Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Semper Fidelis. Глава 47. Часть 1

Дорогие читатели, новая глава наконец на сайте! Надеюсь, она вас порадует и долгое ожидание будет оправдано smile
Важное уточнение — автор продолжает редактировать историю, поэтому в целях устранения неточностей некоторые звания в фанфике изменены, подробности - в примечаниях. Постепенно эти звания будут изменены во всех главах фанфика, поэтому, пожалуйста, не удивляйтесь этим переменам smile


И тут случилось то, чего Эдвард так опасался — в бой вступила Тинкербелл.
— Эл Ти! — прокричала она голосом, от которого у Каллена внутри всё вздрогнуло: Элис Брендон перешла в боевой режим, и сейчас им всем влетит по полной программе. Лорен Мэллори будет в восторге от такого сюжета.

— Давай потом поговорим, Тинкербелл, — попытался остановить её Каллен, но Элис, разумеется, и не подумала его послушаться:
— Ну уж нет! Ты не будешь драться с Беллой! Я тебе не позволю!

— Лейтенант (1) Брендон! — воскликнул обескураженный вмешательством медика Кинг, но Элис послала в его сторону такой взгляд, что капитан крякнул и замолчал.

А Элис вышла из толпы зрителей, схватила Эдварда за локоть и потащила за собой к баракам.
— Тинкербелл, вообще-то нас на камеру снимают, — напомнил Каллен, но Элис фыркнула:
— Вырежут при монтаже!

Дотащив его до ближайшего строения, Тинкербелл выхватила у лейтенанта одну из винтовок и потрясла ей у него перед носом:
— Как тебе такое в голову пришло?! Ты в своём уме вообще?!

— Тинкербелл, успокойся и послушай, — повысил голос Каллен. — Во-первых, это вообще не моя идея.
— А чья? — осведомилась воинственно Элис.
— Капитана Кинга. Это он утверждал утром план испытаний. Я всего лишь хотел, чтобы рядовой Свон сдала все основные нормативы по физподготовке — отжимания, приседания, подтягивания, бег. А капитан Кинг сказал, что это слишком скучно и Лорен Мэллори это не устроит. Журналистам нужно шоу, и штыковой бой — это как раз то, что нужно. На днях открытых дверей штыковой бой всегда привлекает кучу зрителей.

— А ты не врёшь? — уставилась прямо ему в глаза Элис, и Эдвард, не отводя взгляда, твёрдо сказал:
— Не вру.
— И правда не врёшь, — удовлетворённо произнесла Элис, словно была не человеком, а живым полиграфом. — Но какого чёрта вы решили, что драться с ней будешь ты? И что это за бред про то, что у нас на базе нет тренировочных палок? Да я вам за пять минут подходящие палки найду!

— Я предложил капитану, чтобы мы на палках дрались, но он сказал, что на CNN мы будем выглядеть как придурки: приехали на войну, а дерёмся как новобранцы в учебке, — вздохнул Эдвард, вспомнив, как спорил с Кингом, пока тот не пригрозил ему новым отстранением от командования взводом. — Он вообще хотел, чтобы с ней дрался Уитлок. Я его от этого еле отговорил.
— А что ты имеешь против Джаспера? — обиженно посмотрела на него Тинкербелл, и Эдвард проклял всё на свете. Как же тяжело порой разговаривать с женщинами — вечно они обижаются на всё подряд.

— Ничего я против него не имею. Просто на штыках Уитлок дерётся как маньяк. Он даже с палкой смертельно опасен. Он мне как-то на тренировке этой палкой чуть глаз не вышиб, — произнёс Каллен, и нисколько не покривил душой — Джаспер Уитлок был единственным, кому он мог бы проиграть в штыковом бою на этой базе. — Я в отличие от него способен отличить учебный бой от реального. Тинкербелл, это всего лишь постановочное шоу для Лорен Мэллори. Мы немножко помашем винтовками для красивой картинки и всё.

— А если ты увлечёшься и выколешь ей глаз? — сердито посмотрела на него Элис.
— Не выколю. Я умею держать себя в руках. Я предложил свою кандидатуру как раз потому, что у меня большой опыт…
— Знаю я твой опыт, Эл Ти! — не дала ему договорить Тинкербелл. — Ты человека насмерть заколол!

При этих её словах Эдварда захлестнула волна омерзительных воспоминаний.
— Уж поверь, Тинкербелл, об этом я не забыл, — справившись с собой, сказал лейтенант. — Но это был не учебный бой.
— Я знаю, — проговорила Элис, виновато глядя на него. Кажется, она поняла, что перегнула палку. — Ты уверен, что не причинишь ей вреда?
— Уверен, — ответил Эдвард и забрал у неё винтовку. — Тинкербелл, если ты думаешь, что я специально издеваюсь над ребёнком, то это не так. Я просто хочу, чтобы она поняла, насколько всё это серьёзно. Если бы она раньше всё осознала, мне не пришлось бы всё это устраивать.

— И что она должна осознать благодаря этому шоу? — осведомилась Элис.
— Что она не может служить стрелком в моём взводе! — воскликнул Каллен.
— Даже если выполнит все нормативы?
— Да не выполнит она нормативы. Не выполнит! — выпалил Эдвард. — Она уже сама сказала мне, что сдаётся!

— Довёл всё-таки девчонку! — возмущённо воззрилась на него Тинкербелл.
— Я её довёл? Да кто ей мешал тренироваться, чёрт возьми! Нет, она захотела, чтобы её взяли в стрелки просто так!
— Не просто так, а за хорошую стрельбу! — возразила ему Тинкербелл.

Эдвард ухмыльнулся и осведомился:
— Тинкербелл, а почему бы тебе не стать хирургом? Поезжай прямо сейчас в Кандагарский госпиталь и скажи, что они должны немедленно принять тебя на должность хирурга, а если не берут, значит, они сексисты!

— Ты спятил, Эл Ти?! — сердито посмотрела на него Элис.
— Ну, ты ведь так хорошо швы накладываешь! И осколки ты из тела умеешь извлекать! И анатомию знаешь! Значит, ты — готовый хирург! — воскликнул Каллен, и Элис, наконец, поняла, к чему он клонит, но сдаваться не захотела и гневно заявила:
— Это другое!
— Разве? — невинно улыбнулся ей Эдвард. — Хирург — это не только умение резать и зашивать, а пехотинец — это не только умение стрелять.

