Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Выбор есть всегда. Глава 4

Глава 4

 

Не спалось.

 

Снова открыв глаза, я безучастно глядела в черный потолок, на котором мелькали всполохи света с пристани. Безуспешно пыталась заснуть уже битый час.

 

Дыхание Эдварда равномерно ласкало мою щеку - даже неосознанно, во сне он стремился оказаться ближе ко мне, обнять руками и ногами. Было душно, и все же влажная от пота рука Эдварда была обвита вокруг моей талии.

 

Воспоминания о том, как эта рука касалась моего тела еще несколько часов назад, заставляя кричать от наслаждения, были самым ярким пятном прошедшего вечера. Его губы, его слова… Наши стоны, сплетенные тела на кровати… Ощущения не тускнели, как я ни убеждала себя, что это неизбежно, что острота сотрется на следующий день. Все было даже наоборот - узнавая друг друга лучше, мы учились приносить больше удовольствия. Как будто мы были созданы друг для друга, как бы банально это ни звучало.

 

Не могла заснуть. Встала, чтобы налить холодной воды и немного промочить горло. Вспомнила что-то важное, покопалась в сумочке. Задумчиво уставилась в окно…

Лачуга Карлайла изнутри оказалась вовсе не такой примитивной, как о ней можно было подумать, глядя снаружи. Вполне достойный дом с участком земли, засаженным виноградом. Мебель новая, современная, обустроенный быт. Не важно, что он торгует фруктами и рыбой. Он обычный человек, которому не чужды блага цивилизации.

 

Устав спорить со сном, я решила прогуляться, чтобы подумать. Не стала брать фонарь, просто пошла вдоль пристани, сразу на дикий пляж. Мне нужно было уединение, слишком много печальных мыслей бродило в голове.

 

Что я должна сказать Эдварду с утра? Имею ли я право вмешаться в его жизнь, нарушить ее течение? Он должен учиться. Даже если я перееду в Лос-Анджелес, как мы будем смотреться вместе? Да, четыре года - не такая уж и большая разница в возрасте, если оба заняты одним делом. Но он студент, ему еще учиться несколько лет. А я состоявшаяся взрослая женщина, буду работать. Какое будущее нас ждет? Пора проснуться, Белла!

 

Пристань закончилась, я ступила на темную тропу, и мои мысли стали такими же темными и мрачными. Чем больше я раздумывала, тем сильнее понимала - я должна вернуться к Джейку. В конце концов, я уже приняла от него кольцо, это равно обещанию. Он ждет меня, любит. Я не хотела его обижать, он не заслужил такого отношения.

 

С Эдвардом я испытала более яркие, более глубокие чувства, но никто из нас ни разу не сказал, что это любовь. Ни он, ни я не давали обещаний, не планировали совместную жизнь, не обсуждали, что будет послезавтра, когда нас разделит расстояние. Знали, что вскоре разъедемся в разные города, и принимали это как правильную неизбежность. Так стоит ли начинать серьезный разговор, если каждый из нас воспринимает наши отношения как курортный роман, не ведущий к большему? Зачем разрушать иллюзию короткой, но прекрасной сказки?

 

Вот если бы знать, что меня ждет, если бы иметь возможность заглянуть в свое будущее и увидеть последствия решений. Но, увы, звезды оставались далеки - недостижимые точки света в бесконечном пространстве вселенной.

 

Мои ноги ступили на мягкий песок. Пляж был темным, луна превратилась в узкий полумесяц, почти не даря света. Береговую линию я нашла на слух, кромка воды была едва различимой в ночи. Села, подобрала колени. Хотелось заплакать, но вместо боли меня поглотила безысходность, смирение с судьбой. Ничего не чувствовала, запретила себе это.

 

Должна была бы думать о Джейке, вспомнить все, что связывало нас, насильно вернуть себя в реальность. Но при мысли о его будущих поцелуях к горлу неожиданно подкатила тошнота. Как смогу я теперь улыбаться Джейку, изображать радость при встрече? Вместо его холеного, гладко выбритого лица с темными, почти черными волосами и глубоко посаженными карими глазами я видела лицо Эдварда - его чудесную открытую улыбку, живые глаза с необычным изменчивым цветом, спутанные отросшие волосы с проблесками меди. Его обнаженное по пояс загорелое тело, мускулы под гладкой кожей, накачанные естественным путем - работой на природе, а не в спортивном зале.

