Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


The FUTURE. Глава 14
The FUTURE. Глава 14


Вечерком, так и не встретив никого в сумрачном коридоре, я приблизился к заветной палате Беллы. Бывшие накануне откровенно прозрачными окна медицинского бокса встретили меня неприветливо — сквозь них ничего нельзя было разглядеть. Светло-серый цвет стен также не радовал глаз. Снаружи палата создавала настолько угрюмое и пессимистичное настроение, что на миг я усомнился, будет ли майор Свон рада видеть меня?

Прежде чем очаровательным образом уснуть вчера, Изабелла выдавила из себя несколько слов, но не длиннее шести букв. Так сумеет ли сегодня майор нормально говорить или мне вновь придется вести диалог за двоих, что, в принципе, явилось новым интересным опытом в моей истории общения с начальством. Я решил поискать плюсы в ситуации, ведь не думаю, что к пенсии мой опыт окажется очень уж богат на подобные события.

Сообщить мне о здоровье Беллы никто не потрудился: с Чарли мы друзьями не были, мягко говоря, а показывать Карлайлу, курирующему медицинскую сторону жизни The FUTURE, заинтересованность майором и степенью заживления ее глубоких ран я не решился. Он мог сделать выводы, которые я определенно предпочитал пока держать в тайне.

Изучив электронную табличку слева от входа в мрачную с виду палату, я удостоверился, что ничего не перепутал. Все верно, я по второму разу готовился проникнуть и приникнуть к офицеру космических войск Изабелле Свон.

Модифицированный Деметрием наручный передатчик сработал неплохо: два сигнала, показавшиеся мне дико пронзительными, разнеслись, казалось, по всем коридорам и наверняка достигли даже кладовки. Одновременно со звуком зуммера открылся и проход, но я не спешил заглядывать внутрь хотя бы потому, что на секунду мне послышался приближающийся топот ног Чарли Свона. А по правилам хорошего тона следовало пропустить отца начальницы вперед, поэтому я задержался еще на две секунды.

Ну и я волновался.

Совсем чуть-чуть, но все же.

Набрав воздуха в грудь, я все же шагнул в неизвестность, под шум громогласных ударов своего сердца приготовившись ко всему, даже к тому, что никакой Беллы в палате нет, а есть, допустим, Стелла или вообще стела.

Палата Изабеллы представляла собой небольшое помещение — уж точно не королевских размеров, в которую поместили бы кого-то типа моей матери, — с минимумом обстановки. Вчера я практически не уделил внимания мебели, а вот сегодня первым делом окинул пространство взглядом. Интересно было знать, как устроен медицинский бокс, где хранятся вещи пациентов, какие устройства призваны сохранять и продлевать жизнь… и еще я не решался встретиться взглядом с, к счастью, уже не совсем умирающей Беллой.

Ну что же, кровать была идеально заправлена и вся комната представляла собой образец чистоты и порядка. Самыми хаотичными в палате были, пожалуй, мои мысли.

На мое удивление — само собой, радостное, — Изабелла обнаружилась возле невысокого, на уровне глаз человека среднего роста, прямоугольного иллюминатора. Она разглядывала космический пейзаж. Сцепив руки за спиной, она вытянулась в струнку, словно находилась на капитанском мостике управления звездолетом. Без костылей и чего-то подобного. Вместо привычного моему взгляду облегающего серебристого комбинезона, положенного командиру пилотного звена, ее стройное тело облегала молочно-белая больничная рубаха: довольно просторная, она опускалась до середины бедра, а под нее были надеты свободного покроя брючки. Я перевел взгляд ниже и с очередной дозой удивления отметил отсутствие какой бы то ни было обуви на Белле, ее аккуратные пальчики ног выглядывали из-под широких штанин. Давненько я не видел подобного интима с ее стороны. Я напряженно сглотнул и скоренько перевел взгляд обратно на профиль начальницы.

Белла медленно повернула голову и, устремив на меня взгляд темных глаз, замерла. Она не вздрогнула от неожиданности, словно ожидала явления моей персоны. Или чьей-то еще. Но мне нравилось думать, что моей. Ее глаза немного блестели: сильнее, чем, сдается мне, положено, если ты просто так любуешься звездами и вакуумом за иллюминатором. Лицо начальницы было слишком бледным, а скулы выглядели острее обычного — не иначе всему виной ранение и невкусно-полезные больничные харчи.

Проем за моей спиной закрылся с тихим щелчком, и этот звук вывел меня из транса. Вспомнив, что нахожусь в присутствии старшего по званию, я выпрямился и не только кивнул, как было положено, но и от волнения даже отдал честь.

— Майор Свон.

Никак не отреагировав на мое скромное приветствие, Изабелла десяток секунд или даже больше задумчиво глядела на меня с еще более неприступным видом, чем я привык.

