Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Всего лишь один шаг. Глава 13
Пройдя по темному коридору, Белла подошла к стеклянной двери, из-за которой виднелись всевозможные растения в кадках. Тусклые фонарики создавали приятный полумрак, подсвечивая фикусы, пальмы и рододендроны зеленым светом.
Отворив дверь, девушка оказалась в оранжерее, где воздух пах экзотическими цветами и влажной почвой. Пройдя до конца, Белла заметила огромное окно, во всю стену. Днем здесь был океан солнечного света. А вот ночью в темном стекле отражалось все, что происходит в помещении. Девушка посмотрела на себя, поправила локоны.
Возле окна стояла плетеная скамейка, на которой лежали три разноцветные подушки. Девушка присела туда, осмотрелась по сторонам. Никого не было. Эдвард не торопился, судя по всему. Она сложила руки на груди, костеря своего «бойфренда» всякими словами.
- Милая девушка, позвольте узнать, что вы здесь делаете? — приятный мужской голос ворвался в ее мысли.
Белла подпрыгнула на месте от испуга, глядя на человека, нарушившего ее одиночество в неподходящее время. Скорее всего, кто-то из гостей решил уединиться в том же месте, где они с Эдвардом планировали провести несколько минут вдвоем. Статный, высокий блондин, ростом был почти, как Эдвард, а глаза… Белла вздрогнула, глядя в раскосые зеленые глаза.
- Вы на меня так смотрите. – Улыбнулся блондин, присаживаясь к ней на скамейку. – Я знал, что пользуюсь успехом у женщин, но не думал, что могу сражать на повал школьниц.
- Ваши глаза, - прошептала девушка, - так необычно…
- Это отличительная черта моей семьи, подобный цвет достался мне от отца.
- Очень необычно и любопытно, - как зачарованная прошептала Белла, - но…
Блондин вопросительно приподнял темную бровь, ослепительно улыбнулся. Белла заметила, что в его взгляде кроется что-то опасное, затаенное и страшное. На его красивых, четко очерченных губах заиграла странная улыбка.
- Вы хотели еще что-то сказать?
- Удивительный цвет глаз. Есть у меня один зеленоглазый знакомый. Простите, веду себя бестактно, - тут же нашлась Белла. – Надеюсь, не оскорбила мужское самолюбие?
- Нет, что вы. Я знаю, что не один на свете, - лениво протянул мужчина. – Могу я узнать ваше имя, прекрасная незнакомка, запоминающая цвет мужских глаз?
- Белла Свон… Дауэр, - девушка протянула маленькую ладошку.
- Джеймс Мейсен, компаньон хозяина дома. – Он поцеловал ее ладонь, и Белла поспешно выдернула ее из железного захвата. Под взглядом холодных, жестоких зеленых глаз девушка поежилась, решив прервать странный разговор в неподходящем месте. – Я знаю барона Дауэра, мой банк субсидирует его бизнес. Не думал, что у него есть дети, и уж тем более такого возраста.
- Я внучка, жила в штатах. Вернулась недавно. – Сухо проронила Белла.
- Надо же, - протянул Джеймс. – Вас скрывали от всех? Теперь понятно почему. За такой красавицей скоро женихи выстроятся в ряд.
- Я не планирую выходить замуж. Мне предстоит еще окончить учебу, подумать о дальнейшем образовании.
- Когда вы заканчиваете школу?
- Весной.
- Так Вы уже совсем взрослая. Может быть, перейдем на «ты»? – промурлыкал блондин рядом с ухом Беллы, и она инстинктивно отодвинулась на край скамейки.
- Давай, - девушка пожала плечами, искоса поглядывая на Джеймса. От него несло алкоголем, и ей не понравился его взгляд – липкий, оценивающий, слишком пристальный.
- Какие планы на вечер, Белла? – хрипло произнес он, не сводя с девушки змеиных глаз.
- Вернуться к танцам, - беззаботно произнесла она, стараясь не показывать, что странный знакомый начинает пугать своими взглядами и полунамеками.