 

Легкий флирт - не для меня. Я знала, сколько бы времени ни прошло, я буду вспоминать свою настоящую любовь, даже если вместе нам быть не суждено. Его образ впечатался в мое сознание, его душа навсегда соединилась с моей, и мое сердце останется рядом с ним, куда бы он ни направился. За каких-то две недели он стал мне роднее и ближе, чем парень, которого я знала несколько лет…

 

- Белла? - Я резко обернулась, вздрогнув. Но тут же узнала голос Эдварда. Он стоял прямо за мной, в черноте ночи я с трудом могла различить его черты. - Это ты?

 

Поднялась, чувствуя смущение. И вину, потому что не предупредила о своем уходе.

 

- Мне не спалось, и я решила прогуляться.

- Белла! - выдохнул он вдруг так, словно уже думал, что потерял меня, и вдруг обнаружил, что ничего страшного не случилось - с облегчением. И через мгновение заключил в крепкие объятия.

 

Ох, чересчур крепкие, мои ребра запротестовали, и из легких резко вышел воздух. Эдвард почти оторвал меня от земли, прижимая к себе; я автоматически положила руки ему на плечи, терпеливо ожидая, пока он успокоится.

 

- Ничего не случилось, - прошептала я, удивленная его поведением. - Все хорошо.

- Да, да, - ответил он и вдруг впился в мои губы жарким, голодным поцелуем, будто не видел год, а не пару часов. Он буквально поглощал мои протесты.

 

Я не могла не ответить на его порыв, чем бы он ни был продиктован. Раскрыла губы, позволяя Эдварду завладеть моим ртом, вплела пальцы в его волосы. Но не могла расслабиться, не покидало ощущение, будто что-то не так. Немного другой запах тела, волосы будто чуть короче и не такие мягкие, как всегда. Необычное волнение.

 

Наконец, он со стоном отпустил меня, и я со свистом втянула воздух.

 

- Все в порядке? - удивленная, я вглядывалась в его лицо, но в черноте ночи было трудно разглядеть что-либо. Глаза неспокойные, как будто испуганные. Морщинки на лбу, напряжение в скулах. Лицо слишком серьезное, таким никогда его не видела. Трудно было сказать, но он как будто резко повзрослел, во взгляде и изгибе губ читалась необъяснимая горечь. И сердце сразу заболело, когда я подумала, что ему стало плохо из-за меня. - Эдвард?

 

Он улыбнулся. Нет, не прежней улыбкой, от которой исходил свет, искренней  и открытой. Эта была принужденная попытка скрыть от меня какую-то боль. Я ощутила острую необходимость поговорить с ним, желательно при нормальном освещении, чтобы я смогла понять, что с ним не так.

 

- Присядь со мной, - попросил он, и даже голос его был другим, более низким. Исчезла легкость и естественность.

- Может, вернемся в дом? - предложила я неуверенно, всерьез беспокоясь за его здоровье.

- Нет, здесь, - отрезал он неожиданно решительно и сразу опустился на песок, увлекая меня за собой. - Иди сюда, ко мне, - прошептал горячо, притягивая к своей груди.

 

Расставил ноги вокруг меня, чтобы мне было удобно на него опереться. Его руки снова и снова сжимали мои плечи, ласкали кожу, в этом было что-то пугающе отчаянное, и я начала подозревать, уж не услышал ли он мои мысли, не понял ли, что я собираюсь покинуть его без шанса попробовать быть вместе.

 

Его следующие слова подтвердили мое подозрение.

 

- Ты собираешься бросить меня, - сказал он горько. Это был не вопрос, а мрачное утверждение.

 

К глазам мгновенно подкатили слезы. Знала, что этот разговор должен состояться, но не думала, что будет настолько тяжело.

 

- Я пришел попросить, чтобы ты передумала. Дай мне шанс.

 

Я всхлипнула, откинувшись головой на плечо Эдварда. Он прижал меня к себе сильнее, и я разрыдалась, уткнувшись в его шею лицом, а лбом в небритый подбородок.

 

- Прости… - шептала я безутешно, лаская кончиками пальцев его ключицы, широкую грудь, каждую клеточку его тела, которую уже неистово любила. Удивилась, ощутив несколько редких волосков между грудными мышцами, надо же, не заметила прежде этого признака мужественности.

