Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Тёмный омут. Глава 2

«Однажды рискнув, можно остаться счастливым на всю жизнь».



Любовь может проявляться не только в условиях свободы, но и в результате принуждения. Человек, имеющий свободу, сам загоняет себя в рамки придуманных условностей, которые навязывает нам общество. У человека, который следует указаниям, нет возможности думать о мнении окружения. Делая то, чему его принуждают, он не боится выходить за рамки приличия. Некоторые люди не способны сами совершать безумные поступки, проживая свою жизнь в пустую, их необходимо толкать на риск, чтобы побороть страх жизни и позволить себе быть счастливыми…

POV Белла

Что?.. О чём говорит этот человек?! Я никогда не выйду замуж за него! Никогда! Он убийца!

— Нет, — твёрдо говорю я, — я никогда не стану твоей женой! Ты лишился рассудка? Мы абсолютно незнакомые друг другу люди, откуда такие идеи? Ты вообще понимаешь, как происходит торжество бракосочетания? Любящие друг другу люди дают клятвы в присутствии родных и друзей. Ты меня похитил! Ты убийца, я лучше умру, чем выйду за тебя!
— Ты, наверное, не поняла, что здесь происходит, — произносит мужчина и вновь поворачивает ко мне экран планшета. В это время человек, который приставил пистолет к голове моего брата, отводит ружьё в сторону, и внезапно раздается выстрел.
— НЕТ, — кричу. Смотрю на экран, брат жив, он промахнулся.
— Смотри, девочка, эти ребята два раза мимо не стреляют! Твои родители этого не знали, но ты, я надеюсь, умнее, –родители?! Что он знает о моих родителях?! Или же?.. Нет, не может быть! Нет, я не могла попасть к ним в руки! Только не они…
— Какое ты имеешь отношение к моим родителям? Ты убил их? А, подонок? Ты убил? Говори!
— Вечером церемония, — говорит мой похититель, не обращая внимания на мою истерику, — сейчас тебя отвезут в мой дом, там ты подготовишься к предстоящей церемонии. Не пытайся что-то провернуть, детектива отпустят после заключения брака.
— Почему я должна тебе верить? Откуда я знаю, что ты не обманешь меня, и после всего вы отпустите нас, а не убьете как родителей?! Ты один из этой проклятой семьи Каллен? — я не верю ему, ни единому слову. Я понимаю, что из таких ситуаций люди живыми не выходят.
— Не можешь знать, но другого выхода у тебя все равно нет, — говорит мужчина, разворачивается и уходит.

Я вновь одна остаюсь запертой в этой комнате. Он из семьи Каллен, и я не хочу выходить за убийцу своих родителей. А Джейкоб? Как же мой брат? Я не стану женой человека, которого мой брат хочет засадить за решётку.

Спустя несколько минут двери вновь открываются, и в комнату входит громила. Он очень высокий, с широкими плечами, мускулистым руками: просто гора мышц. На его лице широкая улыбка, но, несмотря на его облик, он не выглядит опасным, как мой похититель.

— Привет, — произносит он, я инстинктивно отступаю назад.
— Не бойся. Я не причиню тебе вреда, — говорит громила и заходит в комнату.
— Вы уже это сделали, — едва слышно шепчу я.
— Я Эммет, Эдвард попросил отвезти тебя домой. Но прежде мне нужен твой телефон, он тебе больше не понадобится, — говорит мужчина и протягивает руку.

Эдвард? Значит, моего похитителя зовут Эдвард, надеюсь, я найду способ передать это имя Джейкобу.

— Что значит не понадобится? Я не отдам вам свой телефон. Там важные контакты, в нём вся моя жизнь!
— Дорогая, это теперь твоя жизнь. Давай, не заставляй меня применять силу.

Что они ещё могут мне сделать? Избить? Убить? Все лучше будет, чем выходить замуж за того подонка по имени Эдвард. Что это за убийцы такие, от них пострадала вся моя семья!

