Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Ты у него одна... Глава 19. Часть 3.

 

Прошли примерно сутки с тех пор, как Эдварда посадили в подвал. Эти сутки стали для мужчины личным адом, он понимал, что теперь все кончено. На его теле не осталось живого места после того, как Аро узнал всю правду, его люди выложились на все сто, от всей души наслаждаясь возможностью выплеснуть весь свой гнев на надменного Каллена, которого хозяин так боготворил последнее время. Эдвард молил лишь об одном: чтобы Изабелла, хоть раз в жизни послушала его и сделала все, как он просил. Молил, чтобы шавки Вольтури, не добрались до нее, и она смогла сбежать раньше, чем ее начали искать. Вторым, что сейчас очень хотел мужчина – было желание умереть. И он надеялся, что случится это раньше, чем его самый жуткий страх материализуется, и они доберутся до Беллы.

Эдвард так и не понял для чего его посадили сюда, и почему не убили сразу. Он силился вспомнить чем закончился их разговор с Вольтури и когда именно прекратились удары нескольких пар ног обрушившихся на его тело, но воспоминания расплывались в его спутанном сознании. Было что-то, за что пытался ухватиться Эдвард в этих самых воспоминаниях: какие-то слова, выхваченные им перед тем, как отключится, и эти слова вселяли страх, скорее даже ужас, но вспомнить их он никак не мог. Хотя мужчина прекрасно помнил, как все началось. Именно в тот момент, он очень сильно пожалел, что вообще решил явится на встречу с Аро, зная, что тот, до этого встречался с Джеймсом. Хотя поначалу, ничто, как говориться, не предвещало беды…

 

За 24 часа до этого…

 

Увидев Эдварда в своем кабинете, итальянец, казалось, очень обрадовался. И сходу начал задавать вопросы, на которые Эдвард старался отвечать правдиво и уверенно, потому что знал, что Аро, моментально распознает ложь.

– Эдвард… – растянул Аро его имя в итальянской манере. – Как же я рад тебя видеть! – он притворно улыбнулся и сложил руки в замок на груди.

– Здравствуй, Аро… – кивнул Эдвард, пытаясь разгадать настроение собеседника и предположить к чему готовиться.

– Мне тут про тебя всяких глупостей наговорили, в которые я, конечно же, не поверил… И надеюсь, что ты сейчас успокоишь старика и мы не будем вспоминать эти нелепые сплетни.

– И кто же наговорил? – поинтересовался Эдвард, чуть наклоняя голову набок, и уже зная ответ.

– О! Я непременно вас познакомлю, но сначала хочу задать тебе несколько вопросов. – Вольтури моментально стал серьезным и его глаза сверкнули хищным блеском. – И, если ты соврешь, можешь попрощаться с жизнью.

– Задавай, – пожал плечами Эдвард и пройдя вглубь помещения, опустился в кресло напротив.

– Когда ты вернулся из Италии?

– Три дня назад, – не стал скрывать Эдвард. – Нужно было уладить кое-какие формальности. Кстати, о них, – мужчина достал из внутреннего кармана пиджака свернутый конверт и кинул его на столик возле кресла. – Изабелла подписала документы.

– Это хорошо… – кивнул Аро. – Слышал, твоя машина утонула в Ист-Ривер… Как это произошло?

– Давний знакомый одолжил, хотел впечатлить девушку, – не моргнув глазом соврал Эдвард. Он знал, что Аро этого никак не сможет проверить. Информация по этому делу была засекречена. Даже для СМИ и ФБР, и личность погибшего нигде не упоминалась, как и личность Эммета. – Когда сработал сигнал GPS, я поехал на место аварии, но было уже поздно, там собралась кучка копов, а от моей машины осталось груда метала, видимо, бедняга кому-то жутко насолил…

– Очень в этом сомневаюсь… Ну что ж, твоя правда. – Аро лениво почесал подбородок. – И там ты встретил прекрасную Изабеллу, которая несмотря на то, что вас ничего не связывает, примчалась, как только узнала о катастрофе.

