Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Всего лишь один шаг. Глава 12
Весь день Белла провела, как на иголках. Девушка нервничала по всяким пустякам. Даже умудрилась разбить тонкую фарфоровую чашку, по ее предположениям, стоявшую трехмесячную зарплату Чарли. Но бабушка лишь улыбнулась, сказав, что перед первым балом волнуются все девушки. Белле же хотелось убежать, куда глаза глядят, чтобы не слышать само слово «бал». От осознания того, что она наденет вечернее платье и будет важно расхаживать среди состоятельных людей, девушка впадала в летаргию. Она не знала, как себя вести, что говорить и зачем ей вообще это надо. Золушка никогда не была любимой героиней Беллы, и сказочном принце, который подарит ей оброненную туфельку, девушка вообще не мечтала. После знакомства с матерью Эдварда, Белла чувствовала себя неуютно. Ей казалось, что светская дама смотрела на нее, как на противное насекомое, которое поскорее стоит раздавить. Однако правила приличия требовали присутствия на благотворительном вечере все семейство Дауэров. И девушка была не в том положении, чтобы бойкотировать поездку. Поэтому она решилась довериться бабушке, надеясь, что она не выставит свою внучку в дурном свете. Перспектива быть всеобщим посмешищем Белле никак не улыбалась. За два дня, которые девушка провела в доме Дауэров, она видела деда всего три раза – за завтраком и два за ужином. Он перекинулся с девушкой ничего не значащими фразами о погоде, расспросил об успехах в учебе, напомнил, что на ее хрупких плечах лежит ответственность перед семьей и был таков. Но бабушка оказалась весьма мудрой женщиной, не теребила ее по пустякам и не навязывала не нужные разговоры, когда Белле хотелось просто помолчать и подумать о своем. Естественно, что все ее мысли сводились к Эдварду. Он обещал позвонить, но так и не сделал этого. Свой сотовый Белла отдала на хранение в школьный сейф еще осенью. Но опять-таки не смогла бы дозвониться своему темному королю из-за отсутствия его номера в телефонной книге. Узнать у баронессы номер Калленов и позвонить им домой девушка не рискнула. Сейчас же она сидела в кресле и смотрела на танец снежинок за окном. Зимний вечер укутал Лондон серым покрывалом, начали зажигаться оранжевые уличные фонари. В старом квартале, где стоял особняк Дауэров, будто время повернуло вспять. Белле казалось, что вот-вот по улице проедет карета, запряженная шестеркой вороных коней, или пройдет фонарщик, чтобы зажечь светильники. Из мира невесомых грез в вязкую реальность Беллу вернула Рейчел. Она тихо вошла в комнату, положила на кровать какой-то сверток. Пару мгновений помолчав, она произнесла:
- Мы не успели пройтись по магазинам, чтобы тебе купить платье на бал. Поэтому я решила, будет очень хорошо, если ты наденешь вот это. Белла медленно поднялась со своего места, подошла к кровати, взяла в руки сверток. Развернув его, девушка едва не ахнула. Это было тончайшее шелковое платье дымчатого цвета без рукавов и вырезом на спине. Девушка приложила его к себе. Длинный подол доходил до щиколоток.
- К нему еще есть туфли, - добавила Рейчел.
- Спасибо. Мне очень нравится. – Искренне произнесла Белла. – У меня еще никогда не было таких вещей.
- Это платье твоей матери. Я сохранила его, как и все вещи Рене. Если хочешь взглянуть на них, то они хранятся на чердаке в коробках. – Рейчел присела на кровать, давая понять Белле, что ждет от нее того же.
Девушка, чуть помедлив, присела рядом с бабушкой, внимательно вглядываясь в голубые глаза немолодой женщины. Пожилой эту статную и элегантную даму Белла никак не могла назвать. Рене так была похожа на мать, она унаследовала глаза цвета весеннего неба. И боль, которая свернулась в душе, как змея в несколько колец, развернулась и ужалила. Белла прикусила губу, чтобы не расплакаться. - Я очень скучала, когда дочь исчезла, просто места себе не находила. Первые недели дежурила у телефона, надеясь, что она позвонит, ждала писем. Но Рене исчезла, забыла всё, что связывало ее с семьей. – Рейчел замолчала, вытерла навернувшуюся слезинку в уголке глаз.
– Белла, ты так похожа на нее.
- Не правда. Я удалась в Чарли. Особенно цветом глаз и кудряшками, - хмыкнула девушка.