Элис фыркнула и обиженно отвернулась.
— Послушай, Тинкербелл, — примирительно коснулся её плеча Эдвард. — Ты хоть понимаешь, что ты сама только что просила меня обращаться с ней помягче? А талибов ты тоже об этом попросишь? Да даже ты, её подруга, боишься, что на этих испытаниях она покалечится. А кто будет следить за ней и оберегать в реальном бою? Я? Уитлок? Орлов? Мы с талибами должны воевать, а не нянчиться с Беллой Свон. Вы уж с ней определитесь, кто она — дева в беде или морпех? Если она слабая женщина, нуждающаяся в опеке и заботе, я буду с ней вежлив, как викторианский джентльмен, но пусть тогда она не претендует на место стрелка. А если она морпех, то и обращаться я с ней буду, как с морпехом. Спроси любого из моих парней, я всех унижаю одинаково.

Элис повернулась, смерила его полным горького разочарования взглядом и выпалила:
— Ты дурак, Эл Ти!
— Я дурак? — возмутился Эдвард. — То есть всю эту дичь творит она, а дурак я? Тинкербелл, ты мне как сестра, и ссориться я с тобой не хочу. Но здесь я буду стоять намертво. Скоро в Гармсире начнётся жара. И мне во взводе нужны хорошие бойцы. Те, на кого я могу положиться. А на неё я положиться не могу.

Элис вздохнула. Кажется, она всё-таки начала понимать, что Каллен прав.

— А если она докажет, что на неё можно положиться? — хитро взглянула на него Тинкербелл, и Эдвард понял, что она ни за что не откажется от идеи навязать ему Беллу Свон, и никакие аргументы её не остановят. Если Элис Брендон что-то решила, она весь мир поставит с ног на голову, но своего добьётся. Вот только на этот раз она встретила достойного противника — Эдвард сдаваться тоже не собирался.

— И как же она это докажет? — осведомился Каллен.
— Это уже другой вопрос, — улыбнулась Тинкербелл. — Но если она это докажет и сдаст все нормативы, ты возьмёшь её в свой взвод?

— Что ты задумала, Тинкербелл? — насторожился Каллен, который чувствовал, что вот-вот попадётся в какую-то хитро расставленную ловушку. Ему очень не понравилось выражение лица Элис — вдохновенное и насмешливое, словно она уже придумала, как оставить его в дураках.
— Ничего я не задумала, Эл Ти, — помотала Элис растрёпанной головой. — Ты так и не ответил на мой вопрос!

— Да, если она сдаст все нормативы и докажет, что может делать всё, что должен уметь стрелок, я возьму её в свой взвод, — сказал Эдвард. — Я не соврал. Мне действительно плевать, какого пола человек, если он профессионал в своём деле.
— Очень хорошо, — удовлетворённо проговорила Тинкербелл, и Каллену снова не понравилась её интонация и подозрительная лисья ухмылочка на лице.
— Тинкербелл, предупреждаю — никаких поблажек ей не будет, сколько бы ты за неё не просила, — строго произнёс Эдвард. — Речь идёт о жизни моих парней. И о жизни Уитлока тоже.

— Я это понимаю, — похлопала его по плечу Элис. — Иди. И помни, что ты обещал не навредить ей, Эл Ти.
— Не делай из меня монстра, Тинкербелл, — фыркнул Эдвард и пошёл обратно на спортивную площадку.

Зрители терпеливо ждали продолжения шоу. Но главная звезда этого шоу почему-то отсутствовала. Беллы Свон на спортивной площадке не было. Неужели она так испугалась перспективы драться с ним на штыках, что просто сбежала?

— Где Свон? — спросил Каллен у Джаспера Уитлока, но тут сзади послышался голос:
— Я здесь, сэр.

Каллен обернулся. Девчонка стояла у него за спиной, бледная, как смерть, но при этом скорее сердитая, чем напуганная. Это Каллену сильно не понравилось. От обиженной женщины никогда не знаешь, чего ожидать. Наверное, он и правда слегка перегнул с этим выступлением, но он уже так много раз пытался поговорить с ней по-хорошему, что у него просто кончилось терпение.

— Рядовой Свон, — негромко произнёс Эдвард, протягивая ей винтовку. — Это просто шоу для вашей приятельницы Лорен. Как на показательных выступлениях на дне открытых дверей в депо. Просто покажите пару приёмов, которым вас научили, и перейдём к следующему этапу. Не беспокойтесь — я не стану насаживать вас на штык, как маршмеллоу. Даю слово.

Девчонка поджала губы, и Эдвард понял, что его шутка ушла в пустоту — разрядить обстановку не получилось. Тьфу ты. Вот почему вместо встречи с капитаном Вардаком он должен заниматься всей этой ерундой? Потому что так захотела журналистка, с которой трахается братец какого-то сраного сенатора? Прекрасное доказательство того, как тесно вторая древнейшая профессия переплетается с первой (2).

Каллен посмотрел на Свон, которая, сжимая в руках винтовку и выпучив глаза, то отступала, то приближалась к нему, как будто всерьёз намереваясь атаковать, и тяжело вздохнул. Пожалуй, этот бой действительно станет для него одним из самых трудных. Ведь сражаясь с таким страшным противником, ему каким-то образом надо удержаться от смеха, чтобы не испортить телевизионную картинку. А это было задачей нетривиальной, даже с его натренированной идиотизмом Кинга выдержкой.

Прошло уже несколько минут, а Свон и не думала демонстрировать хоть какие-то приёмы. Она всё так же переступала с ноги на ногу и громко сопела носом, угрожающе потрясая винтовкой, и тут Эдварда, порядком уставшего от этих странных танцев, осенило: да она ведь просто-напросто не помнит ни одного приёма штыкового боя.

Лейтенант покосился на Кинга и увидел, что капитан старательно показывает ему какие-то знаки, видимо, призывая как можно быстрее приступить к делу. И Каллен, приблизившись к сопернице, тихо произнёс:
— Рядовой Свон, не надо ничего придумывать. Просто делайте то, что я скажу, и мы оба останемся в живых.

Большой любитель рукопашного и штыкового боя, Эдвард к моменту своей первой командировки в Афганистан уже имел чёрный пояс по MCMAP (3) и лычку инструктора. И именно об этом он говорил, когда сказал Тинкербелл о своем огромном опыте, а вовсе не о той истории с талибом. «Один против двоих», бой в затемнённом помещении, в узком коридоре и с нападением из-за спины — за пять этапов обучения он прошёл все возможные сценарии штыкового боя, кроме драки с вооружённой штыком перетрусившей девчонкой.

— Рядовой Свон, вы ведь получили серый пояс в учебке? (4) — спросил он, и Свон кивнула:
— Да, сэр, получила.

Эдвард вздохнул. Похоже, несмотря на правило, что женщин и мужчин учить надо одинаково, инструкторы крайне снисходительно относились к аттестации девушек, чьи военные специальности были никак не связаны с боевыми действиями. Впрочем, какой смысл делать действительно хорошего бойца из девицы, которая потом весь контракт просидит за компьютером и штык-нож не увидит больше ни разу в жизни.

