Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Semper Fidelis / Всегда верен. Глава 39. Часть 1 (окончание)

*** 
При­гиба­ясь, они мед­ленно шли по кя­ризу впе­рёд. Связь в тон­не­ле не ра­бота­ла, и с каж­дым ша­гом Эд­вард убеж­дался, что Али в под­зе­мелье дав­но уже нет. Аф­ган­ский снай­пер хо­рошо знал эти ка­таком­бы и уже на­вер­ня­ка спря­тал­ся где-то, где смо­жет от­си­деть­ся до глу­бокой но­чи, ког­да аме­рикан­цам при­дёт­ся уб­рать­ся к се­бе на ба­зу. Впро­чем, это и к луч­ше­му. К стол­кно­вению с та­ким серь­ёз­ным про­тив­ни­ком Эд­вард был сей­час не го­тов. 

В том, что Кинг не поз­во­лит им ос­тать­ся в киш­ла­ке на ночь, Кал­лен не сом­не­вал­ся ни ми­нуты. И сам ка­питан сю­да не по­едет — пос­ле то­го, как снай­пер­ская пу­ля про­лете­ла воз­ле его го­ловы, се­натор­ский сы­нок с ба­зы ни за что не вы­лезет. 
Но у Кал­ле­на еще ос­та­валась на­деж­да из­влечь поль­зу из это­го по­хода. 

Во-пер­вых, в кя­ризе мог­ли об­на­ружить­ся сле­ды вра­жес­ко­го при­сутс­твия — нап­ри­мер, схро­ны с ору­жи­ем и бо­еп­ри­паса­ми, ко­торые мож­но предъ­явить ко­ман­ди­ру ро­ты. А во-вто­рых, с ним был Бех­зад, ко­торо­го вда­ли от от­ца мож­но бы­ло лег­ко рас­ко­лоть. И тя­нуть с доп­ро­сом Эд­вард не стал. 

— Ког­да к вам при­ехал Али, ка­питан? — спро­сил Кал­лен. 
Бех­зад поб­леднел. Он яв­но на­де­ял­ся из­бе­жать доп­ро­са. 
— От­ве­чай, — про­шипел Кал­лен. 
— Два дня на­зад, са­иб. 

Два дня эта су­ка си­дела у них под но­сом, а они об этом ни сном, ни ду­хом. Хо­рошая же у них всё-та­ки раз­ведка… 
— Это он стре­лял вче­ра в Дар­ве­шане в на­шего сол­да­та? 
— Да, са­иб, — пе­чаль­но под­твер­дил Бех­зад. 
— Ка­кую ещё ди­вер­сию он со­бира­ет­ся здесь ус­тро­ить? 
— Ни­какую, са­иб. Он при­ехал на хи­тан Му­сы. А ваш сол­дат ему прос­то под ру­ку по­пал­ся. Али за­хотел отом­стить вам за уби­того маль­чи­ка, ког­да мы рас­ска­зали ему, что слу­чилось. 

Кал­лен ус­мехнул­ся. Ну да, ко­неч­но, один из луч­ших стрел­ков «Та­либа­на» объ­явил­ся под но­сом у аме­рикан­цев, рис­куя жизнью и сво­бодой, толь­ко что­бы от­ме­тить об­ре­зание сы­на. В та­кую сен­ти­мен­таль­ность тер­ро­рис­тов Кал­лен не ве­рил, хо­тя сам ра­ди Кар­ли рис­кнул бы чем угод­но. 

Впро­чем, не ве­рил Эд­вард и в свя­тую месть это­го «Джу­бы». 
Пле­вать тер­ро­рис­там на уби­тых маль­чи­ков — они и са­ми уби­ли не мень­ше. 
Али не отом­стить им хо­тел. 
Он хо­тел их на­пугать и во­оду­шевить сво­их сто­рон­ни­ков. 

И до­бил­ся сво­его. 
В оче­ред­ной раз выс­та­вил их тру­сами. 
Ведь вмес­то то­го, что­бы пе­ревер­нуть вверх дном ок­рес­тные киш­ла­ки, ор­лы Дя­ди Сэ­ма опять за­пер­лись на сво­ей ба­зе и взя­ли тайм-а­ут. 

Кинг яв­но не хо­тел под­ни­мать шум пе­ред при­ез­дом ком­ба­та. И его мож­но бы­ло по­нять. Ес­ли они всерь­ез схлес­тнут­ся с та­либа­ми, бу­дет мно­го тру­пов и не толь­ко вра­жес­ких. А жер­твы — да­же ге­ро­ичес­кие — аме­рикан­цам не нуж­ны, осо­бен­но в пред­вы­бор­ный се­зон. 

— Сколь­ко че­ловек с ним при­еха­ло и на чем? — ос­ве­домил­ся Эд­вард. 
— Шес­те­ро, на двух У­АЗах, — от­ве­тил аф­ган­ский ка­питан, не под­ни­мая го­ловы. 

Нас­коль­ко знал Эд­вард, У­АЗ — со­вет­ская ма­шина-вне­дорож­ник вро­де «Хам­ме­ра», в Аф­га­нис­та­не они бы­ли пов­сю­ду. Да­же у них на ба­зе один был, мес­тные приг­на­ли хрен зна­ет за­чем, да так и ос­та­вили на ра­дость сер­жанту Ор­ло­ву, ко­торый очень лю­бил с ним во­зить­ся. 

— Ты ска­зал, в под­зе­мелье с ним уш­ли двое. Еще один нам под ко­леса бро­сил­ся. Ос­таль­ные где? 
— Не знаю, са­иб. На­вер­ное, в до­ме сре­ди гос­тей. 
— На­вер­ное? — не­довер­чи­во пе­рес­про­сил лей­те­нант. 
— Ког­да со­об­щи­ли, что вы еде­те, отец сра­зу пос­лал ме­ня в под­вал, что­бы я по­мог Али скрыть­ся, — от­ве­тил Бех­зад. — Я не ви­дел, ку­да спря­тались ос­таль­ные. Прав­да, не ви­дел, са­иб. Кля­нусь Ал­ла­хом. 