Я не знал, что делать дальше, о чем говорить. Белла очень изменилась с вечера накануне, вновь став собой — строгим майором, моим непосредственным командиром. Мне же хотелось сорваться с места, сграбастать Беллу в охапку, прижать ее к себе, закружить от радости… но… черт побери, я не мог. Приходилось держать себя в узде, не позволяя рукам и ногам шевелиться, а мимике изменяться. Необдуманными действиями я мог подставить себя… да ну и пусть — разбивать вдребезги надежды и ранить свои чувства мне было не впервой, переживу, но я мог огорчить Беллу, если она не желала объятий, прикосновений… меня.

Второй раз за день, в момент, когда мне этого совершенно не хотелось, я был вынужден демонстрировать полное отсутствие эмоций. И как же кардинально отличались испытываемые мной сейчас чувства от тех, что я скрывал от Тани!

Да, мое поведение выглядело не совсем привычным для мужчины с нормальным уровнем тестостерона. Ведь на Земле считалось, что представители сильного пола должны хватать самку за волосы и утаскивать в ближайшую пещеру (по-нашему говоря, каюту без каких-либо удобств), где брали бы свое, причем несколько раз подряд. Но с Беллой так поступать было нельзя, тем более учитывая нашу непростую ситуацию — предательство ее почти что брата Джеймса, наше расставание, иерархию служебных отношений между нами. Подобными излишне брутальными действиями я мог оттолкнуть Свон навсегда, особенно если в ее душе жили одни лишь претензии по отношению к бывшему.

Белла продолжала в упор смотреть на меня, а я и не отводил глаз, отвечая прямым и открытым взглядом, выражающим, как я полагал, все мои честные намерения. Звенящая тишина наполняла помещение, но мы оба не нарушали ее, замерев, будто на краю пропасти или перед прыжком в гиперпространство. Один малюсенький шажок, и все изменится — возможно, больше ничего не будет так, как раньше.

Необходимо было признать, глядела на меня Изабелла Свон по-новому. Что-то между нами определенно изменилось с «экскурсии» на Носферату, и как мне оставалось надеяться, к лучшему. Я терпеливо ожидал ее следующего шага, страшась сделать что-то не то или не так. Но… может, я выдумываю то, чего нет?! Изабелла Свон еще вчера лежала на койке, не имея сил подняться и даже разговаривать. Возможно, сейчас она, чуточку очумевшая, радовалась, что жива и смогла быстро восстановиться, а к нашему с ней прошлому это ее странное поведение не имеет никакого отношения? Не знаю…

Спустя еще полминуты напряженных переглядов губы Беллы еле заметно изогнулись и робкая, на удивление, даже пугливая улыбка появилась на них. Казалось, от малейшего неверного движения она растает, поэтому я и не шевелился, даже задержал дыхание, всем сердцем впитывая знак того, что я не совсем противен Свон.

Она улыбалась, глядя на меня. Пусть даже это был не счастливый оскал, а маленькая миленькая улыбка, но она была предназначена мне одному. Я поборол желание оглянуться, внимательнее осмотреть пол и стены, заглянуть под койку в поисках других претендентов на эту улыбку, ведь подобного ласкового внимания Белла не оказывала мне с самой Академии пилотов. Нет, конечно же, Свон периодически смеялась: над шутками умных людей, глупостью Ньютона и сермяжной правдой Аро Вольтаэра. Но при взгляде на меня она обычно серьезнела и грустнела. Теперь — после прерванного сиреной мини-объяснения на Амадеусе — было ясно почему. Она считала, что я бросил ее, предварительно изменив с Таней Гольдаман. Несомненно, ее слова звучали нереально и откровенно смешно, но как бы громко я ни хохотал над сим домыслом — чьих-то рук инсценировка разрушила все, что мы со Свон имели.

Медленно развернувшись ко мне, Белла словно вспомнила, как и я, о причинах нашего расставания — ее прекрасная улыбка исчезла, в глазах появились слезы…

Я оставался внешне спокойным, позволив себе лишь сжать руки в кулаки. Пусть Белла для себя решит, кем мы будем друг для друга, каким она видит меня? Лишь подчиненным офицером, выполняющим ее приказания… или не только?!

Со своей стороны, я готов был быть для нее кем угодно. И не потому, что она рискнула своей жизнью, защитив меня на Носферату, просто я любил ее. Любил тогда на Ринаструме. Любил до сих пор. Это чувство никуда не ушло за прошедшие годы. Я ощущал его ноющие, сверлящие уколы каждый раз, когда видел Беллу, осязал ее возле себя, чувствовал ее тепло, слышал ее голос, такой родной и необходимый, но всегда удаляющийся от меня. Ведь я не имел права остановить Изабеллу Свон, задержать ее рядом с собой, самому остаться с ней.

