуть поодаль от Беллы, внимательно следил за ней: за ее движениями, за ее улыбками, которые так отличались друг от друга. Та, что она дарила Эммету, была нежной, теплой, любящей, а та, что была адресована Блэку – озорной, ироничной, но, все же, тоже полной любви. Мейсен обязательно решил для себя, что в следующий раз, когда она улыбнется ему, он будет очень внимателен, в надежде найти в ее улыбке ту же любовь, или, хотя бы, ту же нежность, с которой она смотрела на этих мужчин.

Джейкоб вышел на лестничную площадку, и Мейсен двинулся за ним. Ему тоже хотелось почувствовать объятие Беллы, но она стояла и не двигалась, неотрывно глядя на него. На секунду он остановился перед ней, но Свон даже не шевельнулась.

На самом деле, Белла и не дышала – она забыла, как дышать. Глупый, дурацкий ступор сковал ее, не давая сказать ни слова. Она как завороженная смотрела на Эдварда, на то, как он приближается к ней, и не могла думать ни о чем, кроме того, что он сейчас выйдет за дверь, и не будет больше рядом…

- Пока, - выдохнул он, пока Свон, почти физически, ощущала прикосновение его взгляда к своему лицу.

- Пока, - шепнула она, и, через секунду, Эдвард скрылся за дверью, прикрывая ее за собой.

Белла вздрогнула, будто ее ударило током, когда тихо щелкнул замок – она так и продолжала стоять на месте, краем глаза видя, как Виктория зашла обратно в комнату, оставляя Беллу одну.

Свон подняла руку и коснулась гладкой поверхности двери, чувствуя прохладу металла - почему-то, она показалась Белле безразличной к ней – до жестокости.

Она одернула руку, сжав кулак, понимая, что нужно закрыть замок на ключ, но, все так же, продолжала смотреть перед собой.

Сделав глубокий вдох, Белла снова подняла руку, но тут же прижала ее к себе, отскакивая от резко распахнувшейся двери.

Нервная улыбка, больше походившая на тик, коснулась ее губ и снова исчезла, когда перед ней возник Эдвард. Он неровно дышал и был еще красивее с румяными щеками. Секунду Мейсен просто смотрел на нее, но затем сделал шаг и обхватил лицо Беллы ладонями, обжигая ее бледные щеки своим теплом.

Свон даже не успела выдохнуть, когда почувствовала его губы на своих. Это даже не было похоже на поцелуй – скорее прикосновение, объятие – просто, чтобы почувствовать друг друга.

Белла закрыла глаза, растворяясь в ощущениях, и положила свои ладони поверх ладоней Эдварда. Сколько времени прошло, прежде чем он отстранился, прежде, чем она снова почувствовала укол пустоты без его мягких губ – Свон не знала.

Она с трудом разлепила веки, подняв тяжелый, затуманенный взгляд на Мейсена, читая в его глазах решимость, граничащую с фанатизмом. Он смотрел на нее так, будто был камикадзе, готовым расстаться со своей жизнью, но знающим, что делает это не зря.

- Я люблю тебя, - почти неслышно прошептал Эдвард. Белла различила каждую букву, каждый звук, произнесенный им.

Она открыла рот, но ничего не сказала, да он и не ждал ничего. Мейсен только хотел, чтобы она знала, он просто хотел сказать это вслух - будто бы без этого, его чувство было бесплотным, бестелесным – без этого, все было бы напрасно… Вся жизнь Эдварда была бы напрасной… Так ему казалось.

И теперь, озвучив это странное и такое далекое для Мейсена «я люблю тебя», он словно почувствовал землю под ногами, он словно впервые осознал, что есть что-то большее.

Эдвард ухмыльнулся, глядя на растерянное лицо Свон – кажется, он еще никогда не видел ее такой потерянной. Он нежно погладил ее щеки большими пальцами, пока ладошки Беллы все еще лежали на его руках. Еще раз взглянув на нее, Мейсен опустил руки – ему нужно было уходить…

Он сделал шаг назад, но Белла вцепилась своими пальцами в его ладони и притянула к себе, жадно заглядывая Эдварду в глаза.

