Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Ты у него одна... Глава 22. Часть 2.

– Привет! – дверь распахнулась и в нее ввалилась Розали. – Эдвард, мать твою, ну наконец-то ты очнулся! Я уже устала слушать нытье твой жены… Ой… – она остановилась и потерла спину. – Опять дерутся…

Розали находилась примерно на том же сроке беременности, что и Белла, разница у них была, две-три недели. Они с Эмметом ждали двойню и поэтому живот Розали был гораздо больше, чем у Беллы.

– Тоже мои?! – глаза Эдварда чуть не выскочили из орбит. Он с испугом посмотрел на Беллу, потом на ее живот, а затем перевел взгляд на блондинку, которая, кряхтя устраивалась на диване возле окна.

– Нет, – рассмеялась Изабелла, – это твой друг постарался. Познакомься, это Розали Хейл, моя лучшая подруга и будущая жена Эммета.

– Ты ничего не помнишь? – блондинка вздернула свою бровь и с сожалением посмотрела на Беллу.

– Нет… – вздохнул Эдвард. – Но я весьма удивлен последними новостями, мужчина посмотрел на живот Беллы и закатил глаза, поджимая губы.

– Я думаю, Эдварду нужно передохнуть, а то от переизбытка информации у него, наверное, голова идет кругом.

– Эй, дайте и мне передохнуть хоть немного, – начала возмущаться Розали, особо не беспокоясь, – Эммет позвонил, сказал, что ты очнулся, а теперь его телефон отключен. Итак, Эдвард, когда тебя выписывают?

– Розали! Дай ему хоть немного прийти в себя…

– А что!? Мы, итак, слишком долго ждали! Дети Маккарти вот-вот выскачут, а я хочу, чтобы это произошло, когда мы будем официально женаты.

– Розали и Эммет отложили свадьбу до того, как ты… Ну поправишься, – пояснила Изабелла.

– Ну извините, что помешал вашим планам сбыться, – Эдвард развел руками. – Понятия не имею, когда выйду отсюда… я проснулся два часа назад и узнал много нового о себе… Так что можете не ждать меня. – Он махнул рукой и запустил ее в волосы.

– Я предлагала Эммету, но он и слушать ничего не хочет, – вздохнула Розали. – На самом деле, я благодарна тебе, Эдвард. Если бы не ты, мы бы и не познакомились.

– А как вы познакомились?

– Это долгая история, давай в другой раз… – Белла погладила его по руке, и Эдвард отметил, что ему понравился этот нежный жест.

– Вот ты где?! – в дверях показался Эммет. – А я тебя внизу жду.

– Я тебе звонила, но потом захотела писать и видимо мы разминулись, и я пришла сюда, – улыбнулась Розали.

– Как дети? – Эммет в пару шагов преодолел расстояние от двери до дивана и положил свою большую ладонь на живот Розали.

– Опять воюют, мне кажется им там тесно… – девушка поморщилась.

– Мои парни, – с гордостью проговорил Эммет, благоговейно глядя на будущую жену, взгляд которой, отвечал ему взаимностью.

Наблюдать за ними были весело: Розали постоянно ворчала из-за своих размеров, и потери привлекательности, на что Эммет не обращал никакого внимания. Но в его взглядах, действиях и жестах, постоянно сквозила любовь и обожание. Они были очень красивой парой и дополняли друг друга в безрассудности Розали и серьезности Эммета. Изабелла была очень рада, что подруга нашла свое счастье и строгий и вечно чересчур серьезный Эммет немного потеплел, но это распространялось только на близких, для всех остальных он по-прежнему был сдержанный и холодный заместитель директора секретной службы ЦРУ. Держал, так сказать, марку.

– Пойдем? – после приветственного ритуала, который при каждой встрече устраивал Маккарти, он поцеловал Розали в макушку и повернулся к Эдварду. – Прости, брат, малышам и их маме нужен отдых, завтра я заеду, и мы наконец-то пообщаемся, как в старые добрые времена.