Словно сомневаясь в следующем шаге, Белла отвела взгляд и прикусила нижнюю губу. Сейчас она выглядела не как разумный, уверенный в себе командир, а как боязливая девушка. Она никак не могла решиться и сделать хотя бы шаг ко мне, словно что-то удерживало ее на месте, с чем-то она боролась, пытаясь вырваться из пут, что бы это ни было: опасения, тревога, сожаления…

Молча и сосредоточенно я наблюдал за ее борьбой, все еще сдерживаясь, чтобы ничего не испортить своей горячностью. Ведь на самом деле я ни в чем и никогда не обманывал Свон и теперь просто стоял напротив, открытый для ее решения, каким бы оно ни было. Мое тело было напряжено и звенело натянутой струной от усилий, которые я прикладывал, чтобы оставаться недвижимым.

Напряжение достигало апогея — энергия будто потрескивала вокруг, скапливаясь в невидимые человеческому взгляду сгустки, способные рвануть в любой момент. В эти секунды мы оба сражались за нас, за право быть вместе. Мы воевали не друг с другом, но друг за друга.

Шаг, другой… Медленно Белла устремилась ко мне.

Она подходила все ближе, не отрывая при этом взгляда от моих глаз. Размеры медицинского бокса были скромными — Свон требовалось преодолеть всего-то около двенадцати футов, но казалось, она шла невероятно долго. Я приподнял руки навстречу, готовясь принять то, что Белла собиралась дать мне: будь то удар или объятие, поцелуй или пощечина.

Не дойдя пары футов, Белла, всхлипнув, одним молниеносным движением кинулась на меня, обняв руками за шею, а когда я заключил ее в объятия и прижал к себе, она обхватила мою талию ногами. Ее губы слились с моими, груди впечатались в мой торс. Она, будто волна, бурлящая от эмоций и неосознаваемой ею самой мощи, под влиянием неведомых сил и энергий накатила на меня, а я как тот возвышающийся над береговой линией валун на материке любой планеты, с благодарностью принял ее силу и дух. Это было что-то свыше.

Когда чего-то так долго ждешь, а потом оно случается, сначала думаешь, что это сон, который вскоре закончится… но мое прекрасное сновидение длилось и длилось. Не оставляя меня, оно растянулось в пространстве на тысячу прекрасных мгновений. Меня накрыло изумительным ощущением, от которого спина покрылась мурашками, а в животе что-то сжалось от удовольствия. Белла посасывала мои губы, гладила их кончиком языка, терлась об меня напрягшимися сосками, твердость которых я чувствовал через тонкую ткань больничной одежды, сильно сжимала бедрами, прижимаясь пахом. Я жутко возбудился. Мужские, полные похоти и страсти реакции протекали одновременно со щемящим ощущением, возникшим благодаря доверию Беллы — она не побоялась, преподнесла себя на блюдечке, зная, что я мог оттолкнуть ее, отвергнуть.

Черт возьми, как же мне не хватало ее! Я упивался ртом Изабеллы, ее теплом, радуясь тому, что она вновь позволила обнимать и касаться ее, любить, быть с ней.

Поцелуй закончился намного быстрее, чем я бы хотел. Изабелла отстранилась, ее пухлые губы и сексуальная грудь тоже, и я резко открыл глаза, вывалившись в настоящее. Белла застенчиво глядела на меня немного снизу вверх, румянец растекался по ее скулам. Я заметил в ее глазах робость и волнение, столь для меня непривычные. Обычно Белла была отчаянно отважна и смела, превосходя этими качествами многих знакомых мне мужчин.

— Хм… — она прочистила горло и продолжила хриплым, немного смущенным голосом, больше характерным для Беллы-студентки времен Академии. — Привет, капитан.

— Майор Свон, — улыбнулся я и, прикрыв глаза, нежно прикоснулся губами к ее губам. Изабелла издала легкий стон удовольствия и подарила мне еще один чудесный, влажный и глубокий поцелуй.

Мне безумно нравилась новая Белла: чувственная и раскрепощенная, но в то же время стеснительная и краснеющая. Мои руки бережно поддерживали ее ягодицы, ноша не казалась тяжелой, наоборот, я блаженствовал от прикосновения ее тела к моему. Сейчас мы вновь стали единым целым с Беллой и, по большому счету, мне было все равно, что именно разделило нас раньше. Мы обязаны были жить дальше, отбросив старое. Но выяснить детали, провести, так сказать, очную ставку друг с другом мы со Свон были обязаны.

Словно снова подслушав мои мысли, с тихим болезненным возгласом Белла оторвалась от моих губ и прижалась щекой к моей щеке, начав яростно шептать:

— Я поверила им тогда, Эдвард. Поверила, что ты предатель. Но и Таня, и Джеймс вели себя так убедительно, демонстрировали доказательства. То была моя огромная ошибка, но я поверила… И мама… мама всегда безоговорочно верила Джеймсу, так произошло и в тот раз.

