Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Всего лишь один шаг. Глава 7

Новость о том, что на озере состоялась дуэль между лучшими друзьями и самыми завзятыми соблазнителями школы разнеслась по серо-зеленым коридорам за утро понедельника с молниеносной скоростью. Об этом разговаривали даже уборщицы. На Эдварда смотрели с еще большей опаской, восхищением и преклонением. У Эммета появились поклонницы, готовые утешить проигравшего, чем парень и воспользовался с превеликим удовольствием. Одноклассники старались не пресекаться с Беллой, а девицы раздраженно шипели ей в след, завидуя, что невзрачная особа могла поссорить между собой первых красавцев-старшеклассников. Другие же просто злились, что не они оказались на ее месте.
Белла с гордым видом подошла к классу, где у дверей ее поджидал Эдвард. Он взял ее за руку, и, не дав опомнится, затащил вовнутрь. Стоя на виду у двадцати парней, девушка залилась краской. Каллен не выпустил ее руку, больно сжал ладонь, когда она хотела дернуться.
- Господа, в свете последних событий, напоминаю, что Белла Свон – официально моя девушка. Поэтому минимальное расстояние – десять метров! – на его лице заиграла самая настоящая самодовольная ухмылка.
Парни зачарованно смотрели на стоящую перед ними пару, и ни у кого на лице не заиграла сальная улыбочка. Все восприняли слова Каллена, не как пустую браваду, а как самую настоящую угрозу. Если еще припомнить дуэль с настоящим оружием, то вызов ледяному королю бросить никто не посмеет больше никогда.
Белле все же удалось вырвать ладонь из его хватки. Она сложила руки на груди и громко произнесла:
- Я еще не сказала «да», мистер Каллен!
- Но вы скажете, мисс Свон. Будьте уверены, - ехидно изрек Эдвард, присаживаясь за первую парту.
Белла хмыкнула, заметила пустующее место рядом Райли и села туда, победоносно улыбаясь Каллену и подмигивая сделавшего большие глаза Пирсу.
- Не помешаю? – невинно поинтересовалась юная интриганка, и Эдвард засмеялся, когда заметил, что у парня дергается глаз. Король школы не забыл наградить Райли устрашающим взглядом.
- Белла, пересядь на свое место, - ледяной тон, казалось, заморозил даже цветы в горшках, а стекла на окнах покрылись инеем. Но Белла лишь распалилась. Он же обещал не подавлять ее, быть галантным, а сам! Но внутренний голос ехидно напомнил, что Каллен ничего ей не обещал, он лишь просил не отталкивать, а выводы она уже сделала сама.
С вызовом подняв голову, все еще взбешенная его поведением, Белла спокойно ответила:
- Иди к черту, Каллен! Ты меня сам вынудил!
Если одноклассники и до этого боялись пошевелиться, то теперь в глазах у каждого читалось желание слиться с мебелью, стать предметом интерьера, а еще лучше – убежать галопом с места сражения между светлой принцессой и холодным королем.
- Я не повторяю дважды! – в голосе звенел металл.
«Ну вот, все снова!» - подумала девушка и страдальчески возвела глаза к потолку. Иллюзия рассеялась – не было нежного Эдварда и никогда уже не будет.
- И не надо, - мило улыбнулась Белла.
А дальше послышался восторженный вздох одноклассников, и их восторг относился не к замершей от ужаса Белле. Эдвард потянулся, поднялся со своего места, гибкой походкой подошел, схватил стул, на котором она сидела, и спокойно перенес к первой парте вопящую Свон.
В классе наступила гробовая тишина, было слышно лишь недовольное сопение возмущенной Беллы и властный голос Каллена:
- В следующий раз сядешь ко мне на руки. И попробуй только ускользнуть ещё раз!
- Слушаюсь и повинуюсь! – съязвила Белла. – Что прикажет еще господин?
Девушка изобразила поклон гейши. При этом ее глаза метали самые настоящие молнии, лицо раскраснелось, грудь тяжело вздымалась. Эдвард понял, что смотрит на нее уже не так свирепо и отвел взгляд. Но тот час он коварно усмехнулся, наклонился к девушке и коснулся ее губ. Это нежное прикосновение пронзило Беллу стрелой и спустя секунду переросло в самый настоящий французский поцелуй.
- Теперь всё, милая! – с садистской улыбочкой произнес довольный Каллен, а у обескураженной Беллы от злости зачесались руки. Она хотела сомкнуть их на шее самоуверенного мерзавца, но увидела предупреждающий огонек в его глазах и тут же сдалась. Повернувшись к Эммету, она заметила, что друг ухмыляется и подмигивает ей. Не в силах простить еще одного предателя, она отвернулась к окну, игнорируя двух придурков.
Белле хотелось выть на луну, как волку в лесу холодной зимней ночью. Эдвард опять превратился в наглого типа, как будто не было вчерашнего разговора, жарких поцелуев и уверений, что он не будет посягать на ее свободу, перестанет считать своей собственностью.
