Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Успокой мое сердце. Глава 30
Мой ангел, обними меня крылом,
И просто посиди тихонько рядом…
Не осуждай меня – ни словом, и ни взглядом,
Да, я за всё отвечу, но – потом…


Вы когда-нибудь видели, как рушатся величественные, прочнейшие здания? Камень за камнем, тяжело и с грохотом они падают на землю, погребая под собой все близлежащее. Зрелище страшное и захватывающее – невозможно оторваться, хотя и хочется как можно дальше без оглядки бежать.
Что-то наподобие такого разрушения происходит и с моим похитителем. Хваленый самоконтроль Каллена, который помог нам отыскать в снежном лесу Джерома, тает на глазах.
Когда Эдвард укладывает сына на кровать, миновав две лестницы и множество сугробов, первое, что он пытается сделать, это раздеть его. Снять мокрую куртку, чтобы малыш поскорее согрелся.
Но молния, маленькая черная молния заедает, мешая завершить начатое. Пару секунд понаблюдав за тем, как неистово мужчина дергает замок дрожащими пальцами, не выдерживаю, решаясь вмешаться.
- Эдвард… - мягко прошу, подходя ближе. Кладу руку на его плечо, думая, что так будет проще уговорить его.
Не отвечая, Каллен дергается, освобождаясь от моей ладони.
Предпринимаю вторую попытку, насилу сдерживая хоть какое-то спокойствие.
- Эдвард, давай я помогу.
Ещё раз рванув молнию, мужчина все же сдается. Шумно выдохнув, он отступает, позволяя мне попробовать.
Я опускаюсь на краешек кровати, выправляя из-под замка загнанные внутрь кусочки материи. Тот легко идет вниз, освобождая Джерома из плена мокрой одежды.
В тишине, повисшей в комнате, хорошо слышно громкое дыхание мужчины. Он даже не пытается сдерживаться.
Впрочем, у меня есть дела поважнее Каллена.
Я обращаю все свое внимание на Джерри, намереваясь снять с него все остальное. Начинаю с ботинок.
Едва они касаются пола, как в детской появляется Марлена. Короткий стук, известивший о её приходе, слышится почти одновременно с открытием двери.
До того, как домоправительница успевает добраться до кровати, её перехватывает Каллен.
- Ну что? – нетерпеливо спрашивает мужчина. Его голос чуть-чуть, совсем капельку дрожит. В остальном он лишь напряжен.
- Мистер Флинн будет через пятнадцать минут, мистер Каллен, - учтиво отзывается женщина. – Он уже едет.
Мистер Флинн?..
К черту. Не сейчас.
Вздохнув, Эдвард отпускает Марлену.
- Помоги ей.
Вторая пара рук, нежных и мягких, стягивает промокшие джинсы ребенка.
- Слава Богу, он нашелся, - бормочет домоправительница.
- Да, - соглашаюсь, собираясь снять последний элемент одежды мальчика – синюю кофту. Я подкладываю руку под спинку Джерома, как ощущаю нечто странное. Одной секунды хватает, чтобы понять – что-то не так.
- Изабелла? – Марлена взволнованно зовет меня, стреляя взглядом с меня на малыша и обратно.
- Сейчас, - приподнимаю ребенка, чтобы увидеть спину.
Опасения подтверждаются. Ощущения не подвели.
- Твою мать… - рычит Каллен за моей спиной. Домоправительница прикусывает губу, сожалеющее глядя на Джерома.
- Как же… - слова кончаются на очередном вдохе, когда я, едва касаясь, провожу пальцем по одной из двух рваных тонких полосок кожи, пылающих темно-бордовым цветом. Запекшаяся кровь покрывает большую часть спины малыша. Он похож на ангела, которому отрубили крылья…
- Нужен спирт, - говорит Марлена, немного придя в себя, – я сейчас принесу.
Её останавливает Эдвард. Почти швыряет обратно на кровать.
- Не смей!
Перевожу недоуменный взгляд на Каллена, с трудом отрываясь от Джерри.
- Эдвард?..