- Почему? - спросил он с болезненным стоном, тихонько сжимая меня в объятиях. - Почему ты хочешь выбрать его, а не меня? Ты любишь Джейкоба?

 

Я вздрогнула и оцепенела, пораженная тем, что он знает. Замерла, вцепившись пальцами Эдварду в кожу, затаила дыхание в страхе, что он осудит меня за обман. Зачем я только призналась Карлайлу? Меньше всего на свете я хотела бы причинить Эдварду боль. Может, было бы легче для него вообще не знать о существовании Джейкоба. Не так обидно.

 

- Ответь, Белла, пожалуйста. - Голос стал тихим: Эдвард не собирался осуждать или обвинять меня. Но имел право знать правду.

 

Сердце сжалось от тоски, от отчаянного желания, чтобы у нас все могло получиться. Чтобы мы не были разделены непроходимыми препятствиями – расстоянием, возрастом, социальным положением… и моим обещанием, данным другому парню. О котором даже думать теперь было сложно.

 

- Джейк - это часть моей жизни, - сказала я, борясь с оцепенением и говоря открыто, начистоту. - Но я больше не знаю, люблю ли его. С тобой я почувствовала себя более… счастливой, более настоящей. Ощутила краски жизни. Ты - мой свет. Прежде я никогда не испытывала таких сильных чувств и точно знаю, что никогда уже тебя не забуду.

 

Я перевела дыхание.

- Но я хочу поступить правильно. Не могу бросаться в омут с головой, не зная последствий. Мне уже двадцать четыре, и я должна принимать решения благоразумно и ответственно. Бросить все, к чему привыкла – трудное решение, для этого нужно серьезное основание. Больше, чем любовь. Понимаешь?

 

Эдвард лишь сильнее прижал меня к себе, не желая отпускать.

 

- Что ты мне предлагаешь? – воскликнула я, пытаясь доказать свою правоту и в то же время желая оказаться неправой. Это были вопросы, которые все расставляли по местам. Ответы на них означали: мы не можем быть вместе, даже если это больно признать. - Ты не можешь переехать ко мне в Атланту, тебе нужно учиться. Да и я не требую от тебя радикальных поступков. Если я перееду к тебе, как на это посмотрит твоя мама? Кто обеспечит меня, пока я буду искать квартиру и работу в незнакомом городе? Ты?! Твой отец вчера сказал, что из-за меня ты бросишь университет… но это же неправильно! Я не хочу рушить твою жизнь. А если мы останемся каждый в своем городе, то увидимся не скоро! Есть ли у нас вообще шанс?

 

Правда жгла язык. Но как бы ни было горько, стоило расставить точки над «i».

 

- Джейк - это стабильность. Я больше не хочу его, но чувствую ответственность перед ним и не представляю, как отказаться от обещаний. Я не знаю, что мне делать, Эдвард, - всхлипнула я, украдкой вытирая вырвавшуюся слезу. - Я так растеряна. Я запуталась.

 

Он молчал. Наверное, обдумывал мои слова, считал меня ужасным человеком, предающим его.

 

- Вот если бы знать, какое решение правильное. Если бы я была уверена, что мое присутствие тебе не навредит…

 

Я думала, он молчит, потому что подавлен правдивостью моих утверждений. Но не ожидала вспышки возмущения, зазвеневшего в его словах:

- Хочешь знать свое будущее? Я могу рассказать! - с неожиданной злостью процедил Эдвард, и эхо его голоса разнеслось по пляжу. - Твое решение вернуться к Джейкобу - огромная ошибка! Ты испортишь всё!

- Ты не можешь знать его точно! - защищалась я. - Ты говоришь это только потому, что ревнуешь, не хочешь признать, что для нас обоих будет лучше расстаться. Ты даже не уверен, что любишь меня, за две недели ни разу не сказал. Да и было бы странным утверждать, что наши чувства не угаснут, когда мы разъедемся по разным городам. Никто не выдерживает испытания временем и расстоянием. Мы оба очень молоды, а это… это просто курортный роман! - выкрикнула я с отчаянием и поднялась, высвободившись из объятий, ставших путами. И вдруг отчетливо ощутила, насколько правдивы мои слова, хотя от этого не стало менее горько.