— Ш-ш-ш, — я обхватил ее затылок и прижал голову Беллы к своему плечу. — Мы обязательно все обсудим. Восстановим все события в хронологическом порядке. Но позже.

Белла затихла, соглашаясь, и мы застыли, обнявшись, впитывая тепло друг друга.

Она первая нарушила благостную тишину, начав касаться моей шеи легкими невесомыми поцелуями, постепенно плавно перебираясь на шею, а затем лаская губами линию челюсти. Белла крепко держалась на моей талии, поэтому я освободил ее попку из захвата и провел ладонями по ребрам. Когда мои руки переместились на поясницу Свон и выше, а губы вновь потянулись к ее рту, меня осенило.

— Постой, как твоя спина?! — получается, что я прокричал вопрос Белле в рот, тут же резко убрав пальцы подальше от ее тела, опасаясь тронуть рану. Теперь, когда я вспомнил о причинах нахождения Изабеллы в палате, я боялся причинить ей боль.

Со смешком Белла соскользнула на пол, ее широкая улыбка демонстрировала, насколько забавным она считает факт, что ее мужчина немножко больше думал о любви и сексе, чем о здоровье и восстановлении. Я нахмурился, мысленно выматерившись разок.

— Все хорошо, Эдвард, не кори себя. Спина практически зажила и не болит. Пока на коже остается небольшой порез, который прописали ежевечерне умащать. Поможешь, кстати? — я кивнул, может, даже излишне энергично. Улыбнувшись довольно и капельку хулигански, Белла изящно закатила глаза, пробормотав: — Обалдеть, врачи назначают всякие мази, не выяснив, есть ли у тебя в подчинении капитан первого разряда, чтобы помочь.

Затем Свон метнулась к койке, схватила что-то с высокой тумбы и кинула мне предмет, оказавшийся черным тюбиком. Сразу же она улеглась на идеально заправленное ложе, немного задрав больничную кофту, показывая, что ждет, пока я намажу ее. При этом брючки волнующе обтянули ее аккуратную попку. Я сглотнул.

— Эдвард, давай же! — поторопил меня мой майор, спустя секунду добавив хрипловато и строго: — Или ты ждешь приказа?

Уф, волоски на шее встали дыбом и вовсе не от страха. В два шага я добрался до полуобнаженной Изабеллы, которая, почувствовав мое приземление рядом с собой, довольно вздохнула, положила голову на руки и с мягкой улыбкой на лице расслабилась, полностью доверившись специалисту.

Мое сердце билось в ускоренном ритме. После всех этих лет, высокомерия и затаенной обиды со стороны Свон, она доверяет мне настолько, что (помимо возможности вблизи полюбоваться ее прекрасной задницей) просит помазать порез в интимном месте. Правда, не стоило забывать (я постарался охладить свой пыл), появившийся благодаря моим «стараниям».

Из-за волнения и разных горячих мыслей я делал все невпопад. Сняв колпачок, я выдавил немного густого белого вещества на пальцы и только потом другой рукой схватил подол рубашки и потянул выше, чтобы приоткрыть спину Беллы. Моим глазам предстал шрам, длинный и ровный, я бы даже сказал, смертельно совершенный. Я завис над ним, замерев, как высоко взлетевший дрон, потерявший сигнал системы позиционирования. Тому, кто своими глазами видел бойню, было известно, как близки мы были к тому, чтобы потерять Изабеллу Свон.

Белла не торопила меня, сейчас терпеливо ожидая, когда я приступлю к делу.

Когда мои пальцы, сдобренные мазью, коснулись спины Беллы, она еле слышно застонала, прикрыв веки. Этот стон… О боже, я хотел еще: его и ее.

Успокаиваясь, я глубоко вздохнул пару раз и посвятил себя медленному размазыванию средства по ее ране: вверх, вниз и немножко вокруг…

— Ты не представляешь, как эта хрень чешется! — своим возмущенным вскриком Белла заставила меня ошибиться в слове «Эдвард», выводимом на слое мази: я дернулся и предпоследняя буква вышла непохожей на себя. — Особенно этой ночью. А почистить кожу в сухом душе нельзя, — слегка приподнявшись на койке, Белла запустила пальцы в спутанные волосы, пытаясь расчесать их рукой. Ее следующие слова прозвучали так по-женски капризно, совсем не по-командирски: — Мои волосы превратились в паклю!

Я слышал, но сам не видел, что у руководящего состава душевые были оборудованы изысканнее и намного приятнее для тела, чем у остальных, — настоящей жидкой водой. Представив свою прелестную начальницу в подобном влажном душе, да еще и обнаженной, всю в мерцающих частичках воды, я резко втянул носом воздух. Она протягивает ко мне руку, капельки на которой переливаются в свете ламп, встроенных в потолок, приглашая войти и разделить с ней блаженство…

— Чер-рт, — пробормотал я от нахлынувших фантазий.