Я в безвыходном положении: покорюсь или буду сопротивляться — все равно они добьются своего. Поэтому, вытянув телефон из кармана, я протягиваю его Эммету. Он берет мой телефон, бросает его в стену позади меня.

— Что ты делаешь? Ты что, дикарь какой-то? Это же мой телефон, я сказала, что там очень важные данные.
— Поехали, у нас осталось не так много времени, — говорит мужчина, полностью проигнорировав мои слова. Может, это и к лучшему, Джейкоб не прослушает то сообщение, и они оставят его в покое.
— Мне нужно в туалет, — прошу я, — я целый день здесь заперта.
— Малышка, ты можешь опорожниться туда, оно здесь для этого, — говорит Эммет и указывает на ведро в углу.
— Ты что, совсем больной? Мы в каменном веке живём? Мне нужен нормальный туалет. Нет, они здесь все душевнобольные.
— Или так, или никак.
— Я не буду пользоваться этим ведром, что это за условия такие?! В тюремных камерах к заключённым и то относятся лучше.
— Твой выбор, — говорит громила, берёт меня под руку и ведёт к выходу.

Нет сил сопротивляться, поэтому просто молча бреду за ним. Он усаживает меня в машину, сам садится за руль, и мы трогаемся с места. Едем по уже знакомой дороге, через лес. Одна мысль радует, мы возвращаемся в город, и там у меня, возможно, появится шанс сбежать.

Спустя время мы останавливаемся на подземной парковке. Я знаю этот район, квартиры здесь стоят таких денег, что нам с Джейкобом за всю жизнь сколько не заработать. Эммет ведёт меня к лифту, нажимает нужный этаж — 24 — и мы поднимаемся. Начиная с подъезда, уже можно понять, что ждёт наверху. Лифт, который везёт в твою квартиру, вызывается только по персональному коду. На въезде на парковку охрана, которая досматривает каждый миллиметр машины.

Звучит звонок, двери лифта открываются, и перед глазами предстаёт холл — четверо охранников, каких же здоровых, как Эммет, один из них приветствует нас и открывает двери, ведущие в пентхаус. Впервые вижу такую роскошь, здесь каждая деталь продумана и на своём месте. Панорамные окна, весь Сиэтл как на ладони. Терраса с бассейном, светлые стены, огромный камин, дорогая мебель в классическом стиле, все гармонирует друг с другом. Такая светлая гостиная, что даже не верится, что она принадлежит таким людям.

Эммет ведёт меня по лестнице на второй этаж и заводит в комнату, она отличается от общей стилистики квартиры. Здесь преобладают тёмные оттенки, дерево и металл. Ничего лишнего: кровать, шкаф, несколько тренажеров. Без растений, ни одной фотографии, совсем нет декора. Как будто в этой спальне никто и не живёт. Не сложно догадаться, что это комната Эдварда, такая же тёмная и мрачная, как и её хозяин.

— Там ванная, — прервав тишину говорит Эммет, — приведи себя в порядок. Анна, это прислуга, принесёт тебе новые вещи, подбери что-то подходящее для церемонии. Представитель из мэрии приедет сюда к девяти, будь готова. И совет на будущее, прошу, не зли Эдварда, поверь мне, лучше не попадаться ему, когда он теряет контроль.
— Мне все равно на него! Я не собираюсь прислушиваться ни к одному из вас! Кто ты такой, чтобы давать мне наставления? Ты всего лишь преступник, держащий меня в заложниках, такой же, как и твой хозяин Эдвард. Рано или поздно вы ответите за это!

Я зла, я ужасно зла. На них, на себя. Я ненавижу этих людей, как я смогу выйти замуж за человека, которого не люблю?! Как они могут меня заставлять делать это? Кто дал им право распоряжаться моей жизнью?! Кто мог знать утром, что мой день рождения станет для меня днём моих похорон.

Эммет вышел из комнаты и, естественно, запер двери на замок. Ощущаю себя птицей в золотой клетке. Сделаю что угодно, чтобы отсюда сбежать.

