Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


РУССКАЯ. Глава 20. Часть 2.
Capitolo 20. Часть 2.


…Это полет, никак не иначе, брошюра была права. Словно бы по отвесной скале, в настоящем свободном падении, мы спускаемся с большей части горки, ударяясь о дно задней частью плота. И тут же вода, бьющая фонтаном, комбинируясь с весом, который мы вместе создаем, подкидывает нас вверх, на вышину горки с другой стороны от старта. Именно на этом моменте я визжу сильнее всего. А потом задней частью плот скользит вниз, унося нас обратно, и я так радуюсь, что сижу спереди… в полете опираюсь на Эммета и наслаждаюсь тем, что сзади не пустота. Не представляю, каково ему.
Катание заканчивается быстро, но адреналин, бегущий по телу вместе с кровью, замедляет время, удлиняя его. Я чувствую каждый момент и проваливаюсь так глубоко в эйфорию, как только можно. Небывалый восторг и бесконечное счастливое бормотание. Мне кажется, я в состоянии перевернуть горы. Или же взбежать по лестнице на небоскреб. Потрясающая горка…
Волной нас выносит в бассейн. Здесь, по наказу спасателя, надлежит нырнуть в воду и выйти наружу, освободив места другим приземляющимся. Неожиданно умело перевернувшись на живот, оказавшись по пояс в воде, и став на ноги - все за секунду - я выхожу по лестнице, держась за бортики. Плот же, оставшийся на совести Эммета, не дает тому выйти так быстро, как хочется. Приходится еще пристроить его на нужное место.
- Понравилось? - выбираясь из воды следом за мной, он с любопытством вглядывается в мое лицо. Посейдон, не иначе. Обоих братьев семьи Каллен стоило бы снимать для модных изданий.
- Ты шутишь? - восклицаю я, с трудом удержавшись, чтобы не подпрыгнуть на своем месте, - это же невероятно! Великолепно! Я… я не знаю, как передать!
Ответом мужчина явно остается доволен.
- Хочешь еще раз? - зазывает он.
- ДА! - и пусть не сомневается в таком моем ответе. Я позволяю себе вольность, может быть, когда хватаю его за руку и тащу обратно к плотам, но не думаю об этом сейчас. Веселюсь, как он и просил. Как они оба просили.
Трех раз такого пленительного спуска по «Крылу» хватает нам обоим. Мы с Эмметом принимаем решение исследовать остальные горки, а потом уже вернуться, если получится, сюда.
Все остальные экстремальные аттракционы одинарные и без плотов. Не на один из них мужчина не пускает меня второй, недвижной стеной всегда стоя сзади, и аргументирует это тем, что в случае чего сможет помочь. Не знаю, в чем будет заключаться такая помочь, но соглашаюсь. Всегда приятнее быть первооткрывателем. И уже испытав весь спектр эмоций, стоя по шею в холодной воде, наблюдать за его возбужденным и не менее воодушевленным лицом, спрашивая «ну как?».
Мы пробуем все и по многу раз. Очереди есть, от них никуда не деться, но идут быстро. Там, где без плотов, всегда быстро, это мое личное наблюдение. К тому же, времени у нас хватает.
В четыре, правда, мы устаем от развлекательной программы главного зала и, решающий раз прокатившись на «Крыле», переходим в оплаченную, как оказалось, зону терм. Роскошные бассейны, лежаки, бар с коктейлями - безалкогольными, на счастье Эдварда. Здесь ничуть не хуже, чем в аквапарке. По крайней мере, предаваясь блаженной неге с холодным мохито в руках, я думаю именно так. Да и Эммет рядом, уверена, совершено не против, что мы перебрались сюда.
Он лежит, устроив голову на стыке между сиденьями и плиткой круглого мозаичного бассейна, а руки вытянув вдоль сиденья. В этом кружке воды мы одни. Он дальше всех и чуть затемнен, рядом есть более удобные и теплые варианты.
Эммет выглядит расслабленным. Я не берусь судить, я только сегодня начала с ним как следует общаться, но что-то в этом человеке определенно есть… и мне нравится замечать это.
Эдвард сделал все, чтобы я с самого начала воспринимала его как угодно, но не как мужчину. Эммет же не старался побороть первое впечатление. Ни в баре, ни сейчас.
- Можно вопрос? - негромко, поддавшись атмосфере, интересуюсь я, устроив руки на бортике и внимательно глядя на покачивающуюся воду. В ней отражается плитка, искусственная вязь, расположенная над нами, и твердые недра ненастоящей каменной пещеры в некотором отдалении от входа.
Мужчина открывает один глаз, медленно возвращаясь в теперешнее мгновенье.
- Конечно, - спокойно заверяет меня.
Я переворачиваюсь на спину.
- В баре, в тот день… я тебе понравилась?
Одна из рук Эммета от неожиданности срывается с сиденья вниз, и он с трудом успевает ухватиться второй за плитку прежде, чем оказывается под водой с головой.
Своей реакцией смущен, ровно как и произошедшим. Мне чудится, я вижу немного румянца.
- Если бы это было не так, я бы пошел знакомиться с тобой? - хмуро отвечает он.
Подбадривающе кивнув, я негромко признаюсь в ответ:
- Ты мне тоже.
Здесь это звучит нормально. Вот именно здесь, в этом бассейне, с теплой водой, с плиткой, в купальниках… подбивает на откровения. Не оставляет шансов смолчать.
- Изза, флирт не уместен, - Эммет пристыженно морщится, устраиваясь заново в той позе, в какой недавно был, - сейчас - точно.
- Я не флиртую, - чуточку обиженно бормочу, удрученная его словами, - просто я думаю…
- О чем? - в нем все же есть интерес.
- О том, - лениво пробегаю пальцами по бортику бассейна, рассеяно наблюдая за тем, что делаю, - что Эдварду я никогда не нравилась. Он бы и не заметил меня, если бы не сигареты и алкоголь. А ему пришлось на мне жениться… как ты там говорил? - я хмурюсь, облизнув губы, - ради своей сострадательности?..
Эммет тяжело вздыхает, мрачно на меня посмотрев. В серых глазах упрек вперемешку с насмешкой и чем-то вроде нее, чем-то похожим. Язвительностью?
- Боже мой, Изза, он невероятный человек с невероятной душой, а вы все хотите завоевать его тело. Ну не смешно ли?
Я поспешно качаю головой, привставая на своем месте. Смотрю на Эммета так, как никогда бы не посмотрела. Горящими глазами.