— Ты зна­ешь, где на­ходит­ся ба­за Мак­су­да Мах­да­ви и сколь­ко у не­го в от­ря­де мод­жа­хедов? — спро­сил Кал­лен. 
Аф­ган­ский ка­питан что-то за­бор­мо­тал на сво­ем язы­ке, че­рез сло­во по­миная Ал­ла­ха. Но это Эд­варда нис­коль­ко не тро­нуло. На­обо­рот, ра­зоз­ли­ло ещё силь­нее. По его мне­нию, эти сво­лочи дав­но по­теря­ли пра­во упо­минать сво­его бо­га. 
— Го­вори, при­дурок, а то пред­ста­нешь пе­ред Ал­ла­хом пря­мо сей­час, — про­из­нёс Эд­вард с уг­ро­зой. — И я уве­рен, ты ему не пон­ра­вишь­ся. 

— Где-то на юге, бли­же к па­кис­тан­ской гра­нице, где точ­но — не знаю, — за­гово­рил Бех­зад дро­жащи­ми гу­бами. — И сколь­ко у не­го мод­жа­хедов, я не знаю. Но боль­ше, чем вас. 
— Боль­ше, чем нас? — нас­то­рожил­ся Эд­вард, ус­лы­шав эту ого­вор­ку. 
— Али так ска­зал от­цу, са­иб, — от­ве­тил, шмыг­нув но­сом, Бех­зад. 

Вот ведь дерь­мо. Ус­лы­шан­ное Эд­варду силь­но не пон­ра­вилось. У Мак­су­да боль­ше лю­дей, чем у них? В их ро­те, ес­ли не счи­тать об­слу­жива­ющий пер­со­нал, двес­ти че­ловек. Ес­ли Али не прив­рал для крас­но­го слов­ца, а за по­левы­ми ко­ман­ди­рами та­кое во­дилось не­ред­ко, то Сей­фул­ла­ху уда­лось соб­рать це­лое вой­ско. Ко­неч­но, и с во­ору­жени­ем, и с ква­лифи­каци­ей бой­цов у та­либов сей­час так се­бе, но хо­рошее зна­ние ок­рес­тнос­тей и по­мощь мес­тных жи­телей до­бав­ля­ла им ве­са в про­тивос­то­янии с аме­рикан­ца­ми. 

Но ес­ли это прав­да, и Сей­фул­лах соб­рал та­кое опол­че­ние, как это­го мог­ла не за­метить их раз­ведка? Ведь та­кую прор­ву на­рода на­до как-то во­ору­жать, на чём-то пе­рево­зить, где-то раз­ме­щать и чем-то кор­мить. Да­же ес­ли они рас­сы­пались по раз­ным ба­зам, их пе­рего­воры и кон­такты не мо­гут ос­тать­ся не­заме­чен­ны­ми для ра­ди­оэлек­трон­ной раз­ведки. 

А за пос­ледние ме­сяцы ни­какой за­мет­ной ак­тивнос­ти, кро­ме той единс­твен­ной ко­лон­ны с ору­жи­ем, в этом и со­сед­них рай­онах за­фик­си­рова­но не бы­ло. Ко­неч­но, раз­ведка у них не без гре­ха, и Эд­вард знал об этом как ник­то дру­гой. Но од­но де­ло про­мор­гать за­саду на шос­се и сов­сем дру­гое — це­лый вра­жес­кий ла­герь. 

— А сам Мак­суд сей­час где? 
— Не знаю, са­иб, ник­то не зна­ет, — ска­зал Бех­зад. 
— Но он со­бира­ет­ся от­бить у нас Гар­мсир? — ос­ве­домил­ся Кал­лен. 
— Он со­бира­ет­ся от­бить у вас весь юж­ный Аф­га­нис­тан, — от­ве­тил аф­ган­ский ка­питан, блес­нув в све­те фо­нари­ка зо­лотым зу­бом. 

От­бить весь юж­ный Аф­га­нис­тан? Это бы­ло уже чис­той во­ды бах­валь­ство. Для то­го, что­бы от­бить у ISAF весь юж­ный Аф­га­нис­тан нуж­но нам­но­го боль­ше, чем двес­ти фа­нати­ков с ка­лаша­ми. Будь у Сей­фул­ла­ха что-то по­серь­ёз­нее, раз­ведка неп­ре­мен­но бы им до­ложи­ла. 
Без ПВО, ар­тилле­рии и тя­жёлой тех­ни­ки та­либам на рав­ни­не ло­вить не­чего. 
Па­ра дней мас­си­рован­ных бом­барди­ровок, и от них да­же мок­ро­го пят­на не ос­та­нет­ся. 

— А вы возь­мё­те ме­ня к се­бе на ба­зу, как А­ишу? — вдруг спро­сил Бех­зад. 
— Ес­ли рас­ска­жешь ка­пита­ну Кин­гу всё, что зна­ешь, возь­мём, — ух­мыль­нул­ся Кал­лен. 
Он ду­мал, что это­го не­до­ум­ка при­дёт­ся уво­зить из до­ма си­лой. Но ви­димо па­рень уже и сам по­нял, что отец его в жи­вых не ос­та­вит, ког­да до­гада­ет­ся, что сын не смог удер­жать язык за зу­бами. 

— Хо­рошо, — ска­зал Бех­зад. — Но я хо­чу по­лити­чес­кое убе­жище в США. И «зе­леную кар­ту». 
— А су­пер­мо­дель в жё­ны ты не хо­чешь? — фыр­кнул Эд­вард, по­дивив­шись та­кой наг­лости. 