 

Так глупо было позволить себе мечтать, будто это возможно - бросить налаженную жизнь, отказаться от перспективной работы и стабильного будущего ради сомнительного счастья оказаться в городе, где я чужая, встречаться со студентом, который меня едва знает и никак не сможет обеспечить наш совместный быт. Слишком высока цена, слишком страшно. Наивно. Безответственно.

 

Я судорожно всхлипнула, и в ту же секунду сильные руки сжали мои плечи.

 

- Прости, - прошептал Эдвард, - я не собирался на тебя давить. Но я обязан что-то придумать для нас.

- Ты же понимаешь, что «нас» нет, - хлюпнула носом я. - Мы - только здесь, существуем в это мгновение. Но наступит завтра, и нас не станет, будем только ты и я, отдельно друг от друга. Это как мечта о звезде, и она недостижима. Не получится руку протянуть.

- Если бы ты только могла себе представить… - Эдвард прижал меня к груди, я положила свои руки поверх его. Так мы и стояли, глядя в никуда, в черную мглу, простирающуюся до горизонта. - Просчитать свое будущее, увидеть, что на самом деле будет.

- Я знаю, что будет, - горько возразила я, опустошение расползалось в груди, и я понимала, что с этого момента между нами все кончено. - Я уеду домой, ты останешься здесь. Спустя несколько недель мы забудем друг друга. Нет, не забудем навсегда, но останемся всего лишь приятным воспоминанием. Я выйду замуж. Ты закончишь университет. Женишься на девушке, которая живет где-то рядом и больше тебе подходит. Вот как будет…

- Нет, все будет не так, - мягко возразил Эдвард, и одна его рука неожиданно опустилась на мой живот, коснулась бережно и нежно. - Через несколько недель ты обнаружишь, что беременна…

- Это невозможно, - нахмурилась я, содрогнувшись. - Я принимаю противозачаточные таблетки.

- Заводской брак; забыла одну или две, - нетерпеливо перебил меня Эдвард, призывая к вниманию. Его рука осталась на моем животе, когда он продолжил, и с каждым его словом внутри меня возрастал страх. - Ты ничего не скажешь Джейкобу. Выйдешь за него, как и обещала. Спустя четыре месяца я не выдержу вдали от тебя, осознаю, что мои чувства намного глубже, чем я думал. Я буду искать тебя, но мне понадобится много времени, потому что ты не оставила мне адреса. Атланта большая. Но я найду. Я бываю нерешительным, но я настойчивый, когда уже принял решение. Найду тебе замужней… и глубоко беременной. Пойму, что опоздал… Подумаю, что этот ребенок - не мой, уеду, решив не показываться тебе на глаза, не вмешиваться. Это же твой выбор.

 

Одинокая слезинка скатилась по моей щеке. Пораженная и завороженная словами Эдварда, я накрыла его ладонь, лежащую на моем животе, своей ладонью.

 

- У тебя родится девочка. Пройдет несколько лет, и однажды Джейкоб поймет, что это не его ребенок. Он узнает правду. И тогда для тебя начнется ад. Он не сможет простить, станет жестоким и равнодушным, ваша размеренная, лишенная красок семейная жизнь разрушится. Он будет унижать тебя, изменять с другими женщинами. Возненавидит нашу дочку. Избалованная роскошью и деньгами, страдающая от неприятия отца, девочка начнет принимать наркотики…

- Это самое ужасное будущее, какое только можно представить, - прошептала я, приходя в ужас от того, что рассказывает Эдвард. Неужели он настолько жалок, что решился на запугивание, чтобы вынудить с ним остаться?

- Да, ужасное, - согласился он мрачно.

- А как же ты? - решила я подыграть ему, хотя этот разговор мне уже совсем не нравился. Как будто я вдруг обнаружила, что Эдвард - совсем не такой хороший, каким я его себе представляла. Я была близка к разочарованию.

 

Чувствовала, как он слегка пожал плечами.

 

- Окончу университет, сделаю парочку открытий. Даже получу Нобелевскую премию.

- Как нескромно, - скривила губы я.

- Но не буду счастлив, ты навсегда останешься в моем сердце. Недостижимая звезда Белла.

 

Я не поверила. Если бы не было так горько это слушать, я бы рассмеялась.

 

- Но ты же не останешься одинок? Женщины-то будут?

- Будут, - согласился Эдвард неохотно. - Но ни одна из них не сможет затмить тебя.

- Это так… неправдоподобно! - фыркнула я с огромным скепсисом.

 

Эдвард предпочел на это не отвечать.