- Я знаю о его душе… я столько раз видела - даже по отношению к себе… и мне не нужно тело! Я расспрашивала его, я пыталась проникнуться его интересами, я следовала правилам… но он все равно молчит. Это потому, что не доверяет мне? Не воспринимает меня? Не только он хочет мне помочь, Эммет! Я тоже хочу…
Мужчина смотрит на меня с пониманием, но все же со снисходительностью.
- Иззи, зайка, лучшее, что ты можешь для него сделать, это помочь себе. Я уверяю тебя.
Его «зайка», звучащая уже второй раз за сегодня, действует мне на нервы.
- Это из-за возраста? - с вызовом вопрошаю я.
- И из-за него в том числе, - соглашается Каллен-младший.
- Но для тебя это не имеет значения.
- Для меня не имеет. И для многих не имеет, - он кивает головой, - а для Эдварда принципиально.
- Моя вина в том, что поздно родилась?
Медвежонок сдвигается со своего места, садясь ближе ко мне. Гладит по плечу.
- Изабелла, - доверительным тоном, заставив посмотреть на себя, произносит он, - я уверен, ты будешь прекрасной женщиной. Если ты постараешься, если сделаешь это своей целью, из тебя получится чудесный человек. И мы оба это знаем.
Столь вдохновительная речь является для меня сюрпризом. Не нахожу даже слов, чтобы возразить. Молчаливо слушаю, не веря в то, что и от кого слышу.
- Эммет…
- Только тебе это не надо, - подведя меня к главному выводу, качает головой Каллен-младший. Приобнимает за плечи, пальцами коснувшись воды, - у тебя хватает своей боли, Изза, и, если обрушить на тебя еще и его, ты просто не выдержишь. К тому же Эдвард никогда этого не сделает.
- Я справилась бы, - тихонько заверяю, не понимая до конца, приятно мне или нет чувствовать объятья Людоеда.
- А если бы нет, это бы Эда окончательно подкосило, - грустно объясняет мужчина, - поэтому пусть лучше все остается как есть. В первую очередь постарайся простить его. Хотя бы попробуй. Этим ты значительно облегчишь ему жизнь.
Я делаю глубокий вдох, сама себе мотнув головой. Для Эммета этот жест без внимания не остается.
- Попробуй, - повторяет он, мягко улыбнувшись, - это легче, чем ты думаешь.
- Ты не знаешь, что он сделал…
- Вспомни все, что он делал прежде, - советует Медвежонок, - это будет продуктивнее.
А потом отодвигается от меня обратно на свое место. Оглядывается на часы, подмечая время. Мысленно что-то высчитывает.
- У нас еще полчаса, - вернувшимся в норму, достаточно оптимистичным тоном заявляет, отвлекая меня от нашей неудавшейся беседы о его брате, - можно покататься на горках или же сходить в спа. Выбор за тобой.
Последовав его примеру, я делаю глубокий вдох, оглянувшись за раздвижные двери, за которыми струится вода и слышен шелест скатывающихся по горкам плотов.
- Я выбираю «Крыло», - сообщаю, проанализировав, какими именно эмоциями хочу заполнить пустоту внутри, образовавшуюся после этого разговора.
И поднимаюсь из бассейна, без жестов, слов и лишних телодвижений увлекая Эммета за собой.

* * *


Cuvam jedan cvijet kad svi drugi odu
Я буду оберегать один цветок,
когда всех остальных не станет...
Cuvam te dok sam ziv
Я буду оберегать тебя, пока жив...
Ukradi malo Sunca za nas
Укради для нас немного солнца,
Nemas sutra, nemas danas
Нет никакого "завтра",
впрочем, как и "сегодня",
Lako je kad ti pjesma srce nađe
Всё получается само собой,
когда песня находит твоё сердце...


Он входит и громко, так, что было слышно, захлопывает за собой дверь. Щелкает замок, приглушается свет. От приоткрытого ею окна покачиваются шторы-балдахин возле черной кушетки, а листочки для мольберта подрагивают.
Он расстроен и, похоже, зол. Лицо такое каменное, что девушка изгибает бровь, взволнованно привстав на локте.
Хочет что-то спросить, возможно, даже утешить - открывает рот. Однако мужчина, без труда предвидя это, кивком головы указывает ей на модельное место. Приходится повиноваться.
Сам он, как она видит, возле небольшого кресла в углу, предназначенного специально для этого, снимает с себя всю одежду.
Идет уверенно, как завоеватель, но грубо и быстро, словно бы варвар. Уже все оставил позади. Даже свои правила.
Несовместимое совместимо. В нем сочетается и переплетается все. Маргарита гордится своим любовником, хоть такое его настроение для нее и непривычно.
Выделяясь светлой кожей среди темных стен, воодушевляя обнаженным телом и главной его частью, за которой девушка имеет возможность наблюдать несколько секунд пути Мастера до мольберта, он зачаровывает. В самом прямом смысле слова.
Но вот становится там, где стоит обычно, резким движением прикрепив плотную бумагу к мольберту и зрелище года заканчивается. Мужчина с громким щелчком, чудом не порезав пальцы, раскрывает коробку красок, выуживает из недр чехла россыпь кисточек. Стакан с водой всегда наготове, в ее обязанности входит его поставить. Только в этот раз Мастеру, похоже, не нравится, что она слишком холодная.
- Двадцать градусов.
- Как скажешь, - она нежно улыбается, пытаясь смягчить его, - в следующий раз непременно.
Мрачно посмотрев на любовницу, Эдвард нервно сглатывает.
А потом, не особо заботясь о последствиях, выплескивает воду на пол. Благо, здесь есть небольшой ковер, укрывающий ледяную плитку.
Пораженная Маргарита наблюдает, как мужчина самостоятельно меняет воду, и только тогда, когда доволен ее температурой, возвращается, готовый приступить к сеансу.
- Ложись.
Заинтересованная сегодняшними причудами, хоть и немного смущенная ими, девушка покорно принимает позу, которую специально заготовила для своего любовника. Устраивается на самом краешке софы, подняв ноги на ее спинку и разведя их в стороны, а руки расположив на мягком сидении. Выгибается, давая Мастеру насладиться всеми своими изгибами и ласково улыбается. Волшебно.
Кивнув, он принимает позу. Без энтузиазма, как данность, что ее шокирует и немного расстраивает.
Однако Маргарита списывает все это на тяжелый день у своего художника и не меняет положение тела, не задает вопросов, не обижается. Решает расспросить позже, когда у него появится (а у него обязательно появится!) настроение.
