Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Выбор есть всегда. Глава 2

 

Глава 2

 

 

Что я делаю? Почему ноги несут меня вдоль пристани, мимо магазинов туда, где я находиться не должна? Почему угрызения совести, когда я думаю о Джейкобе, так просто заглушить?

 

Мое сердце билось неровно, когда я подошла, будто невзначай, к знакомому прилавку и стала смущенно разглядывать рыбу, разложенную среди кубиков льда. Лед таял, но его постоянно обновляли, чтобы рыба всегда оставалось в прохладе. Она пахла на удивление вкусно - свежестью и морской солью.

 

- А где ваша подруга? - я узнала голос торговца, подняла голову и скромно улыбнулась, пытаясь вести себя естественно.

- Она сегодня занята.

 

Ответная улыбка мужчины лучилась добротой, как будто он даже расслабился от того, что Элис нет.

 

- Умеете готовить? - спросил он, перебирая лед, чтобы я лучше смогла разглядеть рыбу.

- Нет, - честно призналась я и рассмеялась. Не знала, как объяснить свое присутствие. Зачем я вообще сюда явилась?

- Это несложно, - стал объяснять он. Показал рукой вдоль пристани вперед. - Метрах в ста отсюда есть проход к северной бухте, там труднодоступный малопосещаемый пляж. Туда ходят только свои, чтобы полюбоваться на закат и приготовить рыбу на углях. Бухта красивая, вода очень чистая. Можете сходить туда, приглядеть местечко.

- О, спасибо, - поблагодарила я искренне, не знала, что здесь есть какое-то тайное место. Было приятно, что мужчина поделился им со мной.

 

Мой взгляд невольно метнулся к двери в лачугу, я была разочарована, что мне придется уйти, так и не повидав парня. Но, может, это и к лучшему. Такие сильные чувства к незнакомцу ни к чему хорошему не приведут.

 

Мужчина словно прочитал мои мысли, заметив мой неосторожный взгляд. Он улыбнулся с пониманием, и я невольно покраснела, когда он добавил:

- Он спит после ночной рыбалки.

- О да, спасибо, извините! - торопливо проговорила я, испугавшись, что меня так легко раскусили, и поспешила сбежать, пока не сделала чего-то еще более глупого. - Я пойду!

 

Я не видела, смотрели ли мне вслед, да и не хотела видеть. Что я творю? Мне нужно убираться отсюда. Иди в отель, Белла! Забудь об этом рыбаке! Ты взрослая, ответственная женщина и скоро станешь женой. Перестань вести себя как ребенок. Прими правильное решение.

 

И все же ноги сами несли меня в сторону бухты. Мучаясь от внутренних противоречий, я почти бежала туда. Просто посмотрю, говорила я себе, а затем тихонько прошмыгну обратно, оставшись незамеченной. Вернусь в отель, и больше никогда не буду вести себя так позорно!

 

***

 

 

Бухта оказалась необыкновенно красивой. Тропинка петляла среди скал, сначала полого вверх, а затем вниз сквозь ущелье. А потом р-раз, и я оказалась на чудесном пляже, с двух сторон окруженном высокими утесами, заросшими вьюном и кустами алоэ. Вода здесь была тихой, лазурного цвета, под ногами мягкий, как перина, песок.

 

Природная красота этого места заворожила меня. Здесь не было зонтиков и лежаков, бухта была пуста, за исключением семьи, отдыхающей в дальнем конце пляжа. Двое маленьких деток бегали друг за другом, старший ребенок строил что-то из песка.

 

Я не стала противиться соблазну, скинула платье и окунулась в чистейшую воду, похожую на горный хрусталь. Она была теплее, чем возле отеля. Больше не стану купаться там. Это место похоже на рай! Буду ходить сюда каждый день! Я даже засмеялась от счастья, нежась в ласковых прибрежных водах, щурясь от яркого солнца, медленно клонящегося к закату.