Она молчала, просто не в состоянии ничего сказать, и не в состоянии его отпустить, ничего не сказав... Но слова будто застряли в ее горле удушающим комком.

- Я вернусь, - прошептал Эдвард, почти незаметно улыбнувшись, поднося ее руки, до боли сжимавшие его пальцы, к своим губам.

Оставив два теплых поцелуя на ладонях Беллы, Мейсен отпустил ее и почти выбежал из квартиры, боясь, что еще несколько секунд, и он просто не сможет отсюда выйти.

Свон так и осталась стоять перед приоткрытой дверью, пялясь в никуда и прижимая к груди руки, все еще хранившие следы губ Мейсена.

- Белла? – позвала Виктория, показываясь в коридоре.

Свон вздрогнула и посмотрела пустыми глазами на Самерс.

- Так, давай-ка кофейку, - покачала головой она, подошла к двери и, закрыв ее, наконец, на замок, взяла Беллу за руку и потащила на свою шикарную кухню.

На кухне Виктории было огромное количество дорогой техники, а весь интерьер говорил сам за себя - было невооруженным глазом видно, что он оформлен высокооплачиваемым дизайнером.

Белла присела на один из высоких стульев, следя за ловкими движениями Виктории, пока та заправляла кофеварку свежей порцией молотого кофе, и не могла понять, почему не сказала Эдварду… то, что должна была?

- Белла? Что случилось? – спросила Вик, доставая чашки из шкафчика.

Свон шумно вдохнула, затем выдохнула и, не зная зачем, произнесла:

- Эдвард сказал, что любит меня.

Самерс усмехнулась и взяла чайник с кофе, аромат которого моментально заполнил все пространство.

- А ты? – спросила Вик.

- А я… А я не сказала, - нахмурившись, ответила Белла и опустила глаза.

- А любишь? – Виктория налила напиток в чашку и пододвинула ее к Свон.

- Кажется… Кажется… - Белла смотрела на свои пальцы, сцепленные в замок, и несколько секунд ощущала, как мечутся мысли в ее голове – она логически пыталась найти ответ на простой и, вместе с тем, сложный вопрос. Так бы продолжалось бесконечно, пока в один момент все мысли не покинули ее, а в памяти всплыла только одна картинка – глаза Эдварда, со всеми оттенками, которыми они переливались: угроза, злость, опасность, желание, страсть, тоска, грусть, нежность, любовь…

- Кажется, да, - прошептала Белла и подняла глаза на Викторию.

Самерс улыбнулась и выглядела очень довольной.

- Значит, скажешь потом. Когда надо будет. Не надо вытягивать из себя… признания. Это… - Вик сделала большой глоток кофе, и ее улыбка превратилась в кривую усмешку, - хреново заканчивается.

Белла вглядывалась в красивое лицо Самерс, обрамленное огненными волосами, и, взяв чашку в руки, осторожно спросила:

- А ты… вытягивала?

- Не я, - быстро ответила она, и широкая, непробиваемая улыбка, вернулась на ее лицо. – Лучше промолчать, чем врать. Фальшь все равно видна. А потом она начинает тебя отравлять. А когда наступает тот момент, когда надо было бы сказать – ну, понимаешь, правильный момент? – Виктория взглянула Белле в глаза, и той показалось, что она и правда понимает. – Тогда уже и не хочется говорить, потому что ты слова эти… не знаю, - Самерс посмотрела на свою чашку, поджав губы и пытаясь подобрать нужные слова. Прошло несколько секунд, прежде чем она нашла то, что искала: - Осквернил, - задумчиво сказала она, пожав плечами.

Свон смотрела на Вик молча, не узнавая ее. Циничная, полная иронии и сарказма Виктория, на какое-то мгновение превратилась в женщину, умеющую переживать…

У Беллы промелькнула мысль, что все это связанно с Эмметом, но спросить не осмелилась.

- В общем, - приподняв брови и, слишком весело, но на удивление правдоподобно, вновь заговорила Самерс, поднося кофе ко рту, - скажешь, когда будешь готова. Я в душ.