Эдвард кивнул, наблюдая за парой и немного завидуя их явному счастью и ожиданию чуда. Как оказалось, он и сам сейчас ожидал свое чудо, но почему-то не испытывал тех нежных чувств и эмоций, которые видел в глазах Эммета. Скорее растерянность и страх…

– Помоги встать, – Розали протянула руки и Эммет легко поднял ее с дивана.

– Да встречи, Эдвард, – махнула блондинка. – Надеюсь скоро встретимся на свободе, – она подмигнула. – Белла, ты идешь?

– Да, я сейчас, – Изабелла посмотрела на Эдварда и улыбнулась. – Я тоже пойду, а ты отдыхай… Увидимся позже.

– Ты же вернешься? – с надеждой спросил Эдвард, глядя на девушку, которая собралась уходить, чего ему почему-то не хотелось. Он снова хотел опустить руки на ее небольшой живот и почувствовать там жизнь, частичку себя и этой красивой девушки, о которой он, к своему большому сожалению, ничего не помнил.

– Вернусь, если ты этого хочешь… Съезжу домой, переоденусь и вернусь. Ммм, тебе чего-нибудь привезти?

– Нет, Изабелла, спасибо. Достаточно того, что ты вернешься…

– Хорошо, – кивнула девушка и ушла, оставляя Эдварда в раздумьях о их совместном прошлом.

Как Эдвард не старался сопротивляться сну, у него не получилось. Пытаясь восстановить в памяти события своей жизни, он смог мысленно дойти до временного периода, когда они с родителями переехали в Нью-Йорк, после этого был сплошной непроглядный туман. А то, что он снова и снова возвращался к событиям в настоящем, примеряя на себя новые роли, не позволяло сосредоточится на воспоминаниях. Когда голова начала нещадно гудеть, Эдвард сдался и отключился за пару минут.

Проснулся он от кошмара, в котором Изабелла смотрела на него пустыми холодными глазами и кричала, что никогда не простит. Мужчина простонал от того, насколько тяжело это ощущалось, даже физически. Он оглядел палату и понял, что наступила ночь. Приглядевшись, он обнаружил силуэт на диване, а когда, поднявшись с кровати подошел ближе, понял, что это Изабелла. Она пришла, как и обещала, но сейчас девушка крепко спала, устроившись на боку и подложив под щеку ладошку. Вторая ее рука покоилась на животе, как будто она, бессознательно защищая ребенка. Эдвард улыбнулся, ему нравилось то, что он видел, а ощущение своей причастности к тому, что в животе этой девушки сейчас растет новая жизнь, заставляло его сердце биться чаще. Он не помнил ничего из того, что их связывало, но четко ощущал на телесном уровне, что это была какая-то особая связь. Его пальцы покалывало от того, что он хотел дотронуться до нее, но не стал этого делать, не желая разбудить Беллу. Он молча разглядывал каждый сантиметр ее красивого лица и хрупкого тела и чувствовал, как что-то нежное и трепетное зарождается в глубине души. Опустившись на пол, Эдвард устроил руки на диване и подперев ими подбородок продолжил свое разглядывание. Резкая вспышка озарила его сознание и в мыслях начали всплывать картинки: вот Белла совсем юная, она спит, но сон ее беспокойный, девушка мечется из стороны в сторону, а Эдвард просто наблюдает не в силах заставить себя подойти и успокоить ее; вот снова она спит, только теперь всхлипывает во сне и зовет маму; вот она лежит на большой кровати, свернувшись калачиком и прижимает к себе мужской пиджак, на этот раз Эдвард укрывает ее пледом и также, как сейчас опускается на пол и смотрит… Мужчина глухо простонал и схватился руками за голову, как будто там сейчас бушевала буря и все эти картинки, как и многие другие вихрем пролетали в его голове, не позволяя зацепиться ни за одну из них. Но что больше всего поразило Эдварда, так это чувство беспросветной тоски и одиночества, которые он ощутил во время «разглядывания» своих – судя по всему, – воспоминаний.