- Вы внутренне схожи. У тебя мамина улыбка, ее характер.
- Почему она убежала? Я хочу знать правду. – Твердо произнесла Белла, заглядывая бабушке в глаза.
 - Сейчас не время. Но я тебе обязательно расскажу. Но это всего лишь мои догадки. Мы с Рене никогда не затрагивали эту тему. Она так и не сказала мне. – Баронесса пожала плечами и грустно улыбнулась. Белла же в изумлении уставилась на бабушку, пытаясь подобрать слова.
- Вы общались с мамой? - да. Я даже приезжала к вам домой, после того, как умер твой брат. Тебе было полтора года. И я подарила тебе плюшевого мишку.
- Моего Толстячка? – Белла всхлипнула. Плотина отчуждения была прорвана сентиментальными воспоминаниями о детстве, и она впервые прикоснулась к единственному родному человеку, который у нее остался. Положив голову на плечо к Рейчел, Белла плакала об ушедших родителях, своей беззаботной жизни, о новых потрясениях, которые ей предстоит пережить, находясь в постоянной борьбе с Эдвардом.
- Да. - Рейчел гладила внучку по волосам, благодаря Всевышнего за то, что девочка стала вновь живой, что она не стесняется показывать свои эмоции. – Милая, я расскажу тебе всё, от начала до конца. Сейчас не время. Пора собираться. Ты будешь великолепна и затмишь всех. Вот увидишь.
***
Эсми умоляла сына надеть смокинг, но Эдвард не собирался быть разряженным пингвином. Он так и заявил матери, вызвав гримасу неудовольствия на ее милом лице. Зато Элис от души веселилась, глядя, как из брата стараются сделать идеального джентльмена. Девушка так и не согласилась спуститься вниз к гостям, как Каллен ее не уговаривал. Зато помогла ему выбрать подходящую случаю рубашку и пиджак. В итоге Элис осталась довольна внешним видом брата, выглядящего, как с обложки модного журнала. Элис сидела на кровати в комнате Эдварда, ждала пока братец приведет себя в порядок. Тот вышел из ванной, взъерошивая волосы рукой. Он бросил на сестру быстрый взгляд, подмигнул и ухмыльнулся. - Ты сегодня в полной боевой готовности, Эд. Теперь понятно, почему тебя называют «темный король». Девчонки в очередь выстроятся, чтобы затащить тебя под омелу. В прошлом году ты целовался с десятью. Эдвард сел рядом с сестрой, в шутку щелкнул ее по носу.
- Твоя осведомленность меня пугает, Лисенок. В этом году я немного изменю традицию.
- Так на вечере будет та самая «она»? – Элис удивленно смотрела на брата, который пытался сохранять невозмутимый вид. – Ты должен познакомить меня с этой девушкой. Если уж она смогла вытеснить других из твоей постели….
- Элис Каллен! Ты меня пугаешь. Такие разговоры сестры не ведут с братьями. – Эдвард нахмурился.
 - Мы с тобой исключение из правил, братик. Если у меня не будет своих детей, то я хочу быть нянькой твоим. Буду баловать племянников, учить их рисовать и защищать от тебя. – Девушка мечтательно улыбнулась.
- Элис, мне всего восемнадцать! Какие дети? Эта перспектива отложена во времени на долгие годы.
- Рано или поздно они у тебя появятся. Недавно отец говорил Эсми, что от тебя можно ожидать чего угодно, в том числе и внеплановых детей. Мол, хорош сынок, удался в какого-то древнего предка, у которого было десять бастардов в родовом имении.
- Отец много говорит. Даже слишком. – Резко произнес Эдвард, и Элис заметила, как он потемнел лицом. Сделав вывод, что между ними вчера состоялся сложный разговор, девушка перестала дурачиться и решила не донимать брата.
 - Я к гостям. Не скучай. – Эдвард чмокнул девушку в щеку и скрылся за дверью. Тяжело вздохнув, Элис пересела в инвалидное кресло и поехала к себе.