- До приезда Флинна никто ничего не будет делать! – тоном, не терпящим возражений, констатирует мужчина.
- Рану нужно промыть, - упорствую, чувствуя необходимость в данном действии.
- Нет, Белла, - глаза моего похитителя так страшно сверкают, что заставляют согласиться. Волей не волей. В конце концов, решат ли что-нибудь пятнадцать минут?.. Надеюсь, что нет.
- Пижама, - прошу я, кивая домоправительнице на шкаф.
- Сейчас, - Марлена поднимается, и опасливо обогнув Каллена, статуей замершего перед кроватью, выбирает, что нужно из гардероба мальчика.
Все это время неотрывно смотрю на малыша, ласково гладя его ладошки. Настолько холодные, что можно подумать, будто передо мной вовсе не ребенок, а кусочек льдинки.
- Все будет хорошо, - не удерживаюсь, шепчу это, наклонившись к его уху. Затем целую в висок. Плевать на Эдварда. Он не посмеет запретить мне этого.
Домоправительница приносит сухую одежду. В четыре руки мы мгновенно облачаем в неё Джерома. Кровь, стекающая по спине, пачкает простыни и черное пальто мужчины, на котором мальчик по-прежнему лежит, но никому до этого нет дела. Мне – тем более.
Придвигаюсь ближе к малышу, гладя его волосы, пока Марлена отправляется за другими одеялами. Мы обе считаем, что одного явно недостаточно.
За её отсутствие ни я, ни Каллен не двигаемся с места.
Мельком взглянув на Эдварда, подмечаю его каменное выражение лица и чересчур вытянутую, прямую позу. Даже военные на параде стоят хуже.
- Все в порядке… - внезапно срывается с языка. До боли хочется сказать ему это. Попытаться…успокоить?..
Мы будто поменялись местами. Теперь я наделена способностью трезво мыслить, а мужчина - нет. Теперь я отвечаю за ситуацию, а он нет. Теперь мне проще, а ему…
Каллен переводит взгляд на меня. Полупустой, но явно желающий продемонстрировать угрозу. Выходит скверно. Ничего подобного не вижу.
- Замолчи, - дополняя эффект, просит Эдвард. Именно просит
Наверное, действительно лучше помолчать.
Продолжаю гладить Джерома, пока сознание заполняют мысли о вчерашнем вечере. О быстрых объятьях, отстраненности и испуге. О том, как блестели маленькие драгоценные камушки, прося меня то уйти, то остаться.
Теперь, когда я знаю, чему виной такое состояние Джерома, становится ещё горше. Непомерно жаль, что вчера я не осталась. Тогда бы, может, и не было бы всего этого. Ни краж, ни поисков, ни теперешних последствий.
Во всем вина Эдварда. Он сказал глупость. Он спровоцировал такую реакцию. Он будет передо мной отвечать. Но позже. Все позже…
Очередной короткий стук вклинивается в размышления. Каллен оборачивается секундой раньше, чем стучащий переступает порог.
Наверное, это и есть мистер Флинн. Высокий темноволосый господин с синими глазами и в темно-синем костюме. Серая рубашка проглядывает из-под пиджака.
Рядом с ним Эдвард выглядит как уличный бродяга. В смятой одежде, с примятыми и взъерошенными волосами.
- Мистер Каллен, - учтиво здоровается вошедший, протягивая моему похитителю руку.
- Флинн, - произносит мужчина, пожимая её.
Глаза доктора переводят взгляд с Эдварда на меня. Могу поклясться, взгляд его выражает сплошное удивление.
Немой вопрос получает ответ.
- Новая смотрительница, - поспешно докладывает Каллен.
- Смотрительница, - вежливо соглашается пришедший. – Я могу приступить?
- Конечно, - Эдвард с готовностью отступает, пропуская доктора к кровати мальчика.
- Мисс?.. – Флинн замирает рядом со мной, вопросительно поглядывая на покрывала.
Не сразу понимаю, что от меня требуется.
Вставать жутко не хочется. Оставлять Джерома при любых обстоятельствах тяжело для меня. После всех сегодняшних происшествий это только усилилось.