Эдвард напрягся, он, конечно, предполагал, что Аро будет об этом известно, но надеялся, что без подробностей.

– Да, так все и было. И нас связывает общее прошлое, я уже говорил. Тебя что-то смущает?

– Меня смущает, что люди вокруг говорят, что ты носишься с ней, как с писаной торбой, хотя обручен с моей дочерью. Мне это не нравится! – как змея прошипел старик.

 – Твое право верить во что говорят… Я не могу заткнуть рот каждому. – Эдвард не стал больше это комментировать, лишь пожал плечами. Вольтури покачал головой и вздохнул.

– И что же было дальше?

– Отвез Беллу домой, на следующий день ездил в отдел, потом встречался с ФБР, потом со страховым агентом, уладил все дела и вот я здесь.

Вольтури прищурился, выискивая признаки лжи.

– Хорошо… – Аро пожевал свою губу, складывалось такое впечатление, как будто в уме он проверял сходится ли информация, полученная от его источника со словами Эдварда. – Джейн хочет, чтобы церемония состоялась в ближайшие выходные, – он резко сменил тему. – И раз уж, теперь нет причин тянуть со свадьбой, я не вижу смысла откладывать это событие дольше.

– Я не против, – невозмутимо ответил Эдвард, считая в уме, сколько дней осталось до уикенда.

Вольтури нажал несколько кнопок в своем телефоне и поднес его к уху:

– Где ты ходишь?! – проворчал он в трубку. – Живо в мой кабинет! – нажав кнопку отбоя, старик откинулся в кресле. – Хочу тебя кое с кем познакомить.

Эдвард вскинул бровь, сдерживая внутри себя рвущиеся проклятья. Спустя несколько минут, в дверь постучали и после короткого: «Входи», в кабинет вошел мужчина очень похожий на человека с изображения, которое ранее Эдвард уже видел в штаб квартире.

– Эдвард, познакомься с моим сыном, – прищурился Вольтури. – Джеймс – это Эдвард Каллен, моя правая рука и будущий зять.

– Мы знакомы, – процедил Эдвард и подавил в себе желание набросится на ублюдка. Вместо этого, он попытался изобразить удивление, попутно прикидывая, сколько времени понадобится Эммету, чтобы собрать спец. группу для начала операции. Он очень надеялся, что друг собрал достаточно доказательств для его задержания и не станет тянуть время, зная, что Джеймс вернулся.

– Смотрю ты удивлен, Каллен, – Джеймс в новом обличии оскалился. – Я умею эффектно появляться.

– Так похоже на тебя… Вижу ты сменил имидж? – усмехнулся Эдвард, мысленно представляя, как выкалывает его сверкающие злобой глаза.

– Я вижу, ты тоже… Как тебе удалось запудрить мозги моей сестре и отцу? – лицо Джеймса скривилось в отвращении. – Я не верю, что дело в чистой и наивной любви… Что ты задумал? Признавайся!

– Не понимаю, о чем ты, Джеймс… Тебя не было пять лет и вот ты появляешься, логично предположить, что именно ты что-то задумал, а? – с виду Эдвард выглядел спокойным и безразличным, но внутри было лишь одно желание – убить! И он пожалел, что не взял свою пушку с собой: пара выстрелов и этих гнусных людей больше не существует.

– Я приехал повидаться с отцом и попытаться отговорить сестру от этого никчемного брака с тобой, – выплюнул Джеймс, ерзая в кресле, на которое он только что опустился.

Вольтури наблюдал за их перепалкой молча, но даже он не мог не отметить, что Эдвард держится намного лучше, чем Джеймс. Его сын, к его стыду, явно нервничает, дергается и от каждой фразы Каллена, его как током бьет, что сказать, очень непрофессионально.

– Джеймс, заканчивай детский лепет, – вздохнул Аро. – Я не для этого тебя позвал… Мне очень не нравится, когда меня заставляют сомневаться в своем выборе, а после того, что ты мне рассказал вчера, я засомневался и сейчас, хотел бы развеять эти сомнения. – Он кинул жесткий взгляд на Эдварда. – Прокомментируешь, Каллен?