— Значит, представьте, что вы в учебке, а я — ваш инструктор, — сказал лейтенант. — Положите правую руку на рукоять и примите основную стойку. Сейчас мы будем делать «укол вперёд». Оставайтесь там, где стоите, рядовой Свон, — Эдвард сделал шаг назад, чтобы на всякий случай увеличить расстояние между ними. И плевать, что это не зрелищно, зато безопасно. — А теперь просто повторяйте за мной.

Каллен сделал пол-шага вперёд и резко кольнул штыком воздух перед собой. Свон с некоторой задержкой повторила его движения, неуверенно, но в целом довольно похоже. Значит, чему-то её в учебке всё-таки научили, и какая-то мышечная память, несмотря на отсутствие тренировок, у неё осталась.

— Теперь горизонтальный удар прикладом, — сообщил Эдвард и от души шарахнул прикладом невидимого врага. Свон тут же отзеркалила его удар, уже несколько более уверенно, чем в прошлый раз.

— Хорошо. Удар прикладом снизу вверх, — продолжил лейтенант с воодушевлением. Если так пойдёт и дальше, они быстро закончат с этим представлением.
— Смэш! Слэш сверху вниз! Укол вперёд! (5) — командовал Эдвард, довольный тем, что Свон беспрекословно выполняет все его приказы. Как вдруг девчонка вздрогнула и застыла на одном месте, с ужасом глядя на что-то за его спиной.

Ничего не понимая, лейтенант повернул голову, и в этот момент краем глаза или даже скорее шестым чувством уловил какое-то движение вблизи от себя. Развернувшись, он увидел в нескольких дюймах от своего тела острие штыка и сделал то, что делал всегда в таких ситуациях — отразил атаку противника.
***
Эдвард в шоке смотрел на валяющуюся на земле Беллу Свон, пока его не вывел из ступора вопль капитана Кинга:
— Ты что натворил, Каллен?
— Я… я не понимаю, как так вышло, — сказал Эдвард, и это была чистая правда. Какого хрена эта ненормальная на него набросилась? Что это вообще сейчас было?

— Свон, ты жива? — наклонился к ней лейтенант, но его оттеснила в сторону Тинкербелл.
— Отойди от неё, Эл Ти! — рявкнула медсестра.
— Она жива? — снова спросил Эдвард, заглядывая ей через плечо, но Тинкербелл в бешенстве его отпихнула:
— Я сказала, иди отсюда! Ты уже сделал всё, что мог! А ведь ты поклялся мне, что не причинишь ей вреда!

— Да я с ней в полный контакт даже работать не собирался! — Эдвард пытался вспомнить, как это произошло, но всё случилось так быстро и на чистых рефлексах, что ему с огромным трудом удалось восстановить последовательность событий. — Это она на меня напала!
— Ты понимаешь, что ты несёшь, Эл Ти? — ещё больше взвилась Элис.
— Ещё как понимаю. Она же мне в бедренную артерию целилась! — заявил лейтенант, вспомнив, как Свон ткнула ему штыком между ног, и только молниеносная реакция помогла лейтенанту отразить удар.

— Каллен, ты понимаешь, что ты наделал? — накинулся на него Кинг. — Если это попадёт на CNN, нам конец. Ты же обещал, что всё будет как надо!
— Я ведь говорил, что надо было на палках драться, — бросил в сердцах Каллен и посмотрел на Свон, которая вроде бы уже подавала признаки жизни. — Да скажи уже, Тинкербелл, с ней всё в порядке или нет?

— Как я могу это определить, если ты не даёшь мне её осмотреть? — окрысилась на него Тинкербелл, и Каллен вынужден был отступить.

Он был совершенно деморализован. Этого просто не должно было случиться! Он ведь всё ей объяснил — что это всего лишь шоу, что ей просто нужно помахать в воздухе винтовкой, чтобы это хорошо смотрелось на экране. Зачем она на него напала, да ещё и так подло — ударила в прямом смысле ниже пояса? То есть она, конечно, не ударила, а только замахнулась. Но надо ведь понимать, что если замахиваешься на тренированного бойца, сразу получишь в ответ.

Хорошо, что он даже в этот момент так хорошо себя контролировал, что всего лишь отпихнул её от себя прикладом. Но тогда с какой стати она на земле валяется и встать не может? Прикидывается? Или он всё-таки серьёзно ей двинул? Может, он её прикладом по голове задел? Но ведь она в шлеме была… Ну вот какого хрена она это сделала, чёрт бы её побрал!

— Каллен, иди и договорись с журналисткой, чтобы она это удалила, — потребовал Кинг.
— Она пошлёт меня к чёрту, сэр, — сказал Эдвард, который прекрасно знал характер Лорен Мэллори.
— Это не моё дело. Сам всё испортил, сам и исправляй, — отрезал Кинг и сбежал от ответственности, а Эдвард, проклиная Беллу Свон и своё невезение, отправился к Лорен, которая, получив от Элис такой же звериный рык, стояла поблизости, ожидая развития событий.

— Мисс Мэллори, я должен вам всё объяснить, — начал Эдвард, но журналистка тут же его прервала:
— Не надо ничего объяснять, лейтенант. Я всё видела своими глазами.
— Вы всё поняли неправильно. Я вовсе не собирался её бить.
— Конечно, не собирались, — кивнула журналистка. — Белла Свон вас атаковала, а вы пропустили удар и еле успели хоть как-то отбиться. Если честно, я ожидала большего от человека, из-за которого штык оставили на вооружении Корпуса морской пехоты.

Эдвард уставился на неё во все глаза. Вот что значит взгляд дилетанта. Белла Свон совершила абсолютно безумный поступок, попробовав напасть всерьёз на бойца, намного выше неё классом, и Эдвард только чудом не убил её на месте. А со стороны, оказывается, он едва от неё отбился.

И что за чушь она сказала про то, что благодаря Эдварду штык остался на вооружении Корпуса? Неужели про него и такое где-то написали? Фантазии пиарщиков Пентагона можно только позавидовать. Жаль, что их красивые истории практически никогда не имеют отношения к реальности.

— Мисс Мэллори, поймите, всё это была просто инсценировка, — проговорил Эдвард.
— И это — тоже инсценировка? — осведомилась Лорен, показав на Беллу Свон, которую на носилках понесли в сторону медотсека.

Эдвард хотел подойти к носилкам, но поймал взгляд Тинкербелл и понял, что к Белле Свон она его по доброй воле не подпустит. Конечно, можно просто оттолкнуть её в сторону, но ему не хотелось всерьёз портить с ней отношения из-за такой нелепой истории.