— Да уж, — фыркнула Белла, вернув мои мысли к себе на койку.

Мне грех было завидовать майору да и вообще на что-то жаловаться — на The FUTURE и других кораблях многие молодые люди вынуждены были жить с родителями из-за нехватки мест проживания, а мне сразу при поступлении на службу предоставили индивидуальный жилищный отсек — пусть и с сухим душем! Не представляю, каково было бы жить с Эсме и Карлайлом в их каюте, впрочем, это слово для их жилища не подходило. Хоромы – так было правильно, ага, и оборудованные собственной столовой. Я с усмешкой представил очередь из них двоих. Но, без шуток, как это, наверное, удобно — собственная трапезная, хотя и не вполне гигиенично.

Рубец на спине Изабеллы был хорошенько смазан минимум двумя слоями вещества из тюбика. Нежно подув на шрам, я натянул кофту до талии майора, чтобы ее нежная кожа не соблазняла меня на разные безумства. Пусть пока только мысленные.

— Могу я помочь тебе с этим и завтра? — я лег набок рядом с Беллой и спросил, просто чтобы что-то сказать — ничто не смогло бы удержать меня от завтрашнего визита сюда. Прижимающееся ко мне жаркое тело Свон грело меня, словно ласковая звезда на первой стадии своей жизни. В долгом и мягком касании я прижал губы к ее плечу.

— Попробуй. А ты что, уже уходишь? — лукаво спросила Белла, переворачиваясь на кровати лицом ко мне. Она попыталась пригладить растрепавшиеся волосы, заправив их за уши. Теперь я знал, что ее волосы, оказывается, давно немытые и похожи на что-то труднопроизносимое. Хм-м, а так и не скажешь. — Хотя да… тебе пора. Сейчас поздно, — со смешком она принялась сталкивать меня с кровати.

Я не понимал, что веселого Белла видит в ситуации — это же ужасно! Мы только помирились после, извините, нескольких лет разлуки, а мне уже пора покидать Свон?! Расстроившись, я никак не реагировал на ее пинки и тычки, замерев каменной плитой и голодным удавом уставившись на опухший рот Беллы. Наверное, со стороны это выглядело не совсем прилично, а может быть, даже и страшно.

— Эге-гей, Эдвард… — майор пощелкала перед моим носом пальцами. — Ау-у. Капитан Мэйсон, прием! И подъем.

Я чувствовал, что у нас оставалась всего пара минут наедине, и не собирался тратить их на разговоры. Я навалился на Беллу, и она с тихим «ах» приземлилась на спину, щедро измазанную липкой жижей. С голодным стоном я впился в ее губы, и Белла следом за мной погрузилась в отчаянный поцелуй, которым мы пытались насытить друг друга перед долгой разлукой на целые сутки! Когда Свон посчитала, что время, отведенное на лобызания, закончилось, она попыталась вырваться из моих объятий. Но я-то не считал, что удовлетворен или будто мы закончили, поэтому Белле пришлось применить другие методы. Она ткнула пальцами в мои ребра, а это, как известно, запрещенный прием, так что волей-неволей пришлось оторваться от нее. Но только чтобы ойкнуть.

Задыхаясь, Изабелла уперлась ладонями в мои плечи, вытянутыми руками удерживая на месте.

— Эдвард, прекрати, — рассмеялась она. В ее глазах плескалось озорство. А я не понимал причин. На мой субъективный взгляд, здесь оставалось если не плакать, то как минимум сурово поджать губы от несправедливости судьбы. — Меня выписали. За пару часов до твоего прихода, — продолжила она, — но я решила подождать тебя. Так что я свободна! — она беззаботно рассмеялась, невероятно счастливая от факта выписки. В свои-то годы!

— Свободна? — я, как всегда, отличался «сообразительностью». На самом деле, я понял все сразу, просто был так безумно рад, что тормозил от восторга.

— Ты не мог бы проводить меня до каюты, капитан? — сейчас Белла засмущалась (ее скулы вновь окрасил нежно-розовый румянец), хотя несколько минут назад она едва не доставала до моих гланд остреньким язычком. — Помочь донести вещи…

— М-м-м, — я сделал вид, будто размышляю, хотя на самом деле изо всех сил сдерживался, чтобы не начать плясать гопак — что бы это слово ни значило. — Ладно, по рукам. Точнее, с тебя небольшой задаток, — я вновь опустил взгляд на сладкие губки.

Прижавшись в кратком поцелуе, Белла деловито слезла с меня, но не с постели. Она наклонилась к прикроватной прямоугольной тумбе, совершенно гладкой по всей высоте, без каких-либо ручек и ящичков, и нажала невидимую мне кнопку сбоку. Все полки шкафчика, как оказалось, глубокого и вместительного, вместе с содержимым выползли наружу с двух сторон. На шести плоскостях оказалось не так много вещей: одна книга и стопка сложенного материала разных фактур.