В этот момент из-за ветвей разлапистого тропического растения, закрывающего проход, показался Эдвард, и Белла едва удержалась от того, чтобы не броситься в его надежные объятия. Но увидев, что Каллен потемнел лицом и его прищуренные глаза метают молнии, девушка притихла и вжалась в плетеную спинку скамейки. Джеймс медленно и грациозно поднялся, поравнявшись ростом с Калленом.
- Кого я вижу! – ухмыльнулся блондин. – Новый король школы. Помню тебя, Каллен, сопливым мальчишкой, которого били в туалете.
Мейсен подмигнул ошарашенной Белле, молча переводящей взгляд с одного парня на другого.
- А я помню, как тебя послала Виктория, помогшая мальчишке смыть кровь. – Эдвард вернул блондину его же ухмылку.
Белла смотрела на двоих высоких, статных парней, которые стояли друг против друга, в позах, не означавших ничего хорошего и благоприятного. На лице темного короля появилось то самое выражение, с которым он досаждал Белле осенью, а так же, именно так он выглядел, когда впервые ее поцеловал. Девушка поняла, что дело плохо. Джеймс криво ухмылялся. Белла едва не ахнула, поняв, что она видит в практически не похожих лицах зеркальное отражение.
- Ну ладно. Пойду, пожалуй, поищу мою жену. Ты ее случаем не видел? – иронично произнес Мейсен.
- Видел. Поищи около бара. – Парировал Каллен, одарив блондина мрачным взглядом.
- До встречи, la Bella, - на распев произнес Джеймс и скрылся за зелеными побегами лианы.
Эдвард проследил за ним, и тут же подошел к Белле, резко поднял и рывком заключил ее в свои объятия. Но тут же отпустил ее, и девушка упала на скамейку.
- Каллен, какого черта? – не выдержала она.
- Это ты мне скажи, какого черта, Свон, я не могу отставить тебя на две минуты, чтобы ты не вляпалась в неприятности? – в голосе Эдварда прорезался металл.
- Не смей на меня кричать! Я не твоя собственность. Ну, поговорила с блондинистым нечто? И что теперь?
- Надеюсь, что ничего, - тихо проронил Каллен, присаживаясь на скамейку и притягивая Беллу к себе. Девушка, немного поколебавшись, села к нему на руки, обхватила руками.
- Эдвард, расскажи мне, почему ты так не любишь этого Джеймса?
Каллен замолчал, наклонился к виску Беллы, потерся об нее носом, оставил легкий поцелуй. Когда Эдвард увидел, что его нежный ангел ведет неспешную беседу с Мейсеном, то в его душе все перевернулось, ярость затопила сознание. Одному небу лишь известно, как ледяной бог пересилил себя, чтобы не начать драку. От одной мысли, что Джеймс будет касаться нежной, невинной Беллы ему захотелось рычать от злости и вмазать грязному ублюдку. Хотя, по отношению к блондину, ублюдком являлся, как раз он. Подавив гнев, Каллен принялся обдумывать, с чего бы начать разговор.
- Джеймс Мейсен – наследник Энтони Мейсена. Его отец пару лет назад умер, и к нему перешел семейный банк, кредитующий королевскую семью уже лет двести. У него денег больше, чем в бюджете страны. Он король этого мира, Белла.
- Ну и что из этого? – девушка пожала плечами.
- А то, что я помню его в школе. Когда мне было двенадцать, отец отправил меня туда со словами, что я навсегда запомню это место. Сейчас там уже спокойно. А раньше новички избивались с подачи короля. Мальчишек стравливали между собой. – Эдвард замолчал, прогоняя от себя картины из прошлого. Но они все равно приходили к нему в липкой духоте ночных кошмаров. – Я не испугался, бросил ему вызов. Мне было все равно, что Мейсен на шесть лет старше меня. Он меня, конечно, едва не убил, просто впечатал головой в кафельную стену в мужском туалете. Не знаю, чтобы он еще со мной сделал. Если бы не Виктория. Она вбежала туда, наорала на своего парня, помогла мне привести себя в нормальный вид.