Эдвард рисует. Не пользуясь карандашом для наброска, не выверяя точное расположение деталей и правдоподобность позы, не заморачиваясь в этот день по поводу четких ясных контуров, идет на поводу желаний руки. Кисть взметывается и слетает вниз, оставляя яркие плотные мазки на рисунке, краски перемешиваются, переплетаются, кое-где остаются комочки, но их никто не трогает… и растушевывать оттенки у него сегодня также желания нет. Что-то в духе импрессионизма - теперешнее мгновение, пойманный момент. Надо пробовать новые техники.
Девушка наблюдает, как Мастер часто дышит, как вздрагивает от особенно быстрых движений кисти его лицо, как медленно, но верно желание пробирается по его телу… и улыбается явнее. Та цель, к которой стремится, близко.
Закончив с телом с помощью серой краски, Эдвард прорисовывает его контуры и округлости черной, обозначая их для себя вполне явно. Старается сконцентрироваться и почувствовать хоть что-нибудь от созерцания подобной красоты и самого процесса. Сегодня как никогда тяжело. Кисть дрожит и готова выскользнуть, все испортив, в любую минуту.
Маргарита тоже замечает это - от нее мало что ускользает в такие моменты. И, возможно, поэтому она, развратившись и попытавшись исправить положение, применяет свою любимую тяжелую артиллерию, прокрадываясь пальцами к по-детски гладкому треугольнику между ног.
- Позволишь?
Лицо мужчины немного искажается, а глаза мутнеют. Хорошо бы от желания… почему-то девушке кажется, что далеко не от него.
- Да, - но он кивает, сжав кисть покрепче.
- Все для тебя, - любовница выгибается сильнее, гладит себя. И глаза мечтательно закатываются.
Эдвард обводит синим то, что сейчас было бы нужнее всего и недоволен сжавшим душу чувством. В этой комнате, в его студии, а все равно все наперекосяк и никакой возможности остаться наедине со своими мыслями и с собой. Наверное, ничего уже не поможет. Слишком глубоко в него проникла… Изабелла.
- Готово, - объявляет, наскоро завершив работу. Она не выверена, как предыдущие, она менее ясна и уж точно менее красива, зато под стать настроению. Ему слишком горько сейчас и слишком нехорошо, чтобы вырисовывать профессиональные портреты.
Довольная Маргарита устраивается на серых подушках, прижавшись к ним, и обвивает столбики изножья руками. Почему-то ей кажется, что сегодня будет особенно горячо.
И в догадках она не ошибается.
Стоит только посмотреть на рисунок - не проходит и минуты, которую дает ей Мастер на его изучение - а он уже сзади. И уже забирает все то, за чем пришел. С удвоенной силой. Жесткость та же, напор тот же, уверенность… и все равно что-то не так. Как-то… по-другому.
Она двигается в такт, не желая его разочаровывать и выметая из сознания неправильные мысли. Разглядывая сегодняшний свой портрет, подстраиваясь под темп и предпочтения любовника, все же получает удовольствие, хоть и менее яркое, чем обычно. Скованным огоньком.
В какой-то момент, чтобы придать обстановке побольше интимности и чувственности, негромко стонет, выгибая спину. Рука, обнявшая ее грудь, поднимается выше, задев тревожащие точки. Маргарите нравится.
А вот Эдварду, похоже, нет. На него подобное действует совершенно противоположным образом, чем ожидает любовница.
Мгновенно остановившись, он взволнованно, освободившимися руками погладив ее плечи, нагибается к уху.
- Больно? - с озабоченностью в голосе спрашивает.
Удивленная, девушка быстро качает головой.
- Ну что ты, - и оборачивается, нарушив правила, чтобы на него взглянуть. Ободряет взглядом и предлагает продолжить. Сиянием радужки благодарит за портрет.
Малость успокоенный, мужчина тяжело вздыхает, насилу ей кивая. Лицо сведено, нахмурено, левая его часть будто бы стягивается вниз, сползает. Мало в глазах желания. И еще меньше - желания ее. Но надежда на разрядку не меркнет. И только поэтому Маргарита решает взять ситуацию в свои руки.
- Кот Бегемот? - шепчет она, погладив его руку с выступившими венами. Это крайний вариант, зато самый действенный.
Эдвард медлит, давая любовнице несколько секунд перерыва. Но потом, видимо, расценив, что хуже не станет, соглашается. Сморгнув наваждение, убрав руки, собственноручно меняет позу. Откинувшись на постель, дает Маргарите свободу действий. И всеми силами стараясь разжечь в себе вожделение, смотрит, как садится на его бедра, наклоняясь немного вперед. Теперь все в ее власти.
…Ожидаемое приходит нескоро. Девушка не подает виду, что устала, но определенно удивлена происходящим и неприятно обескуражена, хоть двигается так же, даже быстрее. А он сам и возбужденный, и уже утерявший это возбуждение, стремится лишь к тому, чтобы все побыстрее закончить. Было плохой идеей сюда приходить. Она вообще не захочет его больше видеть. Отвратительнее секса уже не представить.
Спасает ситуацию то, что на единую секунду, самую маленькую и самую, казалось бы, неприметную, Эдвард отпускает сознание, давая ему свободу действий. Спохватывается быстро, понимает, чем это чревато, но уже поздно.
Как по волшебству рыжие локоны Маргариты становятся темно-каштановыми и прямыми, подвивающимися только на концах, а ее смугловатая кожа белеет.
Заслышав ошарашенный выдох любовника, девушка оборачивается на него, позволив посмотреть на себя как следует.
И в тот момент, когда аметистовые глаза встречаются с видением карих, по телу обжигающей волной разливается удовлетворение…
Только вот зная, какой фантазии оно обязано, Эдварду как никогда хочется удариться головой о стену. С самого разбегу.
Выдавившая улыбку победительницы, Марго пересаживается на постель, пальцами пробежавшись по его животу. Сегодня лицо видит куда чаще, чем за все их время вместе.
- Ну как тебе?
- Хорошо… - Эдвард запрокидывает голову, со стыдом зажмурившись, а потом открывает глаза и резко выдыхает, - спасибо…
- Не за что, - любовно отзывается девушка. - Ты напугал меня. Я уже думала, кто-то вселился в моего Мастера.
- У меня проблемы, - извиняющимся тоном докладывает Каллен, несмело пропустив один из ее локонов между пальцами, - не принимай на свой счет.
- Работа?
Аметистовый грустно, расстроено усмехается.