– Что именно? – внешне, Эдвард по-прежнему оставался невозмутимым.

– Джеймс, прошу… – Аро указал на Эдварда, – Все, что вчера ты мне рассказывал с пеной у рта, повтори сейчас и вместе услышим мнение нашего будущего члена семьи… или покойника. – Вольтури растянулся в притворной улыбке.

– Я предлагаю поступить по-другому, – гаденько ухмыльнулся Джеймс, как будто уже был уверен в своей победе. – Мужики, заходите! – громко крикнул он, глядя на дверь.

По команде в комнату вошли два амбала и направились к креслу, в котором сидел Эдвард.

– И что это значит? – он взглянул на двух надзирателей, остановившихся по обе стороны за его спиной. – Боишься меня? – усмехнулся Эдвард. – Да так, что вызвал на помощь этих тупых качков.

– Не долго тебе радоваться осталось, Каллен, – улыбаясь произнес Джеймс. – Я соберу всю правду до последней крупицы и отец наконец-то поймет, кого он приютил на своей груди.

Закончив свою триумфальную речь, он засунул руку во внутренний карман пиджака и достал оттуда шприц, наполненный прозрачной жидкостью. Как опытный доктор, он снял колпачок с иглы и пощелкал по ней указательным и большим пальцем. Поднявшись с кресла, он подошел к Эдварду.

– Это инъекция из смеси скополамина, натрий-амитела и, вроде бы, натрий-пентотала, простыми словами – «сыворотка правды». – Он взглянул на охранников. – Держите его.

Эдвард, даже не успел осознать сказанного этим подонком, как его плечо пронзила тонкая игла, выпуская жидкость, которая станет его смертным приговором. Спустя несколько минут, он ощутил на себе действие сыворотки и заметил, как мышцы расслабляются, а в голове появляется легкий туман, как перед сном или в первые минуты после пробуждения. Думать о чем-то, в прямом смысле слова, было трудно. Его голова то и дело клонилась к груди, хотелось прилечь, а лучше уснуть, забыться глубоким сном и никогда не просыпаться.

Джеймс первым начал свою инквизицию, он расспрашивал его о прошлом, о том, как они познакомились с Беллой, о том, какие отношения его связывали с Чарли и зачем он женился на Изабелле. Эта часть не вызвала особого интереса у Аро, так как Эдвард уже рассказывал ему, примерно то же самое, только без лишних подробностей. Но дальше, становилось только интереснее. Когда речь зашла о камне, Эдвард выложил все, что знал от Чарли. Вольтури удивился, узнав о семейной драгоценности ставшей причиной гибели его брата с женой. А еще больше он удивился тому, каким находчивым и предприимчивым оказался его сын. Но об этом они поговорят позже и на едине. Джеймс же ликовал и то и дело повторял: «А я говорил! Я знал, что они у него…». Эдвард действительно знал, где находится колье с бриллиантами, так как именно он, после смерти Чарли спрятал его в квартире Эсме. Место оказалось до банального простым: большая старинная люстра в гостиной. Он просто надел колье на ее основание, как на шею женщины, и уложил в нишу с креплением. Когда Джеймс узнал, где находятся бриллианты, он отправил своих людей их забрать. Эдвард ненавидел себя за то, что оказался не готов к такому повороту событий и сейчас выдал все с потрохами. Также он рассказал и о своей безграничной любви к Белле, о том, как он вывел на чистую воду Джеймса, как втерся в доверие к Аро, думая, что это он причастен к убийству Чарли.

 