Белла вынула книгу и переложила ее наверх, схватила остальное и скрылась за перегородкой, изображающей бескрайний океан с китом на горизонте, испускающим симпатичный фонтан.

Переоделась она быстро. В нечто странное и совсем не обтягивающее – абсолютно немодное в наше время, да, думаю, и во все века. Длинные и стройные ноги Беллы скрывали бесформенные штанины цвета хаки с множеством декоративных ярко-белых карманов, а вместо кофточки — гибкий пластиковый грязно-зеленый короб с разводами, словно обтесанный по размеру майора Свон. Похожая «безрукавка» была популярна в прошлом веке, но даже тогда умели органичнее наносить подтеки… В общем, никогда я не видел Беллу в чем-то таком уродском.

Поймав мой шокированный взгляд, Изабелла рассмеялась:

— Папа принес еще вчера. На смену. И как ты понимаешь, возразить я не смогла.

Не сразу оправившись от стилистического шока, я продолжил наблюдать за дальнейшим развитием событий. Для начала Белла босиком направилась к ближайшей ко мне стене и прижала к ней большой палец, чтобы устройство могло считать ее отпечаток. Ниже места идентификации приоткрылся очередной отсек, туда Белла запихнула свою больничную робу и брючки. В полной тишине прошло несколько секунд, после чего открылась ниша еще ниже, откуда выехала полка с привычной мне обувью Изабеллы — крутыми ботинками на высокой платформе. Странно, что Чарли Свон не постарался с ботинками так, как с одеждой. Наверное, ничего антимодного не нашлось в его прошловековом гардеробе или же все имеющиеся шнурованные да с липучками ужастики были не размера его дочери.

Белла на полном серьезе могла покинуть палату, она не обманула — иначе ниши бы не открылись. Я с облегчением вздохнул — проблемы с Чарли Своном из-за побега его дочери были для меня нежелательны, я мог невольно подставить Деметрия. Ведь официально меня здесь не должно было быть!

Вынув ботинки и поставив их около меня, майор Свон направилась к панели управления, регулирующей работу всей медицинской палаты. Нажав на нее несколько раз, Изабелла отключила внутренний антураж палаты, мягкий свет ламп, открыла выходной проем. Затем — почему-то в полной темноте, нарушаемой лишь слабым светом из коридора — обулась, держась за меня, взяла с прикроватной тумбочки свою книгу и направилась к выходу.

— Все, я готова, пошли, — бросила она на ходу.

Отметив завершение алгоритма «Сборы», я скептически приподнял бровь из-за непонятной мне таинственности Беллы и ее одевания во мраке. Или то были женские приколы, последовательность действий которых второй половине человечества понять было категорически невозможно.

— А вещи? — я было решил, что в программу Свон закрался небольшой баг.

— На, держи, — соблазнительно улыбнувшись, Белла протянула мне из сумерек коридора томик.

Радуясь, что при всей своей непостижимости Белла собралась очень быстро, я приблизился и взял книжку. Добравшись до ближайшей яркой лампы, я задержался и с интересом поразглядывал суперобложку с рекламной надписью «Вегетарианцы против хищников. Неожиданный исход». Изображение на ней походило на древние картины — обнимающиеся зубастые мужчина и женщина на фоне еще зелено-голубой Земли, вызвавшей у меня дичайшее чувство ностальгии. Название гласило: «Сага Сумерки. Черная дыра». Автор не был указан, а заглядывать под обложку я не стал, вдруг засосет?

— Идем? — я бережно обхватил одной ладонью книгу, а другую протянул Изабелле.

***

До апартаментов Беллы мы добрались без особых приключений. Но это если сравнивать с полетом на только что обнаруженную планету с высоким уровнем опасности, а так-то путешествие прошло незабываемо.

Изабелла отказалась воспользоваться лифтом, заявив, что соскучилась в четырех стенах медблока по нормальной двигательной активности, и до места назначения мы шли пешком. Хотя «шли» - это слишком уж общее понятие для всего того, что мы делали во время нашего Великого перемещения из точки «Б» в «Э». Мы топали, бежали, крались, ходили на цыпочках, даже прыгали, пересекая воображаемые потоки лавы. Конечно, это Свон их перепрыгивала, а я лишь подыгрывал, подскакивая. Белла устала закатывать глаза и фыркать, постоянно слыша от меня напоминания о ее только что зажившей спине, о которой, каюсь, я подзабыл на краткий момент примирения, и мне было плевать, если сейчас покажусь ей занудным. Я такой, какой есть, и этого не изменить!

