Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Semper Fidelis. Глава 36. Часть 1

Эрик Йорк мертв?
Нет, этого просто не может быть.
Белла зажмурилась и снова открыла глаза, но мертвое тело в натовском камуфляже никуда не исчезло. А толпа обезумевших афганцев вскричала еще громче, приветствуя начало представления.

- Что за дерьмо? - выдохнул лейтенант Брэдли и растерянно посмотрел на командира.
Увидев тело Йорка, Кинг замер, как статуя.
Он просто не знал, что делать.
Зато Каллен как всегда среагировал быстрее всех.
Сделав несколько шагов вперед, он оказался возле тела Эрика, посмотрел на него быстрым, ничего не выражающим взглядом и поднял винтовку.
Ствол ее смотрел прямо на Сангара.
- Руки вверх! – приказал Каллен громко.

Электрический разряд пробежал по площади. Толпа афганцев взорвалась возмущенными угрожающими криками. Отряд морпехов тут же ощетинился винтовками. Глаза их все время настороженно перемещались по смуглым бородатым лицам местных, каждый из которых мог напасть на них в любой момент.

Стрелки встревоженно переглядывались, ожидая хотя бы какого-то приказа от офицеров. Но капитан Кинг и лейтенант Брэдли не издавали ни звука. Оба просто не понимали, что происходит. С местными жителями морпехи не церемонились никогда, но к Сангару, родство которого с кланом Карзая ни для кого не было секретом, Кинг и его офицеры всегда проявляли демонстративное уважение. И сейчас вся эта дипломатия вышла им боком. Афганцы нанесли им удар ножом в спину в лучших традициях своего народа.

Белла огляделась. Афганцы были повсюду, со всех сторон. Они как будто всем кишлаком загнали их в ловушку. Бежать с площади было некуда – изо всех щелей, из каждого проулка выглядывали словно специально кем-то расставленные зеваки – старики, мужчины и дети. Если сейчас здесь начнется стрельба, жертв будет море…

А лейтенант Каллен явно не хотел решать дело миром. Судя по тому, куда была направлена его винтовка, пуля из нее должна была прилететь прямо Сангару в голову.

Солдаты афганского майора вздернули винтовки в ответ, но их командир жестом заставил бойцов опустить оружие.
- Ас-саля́му алейкум, дваhǝм бридман (прим. - старший лейтенант), - произнес он, склонив голову в вежливом приветствии. Даже сейчас, под дулом винтовки, он не изменил местным традициям гостеприимства, и это лицемерие, кажется, взбесило Каллена еще сильнее.

- Пошел ты к черту! – выкрикнул ему в ответ лейтенант. – Ты арестован, Сангар. За убийство американского военнослужащего. Переведите ему.
Переводчик уже начал транслировать Сангару слова лейтенанта, когда Кинг вдруг вышел из комы и завопил:
- Каллен, назад!
Но лейтенант как будто его не слышал. Он давно уже был на грани. И сейчас он эту грань перешел.
- Каллен! Я приказываю – назад! – снова заорал Кинг.
Сангар попытался отойти в сторону к своим солдатам, но Каллен крикнул ему:
- Не шевелись, мразь!
Майор замер на месте. Каллен смотрел на него остекленевшими глазами, и Белла увидела, как палец лейтенанта лег на спусковой крючок. Дракула всегда неукоснительно соблюдал trigger discipline (1), и это означало только одно: он готов был стрелять.

Сангар тоже это понял и, не сводя глаз с направленной на него винтовки, громко что-то крикнул, а переводчик взволнованно сообщил лейтенанту:
- Сэр, он говорит, что объяснит все в участке капитану Кингу.
- Тут нечего объяснять! – в ярости выдохнул Каллен и прошипел, глядя прямо на командира местных военных: - Сейфуллаха боишься, джǝгрǝн? Он там, в горах, а я здесь. И я убью тебя, Сангар. Вздерну тебя и всех твоих ублюдков!
Сангар весь побагровел и выпучил глаза. Каким-то образом, даже не зная английского, он понял все, что сказал ему лейтенант. И не на шутку испугался.

- Каллен! Назад! - опять завопил Кинг.
Подойти ближе к Каллену он, похоже, боялся, поэтому все приказы отдавал с расстояния в сто футов, где его не мог достать лейтенантский штык, а от пули прикрывали тела подчиненных.
Зато штаб-сержант Уитлок своего командира не боялся нисколько и, встав рядом с Калленом, негромко произнес:
- Не надо, сэр. Пускай эта сволочь показания даст. Он все равно свое получит. А вам нельзя под трибунал.
Спокойные и весомые слова штаб-сержанта оказали на Каллена влияние большее, чем истеричные вопли Кинга. Дракула молча обжег Сангара взглядом и убрал палец со спускового крючка.
По лицу у Каллена стекали капли пота. Скулы сводило нервной судорогой.
Лейтенанта трясло, как в лихорадке. Он был все еще не в себе. Но уже понял, что мог сейчас натворить, и от этого ему, похоже, самому стало дурно.

- Брэдли, уведи его нахрен отсюда! - закричал Кинг, и командир второго взвода послушно сделал шаг в сторону лейтенанта, чтобы отвести его к «Хамви». Но Каллен вместе с винтовкой развернулся в его сторону и рявкнул:
- Отвали!
Брэдли тут же сдал назад в полной растерянности. Он всерьез испугался за свою шкуру.
Никто не знал, что делать со свихнувшимся лейтенантом. Никто, кроме всё того же сержанта Уитлока.
По-дружески он положил Каллену руку на плечо и просто сказал:
- Пойдем, командир.

Каллен посмотрел на него, и краска схлынула у лейтенанта с лица.
Белла даже подумала, что сейчас он потеряет сознание, но лейтенант устоял. Молча он повесил винтовку на плечо и побрел к «Хамви». Штаб-сержант отправился следом, и Белла увидела, как Уитлок быстрым жестом поставил оружие на предохранитель. Все это время он готов был стрелять. И Белле от этого стало не по себе. Они только что чудом избежали катастрофы.
Когда Каллен с Уитлоком проходили мимо Кинга, капитан, весь зеленый от злости, сдавленно прохрипел:
- Ты что делаешь, лейтенант? Совсем рехнулся?
- Они его убили, сэр, - проговорил севшим голосом Каллен.
- Молчать, - прошипел Кинг. - Я с тобой на базе разберусь!
Лейтенант посмотрел на него с отвращением, но не сказал ни слова. А Кинг пошёл навстречу Сангару, который ждал его возле тела Йорка с совершенно невозмутимым видом. Он быстро пришел в себя после атаки Каллена - видимо, уже привык к угрозам в свой адрес.
Феодоракис тоже направился туда, и Белла последовала за ним.