– Мой глупый мальчик… Зачем же мне было лишать себя золотой жилы и убивать брата? Он регулярно переводил на мой счет достаточно внушительные суммы, которых вполне хватало на то, чтобы прожить безбедно и кормить семью, всю оставшуюся жизнь. Но это было скучно, поэтому я занялся бизнесом, который он щедро спонсировал. Его смерть была мне не выгодна. Несмотря на наши разногласия, я его любил и в тайне ото всех, даже восхищался его трудолюбием и целеустремленностью, но я не знал тогда каким именно способом он смог разбогатеть. Мне даже немного обидно, что нам доставались лишь крохи с барского стола, но теперь уже не держу на него зла за этот небольшой секрет… Он мертв, и в любом случае, все, итак, достанется мне. – Он прошелся по кабинету и посмотрел в окно. – А вот ты меня очень разочаровал, Эдвард. Но я оценил твой героизм по достоинству. Расскажи ты мне все с самого начала, возможно мы вместе смогли бы найти выход из сложившейся ситуации, решить, так сказать, по-семейному… Но ты начал сотрудничать с ЦРУ и обманул меня, а Вольтури не прощают обмана. Никогда и никому! Но в благодарность за услуги, которые ты оказывал мне, у меня есть предложение: ты можешь взять мой пистолет и застрелиться. Быстро и без мук. Или это сделают мои люди, которые уже идут сюда, но это будет больно и мучительно долго. Выбирай…

– Пошел ты… – прохрипел Эдвард, пытаясь сфокусировать свой взгляд на Аро. – Я не боюсь тебя.

– А зря… Заканчивайте с ним. – Взглянув на несостоявшегося родственника в последний раз, Аро решил покинуть кабинет под звуки глухих ударов и сдавленные стоны Эдварда Каллена, которому пришел конец. Аро не прельщала перспектива выслушивать стенания дочери по поводу бесследного исчезновения ее жениха, но это было ничем по сравнению с тем предательством, которое совершил Эдвард.

– И найдите девку, – он остановился у двери, не глядя на происходящее за его спиной. – Но она мне нужна живой и вменяемой. – Не сказав больше ни слова, Аро покинул кабинет. Приложив телефон к уху, он начал раздавать указания, как подготовится к предстоящей облаве федералов, о которой ему только что поведал Каллен.

После этого, Эдвард уже мало что соображал и перестал даже пытаться увернуться от тяжелых ударов. Он желал, чтобы казнь поскорее закончилась. И чтобы они не смогли найти Беллу.

Но его желаниям не суждено было сбыться…

 

Спустя, казалось, несколько дней, а на самом деле, несколько часов, он услышал, как дверь подвала открылась и с глухим ударом, что-то упало у его ног. Он услышал стон. И его искалеченное тело буквально парализовало.

– Ну что, Каллен? Готов к главному представлению в своей жизни? – злобный смех эхом разлетелся по сырому помещению и ударил в сердце мужчины диким ужасом.

Эдвард пытался открыть глаза, но они так заплыли и слиплись от запекшейся крови, что у него ничего не получалось. «Может я ослеп?», – промелькнуло в голове у мужчины. «Оно и к лучшему…».

Он готов был вынести жестокие побои и пытки головорезов Аро, и неоднократно, но только не того, как будут издеваться над Беллой у него на глазах. Эдвард вздрогнул, когда почувствовал, что на него обрушился поток ледяной воды, после которого, он получил глухой удар по голове, видимо ногой. Его изуродованное тело подняли и вместе со стулом поставили в вертикальное положение.

– Открывай глаза, ублюдок! – услышал он знакомый голос и несмотря на нестерпимую боль, разлепил веки. – Сейчас ты увидишь, что значит встать на моем пути… – выплюнул Джеймс почесывая висок дулом пистолета. – И ты очень об этом пожалеешь, Каллен!

Эдвард хотел ему что-то сказать, но звук был похож больше на мычание. Его челюсть была сломана, а во рту все заволокло сгустками крови, так, что он даже языком не мог пошевелить.

Джеймс присел на корточки и стянул мешок с головы Изабеллы.

– Дождемся только, когда леди придет в себя, – оскалился он и потыкал тело Беллы пистолетом. – Сообщите мне, когда она очухается и приступим. – Обратился он к двум амбалам, которые стояли у входа. – Хочу быстрее с этим закончить. И имейте ввиду, девка мне нужна живой.

Эдвард зацепился за эти слова: для чего Джеймсу была нужна Изабелла? Но ответ в его голову пришел сам собой: для того, чтобы получить ее состояние и чертовы камни.

Телефон Джеймса зазвонил.