 

- Представь другое, - предложила я. - Что если я останусь с тобой? Неустроенный быт разведет нас быстрее, чем тебе кажется. Ты пойдешь работать? Не окончишь университет, не получишь свою Нобелевскую премию…

- Ни одна премия не стоит возможного счастья, которое может быть у меня и у тебя, - возразил Эдвард. - Мы просто должны это попробовать.

 

Я покачала головой:

- А что если ты будешь вскоре разочарован, когда твои планы стать физиком разобьются о быт? Твоя мечта будет похоронена под серыми буднями. Спустя десять лет ты начнешь сожалеть, что выбрал меня. И где гарантия, что все не получится еще хуже?

- Гарантии нет, - признал Эдвард со вздохом. - Но, зная, что в одном случае твое будущее будет ужасно, ты разве не попыталась бы что-то изменить, если бы могла?

- Это всего лишь твои предположения, - напомнила я. - Люди не могут знать будущего.

 

Эдвард тяжело вздохнул и стиснул меня в объятиях, настойчиво продолжая:

- Давай, я расскажу все до конца. Я буду немного следить за тобой, твоя жизнь всегда будет интересовать меня. Однажды случится страшное. После очередной ссоры с мужем ты, расстроенная и плачущая, поедешь к Элис, не справишься с управлением, и твою машину занесет. Авария будет настолько серьезной, что твое тело придется собирать по частям. Спасать будет некого. Я приеду на похороны, чтобы попрощаться с тобой в последний раз. - Эдвард перешел на шепот, я застыла в его руках. - Увижу дочь; ее глаза, внешность откроют мне даже больше, чем потом скажет Элис. Я пойму, какую ужасную ошибку совершил пятнадцать лет назад, когда не решился поговорить с тобой… когда ты была еще беременна. Нет, раньше… когда позволил тебе уехать, не оставив адреса, без объяснений, признаний и обещаний. Молодой, наивный, глупый дурак.

 

Эдвард замолчал, погладив мои плечи, но меня вдруг охватило непреодолимое отвращение.

 

- Что ты несешь?! - осудила я, пораженная и возмущенная его чудовищным рассказом до глубины души. Вырвалась, развернулась, глядя на Эдварда с неожиданной ненавистью. Едва удержалась, чтобы не ударить его по лицу – удержало только его болезненное, неожиданно печальное выражение. - Да что с тобой такое?! Как можно все это мне говорить? Что за кошмарные шутки! Я ничего тебе не сделала, ничего не обещала, я не обязана любить тебя, не обязана с тобой оставаться! Думала, что ты другой - добрый мальчик с большим сердцем. Но ты…  

 

Злые слезы потекли по щекам. Я смотрела на протянутые руки Эдварда и не могла понять выражения растерянности на его лице. Просто качала головой из стороны в сторону, отрицая.

 

- Это жестоко! Эдвард, это ужасно жестоко, то, что ты тут навыдумывал! Я только не пойму, зачем?!

- Прости! - выкрикнул он, резко хватая меня за плечи и привлекая к себе; я пыталась вывернуться. - Пожалуйста, Белла, я люблю тебя! - Его губы в тот же миг накрыли мои - голодным, я бы даже сказала, свирепым поцелуем.

 

Это длилось всего секунду. В следующее мгновение я ударила его в грудь, отталкивая от себя, отшатываясь подальше.

 

- Ты сумасшедший! – выкрикнула, обвиняя.

 

Его глаза напугали меня, в самом деле отображая безумие.

 

Развернулась и бросилась со всех ног домой. Я хотела покинуть этот остров как можно скорее.  

 

Темную тропу нашла буквально на ощупь; слава богу, не слышала за спиной шагов. Может, Эдвард осознал, что меня обидел, понял, почему бегу от него? Во всяком случае, он не решился меня преследовать, и это к лучшему. Я и без того была напугана.

 

Увы, сердцу было больно. Несмотря на странный, пугающий поступок, я нескоро смогу вычеркнуть Эдварда из памяти, он стал важной частью моей жизни. Коротким мгновением по сравнению со всем остальным, но зато самым ярким, живым, самым запоминающимся. Моя недостижимая звезда.

 

Руки дрожали, когда я ворвалась в дом Карлайла, чтобы как можно быстрее забрать свои вещи. Торопилась, непрерывно утирая слезы.