 

Пляж стал понемногу заполняться людьми, но всем хватало места. Люди приходили парами и семьями, и каждый искал уединенный уголок подальше от других, чтобы провести время в тишине и покое. Только одна фигура, появившаяся на тропе, сразу направилась в мою сторону, и я с увеличивающимся страхом узнала Эдварда, встречи с которым трусливо надеялась избежать. Видно, судьба распорядилась иначе, потому что вот он, обнаженный по пояс и босой, с перекинутой через плечо сумкой, идет ко мне.

 

Сердце заколотилось в груди резко и оглушительно, как будто собиралось выскочить наружу и взлететь к небу. Спираль внутри живота дала о себе знать мучительно-сладким предвкушением. Я хотела отвернуться или притвориться, что удивлена, но на самом деле не могла отвести от парня глаз, от его очаровательной улыбки, когда он подошел ближе.

 

- Привет, - просто сказал он. - Белла?

 

Язык прилип к нёбу, а горло стало липким и тесным. И все же радость от встречи пересилила страх.

 

- Привет, - улыбнулась я слишком охотно, пытаясь убрать с лица счастливую улыбку и снова стать серьезной Беллой. - Эдвард?

 

- Как ты узнала? - рассмеялся он, скидывая сумку и садясь по-турецки передо мной прямо на песок.

 

- Подслушала. А ты? - И захихикала, когда он кивнул и ответил «тоже».

 

И стало невероятно тепло в груди от того, что он был достаточно заинтересован, чтобы запомнить имя. Я даже забыла спросить, зачем он пришел, просто радовалась, что он здесь, сидит рядом и позволяет любоваться собой.

 

Мы поговорили о бухте, оценив ее красоту, и все выглядело так, будто мы заранее договорились о свидании. Как такое возможно? Я чувствовала себя так хорошо, словно наступило Рождество, и самые лучшие подарки посыпались к моим ногам – все, что пожелаю.

 

- Ты здесь живешь? - спросила я, подставляя лицо косым лучам заката, за маской легкомыслия отчаянно скрывая свою чрезмерную заинтересованность.

 

 

- Приезжаю каждое лето помогать отцу. Потом возвращаюсь к матери в Лос-Анджелес.

 

Значит, отец Эдварда живет здесь круглый год. Я с удивлением взглянула на босые ноги парня и рваные у колен простые хлопчатобумажные штаны, с трудом представляя его в центре большого города в туфлях и костюме. Он выглядел таким… немного диким с его бронзовым загаром и челкой, беспорядочно свисающей на лоб, лохматыми нестрижеными кудрями, отливающими в свете солнца медью. Широкие плечи и развитые, сильные мышцы на его груди постоянно привлекали мое внимание. А живые глаза завораживали всякий раз, когда я смотрела в них. Я вдруг обнаружила, что они вовсе не зеленые, а голубые, почти такого же цвета, как мой бикини и парео.

 

- Надо же, я думала, твои глаза другого цвета, - удивилась я. - Там, в лавке, могу поклясться, они показались мне зелеными.

 

- На самом деле, они хамелеоны, - улыбнулся Эдвард и оглянулся вокруг, ища что-то. - Смотри.

 

Он поднял свою сумку и приложил к груди. Она была тряпичная, старого, застиранного цвета хаки, и я, качнувшись вперед и приглядевшись, увидела, как радужка Эдварда меняет цвет, постепенно из голубой становится неярко-зеленой.

 

- Не верю, - рассмеялась я и тоже оглянулась, схватила свою сумочку, она была серая в горошек.

 

Эдвард  послушно замер, когда я подползла к нему вплотную и с трепетом, боясь касаться его кожи, прижала сумочку к его груди. Он магнетически улыбнулся и расширил глаза, и не моргал, пока его радужка медленно не потускнела, став просто… серой.

 

- Вау… - прошептала я. - Впервые с подобным встречаюсь. - И нехотя убрала руки от его горячей, нагретой солнцем, немного влажной кожи.

 

Мы затеяли непринужденный разговор, постепенно узнавая друг друга. Никакого смущения я не ощущала рядом с ним, быстро расслабилась и чувствовала себя естественно. Как будто мы с ним знакомы давно.

 

- А в Лос-Анджелесе ты работаешь? - спросила я не без интереса.

- Учусь в Калифорнийском технологическом институте.