Она боялась увидеть тело Эрика вблизи. Боялась, что местные в порыве бешенства выкололи ему глаза и отрезали уши или нос. Но всё оказалось не так страшно, хотя от этого было лишь немногим легче. На шее Эрика виднелся бурый в кровоподтеках след от веревки. Синий распухший язык торчал из его приоткрытых губ. Налитые кровью глаза практически выкатились из орбит.
Эрика Йорка повесили. Казнили без суда и права на защиту.
Какая страшная смерть...

- Ас-саля́му алейкум, кептан, - поприветствовал Кинга Сангар, открывая ему дверь.
- Ваалейкум ас-салям, джǝгрǝн, - эхом отозвался Кинг.
Притворная вежливость Сангара его нисколько не покоробила. Кинг был дипломатом до мозга костей и поздоровался бы за руку даже с Пол Потом (2).
Заходя в участок, командир роты краем глаза увидел тело Йорка, лицо его брезгливо сморщилось, и он тут же отвернулся. Трупы выглядели неэстетично, а капитан Кинг всегда и всюду хотел видеть вокруг себя только красоту и порядок. Почетный караул и вспышки фотокамер.

Белла же наоборот никак не могла отвести взгляд от лежащего перед ней тела. Хотя перед глазами у нее уже летали черные мошки, рядовой Свон не могла сдвинуться с места или хотя бы отвернуться. Ее мозг просто отказывался верить, что перед ней тот самый Эрик Йорк, с которым она болтала два дня назад на свадьбе Амуна. Тот самый несуразный, трусоватый парнишка, над которым все они подтрунивали на базе. Нет, это не он, не Эрик Йорк. Это всего лишь какой-то труп. Просто чье-то воняющее мочой тело в грязном камуфляже.
Не Эрик. Не он.

- Вы хорошо знали рядового Йорка, рядовой Свон? – спросил у нее капитан Феодоракис, склонившись над телом.
- Не очень хорошо, сэр, - пробормотала Белла. – Он ни с кем не общался…
- Вернее, с ним никто не общался, я прав? – усмехнулся Феодоракис. – Как вы считаете, рядовой Йорк способен на самоубийство?
Самоубийство? Беллу словно окатило ледяным душем. Ей даже не пришло в голову, что Эрик мог покончить с собой. Майор Сангар и его люди с такой гордостью демонстрировали его тело толпе, что никакого сомнения в их причастности к его гибели у нее даже не возникло.
- Вы думаете, он покончил с собой?
- Я не судмедэксперт, но исключать эту версию нельзя, - ответил капитан. - Помните, я сказал вам, что любой пленный американец - это средство давления?
- Да, сэр, - кивнула Белла.
- Так вот, живой американец - это средство давления, а мертвый - брошенная в лицо перчатка, - сказал следователь. - Сангар хотел упрочить свое положение в уезде, а не объявить нам войну.

- Но ведь они дикари, сэр... - проговорила Белла, и Феодоракис рассмеялся:
- Никогда, никогда так не думайте, рядовой Свон. Этот народ так давно ведет войну, что познал все ее тонкости лучше, чем кто бы то ни было. Майору Сангару 43 года. Если человек в этой стране дожил до таких преклонных лет, он не может быть дураком.
Феодоракис поднял одеревеневшую руку Йорка и внезапно поднес ее к прямо лицу Беллы. Та тут же отшатнулась.
Следователь снова рассмеялся:
- Возьмите себя в руки, рядовой Свон. Мой ассистент не должен бояться мертвецов.
- Простите, сэр, - пробормотала Белла.
- Видите пятна чернил у него на руке, они все еще пачкаются. Похоже, он недавно что-то писал... - проговорил задумчиво капитан, разглядывая пальцы Эрика. - Вполне возможно, у нас будет предсмертная записка.

В этот момент из дверей участка выскочил Кинг и прямой наводкой устремился к ним. В руках у командира роты была какая-то бумага, которую он держал двумя пальцами то ли с брезгливостью, то ли с осторожностью.
- Мне необходимо ваше экспертное мнение, - озабоченно произнес Кинг.
- Я вас слушаю, - поднял голову следователь и бросил взгляд на бумажку в руках командира стрелков. - Это предсмертная записка?
- Да, - удивился его прозорливости Кинг. - Мне передал ее майор Сангар.
- Что там произошло? - спросил Феодоракис.
- Ночью все было спокойно. А утром Йорк попросил у охранников клочок бумаги, ручка у него была с собой. Сказал, что хочет написать чистосердечное признание. Охрана дала ему бумагу, а потом они пошли на утреннюю молитву. Йорк выглядел спокойным, и им в голову не пришло, что он может что-то с собой сделать.
- Когда они вернулись, он уже висел в петле?
- Да.
- Где он взял веревку?
- Майор Сангар говорит, что этой веревкой был перевязан матрац.
- А кто нашел тело?
- Охранники. Когда они вернулись с молитвы, Йорк был уже мертв. Они вытащили его из петли, пытались реанимировать, но без толку, - сообщил Кинг и добавил с беспокойством. - Сангар настаивает на том, чтобы мы полностью замяли это дело. Он молчит о том, что Йорк застрелил ребенка. Мы молчим о том, что наш морпех повесился у них в камере, а они выкинули его тело на площадь.
- Мне кажется, это оптимальный вариант, капитан Кинг, - усмехнулся Феодоракис. - А у вас другое мнение?

- Да, это выход, но... - Кинг замялся. - Дело в том, что майор Сангар выдал его самоубийство за казнь...
- Чтобы успокоить толпу? – усмехнулся Феодоракис.
- Да. Он сказал, что взбесившиеся декханы (прим. - афганские крестьяне) собирались штурмовать участок. Они сожгли полицейскую машину и разбили камнями окна в управлении. И чтобы остановить их, он предъявил им труп, - сказал командир роты. – Местные довольны и больше не собираются бунтовать. Но… Это подрывает наш авторитет... - проговорил с досадой Кинг. – Афганцы не должны думать, что они имеют право казнить наших солдат. Они должны нас бояться и уважать.
- Капитан Кинг, вам не о чем беспокоиться. Ничто не может подорвать ваш авторитет в этом уезде, - произнес следователь. Кинг уже начал тщеславно улыбаться, когда Феодоракис невозмутимо продолжил: - Потому что у вас его просто нет. На этой земле авторитет есть только у Аллаха, пророка Мухаммеда и муллы Омара (3). А вы - всего лишь американский капитан.
Улыбка Кинга тут же погасла, но он даже не попытался поставить капитана на место. И Белла никак не могла понять, почему. Ройс Кинг был сыном конгрессмена, его отец мог заткнуть рот кому угодно. А отец Феодоракиса был простым тюремным палачом. Их аппаратный вес был несравним. Но Кинг трепетал перед Деметрием, словно тот был как минимум директором ФБР. И это было совершенно необъяснимо. Впрочем, вокруг капитана Феодоракиса постоянно клубились загадки, которые он сам же и создавал своим непредсказуемым поведением.