- Можно и так сказать.
Маргарита понимающе кивает. Улыбнувшись шире прежнего, наклоняется и целует любовника в губы. Основываясь на прежнем опыте, достаточно крепко, дабы продолжить сеанс.
- И ты пришел ко мне, чтобы расслабиться? Какой молодец…
- Не в этот раз.
Изумившись, она широко раскрывает глаза, пытаясь понять, шутит он или нет.
- Уже уходишь?
- Да, мне пора. Сегодня я уже ни на что не гожусь, - Эдвард сначала садится, а потом поднимается с кровати. Разминает спину, немного поморщившись от белых пятен на сером матрасе. И почему сейчас его это волнует?
- Не говори ерунды, - Марго увивается следом, схватив Мастера за руку, - сейчас мы все исправим. Ты просто переволновался, вот и все. Маргарита знает, что делать, - с этими словами девушка недвусмысленно облизывает губы, нежным взглядом коснувшись низа его живота.
- В другой раз, Маргарита. Спасибо, - пригладив ее взлохмаченные волосы, Эдвард поворачивается к выходу и медленно идет в сторону своего стула с одеждой, обходя рисунок, ставший одним из самых худших за все время.
- Знаешь, мне не нравится в тебе то, что ты порой ведешь себя как папочка, - надувает губы девушка, садясь на ворох подушек, - мы только что занимались любовью, если что. А ты гладишь меня по голове!
Снисходительно взглянув ее сторону, Аметистовый устало вздыхает. Возвращается - уже в брюках и в свитере. Наклоняется, легонько чмокнув подставленные любовницей губы. Ей почти тридцать, а ведет себя так, будто и восемнадцати нет. Рядом с ним большинство женщин стремится оказаться девочками… или он просто производит неправильное впечатление, как верно подметила Марго. Отцовское.
- Позвони мне как-нибудь еще, - когда мужчина отрывается, просит Маргарита. Недовольно тряхнув головой, укладывается обратно на простыни, демонстративно раздвигая ноги и не стесняясь своей наготы, - с тобой здорово.
Последнее замечание чуточку греет Эдварду душу. Она его понимает…
- С тобой тоже, - мягко отзывается он, забирая пальто и ключи от машины со стула, - позвоню.
Уходит из студии, прекрасно зная, что Марго все приберет и закроет двери. Из всех его любовниц она четче всего понимает цели их встреч и то, что ждет от нее Мастер.
На улице вечер, извечная метель, огоньки фонарей и полные автотрассы.
Каллен садится в машину, практически не ощущая холода. Печку включает скорее автоматически, нежели по желанию. Этот день для него определенно не самый лучший.
Телефон встречает сообщением от Эммета. Он успокаивает его, зная, что волнуется, но позвонить не решится, и уверяет, что все в порядке, а Изза накормлена досыта - уже второй раз. В то же время брат спрашивает, заберет ли он Карли, и если да, то во сколько? У них какие-то планы…
Не вдаваясь в подробности и стараясь не вешать на себя лишние мысли, и без того уставший Эдвард отправляет ответное сообщение «еду за ней», а потом, вернув телефон на подставку, выезжает на дорогу.
Утешает лучше, чем все теплые слова, и ободряет сильнее, нежели самая сильная поддержка то, что этот вечер они с Каролиной проведут вместе. И ночь. Сегодня его девочка будет спать с ним. Как и просила…
Подъезжая к нужному дому, с улыбкой от уха до уха, Эдвард даже не глушит мотор. О своем приезде Голди он предупредил, а значит, малышка уже готова и ждет дядю.
Она садится в салон «Ауди», мгновенно заставив все вокруг, несмотря на холод и мрак, заискриться от света. Очаровательно улыбается, взметнув своими черными локонами и кидается ему на шею.
Голди вручает им пакет с вещами, а мисс Каллен удобно устраивается на заднем сиденье, прижав к себе Эдди. Не перестает смеяться, рассказывая какие-то считалочки, которые они сегодня учили в школе.
Эдвард смотрит на нее в зеркало заднего вида, разглядывает выражение лица, глаз, телодвижения и язык тела, который никогда не обманывает. Она счастлива не меньше, чем он сам, провести выходной с дядей. Она действительно его любит. Единственная женщина, которая его любит. Она заслуживает куда больше, нежели ласковых слов и теплых поцелуев.
- Давай попросим Анту приготовить на ужин кефтедес, дядя Эд? - разбавляя мрачную атмосферу салона, прогоняя его усталость и горечь внутри от нарушенного правила, зовет Карли, - будет вкусно.
- Боюсь, просить поздно, зайка, - нежно отвечает Серые Перчатки, загадочно подмигнув девочке, - я уже заказал пиццу.
И за то, как загораются ее глаза, за то, как с потоком благодарностей цепляется за его сиденье, приникая к плечу, готов купить целую пиццерию.
У всех сегодня день без правил. И у них с малышкой тоже.

* * *


К тому времени, как мы выходим из аквапарка, на улице уже потемнело. Зажглись лампочки фонарей, летают вокруг снежинки, мельтешат прохожие, боясь поскользнуться на льду, а поток машин значительно увеличился.
Я пребываю в странном настроении ненасытности. Казалось бы, горки, расслабляющие бассейны, джакузи, и даже два мохито, пусть и безалкогольных, должны были вымотать меня. Но тело, впервые получившее столько и сразу, отказывается останавливаться. Это день без правил, так? Вот и нет для нас никаких правил.
Я сажусь в хаммер, закрываю за собой дверь и с ожиданием гляжу на Эммета. Мне очень интересно, что еще мужчина способен мне предложить.
- Едем домой есть кексы? - поддеваю его, пристегивая ремень безопасности и откидывая сумку с купальником на заднее сиденье. Сколько бы Эммету не было лет, а точный возраст мне и неизвестен, с ним я чувствую себя почти как с Джасом. Конечно, с большей уверенностью, в безопасности и без лимита расходов, пусть теперь плачу и не я, но все же суть остается прежней. Может быть, в душе Каллен все так же молод? Я не удивлюсь, если он способен развлекаться от заката и до рассвета семь дней в неделю. Наверное, только дочь его сдерживает…
- Ты хочешь? - он усмехается, занимая свое место и выруливая с парковки. Кто-то возмущенно сигналит, но для Эммета на его автомобиле это не является поводом притормозить или извиниться.
- Я жду твоих предложений, - устраиваю руки на выдвинутых подлокотниках, посматривая на достаточно быстро пролетающий за окном пейзаж аквапарка.