В этот мо­мент иду­щий пер­вым на от­да­лении Ло­пес по­казал, что впе­реди есть что-то ин­те­рес­ное. Уз­кий ко­ридор рас­ши­рил­ся, и мор­пе­хи вош­ли в пря­мо­уголь­ное по­меще­ние, на две тре­ти зас­тавлен­ное ящи­ками и ко­роб­ка­ми. 

У Эд­варда быс­трее за­билось сер­дце. Он был уве­рен, что в этих ящи­ках хра­нят­ся не кон­сервы. И ока­зал­ся прав. В пер­вом же ящи­ке об­на­ружи­лись ки­тай­ские ав­то­маты «Ка­лаш­ни­кова» — те са­мые, с ко­торы­ми здесь бе­гали «тюр­ба­ны»: пар­ши­вые и не­дол­го­веч­ные, но за­то очень де­шевые. 
Во вто­ром ящи­ке ле­жали ко­роб­ки с пат­ро­нами, в треть­ем — гра­наты, в чет­вертом — од­но­разо­вые гра­нато­меты. 
Даль­ше Кал­лен смот­реть не стал и по­вер­нулся к дро­жаще­му от стра­ха Бех­за­ду. 

— Ваш ар­се­нал? — ос­ве­домил­ся Эд­вард. 
— Не­делю на­зад гру­зови­ки с про­доволь­стви­ем при­еха­ли, отец по до­гово­рен­ности с влас­тя­ми за­нима­ет­ся рас­пре­деле­ни­ем про­дук­тов в у­ез­де, — от­ве­тил аф­га­нец, ко­торый уже по­нял, что от его от­кро­вен­ности нап­ря­мую за­висит сте­пень ком­форта его даль­ней­шей жиз­ни. — Кро­ме про­дук­тов, в этих гру­зови­ках бы­ло ору­жие. Во­дитель од­но­го из гру­зови­ков пе­редал от­цу пись­мо от Али о том, что­бы мы по­дер­жа­ли у се­бя эти ящи­ки, по­ка они не по­надо­бят­ся. 
— А ког­да они по­надо­бят­ся? — спро­сил Эд­вард. 
— Не знаю, са­иб. Али ни с кем не де­лил­ся сво­ими пла­нами. Он ос­то­рож­ный че­ловек, — про­гово­рил Бех­зад. — Ночью мы пе­ренес­ли все ору­жие в ста­рый кя­риз. Ког­да Али при­ехал, мы по­каза­ли ему схрон. Он был до­волен. Но боль­ше ни­чего не ска­зал. 

По­нят­но. Зна­чит, тог­да на шос­се пе­рех­ва­тили толь­ко часть гру­за, иду­щего из Па­кис­та­на, и ос­таль­ное уже на­деж­но ук­ры­то в у­ез­де в та­ких вот под­земных ка­таком­бах. И сколь­ко та­ких схро­нов на тер­ри­тории Гар­мси­ра, не зна­ет ник­то. Кро­ме Али. 

— Вот зас­ранцы, — фыр­кнул Ло­пес. — По­ка мы на­вер­ху тря­сем их гряз­ное белье, они тут, зна­чит, хал­ву жрут. 
— Хал­ву? — по­вер­нулся к не­му Эд­вард. 
— Ну да, сэр, хал­ву. Вон фан­ти­ки тут от неё вез­де ва­ля­ют­ся, — ска­зал мор­пех, и Кал­лен дей­стви­тель­но уви­дел на по­лу нес­коль­ко мя­тых упа­ковок из-под мин­даль­ной хал­вы — та­кой, ка­кую тут вез­де про­дава­ли на рын­ках. Эд­вард её не слиш­ком лю­бил — уж че­рес­чур она при­тор­ная. И как у мес­тных еще зад­ни­цы не слип­лись от та­кого ко­личес­тва пот­ребля­емых сла­дос­тей. 

Эд­вард под­нял один из фан­ти­ков, и тут ему в спи­ну слов­но по­дул хо­лод­ный ве­тер. Хал­ва. Та­либы жра­ли здесь хал­ву. И сож­ра­ли три упа­ков­ки. 
Вро­де бы ни­чего по­доз­ри­тель­но­го. Но что-то в этом бы­ло не так. 

Хал­ва. Не­дав­но с ней бы­ло свя­зано что-то не­хоро­шее. Что-то край­не опас­ное. 
И тут Эд­вард вспом­нил. 
Вспом­нил, и во­лос­ки на его бри­том заг­ривке вста­ли ды­бом. 

Хал­ва! 
В том гру­зови­ке с ору­жи­ем, ко­торый они пе­рех­ва­тили на шос­се, взрыв­чатка C-4 бы­ла упа­кова­на как раз в та­кую шур­ша­щую фоль­гу с ве­селень­ки­ми раз­ноцвет­ны­ми над­пи­сями. 

Твою мать! 
Это­го ещё не хва­тало! 

Во­ору­жив­шись фо­нари­ком, Кал­лен при­нял­ся ме­тодич­но ос­матри­вать всё вок­руг. И на­шёл поч­ти сра­зу. 
В ши­рокой рас­ще­лине он уви­дел втис­ну­тые меж­ду кам­ня­ми брус­ки взрыв­чатки с де­тона­тора­ми, от ко­торых на­верх че­рез воз­ду­хово­ды зме­ями ухо­дили про­вода. 

Ана­логич­ные зак­ладки он об­на­ружил ещё в нес­коль­ких мес­тах. 
FUBAR (3)! 

Сто­яв­ший ря­дом с ним Ло­пес, прос­ле­див за дей­стви­ями лей­те­нан­та, прис­вис­тнул и по­мянул Де­ву Ма­рию. Бех­зад же, уви­дев, что об­на­ружил Кал­лен, ох­нул: «О, Ал­лах!» и зат­рясся всем те­лом. 

Эд­вард тут же по­нял, что па­рень был не в кур­се, что Али за­мини­ровал под­зе­мелье — та­кой ис­крен­ний, вне­зап­ный и не­под­дель­ный ужас на­писан был на его ли­це. 