– Эдвард! Тебе больно?! – он почувствовал теплое касание руки Изабеллы, вздрогнул и сам не понял почему, отстранился.

– Нет, просто… – он попытался ухватиться за воспоминания, но они ускользали, растворяясь в привычном тумане. – Я как будто что-то увидел, как во сне, но в то же время и нет… – мужчина часто задышал, как будто ему не хватало воздуха.

– Ты что-то вспомнил?! – Белла не обратила внимания на то, как Эдвард отстранился от нее и попыталась дотронуться до него снова.

– Скорее на уровне ощущений, эмоций… – он медленно поднялся с пола и отошел в сторону. – Но мне это не понравилось… – с опаской посмотрел он на Беллу. – Извини, я тебя разбудил.

– Ничего страшного, я в порядке, – Изабелла вздохнула и тоже поднялась. – Эдвард… она сделала несколько шагов к нему на встречу и замерла на расстоянии около метра, не желая нарушать его личное пространство. – Можно мне… Можно мне дотронуться до тебя, просто почувствовать твое тепло… Я так долго тебя ждала… – голос девушки дрогнул и последние слова она практически прошептала.

Повинуясь какому-то внутреннему порыву, Эдвард медленно поднял руку, протягивая ее Изабелле. Она, также медленно подняла свою и коснулась его пальцев, осторожно переплетая их со своими и делая шаг еще ближе. Белла не отрывала своих глаз от его, сокращая расстояние между ними. Мужчина заметил, как заблестели ее глаза, а еще то, что девушка задержала дыхание, пока двигалась к нему на встречу. Когда их разделало не больше сантиметра, Белла глядя ему в глаза обвила рукой поясницу Эдварда и опустила голову на его грудь.

– Господи! Как же я скучала… – с ее губ сорвался рваный всхлип. И девушка теснее прижалась к его крепкому телу. Руки Эдварда начали медленно подниматься и несколько мгновений спустя осторожно накрыли девушку, оборачивая словно в кокон. Едва коснувшись носом макушки Изабеллы, Эдвард осторожно вздохнул и в голову ударил такой знакомый запах, от которого по телу прошла дрожь. В голове снова замелькали неясные картинки, только на этот раз, они не отдавали болью и тоской, а наоборот – счастьем и любовью. Одна из этих картинок, ясно предстала перед мысленным взором Эдварда: длинные каштановые локоны, которые рассыпались по изящной спине и которые он, пропустив сквозь свои пальцы, наматывал на кулак. Мужчина замер на мгновенье, пытаясь ухватиться за эти ощущения и запечатлеть их в памяти.

– Дыши, Изабелла… – выдохнул он, сам того, не осознавая и девушка дернулась в его руках.

– Что ты сказал?! – она подняла на него свои огромные глаза.

– Я сказал, чтобы ты дышала, – он улыбнулся. – Кислород…

– Я поняла, Эдвард, но… Почему ты сказал именно это? Ты что-то вспомнил? – не унималась Белла. – Просто… Ты всегда так говорил, когда мы… – она запнулась, не уверенная, что стоит поднимать тему их интимных отношений. Эдвард смотрел на нее ожидая продолжения, но Белла лишь снова уткнулась в его грудь и жадно вздохнула. – Ладно, ничего…

– Когда мы, что? Изабелла… – он осторожно провел рукой по ее спине, привыкая к новым ощущениям. Ему это определенно нравилось. – Пожалуйста, расскажи, я хочу знать… Помоги мне вспомнить… – прошептал Эдвард в ее волосы и коснулся губами шелковых волос.

– В моменты нашей близости, – не поднимая головы сказала Изабелла и прижалась к нему теснее. – У меня всегда были проблемы с дыханием, когда я находилась рядом с тобой, – она хихикнула и Эдварду этот звук тоже показался знакомым, а еще ему понравилось, как это звучит.

