Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Затянувшийся отпуск. Глава 25. Сомнительный успех главного редактора и полная капитуляция майора. Часть 1
Белла проснулась от пения птиц и припекающего в спину солнца. Не открывая глаз, она вспомнила прошедшую ночь. Собственно ее и забыть-то было нереально, так как под щекой вздымалась от размеренного дыхания горячая грудь Эдварда. Уснуть глубоким безмятежным сном в таком положении было нереально. А вздремнуть, в приятном ощущении под собой обнаженного тела любимого, очень даже получилось. «Так приятно, - думала Белла, - и вставать не хочется. Но вставать надо, потому что народ скоро повылазит из своих нор и может наткнуться на интересную картину. Хорошо, что я хоть прикрыта рубашкой».
Эдвард тоже не спал, но так же, не открывая глаза, лежал, наслаждаясь прикосновением лежащего на нем женского тела, которое он держал в своих объятиях. «Невероятно! – с восторгом думал Эдвард. – Если бы мне еще в мае кто-нибудь сказал, что я буду спать на песке, на острове в Тихом океане, сжимая в своих объятьях журналистку Свон, - ни за что бы не поверил». Его губы растянулись в слабой улыбке. «Бееллаа, - мысленно протянул Эдвард, словно смакуя это имя. – Моя Белла». Он задумался над местоимением «моя». Никогда раньше он не присоединял это определение к девушкам. Ну, разве что к Тане, которая по праву считалась его девушкой. А Белла? Этот остров будто стал отдельной жизнью. Жизнью, в которой не было места ни Тане, ни Блэку, ни кому-то еще. Здесь Свон принадлежит лишь ему и никому больше. Ему, и телом, и душой. А он? Он принадлежал ей? Ну-у, телом – всегда, пожалуйста. А душой? «М-м, скорее да, чем нет» - подумал он неуверенно. В одном он был уверен на все 100 – оно того стоило. Все его планы, заморочки, воздержания от других девушек, стоили того, чтобы получить свой главный приз, в виде Беллы. Он получил его и остался доволен. Свон оказалась той женщиной, после ночи с которой, хочется чтобы такие ночи повторялись еще и еще.
Белла на минутку представила, как их соплеменники выйдут с утра на улицу, увидят заваленную палатку Эдварда и решат, что его ночью завалило. Захотят помочь «бедняге», разгребут ветки и вместо Каллена найдут женское нижнее белье. От этих мыслей она тихонько хихикнула.
- Проснулась? – весело спросил Эдвард, открыв глаза. Вместо ответа он почувствовал на груди влажный горячий поцелуй. Улыбнувшись, он принялся нежно поглаживать Беллу по спине.
- Наверное, после этой ночи я, как порядочный человек, обязан на тебе жениться. То есть забрать тебя в свою палатку.
Белла подняла голову и взглянула на Эдварда. В ее глазах плясали бесенята.
- Эдвард, у тебя нет больше палатки.
- Ну и что, - он весело пожал плечами. – Новую построю. Мне не привыкать. Мне вообще с палатками не везет. Первую сожгла одна сумасшедшая…
- Негодяйка! – с притворным возмущением воскликнула Белла.
- Вторую, - продолжал Эдвард, - уничтожила гроза, третью Тайлер-придурок свалил, а четвертая…
- Погибла от жестокого изнасилования, - хихикнув, закончила Белла. Эдвард улыбнулся.
- Так что, гений, твой эксперимент провалился? – девушка игриво улыбнулась.
- Разве? – Эдвард удивленно приподнял бровь.
- Ну, ты же не так все планировал.
«Белла, пожалуйста, не начинай эту тему» - мысленно взмолился Эдвард, абсолютно не меняясь в лице.
- Ну, что молчишь? А? – Белла с победной улыбкой, не спускала с него глаз.
- А как я планировал? Разве ты не пришла ко мне сама? – Эдвард не переставал улыбаться.
- Х, - усмехнулась девушка, - пришла, но не так, как ты того хотел.
Эдвард лишь усмехнулся и промолчал, желая чтобы эта тема побыстрее замялась.
- Я рада, что нечего сказать, - прошептала Белла, целуя его в губы.