 В коридоре уже были слышен джаз-бенд, развлекающий гостей и голоса людей, прибывших на самое главное светское мероприятие уходящего года. Спускаясь вниз по лестнице, Эдвард заметил, как из холла в главную залу прошествовало неземное видение, облаченное в нечто эфемерно-воздушное, легкое и серебристое, как летний туман. Темные кудри девушки были уложены аккуратными завитушками, рассыпавшимися по плечам. И вот она обернулась, посылая кому-то сияющую улыбку, и внутри Каллена все оборвалось, кода он узнал Беллу. В доме уже было около сотни человек, но гости все еще прибывали, сновали туда-сюда, громко смеясь. Он поздоровался с половиной людей, пока пробрался из холла в залу, где были установлены столики с закуской и играл джазовый оркестр. В этом помещении и двести лет назад проходили балы, где дебютантки обещали танцы кавалерам, в надежде, что хоть какой-то из них в конце сезона сделает официальное предложение руки и сердца. Но в замен коптящих свечей на стенах горели современные светильники, имитированные под старину. А вместо скрипок и виолончелей звучали трубы, надрывно трещал контрабас и выдувал трели саксофон.
 Официанты в белых рубашках и обязательных галстуках-бабочках разносили алкогольные напитки на подносах. Дамы в вечерних платьях со сложными прическами, увешанные фамильными драгоценностями, легко брали невесомые хрустальные бокалы с шампанским и чинно расхаживали, пряча усталость за светскими полуулыбками. Эдвард увидел Эсми и Карлайла в самом конце помещения. Они вели неспешную беседу с Дауэрами. Ричард, как всегда, выглядел надменно.
Сухой, словно жердь, старик опирался на неизменную трость, украшенную набалдашником в виде мифического грифона. Рядом с ним стояла леди Рейчел, как всегда элегантная и эффектная. Можно подумать, что она, как минимум, герцогиня. Но взгляд Эдварда касался лишь их внучки. Белла выглядела чудесно, восхитительно, необыкновенно. Серебристое длинное платье с глубоким вырезом на спине подчеркивало все нюансы ее хрупкой фигурки. И Каллен представил, как его руки будут скользить по плечам девушки, по миллиметру сдвигать бретельки платья, пока его губы будут целовать нежную, бархатистую кожу на спине.
 С трудом подавив в себе неуместное желание, Эдвард почти подошел к своему серебристому ангелу, как почувствовал, что чьи-то руки обвили его сзади, а томный женский голос прошептал: - Эдди, я скучала, милый. Высвободившись из объятий, Каллен обернулся и увидел перед собой Викторию Мейсен. Ее буйные рыжие волосы, которые когда-то ласкали и щекотали его тело, теперь были убраны в замысловатую прическу, из которой не выбивался не один лишний завиток, кроме положенных, создававших легкую небрежность. Полные губы были накрашены яркой помадой карминного цвета.
- Виктория, - лениво протянул Эдвард, целуя подставленную для светского поцелуя густо нарумяненную щеку. – Рад видеть. Ты одна или с супругом?
- С ним, черт бы его побрал! Давай не будем отравлять мне вечер, милый. Наверняка этот урод уже трахает какую-то официантку в укромном уголке, - женщина улыбнулась, попытавшись вновь обнять темного короля. Тот ловко высвободился, но подхватил Викторию под локоть, видя, что она пьяна, причем изрядно. - Где ты успела набраться? Вечер только начался, – прошептал Эдвард ей на ухо.
- Дома, где ж еще? Странные вопросы, солнышко. Жизнь с Джеймсом не мед, чтобы ты знал. – Виктория сделала еще один глоток шампанского, и тихо добавила:
- Пойдем в твою комнату, хочу проверить, изменилась ли кровать.
- Нет, - ледяным голосом ответил Эдвард, прищурив зеленые глаза. -
 Не изменилась? Или не пойдем? – усмехнулась рыжая, поигрывая уже пустым бокалом.
 - И то, и другое. Здесь твой муж, я не хочу неприятностей. Это раз.
 - Да брось! Ты сильный мальчик. Можешь ему навалять. Я давно жду, когда этого козла поставят на место.
- Не время, Викки. Еще не время, - жестко произнес Эдвард, смотря на Беллу, стоявшую в стороне. В глазах его девушки он увидел настоящее пламя. Отлично! Вечер начнется со стычки. Однако Каллен не сомневался, что выйдет и из этой схватки победителем.
 - А два? – произнесла Виктория, перехватила взгляд Каллена, усмехнулась. – А вторая причина смотрит на тебя громадными глазами, обещает все муки ада. Не думала, что ты связываешься с невинными созданиями. Ну ладно. Добавлю остроты в ваши отношения. Женщина легко коснулась накрашенными губами щеки Эдварда, оставляя там красный след от помады, игриво провела пальчиком по вырезу рубашки, прежде чем Каллен смог перехватить ее руку.