Вот только как такое может быть? Он не мог, просто не мог ударить её так, чтобы ей понадобились носилки! Да от такого лёгкого тычка у неё даже синяка не должно было остаться!

— Ерунда какая-то! — сердито воскликнул Эдвард.
— В чём дело, лейтенант? Ваша инсценировка пошла не по плану? — усмехнулась Лорен Мэллори.
— Да мы просто хотели, чтобы у вас получился интересный сюжет… — произнёс Каллен. — Тренировочный бой на палках — довольно унылое зрелище…

— Можете ничего не объяснять. Я знаю, чья это идея, — ухмыльнулась Лорен. — Я прекрасно помню, как капитан Кинг заплатил местным жителям, чтобы те подходили к вам и благодарили за то, что вы освободили их от террористов. А когда я спалила передачу гонорара, он тоже сказал, что хотел помочь мне снять интересный сюжет.

Эдвард ничего не знал об этом позорном инциденте и в очередной раз подумал, какой же всё-таки тупица Ройс Кинг.

— А Белла Свон была в курсе, что это инсценировка? — с иронией поинтересовалась Лорен.
— Конечно, она была в курсе. Я сказал ей, чтобы она просто продемонстрировала все основные приемы, которые изучают рекруты в депо. Но оказалось, что она их все забыла. Я стал их ей показывать, чтобы она повторяла за мной. А она…
— А она решила доказать, что может надрать вам задницу? — усмехнулась журналистка.

— А это случайно не ваша идея? — с подозрением посмотрел на неё Эдвард, вспомнив, что перед испытаниями Свон о чём-то долго трепалась с журналисткой и после этого выглядела подозрительно воодушевлённой.
— Разумеется, нет. Я бы никогда не стала подвергать её опасности из-за интересного сюжета, — возмутилась Лорен. — В отличие от вас и вашего командира!
— Это и правда была плохая идея, — мрачно сказал лейтенант.

— Зато сюжет действительно получился интересный, — хмыкнула журналистка, и Каллен без особой надежды произнёс:
— Но, может быть, недостаточно интересный, чтобы выйти в эфир?
Лорен рассмеялась:
— Не мучайтесь, лейтенант. Можете сказать своему командиру, что вы закрыли этот вопрос.

— Не хотите позорить на всю страну свою приятельницу, — тут же догадался Эдвард. — Ну, конечно. Столько разговоров о том, что женщина может сдать мужские нормативы, а в итоге рядовой Свон от лёгкого тычка прикладом улетела в нокаут.
Журналистка возмущённо закатила глаза:
— Дело не в этом, лейтенант. Я просто не хочу, чтобы у вас из-за этого случая возникли проблемы.

— У меня? — с удивлением посмотрел на неё Эдвард. Какое ей дело до его проблем?
— Да. У вас. Потому что вы — моя единственная надежда на справедливость.

По его взгляду она, видимо, догадалась, что он ни черта не понял, и пояснила:
— Вы единственный, кто может отомстить за Майка.

Эдвард беззвучно выругался. Он уже совершенно забыл про гибель её оператора, столько всего произошло с тех пор. А Лорен, конечно, ничего не забыла. И не забудет уже никогда.

— Я понимаю, что до Майка вам нет никакого дела. Но если вы отомстите за своих морпехов, вы отомстите и за него, — сказала Лорен, глядя на него блестящими от подступающих слёз глазами. — Здесь никто уже не помнит о мёртвых. Кроме вас. И меня.

— Лорен, я вас понял, — произнёс лейтенант. Он прекрасно понимал, что она ждёт от него обещания. Обещания, что он обязательно отомстит. И за Майка, и за всех, кто вернулся из «Кэмп-Феникса» домой в ящике под флагом. Но он слишком хорошо знал, что все обещания, данные на войне, ничего не значат. Потому что сегодня ты клянёшься отомстить за товарища, а завтра убивают тебя самого, и обещание твоё становится бессмысленной пафосной ерундой.

— Я вас тоже поняла, лейтенант Каллен, — сказала Лорен Мэллори. На этот раз в её голосе не было ни ехидства, ни злобы. И Эдвард почувствовал, что на этот раз журналистка действительно поняла его правильно.
***
Разобравшись с Лорен, Эдвард сообщил об этом Кингу, и тот с беспокойством осведомился:
— Что ты ей за это пообещал?
— Ничего, сэр, — ответил Каллен, и Кинг недоверчиво уставился на него:
— Ничего? Журналисты никогда ничего не делают просто так!

Каллен вздохнул. Он понимал, что никогда не сможет доказать капитану, что Лорен согласилась пожертвовать зажигательным сюжетом ради мести за друга. Такой циник и карьерист, как Кинг, верил только в подкуп или во взаимовыгодное сотрудничество, поэтому Эдвард сказал:
— Я пообещал ей, что мы возьмём её на ближайшую зачистку.
Кинг мрачно взглянул на него и буркнул:
— А что, если и там всё пойдёт не по плану? Лучше бы ты пообещал ей моё эксклюзивное интервью!

Эдвард вынужден был громко закашляться, чтобы не заржать, потому что эксклюзивное интервью Ройса Кинга Лорен согласилась бы сделать только за миллион долларов. Хотя если бы капитан позволил ей в прямом эфире задать ему любые вопросы, журналистка отыгралась бы на нём по полной. Но для этого Кинг был слишком хитёр и обязательно нашёл бы способ соскользнуть с крючка.

— Хорошо, что ты нейтрализовал журналистку, Каллен. Теперь молись, чтобы Белла Свон выжила, — сказал Кинг, и Эдвард в недоумении спросил:
— А она что, может не выжить?
— Лейтенант Брендон не пустила меня к ней. Но этот ваш медик, как его там…
— Джонатан Броди, — в нетерпении подсказал Каллен.
— Да, Броди. Так вот он сказал, что за Свон могут вызвать вертолёт, если она не очнётся, — сообщил Кинг, прожигая его взглядом. Но у Эдварда и без того уже земля ушла из-под ног.

— Не может быть, сэр! — проговорил он, помотав головой. — Это… это какой-то бред!
— Бред или не бред — это не моё дело. В общем, если Свон так и не очнётся, сам будешь всё подполковнику Дэниелсу объяснять. Ведь это была твоя идея, устроить эти дурацкие испытания, — прошипел Кинг и пошёл прочь, а Эдвард застыл как вкопанный.