– Да. Что у вас? – после недолгой паузы он начал извергать проклятья. – Как это нет ничего?! Вы идиоты?! Вам же было сказано, где искать! Мне это не интересно! Если вы не найдете их в ближайшее время, можете попрощаться со своей жизнью!

– Ах ты сукин сын! – он обращался уже к Эдварду. – Как тебе удалось обмануть меня? Куда ты их дел?

Эдвард лишь сделал движение плечами, которое тут же отдалось болью во всем теле, и внутренне возликовал: у них есть еще немного времени, а это сейчас именно то, что нужно. И пока Джеймс не нашел бриллианты, Изабеллу он не убьёт. Но что не понимал Эдвард, так это того, куда они могли подеваться? Никто не знал, где они лежат.

Несколькими часами ранее, когда ему вкололи сыворотку правды, и он раскрыл местонахождение камней, он ждал, когда же его избавят от этих мучений. Но что-то пошло не так. Судя по разговору Джеймса, бриллиантов в указанном месте, не оказалось и куда они делись, Эдвард понятия не имел.

Почувствовав шевеление у своих ног, мужчина запаниковал.

– О, а вот и спящая красавица проснулась, – протянул Джеймс. Опустившись перед Изабеллой на корточки, он схватил ее за подбородок и сжал. – Говори, где камни, сука?

– Ты, больной ублюдок, я уже говорила тебе, что понятия не имею… – Белла плюнула ему в лицо.

– Сука! – процедил он сквозь зубы и ударил ее наотмашь, так, что девушка отшатнулась назад, больно ударившись о стену. – Посмотрим, что скажет твой ненаглядный супруг по этому поводу…

Глаза Беллы округлились и схватив девушку за подбородок, Джеймс развернул ее голову в сторону Эдварда.

– Эдвард… – всхлипнула Белла и ее руки взметнулись к губам. Она ужаснулась тому, что видела перед собой: его некогда красивое лицо превратилось в кровавое месиво, глаз было практически не видно, нос превратился в огромную картошку, у которой не видно краев. Из глаз девушки хлынули слезы, и она было рванула в сторону Эдварда, но крепкая хватка Джеймса, не позволила ей этого сделать.

– Полегче, куколка… – он схватил ее за волосы и притянув к себе жадно вздохнул. – Не переживай, мы позволим твоему мужу наблюдать за нашим небольшим развлечением, когда я отымею тебя на его глазах, а потом пущу по рукам своих преданных товарищей. – Он подмигнул ей и грубо поцеловал в губы. Белла вонзила в него свои зубы и до крови прокусила его губу. Джеймс взревел, отталкивая ее от себя, снова ударяя, на этот раз со всей силы. Из-за того, что руки Изабеллы были связаны, она не смогла предотвратить свое падение и упав на пол, почувствовала, как из ее носа потекла кровь.

– Ах, ты тварь!!! Ну нечего… – улыбаясь он пальцем вытер капельки крови с губ. – Я собью с тебя эту спесь. А пока… Пол, принеси шприц, посмотрим, как ты запоешь после инъекции. Твой любимый Эдвард все нам уже рассказал.

– Не смей колоть ей барбитураты, – собрав последние силы и превозмогая боль, прохрипел Эдвард, сплевывая кровь. – Она ничего не знает…

– Это мы сейчас и выясним. Пол?!

 

Когда Изабелле сделали укол и посадили на стул, напротив Эдварда, девушка плакала уже в голос. Она тоже понимала, что это их конец, но была рада, что перед смертью смогла увидеть Эдварда живым. Она отвечала на вопросы Джеймса и никак не могла понять, что он от нее хочет. Этот страшный человек, все пытался выяснить у нее, что она знает о камнях, бриллиантах, завещании отца. И Белла рассказала все, что действительно знала: то есть ничего… Единственное, что она могла хоть как-то связать с этими злосчастными камнями, был подарок Эдварда, который сейчас лежал в кармане ее джинс. Она сняла его в аэропорту, когда проходила через сканер, а потом убрала в карман. Но поле того, как ее схватили и буквально выволокли из самолета, надеть браслет она так и не успела, а сейчас вспомнила про него.