– Хорошо, что мы об этом заговорили… – теперь была его очередь затаить дыхание, словно он ступал на запретную территорию, но ему очень хотелось знать подробности, в нем проснулся како-то мальчишеский азарт. – У меня есть вопросы по этому поводу, и я хотел бы, чтобы ты ответила на них… Пожалуйста.

Девушка покачала головой и улыбнулась, отстраняясь от него.

– Что ты хочешь знать? Ой… – Белла посмотрела на живот и прижала к нему руку. – Чувствуешь? – она подняла голову, заглядывая Эдварду в глаза. Там искрилось столько счастья, что он даже не нашелся, что сказать.

– Чувствую… – он тоже положил свою руку рядом с ее и прикрыл глаза наслаждаясь этими новыми ощущениями, которые дарят невероятные эмоции. – Ты уже знаешь пол ребенка? – спросил он, не открывая глаз.

– Нет, я хотела… Дождаться тебя, чтобы мы вместе решили, узнать заранее или дождаться родов…

– Хорошо, подумаем об этом...

Малыш толкался, как будто сообщая своим родителям, что он тоже рядом, тоже все чувствует и переживает. После того, как движения под их руками прекратилось, Эдвард решил задать вопрос, который мучал его с утра, когда только они в первый раз встретились с Беллой.

– Белла, ты сегодня сказала кое-что, чему я сразу не придал значения, но позже, прокручивая наш разговор, я задумался… Почему ты сказала: «наш малыш на этот раз тут…»? Что это значит?

Белла одернула руку с живота, и улыбка моментально сошла с ее лица. Ее глаза стали отстраненными и их заволокло пустотой. Она отстранилась от Эдварда и отошла к окну.

– Мне не хотелось бы поднимать эту тему, но я понимаю, что ты должен знать… – ее голос звучал безжизненно и Эдварду стало не по себе от этого. – Нашему первому ребенку, сейчас было бы чуть больше трех лет… Но он не выжил. Я попала в больницу, не подозревая, что была беременна. В результате случился выкидыш…

– Как это произошло? – голос Эдварда раздался практически над ухом Беллы, и она вздрогнула. – Я имею ввиду, из-за чего ты попала в больницу? – Он хотел дотронуться до нее, но не решился.

Изабелла резко выдохнула и провела руками по лицу, пытаясь избавится от гнетущих воспоминаний.

– Надеюсь ты выспался? – девушка повернулась к нему, и Эдвард чуть отстранился от того, каким был ее взгляд, в нем было столько боли, что казалось невозможно даже вообразить. Эдвард уже пожалел, что задал этот вопрос: Белла как будто уменьшилась в размерах и ее невыносимо грустные глаза очень сильно контрастировали с тем, что он видел несколькими минутами ранее. – Как бы я не хотела, все это вспоминать, я это сделаю, но… есть вероятность, что ты не захочешь больше видеть меня. Никогда…

– Теперь я не уверен, что хочу знать… Неужели все настолько плохо? – Эдвард потер шею, чувствуя, как возвращаются тревога и страх, которые он испытывал сегодня днем.

– Ты даже представить себе не можешь, насколько… – покачала головой девушка. – Но лучше я сама тебе все расскажу, чем если твои воспоминания окажутся частичными, и ты вспомнишь только что-то из чего невозможно будет собрать полную картину, при ретроградной амнезии такое возможно, мне так доктор Мейсен сказал.

– А может я вспомню только хорошее? Ведь что-то же было в нашей жизни хорошего…? Мне он вообще сказал, что мой мозг мог специально забыть все плохое… ну что-то типа этого…

– Не удивительно… – горько усмехнулась Изабелла. – Ну так что? Ты готов услышать о нашем прошлом.

– Да, готов… наверное…

Они расположились на диване и Белла начала монотонным голосом свой рассказ.