— Ло­пес, быс­тро сни­май всё здесь на ка­меру и ухо­дим, — ска­зал Эд­вард. — У нас ма­ло вре­мени. 

Он не знал, ста­нет ли Али пря­мо сей­час взры­вать свои зак­ладки. Но ес­ли ему уже до­ложи­ли, что аме­рикан­цы наш­ли тай­ник, воз­можно, он за­хочет, что­бы все сле­ды под­го­тов­ки мя­тежа в у­ез­де бы­ли унич­то­жены вмес­те с те­ми, кто эти сле­ды об­на­ружил. В лю­бом слу­чае на­до бы­ло сроч­но от­сю­да ва­лить. Да­же ес­ли взор­вутся толь­ко зак­ладки, и бо­еп­ри­пасы не сде­тони­ру­ют, вся га­лерея об­ру­шит­ся им на го­ловы и дол­ба­ный кя­риз ста­нет их брат­ской мо­гилой. 

— Вы­води нас от­сю­да са­мым крат­чай­шим пу­тём, — шик­нул Эд­вард Бех­за­ду, и они со всех ног по­бежа­ли по тон­не­лю вслед за аф­ган­ским ка­пита­ном, про­дол­жая дер­жать то­го под при­целом. 

Они про­бежа­ли фу­тов пять­сот, ког­да где-то впе­реди грох­нул взрыв. Пол под но­гами зад­ро­жал. В ушах заз­ве­нело. 
— Быс­трее! Это не пос­ледний! — за­орал на Бех­за­да Кал­лен. — Вы­води нас на по­вер­хность! 

Али все-та­ки ре­шил по­дор­вать «гос­тей» вмес­те с ар­се­налом. Ес­ли взрыв унич­то­жит кя­риз, ник­то уже не уз­на­ет, что имен­но там бы­ло, а отец Бех­за­да на­вер­ня­ка при­дума­ет кра­сивую ска­зоч­ку о том, как еще с той ста­рой вой­ны с со­вет­ски­ми там ос­та­лись бо­еп­ри­пасы, ко­торые и рва­нули из-за то­го, что их пот­ре­вожи­ли глу­пые аме­рикан­ские мор­пе­хи. 

— Сю­да! — за­вере­щал Бех­зад и ло­манул­ся в бо­ковой тон­нель спра­ва, ещё бо­лее уз­кий и низ­кий, чем цен­траль­ный. 
Мор­пе­хи прыг­ну­ли за ним. И в этот мо­мент раз­дался вто­рой взрыв, уже бли­же к ним. А че­рез пять се­кунд тре­тий. Та­кой си­лы, что мор­пе­хи не удер­жа­лись на но­гах. 
Под­зе­мелье хо­дило хо­дуном. 

Гро­хот сто­ял та­кой, что Эд­вард по­нял — тон­нель об­ру­шил­ся по всей дли­не, и путь на­зад для них от­ре­зан. Под за­вал они не по­пали толь­ко бла­года­ря то­му, что с ни­ми был Бех­зад, ко­торый знал эти кры­синые но­ры как свои пять паль­цев. 

Дож­давшись, по­ка взры­вы прек­ра­тят­ся, они бро­сились впе­рёд. 
— Ко­лодец здесь, — крик­нул Бех­зад и вдруг за­выл, как подс­тре­лен­ный кой­от. 
— В чём де­ло? — спро­сил Эд­вард. 
— Его… за­сыпа­ли пес­ком, са­иб, — про­гово­рил Бех­зад пол­ным от­ча­янья го­лосом. — Вы­хода нет! 

Кал­лен пос­мотрел ту­да, ку­да по­казы­вал Бех­зад, и уви­дел, что тон­нель наг­лу­хо пе­рек­рыт пес­ча­ной го­рой, ко­торую и за сто лет шле­мами не выг­рести. 
— Ах ты тварь! — нап­ра­вил на аф­ганца ствол вин­товки Бра­ун. 
— Я не знал, кля­нусь Ал­ла­хом! — опять за­выл ка­питан, и Эд­вард не силь­но, но чувс­тви­тель­но трес­нул его прик­ла­дом. 
— Зат­кнись и ду­май, как нам выб­рать­ся, — ска­зал он. 
— Вы­хода нет, са­иб! Нам ко­нец! — упал на ко­лени пе­репу­ган­ный Бех­зад и при­нял­ся от­ча­ян­но мо­лить­ся. 

Эд­вард поп­ро­бовал свя­зать­ся с по­вер­хностью, но ра­ция мол­ча­ла. Что ж, это­го сле­дова­ло ожи­дать. Бес­по­лез­ное дерь­мо! 
— Ра­но или поз­дно свои до нас до­берут­ся, — по­жал пле­чами не склон­ный к па­нике Ло­пес. — Уже прош­ло двад­цать пять ми­нут. Че­рез пять ми­нут, ес­ли мы не вый­дем на связь, они дол­жны на­чать по­ис­ки. Да и взры­вы на­вер­ху на­вер­ня­ка слыш­но бы­ло. 

— Мы ум­рём здесь от жаж­ды или от удушья! — вос­клик­нул Бех­зад. — Мой дя­дя так по­гиб в 84-м, да упо­ко­ит Ал­лах его ду­шу. Шу­рави заг­на­ли его в кя­риз с дву­мя мод­жа­хеда­ми, да упо­ко­ит Ал­лах их ду­ши, по­дор­ва­ли тон­нель и воз­ду­хово­ды. Мо­ему от­цу уда­лось про­бить­ся к ним на тре­тий день, но они уже бы­ли мер­твы. Да упо­ко­ит Ал­лах… 

— Я сей­час те­бя сам упо­кою, су­ка! — взор­вался Бра­ун, вздёр­нув вин­товку. 
— Спо­кой­но, Бра­ун! — оса­дил его Эд­вард, хо­тя ему то­же хо­телось вса­дить пу­лю в лоб это­му кре­тину. — Он нам ещё при­годит­ся. Ло­пес, схо­ди, пос­мотри, что там с тон­не­лем и есть ли еще ка­кие-то вы­ходы. 
Бе­нито убе­жал, а Бра­ун мрач­но пос­мотрел на ску­ляще­го Бех­за­да. 