Он никак не мог поверить, что его удар отправил Беллу Свон в такой глубокий нокаут. Да, на её атаку он ответил машинально, но даже в этот момент он осознавал, что перед ним не враг, а глупая девчонка. Именно поэтому он ударил её не штыком, а прикладом — и не в голову, а в плечо. От этого удара она должна была просто упасть на землю, а не потерять сознание на сорок минут.

Или он как-то умудрился всё-таки задеть её штыком? Но тогда на его штыке и на месте происшествия были бы следы крови. А их не было. Или всё-таки были? А штык он на автомате чем-нибудь протёр?

Встревоженный, Каллен вернулся на стадион и внимательно осмотрел место боя. Никаких брызг крови он не обнаружил. Не нашёл он её следов и в зазубринах лезвия своего штыка. Всё это было хорошо, вот только почему в таком случае Беллу Свон унесли со стадиона на носилках?

Чёрт! Если Свон на самом деле до сих пор не пришла в себя, это хреновый признак. Сам Эдвард после контузии провалялся в отключке минут двадцать и очнулся под звуки прилетевшего вертолёта, напрочь забыв обо всём, что произошло с ним за последний час.

Воспоминания к нему вернулись уже в госпитале, и лучше бы они вообще не возвращались. Тогда бы он сам поверил в свой героизм и не чувствовал себя таким дерьмом все эти два с половиной года.

И ведь он так и не нашёл в себе смелости встретиться лицом к лицу со своими морпехами, которыми он командовал в том бою. За эту трусость он тоже себя ненавидел. А теперь и Белла Свон стала жертвой его самоуверенности и желания во что бы то ни стало доказать свою правоту.

Нет, он просто обязан выяснить, в каком она состоянии. Если Тинкербелл не пустит его в медотсек, он прорвётся туда с боем.

Решительно распахнув дверь медотсека, Эдвард уже сделал шаг вперёд, как вдруг наперерез ему кинулась Тинкербелл со шприцом в руках.
— Сюда нельзя! — прокричала она, выпихивая его на улицу.
— Тинкербелл, я имею право знать, в каком она состоянии! — заявил Каллен, пытаясь оттолкнуть Элис в сторону, но та всем телом повисла у него на руках и не давала продвигаться вперёд.

— Эл Ти, если ты сам не успокоишься, я тебе успокоительное вколю! — Тинкербелл угрожающе помахала шприцом у него перед носом.
— Да в чём дело?! Я просто хочу её навестить, как командир подчинённого! Я за неё, между прочим, ответственность несу! — возмутился лейтенант.
— Навестишь. Когда ей станет лучше. А сейчас — уходи!
— Не уйду! Пока ты не скажешь мне, очнулась она или нет!
— Не очнулась! — выкрикнула Элис и снова попыталась вытолкнуть его из медотсека, но Каллен расставил руки и ноги как морская звезда и стоял в двери непоколебимо как скала.

— Если она до сих пор не очнулась, почему тогда ты вертолёт не вызвала? — с подозрением осведомился Эдвард.
— Потому что… потому что я знаю, что она скоро очнётся! — воскликнула Элис. — А сейчас ей нужен полный покой!
— Это мне покой нужен после всего этого! — заявил Каллен, всё отчётливее ощущая в поведении Элис явную фальшь. Он уже давно служил с ней на одной базе и не раз видел её в деле. И сейчас Элис выглядела слишком спокойной и как будто совсем не волновалась за Беллу Свон. Хотя они вроде бы были хорошими подругами.

— Раз тебе нужен покой, вот и иди в свою каюту и там отдыхай! — фыркнула Элис.
— И пойду. Только сначала скажи — она серьёзно пострадала? — спросил Эдвард, внимательно наблюдая за Тинкербелл.
Та в ответ лукаво посмотрела на него и ухмыльнулась:
— Значит, ты всё-таки о ней беспокоишься?

Нет, определённо, она не стала бы так веселиться, если бы здоровью Свон на самом деле угрожало что-то серьёзное.

— Ты можешь просто ответить на вопрос? — испытующе взглянул на неё лейтенант.
— Могу. Она выбыла из строя минимум на пару недель. И не убил ты её только потому, что у неё хорошая реакция!
— Нет. Я не убил её потому, что это у меня хорошая реакция! — сказал Эдвард и вышел из медотсека.

Но ушёл он недалеко — за соседний барак и, спрятавшись там, подождал, пока Элис убедится, что он не собирается возвращаться, и закроет дверь. После этого разговора Эдвард был уверен на все сто, что Тинкербелл водит его за нос. И наверняка делает это вместе с Беллой Свон. Эти две хитрые интриганки что-то задумали. И лейтенант Каллен должен был обязательно узнать, в чём заключается их план, чтобы с блеском их переиграть.

Если всё это на самом деле был розыгрыш, он их в ответ разыграет так, что они пожалеют о своём решении начать с ним войну!

Крадучись, лейтенант подобрался к медотсеку и осторожно, без лишнего шума, взобрался на крышу. Он прекрасно знал, что все модули на базе представляют собой хлипкие, наспех собранные временные сооружения, и слышимость в них была такой хорошей, что это доставляло всем массу неудобств. Но сейчас Каллен был этому только рад. Подобравшись к вентиляционному коробу, он прильнул к решётке и прислушался.

— Это был он? — услышал он голос Изабеллы Свон, более чем бодрый — для той, которую он якобы чуть не убил.
— Он. Но ты не волнуйся. Я его сюда не пущу, — ответила ей Тинкербелл, и Каллен услышал стук чашек — видимо, они собирались пить чай.
— Ты так и не объяснила, зачем мы всё это устроили, — сказала Свон, и лейтенант заскрипел зубами от злости. Не зря он чувствовал, что дело здесь нечисто!

— Во-первых, ему полезно помучиться совестью, чтобы корона с головы упала. А во-вторых, нам нужно потянуть время до его отпуска. За две недели, пока его не будет, ты сможешь лучше подготовиться к испытаниям, — сказала Тинкербелл.

Чёрт побери, Эдвард даже не подозревал, что она способна на такое коварство. Вот как после этого можно доверять женщинам? Жаль, что Уитлок этого не слышит — сразу бы передумал на ней жениться. И о какой короне она говорит? Это не он, это они слишком много о себе возомнили!

— Элис, я и за две недели не смогу натренироваться достаточно, чтобы сдать нормативы! — раздался голос Свон. — И вообще это нечестно!
— Нечестно высмеивать тебя перед всей базой! — заявила Тинкербелл. — Он мог отнестись к тебе по-человечески и попросить кого-нибудь тебя потренировать. А он вместо этого устроил дурацкое шоу, чтобы опозорить тебя перед всей страной.
— А разве это была не идея капитана Кинга? — спросила Свон.