- Дайте мне записку, - попросил Феодоракис.
Кинг молча протянул ему бумагу. Следователь взял ее и пробежал глазами написанное. Белла тоже попыталась прочитать записку, но Феодоракис уже сложил ее пополам и убрал в карман.
- Я поговорю с майором Сангаром, вы ведь именно этого от меня хотите, - усмехнулся следователь и повернулся к Белле. - Ждите меня здесь, рядовой Свон. Можете поболтать со своим приятелем, пока есть время.
- С каким приятелем, сэр? - не поняла Белла.
Никого из взвода Брэдли, кроме Милье, она близко не знала. А болтать с Милье она не стала бы даже под страхом смерти.
- С Мехди Шахрази, - ответил Феодоракис. - Вот он, наблюдает за нами, - следователь кивнул куда-то вправо, и Белла действительно увидела возле одного из домов на углу молодого пуштуна с голубыми глазами, который хотя и пришел на площадь вместе с односельчанами, не кричал и не бесчинствовал вместе с ними, а просто стоял и смотрел на американских военных, столпившихся вокруг тела своего товарища.
В его взгляде не было торжества. В нем вообще не было никаких эмоций. Мехди Шахрази был совершенно спокоен. И спокойствие это вдруг испугало Беллу сильнее, чем дикие крики толпы.

- Скоро вам придется познакомиться с ним поближе, - произнес Феодоракис, и Белла в недоумении на него посмотрела:
- Мне? Зачем?
- Вы спасли ему жизнь, - сказал следователь. – Теперь вы для него не чужой человек. Он ваш должник. И это очень поможет нам, рядовой Свон.
- Поможет найти снайпера? - спросила Белла с тревогой. - Мехди его знает?
Феодоракис ничего не сказал, но в глазах его снова вспыхнул огонек. Такой же, какой Белла видела у него во время допроса Мехди.
- Или... он и есть снайпер? - предположила Свон, содрогнувшись от этой жуткой мысли.
Мехди узнал смертника, но не признался в этом. Пытался сбежать от медиков после теракта, не испугался, когда на рынке морпехи направили на него винтовки, и во время обыска в его доме вел себя как-то подозрительно... Неужели интуиция ее подвела? А ведь ей всегда казалось, что она неплохо разбирается в людях. Впрочем, после истории с капитаном Кингом пора было уже признать, что свою интуицию она явно переоценила...

- А вы бы не хотели, чтобы он оказался этим стрелком, верно? - с иронией посмотрел на нее Феодоракис.
- Я спасла ему жизнь, - проговорила Белла. - А если он - снайпер, значит, я сделала это зря...
- Вы поступили правильно, рядовой Свон, - успокоил ее следователь и вместе с Кингом направился в участок.
Белла вновь посмотрела на Мехди. Парень спокойно обсуждал что-то с одним из пожилых рыночных торговцев, который сидел прямо в своей арбе на куче тряпья и без особого интереса наблюдал за происходящим. Перед глазами этого старика явно прошла не одна война, и его уже мало что могло возмутить в этой жизни.
Решившись, Белла направилась прямо к ним и произнесла с дурацкой улыбкой:
- Салям алейкум, Мехди.

Торговец и еще один афганец переглянулись и совсем не дружелюбно. Им явно не понравилось, что американская женщина посмела первой заговорить с мужчиной, да еще и не поздоровалась вначале со старшими. Проклятье. Белла все время забывала о местных правилах приличия...
Но Мехди к счастью оказался терпим к подобной невежливости. Или будучи продавцом в лавке, которую регулярно посещали американцы, просто давно к ней привык.
- Ва-алейкум ас-салям, ханум, - почтительно ответил он.
- Как поживает твоя семья? - решила реабилитироваться Белла, вспомнив, что после приветствия у местных положено спрашивать о здоровье родных. Но тут же поняла, что опять попала впросак. Вчера ее собственные сослуживцы разгромили дом этого парня и надругались над больным отцом. Зря она подняла сейчас эту тему...
В глазах Мехди скользнула насмешка, но ответ прозвучал все так же учтиво:
- Все хорошо, ханум. Слава Аллаху, наш дом стоит крепко, и все мы целы.

Белла тут же почувствовала себя дипломатом на переговорах. Причем, плохим дипломатом.
- Вчера мы устроили погром в твоем доме, - проговорила Белла, мучительно подбирая слова. - Это было плохо.
Улыбка снова тронула губы Мехди. Кажется, он считал ее полной дурой.
- Это обычное дело для амрикайи, ханум, - сказал он. - Грязь вымести нетрудно.
- Всё равно я прошу прощения за это, - произнесла Белла.
Афганцы с удивлением смотрели на нее. Похоже, они никогда раньше не видели, как извиняется американский морпех.
- Ты ничего плохого не сделала, ханум, - проговорил Мехди. - Женщина делает то, что ей приказывает мужчина.
Белла с трудом, но проглотила этот сексизм. Требовать от афганского лавочника равноправия полов было бы просто глупо. Уже хорошо, что он разговаривает с ней, а не проходит мимо, словно она пустое место, как майор Сангар и его офицеры.

В этот момент морпехи стали грузить тело рядового Йорка на носилки, и Белла, воспользовавшись моментом, спросила:
- Ты знаешь, что произошло с этим амрикайи?
- Всевышний наказал его, - ответил Мехди, пожав плечами.
- Как наказал? - уточнила Белла. - Его убил джǝгрǝн (майор) Сангар или кто-то из его аскаров (солдат)?
- Я ничего не видел, ханум, - сказал Мехди. - Но кто бы ни убил его, руку его направлял Аллах.
Белла оторопела. Мехди даже не стеснялся своей радости по поводу смерти Эрика.
- Нельзя убивать детей, ханум, - добавил парень очень серьезно.
И в этот момент со стороны участка раздались громкие крики.

Белла обернулась и увидела, что неподалеку от трупа Эрика лежит еще одно тело, а все вокруг, пригнувшись, разбегаются в разные стороны. Белла тоже метнулась к ближайшему «Хамви» и услышала, как рядом кто-то заорал: «Снайпер!»
Снайпер? Значит, «Джуба» вернулся и сразу нанес удар? Отомстил за убитого мальчика? Но кого он застрелил? Неужели Кинга? Нет, вот он, командир роты, под прикрытием двоих стрелков лезет в «Хамви» белый, как полотно. И майор Сангар, живой и невредимый, отсиживается за глиняным забором возле участка.
Если оба старших офицера живы, в кого же тогда стрелял снайпер?

Осмотревшись, Белла увидела Феодоракиса. Следователь с M9 (4) в руках бежал куда-то, расталкивая рыночных зазывал, которые толпились на этой улице до самого базара. Свон секунду помедлила и кинулась за ним – ведь ассистент всегда должен быть рядом с командиром, иначе в чем тогда заключается его работа. Длинноногий натренированный Феодоракис бежал так быстро, что Белла за ним не поспевала, и уже через минуту упустила его из виду. Но потом ей показалось, что она разглядела впереди знакомый силуэт, мелькнувший в одном из проулков, и Белла решительно свернула туда. Она бежала за этим человеком еще несколько минут, пока не приблизилась к нему и не увидела, что одет он в местную одежду, а на голове у него чалма. Это был явно не Феодоракис. Проклятье!