- А что было потом? – затаив дыхание, произнесла Белла. Она провела ладошкой по лицу Каллена, он поймал ее рукой, поднес к губам, начал нежно целовать, даря девушке учащенное сердцебиение и трепет.
- Потом я начал открыто бросать вызов каждый раз Джеймсу. Меня били, больно, жестоко, но я все равно шел вперед. В итоге, после того, как Мейсен окончил школу, меня стали уважать и бояться. Сейчас в школе действуют четкие правила, которые нарушаешь лишь ты, мой ангел. – Эдвард усмехнулся, обвел контур губ Беллы указательным пальцем. Он хотел поцеловать ее, но девушка ловко отвернулась и произнесла:
- Кто эта рыжая девица, которая тебя тискала при всех?
Каллен рассмеялся приятным грудным смехом, и нежно поцеловал Беллу в обнаженное плечико. Девушка дернулась, но Эдвард не позволил ей уйти.
- Ревнуешь, милая? – вкрадчиво произнес он ей на ушко, видя, как девушка поежилась от его дыхания.
- И не подумаю! И сотри наглую ухмылку с самодовольной физиономии. – Фыркнула Белла, напомнив темному королю черную кошку. – Просто интересно. Мне все твердят о манерах и правилах приличия, а какая-то крашеная девица ведет себя, как…
- Шлюха? Ты это хотела сказать?
- Если ты соглашаешься, то – да!
Девушка отвернулась от Эдварда, и ему ничего не оставалось, как перебросить шелковые кудри со спины и начать нежно целовать обнаженную спину своей ревнивой и страстной кошечки. Белла пахла нежной гортензией, карамелью и сливками. У Каллена закружилась голова, и он хотел стащить с нее шелковое платье, ласкать каждый сантиметр податливого, зовущего тела. Но его кареглазое чудо передернуло плечами, стараясь избавиться от его губ.
Подавив торжествующую улыбку, доказывающую его правоту, Эдвард развернул упирающуюся девушку к себе, и тихо произнес:
- Виктория другая, не такая, как все. Я тебе расскажу все, но обещай, что не расцарапаешь мне лицо.
- Подумаю над твоим предложением, Каллен, - Белла натянуто улыбнулась.
Эдвард задумался с чего бы начать. С Викторией его связывал не только секс, но и уважение, можно сказать, дружба. Рыжая красотка была старше его на шесть лет, столько же была замужем за Джеймсом. В школе она была живая, яркая, эксцентричная. Но доброжелательная, не напыщенная. Еще она обладала редким умом, но тщательно скрывала этот факт от всех, включая учителей и толпу поклонников. Быть красивой куклой у нее получалось превосходно. Никто, даже ее жених, а ныне муж, не мог заподозрить в женщине, живущей лишь вечеринками и тратой астрономических сумм фунтов стерлингов на наряды умнейшего стратега, ловко направляющего своего благоверного в нужном ей направлении.
О помолвке с Джеймсом Виктория узнала, когда ей исполнилось шестнадцать лет. Ее родители быстро смогли договориться с Энтони Мейсеном о том, что двум семьям необходимо объединить капиталы и активы, посредством женитьбы отпрысков. А так как Виктория и ее будущий муж с двенадцати лет вместе учились в одной школе, то старшее поколение посчитало, что проблем не будет.
Если в девушке и раньше было много энергии, тяги к авантюрам и приключениям, то после объявления помолвки, она просто сорвалась. Та легкая сумасшедшинка, которая привлекала к ней парней, как пчел влечет диковинный цветок, заиграла в новых красках. Подростковый бунт обрушился на всех представителей мужского пола, достигших полового созревания на территории школы с силой цунами. Девчонка спала со всеми, кто мало-мальски был симпатичен. Так она старалась показать, что ей претит выйти замуж за наследника Мейсена. Но против родительской воли пойти не могла, потому что привыкла жить в роскоши и ни в чем себе не отказывать.
Джеймс не был у нее первым, и это была ее страшная месть. Она не подпускала его к себе два года, пока они учились в школе. Парень пару раз пытался взять ее силой, но получил такой отпор, что еще долго ходил с перебинтованной головой. В итоге Виктория досталась всем, кроме законного жениха. Подобное положение дел Джеймса ужасно уязвляло, но он поделать ничего с этим не мог. Характер Виктории был подобен цвету ее волос – огненный, необузданный, вызывающий.