— Может быть, и так. Но именно Эл Ти позвал Лорен Мэллори снимать всё это безобразие! — фыркнула Элис, и лейтенант в очередной раз поразился, откуда Тинкербелл узнаёт обо всём, что творится на базе. Впрочем, об этом ей наверняка рассказала сама Лорен Мэллори.

— Мне надоело, что он постоянно всех поучает. Нельзя быть таким занудой! Жизнь сложнее, чем устав, а он никак не хочет этого понять, — заявила Тинкербелл, и Эдвард тут же осознал, из-за чего она так бесится. Это всё из-за того, что он заставил её перевестись в другой взвод. Она таким образом мстит ему за то, что он помешал им с Уитлоком крутить любовь на наблюдательном пункте.

Но ведь он аргументированно объяснил ей, почему так поступил. Вот только все его аргументы никакой силы не имеют для утратившей разум влюбленной женщины. А теперь она и Беллу Свон настраивает против него. Да, может быть, он и перегнул палку с этим шоу. Но её идиотское поведение во время штыкового боя показало, что Белла Свон совсем ещё ребёнок, и не зря Эдвард отказывался иметь с ней дело.

— И что мы будем делать? — спросила Свон.
— Мы найдём тебе хорошего тренера. И он натаскает тебя на эти чёртовы нормативы! — выпалила Элис. — На самом деле я прекрасно тебя понимаю, Белла. Ты не представляешь, как сложно мне было попасть во взводные медики. Это ведь тоже не женская специальность. Но мне очень помог капитан (6) Каллен. Потому что у него, в отличие от сына, нет никаких предубеждений в отношении женщин!

Отец. Ну конечно. Кто же ещё. Вечно он защищает всех несчастных и притесняемых. Но Элис хотя бы полностью соответствует своей специальности, а вот Свон…
И тут лейтенант Каллен услышал снизу голос капрала Орлова:
— Лейтенант Каллен, сэр, что вы там делаете? Может, вам помощь нужна?

Эдвард повернулся и увидел, что капрал стоит возле медотсека, задрав вверх голову, и привлекает к нему кучу ненужного внимания.
— Орлов, иди куда шёл, — шикнул Каллен, но капрал, вместо того чтобы уйти, произнёс:
— Так я сюда и шёл, сэр. За новыми аптечками тактическими.
Тут дверь медотсека распахнулась, и Эдвард услышал голос Элис:
— А, Дэннис, заходи. У меня уже всё готово. Ты куда это смотришь?

Эдвард показал Орлову знаками, чтобы тот его не выдавал, иначе у него будут большие проблемы, и у капрала, к счастью, хватило ума правильно его понять.
— Да облаков сегодня много. Дождь, наверное, будет, — сказал он и вместе с Элис зашёл в медотсек, а Каллен тут же слез с крыши и отправился к себе.

Он твёрдо решил, что не позволит этим двум заговорщицам добиться своего. Но и мешать он им тоже не станет. Пускай они ищут для Беллы Свон тренера. И сразу после возвращения из отпуска Эдвард обязательно проверит, чему этот тренер её научил.

А заодно он узнает, насколько ему на самом деле верен Уитлок. Ведь некоторое время назад штаб-сержант поклялся ему, что ни он, ни кто-либо другой из их взвода тренировать Изабеллу Свон не будет. Вот и посмотрим, что для Уитлока важнее — данное командиру слово или просьба его подружки. Если штаб-сержант выдержит атаку этого очаровательного терминатора, значит, на него можно положиться всегда и во всём.

— Каллен! — услышал он голос Кинга и вздохнул. Опять капитан будет к нему цепляться.
— Да, сэр, — обернулся он и увидел, что Кинг вовсе не настроен на скандал — вид у него был напряжённый и встревоженный. И Каллен понял, что капитан получил какое-то задание, выполнение которого он, разумеется, собирается переложить на плечи своего лейтенанта.

— Каллен, завтра я еду в Хазар-Джофт на встречу с майором Сангаром. Нужно обсудить проведение совместных зачисток. Ты поедешь со мной.
— Да, сэр, — сказал Эдвард.
— У Сангара какой-то новый заместитель из Кабула. Совместно с ним разработаешь план первой зачистки и представишь на утверждение, — продолжил капитан.
— Да, сэр, — кивнул Эдвард, которого очень порадовали эти новости. Значит, ему не придётся изобретать повод для встречи с капитаном Вардаком. Во время работы над планом зачистки у них будет уйма времени, чтобы обсудить все важные вопросы.

— Чему ты радуешься, Каллен? — огрызнулся на него Кинг. — Это всё твоих рук дело?
Эдвард непонимающе посмотрел на него, и капитан раздражённо бросил:
— Твой отец — приятель подполковника Дэниелса. А ты ведь наверняка рассказывал отцу обо всём, что у нас происходит.

— Нет, сэр, я ничего не рассказывал отцу, — произнёс Эдвард и не соврал. Он практически не разговаривал с отцом о службе — во-первых, потому что это в принципе не телефонный разговор, а во-вторых, просто не считал это нужным — отец никак не мог ему помочь, а значит, и смысла вводить его в курс дела нет, только нервы портить.

— Тогда откуда, чёрт побери, в штабе узнали про этого проклятого Сейфуллаха! — воскликнул Кинг.
— Для этого у нас существует разведка, сэр, — пожал плечами Эдвард, удивляясь тому, как Кинг постоянно видит во всём заговор против себя.
— Разведка, которая ничего не замечала, пока ты, Каллен, всё это не раскопал! — заявил Кинг, буравя его тяжёлым взглядом.
— Это просто совпадение, сэр, — сказал Каллен, но прекрасно понимал, что это бесполезно — если Кинг назначил его виновным, он своего мнения уже не изменит.

— В любом случае в твоих интересах, Каллен, чтобы наша рота добилась всех поставленных целей. Потому что речь идёт не только о том, кто займёт место Коменданта Корпуса. Речь идёт о престиже Пентагона. Нам не должны публично надрать задницу эти дикари, Каллен! Ты это понимаешь? — уставился на него Кинг, и Эдвард понял, что не понял ровным счётом ни хрена. Причём тут вообще место Коменданта?

— Не прикидывайся идиотом, Каллен! — фыркнул Кинг. — Все понимают, для чего твоему покровителю дали четыре звезды!
— А Чёрному Псу дали четыре звезды? — спросил Эдвард и понял, что зря открыл рот. Своим идиотским вопросом он как будто подтвердил, что генерал Блэк — его покровитель.
— Не делай вид, что ты об этом не знаешь. Об этом неделю назад писали во всех газетах! — скривился Кинг. — Как же — первый коренной американец-четырехзвёздочный генерал!
— Я не читал газет уже несколько месяцев, сэр, — произнёс Каллен, и Кинг смерил его раздражённым взглядом:
— Зря. Тогда ты понимал бы, что Пентагону сейчас не нужны позорные провалы в Афганистане. Ты ведь в курсе, что после выборов 2006 года демократы контролируют и Палату представителей, и Сенат?