Наблюдаю за доктором как стервятник, готовый тотчас броситься на свою добычу. Нутром чувствую, что если какое-то действие мужчины покажется мне неправильным, не сдержусь.
Для большей безопасности я, скрепя сердце, отступаю на два шага.
- Сколько он пробыл на морозе? – интересуется доктор, щупая пульс мальчика.
- Вероятнее всего восемь-девять часов, - отвечает Каллен. Сейчас он стоит рядом и его голос, его поза становятся ещё более напряженными.
- Мы не знаем точно, - негромко добавляю, понимая, что это – правильный ответ. Откуда сведения, что все время после моего ухода Джерри был на улице? Похитители вполне могли иметь что-то, во что можно было спрятать ребенка.
Я стараюсь не давать воображению волю. Это ни к чему. Сейчас малыш с нами…
Пришедший слегка недоуменно поглядывает на меня через плечо, но тут же возвращается к Джерому. Его внимание привлекает кровь, хорошо выделяющаяся на фоне бледного тела мальчика.
Осторожно повернув ребенка, Флинн поднимает пижамную кофту, рассматривая раны.
- Чем нанесены, не знаете?
- Ножом, - пожимает плечами Каллен, - или чем-то в этом роде.
Его дыхание становится совсем тихим. Почти неслышным.
- Для жизни не опасны, - мужчина возвращает пижаму на место. – У ребенка переохлаждение. Сейчас важнее согреть его.
Дверь негромко хлопает сзади. Марлена, принесшая ещё одно одело, укладывает его в изножье кровати.
- Мисс?.. – наблюдаю за домоправительницей, когда слышу зов доктора. Это действительно мне?
- Мне необходима ваша помощь, мисс.
Я с готовностью подхожу к доктору.
- Растирайте ноги. От пальцев вверх. Не иначе.
С этими словами мужчина наглядно демонстрирует мне, что он имеет в виду, совершая необходимые движения на теле Джерри.
Почти физически чувствую нарастающее раздражение моего похитителя. Кажется, даже слышу скрежет зубов.
- Сильнее, - направляет Флинн, когда я приступаю к делу, - вот так, отлично. Продолжайте.
Сам он, тем временем, занят руками.
Далее следует теплая ванна, наполненная Марленой. Пришедший лично переносит туда Джерома, а затем снова обращается ко мне за помощью. На этот раз необходимо держать голову мальчика над поверхностью воды.
Благо, Каллен остается в детской, и его присутствие и пронзающие взгляды не отвлекают меня. Постепенно повышая температуру жидкости, мы, наконец, добиваемся того, что малыш начинает согреваться.
Когда Джером, теплый и с обработанной спиной возвращается к себе в постель, уже заново застеленную домоправительницей, Эдвард занимает белое кресло у окна. По виду не скажешь, что он присутствует в реальности.
- Лучше будет, если кто-то ляжет с ребенком. Так он быстрее согреется, - советует доктор.
- Я лягу, - без лишних раздумий отвечаю, направляясь к кровати. Нижняя часть моего костюма мокрая, поэтому имеет смысл снять её. Абсолютно не стесняясь Флинна, стягиваю штаны, забираясь под одеяло к Джерому. Тактичный доктор отворачивается, переговариваясь о чем-то с Марленой. Как выясняется, речь идет о теплом супе и чае, когда малыш проснется.
- Ребенок очнется в течение десяти-двенадцати часов. Не больше, – напоследок сообщает пришедший.
- Не больше… - тихо повторяю за ним, целуя лоб белокурого мальчика. Это вызывает в докторе новые вопросы, но их он держит при себе.
- Мистер Каллен, - мужчина поворачивается к окну, обращаясь напрямик к хозяину.
Тот поднимается, указывая на дверь.
Не говоря больше ни слова, оба выходят.
- Он поправится, - нежно глядя на мальчика, убеждает Марлена.
- Конечно, поправится, - я выдавливаю улыбку, гладя щечку малыша, – и очень быстро.
Домоправительница кивает и, задержавшись ещё на полминуты, тоже покидает комнату.