Еще она бросила вызов Джеймсу, когда помогла Эдварду, совсем еще мальчишке, который так же, как и девушка, не побоялся идти против короля школы, славящегося своими садистскими выходками.
Каллен не мог сказать, что Виктория была его первой любовью, но она на тот момент стала первой женщиной, которой он искренне восхищался. Их близость произошла четыре года назад. Викки уже два года была замужем за Джеймсом, и была очень несчастна, но с легкостью скрывала этот факт за пьяной улыбкой и блеском серых глаз. О ней писали все таблоиды. Туссовщица не сходила со страниц бульварных газет. Светская хроника неизменно поливала ее грязью, но Виктории было все равно. Она сделала так, как от нее хотели родители. Семейный бизнес процветал, муж не обращал на нее никакого внимания, она была свободна в выборе своих мужчин, количество которых множилось с геометрической прогрессией.
На одном из светских раутов в загородном доме семейства Каллен Виктория скрылась от всех в библиотеке и дала волю слезам. Там ее случайно нашел Эдвард, пришедший в свое тайное убежище. Он сразу же узнал бывшую королеву школы. Но в ней погас внутренний огонь, который опалял пламенем окружающих. В плачущей молодой женщине он увидел тень от былой Викки, сводящей с ума одним лишь взглядом или призывной улыбкой.
Каллен хотел успокоить ее, но не знал, что делать с женскими слезами. Пытался приобнять, прошептать какие-то теплые слова, которые он обычно говорил плачущей Элис. Но Виктория решила забыться своим излюбленным способом. Ее не волновало, что с ней четырнадцатилетний неопытный мальчишка. Она даже поначалу не узнала в красивом парне того вихрастого подростка, который не побоялся быть смертельно избитым ее нынешним мужем-садистом, в прошлом полноправным хозяином школы.
Пушистый абиссинский ковер в библиотеке, полумрак, рыжие волосы, щекочущие его кожу, умелые губы и его несмелые, полные желания ласки, дрожь в теле, хриплые стоны, теплая грудь в ладонях, неторопливые движения, набирающие темп. Воспоминания мелькали в голове Эдварда картинками, возвращая в прошлое. Первый опыт не прошел даром, он оказался умелым учеником. Виктория научила его не бояться общественного мнения, показала, что нет невозможных ситуаций. Есть неверные решения выхода из них.
Они встречались время от времени. Когда Виктории становилось скучно, то она ждала в такси своего молодого любовника в такси, около тайного выхода из школы, который сама когда-то обнаружила. Ей было плевать, что она старше Эдварда на шесть лет, что он несовершеннолетний. Искушение было сильнее разума. В новом короле школы женщина смогла разглядеть сильного мужчину.
Каллен не видел Викторию с лета. Он прекрасно понимал, что за четыре года сумел надоесть, но его данное положение дел совершенно не огорчало. Эдвард научился у Виктории всему, чему только мог. Но и женщина ценила его отнюдь не за сексуальные подвиги. У нее впервые появился друг.
Хотя женская гордость Виктории была ущемлена. От ее проницательного взгляда не укрылось, с какой нежностью, восхищением и желанием темный король рассматривал Беллу. Она знала, что рано или поздно Эдвард влюбится, но не думала, что этот момент наступит так незаметно для нее.
Каллен вздохнул. Двух разгневанных женщин ему еще не хватало для пущей радости. Белла вглядывалась в его лицо, все еще требовала ответа. Она закусила нижнюю губку, и Эдварду пришлось себя контролировать, чтобы не послать к чертям здравый смысл и не взять ее здесь, среди цветущих орхидей и бегоний.
- Ты с ней спал, - утвердительно произнесла девушка.
- Белла, ангел мой, до встречи с тобой я не был монахом и не страдал от воздержания, - Каллен развернул девушку к себе. Она упорно молчала, стараясь не смотреть в его глаза. – Сейчас у меня есть лишь ты.