Эд­вард по­жалел, что взял пар­ней с со­бой. По­шёл бы он сю­да один, один бы и тор­чал в этой ду­рац­кой ло­вуш­ке. Но реф­лекси­ровать сей­час не вре­мя. 
На­до ис­кать вы­ход. 

Ло­пес вер­нулся че­рез пять ми­нут. 
— Тон­нель пол­ностью за­вален. Но я на­шёл лаз, — со­об­щил он с эн­ту­зи­аз­мом. — Уз­ко­ват он, прав­да. Но воз­можно, по не­му мы смо­жем выб­рать­ся на­верх. 
*** 
— Зна­ешь, ку­да он ве­дёт? — спро­сил Кал­лен у Бех­за­да, раз­гля­дывая тём­ную ды­ру в сте­не, к ко­торой при­вёл их Бе­нито Ло­пес. 

Лаз дей­стви­тель­но был очень уз­ким, пос­тро­ен­ным в рас­чё­те на то­щих, жи­лис­тых мес­тных жи­телей. 
Шес­ти­футо­вые ве­лика­ны Ло­пес и Бра­ун ту­да не про­лезут. Слиш­ком мно­го мышц на­рас­ти­ли в бес­плат­ных тре­нажёр­ных за­лах Кор­пу­са мор­ской пе­хоты. Вот толь­ко сей­час от этих мышц был один толь­ко вред. 

— Нет, са­иб, — от­ве­тил тот. — Я ни­ког­да по не­му не ла­зал. Но это не воз­ду­ховод. Воз­ду­хово­ды де­ла­ют уже. Этот лаз ве­дёт ли­бо на­верх, ли­бо в дру­гой тон­нель, — тут он вдруг по­весе­лел и, по­вер­нувшись к Эд­варду, вы­палил: — Я мо­гу по не­му про­лезть, са­иб, и выз­вать по­мощь! 

Кал­лен сме­рил его взгля­дом. 
Аф­га­нец был то­щим, как жердь. И впол­не мог бы по­мес­тить­ся в этом тон­не­ле. Но Эд­вард ему не до­верял. 

— Нет, ка­питан, ты ос­та­нешь­ся здесь, — про­из­нёс он твёр­до. — Я ведь знаю — вы­лезешь на по­вер­хность, ска­жешь, что нас нас­мерть за­вали­ло и пой­дёшь ба­рани­ну жрать вмес­те со сво­им па­пашей. 
— Да что вы, са­иб, — вос­клик­нул Бех­зад. — Я бы ни­ког­да… 
— Мол­чать. Воп­рос зак­рыт, — ска­зал Эд­вард. — Пой­ду я. 

От при­роды Эд­вард был ху­дощав и не слиш­ком ши­рок в пле­чах. И хо­тя бла­года­ря пос­то­ян­ным тре­ниров­кам и ру­копаш­но­му бою те­ло его ста­ло силь­ным и креп­ким, он по-преж­не­му ос­та­вал­ся дос­та­точ­но ху­дым, что­бы про­лезть в этот тон­нель. 

— Я по­лезу ту­да и при­веду по­мощь, — ска­зал Кал­лен пар­ням Джей­коб­са. — А вы сте­реги­те плен­но­го. 
— Вы уве­рены, сэр, что вам на­до ид­ти од­но­му? — с сом­не­ни­ем пос­мотрел на не­го Ло­пес. 
— Я бы мог пой­ти с ва­ми, са­иб, — роб­ко встрял Бех­зад. 

— Ты же сам ска­зал, что здесь не ла­зал, так что тол­ку от те­бя ни­како­го, — про­из­нёс Эд­вард. 
Лей­те­нан­ту не нра­вилась нас­той­чи­вость, с ко­торой аф­га­нец нап­ра­шивал­ся ему в ком­пань­оны. Пусть уж луч­ше тут си­дит, кры­са, и мо­лит­ся сво­ему Ал­ла­ху. 

Поп­ро­бовав заб­рать­ся в тон­нель, Эд­вард по­нял, что пол­ная эки­пиров­ка ему толь­ко ме­ша­ет. При­дёт­ся из­бавлять­ся от лиш­не­го. Прок­ли­ная Аф­га­нис­тан и кя­ризы, Кал­лен снял с се­бя бро­нежи­лет и кур­тку, ос­тавшись в фор­менной зе­леной фут­болке. Кро­ме вин­товки, Эд­вард взял с со­бой нож, спе­ци­аль­но сконс­тру­иро­ван­ный так, что­бы па­рой уда­ров хо­рошень­ко рас­па­хать вра­гу кор­пус. 

— Уда­чи, сэр, — ска­зали ему Ло­пес и Бра­ун. 
— Дже­рони­мо (4), — фыр­кнул Кал­лен и по­лез в тон­нель. 

В этом бы­ла ка­кая-то иро­ния — в том, что имен­но ему вы­пало пол­зти по это­му прок­ля­тому тон­не­лю. 
По­тому что тон­не­ли Эд­вард Кал­лен от ду­ши не­нави­дел. 

Очень дав­но, ког­да ему бы­ло лет один­надцать, они всей семь­ёй по­еха­ли в ак­ва­парк «Но­ев Ков­чег» в Вис­конси­не, са­мый боль­шой и са­мый кру­той ак­ва­парк Аме­рики. Эд­вард был прос­то в вос­торге. Отец обыч­но был так за­нят, что не на­ходил вре­мени на нор­маль­ный се­мей­ный до­суг. И вы­ход­ные Кал­ле­ны поч­ти всег­да про­води­ли на во­ен­ной ба­зе, где ат­трак­ци­оны Эд­варду за­меня­ла по­лоса пре­пятс­твий для тре­ниро­вок лич­но­го сос­та­ва. По­это­му по­ез­дка в «Но­ев Ков­чег» сде­лала его са­мым счас­тли­вым маль­чиш­кой на све­те. 