«Каллен просто молчи сейчас, - приказал себе Эдвард, чувствуя как Белла разжигает в нем азарт соперничества, - Ей незачем знать правду. Просто заткнись и не порть то, что у вас есть».
- И лучше тебе прислушаться к моему совету: бросить свои статьи и приняться за сказки, - промурлыкала девушка, целуя его в шею.
«Нет, она просто невыносима» - Эдвард поддался на провокацию и весело промолвил:
- Зачем же сказки? Эксперимент вполне удался.
- Нет, не удался, - не унималась Белла, целуя его в подбородок, - не забывай, я прочла твой блокнот и знаю, что в какой-то момент твои планы пошли наперекосяк. Ты не хотел, чтобы я его читала, но если бы я не узнала его содержимое, то ни за что бы к тебе не пришла. И все что произошло сегодня ночью – это как следствие стечения обстоятельств, а не твоего провалившегося плана. – Белла мило улыбнулась. Эдвард, не переставая поглаживать ее спину, тяжело вздохнул.
- Хочешь узнать о моем плане? – промолвил он, смотря на Беллу коварным взглядом.
Белла весело пожала плечами: - Хочу.
Она снова удобно прислонилась к его груди, приготовившись услышать о его несостоявшемся плане.
- Блокнот, Белла, был частью плана. Он был специально написан для тебя. – произнес Эдвард и замолчал, ожидая какой-то реакции от девушки. Она молча ждала продолжения.
- Твое изначальное равнодушие, а потом твой всплеск эмоций во время недоразумения с чемоданом вызвали у меня нешуточный интерес и желание оказаться с тобой в одной постели. Фотография, которую я нашел в твоем чемодане, поставила восклицательный знак в моем решении добиться тебя любой ценой. Не смотря на то, что люди мы все разные и каждый индивидуален в своем роде, в каждом из нас есть определенные качества: гордость, эгоизм, чувство собственности, стремление к общению, желание быть любимыми и кому-то нужными. В каждом это присутствует, только выражено в разной степени. У каждого есть свой тип симпатий. Свой идеалистический образ. Идеал найти сложно, я бы даже сказал невозможно. Но мы все же стремимся найти кого-то более или менее приближенного к идеалу.
Нет ни одной девушки, ни одной женщины которую нельзя было бы завоевать. Главное понять какой ее идеал. Желая заполучить именно тебя, я пытался понять, кто твой герой и знаешь, как я был приятно удивлен, когда понял, что мне и притворяться-то с тобой особо не нужно. С тобой мне не нужно было играть чужую роль, потому что я как раз оказался приближенным к твоему идеалу. Пусть не очень благородный, не добрый, не искренний. Пусть плут, шарлатан и мошенник, но во мне ты увидела загадку, непредсказуемость и некую непробиваемость. Ты не могла меня понять до конца и это вызывало в тебе огромный интерес к моей персоне…

Белла слушала, затаив дыхание и не шевелясь. В душе словно появилась маленькая опухоль, которая с каждым словом, с каждой фразой становилась все больше и тяжелее. У нее было такое чувство, будто к ней залезли в мозги и вывернули их наизнанку, прочитав все ее самые тайные мысли и желания.

- Первое, что мне нужно было сделать, - продолжал Эдвард спокойным размеренным тоном, - это дать тебе привыкнуть ко мне, к моему общению. И не просто привыкнуть, а сильно привязать, вплоть до некой зависимости. Так как я оказался твоим типом мужчин, понравится тебе не составило огромного труда. Также мне на руку сыграли твоя самоуверенность и чувство соперничества, азарта. Обычно женщины понимают, что в некоторых вещах они не способны превзойти мужчин. Так заложено природой. Женщина никогда не будет играть в футбол лучше мужчины, никогда не превзойдет его в физических соревнованиях и в некоторых интеллектуальных темах. Ты же почему-то решила, что сможешь. И каждый раз, когда проигрывала мне, невольно восхищалась моими способностями. Хотя любая другая нормальная женщина не восхищалась бы, а приняла это как должное.