 

О, студент. Я не смогла подавить разочарования. Взглянула на парня искоса, пытаясь определить, сколько ему лет? Возможно, он несовершеннолетний? Слишком гладкая кожа, миловидные черты лица – может, ему нет и восемнадцати.

 

Эдвард улыбнулся, не замечая моего терзания.

 

- А я уже работаю, - сказала я тогда, сдержано и тоскливо, потому что внутренне уже попрощалась с шансом на курортный роман, - в перспективной фирме, пока на должности простого менеджера. Я закончила университет год назад.

- Двадцать два или двадцать четыре? - просчитал тут же Эдвард, откидываясь на спину и кладя руки под голову, при этом мышцы на его груди и руках красиво подчеркнули подтянутое тело. Я едва не подавилась слюной, не в состоянии прекратить бесстыже его разглядывать.

- Двадцать четыре, - резковато ответила и добавила, чтобы саму себя остудить хоть немного: - А тебе семнадцать?

 

Эдвард рассмеялся так заразительно, что я не удержалась и засмеялась вслед за ним.

 

- Что, не угадала?

- Двадцать, - сказал он.

 

И мне тут же полегчало, настолько сильно, словно с шеи отвязали огромный камень, позволив дышать. Не семнадцать. Он совершеннолетний!

 

- Но я собираюсь учиться в магистратуре, - добавил Эдвард задумчивым голосом, - это еще два дополнительных года, так что работа в перспективной фирме в ближайшее время мне не грозит.

 

Ох, подколол. Я оценила здоровый сарказм и улыбнулась, парень оказался не без чувства юмора, это понравилось мне.

 

- А тебе разве не нужно рыбу ловить? - спросила я, щурясь от оранжевых лучей заходящего низкого солнца.

- Ты меня прогоняешь?

 

Я повернулась, испугавшись, что обидела его, и поспешила исправиться:

- Нет, нет. Просто удивлена, что ты здесь.

- Напрашиваешься на комплименты?

 

А ведь он был прав, мой вопрос выдал мою заинтересованность, мне хотелось, чтобы парень признал - я нравлюсь ему, и потому он пришел на этот пляж. Не очень красиво с моей стороны.

 

- Нет, конечно! - солгала я, и теперь точно смутилась, чувствуя, как загорается лицо.

 

Но Эдвард улыбался. Лежа с закрытыми глазами, он объяснил:

- Лето - длинный промежуток времени. Каждую ночь одно и то же. По-моему, я заслужил выходной.

- Если тебе не нравится рыбачить, зачем себя заставлять? - удивилась я.

- Я должен помочь отцу, - пожал плечами парень, а затем поднялся на ноги, приглашая меня искупаться. На его красивом лице расцвела лукавая улыбка. - И я не говорил, что мне не нравится.

 

Мы плавали на мелководье, болтая ни о чем и обо всем, брызгали друг на друга прозрачной водой. Смеялись, играли в «камень, ножницы, бумага», и я будто вернулась на десять лет назад, во времена безмятежной юности. Напряжение большого города отпустило, тревогу снова сменило чувство легкости и свободы. Этот остров и дикий пляж, и особенно этот парень благотворно влияли на меня, я расслабилась и не хотела, чтобы чудесный вечер заканчивался.

 

Солнце зашло за горизонт, но мы не спешили расходиться, ни один из нас не желал останавливаться. Я узнала, что Эдвард страстно увлечен физикой, а также умеет играть на фортепиано и скрипке; его мать до сих пор любит отца, но ни один из них не готов пожертвовать своим образом жизни ради другого - мать Эдварда привыкла к комфорту большого города, отцу жизнь на острове по душе. Узнала, что Эдвард очень любит Гавайи и отлично знает каждый его уголок, но жить предпочтет, как и мать, в городе.

 

Сама я с удовольствием рассказывала о себе, кроме той части жизни, которая касалась Джейкоба. Мне казалось, его имя, произнесенное вслух, испортит мгновение. Эдвард не был похож на легкомысленного подростка, чтобы я была уверена, что он не уйдет в ту же секунду, как узнает, что я… обручена. Да и я… как бы смогла флиртовать с ним, если бы он знал, что у меня в городе остался другой мужчина? И пока я молчала, пока мой обман не был раскрыт, мне было легче заглушить вину - и перед самой собой, и перед Джейком, и перед Эдвардом.