– Мы познакомились, когда мне было пятнадцать лет, тебе тогда было двадцать три. Вы с мамой переехали в наш пентхаус. Наши квартиры располагались на одном этаже, друг на против друга… Мы начали дружить, но ты тогда для меня был кем-то вроде хипии…

Белла рассказывала, стараясь не упустить даже самых мелких деталей, которые помнила. Она постаралась абстрагироваться от прошлого опыта, как учил ее психотерапевт и смотреть на все, как бы со стороны, но чувства и эмоции из-за очередного переживания своего прошлого все равно оказывали на нее влияние, хоть и не такое сильное, как до работы с аналитиком. Ему Изабелла тоже рассказала все и от него она не скрывала своих прежних чувств к мужу, но сейчас, рассказывая все Эдварду, девушка намеренно опускала страшные моменты, от которых самой становилось не по себе, особенно в то время, когда ее снедала ненависть и неконтролируемый гнев на весь мир, включая мужа. Эдвард слушал молча, лишь иногда качал головой, прикрывал глаза или запускал руку в свои волосы, как оказалось эту привычку он не забыл и Белла ему на это указала. В особо тяжелые моменты, когда голос девушки дрожал или из глаз ее бежали слезы, он осторожно брал ее за руку и тихонько сжимал, но Изабелла, как будто не замечала этого, она смотрела куда-то в пространство лишь изредка бросая взгляд на Эдварда, чтобы оценить его реакцию. Как ни странно, слушая их историю, Эдвард был относительно спокоен или так действовали лекарства, которые он принял, в процессе исповеди жены. Она начала рассказывать о событиях, случившихся на мосту, в тот день, когда в машину Эдварда стреляли и поняла, что очень сильно хочет в туалет. Извинившись, девушка посетила уборную, задержавшись там чуть дольше, чтобы справится с нахлынувшими эмоциями и привести свое заплаканное лицо в порядок. Эдвард видел, насколько тяжело девушке дается этот рассказ и решил, что на сегодня достаточно. Ему еще несколько дней придется переваривать услышанное и каким-то образом осознать и принять тот факт, что это и есть его прошлая жизнь, какой бы сомнительной она не казалась. Мужчина хотел озвучить Изабелле свое решение, сразу после того, как вышел из туалета, куда он отпарился после нее, но обнаружил что она уснула. Уснула сидя на диване в неудобной позе, уткнувшись лицом в согнутую руку. Он испытал укол вины от того, что вынудил проходить ее через все это, к тому же она была беременна, а как он помнил, беременным волноваться нельзя… Да уж! Хороший же он муж, когда его жена на протяжении последних нескольких часов постоянно плачет. Не думая ни секунды, Эдвард поднял Изабеллу на руки и положил на свою кровать, укрывая одеялом. А сам еще долгое время осмысливал все услышанное, но оно почему-то никак не хотело укладываться в его голове. Складывалось такое ощущение, что Эдвард посмотрел страшное кино с собой и Беллой в главной роли, а в его душе осело горькое послевкусие, от которого он уже не мог избавиться, даже если бы очень захотел. Он искренне сопереживал Изабелле, но никак не мог отыскать внутри себя те чувства, которые двигали им все это время. Также он не совсем понимал: исходя из рассказов Беллы, у них все шло к разводу, и жили они в то время по раздельности, возникал вполне логичный вопрос: «Откуда тогда появился ребенок?». Эдвард отогнал от себя мысль о возможном обмане, потому что верил Изабелле и был практически уверен, что она не могла пойти на подобную ложь. Но вопрос тем не менее оставался без ответа, и он надеялся, что скоро его узнает на него ответ. Нехотя он признался сам себе, что если бы не положение Изабеллы, он бы, наверное не хотел продолжать эти отношения в которых было столько боли, отчаянья и обмана.

Эдвард проснулся от криков Изабеллы: девушка металась по кровати и плакала.