- Моих?
- У тебя же все распланировано, нет? Ты увел нас из «Мореона».
Медвежонок раздраженно сигналит забаррикадировавшим выезд туристам, решившим именно сейчас перекладывать вещи из багажника в сумки. Он объезжает их справа так резко, что меня сносит в сторону.
- Помнится, ты против такого вождения… - задумчиво произношу, припоминая, как он едва не выпотрошил Джаспера за то, что тот ударил его машину.
- Я только «за», - фыркает Эммет, - главное, чтобы никто не пострадал, вот и все, - и, наконец, выезжает на трассу. Не в направлении Целеево, насколько могу судить. Дальше и дальше - к Москве.
Я не хочу с ним спорить. Сажусь, как мне удобно, расстегиваю пуговицы шубы, поправляю волосы. Что-то не то, понимаю. Вчера хотелось влезть на стенку от беспомощности, завыть волком от испепеляющей душу боли, пролить если не море, то реку слез. Все представало серым, безвыходным, потерянным и никогда больше не найденным. Чернота, мрак, даже звезды не светили и не спасал белый-белый снег… а оказывается, так просто было вылезти из депрессии. Всего парочка новых ощущений, сменяющих друг друга эмоций и нескончаемый поток сюрпризов. Одно то, как Эммет «уговорил» меня спуститься, дорогого стоит. Уже оно меня встряхнуло.
Правда, никто не может утверждать, что, переступив порог дома Серых Перчаток, все не вернется на свои места, как в сказке про Золушку. Может быть, меня удержит разговор с Людоедом? Или вид Эдварда? С ним что-то нужно делать, так не должно продолжаться.
- Ты устала? - зовет мой водитель, оглянувшись зачем-то в зеркало заднего вида.
- Нет, - честно отвечаю, посмотрев туда же, - появился план?
- По-моему, хороший. Ты была на пенных вечеринках?
Я усмехаюсь, удивленно на него посмотрев.
- Однажды. Но я с удовольствием посмотрю, как это выглядит здесь.
- Надеюсь, не хуже чем у вас, - озвучивает Каллен, - к тому же, используем купальник.
- Но есть одно «но»… - предупреждаю я.
На сей раз черед удивиться Эммета.
- И какое же?
- Там нет безалкогольных коктейлей, - объясняю простую истину, представив масштаб мероприятия и цены на спиртное, какие обычно на них устанавливаются.
На мгновенье в салоне повисает тишина. Он будто бы обдумывает это.
- Ладно, это предусмотрено, - серьезным тоном признает Медвежонок, все же заговорив, - только не пей так, чтобы мне пришлось нести тебя домой, Изза.
- Как бы не мне пришлось… - закатываю глаза я. Прекрасно помню вечер в том баре-клубе.
- Сегодня день трезвости, - отрицает Эммет, явственно стараясь показать, что даже не думал об этом, - так что я только воду.
Воздерживаюсь от комментариев, но прекрасно знаю, что такого не будет. Он не Эдвард. Он не сможет равнодушно смотреть на спиртное и то, как поглощаю его я. В этом плане брат Серых Перчаток куда более земной и куда более близкий ко мне. Теперь вижу.
…Так и случается. Не глядя на обещание, пьет Эммет вместе со мной. Гораздо меньше, конечно, гораздо реже, но все-таки пьет. Думает прежде отказаться, но в одиночестве мне было бы скучно, и я уговариваю его.
- За всеобщее здоровье, - предлагаю. Мы начинаем с шампанского, оно безвредно и, быть может, поэтому он не протестует. Берет бокал.
С первого же глотка, будто бы эта информация затаилась среди пузырьков по стеклянным стенкам, мне вспоминается Эдвард и его слова о том, как вреден алкоголь и что это запретное действие. Напиток начинает горчить и становится стыдно. Мне все время кажется, что аметисты смотрят на меня. Неодобрительно и грустно.
Так что сегодня я не прикасаюсь к водке, как было в «Питбуле», и я даже не думаю о виски, которое так нравится Эммету. Коктейли с вином, ликером, чуточку - коньяком, и то только одна Белая Сангрия. Напиваться не хочется. Я уже начинаю жалеть, что мы сюда приехали.
Клуб оказывается закрытым и дорогим, как и полагается. Люди мало чем отличаются от американцев, разве что немного постарше, а вот пенный концентрат нуждается в серьезной доработке - уж слишком быстро пена оседает. Таково мое заключение.
Радует то, что здесь мой купальник, так же как и в аквапарке, приходится как раз кстати. Закрытый, удобный, черный - сливающийся с толпой. Однако Эммет все равно каким-то образом находит меня. Думаю, по той же причине - его приметливому взгляду - никто даже не пробует со мной знакомиться.
Мы танцуем вместе танца три (утешаю себя, что приехала ради них). Каллен прекрасно двигается, не глядя на свое тело и мне нравится проводить с ним время на танцполе. Нам обоим здесь комфортно, нет стеснения и железных рамок.
Так что, может быть, наше единение подталкивает меня, а может, от алкоголя я смелею, но прошу у него, приподнявшись на цыпочки, чтобы докричаться:
- Можно мне сигарету?
Он пронизывающе смотрит на меня, щурясь.
- Решила испытать все по максимуму?
- Всего одну, - в оправдание бормочу я, закатив глаза, - на каком основании ты мне откажешь?
Эммет мотает головой, явно недовольный, но молчаливый. Поворачивается, жестом веля мне следовать за собой. Наш вип-столик, расположившийся под замаскированный вытяжкой, гласит табличкой на столе, что курение разрешено. И именно за ним мужчина оставляет меня, отправляясь к бару, чтобы купить сигарет.
Когда возвращается, протягивает мне одну, как и договаривались.
- А остальное?..
- Остальное нам не надо, - мило заверяет он, ловким движением руки отправив пачку в ближайшую урну, - договор дороже денег.
Засмеявшись от его слов и того, что делает, я пожимаю плечами. Забираю себе тонкую никотиновую палочку, поудобнее сажусь на креслах.
Эммет располагается здесь и здесь же, дав прикурить мне, зажигает свою. Дыма с его сигареты куда больше, да и толще она, как я успела заметить, в два раза. Если бы дал мне одну свою, пачка действительно была бы лишней.
- Когда ты начал? - интересуюсь, присев ближе. Сейчас мне как никогда хочется разговаривать.
Медвежонок прикидывает, прищурив один глаз.
- После развода. Пару месяцев.