Остановившись, Свон отдышалась, осмотрелась и с ужасом поняла, что заблудилась. Потерялась среди высоченных, бесконечных дувалов (5), как в каком-то жутком лабиринте. От основной дороги в разные стороны убегали совершенно безлюдные узкие переулки, которые вели неизвестно куда. Растерявшись, Белла заметалась из стороны в сторону, но потом взяла себя в руки и решила, что просто пойдет вперед. В конце концов, куда-то она в итоге выйдет - к школе, к мечети или к рынку, а там уже спросит у кого-нибудь, как вернуться к участку. Но пройти она успела лишь несколько футов, так как недалеко от нее в глиняную стену вдруг ударил град пуль.

Белла хлопнулась на землю и поползла прочь, отчаянно отыскивая взглядом укрытие. К счастью, по ней больше не стреляли, и Белла смогла целой и невредимой добраться до распахнутой калитки, которая вела во внутренний дворик одного из домов. В этом дворе могло быть что угодно. Но другого выхода у Беллы не было. Враг стрелял где-то поблизости, а позвать на помощь ей было некого. Собравшись с духом, Белла вбежала в калитку и вдоль забора помчалась туда, где должен был находиться вход в дом. Но возле второй, главной, калитки, от которой к дому вела прямая дорожка, она вдруг увидела лежащего на боку мертвого афганца.

Паколь (6) на его голове побурел от крови, а сквозь дыры в пирухане (7) торчало вырванное кусками из тела мясо. Сглотнув подступившую кислую рвоту, Белла сунула руку под тело и нащупала ствол. Убитый талиб упал прямо на свой автомат. Вытащив из-под трупа «Калашников», Белла убедилась, что в магазине есть патроны и слегка успокоилась. С оружием она уже не чувствовала себя такой беспомощной.

Хотя из АК она стреляла всего пару раз, это было вовсе не так уж сложно. Осторожно, не поднимая шума, она продвинулась к огромному тандыру (8), за которым могли бы спрятаться сразу две Беллы Свон, и осмотрелась. Двор был пуст. Из дома тоже не доносилось ни звука, хотя окна в нем были открыты. И это было подозрительно. Во время боя логичнее было бы закрыться наглухо, чтобы случайные пули не залетели внутрь.

И тут из окна показался обмотанный тряпкой ствол, из которого по тандыру резво застрочила звонкая очередь. Белла откатилась в сторону и выстрелила в ответ. Ствол тут же убрался. Но Белла понимала, что это лишь временная передышка. Талибы быстро поймут, что она здесь одна, и тогда ей конец. Надо найти себе другое укрытие. Белла отползла от расколотого пулями тандыра и метнулась вправо, где лежали сваленные кучей овечьи шкуры. Паршивое укрытие. Но другого во дворе просто не было.

В этот момент из дома послышались громкие крики на пушту, а затем началась такая пальба, что у Беллы уши заложило. И тут рядом с ней из бокового окна выпрыгнул растрепанный парень с АК, который, увидев американского морпеха, сразу дернул спусковой крючок. Но Свон выстрелила быстрее, и боевик, пальнув себе под ноги, рухнул мешком на землю. Больше из окна никто не лез, и Белла скользнула за угол дома, где кто-то вдруг набросился на нее сзади и зажал рот. Белла в панике засучила ногами, пытаясь вырваться, но знакомый голос сказал ей в ухо: «Спокойно. Свои». Свон скосила глаза и увидела лицо Джаспера Уитлока, который тут же освободил ей рот и произнес: «За мной. Быстро». После чего схватил Беллу в охапку, отбежал вместе с ней как можно дальше от дома и повалил на землю, а сам лег сверху. И в этот момент послышался грохот такой силы, словно рядом выстрелил из пушки «Абрамс».

Белла заорала, но вопля своего не услышала. На несколько секунд ей даже показалось, что она умерла. Но потом ей стало так больно, что жизнь к ней сразу вернулась - Уитлок коленом вдавил ей ствол автомата в бок, да так, что чуть не проткнул ее насквозь.
- Цела? - заорал штаб-сержант, но Белла могла только выть, словно напрочь забыла человеческую речь.
Уитлок наконец слез с нее, и боль сразу ослабла, но не отступила полностью.
- Тебя контузило что ли? - озабоченно проговорил сержант.
- Не знаю, - наконец ответила Белла, медленно приходя в себя. - Что это было?
- Реактивный гранатомет это был, - сказал Уитлок. - Ранена?
- Нет. Вы мне стволом в бок ткнули... - пробормотала Белла.
- Стволом в бок? - хмыкнул Уитлок. - Да тебе ствол знаешь куда засунуть надо... - тут он замолчал, видимо, вспомнив, что не со своим рядовым разговаривает. - У тебя «Калашников» откуда?
- С трупа сняла, - ответила, все еще дрожа, Белла.
Обернувшись на дом, она увидела, что из окон его валит густой дым, а вместо криков на пушту оттуда раздается веселый английский мат.
- С трупа? - Уитлок рассмеялся. - Ты что тут делаешь вообще?
- Я потерялась, - призналась Белла. Теперь, когда стало ясно, что она не умерла и в ближайшее время, скорее всего, не умрет, ее накрыло волной стыда. Опять она повела себя как полная дура. Хорошо, что Каллена рядом нет. Но что если Уитлок все ему расскажет? Они ведь с лейтенантом, можно сказать, друзья.

- В доме два трупа, - сообщил сержант Мюррей из взвода Брэдли, которого Белла часто встречала в столовой. - На улице еще два.
- Это ведь те, которые снайпера прикрывали? - уточнил Уитлок.
- Они самые. Мы их сюда от участка пригнали, - кивнул Мюррей.
- А снайпер?
- Ушел, - произнес с досадой Мюррей, и Белла подумала, что убитые талибы все же смогли выполнить задачу - уберегли от американцев своего лучшего стрелка. Это был очередной провал. И морпехи это понимали.
- Идем, - сказал Белле Уитлок. - Здесь больше нечего делать.