 

Кольцо на безымянном пальце внезапно стало вызывать дискомфорт, словно это была метка, поставленная Джейком и обрезавшая мои крылья. Все произошло слишком стремительно,  меня не спрашивали, хочу ли я стать женой, а просто констатировали факт, решив все за меня. Я не успела обдумать предложение Джейка и дать ему ответ, как уже превратилась в невесту. Джейк даже не поинтересовался, готова ли я к замужеству. Теперь казалось, что он набросил мне на шею петлю, как будто предвидел заранее, что нашим отношениям что-то угрожает. Хотел привязать меня к себе, таким образом гарантировать мое возвращение. Но если тремя днями ранее, в Атланте, предложение Джейка принесло мне радость, пусть и немного заставившую растеряться, то теперь все казалось неправильным, как будто я поспешила, ошиблась в выборе своего жизненного пути.

 

Если бы можно было узнать заранее, что нас ждет, если бы знать свое будущее, жизнь стала бы намного проще. Буду ли я счастлива с Джейкобом, стоит ли мне ответить ему «да»? Или это тупиковый путь, и когда-нибудь я пожалею, что не попробовала что-то иное? Может, не будь Джейк первым моим мужчиной и единственным, мне было бы легче понять, чего я хочу?

 

Увы, будущее недоступно, недостижимо, как далекие звезды на небесах, как другой берег океана, когда у тебя нет корабля. Все ошибки приходится познавать на собственном опыте, и никогда не знаешь, верный ли ты делаешь шаг.

 

- Что за кольцо? - спросил Эдвард после того, как мы немного разговорились. Взгляд парня упал на безымянный палец моей правой руки, его улыбка исчезла, а лицо помрачнело.

 

Я с трудом подавила в себе желание спрятать руку, испуганно придумывая, что же ответить? Сказать правду, и все закончится прямо сейчас, даже не начавшись? Или солгать, потворствовать своим опасным желаниям, дать себе шанс разобраться в себе, понять, чего хочу на самом деле? Уйти или остаться? Принять решение прямо сейчас или выиграть немного времени, чтобы подумать? Отказаться от шанса сразу, или пустить все на самотек и посмотреть, что из этого получится?

 

Я не хотела разочаровывать Эдварда, еще не насладилась общением с ним. И я выбрала второй вариант, трусливо солгала:

- Бабушкино…

- Похоже на обручальное, - брови Эдварда сошлись на переносице, и мне хотелось разгладить появившиеся складочки пальцами, чтобы он снова улыбался. Улыбка шла ему.

- Да, я… специально ношу. - Ложь претила мне, но сказать правду смелости так и не хватило. - Чтобы отпугивать потенциальных ухажеров.

 

 

Сработало, Эдвард поверил. Расслабился и лукаво прищурился:

- Помогает?

- Э… нет, - рассмеялась я, указывая на тот факт, что он все еще сидит рядом со мной.

 

Стало темнеть, и нужно было бы возвращаться в отель, но мне не хотелось.

 

- Ты здесь весь вечер, проголодалась? – поинтересовался Эдвард.

- Проголодалась, - согласилась я охотно. - Но ведь тут нет никаких кафе.

- На самом деле, кое-что имеется. - Эдвард раскрыл свою сумку, там оказались фрукты. Он угостил меня манго и ананасом. Я набросилась на них, как зверь. Эдвард аккуратно чистил фрукты маленьким ножом и подавал мне сочные кусочки, и я смотрела, как ловко работают его пальцы.

 

Мы опустошили его сумку за десять минут, вымыли руки, и пришла пора прощаться - уже стемнело.

 

Я вдруг испугалась, что злоупотребила временем Эдварда, и заторопилась в отель. Небольшое чувство вины кольнуло в сердце, когда ночная тьма окутала нас с Эдвардом - только двоих. Словно бы исчезли другие пары на берегу. Наше личное крошечное уединение будоражило кровь. Эдвард - как запретный плод, который хочется попробовать, но переступить черту страшно. Интересно, если бы я не оказалась обручена, мне было бы легче принять решение?