Я недоуменно переспрашиваю:
- После развода? - закашливаюсь от сильной затяжки.
- Изабелла, у меня есть дочь, - он смотрит на меня как на глупышку, - это логично, что я был женат.
- Для детей не обязательно жениться…
- У нас была консервативная семья, - выпустив дым в потолок, мужчина вздыхает, - такое тоже случается.
Я изгибаю бровь.
- Сколько тебе лет?
- Не бойся, на глазах не рассыплюсь, - он фыркает.
- Не сомневаюсь. Просто ты знаешь мой возраст, а я твой - нет.
- Твоим еще можно хвастаться, Изза.
- Твоим уже нет?
Наверное, я ему надоедаю, поэтому раскалывается. Судя по тону и выражению лица, говорить не намерен, но говорит. Чтобы отстала.
- Тридцать девять.
- Не так уж и много, - отвечаю ему я, - я родилась у отца практически в том же возрасте, как и твоя Карли.
Эммет за мгновенье меняется в лице, наполняясь чем-то тяжелым, колющим и неприятным. Во взгляде снежинки.
- Каролина, - исправляет он, стрельнув в меня пронизывающим взглядом, - и пожалуйста, не тронь ее. Хватает того, что вытворяет ее мать, еще ты залезь ей в душу.
- Она мне нравится, - пытаюсь оправдаться перед ним.
- Очень мило, - он закатывает глаза, нахмурив брови, - я не имею ничего против, только на расстоянии.
- А что делает ее мать?
- Изза, помолчи.
- Ты сам начал, - обвиняю его, - она хоть жива?
- Для меня - мертва, - осаждает Эммет. Лишь наполовину скуренную сигарету тушит в пепельнице, резко поднимаясь со своего места. Практически со злорадством встречает то, с каким отвращением мне даются затяжки.
- Идем танцевать. Мы же зачем-то пришли в клуб, - и забирает мою сигарету, кидая в пепельницу.
Не противлюсь.
Музыка играет громче. Пена льется рекой, танцпол под ней переливается всеми цветами радуги, пока мы завороженно за ним наблюдаем, стоя прямо посередине. Я выкидываю из головы слова Эммета, он - мои. Вечер снова прекрасен.
Время течет и течет, но никто о нем не думает. Эта вечеринка, начавшаяся в девять, обещана до утра - повезло, что Эммет уговорил меня перекусить после аквапарка. Уже не помню, что это было, но помню, что согласилась я лишь потому, что в меню были бургеры и картошка фри.
Я танцую. Песню, две, три… ди-джей восклицает что-то со сцены, вокруг все вторят ему, а бьющие по ушам ритмы лишь нарастают. И самое интересное, что Эммет от меня не отстает. Облаченный в одни плавательные шорты, сейчас он, кажется, танцует с большим энтузиазмом, чем прежде. Это потому, что назвал мне возраст?..
…Это все из-за коктейлей. Из-за сигареты. Из-за танцев. Из-за атмосферы вокруг. Из-за его тела…
Тогда, в парке, катаясь на горках, я любовалась Эмметом издалека и не думала на глазах у всех, тем более у детей, попытаться… соблазнить его. Однако в ночном клубе, тут, теперь, по уши в пене и в том же купальнике, грешно будет не предпринять попытку. По крайней мере, это то заключение, что делает мой споенный мозг.
Так что когда Каллен-младший отходит в сторону, к бару, чтобы отправить какую-то СМС-ку, я незримой тенью движусь за ним.
Опасаюсь фиаско ничуть не меньше, чем в прошлый раз, но все притупляется под спиртным, а страхи и вовсе становятся маленькими-маленькими и уползают глубоко в сознание.
Он стоит, прислонившись спиной к одной из стен и, лениво потягивая свой напиток через трубочку, нажимает на клавиши в телефоне. С хмурым выражением лица.
А я подхожу, будто бы случайно его заметив. Предусмотрительно оставляю свой бокал на стойке, избавляюсь от чрезмерной пены, укрывшей тело - стряхиваю ее.
- Даже не думай звать меня танцевать, - предупреждает Каллен, даже не догадавшись о том, что собираюсь сделать, - мы там уже два часа. Сколько можно?
Я вызывающе, но в то же время обольстительно ему улыбаюсь. Я редко так делала даже с Джаспером и эффект это имеет - Эммет теряется.
- Потанцуй со мной, - вопреки его угрозе, прошу я. И, привстав на цыпочки, опять воспользовавшись моментом, целую. Легонько, не смело, как первый раз. Когда тела обнажены, это совсем другое ощущение. У меня тоненький купальник, у него плавательные шорты - меньше на теле уже не придумаешь.
Он сладкий - от пены, и горький - от алкоголя. Но мне нравится сочетание. Даже больше, я им наслаждаюсь. Руки сами собой скользят ниже, касаясь его спины, а Эммет, хочет того или нет, остановить их не смеет. Его стакан, так и недопитый, каким-то образом оказывается на стойке. Теплые длинные пальцы, раскрывшись, встречают меня и увлекают за собой. Устраиваются на талии где-то в затемненном углу и под стать губам своего обладателя, выжидающе замирают, ожидая от меня последующих действий. Дают свободу.
- Ты меня хочешь, - почти победно шепчу я, прижавшись к нему покрепче. Эммет всегда был прямолинейным и искренним во всем, он не прятал то, что думал и чувствовал. И сейчас это нравится мне больше всего, потому что своего интереса ко мне он так же не скрывает. Вернее, не скрывают его плавки.
Ответа не следует, но губы мужчина возвращаются на прежнюю позицию. Он поворачивается - я даже не успеваю понять, когда - и прижимает меня собой к стене. Высокий, сильный, большой - заполоняет меня, прячет от всего и всех. Мне нравится такое чувство, когда вокруг темнота, которой кто-то повелевает. И этот кто-то на многое готов, чтобы впустить в эту темноту и тебя. Сделать такой же полноправной хозяйкой.
- Хочешь-хочешь, - разговаривая с самой собой, хихикаю я, играя с резинкой его плавок. На ней звездочки, я помню. И двое шнурков - как раз там, где Эммету больше всего хотелось бы меня почувствовать.
Губы становятся требовательнее. Он целует меня по-настоящему, он не отталкивает и не отнекивается теперь, как был в своем доме. Утерялось стеснение? Нет рядом брата, Каролины? Наверное. Но такой Эммет по вкусу мне не меньше, чем тот плюшевый медведь, которого описывал Эдвард.