Мы с малышом остаемся вдвоем.
- Мой ангел, - я покрепче прижимаю к себе ребенка, вдыхая его характерный запах и ощущая, как теплеет внутри. Джером действительно ангел. Маленький, безвинный, невыразимо прекрасный грустный ангелочек.
Только сейчас, только теперь понимаю, что люблю его. Люблю мальчика, кардинально поменявшего мою жизнь к лучшему. Изменившему все принципы и приоритеты. Показав, что мир все-таки не так плох, как изначально кажется.
Я люблю Джерома.
И сделаю все, чтобы он был счастлив.
Любой ценой.

* * *


Наверное, я все-таки заснула.
В комнате чуть темнее, чем раньше, а Джером гораздо теплее, чем мне помнится. Мой малыш согревается. Все хорошо.
Расслабленно вздохнув, посильнее обхватываю маленькое детское тельце. Материя пижамы невероятно приятная для кожи.
Нежный запах заполняет легкие, успокаивая не хуже любых убеждений.
Чуть-чуть пододвигаюсь, оставляя на лбу ребенка поцелуй. Ровная кожа уже не такая бледная, как раньше – кровь вернулась. Слава богу.
Тишина и полумрак детской, едва я отвожу глаза от Джерома, выделяют ещё одного человека, присутствующего тут.
На белом кресле, развернутом к окну, восседает Эдвард Каллен. В той же одежде, с той же прической, закинув ногу на ногу и расположив руки на подлокотниках. Его глаза полуприкрыты.
Пока я разглядываю моего похитителя, ни одна мышца на лице мужчины не двигается. Наверное, поэтому его голос, прозвучавший так неожиданно, немного пугает меня.
- Спи, - произносит он, - это у тебя лучше всего получается.
Стараясь проигнорировать подобные слова, сказанные с незамаскированным ядом, перевожу начинающийся диалог на другую тему.
- Он уже теплый, - нежно смотрю на белокурое создание, поглаживая его волосы.
- Значит, у тебя уже есть повод уйти?
- У меня есть повод остаться, - поправляю одеяло, когда произношу это.
Глаза Каллена раскрываются, голова поворачивается ко мне.
- Насколько? – вопрос задан с безразличной интонацией, но поблескивающие малахиты намекают, что все не так просто.
Пару секунд раздумываю над ответом.
- Насколько понадобится.
Вздыхая, Эдвард занимает прежнюю позицию, откидываясь на спинку кресла.
Тоже замолкаю. Есть ли смысл что-нибудь говорить?
Смотрю на Джерома. На мельчайшие детали его лица. Ищу что-то… сама не знаю, что. Попросту не могу оторваться. И не хочу.
- Белла… - голос Эдварда становится самым громким звуком в комнате. На этот раз он без доли яда, - …уйди.
Медленно качаю головой, даже не думая о таком варианте. Вчера я ушла. Что из этого получилось, можно наблюдать сегодня. Утешает лишь мысль, что теперь с малышом все будет хорошо. Я никому и никогда более не позволю его обидеть.
- У меня есть право остаться, - я бормочу, не до конца уверенная в своей правоте, но яро желающая получить эту самую веру. На какую гору мне за ней отправляться? Какие океаны переплывать?
Тонкими паутинными ниточками молчание пронзает помещение. Снова.
Закрываю глаза, подумывая над тем, чтобы ещё немного подремать с мальчиком. Тепло, выделяемое его телом и моим собственным, способствует расслаблению.
Я слышу тихонькое поскрипывание ковролина. Приоткрываю один глаз, следя за происходящим.
Эдвард, поднявшись с кресла, почти вплотную подступает к окну. Чересчур внимательно, почти зачарованно смотрит на снежинки, кружащиеся за толстыми стеклами.
Его губы трогает подобие печальной улыбки.
- Зима – лучшая пора года, - произносит он. Теперь бархатный баритон кажется частью образовавшейся тишины.
- Зимой холодно, - не соглашаюсь, подтягивая повыше край одеяла.