Белла послушно направилась вслед за ним, молясь, чтобы Уитлок не стал болтать о ее «подвигах» направо и налево. Подходя к калитке, Белла посмотрела на талиба, у которого позаимствовала автомат, и в голове у нее щелкнуло. Тело лежало не в том месте и не в той позе, в какой она его тогда оставила.
- Сэр, кажется, этот талиб жив! - воскликнула она. - Его можно допросить! - и побежала к боевику, который действительно шевелился, словно пытаясь куда-то ползти.
- Стой! - закричал Уитлок и выстрелил из винтовки в голову боевику. Тот сразу затих.
Белла замерла на полпути и с удивлением посмотрела на штаб-сержанта.
- Вот теперь подходи, - произнес Уитлок.
Свон подошла к трупу боевика. Она никак не могла понять, зачем Уитлок его убил, если тот мог раскрыть им личность снайпера и местоположение вражеской базы. Но тут взгляд ее упал на его руки, и в глазах у нее потемнело, а колени ослабели. В руках у талиба была граната, и пальцы его до сих пор крепко обхватывали чеку.
- Он забрал бы тебя с собой, - сказал Уитлок.
Потрясенная Белла не могла вымолвить ни звука.
- Никогда не подходи к раненым, пока не убедишься, что они обезврежены, - произнес штаб-сержант, положив руку Белле на плечо. Он, видимо, и сам прекрасно знал, как успокаивает людей его прикосновение. - Идем.

До участка они добрались очень быстро. Оказалось, что от этого дома до полицейской управы был короткий прямой путь, о котором Белла, в отличие от талибов, ничего не знала. Морпехи к этому времени уже погрузились в «Хамви», и несколько машин покинули площадь. Возле одной из бронемашин стоял капитан Феодоракис, который при виде Беллы даже ухом не повел. Он словно даже не заметил, что его ассистентки всё это время не было рядом. А когда она к нему подошла, просто осведомился:
- Где вы были, рядовой Свон?
Сначала Белла хотела соврать, но потом подумала, что Феодоракис обязательно это почувствует, и честно призналась:
- Я побежала за вами, сэр, но не догнала и потерялась, и в итоге мне пришлось вступить в бой...
- Во-первых, рядовой Свон, я не приказывал вам следовать за мной, - холодно сказал капитан, пригвоздив ее к земле взглядом. - Во-вторых, плохо, что не догнали. В-третьих, плохо, что потерялись - карты не просто так придумали, и на базе их достаточно. Но автомат вы себе достали хороший. И держите вы его правильно. За это я снимаю с вас половину наказания.
Наказание? Просто отлично. Впрочем, она и вправду сегодня натворила немало глупостей...
- Идем. Пора ехать, - позвал ее Феодоракис и направился к «Хамви», который ждал его неподалеку.

Вслед за командиром Белла забралась в бронемашину и с удивлением увидела там Кинга. Она была уверена, что трусливый капитан бежал из Дарвешана сразу после снайперской атаки. Но оказалось, что Кинг до сих пор был здесь, правда, вид у него был такой, словно его с минуты на минуту хватит удар. Хотя он был надежно укрыт за толстенной броней, и вокруг повсюду были выставлены патрульные, капитана до сих пор трясло, как эпилептика во время припадка. Увидев Феодоракиса, командир роты вздрогнул и нервно осведомился:
- Вы его поймали?
- Нет. Он ушел, - ответил спокойно следователь.
- Ушел? - Кинг завертел головой, как будто опасаясь, что снайпер выстрелит в него прямо сейчас. - И что теперь делать? Он ведь не успокоится, пока меня не убьет.
- Не беспокойтесь. Вы ему не нужны, - усмехнулся Феодоракис, и Кинг замер в растерянности:
- Но ведь он в меня стрелял!
- Он стрелял не в вас.
- А в кого?
- В того, кого он убил, - спокойно ответил Феодоракис.
- Но он убил простого рядового, - удивился капитан.
- Да. Он убил простого рядового, но вы теперь уверены, что стреляли именно в вас, - улыбнулся Феодоракис. - У этого парня отличное чувство юмора.
Кинг позеленел. Чувство юмора афганского снайпера он явно не оценил.

- И как вы теперь собираетесь его искать? - раздраженно спросил он. - Ведь он вряд ли снова появится в этом кишлаке.
- Я знаю, как его найти, - сказал Феодоракис, усаживаясь рядом с Кингом.
- Очень на это рассчитываю, - произнес командир роты с перекошенной физиономией. - На поиски у вас осталась одна неделя. На базу приезжает командир батальона, и он намерен объехать все окрестные кишлаки.
- Смелый человек, - ухмыльнулся Феодоракис.
Кинг его издевки не понял. Зато поняла Белла. За тот месяц, который она прослужила в «Кэмп Фениксе», командир роты «Браво» выезжал с территории базы всего несколько раз и то в сопровождении не хуже, чем у президента США.
- И если этот чертов снайпер попытается его убить, вы понимаете, что произойдет? - воззрился на следователя Кинг.
- Да. Вас не переведут в Вашингтон, - сказал Феодоракис.
Кинг посмотрел на него как затравленный зверь. Он мечтал отгрызть следователю голову, но опять спасовал перед ним, словно тому были известны все его неприглядные тайны.
- Я обеспечу вам продвижение по службе, капитан Кинг, - сказал следователь, похлопав капитана по плечу. - Когда именно прибывает подполковник Дэниелс?
- В среду, - ответил Кинг.
- Майор Сангар или кто-либо из его людей знает об этом?
- Нет. Никто. Я сам узнал сегодня утром.
- Хорошо. Тогда держите его визит в тайне.
- Но... - Кинг замялся. - Подполковник Дэниелс намерен встретиться с Сангаром.
- Мы скажем ему об этом за час до встречи, - проговорил Феодоракис. - Майор Сангар успеет надеть свой лучший мундир. А снайпер не успеет подготовиться.
- То есть через неделю этот стрелок будут еще на свободе? - опешил Кинг. - Вы же сами сказали, что знаете, где его искать!
- Я не знаю, где его искать. Я знаю, как его найти, - поправил его Феодоракис. - Но на это нужно время. Он должен поверить, что в очередной раз нас провел. Всё это время вы отлично помогали мне создавать у него такое впечатление. Осталось совсем немного. Просто делайте то, что вам лучше всего удается. Сидите на базе и пишите доклады в штаб.
Кинг нервно дернулся. Он чувствовал, что Феодоракис издевается над ним. Но одновременно, капитан, похоже, понимал, что ни на что большее он действительно не способен. Самолюбие боролось в нем с трусостью лишь пару минут, и Кинг глухо произнес:
- Хорошо. Но если ваш план провалится, всю вину вы возьмете на себя.
- Разумеется, - кивнул Феодоракис. - Я умею отвечать за свои ошибки.
Кинг плотно сжал губы, отчего его красивое лицо тут же потеряло всякую привлекательность, и пробурчал:
- Трогай, рядовой. Возвращаемся на базу.