Виктория вышла из кухни, что-то напевая под нос.

Свон вздохнула и, не спеша, допила свой кофе, даже не различая богатого вкуса. Теперь все, что ей оставалось – это ждать. Она бы с большим удовольствием присоединилась бы к брату, Блэку и Мейсену – ожидание всегда было для Беллы самым тяжелым испытанием.

Свон вышла из кухни и вернулась в гостиную. Она плюхнулась на один из мягких диванов и закрыла глаза – было бы неплохо отключиться часов так на семь, и проснуться когда уже все кончится... но вот только сладко спать, пока ее любимые люди рискуют собой – это было бы откровенным свинством.

В комнату зашла Вик и заполнила пространство свежим ароматом своих духов. Она послала привычную, немного высокомерную улыбку Белле, на что та только ухмыльнулась, и села в свое любимое кресло, беря в руки телефон.

Затем Свон оставалось лишь следить за метаморфозами, происходившими в лице Самерс. Вик взглянула на дисплей и нахмурилась. Несколько раз нажав кнопки, она тихо сказала: «Черт», и резко встала, направляясь в другую комнату. Белла с интересом проследила за Викторией, не понимая, что могло ее так встревожить.


Ждем ваши комментарии здесь и на форуме

Не забываем благодарить нашу хозяюшку Вику.



Источник: http://robsten.ru/forum/67-3145-15
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: tcv (23.10.2019) | Автор: Минипута
Просмотров: 368 | Комментарии: 19 | Рейтинг: 5.0/8
Всего комментариев: 19
0
19  
  Эдвард опустился на постель и несколько секунд просто смотрел на Свон, разглядывая ее спину, плечи, волосы, рассыпавшиеся по подушке. Он и не заметил, как потянулся к ней – так это было естественно – ощущать ее своими руками.

Коснувшись ладонью ее ребер, Эдвард протянул руку дальше, к ее животу. Даже не дожидаясь ответной реакции, он притянул девушку к себе, на середину кровати, прижимая к своей груди. Первые несколько секунд Белла покорно лежала рядом, не шевелясь, но затем подняла руку и положила ее поверх руки Эдварда, крепко обнимавшей ее.

Свон уже не надеялась, что он прикоснется к ней, и когда ощутила тепло Мейсена, то сама поразилась тому, какую радость, какое удовольствие испытывала при этом. Теперь она совсем не хотела спать, желая впитать эти секунды в себя до последней капли, но виски и горячее дыхание Эдварда, которым он согревал ее шею, действовали как сильнейшее снотворное – Белла чувствовала себя так спокойно, что, несколько раз глубоко вздохнув, она погрузилась в сладкий окутывающий сон.

- Ты была бы моей пленницей, - одной рукой он снова забрался под толстовку, проводя ей по теплой спине Беллы, отчего по ее коже побежали мурашки, и очередной стон слетел с ее губ. Когда же ладонь Эдварда решительно, но мягко легла на обнаженную грудь Беллы, она еще откровеннее прижалась губами к его шее, чувствуя на языке чуть солоноватый и все такой же притягательный вкус кожи Мейсена: - Я бы овладевал тобой. Снова и снова. До изнеможения, - Эдвард коснулся губами ее уха, оставляя мимолетный поцелуй, и прошептал: - Каждый раз… я бы любил тебя, Белла.

Белла тут же отстранилась от него, удивляясь своей собственной реакции, и, запустив пальцы в его непослушные волосы, притянула Мейсена ближе, с упоением втягивая в легкие его дыхание.

- Люби меня, - прошептала она и не успела сомкнуть губы, как ощутила горячий рот Эдварда, ласкающий ее.

Он подхватил Свон на руки, пока она судорожно расстегивала на его рубашке одну пуговицу за другой. Как они оказались в постели – Белла не помнила. Она помнила только его руки, его губы и, особенно, его глаза: опьяненные, наглые и невыносимо печальные…

Ничего вокруг не существовало для Беллы, пока Эдвард был так близко.