- Холод меньшее из всех зол, Белла, - качает головой Эдвард. Его палец описывает круг по ровной оконной поверхности.
- Сутки там – и ваше мнение изменится, - бормочу я.
- Сутки - это слишком мало.
- При минус двадцать достаточно.
- Даже при минус сорок.
Я не вижу смысла продолжать этот разговор. Но и спать тоже. Сладостная усталость отпустила, Каллен спугнул её.
- Зимой все белое, - видимо, продолжая начатую ранее тему, говорит мужчина. – Белый – прекрасный цвет.
Он оборачивается, всматриваясь в мое лицо.
- Белый – цвет чистоты и невинности.
Чистота и невинность? Глаза цепляют бесконечное белое марево, повисшее из-за цвета мебели в детской. Получается, этот цвет выбран неспроста?
- Стены?.. – пробую задать интересующий вопрос.
- …а ещё неконфликтный. Никакой конфликтности, - Каллен вздыхает, отворачиваясь обратно. Улыбка пропадает с его лица. Оно разом становится сосредоточенным и где-то в глубине – грустным.
Минута тянется за минутой, а Эдвард не двигается с места. Даже дышит беззвучно.
Раздумывая над его словами, глажу малыша. Мысленно проговариваю все то, что чувствую к этому ребенку. Ребенку, которого отныне никогда и ни за что не оставлю.
- Белла, - второй раз за последние десять минут слышу свое имя от Каллена. Нечасто на меня обрушивается такая удача.
Обращаюсь во внимание, хотя руку с плечика Джерри никуда не убираю.
Малахиты направлены на меня. В них нет никакой агрессии или любых чувств, хоть отдаленно на неё похожих. Имеется лишь капля недоверия и серьезность, залившая собой все и вся.
- Подойди ко мне, - просит Эдвард. Возможно, это был приказ, но интонация, с коей произнесена эта фраза, с повелительной никак не вяжется.
Замираю в нерешительности, раздумывая, что делать.
- Пожалуйста, - выдыхает мой похититель. Тихо, очень тихо. Но слышно.
Сегодня с утра я услышала, что никогда и ни при каких обстоятельствах этот человек не будет говорить мне «пожалуйста». Но теперь он…игнорирует собственные принципы. Очень кстати вспоминается и то, что это уже не впервые. В ту ночь, когда я нашла его в коридоре, после падения сосны, он тоже просил меня с использованием perfavore.
Эдвард так же переживает, как и я. Последние камушки самоконтроля рассыпались и превратились в пыль. Напускное спокойствие испарилось, уступив место истинному эмоциональному состоянию.
Набираясь решимости все же подняться, с величайшей осторожностью, не тревожа Джерома, я выбираюсь из-под теплого одеяла. Нижней части моего костюма нет – Марлена, видимо, унесла сушить, пока я спала. Поэтому надевать нечего. Ну и ладно.
Делаю несколько несмелых шагов по направлению к Каленну, который следит за мной краем глаза. Основное же его внимание уделено окну.
Когда я оказываюсь достаточно близко, Эдвард оборачивается.
- Садись.
Белое кресло мягкое и теплое. Не одеяло, конечно, но тоже вполне сойдет.
Совершенно неожиданно Каллен, подступая на шаг ближе ко мне, присаживается рядом.
Его взгляд окидывает мое лицо, давая возможность заглянуть чуть глубже в малахиты, чем раньше. Увидеть что-то, чего раньше видеть было не позволено.
- Какое твое желание? – негромко спрашивает он.
Хмурюсь.
Желание?..
Видя мою непонятливость, мужчина уточняет:
- Я исполню любое твое желание, Белла.
Фраза не слишком приятная. Особенно если вспомнить, что последний раз я слышала такое от Маркуса.
- О чем ты?.. – я откровенно ничего не понимаю. Эдвард меняет свои образы, как некоторые женщины платья в гардеробе. Я не успеваю за ним.
- Желание в обмен на обещание.
Обещание?..
- …я исполняю его, а ты делаешь так, чтобы Джером к тебе не привязывался.
Резко выдыхаю, когда слышу подобное. Что-то очень острое больно колет в груди. Почти пронзает.