«Хамви» с громким лязгом сдвинулся с места, и Белла, всё это время чувствовавшая себя невидимкой, вдруг ощутила на себе внимательный взгляд Феодоракиса.
- Вы поговорили с Мехди Шахрази, рядовой Свон? - спросил следователь.
- Да, сэр, - кивнула Белла.
- Он был с вами во время выстрела?
- Да, сэр.
- Что же, теперь вы можете быть уверены, что ваш приятель не «Джуба», - улыбнулся капитан. - Вы этому рады?
- Да, сэр. Я этому рада, - честно призналась Белла. Мехди был ей симпатичен, и было бы страшно обидно в нем разочароваться, а заодно и в своем умении разбираться в людях.
- Очень скоро вы будете часто видеться с ним, - сказал Феодоракис. - С завтрашнего дня ваш друг станет рядовым в батальоне майора Сангара.
Мехди? Рядовым у Сангара? Но зачем? Ведь у него и так есть работа в лавке.
- Зимой много не наторгуешь, и его хозяин распускает всех нанятых на лето работников, - пояснил тут же Феодоракис. - Мехди кормит всю семью. Винтовкой он заработает сестре хорошее приданое.
- Если его не убьют, - сказала Белла, вспомнив Эрика. Тот тоже просто хотел помочь своей семье. А получил веревку на шее и всеобщее презрение.
- На все воля Аллаха, - без всякой иронии произнес Феодоракис.
Морпехи часто в шутку говорили эту фразу. Но для него это явно были не просто слова.
***
На базе их первыми встретили медики. Увидев тело Йорка, Джонатан Броди весь побелел - похоже, он еще ни разу в жизни не видел повешенного. Парень растерялся настолько, что переносом тела Эрика в медотсек стала командовать капитан Брендон. Рядом с ними уже собралась толпа взбудораженных морпехов - по базе быстро разнеслась весть о том, что второй взвод привёз из Дарвешана два трупа. И когда тело несчастного самоубийцы вытащили из «Хамви», все вокруг зашумели, а кто-то даже полез смотреть. Но Элис тут же прогнала любопытных громким криком:
- Разойтись немедленно! Вам что, заняться больше нечем? Марш по казармам!
Толпа рассосалась мгновенно. Маленькая и хрупкая, Элис Брендон обладала таким боевым характером, что приказам ее без разговоров подчинялись все - от рядовых до капитанов.

- Иззи, что с ним произошло? - спросил Эммет, который вместе с Джейком и Джаредом пришел встретить колонну.
- Ваш стрелок покончил с собой, рядовой МакКарти, - вместо Беллы ответил Феодоракис.
- Покончил с собой? - лицо Эммета так вытянулось, что уже поджившие царапины снова начали кровоточить.
Джейк выругался и весь почернел. Он терпеть не мог Эрика, но вряд ли желал ему такой судьбы.
- Это ваш отец научил вас так грамотно работать с личным составом, капрал Блэк? - тут же прицепился к нему следователь. - Мне сказали, что вы заставляли рядового Йорка отжиматься по пятьдесят раз за каждую ошибку и отобрали у него все письма его родных. Зачем вы, кстати, это сделали?
Белла в изумлении посмотрела на Джейка. Неужели он и, правда, на такое способен?
- Он все время читал их вместо того, чтобы заниматься делом. Он читал их даже на посту, сэр, - ответил Джейк сквозь плотно сжатые зубы. - Я собирался вернуть их ему, когда он станет нормальным морпехом.
- Теперь он им уже не станет, - усмехнулся Феодоракис. - А ваш отец пишет вам письма, капрал?
- Я каждый понедельник докладываю генералу о своей службе, - ответил Джейк.
- Докладываете? - с иронией взглянул на него следователь. - Понимаю. А о самоубийстве своего стрелка вы ему тоже доложите?
- Да, сэр, доложу, - ответил Джейк все так же ровно. - Я умею отвечать за свои ошибки.
Услышав из уст Джейка собственную фразу, Феодоракис улыбнулся и тут же оставил капрала Блэка в покое. Кажется, он был вполне удовлетворен этим разговором.

- Вы сказали, что Йорк покончил с собой, капитан Феодоракис? - послышался рядом голос лейтенанта Каллена. – Вот значит, какой будет официальная версия. Очень красиво. И те порезы у него на руках оказались как раз кстати! Вы с капитаном Кингом вместе это придумали?
Белла обернулась и вздрогнула. Каллен держал в руках винтовку. Правда, стволом вниз, но ему и секунды было достаточно, чтобы привести ее в боевое положение. Проклятье. Почему у него до сих пор не отобрали оружие после того, что он устроил в Дарвешане?
- Успокойтесь, рядовой Свон, - с иронией взглянул на нее следователь. - У его винтовки нет магазина.
Лейтенант посмотрел на Беллу, и та увидела, как глаза его мгновенно превратились из звериных в человеческие. А потом их наполнил такой стыд, что Белле захотелось провалиться сквозь землю. Как она могла подумать, что Каллен станет стрелять в своих? Он ведь жизнь готов отдать за каждого своего морпеха.
- Вы уверены, что он действительно покончил с собой? - глухо спросил лейтенант.
- Практически на 100%, - ответил Феодоракис. - Послушайте, лейтенант. Вы так увлеклись своей ролью отца-командира, что защищаете даже тех, кто этой защиты не заслуживает. Да, для вас рядовой Йорк – очередная жертва войны, на чью могилу вы теперь каждый год будете ходить в День памяти. Но для меня как для военного следователя он – военный преступник, а для жителей Дарвешана и для майора Сангара он – убийца невинного ребенка. И я почему-то уверен, что если бы рядовой Йорк случайно застрелил вашу дочь, вы сами затянули бы веревку на его шее.
Каллен слушал его, даже не моргая. Слова Феодоракиса выбили у него почву из-под ног. Белла прекрасно понимала, что он сейчас чувствует. Точно такая же каша была у нее в голове после того, как Феодоракис допросил ее в «Пэррис-Айленде». Следователь хорошо умел поставить мир с ног на голову и разорвать в клочья все, что ты считал незыблемой истиной.

В этот момент мимо в сопровождении нескольких морпехов проходил капитан Кинг, который все еще не пришел в себя после атаки снайпера. Он весь вспотел, хотя на улице было вовсе не жарко, и все время вытирал лоб платком.
- Каллен, в штаб. Немедленно, - приказал он трясущимися губами.
Но лейтенант не сдвинулся с места. Он как будто прирос к земле.
- Каллен, - голос Кинга задрожал от гнева. - Я долго терпел твои идиотские выходки! Но сегодня ты перешел все границы! Тебе лечиться надо, лейтенант. Увольняться из Корпуса и ложиться в психушку! Ты долбаный контуженный псих!
Едва не получив пулю в лоб, Кинг сам оказался на грани нервного срыва, и на этот раз он не стал играть в дипломата даже перед Феодоракисом.
- Может, и так, сэр. Но Сангар это заслужил, - очнулся от ступора Каллен и посмотрел на командира тусклыми, как будто запорошенными песком глазами. - Его давно пора было поставить на место.
- Всё. Достаточно, - выдохнул Кинг. - Я отстраняю тебя от командования взводом. Сдай винтовку и иди к психологу! Будешь ходить к ней, пока у тебя мозги не встанут на место!
Каллен побелел. Кажется, он все-таки не ожидал такого исхода.
- Но, сэр, мне нужно готовить взвод к перебазированию на наблюдательный пункт, - проговорил Дракула.
- Ты что, глухой, Каллен? Ты отстранен. Штаб-сержант Уитлок прекрасно справится со всеми обязанностями - у него, к счастью, с головой все в порядке, - прорычал Кинг. - Свободен!
Кинг развернулся и собирался уже идти к штабу.
Каллен весь задрожал, словно его сейчас хватит припадок, и крикнул:
- А что я должен был сделать, сэр? Переступить через тело Йорка и лизать Сангару задницу? Если это и есть норма, я лучше буду психом!
- Пошёл вон, - прошипел Кинг.
Таким злым Белла никогда его прежде не видела. Если бы здесь не было капитана Феодоракиса и других морпехов, он бы, наверное, вцепился Каллену в шею и стал его душить.