 

Я никогда не была склонна к легкомыслию, поэтому подобные желания меня пугали. Они означали, что я всерьез увлечена. Я не могла, как Элис, просто «поразвлечься», а потом вспоминать Эдварда всего лишь как приятный сон перед возвращением в реальность. Мне требовалось гораздо больше, чтобы решиться сблизиться с мужчиной. Я должна была влюбиться.

 

И я боялась чувств, которые зрели внутри. Каждый раз, когда я глядела на Эдварда, сердце сладко ныло, а в животе снова закручивалась спираль. Красивый, загорелый, атлетичный, еще и умный, интересный собеседник, и вкусы наши во многом совпадали. Спокойный, невероятно рассудительный, от него веяло каким-то волшебным умиротворением, хотелось закрыть глаза и забыть о проблемах, или лениво созерцать океан, прислонив голову к мужественному плечу. Эдвард казался олицетворением острова, отдыхом для моей души, привыкшей к спешке мегаполиса.

 

С Джейком подобных чувств никогда не возникало, он вечно торопился, говорил на бегу, даже планы строил быстро и тут же приводил их в исполнение. Его энергичность передавалась и мне, отчасти нравилась, но вечерами, когда с работы я возвращалась без сил, мне не хватало тишины и спокойствия. Джейк обязательно включал телевизор, одновременно рассказывая мне о своих делах и успевая переговорить несколько раз по телефону. Быстро ел и так же суетливо спешил в постель.

 

Мне всегда казалось, что такие отношения нормальны, и только теперь я поняла, насколько устала, и как сильно мне не хватало обыкновенного покоя.

 

Эдвард, в противовес Джейку, приносил этот самый покой. Я могла себе представить, как, вернувшись с работы, застану его сидящим в глубоком кресле с книгой в руке, в меланхоличном и медленном движении времени. Как он примет меня в объятия, и мы просто посидим… в уютной тишине.

 

Никогда раньше не задумывалась, какой вижу семейную жизнь, но сейчас отчетливо осознала, что такой мирной и тихой она никогда не будет с Джейкобом. И от этого запретные чувства к Эдварду росли, рождая несбыточные мечты, о которых прежде я не задумывалась, даже когда приняла кольцо. Если я позволю этому чувству вырасти во что-то большее, как смогу пережить разлуку, когда придется вернуться в город… к жениху?

 

Невольно я сравнивала Эдварда с Джейкобом, со вторым нас не связывало ничего, кроме работы и детской дружбы. Ровная привязанность, сродни… привычке. Еще два дня назад этого мне казалось достаточно. Но сейчас, испытывая новые, такие восхитительные и головокружительные чувства, я стала сомневаться в своем выборе. В самом ли деле между мной и Джейкобом существует любовь?

 

О Джейке было трудно думать. Не хотелось вспоминать. Знала, что за обман рано или поздно меня постигнет расплата, но от этого еще ценнее становились мгновения, проведенные с Эдвардом… потому что они очень скоро закончатся. Чувства, яркие и сильные, как сокрушительное цунами, застигли меня врасплох, сбили с ног, я не была способна бороться с ними.

 

И я заперла совесть на прочный замок, понимая, что время раскаяния и сожалений неизбежно наступит позже.

 

Мы с Эдвардом, не торопясь, пробирались по ущелью к цивилизации. Мой взгляд непроизвольно скользил по обнаженному торсу парня, я ничего не могла с собой поделать. Споткнулась, и он подал мне руку, чтобы помочь идти. Опираясь на его предплечье, я чувствовала кончиками пальцев, как мускулы под его кожей напрягаются при ходьбе. Мы оба молчали, не хотели разрушать окружившую нас ауру, которая одновременно умиротворяла и… возбуждала.