Не лучше действует и взгляд Каллена, который смотрит на меня со скрытой надеждой и напряженным ожиданием. Мужчина кажется мне уязвимым сейчас. Зависящим от моего ответа.
- Я не причиню ему вреда, - повторяю раннюю фразу, раздумывая, как бы объяснить Эдварду, что я действительно не опасна для мальчика. Раз за разом, день за днем, я делаю все для этого, но он до сих пор не верит…
- Я знаю, - мой похититель шумно сглатывает, на миг прикрывая глаза.
Если знает, то… что?
Немой вопрос получает ответ. Не так быстро, но получает.
- Белла… - Эдвард медлит, хмурясь так, будто решается на самый значимый поступок в своей жизни. Его лицо напряжено, голос взволнован, а глаза излучают сплошную… тоску. Настолько очевидную, что я пугаюсь такого сильного чувства.
- Джером… - он сглатывает, - Джером все, что у меня есть.
Такое откровение шокирует.
- Я знаю, - не нахожу ничего лучше для ответа, чем это словосочетание.
Я ведь действительно знаю. Ещё там, в лесу, он убедил меня. Ещё в день катастрофы с деревом, я поняла. Ещё…
- Нет, - Каллен качает головой, прикусывая губу. Следует признать, что таким я его ещё точно не видела. Какой-то…брошенный, отвергнутый человек. Он смотрит на меня, как детишки в подворотне, когда просят милостыню. Он тоже просит. Молит.
Молчаливо жду продолжения, не решаясь ни говорить что-либо, ни прикасаться к нему. Хотя пальцы отзываются жжением при одной только этой мысли. Хочется коснуться. Хочется даже приласкать, если можно применить это слово по отношению к моему похитителю.
- Ты отбираешь его у меня, - наконец произносит мужчина. Сказав, сразу выдыхает и делает очередной вдох. Прямо как ночью…
- Эдвард… - начинаю я, но что дальше, не имею никакого понятия. Хочется сказать слишком многое, а мысли спутаны в такой пестрый клубок, что и за год не распутать. За сегодня случилось много. Очень и очень много. Но чтобы мистер Каллен, сидя передо мной практически на коленях, просил не отбирать у него сына… Нет, этот уже чересчур.
- Поверь мне, без тебя хватает тех, кто жаждет этого. Ждет любого подходящего случая, - глаза мужчины переметываются на кровать Джерома, напоминая о случившемся и придавая ему особый смысл. – Не нужно… Не надо…
Он поджимает губы, замолкает, низко опускает голову.
На этот раз молчание душит меня. Душит наравне с тем, что тяжелеет в груди с каждым рваным вдохом мужчины.
- Пожалуйста, - бормочет он, когда не в силах больше сдерживаться, касаюсь кончиками пальцев его волос, - пожалуйста, Белла…
Медленно веду вниз, к спине, прикусывая губу от боязни и сострадания, одновременно бушующих где-то внутри.
Дыхание Эдварда учащается.
- Сколько раз ты хочешь, чтобы я сказал это? – спрашивает он, не поднимая головы.
Молчу, чуть увереннее гладя его волосы.
- Скажи! – не унимается Каллен, - Десять? Двадцать? Сто? Белла, сколько?!
Вместо ответа обхватываю его голову обоими руками, притягиваю к себе.
Горячее дыхание мужчины заставляет миллионы мурашек бежать по моему телу. Но отстраняться он не намерен.
- Все хорошо, - бормочу я, лаская его. Затрагиваю не только волосы, но и шею, и плечи – все, до чего могу дотянуться.
Мой похититель ничего не отвечает. Он молчит, хотя слегка подрагивающая спина говорит о многом. Правда, ни капли соленой влаги (даже намека на неё) не чувствую. Люди могут плакать без слез?..
Секунды обращаются в минуты. Проходит не более пяти, когда рука мужчины, поднимаясь, обхватывает меня за талию, притягивая к своему обладателю. Запах, источаемый Калленом, становится сильнее. Приобретает особую значимость.