Когда я понял, что ты привыкла, что тебя тянет ко мне словно магнитом, можно было переходить к следующему этапу. Нужно было дать тебе надежду на то, что ты сможешь заглянуть ко мне в голову, ко мне в душу. Для этого я использовал блокнот. Если его почитать, может создаться впечатление, что он писался больше месяца. На самом деле он был написан за день. Написан специально для тебя, в таком свете, в котором ты должна была его прочесть. Несколько дней в подряд я делал вид что писал, хотя на самом деле играл сам с собой в «крестики-нолики». Я делал все так, чтобы ты видела, что я пишу и каждый раз шарахался, когда ты приближалась, делая вид, что там что-то очень личное и секретное. Ты естественно клюнула. Ты не могла не клюнуть. Дальше нужно было, чтобы ты поверила в то, что я влюблен. Ни одна бы девушка не смогла остаться равнодушной к тому, что смогла в циничном и эгоистичном человеке пробудить вдруг нежные чувства любви, романтизма и неуверенности. Это во-первых. Во-вторых, мне нужно было посеять в тебе чувство вины. Х, - Эдвард усмехнулся, - чувство вины – интересная штука, само по себе. А чувство вины к человеку, к которому ты неравнодушна, заставляет тебя более трепетно, более чувственно относиться и к этому человеку, и к самому чувству. Чувство вины заставляет себя чувствовать должником. И ты оказываешься опять таки в определенной зависимости от ожидания прощения. От того, кто может дать тебе это прощение.
В тот день, после массажа, помнишь? Я снова взял в руки блокнот, незаметно наблюдая за тем, как ты прячешься за деревом с края джунглей. Тогда я решил, что пора дать тебе прочесть мою наживку и навязать чувство вины. Я отправился в лес, зная, что ты следуешь за мной. Я оглядывался, играя роль осторожного. При этом я старался оглядываться не слишком резко, чтобы у тебя была возможность спрятаться и не «спалиться». Я дошел до нужного бревна, х, - снова усмехнулся, - и я знаю, в каких кустах ты пряталась. Спрятав блокнот, я начал удаляться, специально насвистывая, чтобы ты могла ориентироваться, насколько далеко я отошел. Отсвистев нужное расстояние, я замолчал и тихонько вернулся обратно. Тебя уже не было. И блокнота не было тоже. Я спрятался за деревьями и начал ждать. Если честно, я не знал, как ты поступишь: вернешься и захочешь положить блокнот на место или решишь не возвращать его. Я склонялся к первому варианту. Мне нужен был первый вариант, но ко второму я тоже был готов. И ты вернулась. Я тебя застукал, как и предполагалось. И дальше опять все пошло по сценарию: моя обида – твое чувство вины. Мой игнор – твоя тоска по мне. Потом еще мне очень сыграла на руку ссора Алека и Джейн. Честно, это не входило в мой план, но это произошло и очень мне помогло.
Ревность – величайший двигатель отношений и генератор действий. Мне даже стало жаль тебя в какой-то момент. Испытывать чувство влюбленности, вины и ревности… наверное тяжело.
Я видел, что тебе тяжело. Порой мне хотелось протянуть к тебе руку и сказать: иди ко мне, не мучайся. Но я не поддался чувству жалости. Я жаждал чувства полной, совершенной, запланированной и достигнутой победы. Я ждал, когда ты сорвешься и выплеснешь на меня свои эмоции. Выскажешь, как сильно ты меня ненавидишь или как отчаянно любишь. В любом случае эти два чувства находятся слишком близком друг с другом, настолько близко, что грань между ними очень тонкая и часто незаметная.
Я не говорю сейчас о любви настоящей, глубокой и самоотверженной. Я говорю о любви отчаянной, безумной, страстной, которая может нахлынуть, подкрасться внезапно, неожиданно. Ее можно сравнить с болезнью, которая, с одной стороны, может погубить человека, но с другой стороны, от нее можно вылечиться.

Во время своего монолога Эдвард не прекращал медленно гладить Беллу по спине. Белла лежала, не шевелясь и без какого-либо звука. Лишь по дыханию можно было понять, что она не умерла. Она не умерла, физически. Но морально… Она была разбита. Чувство опухоли в душе достигло своего максимума. Она не знала, что сказать. Не знала, что ей теперь делать и как себя вести. У нее было такое чувство, будто каждую клеточку ее души просканировали и дотошно изучили. Словно под ней сейчас лежал дьявол, который залез в ее мозг и игрался ее извилинами, складывая их в выгодном для себя порядке. Белла чувствовала, что перед ним обнажено не просто ее тело. Обнажена ее душа. Она сделала попытку подняться, но Эдвард тут же напряг свои мышцы, не выпуская ее из своих объятий.