Он как одер­жи­мый ска­кал с од­но­го ат­трак­ци­она на дру­гой, по­ка не доб­рался до са­мого экс­тре­маль­но­го — длин­ной, уз­кой тру­бы, во­да по ко­торой нес­лась с бе­зум­ной ско­ростью. Эд­вард был прос­то счас­тлив, что ока­зал­ся дос­та­точ­но взрос­лым и вы­соким, что­бы по ней про­катить­ся. В эту тру­бу он за­лез с ра­дос­тны­ми воп­ля­ми, но уже че­рез нес­коль­ко се­кунд мес­то ра­дос­ти за­нял ужас. В оза­ря­емой вспыш­ка­ми раз­ноцвет­ных ламп тем­но­те его нас­тигло со­вер­шенно ир­ра­ци­ональ­ное ощу­щение, что его сож­ра­ло ка­кое-то чу­дови­ще, и во­да не­удер­жи­мо не­сёт его в же­лудок зве­ря. 

Эд­вард во­пил, мо­лотил ру­ками и но­гами, и из тру­бы вы­летел со­вер­шенно нев­ме­ня­емый. Эс­ми да­же хо­тела поз­вать вра­ча, но Кар­лайл су­мел при­вес­ти его в нор­маль­ное сос­то­яние, и Эд­вард да­же смог про­дол­жить пу­тешес­твие по «Но­еву Ков­че­гу». Но с тех пор пред­по­читал не за­лезать в уз­кие тём­ные тон­не­ли без осо­бой на то нуж­ды. 

Тру­бу на по­лосе пре­пятс­твий в Ака­демии он, ра­зуме­ет­ся, пре­одо­левал вмес­те со все­ми, но пульс его при этом за­мет­но уча­щал­ся, а на лбу выс­ту­пал хо­лод­ный пот. До па­ничес­ких атак де­ло, к счастью, не до­ходи­ло, но всё рав­но в этом бы­ло ма­ло при­ят­но­го. 

Вот и на этот раз, ока­зав­шись в уз­ком, как киш­ка, под­земном тон­не­ле, Эд­вард по­чувс­тво­вал, как сер­дце за­билось в два ра­за быс­трее, чем сле­ду­ет, и на­кати­ла мер­зкая тош­но­та. На­до взять се­бя в ру­ки и сос­ре­дото­чить­ся на вы­пол­не­нии за­дачи. Нель­зя те­рять здра­вый смысл. Здра­вый смысл — глав­ное ору­жие на вой­не, а по­рой — как сей­час — да­же единс­твен­ное. 

Пос­те­пен­но тон­нель ста­новил­ся всё уже, его пле­чи, за­тылок и лок­ти уже скреб­лись о сте­ны, а прос­ве­та впе­реди так и не бы­ло. Эд­вард чувс­тво­вал се­бя сле­пым кро­том. Шах­та ста­ла те­перь та­кой уз­кой, что раз­вернуть­ся в ней бы­ло не­ре­аль­но. На­зад в слу­чае че­го при­дет­ся дви­гать­ся зад­ним хо­дом. А это — учи­тывая, сколь­ко он уже про­полз — удо­воль­ствие сом­ни­тель­ное. Да и глаз на зад­ни­це нет: мож­но вов­ре­мя не за­метить нап­равлен­ный на те­бя неп­ри­ятель­ский ствол. 

Эд­вард глу­боко вздох­нул, ус­по­ка­ивая рас­ша­лив­ши­еся нер­вы. И по­чему ему всег­да боль­ше всех на­до? По­чему он не мо­жет прос­то вы­пол­нять при­казы Кин­га и до­верить раз­ведку раз­ведке? Это они, спе­ци­аль­но под­го­тов­ленные пар­ни, дол­жны ис­кать ба­зы та­либов и пу­ти дос­тавки в Гиль­менд ору­жия и бо­еп­ри­пасов, а ро­та «Бра­во» дол­жна прос­то пат­ру­лиро­вать вве­рен­ный ей рай­он, вре­мя от вре­мени над­зи­рая за мес­тны­ми во­ен­ны­ми. 

Его не учи­ли охо­тить­ся за по­левы­ми ко­ман­ди­рами. Это ра­бота серь­ёз­ных ре­бят вро­де Рим­ля­нина и Хал­ка, а не вче­раш­них школь­ни­ков, офи­ци­ан­тов, курь­еров, сту­ден­тов кол­леджей и ме­нед­же­ров сред­не­го зве­на, из ко­торых в ос­новном сос­то­ит его нас­пех наб­ранный взвод. 

Ес­ли бы кто-то ска­зал ему сей­час, что си­ту­ация в Гар­мси­ре под кон­тро­лем, а бан­да Мак­су­да Мах­да­ви под кол­па­ком, Кал­лен с ра­достью прек­ра­тил бы ры­пать­ся. Но Эд­вард все­ми сво­ими шра­мами чувс­тво­вал, что их не­пос­редс­твен­ное ко­ман­до­вание ни­чего не зна­ет о воз­вра­щении Сей­фул­ла­ха, и ата­ка та­либов мо­жет зас­тать их врас­плох. Пос­ле той бой­ни в ущелье под Кан­да­гаром Кал­лен боль­ше не ве­рил во все­видя­щее око аме­рикан­ской раз­ведки. 