 

Мне хотелось остановиться, развернуться лицом, коснуться ладонями груди парня и ощутить тепло его кожи, биение сердца. Запустить пальцы во влажные после купания кудри, почувствовать, как крепкие мужские руки обвивают мою талию и тесно соединяют наши тела. Заглянуть в глаза-хамелеоны и увидеть в них отражение своих эмоций. Очертить губами линию мужественного подбородка, прежде чем поцеловать.

 

Я боролась с собой все время пути по ущелью, и позже, на пристани, когда Эдвард вызвался меня проводить. Я должна была бежать и больше сюда не возвращаться, но точно знала, что, не устояв перед искушением, утром снова буду здесь. Не смогу сопротивляться зову сердца, даже если в конце пути будет больно, когда глупая мечта разобьется о реальность. Что может получиться у двух людей, встретившихся на берегу океана? Какой курортный роман имеет шанс на продолжение? По статистике положительный ответ приближается к нулю. И все равно я, словно беспомощный мотылек, летела на пламя, пусть и знала, что в конечном итоге сгорю.

 

Тишину ущелья сменили звуки пристани, шум волн на берегу, работа моторов катеров, болтовня торговцев. Как-то незаметно Эдвард взял меня за руку, когда что-то объяснял, да так и оставил мою руку в своей, и я не возражала. Я словно вернулась во времени назад, когда мне было семнадцать, и нас с Джейком впервые потянуло друг к другу, как мужчину и женщину. Правда, в этот раз все было иначе - во много раз сильнее, чем тогда. В груди пылал пожар, обжигая сердце, огонь был колючий, опасный, горячий. Но в то же время сладкий и вязкий, словно мед, он убаюкивал мое сердце в нежных объятиях, обещая наслаждение.

 

- Значит, твой отец сегодня отправился рыбачить вместо тебя? - спросила я, увидев лавку закрытой.

- Он не был этим очень доволен, - вздохнул Эдвард  виновато, когда тоже обратил внимание на пустующий прилавок. - Он ведь этим живет.

- Тогда тебе не следовало подводить его, - посоветовала я. - Прости, все из-за меня.

- Не извиняйся, - Эдвард сказал это тихо и проникновенно, пожав мои пальцы. Некоторое время мы шли в молчании, но, когда пристань закончилась и показались огни отелей, Эдвард заговорил: - Я хотел увидеть тебя. Не… часто возникает подобная потребность в определенном человеке. Но я хотел… и рад, что познакомился с тобой. Я не разочарован.

 

Сердце забилось в сладкой пытке от смущенных, немного неловких первых признаний, открывающих взаимность чувств.

 

- Что-то в тебе… привлекает меня, - продолжал Эдвард, я боялась поднять глаза на него, но впитывала каждое слово как губка. - Только не думай, что у меня это с каждой встречной. Это курорт, но я-то тут работаю, а не отдыхаю… Ты… сразу понравилась мне, Белла…

 

Его голос, как сироп, обволакивал мои спутанные мысли, расставлял их по местам. Все вдруг стало казаться правильным. Хотелось махнуть рукой на неизбежные последствия, подумать о реальности позже, а сейчас разрешить себе чувствовать, позволить неизбежному случиться, чтобы не сожалеть потом, что я даже не попробовала просто быть счастливой. Я не знала, буду ли разочарована, если поддамся растущим внутри меня опасным желаниям, но точно знала, что пожалею, если откажусь от них. Мы уже дошли до отеля, и мне пришлось остановиться, повернуться, попасть в плен чарующих глаз, в ночном сумраке казавшихся пронзительно-серыми.

 

- Придешь завтра? - спросил Эдвард взволнованно.

- Приду, - пообещала я раньше, чем успела подумать.

 

Он коротко улыбнулся, его рука поднялась и ласково коснулась моей скулы. Пальцы прочертили линию до уха, убрали выбившуюся прядку волос. Мое тело мгновенно отреагировало дрожью и ускорившимся сердцебиением, дыхание участилось, и Эдвард точно заметил это, потому что его глаза, серьезные и задумчивые, вдруг вспыхнули сильным чувством. Рот его приоткрылся, как будто он хотел что-то еще сказать, но не смог подобрать слов.