- Пока не попаду в твою постель, - хмыкнула упрямая девчонка.
- Ты не веришь мне, - проронил Эдвард, и от Беллы не укрылась хорошо скрытая досада во взгляде изумрудных глаз.
- Я хочу тебе верить, - произнесла она. – Пожалуйста, позволь мне верить тебе, Эдвард.
Каллен склонился к ее лицу, медленно провел ладонью по щекам и прильнул страстным поцелуям к приоткрытым губам так, как мечтал все время – страстно, дерзко и решительно. Белла испуганно вздрогнула, не ожидав столь стремительного действия, но уже через мгновение была не в силах сопротивляться, потому что то, что творил Эдвард, было… неописуемо. И девушка застонала, обнимая его шею, зарываясь пальчиками в каштановые волосы, шепча опухшими губами его имя, когда он медленно стал целовать ее шею.
- Эдвард, да, - томно пролепетала девушка, притягивая Каллена к себе.
Страсть горящими углями жгла тело, заставляя забыть то, где он находится. Душный, теплый воздух оранжереи не мог остудить пыл. Эдварду было жарко. Ему хотелось снять с себя и Беллы одежду, ласкать ее разведенные бедра, дарить ей наслаждение и получать его самому.
- Белла, - Кален снова накрыл ее жаждущие ласки губы своими, пробуждая в ней еще большее желание, заставляя как в бреду все повторять его имя, выкрикивая его в терзающий ее уста рот, разрешая его языку ласкать свой язык, позволяя ноющей боли внизу живота перерастать в пожар, зажигающий кровь.
Эдвард утонул в водовороте желания, ему хотелось немедленно очутиться в зовущем, манящем своим терпким запахом теле. Он представил, как будет смотреть Белле в глаза, в тот момент, когда их тела сольются воедино, когда он будет первым, кто разрушит ее преграду и покажет, что такое настоящий сладострастный грех.
Подчиняясь безудержной страсти, его пальцы прикоснулись к бретелькам платья, медленно спустили их вниз, позволяя им свободно упасть вдоль рук и открыть его взору девичью грудь. Каллен коснулся розового соска, он затвердел под его пальцами, и Белла застонала ему в рот, выгибаясь навстречу его прикосновениям.
- Ты такая красивая, - восторженно прошептал Эдвард, продолжая свои ласки.
Белла тихо постанывала в его объятиях, а Каллен принялся искать потайной замочек сзади на платье. Он уже представил, как тончайший шелк серебристой лужицей соскользнет по ее ногам, и Белла предстанет перед ним во всем своем великолепии.
Неожиданно девушка высвободилась из объятий, задрожала и принялась возвращать на место бретельки трясущимися руками. Подавив раздражение, Эдвард услышал голоса, он принялся помогать ей, но увидел, как из-за ветвей лианы в их сторону направляется Джеймс, ведущий под руку Викторию. Женщина пыталась высвободиться из стальной хватки, но муж слишком сильно сдавил ее руку.
Белла едва успела привести себя в порядок. Она по-прежнему сидела на руках у Эдварда. Джеймс ухмыльнулся, глядя, как у девушки покраснели щеки. Он цокнул языком, лениво произнося:
- Да, детки, нельзя вас и на минуту оставить, чтобы не на шкодничали.
Белла еще больше вспыхнула, Эдвард же легко пересадил ее на скамейку, поднялся и метнул на Мейсена убийственный взгляд. Тот нехорошо осклабился, давая понять, что не боится ни Каллена, ни его угроз. Но Эдвард впервые оправдал свое прозвище. От него просто волной исходила темная, неудержимая ярость. Еще мгновение и она прорвет умело возведенную преграду наигранной холодности. Белла заметила, как Виктория побледнела. Она судорожно сглотнула, и тихо произнесла:
- Пойдем, дорогой, поищем другое местечко, здесь уже занято.
- Викки, я не могу позволить Белле остаться наедине с Калленом. А вдруг…
- Пойдем, Джеймс, - капризно произнесла женщина, не сводя с Эдварда предупреждающего взгляда.