Эдвард кивнул. Хотя в 2006 году ему было не до выборов, эта информация всё равно не прошла мимо него.
— Они уже несколько раз заблокировали выделение дополнительного бюджета на афганскую кампанию и требуют аудита уже потраченных средств, — воскликнул запальчиво Кинг. — Любое наше крупное поражение будет использовано Конгрессом для снижения расходов на военные действия в Афганистане или даже для парламентского расследования.

— Но ведь если мы проигрываем, расходы нужно увеличить, — проговорил Эдвард и по лицу Кинга понял, что сказал откровенную глупость.
— Каллен, никто не будет ставить деньги на лошадь, которая уже семь лет не может выиграть скачки.
— Но ведь другой лошади нет.
— Зато есть другой ипподром, где эта лошадь будет фаворитом, — возразил ему Кинг, и Эдвард понял, что впервые в разговоре с капитаном идиотом выглядит не капитан. Кинг понял, что лейтенант не врубился в смысл его метафоры, и пояснил: — Демократы давно хотят, чтобы мы вышли из Афганистана и сконцентрировались на других регионах, оставив здесь минимальный контингент. Чтобы этого не произошло, мы должны демонстрировать высокую эффективность этой кампании. И мы её продемонстрировали — практически вышибли талибов из стратегически важной провинции и удерживаем её уже восемь месяцев. Если сейчас они отобьют её обратно, это будет удар по репутации всех, кто за этой операцией стоит. А к нашей роте из-за этой чёртовой журналистки приковано особое внимание. И если талибы в эфире CNN надерут нам задницу, ты представляешь, что скажет этот проклятый популист Обама?

— Но если бы мы ушли, как было запланировано, талибы всё равно пошли бы в наступление, — сказал Эдвард.
— Да. Пошли бы. Но в этот момент провинция была бы уже под контролем местных военных и англичан, и это они не смогли бы её удержать, — произнёс Кинг, глядя на него, как на ребёнка с умственной отсталостью. — Союзники снова обратились бы к нам за помощью, и нам выделили бы денег на новую операцию, чтобы исправить их провал. Потому что стало бы очевидно, что без нашего присутствия всё сразу летит к чертям и в Гильменде должны постоянно находиться наши войска.

Эдвард почувствовал, что соприкоснулся с огромной кучей дерьма, в которой с рождения жил Ройс Кинг, и понял, что больше не хочет ничего знать. Его дело воевать, и на все эти расклады ему глубоко плевать. Но остался один вопрос, который он просто не мог не задать:
— Раз нам так выгодно было уйти, почему мы тогда не ушли?
— Потому что кто-то слил в штаб ISAF данные разведки (7) и теперь мы уже не можем просто уйти, — сказал Кинг и запнулся — видимо, об этом высокопоставленные родственники ему говорить запретили. — Нам нужно удержать подконтрольную нам территорию, Каллен.

— Как долго нам надо её удерживать, сэр? — спросил Каллен, уже догадываясь, что он услышит.
— До выборов, — подтвердил его опасения Кинг. — Но наша рота останется здесь до марта, а потом нас сменят, и это будут уже не наши проблемы, — капитан помолчал и проговорил: — Ведь они вряд ли начнут наступление до марта?

Эдвард пожал плечами. Он понятия не имел, в какой стадии готовности находится план талибов по захвату южной части провинции. В конце концов, им нет никакого смысла захватывать только Гармсир. Наступление должно быть масштабным и хорошо скоординированным, чтобы создать условия для перемещения личного состава, техники и боеприпасов между разными участками фронта. Иначе, отделённые друг от друга, группировки быстро окажутся в котлах и будут разбиты. Для этого нужно очень хорошо подготовиться. А учитывая, что подготовка ведётся скрытно, быстрой она быть не может по определению. Но если талибы уже начали получать согласие старейшин, значит, начальный этап подготовки позади, и план уже разработан. Дело осталось только за наращиванием сил — как человеческих, так и материальных. Причём и то, и другое будет стягиваться медленно и опять же максимально скрытно. Вероятно, вся жара начнётся как раз весной, когда горы снова станут проходимыми. А сейчас теми силами, которые есть, они скорее всего начнут осторожно и без лишней эскалации прощупывать их возможности и красные линии, как это обычно бывает перед большой заварушкой.

— Думаю, что в ближайший месяц — два нас вряд ли ждёт что-то серьёзное, сэр, — произнёс он и увидел, как Кинг, до этого напряжённый как струна, тут же расслабился. Удивительно, как ненависть к Эдварду сочеталась в нём с верой в его профессионализм, как бы на словах Кинг ни пытался утверждать обратное. И пожалуй, Эдвард знал, после чего капитан стал так к нему относиться — после той засады на шоссе, когда Каллен фактически спас ему жизнь. — Но скорее всего будет много мелких инцидентов. Им надо понять наши возможности, изучить нашу тактику и слабые места. Сейфуллах и Али бежали в Пакистан несколько лет назад. Здесь многое изменилось, а полевые командиры явно утаивали от Пешевара половину информации, раз их в итоге казнили за измену. Им нужно время, чтобы прощупать ситуацию на местах.

— То есть всё, что происходит в последний месяц это и есть прощупывание? — хмыкнул Кинг.
— Да. И думаю, кое-что они уже поняли, — сказал Эдвард.
— Что? — уставился на него Кинг.
— Что пока нам самим ничего всерьёз не угрожает, мы не будем применять артиллерию и авиацию, сэр, — произнёс Эдвард. — И что массовая гибель мирных жителей и местных военных для нас — не красная линия.

Кинг сердито пожевал губами и произнёс:
— В общем, ты меня понял, Каллен? Мы не можем больше пропускать удары.
— Да, сэр, я вас понял, — сказал Эдвард и снова едва подавил улыбку.

Это было именно то, чего он ждал последние несколько месяцев — официальное разрешение действовать. Конечно, плохо, что чёртовы политики постоянно лезут не в своё дело. Но сейчас он был им даже благодарен — если бы не они со своими интригами, Кинг спокойно слил бы Гармсир талибам, и снова отвоевать его было бы уже намного сложнее, чем удержать сейчас. А теперь капитану всё-таки придётся вытащить голову из задницы и заняться делом.