 

Несколько секунд мы, замерев, смотрели друг на друга: его рука на моем лице, глаза, такие живые, кричат что-то. Возможно, он хотел меня поцеловать. Со страхом и надеждой я ждала этого. Но затем он убрал руку и сделал шаг назад.

 

- До завтра, - прошептал, неохотно развернулся и ушел прочь, засунув руки в карманы потрепанных шорт. Его обнаженная спина поблескивала в свете фонарей, и я неотрывно смотрела вслед удаляющейся фигуре, не двигаясь с места, пока Эдвард не скрылся из виду.

 

И с этого мгновения началось мое стремительное падение в пропасть. Сомнения рассеялись, решение пришло легко, само собой. Мне нужен был этот шанс. Нужен Эдвард.

 

***

 

Если бы нашлось хоть что-то, какая-то причина, способная остановить меня, было бы проще одуматься. Но проблема состояла в том, что всё вокруг словно сговорилось  против моей совести. Мои сомнения, мои желания и потребности, отсутствие обещания, данного Джейкобу, сам остров воздействовали на меня, соблазняя попробовать, что это такое - любовь, коснуться ее кончиками пальцев, ощутить ее полноценный вкус, испытать адреналин, прыгнуть с обрыва в объятия страсти. Таких головокружительных эмоций мне никогда прежде испытывать не доводилось, а потому было крайне трудно им противостоять. Даже Элис - единственный человек, к которому я могла обратиться за советом, - стояла на опасной стороне.

 

- Ох, Белла, да будет тебе убиваться, - легкомысленно смеялась она. - В измене нет ничего страшного, тем более ты еще даже не замужем. Джейкоб ничего не узнает, клянусь тебе. Развлекайся, я рада, что ты решила нормально отдохнуть. Успеешь еще нацепить на себя пояс верности.

 

Если бы только это было простым развлечением! Элис не понимала, что для меня может не оказаться пути назад. Ступив на зыбкую почву, позволяя себе идти опасной дорожкой, я все глубже погружалась в чувства, теряла связь с реальностью, которая ждала меня в скором будущем, безжалостная и неотвратимая.

 

Мой день начинался одинаково: утром я бежала к знакомой лавке, нетерпеливо встречая вернувшегося с рыбалки Эдварда. Мы обменивались робкими, наполненными только нам известным тайным смыслом, приветствиями, выгружали рыбу и шли на дикий пляж, едва касаясь друг друга. Разговоры между нами на любую, случайно затронутую тему, продолжались часами. Купались, смеялись. Шутили, флиртовали и наслаждались обществом друг друга.

 

Затем я замечала, что Эдвард с трудом удерживает глаза открытыми, и вела его спать, а сама отправлялась обедать, хотя на самом деле совершенно не хотела с ним расставаться.

 

Вечером история повторялась, а потом Эдвард уплывал на всю ночь. Каждый вечер, - ну, не каждый, а тот, который Элис проводила не с Джаспером, - она интересовалась, был ли у нас с Эдвардом секс. И каждый раз, получая отрицательный ответ, всплескивала руками, напоминая, что время на исходе. Скоро мы улетаем домой. Оставалась неделя, пять дней, четыре…

 

Но, как это часто бывает, когда духовная сторона отношений перевешивает физическую, мы с Эдвардом вовсе не торопились друг с другом переспать. Да, были касания, иногда случайные, иногда намеренные, пробуждающие дрожь, заставляющие дыхание сбиваться. Но нам, если подумать, было даже негде уединиться и предаться любовным утехам, если бы мы решились. Не в лачуге же его отца, у него за спиной? Не на пляже, где посторонние глаза были повсюду. Не в отеле, куда чужаков не пускали. Может, это было к лучшему. Чувства, не скрепленные физической стороной, быстрее пройдут, когда я уеду домой?

 

Элис нетерпеливо ждала отчета, не понимая, что толкает меня на настоящее преступление. Это не станет простым развлечением для меня. Так стоит ли будоражить напрасно чувства?