 

- Белла, что случилось? - этот голос раздался со стороны кровати, как только я вбежала, включив в спальне свет и подхватив свою сумочку. Он неожиданности я заорала, чуть не подлетев до потолка.

 

Прижимая сумочку к груди, я вытаращилась на Эдварда круглыми от ужаса глазами. Он сидел на нашей постели, как ни в чем не бывало, как будто только что проснулся и никуда не выходил. Черты его лица только-только приобретали выражение волнения, медленно сменяя сонливость. Такое не похожее на то безумство, которым он напугал меня несколько минут назад на пляже…

 

Мой взгляд невольно метнулся к двери, я не могла понять, как Эдвард успел опередить меня и первым вернуться в дом. И зачем он притворяется, что ничего не понимает.

 

- Белла? - Эдвард поднялся с кровати и сделал шаг ко мне, искренне обеспокоенный, но я отшатнулась от него, как от привидения, и прижалась к стене спиной. - Тебя кто-то преследует? Тебя обидели? Ты где была? Зачем выходила?

 

Наверное, у меня был шок, поэтому я застыла и стояла, не шевелясь, лишь смотрела распахнутыми широко глазами на то, как Эдвард натянул шорты и воинственно выскочил на улицу, затем запер дверь на замок, вернулся и схватил меня за напряженные плечи. Он требовал, чтобы я объяснила ему, почему плачу, чем так сильно напугана, но я могла лишь моргать, потрясенно глядя в его заботливые глаза изменчивого цвета. Гладкое лицо, поразительно мягкий голос с паническими нотками, растрепанные неостриженные кудри, влажно налипшие на виски и лоб…

 

Я позволила ему подвести себя к кровати и усадить на нее, после чего растерянно разжала оцепеневшие пальцы, и сумочка упала на пол.

 

- Да что случилось? - закричал на меня недоумевающий Эдвард, и даже сердитый он не выглядел таким пугающим или безумным, каким был на пляже.

 

Я протянула руку к его груди, - пальцы дрожали, - и недоверчиво коснулась гладкой кожи, как будто впервые ее увидела. Изучая, тронула подбородок. Никаких признаков растительности ни там, ни там. Мое сознание вдруг сделало стремительное сальто, как будто весь мир перевернулся вверх ногами. Я почувствовала себя чуточку сумасшедшей. Память раздвоилась на мгновение: вот он, Эдвард, передо мной, молодой и не понимающий, что случилось. А тот, другой, с напряженными морщинками между бровей, щетиной на лице, тоской в глазах и странными рассказами остался на пляже.

 

- А-а-ах! - я втянула воздух ужасно громко и тут же закрыла рот обеими руками, шокировано пробормотав сквозь пальцы: - Ты решил чертово уравнение?!

 

Эдвард вскочил. Он был зол, растерян - это очевидно.

 

- Да что с тобой такое?! - впервые за время нашего знакомства он повысил на меня голос, вцепился в свою шею и выглядел так, словно у него сейчас взорвется голова. Я могла его понять, так как испытывала то же самое. - Что на тебя нашло?! Ты хотя бы можешь ответить, физически ты в порядке, Белла?!

 

Он буквально подлетел, схватил мою руку и вывернул ее так, чтобы продемонстрировать синяки на левом запястье - физическое доказательство того, что я не сошла с ума и ничего не придумала. Не удастся списать все на галлюцинацию или на кошмарный сон.

 

Я недоуменно рассматривала следы на своей коже, пока Эдвард кричал на меня:

- Ты скажешь мне или нет, что с тобой случилось?! Приди в себя!!!

 

И тут же на меня накатила волна ужаса. Все, что я испытала до этого - ничто по сравнению со страхом, который завладел мной теперь.

 

- О боже… - дошло до меня внезапно и сокрушительно. - Я через пятнадцать лет умру!

 

Глаза Эдварда расширились, теперь он смотрел на меня так, словно я спятила.

 

А я зарыдала. Уткнулась лицом в ладони и плакала, потрясенно перебирая в памяти все подробности, которыми поделился со мной пляжный  Эдвард. Не хочу умирать! Это было страшно представлять себе! Неужели меня ждет такой сценарий жизни, если я ничего не сделаю, чтобы изменить его?

Руки опустились, и я шокировано приложила их к своему животу. Ребенок?! Да не может этого быть!

 

Глаза Эдварда переместились туда же и расширились сильнее, он держался на расстоянии от меня.