Каллен ничего не сказал ему в ответ и пошел к своей казарме. Феодоракис зачем-то бросился за ним, и Белла, как верная служебная собака, последовала за командиром.
- Капитан Феодоракис, нам больше не о чем разговаривать, - произнес Каллен, повернувшись к следователю. - Вы и так уже всё сказали.
- Не всё, - сказал капитан и достал из кармана сложенный вчетверо бумажный лист. - Я хочу кое-что вам передать.
- Что это? - спросил Каллен.
Белла сразу догадалась, что за бумажку держит в руках Феодоракис, и ей сразу стало не по себе. Зачем он решил отдать лейтенанту предсмертную записку Эрика? Чтобы еще сильнее помучить?
- Прочитаете - поймете, - сказал Феодоракис, протянув ему письмо.
Лейтенант развернул бумажку, и лицо его окаменело. Он поднял на следователя совершенно растерянный взгляд.
- Он это сам написал?
- Да. И без всякого принуждения. Видите, какие ровные строчки? Так пишет человек, который очень хорошо все обдумал, - следователь помолчал и добавил все так же сдержанно, но с какой-то другой, непривычной для него интонацией. - Я дорожу дружбой с вашим отцом. Поэтому я не хочу видеть его сына под трибуналом.

Это прозвучало так лично и по-человечески, что Белла смутилась. Зря она пошла за ними. Этот разговор был не предназначен для ее ушей.
- Надеюсь, вы скоро поймете, что все устроилось наилучшим образом, - сказал Феодоракис. - Сейчас вам, конечно, так не кажется. Но вы умный парень. Со временем вы все поймете. Всего хорошего, лейтенант Каллен. Увидимся на полигоне.
Каллен ничего ему не ответил и пошел в казарму. Феодоракис тоже направился к своей каюте и, посмотрев на Беллу, произнес:
- Идите обедать, рядовой Свон. Стоны вашего пустого желудка - не самое лучшее сопровождение для церемонии прощания.
***
Повинуясь воле командира, Белла тут же отправилась в столовую. Но хотя в желудке у нее и правда было пусто, а лазанья сегодня вышла просто отменная, ей все равно кусок не лез в горло.
Пусть Феодоракис и заявил, что все устроилось наилучшим образом, но для Беллы это было вовсе не так. Все это было ужасно. Мерзко. Несправедливо. Неправильно.
Почему все это случилось с самым безобидным парнем на базе? Почему с хорошими людьми так часто происходит всякое дерьмо? Белла тут же вспомнила Бри и подумала, что они с Эриком были чем-то похожи. Они оба были хорошими людьми и очень плохими морпехами. Они оба пришли в Корпус в надежде на легкие деньги. Но бесплатных ланчей не бывает (9). Хороший заработок морпехов – это плата за риск вернуться домой в деревянном ящике. И глупо надеяться на то, что тебе повезет. Особенно, если тебе не везло с самого рождения. А Бри и Эрика явно нельзя было назвать баловнями судьбы.

На церемонию прощания Белла пришла одной из последних. Ей не хотелось ни с кем обсуждать смерть Эрика, а именно это еще несколько дней, наверное, будет любимой темой для пересудов на базе.
Встав рядом с Эмметом, она спросила у друга:
- Ты как?
- В порядке, - ответил тот, но судя его потухшим глазам, это было совсем не так. Белла никогда прежде не видела неунывающего Эммета таким.
- Ты не виноват в этом, Эм, - сказала Белла, положив ему руку на плечо, как Джаспер Уитлок.
- Я издевался над ним, ты же сама видела, - вздохнул Эммет.
- Все издевались.
- Вот именно. И он повесился.
- Он повесился, потому что убил ребенка, - сказала Белла. - Он просто не смог с этим жить.
- Да что вы тут сырость разводите, - фыркнул капрал Милье. - Помер этот трус и ладно. Меньше проблем для нормальных парней.
- Это ты-то нормальный парень? - вспылил Джейк. - Иди отсюда, Милье. Тебе тут вообще не место.
- Я тут не ради этого придурка, а ради Торреса, - произнес Лоран, показав на вторую винтовку, которую устанавливали на полигоне. - Он, между прочим, погиб, закрыв собой командира, а не сдох, обоссав штаны.
Белла тут же вспомнила про снайперскую атаку в Дарвешане. «Джуба» застрелил рядового Торреса, который стоял рядом с капитаном Кингом. Милье утверждает, что парень закрыл Кинга собой. Выходит, снайпер все-таки стрелял в Кинга? Тогда почему Феодоракис заверил командира роты, что не он был целью снайпера?

И стоило только Белле вспомнить о Кинге, как тот сразу появился на полигоне - все еще потерянный, но уже умытый и одетый в новую чистую форму. О чем-то переговорив с капитаном Феодоракисом, пришедшим на полигон вместе с ним, Кинг подошел к установленным в центре поля винтовкам и, торжественно помолчав минуту, произнес:
- Морпехи, мы собрались здесь сегодня, чтобы почтить память двух наших товарищей, погибших от рук врагов Америки и демократии. Сегодня мы прощаемся с рядовым Эриком Йорком, стрелком первого стрелкового взвода, и рядовым Рикардо Торресом, стрелком второго стрелкового взвода. Оба они отдали жизни за то, чтобы мы продолжали борьбу с террористами, которые угрожают безопасности всего мира. Рядовой Йорк стал жертвой подлой провокации, спланированной и осуществленной вражескими агентами, внедренными в ряды местной полиции. Обвинив его в преступлении, которое он не совершал, наши враги спровоцировали масштабные волнения в уезде. А чтобы рядовой Йорк не смог оправдать себя, они вероломно его убили. Но сегодня мы отомстили за гибель нашего товарища - все виновные убиты и арестованы. К сожалению, во время этой операции от пули вражеского снайпера погиб рядовой Рикардо Торрес, который закрыл меня своим телом. За что я вечно буду ему благодарен. И вся моя жизнь, которой я обязан ему, будет посвящена борьбе с врагом, и этот враг обязательно будет побежден.