POV Эдвард

— Эдвард! — твёрдо и требовательно произносит Карлайл, — объяснись! Почему мне только что звонили из офиса мэрии с подтверждением церемонии, а твоё имя записано в качестве жениха?! Я же сказал, что это будет Эммет!
— Я так решил! Эта девочка — моя проблема! Я женюсь на ней. Не за чем втягивать Эммета в это дело.
— Она тебе понравилась! — это был не вопрос, Карлайл видит всех насквозь.
— Не имеет значения! Этот брак никогда не будет настоящим! Все это для того, чтобы её брат-полицейский перестал нас преследовать. Я весь твой! — говорю то, что отец хочет слышать. Отчасти это правда, я не трону её. Никогда. Наш брак будет только на бумаге.
— Если не возражаешь, я поеду домой, у меня сегодня церемония. Нужно подготовиться… — говорю я и выхожу из кабинета, мне не нужно ждать разрешения. Я тот человек, который разрешает что-то или запрещает. И никто не пойдет против моего слова, не посмеет!

POV Белла

Выключаю воду, глупо было надеяться, что душ поможет смыть события сегодняшнего дня. Выхожу из душа и слышу в спальне голоса, надеваю халат и осторожно открываю двери. На кровати сидит молодая девушка, блондинка, и рядом с ней стоит женщина с каштановыми волосами, на вид лет пятьдесят. Кто эти женщины и что им здесь нужно?! Почему они все не могут просто оставить меня в покое?
— О-у, милая, — произносит женщина постарше, — я мама Эдварда, можешь называть меня Эсме, а это Розали, вы вскоре станете сестрами.
— О чём вы говорите?! Ваш сын запер меня здесь! Вы знаете, что он меня похитил?
— Милая, не надо так. Все будет хорошо, ты привыкнешь, вот посмотри, мы принесли несколько платьев для примерки. Не пойдешь же ты на собственную свадьбу в джинсах.
— Привыкну?! Вы меня слышите?! Я говорю: он держит меня здесь насильно! Я заложница в этом доме, а вы все соучастники!
— Дорогая, решение Эдварда никто не осмелится оспаривать, и уж тем более никто не пойдёт против его слова. Если он решил взять тебя в жены, ты должна быть благодарна за такую возможность. Ведь не каждому даётся такой шанс стать членом нашей семьи, — спокойно проговорила женщина.

Какой шанс?! Я о нём не просила, мне нравится моя жизнь с братом. Что они вообще о себе возомнили?

— Шанс? Шанс, говорите?! Ваша семья убила моих родителей. Так кому я должна быть благодарна? А?

Её сын чудовище, как она может быть такой спокойной?! Он сегодня на моих глазах убил человека, даже если сильно постараться не смогу стереть из памяти этот момент. Место им всем за решеткой!

Женщина так же не прекращая улыбаться вышла из спальни. Блондинка Розали молча последовала за ней.

Эта женщина с ума сошла, если думает, что я буду частью их преступной семейки. Что за человек такой этот Эдвард, что его все боятся?! Как он смог настолько запугать людей?! Ещё и посмели платья принести.

Собираю все вещи, которые они разложили на кровати, и иду на балкон. Не собираюсь ничего у них брать. Взмахиваю рукой и выбрасываю платья из окна. Возвращаюсь обратно в комнату и замираю у балкона. Сердце начинает бешено стучать, я до ужаса боюсь этого человека. В спальне стоит Эдвард. Одет в черные джинсы, черную рубашку и серый пиджак. Его тяжело прочесть, он тщательно скрывает свои эмоции. Если по Эммету видно все сразу, он бандит и никто не отменяет этот факт, но у него такой открытый взгляд. Странно даже, его телосложение совсем не пугает, в какой-то момент даже показался чересчур милым. Эсме хоть и старалась натянуть любезную улыбку, ее взгляд был обеспокоен. Она пыталась убедить меня в том, что ничего страшного не происходит, и я привыкну ко всему, однако сама женщина не выглядела счастливой.