Длинные безликие коридоры на The FUTURE зачастую резко изгибались, что дарило некую уединенность пешеходам. Белла вовсю этим пользовалась: перед очередным поворотом она выглядывала за угол и, никого не обнаружив там, набрасывалась на меня с жарким объятием, часто включающим в себя горячий поцелуй. Иногда она всего лишь висла на моей шее, но порой запрыгивала спереди, обхватив ногами талию. Один раз она забралась на меня со спины — маленькая озорная обезьянка — и больно прикусила шею, словно пометив, а затем бережно зализала укус. В такие моменты я замирал на месте, наслаждаясь близостью, впитывая ее нежность и страсть. Одна моя рука обычно гладила первую попавшуюся ногу Беллы, до которой я мог дотянуться, а другая рука все еще была занята книгой. Кажется, Свон специально вручила мне ее, чтобы я не мог основательно, по-мужски, наброситься на нее, зато она имела возможность изо всех сил дразнить меня.

Из-за сногсшибательного вкуса ее губ и рожденных в связи с этим желаний через дюжину поворотов я уже не сознавал, в какой локации корабля мы находимся. Невероятно тянуло посмотреть на карту звездолета, экраны с которой встречались регулярно, через каждые полмили, но Белла со смехом тянула меня в сторону от информационных табло, не давая прикоснуться к ним даже мизинцем. И я каждый раз поддавался. Тем более Свон так уверенно тянула меня за собой, будто план корабля внедряют майорам на подкорку.

Ее бесшабашное и счастливое поведение обезоруживало меня. Я не помнил, когда последний раз столько улыбался: наслаивающиеся друг на друга взрывы радости грозили сделать меня наркоманом – не хотелось, чтобы эта эйфория когда-нибудь закончилась.

Я уже порядочно просуществовал без Беллы Свон, и от одной мысли о возможности возвращения подобного одиночества что-то глубоко печальное, отчаянно безрадостное накрывало меня. Мужественно я отгонял подобные унылые предположения прочь. Всегда нужно верить в лучшее, иначе можно сожрать себя изнутри до того, как по твоей же собственной наводке это сделает жизнь.

Приблизившись к отсеку с жильем для высшего руководящего состава, мы постарались вести себя чинно, на самом же деле просто устав прыгать и скакать.

— Белла, тебя уже выпустили из психушки? — раздался серьезный голос мисс Брендон дальше по коридору, где, как я знал, находилась квартира Джаспера. Но самой ее не было видно. — Или ты сбежала? Пф-ф, — Элис выбралась из каюты Уитлока в коридор, почему-то согнувшись, на четвереньках. Выпрямившись, она принялась усиленно сдувать с глаз длинную челку, в перерывах задавая Свон вопросы. — Сама себя украла? Пф-ф. Не верю своим глазам! Пф-ф. Как Чарли Свон это допустил?! — добившись некоторой видимости, но не дождавшись ответов, Элис изумленно уставилась на Беллу одним глазом: — Если там так одевают, туда я не ходок!

С усилием отряхнув ладони друг о друга, она нагнулась потрепать материал повседневного комбинезона на коленях, отчего волосы вновь легли завесой на глаза.

До сего момента у меня не было поводов близко пообщаться с Элис Брендон. Мое мнение о ней складывалось на основании двух фактов: она чем-то покорила Уитлока; она верховодила в комнате отдыха. Сейчас я задумался, насколько слепыми делает людей любовь? И чего такого не замечаю в Белле я?

Я взглянул на Свон, чтобы оценить ее реакцию на прозвучавший бред и непонятные, откровенно нелогичные действия знакомой. Белла смотрела на меня, ее глаза светились восторгом и еще каким-то чувством, которым, надеюсь, она делилась только со мной. Потрясающе! Я настолько увлекся разглядыванием одухотворенного лица любимой, что упустил приближение Элис Брендон на критическое расстояние к нам. Да уж, я непозволительно расслабился, так к нам мог подкрасться кто-то и повыше ростом.

— Не сбежала, Эл, но украла. И не себя, — не отрывая взгляда от меня, произнесла Изабелла. Ее ответ показался мне подходящим и даже превосходящим вопрос. Белла повернулась к Брендон и излишне ласково (на мой вкус) улыбнулась ей, но затем состроила на лице выражение крайней озабоченности. — Ох, извини, Элис, мы торопимся проведать миссис Дейзи.

Кого? Я впервые слышал от Свон это имя. Кто эта миссис Дейзи — бабушка Беллы? Мне предстоит знакомство с семьей? Я улыбнулся, предпочитая принудительно изогнуть губы вверх, а не в другую сторону. Надеюсь, нет. Возможно, Свон просто хотела поскорее отделаться от странноватой собеседницы.

— Конечно, я понимаю, — сочувственно кивнула Элис, наконец-то фиксируя пряди волос за небольшими, немного оттопыренными ушками, и отчиталась: — Я заходила к ней три часа назад, покормила и погладила. Она сразу стала выглядеть сытой и довольной.