– Нет! Я никогда не сделаю этого ублюдок! Убери от меня свои грязные лапы… Нет!

– Изабелла, проснись! – Эдвард немного потряс ее, и девушка распахнула глаза, в которых плескалось безумие и страх, она, пытаясь сфокусировать свой взгляд глубоко дышала.

– Эдвард, это ты… Господи! Это ты… Это лишь сон, это все страшный сон… – Белла кинулась к Эдварду, успокаивая себя и повторяя, что это всего лишь сон…

Когда девушка немного пришла в себя, она извинилась и засобиралась домой. На вопросы Эдварда, что за кошмар ей приснился, а самое главное, кто в нем хотел ей причинить боль, девушка лишь отмахнулась и попросила не обращать на это внимания, что также показалось Эдварду странным: как будто она что-то не договаривала, но настаивать он не стал. Когда Изабелла ушла, сославшись на важные дела, пришел доктор Мейсен и сказал, что настало время обследований и до самого вечера Эдварда подключали к каким-то приборам, просили ответить на вопросы, затем делали МРТ, и другие процедуры, которые хоть как-то могли повлиять на его полное восстановление. У него состоялась встреча с психотерапевтом, на которой поделился своими чувствами и эмоциями относительно всего, о чем узнал от Изабеллы.

Вечером пришла Эсме, вместе они рассматривали семейные фотографии, и мама рассказывала о его детстве и юности, а также том времени, когда они переехали в Нью-Йорк и когда не стлало его отца. Что-то Эдвард вспоминал, что-то слышал впервые, он задавал вопросы, но старался обходить тему, связанную с Изабеллой, сам не зная почему. И когда, уже перед уходом, мама грустно улыбнулась и положила на прикроватный столик толстый фотоальбом, Эдвард понял, что этой темы избежать не удастся: на обложке альбома, во всю страницу красовалось фотография Беллы и судя по тому, как беззаботно и счастливо она улыбалась, это фото было сделано до того, как ее жизнь перевернулась.

– Все эти фотографии сделал ты, – улыбаясь сказала Эсме. – К некоторым из них там есть описание, где-то очень подробное… Ты попросил меня забрать этот альбом, когда я переехала в Чикаго, но сейчас возможно захочешь посмотреть и, может быть, что-то вспомнишь. Хотя я бы предпочла, чтобы ты забыл…

– Могу я задать тебе вопрос? – спросил Эдвард, скользнув взглядом по альбому, к которому почему-то страшно было прикасаться.

– Конечно, сынок, все, что угодно!

– Я действительно так сильно любил эту девушку, Изабеллу?

– Могу сказать больше… Ты был одержим ею, Эдвард… Ты ее действительно любил очень сильно, и как бы я не хотела этого признавать, наверное, ты уже никогда не сможешь полюбить никого так же, как ее… Ты готов был жизнь за нее отдать… – вздохнула Эсме. – Что, собственно, ты практически и сделал… Но я уже не виню ее, особенно после того, как узнала, что она подарит мне внука, – искренне улыбнулась женщина.

– Изабелла мне рассказала кое-что из нашей прежней жизни, и знаешь, что? Я не хотел бы заново это проживать… Если у нас все было так сложно, то зачем же было мучать друг друга?

– Ох, Эдвард… Как бы я хотела услышать эти слова несколько лет назад! Я ведь, и сама не раз говорила тебе об этом, но ты и слушать меня не желал, так что, поверь, оно того стоило. А когда Белла наконец-то ответила тебе взаимностью, тучи над вашими головами сгустились слишком сильно… Но теперь вы можете начать все сначала – с чистого листа, – в прямом смысле этого слова. Теперь вы настоящая семья, именно так, как ты всегда и хотел.

– Я могу быть уверен, что это мой ребенок?

Эсме не стразу поняла, что он имеет ввиду, а когда осознала, жутко возмутилась и уперла руки в бока.