Мужчина приподнимает руки и начинает аплодировать, его лицо остаётся бесстрастным. Не обращаю на его действия внимания, тело дрожит, пытаюсь взять себя в руки и не показать своего страха, прохожу мимо и возвращаюсь в ванную. Запираю за собой дверь, знаю, что его это не удержит, но так мне немного спокойнее. Опираюсь руками об раковину и смотрю на свое отражение в зеркале. Не верится, что это все реально. Как будто кошмарный сон, вот-вот прозвенит будильник, и я проснусь, но этого не происходит, вместо звонка будильника слышу стук в дверь. Начинаю поспешно надевать свои вещи. Едва успеваю надеть свитер, как дверь с грохотом открывается и в ванную вваливается Эдвард. Полуобнажённой чувствую себя ещё более уязвимой, прикрываюсь халатом. Не хочу, чтобы он рассматривал меня.
— Никогда не закрывай эту дверь! — приказывает он.
— Ты не можешь запретить мне! — отвечаю.
— Скоро приедет представить из мэрии, пошли, нас уже ждут внизу.
— Не делай этого! Прошу тебя, отпусти меня, я никогда никому не расскажу. Пожалуйста. Мы не можем быть мужем и женой. Чёрт, да ты даже имени моего не знаешь!
— Изабелла Мари Свон, родилась 13 сентября 1993 года в городе Форкс, в возрасте пяти лет вместе с семьёй переехали в Сиэтл. В десят лет упала с лестницы и была доставлена в центральную больницу, была несложная операция на колене. Не замужем. Четыре года работаешь в Seattle Central Specialized School для инвалидов, все сказал? Или что-то упустил?
— Инвалид — это ты! А эти дети не виноваты, что родились с определёнными проблемами со здоровьем.

Не могу сказать что я удивлена, естественно, он изучал мою биографию.

— Давай, спускайся вниз, нехорошо заставлять уважаемых людей ждать, — говорит он и, потянув меня за руку, выводит из комнаты.
— Я сама могу идти, незачем тащить меня за руку, — пытаюсь вырваться из его рук. Он отпускает меня и отступает, пропуская вперёд. Спускаюсь по лестнице на ватных ногах, тело вновь пробирает дрожь. С каждой ступенькой, ведущий вниз, сердце бьётся ещё сильнее.

Обвожу взглядом гостиную и всех присутствующих. Они постарались на славу. Живыми цветами украшены перила лестницы, ленты, огромные вазы с букетами по всей комнате, под окнами арка из тех же белых цветов и священник. Гости одеты в шикарные платья и дорогие костюмы. Увидев нас, люди начинают аплодировать. Звучит торжественная музыка. Парад лицемерия. Кто все эти люди? Почему не задают вопросы, откуда вдруг взялась эта свадьба?! Счастливые улыбки на лицах, как будто мы знакомы с ними тысячу лет, и это настоящая свадьба, а невеста одета не в грязный свитер и джинсы, а в шикарное свадебное платье.

Эдвард толкает меня в спину, мы движемся к алтарю. Только мы оказываемся возле арки, музыка и аплодисменты стихают, священник начинает свою речь.

— Дорогие жених и невеста! Дорогие гости! Мы собрались здесь, дабы стать свидетелями вступления в брак Эдварда Энтони Каллен и Изабеллы Мари Свон. Любовь — большое сокровище, дарованное человеку. И сегодня ваши сердца заключают союз, — от его слов тошнит, — но перед тем как официально заключить ваш брак, я хотел бы услышать, является ли ваше желание свободным, искренним и взаимным, по собственному ли желанию и доброй воле вы заключаете брак? Прошу ответить вас, жених.
— Да, — отвечает Эдвард, я до последнего надеялась, что он откажется…
— Прошу ответить вас, невеста, — говорит священник обращаясь ко мне.

Нет...