Ни на миг не останавливаюсь. Не перестаю прикасаться к нему. Как наркоман, получивший дозу после долго воздержания, я не имею ни малейшего намека на силы прекратить.
- Если с ним что-то случится…
- Ничего не случится, - качаю головой, пробираясь одной из рук к лицу мужчины. Робко провожу пальцами по его скулам. Они сухие. Значит, слез действительно нет.
Будь мы в другом месте и в другое время, Эдвард бы остановил меня, я знаю. Сказал бы «не смей меня касаться» или «пошла вон»… Но сейчас... Сейчас нет. И это добавляет ещё больше эмоций к тем, что уже сгрудились у меня внутри.
- …я не переживу, - продолжая прошлое высказывание, шепчет он.
- Джером в полном порядке и совсем скоро будет здоров, - я наклоняюсь чуть ниже, продолжая притрагиваться к его скулам и проговаривая эти слова.
Эдвард не отвечает. Его рука сильнее сжимает меня.
- Знаешь что, - рассматривая калейдоскоп снежинок за окном, а затем укрытое одеялом тельце ребенка, говорю я, – никто и никогда не посмеет его у тебя отобрать.
Мужчина вздергивает в голову.
Я смотрю прямо в его красноватые, полные невысказанных слов глаза и повторяю сказанное с одной из самых нежных улыбок, на которую способна.
- Никто…
Малахиты говорят «спасибо» сами за себя. Мне не нужно слышать подтверждение этого банальными словами.
Прерывисто вздыхая, Каллен сначала робко, а затем все же решительно возвращает голову ко мне на колени.
Вот уже обе его руки обвиваются вокруг моей талии.
- Ещё пару минут, Белла… - полушепотом-полустоном просит он.
- Сколько угодно, - я возвращаю ладони на прежнюю позицию, перебирая бронзовые кудри, - сколько угодно, Эдвард…
Теперь мне кажется, что что-то мокрое все же коснулось кожи.
Чуть-чуть…

_________________________________
Надеюсь, глава вам понравилась. С нетерпением жду вашего мнения о прочитанном на Форуме


Источник: http://robsten.ru/forum/29-1649-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: AlshBetta (02.08.2014) | Автор: AlshBetta
Просмотров: 1189 | Комментарии: 39 | Рейтинг: 5.0/54
Всего комментариев: 391 2 3 4 »
avatar
0
39
Скоро Эдвард сдастся fund02002  и поможет ему как раз собственный ребенок fund02002 Похоже у обоих уже появляются чувства друг к другу, только сами того не понимают fund02002
avatar
1
38
Какая трогательная глава! СПАСИБО!!! good cray
avatar
1
37
Великолепно и трогательно!  good
avatar
1
36
Огромное спасибо за прекрасную главу!!! good
avatar
1
35
Им обоим нужна ласка и забота!! И конечно же в лице Беллы!! Спасибо
avatar
2
34
Наконец Эдвард начинает доверять Белле. И это уже прогресс. Он понял, что она нужна им двоим и она никогда не предаст. Джером - это та ниточка, которая соединяет их. Я надеюсь, что у них появится не только доверие друг к другу, но чувство посильнее...например любовь.
Спасибо за прекрасную главу! good
Буду ждать продолжения! 1_012
avatar
1
33
Спасибо за главу! :) *
avatar
1
32
вот это даааа!!!! спасибо за главу!!!
avatar
1
31
спасибо огромное за главу, очень эмоциональная, очень трогательная, броня Эдварда потихоньку трескается, но будет ли он таким дальше или это минута слабости пройдет и он снова будет как прежде. Жду скорее новую главу, очень нравиться этот фф.
avatar
1
30
ООООО!!!! Какой прорыв! Белла такая сильная! Эдвард , конечно, непредсказуем, но он захочет чтобы Белла была ближе к нему, хотя бы чтобы контролировать её и тайно, ещё не признаваясь себе, "отдыхать" рядом с ней. Их соединяет Джером и надеюсь, на этом родится доверие к друг другу, а может, и любовь.
1-10 11-20 21-30 31-39
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]