– Проверим… – Джеймс безцеремонно залез в ее карман и забрал браслет. – Толку от тебя… – а потом повернулся к Эдварду и гаденько так спросил: – Ну, что Каллен, готов насладится зрелищем?

Эдвард сгорал от невозможности помешать этому ублюдку и своей беспомощности, в целом, перед всей этой ситуации. Будь у него такая возможность, он умер бы тысячу раз, самой мучительной из смертей, чтобы только не видеть того, что здесь происходило. А когда Джеймс, наблюдая за реакцией Эдварда, медленно прошелся рукой по голове Беллы и опустив руки к краям ее футболки, разорвал, Эдвард закрыл глаза, из которых потекли слезы и опустил голову, жалея, что не пустил себе пулю в висок, когда у него была такая возможность. Девушка всхлипнула и громко зарыдала, дрожа всем телом. Джеймс продолжал свою игру, он погладил ее грудь, пока еще спрятанную в кружевной бюстгалтер.

– Начнем с этого… – потянувшись к своей ширинке, он расстегнул замок.

Белла замотала головой.

– Я не сделаю этого, больной урод! Тебе придется пристрелить меня, но я этого ни за что не сделаю!

Разозлившись на ее противостояние, Джеймс ответил ей жесткой оплеухой рукояткой пистолета.

– А я сказал, сделаешь, избалованная сучка! И не только мне! У меня человек двадцать, которые хотят полакомится нежным молодым телом…

Девушка никак не отреагировала на его комментарии, свесив голову вниз. Он потянул ее за волосы и понял, что Белла находится без сознания.

– Слабачка… – выплюнул Джеймс. – Развяжите ее и разденьте… – приказал он людям, стоящим у дери.

Беллу развязали и опустили на пол, но, когда один из мужчин начал стаскивать с нее джинсы, девушка очнулась и начала брыкаться, со всей силы ударив мерзкого мужика ногой по лицу.

– Не трогайте меня! – проревела она, захлебываясь слезами.

– Заткнись… – прошипел Джеймс, – иначе засуну кляп тебе в рот. – Давайте поживее! Меня начинает это утомлять…

Эдвард вскинул голову и снова открыл глаза. Лучше бы он этого не делал… На лице Изабеллы наливались фиолетовые синяки, из носа и губы сочилась кровь. Футболка рваными клочьями свисала по бокам ее груди, а из бюстгалтера была видна наполовину прикрытая грудь. Она брыкалась на грязном полу в то время, как какой-то ублюдок стаскивал с нее брюки. И Эдвард не мог ничего сделать, чтобы этому помешать. Он попробовал пошевелится, отвлекая на себя внимание, но его слабая попытка отозвалась острой болью во всем теле, так, что он не мог даже вздохнуть, лишь слабый стон вырвался из его груди и пред глазами все поплыло. Он услышал дикий вопль Изабеллы: «Эдвард, я люблю тебя!». Понимая, что Эдвард уже не жилец, и ее не оставят в живых, Изабелла каким-то чудесным образом смогла выхватить из рук Джеймса пистолет и направив его к своей голове, дрожащими руками, нажала на курок.

Перед тем, как прогремел выстрел, Эдвард успел одними губами прошептать: «Прости меня…», и его сознание поглотила тьма, чему он был несказанно рад.



Источник: http://robsten.ru/forum/67-1938-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Мери (27.07.2022) | Автор: Мери
Просмотров: 195 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 3
0
3   [Материал]
  Я рыдаю cray

1
1   [Материал]
  12 какой кошмар! Неужели не будет хепиэнда? Как можно выйти из такой ситуации . С другой стороны если бы Джеймс привел свои угрозы в исполнение и заставил смотреть Эдварда они  еслиб даже выжили не смогли быть вместе. Такое не забудешь

0
2   [Материал]
  Самая тяжелая часть этой истории теперь позади, будет ли окончание хеппи эндом, решать вам  JC_flirt  Но я гарантирую, что все закончится наилучшим для них образом, настолько, насколько это возможно в сложившейся ситуации  girl_wacko

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]