 - Виктория! – окрикнул ее темный король, но злости в его голосе не было.
Эта рыжая чертовка, можно сказать, была его другом и к тому же первой женщиной, поэтому ей разрешалось гораздо больше, чем другим. Но переходить грань и ей не следует. - Эдди, все в порядке, - пьяно рассмеялась Викки.
– У тебя сегодня будет огненная ночь. После ссоры… Сам знаешь, как это бывает. Эдвард не знал, но хмыкнул, показывая, что ему все равно. Виктория взяла очередной бокал шампанского с подноса у проходящего мимо официанта, провела рукой по груди Каллена и, виляя бедрами, направилась к противоположному выходу из залы.
***
Белла зашла в дом Калленов с опаской. Все ей казалось здесь чужим, странным и ненастоящим. Подобные мероприятия она видела лишь по телевизору, и то мельком. Сейчас же девушка в вечернем платье с вырезом на спине, в туфлях на шпильке чувствовала себя не в своей тарелке с двойной силой. Барон и баронесса мило улыбались людям, представляли всем внучку, но девушка не запомнила ни имен, ни лиц. Все они смешались и слиплись в сплошной грязный ком. Когда же настал черед быть представленной хозяевам дома, то у Беллы попросту подкосились ноги. Она все время думала, что Эдвард похож на своего отца, но кроме манеры держать холодную маску на лице и осматривать присутствующих презрительно-ленивым взглядом, девушка не нашла ни одной внешне общей черты между Карлайлом Калленом и сыном. Мужчина в безупречном элегантном костюме цвета осенней листвы смотрел на Беллу холодными светло-карими глазами. Под его взглядом девушка просто готова была провалиться под пол от смущения и чувства неполноценности. Но разговаривал с ней сер Каллен учтивым светским тоном. И лишь благодаря знакомству с Калленом-младшим, Белла поняла, что очень не нравится его отцу. Дауэры и Каллены мило беседовали на темы, которые мало чем были интересны Белле.
Она все выискивала в толпе высокую, гибкую фигуру. Но Эдварда все не было. И вдруг она заметила своего короля. И тут же ядовитая стрела ревности отравила сердце, заставило его болезненно заныть в груди. Белла ощутила самую настоящую жгучую ярость. Ей хотелось надавать пощечин Каллену и вырвать волосы той рыжей швабре, которая мило ворковала с ее Эдвардом. Но помня уроки светского тона, на лице девушки не дрогнул ни один мускул, и легкая полуулыбка украшала губы. Но внутри шло самое настоящее сражение. Рыжая девица в красном обтягивающем платье, наконец-таки, отлипла от Каллена. Он еще некоторое время посмотрел ей вслед, и грациозной походкой ночного хищника направился прямиком к Белле. - Сер и леди Дауэр, добрый вечер, - небрежно проронил Эдвард. Бросив на Беллу обжигающий взгляд, он взял ее руку, поднес к губам и поцеловал, дольше, чем следовало по этикету.
 – Белла, ты обворожительна.
- Спасибо, Эдвард. Отлично выглядишь. Довольно милый вечер. – Произнесла девушка, пристально глядя ему в глаза.
Темный король не смог сдержать лукавой улыбочки. Похоже, его котенок готов показать коготки. Самодовольство Каллена раздулось до невообразимых размеров. Свон ревнует его. Отлично! Эдвард еще раз посмотрел на девушку, ставшую причиной его эротических снов вот уже третий месяц. Ему захотелось сжать Беллу в объятиях, до бесконечности целовать ее полные губки, слышать томные стоны и трепетные вздохи. Обуздав желание увести этого серебристого ангела в укромный уголок оранжереи, темный король протянул ей руку.
 - Давай проверим, чему нас научили на уроках танцев. Не против вальса? – в его глазах плясали лукавые чертенята.
- Согласна, - Белла протянула Каллену руку, позволяя увлечь на середину зала.
Впервые Эдвард танцевал с Беллой. На занятиях почему-то им еще не доводилось быть в паре. Каллену казалось, что девушка чувствовала его самого, подчиняясь малейшему движению, и танец доставлял ему истинное удовольствие. Пара ловила восхищенные взгляды гостей. Они будто летели над паркетом, сверкающего в свете сотни ламп из хрустальной люстры, подвешенной под потолком. Но спустя пару мгновений, на лице Беллы появилось коварное выражение, несколько подпортив ощущение и от танца, и от того, что Эдвард, наконец-то, вновь сжимает ее в объятиях.