- Ну ладно, - протянул блондин, все еще разглядывая пунцовую от стыда Беллу. – Мисс Дауэр, надеюсь, вы не позволите, чтобы этот сопляк сорвал ваш нежный цветочек. Было бы крайне глупо с вашей стороны подарит самое дорогое …
Джеймс не договорил, громко расхохотался, но Виктория его ловко тащила к выходу. Белла открыла рот, как рыба, выброшенная волной на сушу. У нее не находилось слов, чтобы ответить самодовольному уроду, решившему, что он здесь самый умный. Эдвард резко повернулся к ней, сжал в объятиях. Девушка опешила, а Каллен неожиданно резко произнес:
- Не отдам тебя. Ты моя!
- Эдвард, пусти, ты делаешь мне больно, - Белла попыталась вырваться из капкана его рук, но Каллен, как будто бы не слышал. Когда Эдвард отстранился от нее, то девушка с изумлением заметила, что он серьезен, собран. Его губы сомкнулись в одну линию, на щеках ходили желваки. Спустя мгновение темный король произнес тоном, не терпящего возражений.
- До конца каникул будешь жить у меня. Познакомлю тебя с сестрой, вы подружитесь. И никуда не пойдешь без охраны. Я об этом позабочусь. В школу вернешься со мной.
- Каллен, какого черта? Я, что, вещь? – взорвалась Белла. – Или ты думаешь, что купил меня?!
- Нет, маленькая дурочка, я думаю, что ты для кого-то стала очень ценным призом, который надо заполучить, во что бы то ни стало. Никогда не забуду, как Мейсен смотрел на тебя.
Белле и самой было неуютно под пронизывающим, липким и оценивающим взглядом, но она не собиралась показывать еще одному самоуверенному самцу, что попала в его власть
- Ну что, на меня смотреть кроме тебя нельзя больше ни одному мужчине?
- Белла, - процедил Эдвард, больно сжимая ее плечо, - не здесь и не сейчас. Я все расскажу тебе, как только мои опасения подтвердятся. А пока давай вернемся к гостям, сделаем вид, что ничего не случилось. И прошу тебя, не исчезай.
- Эдвард, не сходи с ума, - тихо произнесла она девушка.
- Я сошел с ума уже дано, чудо мое. Как только увидел тебя, - прошептал Эдвард около ее уха, медленно склоняясь к губам. Поцелуй получился медленный, томный, нежный. Эдвард уже готов был произнести те самые слова, разбередившие его душу и не дававшие покоя с тех пор, как он повстречал своего строптивого ангела. Но Белла ловко высвободилась из надежного сплетения его рук.
- Пойдем, покажемся на публике. И больше не пугай меня таким поведением.
Девушка уверенной походкой направилась на выход из оранжереи, но Эдвард не спешил расслабляться. Теперь он глаз не спустит со своей неугомонной девушки. Главное, чтобы Каллен ошибся. Но чутье еще никогда не подводило темного короля. Теперь его кареглазое чудо станет призом в такой большой игре, в которой он еще не принимал участия. Ставки были слишком высоки. Но Эдвард пойдет ва-банк, поставит на зеро, рискнет по крупному, лишь бы с его ангелом ничего не случилось, и Белла принадлежала лишь ему.

Источник: http://robsten.ru/forum/29-761-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Korolevna (02.12.2011) | Автор: Korolevna
Просмотров: 2258 | Комментарии: 6 | Рейтинг: 5.0/21
Всего комментариев: 6
0
6  
  girl_wacko  girl_wacko  girl_wacko

0
5  
  Спасибо за главу. good good good

4  
  Ух,прям мурашки!!!! Так волнительно,что то будет!!!! 12 obmorok taktak

3  
  автору спасибо!

2  
  Сюжет набирает обороты, читать безумно интересно))))

1  
  Ой, мамочки мои, чего и ждать от следущих глав? 12
как всегда потрясающе, прям hang1 hang1 hang1 и obozhau obozhau obozhau
Спасибо огромное fund02016 lovi06032

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]