…Как ни странно, это воспоминание, пришедшееся не к месту, все и оканчивает.
Я горю желанием, меня истязает что-то изнутри, в легких тесно, а кожа едва ли не саднит, требуя ощутить хоть каплю мужской ласки… и Людоед готов мне все это дать! Не желая наклоняться, он просто приподнимает меня, сделав к себе ближе и зажав у стенки так, дабы не вырвалась. Пальцы бегут вдоль купальника, губы по шее, глаза, замутненные огнем желания, отхватывают все сразу и не отпускают.
Если бы не моя память, у нас был бы секс. И этот секс был бы прекрасен, не сомневаюсь. Тогда мне показалось, в ту секунду, что лучше бы Эммет на мне женился… при всей фиктивности брака у нас была бы одна постель…
Но когда я прерываю поцелуй, чтобы ладонью притронуться к его щеке, перед глазами темнеет. Краешками пальцев погладив гладковыбритую кожу, я внезапно понимаю, что трогаю ее справа, возле глаз.
- Эммет, - нерешительно произношу, заглянув в них, в самые недра. И о чудо, о ужас, доводящий меня до вскрика - вовсе они не серо-голубые! В них пляшут искры аметистов.
- Нет, нет, нет! - паникую я, отталкивая мужчину и краснея так, что кожа пылает, - нельзя… нельзя…
До него доходит не так быстро. Он выпил немного, но страсть опьянеет куда лучше спиртного, я знаю. К тому же, уж слишком далеко все зашло - он-то не мешал мне, отдался, просто наслаждался моментом.
- Что случилось, Изза? Что?.. - пытается понять и одновременно удержать меня, когда понимает, что что-то не так. Для пущего эффекта моей безопасности пальцы правой руки оставляет там, где были - на груди.
- Я с Эдвардом… - восклицаю, сделав глубокий вдох и ненавидя огонек, еще догорающий внизу живота, - я замужем, Эммет, извини! Пожалуйста, отпусти меня. Я замужем!..
Эта фраза внезапно становится моим талисманом. Она появляется из ниоткуда, обвивает меня, душит плющом своей правдивости и наполняет странной силой и решимостью. Можно отказаться от всего на свете благодаря этой фразе. И меня трясет от осознания, что лишь благодаря ей я не переступила последнюю черту. Она меня спасла!
Вижу Эдварда. Вижу его лицо, его глаза, онемевшую сторону лица и тело, когда в слезах и страхе стараюсь уговорить на близость. На губах чувствую его губы, аромат его тела - пьянящий и манящий, нежный и лучший на свете, на руках - руки, которые сначала обняли меня в ответ, а потом, проснувшись, пытались удержать. Чувствую жесткие волоски ближе к лобку, на животе, теплоту кожи… черт!
- Изз, - Каллен-младший наклоняется к моему уху и впервые за вечер меня тошнит от пены, смешанной с алкоголем, хлорной водой аквапарка и грейпфрутовым ароматом его одеколона. К горлу подступает комок, - Изз, если ты хочешь… он не расстроится… если хочешь и это поможет - нет…
Перевожу на Эммета ошалелый взгляд, часто заморгав. Что?..
Такие слова звучат дико. Он говорит невнятно, негромко, музыка его перебивает, а пена, наступающая на нас, отвлекает меня, но понимаю все без труда.
Эдвард… он что, дал мне разрешение трахаться? Совсем-совсем без правил?.. С любовниками?..
Господи…
- Эммет, прости, - я приподнимаюсь на цыпочки, почему-то глупо, совсем глупо, даже безумно, улыбаясь, - извини меня, извини… - чмокаю его в щеку, выворачиваясь из-под рук. - Я его, Эммет. Я только его.
И возвращаюсь на плохо слушающихся ногах к стойке. Окрыленная и с подбитыми крыльями одновременно, ужаснувшаяся себе и огорчившаяся за растерянного Медвежонка, замершего у стены с каменным выражением лица, разбитая и собранная из тысячи порванных кусочков. Ошеломленная, одним словом, до глубины души. До основания.
Верность. Он же столько рассказывал мне о ней! Нарушить это правило? Ради чего?
Из-за депрессии?..
Зажмурившись, я тщетно пытаюсь взять себя в руки. Все хорошо. Все будет хорошо. Нужен алкоголь - и обязательно будет. Без паники.
- «Негрони», пожалуйста, - обращаюсь к бармену, сделав глубокий вдох. Сажусь на мягкий стул, повернувшись в противоположную от Людоеда сторону. Не могу сейчас на него смотреть. Боюсь… не удержаться.
- Как пожелаешь, Мортиша Адамс.
Оборачиваюсь и не верю своим глазам, когда натыкаюсь на улыбку, что прежде видела миллион раз. Она особая - правый уголок выше левого, зубы белоснежные, а губы ярко-красные, обветренные. Когда-то они меня целовали.
Деметрий?..

- ФОРУМ -
С огромным нетерпением мы ждем ваших отзывов! Очень интересно узнать мнение читателей после такой главы. Следующую придется подождать подольше))


Источник: http://robsten.ru/forum/67-2056-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: AlshBetta (06.05.2016) | Автор: AlshBetta
Просмотров: 399 | Комментарии: 29 | Теги: AlshBetta, Русская, LA RUSSO | Рейтинг: 4.8/23
Всего комментариев: 291 2 3 »
avatar
0
29
avatar
1
28
Эдвард вызвал у меня сомнения, с этой девочкой ему сложно. А если бы  всё получилось с Эмметом стало бы всё намного сложнее? А тут ещё и Деметрий. Я теряюсь в догадках.
Спасибо. lovi06032
avatar
1
27
Спасибо за продолжение! lovi06015 Сюжет закручивается,уже и Деметрий прибыл!  good
avatar
0
26
Я что-то не поняла... У них свободные отношения? У Эдварда любовница?  Получается он противоречит сам себе?.. Он же говорил Белле, что он только её?
Эммет тоже поразил... Запал на жену брата... Сам же её с грязью смешивал, я теперь что изменилось? Белла молодец, устояла. Выходит она сама и не подозревала, что у них всё так свободно... Я уверена, что она ещё задаст вопрос Эдварду на эту тему...
Спасибо за продолжение! good 1_012
avatar
1
25
Спасибо огромное за продолжение!
avatar
23
Спасибо за главу!  lovi06032
avatar
1
22
Не к добру, видимо, Дем нарисовался. Будет сбивать девочку с пути истинного.