- Белла, - низко сказал он. - Ты меня пугаешь.

 

Я лишь еще сильнее заплакала. Нелегко поверить, что все это правда. Что я сама испорчу все. Джейкоб будет меня унижать, изменять с другими женщинами? Обидит ребенка?! Проще простого - я не выйду за него замуж. Я и так уже не хотела. Это исправит что-нибудь?

 

Кажется, я сказала это вслух, потому что Эдвард вдруг изменился в лице и переспросил:

- Джейкоб? - Его внимательный взгляд упал на кольцо, а лицо помрачнело - стало совершенно другим, отчужденным, каким я никогда еще его не видела.

- Прости… - провыла я, желая вернуть в его глаза прекрасный свет, который так полюбила. - Я должна была тебе сказать, но струсила. Мне так хотелось побыть с тобой еще чуть-чуть.

- Это он сделал? - спросил Эдвард безжизненным голосом, кивая на мои синяки. - Джейкоб здесь?

- Это ты! - крикнула я, но тут же замолчала, не зная, поверит ли он, если скажу все как есть, или посчитает обыкновенным бредом. Он и так смотрел на меня, как на сумасшедшую истеричку.

- Я?! - возмущенно воскликнул он, на лице отразилось крайнее отвращение. - Нет!

 

И неожиданно все в моем перевернутом мире стало на свои места: я отчетливо осознала, что должна исправить то, о чем Эдвард просил. Чтобы его отчаянный поступок, - каким бы сумасшествием мне это ни казалось, - не стал напрасным, обрел смысл.

 

Я вытерла лицо и поднялась, решительно настроенная. Эдвард вздрогнул, когда я взглянула на него. Наверное, со стороны я выглядела странно и пугающе. К тому же, теперь он знал, что я обручена, это ему определенно не понравилось.

 

Сняла кольцо одним движением и сунула дрожащей рукой в карман.

 

- Прости, - прошептала запоздало, извиняясь не только за обман, но и за истерику, которую устроила.

 

Эдвард не ответил, молча смотрел, как я неохотно собираю свои вещи. На самом деле я тянула время, придумывая, с чего начать. Рассказать настоящую правду было бы рискованно, он бы не поверил - я видела страх и настороженность в его глазах. Поэтому я пыталась придумать, что могу сделать, чтобы максимально увеличить шанс на благоприятный исход для нас обоих. Уехать-то сегодня мне все равно придется! А самые главные слова так и не произнесены… Это Эдвард на пляже сказал, что любит меня. Но Эдвард, который сейчас следил за моими перемещениями с большой опаской, очевидно, не знает своих истинных чувств. Не стану ли я в его глазах еще более безумной, если сообщу ему и о чувствах, и о странном появлении в этом времени его старшего двойника?

 

Снаружи постепенно занимался рассвет, я слышала шум возвращающихся с ночной рыбалки моторных лодок. Скоро вернется и Карлайл; у меня осталось совсем немного времени, чтобы поговорить с Эдвардом и принять решение.

 

- Ты… - я неуверенно шагнула к нему. - Я сегодня улетаю. - В горле встал ком.

 

Эдвард промолчал, только глаза заметно потускнели. Обреченно смотрел, будто смирился с неизбежностью.

 

- Ты хочешь, чтобы я переехала к тебе? - выпалила я решительно на одном дыхании.

 

Сделала последний шаг, положила руку на его обнаженную грудь, чувствуя, как сильно и стремительно бьется взволнованное сердце.

 

На секунду он замер, открыл рот, чтобы что-то сказать, выдохнул. Его взгляд немного смягчился, и он накрыл мою руку своей. Нерешительно моргнул - сомневался, что ответить.

 

Я ждала терпеливо, - не знаю чего, вероятно, чуда? - но он молчал, и моя надежда стала угасать, а слезы горечи снова наполнили глаза. Тот Эдвард на пляже, только потеряв меня, осознал, что любит. Этому Эдварду такой путь еще предстоит. Исправить это сейчас невозможно - слишком рано.

 

С грустью я поняла, что, как бы он ни хотел исправить прошлое, его попытка, вполне возможно, ни к чему не привела. А может, даже все ухудшила? Будущее снова стало расплывчатым и страшным. Эдвард мог пойти по совершенно иному пути - не искать со мной встречи, продолжать жить и спокойно учиться. И тогда тоже не будет никаких «нас», мы больше никогда не встретимся. Нет гарантии.