Кинг говорил что-то еще, настолько же красивое и душевное, но Белла его больше не слушала. Она не верила собственным ушам. Провокация? Преступление, которого он не совершал? Кинг врал и врал так вдохновенно, что Белла просто не понимала, как такое возможно. И все слушали его совершенно серьезно - так, словно капитан говорил чистую правду. Только третье отделение первого взвода стояло на полигоне, в недоумении переглядываясь друг с другом.
- Так он повесился или его убили? - в растерянности спросил у Беллы Эммет.
А Белла понятия не имела, что ему ответить. Она сама уже ничего не понимала.
Посмотрев на лейтенанта Каллена, который стоял неподалеку, Белла увидела на его лице злую усмешку и поняла: его нисколько не удивило выступление Кинга.

Свон снова преклонила колени перед винтовками одной из последних. Взяв в руку жетон Эрика, она почувствовала, как внутренности скрутил болезненный спазм. Эрик вовсе не был ей другом. Но она знала его с первого дня службы на этой базе. С его дурацкого кукареканья в «Кэмп-Фениксе» начинался каждый новый день. А теперь солнце будет вставать без него.

Когда все закончилось, Белла подошла к Феодоракису, и в этот момент рядом с ним остановился лейтенант Каллен.
- Я так понимаю, вы написали эту речь? - с вызовом взглянул на следователя лейтенант.
- И как она вам? - усмехнулся Феодоракис.
- Прекрасно. В лучших традициях Геббельса.
Феодоракис рассмеялся.
- Эта ложь намного лучше той правды, которую мы знаем, разве нет?
- Это все равно ложь.
- Конечно. Но вы уж определитесь, лейтенант, что для вас важнее - увидеть капитана Кинга под трибуналом или помочь семье рядового Йорка? - хитро посмотрел на Каллена Феодоракис.
Белла не сразу поняла, о какой помощи идет речь. Но потом тайный смысл слов Феодоракиса открылся ей во всей полноте - если Эрик Йорк был убит талибами, а не наложил на себя руки, совершив преступление, значит, его семье полагаются все выплаты, льготы и почести, предписанные законом. И в том числе пожизненная страховка для всех членов семьи. То самое, ради чего бедняга сюда и поехал.
- Вы ведь читали его письмо, - сказал Феодоракис. - Это именно то, чего он хотел.
- Да вам ведь плевать на то, чего он хотел. И на его родителей тоже, - огрызнулся Каллен. - Вам с Кингом просто не нужна шумиха.
- И что? Это все равно самый лучший выход из ситуации, - произнес невозмутимо Феодоракис. - Есть правда, которая никому не нужна. И это именно такой случай.

Каллен посмотрел на него мрачным, но уже не злым взглядом. Он был слишком честным, чтобы сразу смириться с такой катастрофической ложью. Но, кажется, уже и сам начинал понимать, что это действительно был наилучший исход из всех возможных.
Оставив лейтенанта в глубокой задумчивости, Феодоракис с Беллой уже покинули полигон, когда их догнал взволнованный Джейк.
- Так о чем я должен доложить в понедельник генералу Блэку, сэр?
- Полагаю, вам стоит придерживаться официальной версии, капрал, - с иронией посмотрел на него Феодоракис.
- Но тогда зачем вы сказали моей группе правду? - удивился Джейк.
- Чтобы вы поняли, что не всегда из слабака и труса можно воспитать героя, - ответил следователь. - Своей муштрой вы не сделали его сильнее. Вы его сломали.
Джейк смотрел на следователя строго и серьезно.
- Он подвергал опасности всю команду, - сказал он глухо. - Что я должен был сделать?
- Случайно прострелить ему колено во время боя, - ответил Феодоракис. - Дружественный огонь - непредсказуемая штука. Рядовой Йорк был бы вам очень благодарен за хороший отпуск в госпитале и демобилизацию по ранению.
Джейк смотрел на него совершенно круглыми глазами. Кажется, капрал никак не мог понять, шутит сейчас следователь или говорит серьезно.
- Быть раненым намного лучше, чем мертвым, капрал Блэк, - сказал следователь и, повернувшись к Белле, бросил: - Вы свободны, рядовой Свон. Сегодня вы мне больше не нужны.
И тут же ушел. А Джейк во все глаза уставился на Беллу.
- Он это серьезно?
- Не знаю, Джейк, - покачала головой Белла. - Но капитан Феодоракис очень любит нестандартные ходы.
_____________________________________________________________
(1) «Trigger discipline» – одно из основных правил обращения с боевым оружием.
«Keep your finger away from the trigger until you're ready to fire» - «Не клади палец на спусковой крючок, пока не соберешься стрелять».
(2) Пол Пот (1925 - 1998) - камбоджийский диктатор, один из самых кровавых диктаторов в мире. Что впрочем, нисколько не мешало ему долгое время пользоваться поддержкой развитых стран в его противостоянии с Вьетнамом.
(3) Мулла Омар (Мухаммад Умар) - основатель движения «Талибан», амир (глава) Исламского Эмирата Афганистан.
(4) Дувал - глинобитный забор или стена в Средней Азии, отделяющая внутренний двор местного жилища от улицы

(5) M9 (Beretta M9) – самозарядный пистолет, состоящий на вооружении Военной полиции США.
(6) Паколь - афганская шерстяная зимняя шапка.
(7) Пирухан (перухан) - афганская традиционная длинная рубаха.
(8) Тандыр – печь-жаровня, мангал особого вида для приготовления пищи у народов Азии.
(9) Бесплатных ланчей не бывает - (англ. There ain't no such thing as a free lunch) — крылатая фраза, подразумевающая, что получение какой-либо выгоды всегда связано с затратами, даже если эти затраты на первый взгляд не видны. Считается, что эта поговорка появилась в XIX веке в США, когда многие бары предлагали посетителям бесплатную закуску на доллар и более, если посетитель покупал выпивку на 15 центов. Расчёт был на то, что одной порцией выпивки посетитель не ограничится.



Источник: http://robsten.ru/forum/67-1290-44#1374411
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: MaryKent (21.04.2015) E
Просмотров: 446 | Комментарии: 10 | Рейтинг: 5.0/23
Всего комментариев: 10
avatar
0
10
Большое спасибо за главу!
avatar
0
9
Спасибо за продолжение! good
avatar
0
8
Полный восторг!
avatar
0
7
СПАСИБО!  good lovi06032
avatar
0
6
Спасибо.
avatar
0
5
good giri05003 girl_wacko lovi06032 dance4
avatar
0
4
Спасибо! lovi06015
avatar
0
3
Спасибо за продолжение! вчера только вспоминала про этот фанф и думала, когда же будут следующие главы,  и вот такой сюрприз сегодня!
avatar
0
1
Спасибо! good
avatar
0
2
Всегда пожалуйста
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]