— Отпусти моего брата сейчас, иначе я не дам своего согласия. Я продаю душу дьяволу и должна убедится, что Джейкоб не пострадает, — мои слова направлены Эдварду, меня не заботит, услышали ли гости, услышал ли священник. Я должна сделать все, чтобы спасти Джейкоба.
— О чем говорит эта девушка? — спрашивает священник.
— Дайте нам минуту, — отвечает Эдвард, хватает меня за руку и ведёт на балкон.
— Убей меня! — плачу, — убей! Но пока вы не отпустите моего брата, я не дам согласие.
— Ты, наверное, забыла, что ты не в том положении, чтобы требовать что-то. Девочка, смотри сюда, этим браком я спасаю тебя от смерти! Не заставляй меня жалеть об этом.
— Жалей, мне-то что?! Я не просила этого всего! Отпусти меня и никаких проблем больше не будет.

Эдвард вытягивает из кармана телефон, набирает номер и включает громкую связь. Это наш домашний номер.

— Ни слова! — указывает он.
— Алло, — слышу на том конце линии. Джейкоб. Он дома. Он жив.
— Алло, говорите! Белла! — слышу родной голос, сердце сжимается в болезненном спазме, — это ты, Белла?!
Эдвард нажимает на отбой, я плачу не в силе больше сдерживать эмоции.
— Я держу свое слово! — говорит мой похититель. Открывает дверь обратно в гостиную и ждёт. Он не принуждает меня идти, хочет, чтобы я сама сделала этот шаг, давая мне якобы шанс выбрать. Тогда как права отказаться на самом деле лишена. Иду, прохожу мимо него и возвращаюсь на свое место у алтаря.
— Продолжайте, — говорит он священнику. И он продолжает.
— Невеста, мы не услышали вашего ответа.
— Да, — тихо, еле слышно произношу.
— Прошу скрепить подписями ваше желание стать супругами, — говорит священник. Этой подписью я подписываю себе пожизненное заключение.
— Прошу вас подкрепить своё решение клятвой. Повторяйте за мной, я, Эдвард Энтони Каллен, беру в законные жены Изабеллу Мари Свон.

Эдвард дословно повторяет клятву. Моя очередь…

— Я, Изабелла Мари Свон, беру в законные мужья Эдварда Энтони Каллен, — эти слова причиняют боль. Говорю их на пределе своих сил.
— Обещаю любить и оберегать тебя…
— Давайте пропустим эту часть, — говорит Эдвард, перебив священника.
— Да, конечно, — соглашается он, — тогда прошу обменяться кольцами.

Эдвард вытягивает из кармана брюк коробочку, достает оттуда два кольца, одно надевает себе на палец, другое протягивает мне. Дрожащими руками беру кольцо, смелости не хватает, чтобы надеть его. Увидев мое замешательство, он забирает кольцо, берет мою руку и надевает его на мой палец. Никогда не могла подумать, что металл может так обжигать.

— Объявляю вас мужем и женой! Вручаю вам ваш первый совместный документ и поздравляю вас с рождением вашей семьи. Ну, а теперь вы можете поздравить друг друга! — произносит священник и ждёт нашего поцелуя.

Но этого не будет. К нему подходит Эммет и помогает собраться, спустя минуту священника выводят из пентхауса.

В гостиной звучат аплодисменты. Не могу больше терпеть, я хочу уйти. Гости подходят к нам, поздравляют Эдварда, говорят какие-то слова мне, но я не слышу ничего. Отхожу от них в сторону и просто бегу к лестнице. Наверх, хочу спрятаться ото всех. К моему удивлению, за мной никто не идёт следом. Наверное, он понимает, что это выше моих сил. Сегодня здесь меня убили — этот пентхаус моя могила.

 



Источник: http://robsten.ru/forum/67-3258-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Pest (28.08.2021) | Автор: Pest
Просмотров: 341 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 2
1
2   [Материал]
  Теперь только смерть разлучит их. Спасибо за главу)

2
1   [Материал]
  Жаль и Джейкоба, и Беллу. Жду продолжения! JC_flirt

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]