- Скучал, милый? – невинно проворковала девушка. - Конечно, - вполне искренне признался Эдвард, любуясь холмиками груди девушки, видневшимися в небольшом декольте.
- Да ты что? А вот я не очень, - Белла отсчитывала ритм, раз, два три, ощутимо наступив на его ногу острым каблучком. Поймав взбешенный взгляд, доверительно прошептала. — Как тебе мои туфельки? Шпилька пятнадцать сантиметров.
С этими словами она снова наступила на ногу Эдварду, даже не заботясь о том, чтобы это выглядело случайным.
- Очень мило, Свон. Нашла, как показать свою ревность? – язвительно произнес Каллен.
От очередного мстительного удара каблуком, Эдвард убрал ногу и, естественно, сбился с ритма. Белла не думала отвечать. Она вновь попыталась ударить его, но крепкие руки партнера удержали ее, возвращая в ритм танца. Каллен не слышал музыки, не видел танцующих рядом пар. Его взгляд был всецело прикован к разъяренной тигрице, которую он сдерживал натиском крепких рук. В ее взгляде было откровенное бешенство смешанное с обидой. Ревность - настоящая, женская, ядовитая, не знающая пощады. Эдвард верно определил диагноз.
- Ты меня убиваешь, Каллен! – Белла наигранно засмеялась. – Я ревную? Тебя? Очень смешно. Особенно, если учесть, что рыжая швабра, которая оставила этот удивительный отпечаток губ на твоей щеке, старше тебя лет на шесть. – И с этими словами девушка вновь «случайно» наступила ему на ногу.
Эффект был испорчен непроницаемым выражением лица, но она заметила в его зеленых глазах металлический блеск. Белла задалась целью вывести из себя Эдварда, и планомерно шла к этой цели.
 - Белла, мой ангел, - с усмешкой произнес Каллен, - танцевать с тобой, тоже самое, что целоваться. Удовольствие на грани боли. И будь уверена, я продолжу его.
С этими словами Эдвард резко убрал ладонь с ее талии, но Белла к его немалому удивлению на ногах удержалась, нагло улыбнулась и с садистским удовольствием наступила на его правую ногу, намереваясь довершить свое «па» еще и левой. Однако Каллен стремительно отошел, закрутил ее в головокружительном па и оказался сзади, обняв уже двумя руками. Одна рука лежала на животе девушки, другая же медленно опускалась на бедро. Горячее дыхание дарило трепетное ощущение. Белла уже жалела, что начала эту игру. Она хотела оказаться в укромном уголке, чтобы почувствовать вкус губ темного короля.
Все еще находящаяся в кольце его рук, Белла подняла голову и встретилась с напряженным взглядом:
 - Эта был вальс, а не танго!
 - Тебе понравилось, правда же, мой ангел? - коварная усмешка и мстительный блеск в глазах завораживали. – Давай уйдем отсюда, поговорим наедине. Эдвард смотрел на запрокинутое личико, на изящный овал лица, на сияющие карие глаза, на нежные губы и резко ощутил вспыхнувшее, отозвавшееся болью внизу живота желание. Наслаждение на грани боли.
Вот, что дарила ему Белла. Эти чувства темный король готов был проживать снова и снова, лишь бы она не покидала его. Взяв девушку под локоток, Эдвард провел ее сквозь разодетую в самые дорогие наряды толпу, в холл, и шепнул на ухо:
- Если свернешь налево, увидишь стеклянную дверь. Там оранжерея. Я скоро подойду. Подожди меня на скамейке. – Незаметно он коснулся ее ушка, подарив нежный поцелуй. Белла вернула ему хитрый взгляд, и отправилась на поиски тихого уголка, где ей и Каллену никто не помешает выяснить отношения. Но предвкушение от того, что будет после этого не оставляли ее ни на минуту.


Источник: http://robsten.ru/forum/29-761-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Korolevna (02.12.2011) | Автор: Korolevna
Просмотров: 2091 | Комментарии: 5 | Рейтинг: 5.0/21
Всего комментариев: 5
0
5  
  Какая страсть  hang1

0
4  
  Спасибо за главу. giri05003 giri05003 giri05003

3  
  Оу, бал!!!бал!!! бал!!! bp clapping fund02011 music_band obmorok

2  
  замечательная глава!

1  
  О, вот это вальс 4
Действительно, танец -это своеобразный способ проявления чувств good

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]