Она с трудом разлепила веки, подняв тяжелый, затуманенный взгляд на Мейсена, читая в его глазах решимость, граничащую с фанатизмом. Он смотрел на нее так, будто был камикадзе, готовым расстаться со своей жизнью, но знающим, что делает это не зря.

- Я люблю тебя, - почти неслышно прошептал Эдвард. Белла различила каждую букву, каждый звук, произнесенный им.

Она открыла рот, но ничего не сказала, да он и не ждал ничего. Мейсен только хотел, чтобы она знала, он просто хотел сказать это вслух - будто бы без этого, его чувство было бесплотным, бестелесным – без этого, все было бы напрасно… Вся жизнь Эдварда была бы напрасной… Так ему казалось.

И теперь, озвучив это странное и такое далекое для Мейсена «я люблю тебя», он словно почувствовал землю под ногами, он словно впервые осознал, что есть что-то большее.

Искренняя любовь, пылающая страсть и единственные друг другу стали, Эдвард с Беллой

2
17  
  Спасибо за главу  good

0
18  
  Пожалуйста от нас и нашего автора Дарьи Минипута) fund02016  lovi06015  :lovi06032:

2
15  
  Ого, это было очень эмоционально. Эдвард просто поразил JC_flirt
Думаю Виктория нормальная, ничего плохого от нее, по крайней мере, я не жду.

2
16  
  Да, Эдвард последние главы поражает и меня глубиной переживаний, изменениями - ростом личности и ранимостью) fund02016 
Виктория в главе оказалась не так плоха, как можно было подумать по первоначальным мыслям Беллы) giri05003 И даже оказалась нам полезна своей проницательностью))) lovi06032  lovi06015

3
13  
  Девочки, спасибо за главу! И жду с нетерпением как и Белла возвращения мужиков!!! fund02016  good  hang1  lovi06015  lovi06032

1
14  
  Тогда придется еще немного обождать) Сперва наша девочка найдет очередные приключения))) giri05003  fund02016  Но и операция Эда, Эммета и Джейка уже скоро))) lovi06015  lovi06032

2
6  
  Праздное любопытство Вики и Джейка заставляет Беллу задумываться о природе её чувств к Эдварду. Очевидно, что одной страстью не обошлось и она привязана к своему похитителю больше, чем думала. Спасибо за главу)

1
12  
  Верно) Белла не особо задумывалась над своим притяжением к очаровательному преступнику) Утешала себя мыслью, что это просто желание помочь, влечение, а оказалось нечто большее))) Белла поняла свои чувства из-за ревности, можно сказать в самый последний момент cray  hang1  lovi06015  Джейку и Вики за это надо спасибо сказать))) giri05003

2
5  
  Спасибо! Ну судя по прочитанному,кажется,Виктория не так уж плоха или я не права??? giri05036

1
11  
  Да, во многом отношение Беллы субъективно) И она сама начинает это понимать столкнувшись с Викторией в этот раз) giri05003  fund02016

2
4  
  Спасибо за главу!какая то“темная лошадка“эта Виктория

1
10  
  Она второстепенный персонаж) Профессионал своего дела и до сих пор неравнодушна к Эму))) но в будущей главе она сделает неверный шаг, правде не предательство))) fund02016  girl_wacko

2
3  
  как по мне, так проще всего было оставить Беллу в полицейском участке, там и Розали составила бы ей компанию

1
8  
  
Цитата
как по мне, так проще всего было оставить Беллу в полицейском участке

Тогда пришлось бы и Эда в участок сдать, он потерял бы шанс переквалификации в свидетеля) по крайней мере так предполагается по сюжету) girl_blush2 
Цитата
Розали составила бы ей компанию

Тут согласна)) giri05003  fund02016

2
2  
  Благодарю за главу!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016

1
9  
  Пожалуйста от всех нас, особенно от Дарьи Минипута) giri05003  :fund02016:

2
1  
  Спасибо за главу))!!

1
7  
  Пожалуйста от нашего автора - Дарьи Минипута и от нас) fund02016  lovi06015  lovi06032

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]