Вот только что означает вся эта история с Чёрным Псом? Если ему дали четыре звезды, это значит, что для него уже нашли соответствующую этому званию должность. Неужели его назначили заместителем Коменданта вместо Натаниэля Кинга или и вовсе сразу Комендантом? И не сообщили об этом публично только потому, что президент и Сенат пока официально не сказали своё слово (8)? А куда тогда назначили Натаниэля Кинга?

Неудивительно, что Кинг так занервничал — его карьерные перспективы напрямую зависели от положения дяди. Но зачем это нужно самому Чёрному Псу? С его состоянием здоровья логично было бы выйти в отставку, а не карабкаться вверх по карьерной лестнице. Неужели он настолько хочет стать первым в истории США Комендантом — коренным американцем?

Хотя, наверное, Каллен к нему несправедлив. Билли Блэк не похож на карьериста. Скорее, самый высокий административный пост в Корпусе нужен генералу не из соображений престижа, а чтобы донести до высших должностных лиц Пентагона своё видение того, что нужно изменить в политике Корпуса. Жаль только, что это назначение фактически устранит Чёрного Пса от оперативно-тактического управления войсками. Ведь занимая сейчас одну из высших должностей в Центкоме (9), он мог непосредственно влиять на всё, что происходит в Афганистане.

И тут Эдварда осенило. А что если Чёрный Пёс не по своей воле уходит из Центкома и для него это вовсе не повышение, а своего рода почётная отставка — красивый способ отстранить от Большой игры несговорчивого генерала? И тут у Эдварда появилась ещё более безумная мысль. А что если это Билли Блэк передал в штаб ISAF информацию разведки о наступлении Сейфуллаха? Ведь такой прямой и честный человек, как он, просто не мог одобрить этот омерзительный план по сдаче врагу стратегически важной провинции во имя какой-то дурацкой политической комбинации.
***
Размышляя о превратностях политики, Каллен подошёл к своей каюте и увидел, что возле двери его кто-то дожидается. Присмотревшись, Эдвард понял, что это Горан Вукович.
— Обнаружил что-то интересное, Горан? — осведомился, подойдя к сербу, Эдвард.
— Да, сэр. И подумал, что вам надо об этом узнать, — сказал сержант Вукович, размахивая листами копий дневника Феодоракиса. — Вы ведь знаете главу местной полиции полковника Башардоста?
— Разумеется, — кивнул Эдвард, и Вукович в сильном возбуждении выпалил:
— Так вот, сэр, полковник Башардост — русский шпион!

Эдвард даже крякнул от удивления:
— Там вот прямо так и написано?
— Да, сэр, — кивнул Вукович. — Там написано, что полковник Башардост работает на российскую разведку.

Каллен присвистнул — выходит, эта долбанутая Фоули и в этом оказалась права. Вот только знает ли об этом капрал Орлов? И что означают тогда его занятия русским языком с сыном Башардоста?

— Ещё что-то важное по этому поводу там есть?
— Не знаю. Я как это увидел, сразу к вам, — сообщил Вукович. — Сейчас буду дальше переводить.
— Лучше собери всё, что ты уже перевёл, Горан, и принеси мне, — сказал Каллен.
Пожалуй, перед встречей с капитаном Вардаком надо ознакомиться хотя бы поверхностно с записями Феодоракиса.
— Да, сэр. Сегодня принести?
— Сегодня. И как можно быстрее. И да, Горан, я уже переговорил с лейтенантом Джейкобсом, так что премия тебе обеспечена, — сообщил Эдвард, и серб, просияв как золотой доллар, помчался за результатами своего труда.

В ожидании Вуковича лейтенант сел на ящик возле казармы, и в этот момент ему как специально снова попался на глаза Дэннис Орлов, который возвращался из медотсека, нагруженный тактическими аптечками.

— Орлов, ты Свон в медотсеке видел? — решил начать издалека Эдвард, чтобы не спугнуть капрала раньше времени.
— Видел, сэр. Мельком. Меня Элис к ней не пустила.
Конечно, не пустила. Эдвард ухмыльнулся. Ведь тогда вся её афера стала бы очевидной.
— Но раз за ней вертолёт не вызвали, значит, её жизни ничего не угрожает, сэр, — сказал Орлов, и Эдвард, не дав капралу подготовиться, в лоб спросил его:
— Ты знаешь, что полковник Башардост — русский шпион?
______________________________________
(1) У Корпуса морской пехоты США нет собственного медицинского персонала, медицинскую помощь морпехам оказывают медики ВМС. Соответственно, звания у них также флотские. Звание лейтенанта ВМС США соответствует званию капитана морской пехоты.
(2) Первая древнейшая профессия — проституция, вторая древнейшая — политика. Журналистику второй древнейшей профессией называют в основном в России, хотя впервые это выражение появилось у американского автора.
(3) MCMAP (Marine Corps Martial Arts Program, программа боевых искусств корпуса морской пехоты США) — единая системa самообороны, принятая нa вооружениe в началe 2000-x, является обязательной частью подготовки американскиx военнослужащиx.
(4) Система подготовки MCMAP состоит из пяти этапов, по итогам которого морпеху вручается пояс определенного цвета: бежевый, серый, зелёный, коричневый и чёрный. Первые два обязаны получить все морпехи, остальные три — по по желанию.
(5) Основные техники штыкового боя.
Смэш: https://avatars.dzeninfra.ru/get-zen....le_1200
Слэш: https://avatars.dzeninfra.ru/get-zen....le_1200
Укол вперёд: https://avatars.dzeninfra.ru/get-zen....le_1200
(6) Звание капитана ВМС США соответствует званию полковника морской пехоты.
(7) ISAF представляет собой международную коалицию, то есть данные американской разведки стали известны союзникам по коалиции — англичанам, немцам, французам, и таким образом американцы уже не могли сделать вид, что ничего не происходит.
(8) Кандидатура Коменданта Корпуса морской пехоты США и его заместителя предлагается президентом и утверждается Сенатом.
(9) Центком — Центральное командование США (англ. United States Central Command; USCENTCOM или CENTCOM) — единое командование в составе Вооружённых Сил США, отвечающее за планирование операций и управление американскими войсками в случае военных действий в регионах Среднего Востока, Восточной Африки и Центральной Азии.



Источник: http://robsten.ru/forum/67-2059-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: MaryKent (02.01.2023) | Автор: MaryKent E
Просмотров: 137 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 4
1
3   [Материал]
  Спасибо за продолжение! Такое долгожданное! lovi06032

0
4   [Материал]
  Вам спасибо, что читаете!!! lovi06015

0
1   [Материал]
  Оромное спасибо за чудесный подарок . Благодарю .

0
2   [Материал]
  Спасибо вам! Рада вас видеть и здесь fund02016

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]