После урока девушка постаралась позорно сбежать, но Эдвард ее опередил. Дождавшись, пока все их одноклассники покинут кабинет, Каллен взял ее за руку и произнес:
- Ты обиделась? Я думал тебе нравятся препирательства.
Белла хмуро взирала на парня, который стал ее вечной головной болью.
- Не нравятся, Каллен. Ты же обещал, что не будешь мне досаждать. Чем больше ты меня будешь сдерживать, тем сильнее я буду сопротивляться.
- Хорошо. – Эдвард нахмурился. – Но и ты не будешь бегать от меня.
- Идет, - пожав плечами, согласилась Белла вполне искренне, но Каллен заподозрил подвох.
- Идем на философию, опаздывать не положено. – Каллен хотел взять ее за руку, но передумал. Девушка пошла с ним рядом, а в классе села за одну парту без принуждения.
После уроков Эдвард вел себя с Беллой подчеркнуто вежливо, помог сделать домашнее задание в библиотеке, донес книги до комнаты и даже не попытался поцеловать на прощание. Хотя Белла, закусив губу, ждала именно этого и уже продумала семь различных способов, как дать ему отпор. Каллен попрощался с ней, как с обычным приятелем, но девушка увидела лукавый огонек в глазах. Он придумал новую игру, с новыми правилами. Она не будет поддаваться на провокации. Но сердечко в груди странно защемило от того, что Эдвард стремительно потерял к ней интерес.
Терпения у Эдварда хватило на две недели. Он исполнял роль пажа светлой королевы с учтивостью, которой позавидовали рыцари эпохи куртуазности. Всегда был вежлив, старался общаться на отвлеченные темы, не навязывал свое мнение, терпеливо выносил отстраненность Беллы. Но Каллену не хватало того огня, который горячей струей тек в жилах, когда Белла противоречила ему, заводилась от его насмешливого тона. Однако Эдвард сделал еще одно открытие – делать домашнее задание с девушкой в библиотеке очень интересно. Небольшая конкуренция заставила его вновь интересоваться учебой, хотя уже давно ледяной король не уделял должного внимания примерам, рефератам и сочинениям, так как был уверен, что лучший во всей школе. Белла же подстегнула его вновь к развитию, Каллен решил поставить для себя планку и обязательно должен был перепрыгнуть ее.
Но сегодня терпению Эдварда пришел конец. Он дождался, когда Белла подойдет к дальнему стеллажу за книгой, бесшумно проследовал за ней и сжал в объятиях. Девушка попробовала протестовать, но попытки были тщетными. Эдвард прижал ее к стене в углу между книжной полкой и проходом, яростно смял губы, пытаясь выместить на ней всю свою злость за то, что уступил ее просьбе и на две недели был лишен своего персонального наркотика. Он хотел принудительно заставить ее отвечать на свои ласки, а затем, отстранившись понаблюдать, как запылают ее нежные щечки, как темные глаза будут метать молнии от возмущения. Но вместо этого Белла томно простонала, запустила руку ему в волосы, начала перебирать торчащие в разные стороны вихры. Сладострастный стон, прикосновения нежных рук и Каллен, замер на месте, когда услышал тихий полустон-полушепот:
- Эдвард…
И его тело наполнилось пламенем, жарким огнем удовольствия, вытесняющим все мысли, все сомнения…
- Белла, - хрипло простонал Каллен, и снова накрыл ее жаждущие ласки губы своими, пробуждая в ней неведомые ранее чувства, заставляя как в бреду все повторять его имя.
Он принялся целовать ее шею, она выгнулась в его руках, прижалась телом, которое сотрясала дрожь. У Беллы подкосились ноги, и только сильные руки Эдварда удерживали ее от того, чтобы не упасть на холодный гранитный пол. Его двухдневная щетина колола ее нежную кожу, доставляя еще больше удовольствия, сердце выпрыгивало из груди, дыхание сбилось.
Эдвард потерял контроль над собой, где-то на границе разума еще промелькнула мысль, что слишком рано и нельзя этого делать, но наваждение унесло его в вихре желаний и жаждой обладания этим податливым телом.
Подчиняясь безудержной страсти, его пальцы прикоснулись к пуговицам на форменной блузке, мучительно медленно расстегнули их, позволив полам разойтись и явить его взгляду соблазнительную грудь, прикрытую простым белым бюстгальтером. Еще мгновение, и Каллен спустил с плеч Беллы пиджак, блузку и бретельки бюстгальтера, принялся покрывать поцелуями шею, ямку между ключицами, хрупкие плечи, медленно подбираясь к нежной груди. Девушка запрокинула голову и перебирала его волосы пальцами, забывшись обо всем на свете.
- Ты прекрасна, - прошептал Эдвард, с трудом оторвавшись от соблазнительного тела, посмотрел в ее глаза и проклял свое нетерпение на трех языках. В карих глазах Беллы страсть начала уступать место железным доводом рассудка, и девушка уже окончательно избавилась от державших ее оков наваждения.