А Кинг не же­ла­ет ни­чего слы­шать. Впро­чем, де­ла­ет он это не толь­ко из-за ту­пос­ти, а по­тому что за­дача у не­го та­кая — си­деть на жо­пе ров­но и не от­све­чивать. Как рас­ска­зала ему Ло­рен Мел­ло­ри со ссыл­кой на свои ин­форми­рован­ные ис­точни­ки в Пен­та­гоне, ког­да они еще не пос­со­рились из-за ги­бели ее опе­рато­ра, ро­та «Бра­во» ока­залась в Гар­мси­ре по од­ной-единс­твен­ной при­чине — со­юз­ни­ки по НА­ТО пот­ре­бова­ли от Аме­рики бо­лее ак­тивно­го учас­тия в аф­ган­ской кам­па­нии. 

Бри­тан­цы и ка­над­цы, в ве­дении ко­торых был Гиль­менд, нес­ли по­тери и тре­бова­ли под­дер­жки от «стар­ше­го бра­та», ко­торо­го за­тяну­ло в тря­сину бес­ко­неч­ной ирак­ской вой­ны. И тог­да ми­нис­терс­тво обо­роны под при­цела­ми те­лека­мер от­пра­вило в Гиль­менд две ро­ты аме­рикан­ских мор­пе­хов. Но вов­се не для то­го, что­бы во­евать с та­либа­ми: они все­го лишь дол­жны бы­ли — и в том чис­ле с по­мощью филь­ма Ло­рен — по­казать со­юз­ни­кам, что США о них пом­нит. 

Их ко­ман­ди­ров­ка бы­ла PR-про­ек­том. И сын вы­соко­пос­тавлен­но­го кон­грессме­на Ройс Кинг прек­расно это знал. Но проб­ле­ма бы­ла в том, что та­либы об этой по­казу­хе не по­доз­ре­вали и всерь­ёз го­тови­лись над­рать им зад­ни­цу. И Эд­вард дол­жен был их ос­та­новить. Не по­тому что хо­тел быть ге­ро­ем. 

Ге­ро­ем он уже по­бывал, и ему не пон­ра­вилось. Ему прос­то хо­телось вы­жить и вер­нуть до­мой жи­выми сво­их пар­ней. А для это­го на­до бы­ло до­казать Кин­гу, что враг уже близ­ко. 

Грё­баный лаз ста­новил­ся всё уже. Эд­вард из­вернул­ся бо­ком и про­дол­жил пол­зти, из­ви­ва­ясь, как змея. Он обод­рал лок­ти до кро­ви, скрёб ка­мен­ную по­роду за­тыл­ком, но про­дол­жал пол­зти. Чёрт по­бери, на ко­го во­об­ще рас­счи­тан этот ход? На де­тей что ли? Лег­ко тут прой­дет раз­ве что дев­чонка ком­плек­ции Иза­бел­лы Свон. Та­ня Де­нали уже все сте­ны вы­тер­ла бы сво­им рос­кошным бюс­том. 

Зря он всё-та­ки не пе­рес­пал с Та­ней. Да, она не в его вку­се, и в кой­ке у неё на­вер­ня­ка по­быва­ла по­лови­на ба­зы. Но не под ве­нец же ему с ней ид­ти. Он во­об­ще ни­ког­да боль­ше же­нить­ся не со­бира­ет­ся, а всю жизнь раз­вле­кать­ся с Пал­ме­лой Хэн­дерсон (5) — пер­спек­ти­ва пе­чаль­ная. Прав отец — на­до жить про­ще. И поб­ла­года­рить быв­шую же­ну за уро­ки жен­ской пси­холо­гии. 

Боль­ше он та­ким ду­раком не бу­дет. Ему прос­то нуж­на под­хо­дящая жен­щи­на, от свя­зи с ко­торой не бу­дет проб­лем, сво­бод­ная и при этом кра­сивая. 

А кро­ме Та­ни в «Кэмп Фе­ник­се» и жен­щин-то под­хо­дящих нет. Элис — с У­ит­ло­ком. Ши­вон тол­стая и аг­рессив­ная, как бо­ец MMA. Бет­си со скла­да стар­ше на де­сять лет, и грудь у неё ви­сит, как уши спа­ни­еля. Компь­ютер­ные ин­же­неры Син­ди и Либ­би — хоть и жен­щи­ны, но нас­то­ящие ги­ки, очень силь­но на лю­бите­ля, а Эд­вард — не лю­битель. Ро­зали Хейл сво­бод­на, но стер­ва ху­же его быв­шей. Ло­рен Мэл­ло­ри, по сло­вам Элис, спит со снай­пе­ром Эм­бри Кол­лом. 

Кто-то из мор­пе­хов го­ворил, что в Ха­зар-Джоф­те есть плат­ные «же­ны на час». Но с аф­ганка­ми он да­же про­бовать не бу­дет — яс­но, что от­да­ют­ся они аме­рикан­цам не по доб­рой во­ле, а Кал­ле­ну та­кой секс по при­нуж­де­нию был не по ду­ше. 

Есть ещё, ко­неч­но, Свон… 
Но Свон — это Свон. 

Хо­тя с жур­на­лис­ткой она це­лова­лась, как звез­да лес­би-пор­но, Элис нас­та­ива­ла, что на ба­зе у неё ни с кем ни­чего не бы­ло. Чёрт его зна­ет, прав­да это или Тин­кербелл прос­то вы­гора­жива­ет под­ружку, но лю­бое упо­мина­ние сек­са до­води­ло Иза­бел­лу Свон до слёз и виз­га, а это оз­на­ча­ет, что та­рака­ны у неё в го­лове вы­рос­ли раз­ме­ром с ма­дагас­кар­ских. И не ему этих та­рака­нов от­лавли­вать. Он ведь от­дых се­бе ищет, а не но­вый ге­мор­рой. 

Так что Та­ня — имен­но то, что на­до для воз­рожде­ния его сек­су­аль­ной жиз­ни. Глав­ное — кон­тра­цеп­цию дос­тать на­дёж­ную: ни трип­пер, ни де­ти ему от неё не нуж­ны. Вот толь­ко что­бы на­ведать­ся к Та­не, на­до сна­чала выб­рать­ся из это­го прок­ля­того кя­риза. 