Спасибо за главу.
avatar
1
21
Цитата
Катание заканчивается быстро, но адреналин, бегущий по телу вместе с кровью, замедляет время, удлиняя его. Я чувствую каждый момент и проваливаюсь так глубоко в эйфорию, как только можно. Небывалый восторг и бесконечное счастливое бормотание. Мне кажется, я в состоянии перевернуть горы. Или же взбежать по лестнице на небоскреб.…
Так много положительных эмоций, и все это во благо... На всех экстремальных аттракционах они оторвались по полной и ни по разу... Бэлла чувствует все большее и большее расположение к Эммету, он начинает ей нравиться... Как ни странно . но братья Каллены решили, что ни к чему возлагать на Бэллу хотя бы часть боли Эдварда - ей с собой бы справиться... И как долго Эдвард собирается быть закрытым и неприкасаемым...
Сначала была слишком разочарована решением Эдварда идти в студию..., он нарушает правила, самим же и принятые... Но если он разрешил Бэлле день с нарушением всех правил вплоть до секса..., почему бы и себе не устроить "именины сердца", порадовать душу и плоть... Я правильно понимаю - только с рисованием портрета очередной Маргариты( и именно в обнаженном виде) Эдварду доступна эрекция ? Но что-то ни так..., как обычно...
Цитата
Уже все оставил позади. Даже свои правила.Несовместимое совместимо. Старается сконцентрироваться и почувствовать хоть что-нибудь от созерцания подобной красоты и самого процесса. Сегодня как никогда тяжело. Кисть дрожит и готова выскользнуть, все испортив, в любую минуту.
И секс с Маргаритой длинный, затяжной и безэмоцинальный... "Мало в глазах желания. И еще меньше - желания ее". И только , когда он представил Бэллу, "обжигающей волной разлилось удовлетворение"... Так что, я не верю , что Эдвард не любит Бэллу - почему тогда появляется ее образ в эротическом сне, почему он смог кончить только , представив ее... он уже начинает ее любить и совсем не родительской любовью, как уверяет себя. Дальше по плану - пенная вечеринка с употреблением алкогольных коктейлей.... и Эммет не против. Бэлла даже делает попытку его соблазнить., просто хочет поверить снова в силу своей женской привлекательности..., но вспомнив про Эдварда, отказывает Эммету... второй раз, хотя Эдврд и не накладывал вето на секс... Очень интересно - когда Эдвард узнает, что Бэлла до конца не использовала этот день без правил, будет ему стыдно за то что, сам нарушил эти правила...
Появление Деметрия обозначает, что за ней следили и не пропала надежда вытрясти из Бэллы кругленькую сумму... Большое спасибо за великолепное продолжение - очень эмоционально и напряжено - события так стремительно развиваются, в таком невероятном ключе...
avatar
0
24
Эммет мало кому может не понравится - тем более, в таком виде и с таким настроением. Он привык всех от себя отталкивать, отгораживаться, но сегодня задача у него была иная, поэтому закрыться и спрятаться за своей непробиваемой гадкой броней не вышло, он бы тогда не помог. Вот и использовал все на полную, показал, каким может быть. И Изза в восторге!
К тому же, у них состоялся какой-никакой разговор, да и не один, в котором был задействован Эдвард. Вряд ли брат просил Эммета давить Иззе на совесть и разговаривать о нем, но Людоед, видимо, не удержался. Что и пошло Иззе на пользу. Она начала правильно думать и в правильном направлении, что немаловажно. То ли еще будет JC_flirt
Что же до Эдварда, то его закрытость и неприкасаемость сохранится ровно до тех пор, пока этому позволяет случаться Белла. Как только она возьмет дело в свои руки, простив его и отказавшись "разбираться только с самой собой", а приняв и его боли в свои руки, тогда он сможет выложить ей душу и облегчить для себе те мучения и страхи, какие столько времени прячет внутри.
Правила Эдварда, тем временем, терпят изменения. И не только потому, что день без правил, он ведь позволил секс Иззе... и он уверен, что она воспользуется предложением! А если так, то почему бы не сделать хорошо и себе? Хоть немного легче, хоть немного проще... обычно студии здорово ему помогали держаться на плаву. Тем более, там признавались и не забывались его потребности (о рисовании все подмечено очень точно, оно - неотъемлемая часть прелюдии, фактически ее заменяющая. То самое, что помогает Эдварду возбудиться), понимали его самого, принимали... он подмечает, что Маргарита устала, что она обескуражена, что вообще все вокруг не как надо, но тем нее менее девушка ничем этого не демонстрирует. Это хоть немного, но греет ему душу. По сути, кроме студии у него ничего-то и нет... студия, Каролина (единственное, что способно в буквальном смысле воскресить), "голубки" (но с ними пока бед больше, чем расслабления). Поэтому уходить ни с чем, видеть такой результат их встречи и с Марго для него тяжело. Да и поведение, которое она подмечает... оно напрягает его hang1 В студии прежде так себя не вел.
Посмотрим, что скажет, когда узнает, что кое-кто свое право до конца не использовал, отказался... ради него. Это наверняка будет очень приятным (но и шокирующим) сюрпризом fund02016
Ну и под конец о его мыслях по поводу Беллы. Она ему нравится - и уже далеко не просто нравится, раз снится и представляется тогда, когда не надо. Глубже и сильнее, куда сильнее... но себе не признается. Изо всех сил старается сохранить между ними отношения какого угодно типа, только не типично супружеские, не физические. Ему этого нельзя, его принципы в ужасе, а требования к себе того не дозволяют. Но сердцу-то, а уж телу и подавно не прикажешь, что мы и наблюдаем... с этим ему надо что-то делать. Знала бы Белла, взяла бы в свои руки. Но пока не знает. Возможно, однажды он ее просветит? Или она сама себя просветит?
Деметрий-то неспроста... с ним сначала надо разобраться. Но одной ли? И Эммет, и Эдвард всегда готовы оказаться рядом и защитить. Белла знает.
Тем более- сегодня.
Это тебе спасибо за великолепный отзыв! Я всегда с нетерпением жду твоих комментариев и какое же счастье заходить под главы и видеть их fund02016 Ура-ура! giri05003 БЛАГОДАРЮ lovi06032 lovi06015
avatar
1
20
Это вам спасибо за ваши работы, они потрясают и задевают за живое lovi06032 fund02016 Спасибо за ваш неоценимый труд lovi06032 lovi06032 lovi06032
avatar
1
19
Спасибо большое за главу! good
1-10 11-20 21-23
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]