 

- Не плачь, - ласково попросил Эдвард, стирая с моих щек дорожки слез, действуя крайне осторожно, я бы даже сказала, осмотрительно - неслабо его напугало мое странное поведение.

 

Я услышала приближающиеся по пристани шаги - Карлайл возвращался - и заторопилась. [i]Этого[/i] Эдварда я не оставлю без информации о себе. Я хотела уехать, подарив нам обоим шанс, надежду.

 

Грустно улыбнулась, сдерживая рыдания от понимания, что вижу лицо Эдварда в последний раз - через несколько минут мы расстанемся, скорее всего, навсегда. Оглянулась в поисках того, на чем могу оставить записку, и прошла к письменному столу, где на огрызке газетного листка аккуратно вывела свой адрес.

 

Карлайл постучался, прежде чем войти, как будто этот дом не был его собственным – не хотел помешать. И поприветствовал нас обоих, после чего привычно занялся своими делами.

 

Эдвард же так и стоял, не шевелясь, хмуро наблюдал за мной, и я не могла понять, какие мысли его одолевают. Подошла, молча всунула в его руку газетный обрывок. Грустно улыбнулась.

 

- Мне пора, - сказала так, словно отправляюсь на войну.

 

Невыносимо было покидать его, так и не выяснив, что же между нами дальше будет. Никаких обещаний не прозвучало, признаний в любви… это причиняло больше боли, чем я думала. Не ожидала, что окажется настолько тяжело уйти, не услышав слов взаимности.

 

Поднялась на цыпочки, опасаясь, что Эдвард меня оттолкнет и даже не поцелует на прощание. Он не отшатнулся, но ответил скованно, словно боялся, что я выкину еще какой-нибудь номер.

 

Подняла руки к его лицу, зарываясь пальцами в волосы, чтобы запомнить их мягкость и длину, в последний раз ощутить теплоту его кожи, сладость дыхания, нежность страстных прикосновений.

 

- Я люблю тебя, - шепнула так тихо, чтобы Карлайл не услышал, и успела заметить, как у Эдварда шокировано распахнулись глаза, прежде чем снова стали безжизненными и тусклыми.

 

Зафиксировала его красивое лицо в памяти в последний раз, прошептала «прости», «прощай» и заставила себя от него оторваться, выйти на улицу, теперь лишенную для меня всяких красок. Я оставила свое сердце Эдварду. Моя душа опустела, лишившись света.

 

- Прощай, Белла? - удивленно окликнул меня Карлайл, и я запоздало к нему обернулась, вспомнив о вежливости.

- Прощайте.

 

Не было смысла скрывать свою боль, неуемные слезы снова бежали по лицу, сколько бы я их не стирала.

 

- Вам не о чем волноваться! - сообщила я с горечью, чтобы утешить его отцовское беспокойство. - Ваш сын закончит университет. Даже получит Нобелевскую премию!

 

Рот Карлайла изумленно приоткрылся, но я не стала ждать ответ - развернулась и бросилась в сторону отеля, хотя, скорее, это было похоже на бегство от самой себя.

 



Источник: http://robsten.ru/forum/67-1898-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Валлери (04.04.2015) | Автор: Валлери
Просмотров: 286 | Комментарии: 8 | Рейтинг: 4.9/14
Всего комментариев: 8
avatar
0
8
Как-то всё сумбурно! Ладно, интересно, что дальше? Спасибо за продолжение.
avatar
0
6
Чудеса! 
 Спасибо за продолжение. lovi06032
avatar
0
5
Вот это не хило завертелось!!! 12 12 12
avatar
1
7
То ли еще будет fund02002
avatar
0
4
Спасибо за главу  cvetok01
avatar
0
3
Этот Эдвард действительно не осознал своей любви. И он нерешителен. Скоропалительная совместная жизнь может и не дать резвиться их чувствам. Так что,увы, все правильно, что разъехались.
Но Белла умница, что оставила адрес, т.к.Эдвард явно из разряда тугодумов. И не выходит замуж не по любви.
avatar
0
2
Неожиданно... Неужели все так и будет как предсказал Эдвард. Надеюсь они найдут выход и не них все будет хорошо. Грусно cray
avatar
0
1
Спасибо большое, потрясающая история! hang1
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]