И тут все мыс­ли о Та­не вы­лете­ли у Эд­варда из го­ловы. 
Впе­реди на­конец-то по­казал­ся прос­вет. 

Втя­нув жи­вот и за­дер­жав ды­хание, Кал­лен прод­ви­нул­ся впе­рёд ещё на нес­коль­ко дюй­мов и уви­дел, что ок­но в мир уже сов­сем близ­ко. Но дос­тигнув его, да­же за­рычал от злос­ти. 

Дыр­ка ока­залась та­кой ма­лень­кой, что на­ружу мог­ла про­лезть толь­ко его го­лова. 
Ка­кой при­дурок так ко­лод­цы про­ек­ти­ру­ет?! 
Чтоб их джин­ны во все ды­ры дра­ли! 

Ма­терясь, Эд­вард по­пытал­ся рас­ши­рить ды­ру но­жом, но по­рода вок­руг от­вер­стия бы­ла слиш­ком твёр­дой. Мать твою! 

Он сно­ва поп­ро­бовал выз­вать по ра­ции Хар­ви, но да­же вбли­зи от по­вер­хнос­ти она по-преж­не­му не ра­бота­ла. Си­ту­ация бы­ла ху­же не­куда. Но сда­вать­ся Кал­лен не при­вык. 
Ес­ли не по­лучит­ся выб­рать­ся са­мос­то­ятель­но, на­до док­ри­чать­ся до ко­го-ни­будь, кто по­зовёт к не­му то­вари­щей. 

Джей­кобс быс­тро при­дума­ет, как выз­во­лить из ло­вуш­ки то­щую бе­лую зад­ни­цу сво­его сос­лу­жив­ца. 

Вы­сунув го­лову в от­вер­стие, он ос­мотрел­ся, но не уви­дел ни­чего, кро­ме щер­ба­тых стен ко­лод­ца. Су­дя по то­му, что в ко­лод­це бо­лее-ме­нее свет­ло, он не та­кой уж глу­бокий и свер­ху не за­делан. 
Это вну­шало оп­ти­мизм. 

С тру­дом Эд­вард при­пом­нил па­ру слов на пуш­ту и, наб­рав в лёг­кие воз­ду­ха, ис­тошно за­вопил: 
— На по­мощь! По­моги­те! ПО­МОГИ­ТЕ!!! 

Он очень на­де­ял­ся, что кто-ни­будь его ус­лы­шит, и это бу­дут не та­либы. 
_________________________________ 
(1) Саймон говорит (англ. Simon Says) — детская игра, в которой участвуют от трёх человек, популярная прежде всего в англоговорящих странах. Один игрок, ведущий, берёт на себя роль «Саймона» и отдаёт приказы остальным игрокам в таком ключе: «Саймон говорит: сделай то-то»; как правило, это простые активные действия, например, «подпрыгни», «похлопай в ладоши» и т.п. Остальные игроки должны не задумываясь исполнить приказ. Суть состоит в том, что приказ должен обязательно начинаться со слов «Саймон говорит…», в противном случае его исполнять нельзя, и если кто-то из игроков сделает это, он выбывает. 
(2) Мамлюкская сабля - тип сабель, применявшийся в странах Европы с начала XIX века. Традиционно является элементом парадной формы офицеров Корпуса Морской Пехоты США. 
(3) FUBAR - (Fucked Up Beyond Any Recognition) - американская армейская аббревиатура, которая появилась еще во время Второй Мировой Войны. В более-менее цензурном варианте означает что-то вроде «полный пиздец». 
(4) Джеронимо - традиционное восклицание американских десантников перед прыжком с парашютом. 
(5) Палмела Хэндерсон (Palmela Handerson) - игра слов на имени американской актрисы и модели Playboy Памелы Андерсон. Образовано от слов palm (ладонь) и hand (рука). Аналог русского выражения Дунька Кулакова, означающего мастурбацию.



Источник: http://robsten.ru/forum/67-2059-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: MaryKent (25.08.2017) | Автор: Автор: MaryKent
Просмотров: 469 | Комментарии: 16 | Рейтинг: 4.8/16
Всего комментариев: 161 2 »
avatar
0
16
Огромное спасибо! Очень очень ждем продолжение. good
avatar
0
15
Большое спасибо за продолжение!
avatar
0
14
Спасибо за удивительную историю. Я приобщилась к ней после выхода 39 главы, рада, что Автор начала писать после долгого перерыва. Сюжет, описание, слог все просто удивительно. Жду продолжения, творческих успехов.
avatar
13
Спасибо за продолжение lovi06032
avatar
0
12
С возвращением! 
Наше терпение вознаграждено. писать  вы не разучились. 
Сюжет в главе лихо закручен. Надо только все в памяти освежить, перечитать предыдущие главы.
avatar
1
11
супер спасибо fund02016 скорее бы  прозрел 12  fund02002
avatar
10
Спасибо за продолжение lovi06032
avatar
0
9
dance4  dance4  dance4 УРАААА!!!!
С возвращением!!!
Очень здорово снова читать фф!!!
За нашими героями очень соскучилась!
Попали ребята в передрягу! Теперь надо, чтобы Белла услышала Каллена.  С нетерпением жду продолжения!  lovi06015  lovi06015  lovi06015
avatar
0
8
Как приятно меняются времена, не думала, что и доживу!
"Полный п-ц" - это теперь "более или менее цензурный вариант".
fund02002  fund02002  fund02002 .
А если серьезно, то спасибо за долгожданное продолжение, очень скучала по этим героям, таким "своим" и настоящим!
Наверное, теперь, проходя в гастрономе мимо полок с халвой, невольно буду вспоминать о взрывчатке... Особенно по пятницам... (работаю рядом с мечетью).
avatar
0
7
Ура!! Отлично что вернулись! Не разучились писать ))))
Спасибо!
1-10 11-15
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]