Сохраняя мягкую улыбку на лице, я посмотрел на Беллу, делая вид, что очень жду встречи с загадочной миссис как там ее… бабулей.

— Сейчас, — продолжала Брендон, — у нее наступил сонный час. Или, правильнее будет сказать, сонные сутки.

О! А вот это приятные новости.

— Белла, — с возмущением добавила мисс Брендон, — сделай же с ней что-нибудь, хотя бы поговори, а лучше накажи огуречной диетой! После обеда она сгрызла половину моего самого острого карандаша, а после наложила горстку прямо в поилку.

Изабелла коротко рассмеялась. А я усиленно раздумывал, как такое может быть?! По чьей линии бабушка: по материнской или же эта миссис — мать Чарли? Это еще один интересный вопрос, ответ на который поможет лучше понять транслирование наследственных признаков в семье Свон.

— Спасибо, что приглядывала за ней, Эл. Теперь придется ограничить тебе доступ в мою каюту: безопасность, папа и все такое, — Белла смутилась, — ну ты понимаешь…

— Конечно-конечно, моя гладительно-подкармливающая миссия закончена! — приложив ладонь к тому месту, где у нормальных людей билось сердце, воскликнула Брендон. Теперь ее внимание переместилось на меня. Решительно сглотнув, я приветственно кивнул, на что она лишь моргнула, затем нахмурилась, сдвинув в кучку брови и губы, и сжала ладонь на груди в кулак. — Беллз, а зачем тебе сдался Мэйсон?

Белла оглядела меня, прищурившись, с лукавым выражением на лице.

— Я еще не решила точно, — отвечая, Белла поднесла Ттт-браслет к считывающему сканеру своей каюты. Думаю, она торопилась улизнуть из коридора, пока в нем не появился кто-то еще, поразговорчивей коротышки Элис. Например, Аро. Я мысленно еще раз поторопил любимую!

— Следи за ним, Белла, — Брендон выставила вперед указательный палец правой руки, поучительно покачивая им, будто проводя между мной и Беллой невидимую зигзагообразную линию. — От чувака одни неприятности. Я видела его в кошмаре неделю назад, дело происходило в столовой! Он тыкал в скорпиона палочкой для чистки зубов, а тот за наносекунду отрастил клешню и откусил ему голову. Пока его башка летела к полу, кровища залила всю столешницу! Не представляю, сколько роботов-уборщиков понадобится, чтобы убрать за таким неаккуратным провокатором, — обвиняюще посмотрев на меня, Элис задумчиво почесала переносицу, а после перевела взгляд на Свон и, наклонившись ближе, убежденно добавила: — Уверена, Беллз, сон в руку!

— До завтра, Элис, — не вздохнув и даже не закатив глаз, попрощалась за нас обоих Белла (что, уверен, стоило некоторых, возможно, даже больших усилий) и затянула меня в комнату, все-таки добавив приглушенно: — А лучше до послезавтра.

Редактор: tatyana-gr

Огромная благодарность Татьяне за проверку главы!

Источник: http://robsten.ru/forum/67-2258-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: katerina420 (26.11.2018) | Автор: katerina420
Просмотров: 236 | Комментарии: 7 | Теги: katerina420 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 7
0
7  
  Спасибо за интересное продолжение! lovi06032

6  
  спасибо за главу.

0
5  
  Спасибо! Какая неожиданная радость! Появилось продолжение!  good  hang1  lovi06015  lovi06032

0
4  
  Спасибо за продолжение!
Сообразительная Белла, недаром же майор, знала, где Эдвард будет ее искать!

0
3  
  Благодарю за главу!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good

1
1  
  Вау, очень своеобразная глава) как будто Эдя принял радостин и все его мечты исполнились... ощущения нереальности накатывает.
Что же не так? Может конечно мне все это кажется)))
БОЛЬШОЕ СПАСИБО ЗА ДОЛГОЖДАННОЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ!)

0
2  
  Вау, очень своеобразная глава) как будто Эдя принял радостин и все его мечты исполнились... ощущения нереальности накатывает.
Что же не так? Может конечно мне все это кажется))) 

Просто я решила пойти нестандартным ходом - так, как всегда хотелось при прочтении чужих историй.  fund02002 
Надоели расстройства героев, их воображаемые стоны и слюни Эдварда в подушку.
Конечно, будет сложновато - надо будет искать интригу и интерес не в переживаниях героев друг о друге, а в чем-то другом. Но надеюсь, справлюсь!

Также я решила сделать Эдварду и Белле подарок - задавить интриганов и их прошлые каверзы своей всесильной рукой fund02002 , дать волю любви героев и их счастию!  giri05003 

Точнее злодеи останутся и будут что-то мутить, но все их колья и пики разобьются о наших лучезарных персонажей!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]