– Что за мысли такие, Эдвард!? Несмотря на то, что вы не совсем ладили в начале, вы сумели это преодолеть и последние полгода, Белла во всей красе показала свою преданность и любовь. И уж поверь мне, в ее верности ты можешь не сомневаться, она относится к тому типу женщин, что, если полюбила, значит на всю жизнь… Именно так ее воспитали родители. Ну а если ты все же сомневаешься, сделай тест ДНК, сейчас это можно сделать, не дожидаясь родов.

– Спасибо, мама! – Эдвард поморщился, примерно представляя себе эту процедуру. – Я, пожалуй, лучше поверю тебе на слово, ну а если будут сомнения, это можно сделать, когда родится ребенок.

– Что можно сделать, когда ребенок родится? – в дверях появился Эммет. – Привет, брат! Как ты? Эсме, добрый вечер, – он кивнул женщине.

– Я побегу, мальчики, – женщина поцеловала сына в щеку и попрощавшись оставила их наедине.

– Не больница, а проходной двор, – пробубнил Эдвард. Он сейчас не готов был гостям, да и вымотался за весь день.

– Что нет настроения? – нахмурился Эммет. – Я ненадолго, забежал после работы проведать тебя, но видимо не вовремя… – мужчина достал из кармана пиджака визитку и протянул Эдварду. – Вот, когда будешь готов пообщаться, звони. Мне есть что тебе сказать и показать…

– Спасибо, Эммет, я рад тебя видеть, правда… но из-за переизбытка информации, моя голова идет кругом.

– Белла тебе все рассказала или это сделала Эсме?

– Бела, да, что-то рассказала, но явно не все, у меня только появилось еще больше вопросов.

– Это не удивительно… Что именно она тебе рассказала?

– Все, с момента нашего знакомства и до того, как в меня стреляли на мосту, точнее в мою машину, – Эдвард закатил глаза. – Я как будто боевик посмотрел, ей Богу…

– Оооо, так ты еще самое интересное не знаешь?! Ну это даже хорошо, обещаю, тебя ждет сюрприз, – Эммет подмигнул и усмехнулся.

Они поговорили еще немного и так, как Эдвард наотрез отказался слушать новую порцию информации о своей прошлой жизни, Эммет вскоре уехал домой. Когда часы показывали четверть полуночи, Эдвард вздохнул и понял, что Изабелла уже не придет. Он осознал, что снова хотел ее увидеть, хотя одновременно и боялся этого. Но чего он боялся больше, так это открывать альбом с фото, который пялился на него с тумбочки. Это как ящик Пандоры: открыв, закрыть обратно уже не получится. Помучавшись еще несколько минут, Эдвард решил отложить это до утра и на свежую голову посмотреть.



Источник: http://robsten.ru/forum/67-1938-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Мери (04.08.2022) | Автор: Мери
Просмотров: 330 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 3
0
3   [Материал]
  Снимаю шляпу перед Беллой. Она смогла даже человеку без памяти внушить чувство вины, страха и потребности опекать её. И Эсме, конечно, та ещё мама. Вместо того, чтоб помочь сыну использовать уникальную возможность стряхнуть с себя путы женщины-вампира, она рассказывает, какие есть бонусы в жизни мазохиста. Искренне сочувствую Эдварду. Есть слабая надежда на Эммета и Роуз, они кажутся адекватными, но это же история о большой любви. Большой любви Эдварда к женщине, которая ничем этого не заслужила. Спасибо за главу)

0
2   [Материал]
  Очень даже понимаю Эдварда и согласна что такой жизни никто не хочет, но от таких сильных чувств не отказываются, тем более теперь все наладилось. Очень нравится чувство юмора Эметта. Сдесь он мой любимый герой hang1

0
1   [Материал]
  Да уж, кто в здравом уме захочет себе такую жизнь и Эдвард защищает свой рассудок и себя от боли и предательства, ведь он не знает как это быть любимым ей.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]