- Эдвард, - простонала Белла, но, уже пытаясь остановить его.
- Да, - хрипло произнес он, пытаясь вновь возродить в ней тот огонь, бушевавший еще пару мгновений назад.
- Пусти, - чуть не плача произнесла растрепанная и ошеломленная Белла, и впервые за все время их невообразимых отношений, Каллен поступил так, как хочет она.
Девушка едва держалась на ногах, переводила испуганный взгляд то на Эдварда, то на расстегнутую блузку, в итоге она прислонилась к стене, медленно сползла на пол. Нервными движениями Белла пыталась привести себя в порядок, но пальцы стали ватными и плохо ее слушались. Тогда Эдвард присел рядом, вернул приспущенные бретельки бюстгальтера на плечи, и принялся умело застегивать разошедшиеся полы блузки. Девушка тяжело дышала, сидела с закрытыми глазами, пытаясь привести скачущие, как блохи, мысли в порядок.
- Я не знаю… Не понимаю, почему. Но ты имеешь надо мной власть, Эдвард. Сводишь меня с ума. Так не правильно, - произнесла она дрожащим голосам.
- Мой ангел, может это любовь? – так же тихо спросил Эдвард, убирая упавшие на глаза девушки длинные каштановые пряди.
- Но тебя совсем не знаю!
- Знаешь, Белла. Только ты и знаешь, - спокойно произнес Каллен, проведя пальцем по ее щеке.
Белла не отодвинулась, не попыталась увернуться от его прикосновения. Она сидела на полу, прислонившись спиной к стене, была бледная, как мел и не могла разобраться в себе.
- Я не знаю тебя, Эдвард. И ты мне не даешь себя узнать. Мне интересно какую музыку ты слушаешь, что любишь и о чем мечтаешь. Ты, как шкатулка с секретом – пытаешься ее открыть и все напрасно. И если даже это удалось, то все равно там будет двойное дно.
Каллен усмехнулся своей знаменитой усмешкой. Эта девушка знает, на какие струны в его душе надавить, чтобы разговорить, заставить разоткровенничаться. С подобной стороны холодного короля не знал еще никто, но Белла имела над ним власть. Она – его слабое место, Ахиллесова пята, но девушка никогда об этом не узнает.
- Я расскажу тебе все, что захочешь, - спокойно сказал Каллен. – Только не отталкивай меня.
- Эдвард, я хочу доверять тебе, но могу ли я? Скажи? – в глазах девушки билось самое настоящее отчаяние. Его сменила растерянность. От ее взгляда у Эдварда перехватило дыхание, он вновь хотел поцеловать ее – на этот раз нежно, трепетно, томно, но передумал, боясь, что сейчас можно спугнуть ее и потерять навсегда.
- Ты можешь мне доверять, Белла. – Твердо произнес Каллен, и Белла. Как ни странно поверила его словам.
Из библиотеки они выходили молча, думая, каждый о своем. Ни один не признался, что мысли заняты исключительно той внезапной вспышкой страсти, которая была больше, чем обоюдный интерес или противоборство характеров. И светлой принцессе, и темному королю стало страшно от догадки, пришедшей на ум.
Эдвард проводил ее до порога комнаты, нежно прикоснулся губами к уголку ее губ. Белла вздрогнула, но не стала протестовать, вырваться. Она медленно обвила его руками, прижалась к груди, слушая размеренный стук его сильного сердца. Эдвард гладил ее по волосам, вдыхая исходящий от каштановых кудрей аромат вереска и горькой полыни.
«Ты моя, Белла. Только моя. Никому тебя не отдам, мой строптивый, упрямый ангел. Но как же нам будет тяжело вместе. Как тебе будет со мной сложно» - растерянно думал Каллен, еще не осознавая природу нахлынувших на него чувств.
Белла скрылась за дубовой дверью, а Эдвард попытался собрать в кулак силу воли, чтобы не открыть ее своим ключом, не войти в комнату и не продолжить то, что он начал в библиотеке. Если он так сделает, то потеряет свое растрепанное чудо навсегда. О Белле Свон можно будет забыть и уже никогда не вспоминать. Ее сила духа не уступает его собственной. За это он ее и выбрал. Значит, в кое-чем пора идти на уступки, учиться искать компромисс.



Источник: http://robsten.ru/forum/29-761-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Korolevna (28.11.2011) | Автор: Tina_Holder
Просмотров: 2404 | Комментарии: 9 | Рейтинг: 5.0/27
Всего комментариев: 9
0
9  
  Какая страсть  girl_wacko

0
8  
  Спасибо за главу. good good good

6  
  Эдвард... girl_blush2

7  
  Он самый, единственный и неповторимый lovi06015

5  
  шикарно!

4  
  Вот это эмоциии!!!!! hang1

3  
  Как же они будут справлятся со своими страстями при таком темпераменте, с ума сойти,
чес слово girl_wacko girl_wacko girl_wacko girl_wacko

2  
  "Значит, в кое-чем пора идти на уступки, учиться искать компромисс. " Мудрое решение, Эдвард.

1  
  Хм, ну на нейтралитет не похоже girl_blush2 fund02002 хотя попытка была giri05003 good Стасти кипят!! fund02016

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]