 

Однако было бы ложью утверждать, что я не хотела Эдварда. Его прикосновения, даже просто к ладони, всегда пробуждали мои подавленные, тщательно скрываемые желания, заставляли кровь вскипать, а сердце замирать в сладкой неге. И чем ближе был день отлета, - нашего с Эдвардом неизбежного расставания, - тем сильнее я понимала, что упускаю возможность испытать нечто важное. Мои чувства были заперты в клетке. Это все равно что войти в Эдем, увидеть яблоко, но не позволить себе надкусить его. Тогда для чего я сюда входила? Чтобы подразнить аппетит, не вкусив запретный плод восхитительной страсти?

 

Видимо, Эдвард чувствовал то же самое, - мы всегда были на одной волне, - потому что неожиданно сделал мне соблазнительное предложение. То, которое я ждала каждый день с момента нашей встречи, и которое он долго не решался озвучить.

 

- Осталось всего три дня, - прошептал он, провожая меня до отеля на закате. - Потом ты улетаешь?

- Да, - боль от неизбежности разлуки пронзила сердце - зачем он напоминает.

- Может… - Странная заминка в разговоре выдала нервозность Эдварда, когда он взял мою руку и… вдруг прижал к своей груди – гладкой, немного влажной, вздымающейся чуть чаще обычного. В его взгляде замерцало напряжение. - Может, ты хотела бы провести сегодняшнюю ночь со мной?..

- В лодке?

 

Его сердце билось под моей ладонью стремительно и сильно. Кожа была горячей, но прикосновение его ладони обжигало даже сильнее, и по всему моему телу резко распространился жар - я была смущена… и возбуждена сверх всякой меры. Может, именно этого я и ждала - его решительного шага, чтобы самой не принимать пугающее новизной, чересчур ответственное решение.

 

- Нет, не в лодке. - Он перешел на шепот, прерывистое дыхание выдало его, как и взгляд - обжигающий, страстный. - Там, где я рыбачу, есть домик на берегу. - Он смущенно пожал плечами. - Не бог весть какие удобства, но зато мы будем одни. Прошу тебя… - Шепот стал хриплым, а взгляд отчаянным, словно он боялся услышать отказ. Может, так и было. Мы ведь еще даже не целовались, боясь сделать первый шаг.

 

Мое тело стало жарким, словно в каждую клеточку плеснули кипятка. Мы будем наедине. От этой мысли внутри вен возник электрический ток, ускоряя кровообращение. Низ живота заныл от знойного предвкушения, и я сжала пальцы у Эдварда на груди, не робким прикосновением, какими были прежние. Решение приняла быстро, как будто была к нему готова давно, и требовался только толчок.

 

- Соберусь и буду готова через пятнадцать минут. Подождешь меня?

- Конечно! - недоверчиво выдохнул он, словно не ожидал столь легкого моего согласия и был поражен им. Я и сама с трудом могла поверить в то, что сказала.

 

Но наши желания на сегодня полностью совпали. Я торопилась, как будто боялась, что Эдвард не дождется, передумает и уйдет. К счастью, Элис отсутствовала, мне не пришлось с ней объясняться.

 

Я поспешно покидала в пляжную сумку зубную щетку, противозачаточные таблетки, влажные салфетки и смену белья, полотенце на случай купания. Странно, но вместо вины перед Джейкобом я испытывала опьяняющее чувство триумфа, освобождение от оков. Нелогично, учитывая, что спустя три дня я возвращаюсь в город. Однако сегодня я хотела позволить себе быть счастливой. Прости, Джейк…

 

 



Источник: http://robsten.ru/forum/67-1898-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Валлери (19.03.2015) | Автор: Валлери
Просмотров: 304 | Комментарии: 9 | Рейтинг: 5.0/15
Всего комментариев: 9
avatar
0
9
Спасибо за главу. giri05003
avatar
0
8
Спасибо за главу  cvetok01
avatar
1
7
"...хотела позволить себе быть счастливой."
Спасибо за главу.
avatar
0
6
Расслабься, Белла , ты же в отпуске и пока не замужем fund02002
avatar
1
5
Спасибо большое lovi06032
avatar
1
4
Спасибо!
avatar
2
3
Очень нежно. Спасибо!
avatar
1
2
Спасибо! Очень хорошая и интересная история! 
avatar
1
1
Спасибо lovi06032
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]