- Я еще не договорил, Белла, - произнес он тихим, спокойным голосом. – Многое из того, что ты прочла в блокноте – правда.
Белла понимала, что ей нужно срочно уйти. Что если она сейчас вступит с ним в физическую схватку, пытаясь вырваться, то просто сорвется и выплеснет всю ту истерику, которая накопилась внутри и которая рвалась наружу. Он и так во многом победил. Он и так получил все, что хотел. И она не допустит, чтобы он еще увидел ее слезы. Собрав в кулак всю свою выдержку, Белла посмотрела на Эдварда веселым взглядом и беззаботно помолвила:
- Эдвард, можно я схожу в туалет? – она невинно улыбнулась. – А потом я приду и мы продолжим.
Эдвард пристально смотрел в ее глаза. «Не отпускай! – твердил его мозг. – Если сейчас отпустишь, она больше не вернется. Никогда.»
- Белла, - Эдвард тяжело вздохнул, - я действительно еще не все сказал.
- Ну хорошо. Идем, сходим со мной в туалет, а потом ты мне все расскажешь. Знаешь, - она снова улыбнулась, - я тебе все больше удивляюсь. Ты так интересно рассказываешь, - промолвила она восхищенно. Эдвард улыбнулся и отпустил руки. Белла встала, застегивая рубашку на пуговицы.
- Только не задерживайся, - промолвил он, погладив ее по ноге.
- Я быстро, - Белла весело подмигнула и отправилась в лес. Она приближалась к зарослям твердой уверенной походкой. Оказавшись за деревьями, она ускорила шаг, с каждым разом все больше и больше набирая скорость. В какой-то момент Белла сорвалась на бег. Она бежала, сломя голову, не понимая куда и зачем, с одной единственной целью – убежать, без оглядки и без возврата. Ком сдавливающий горло в какой-то момент взорвался и вырвался наружу громким всхлипыванием. Из глаз потоками потекли слезы. Она не переставала бежать, не чувствуя под босыми ногами ни веток, ни камней.

Эдвард сидел на песке, ожидая Беллу. В душе зарождалось неприятное чувство. Прошло достаточно времени для того, чтобы сходить в туалет, а она все не возвращалась. Он встал и пошел к лесу. Зайдя недалеко, он позвал ее. В ответ тишина. «Идиот, - подумал Эдвард, - не надо было отпускать ее одну. Не надо было рассказывать ей правду. Кому она нужна была та правда? Повелся на провокацию, – корил себя Каллен, - задели, видите ли, самолюбие. И где теперь ее искать?»
Он понимал, что найти кого-то в этих джунглях – тяжело. Найти кого-то, кто не хочет, чтобы его нашли – невозможно. Успокаивало то, что он хорошо знал Беллу. Она не истеричка и не лишена рассудка. Да, сейчас ей не хочется его не видеть, не слышать. Возможно, ей захотелось где-нибудь выплакаться без свидетелей. Но она вернется. Она должна вернуться. Считал Эдвард.
Он решил вернуться в лагерь, подождать какое-то время. Может полдня. А потом отправиться на поиски.
Приближаясь к пляжу, Эдвард думал о том, что нужно оставить в секрете прошедшую ночь. Сам он не видел в этом ничего страшного, но предполагал, что Белле не хотелось бы, чтобы об этом кто-нибудь узнал. «Черт», - Эдвард вспомнил о палатке. Если народ увидит, что она завалена, а его нет, решат, что его привалило и захотят освободить из-под веток. Растащат ветки и найдут белье Беллы. Пипец! Спокойно. Кто знает, что оно принадлежит журналистке? Розали? Может быть. А может и не быть. Можно съехать на кого-то другого, например на… На кого? Эдвард пытался найти подходящую кандидатуру.
Джейн? Ее ему было жаль подставлять.
Элис? Никто не поверит, а майор точно сломает ему челюсть. Нет, ну его нафиг. Челюсть жалко.
Хайди? У нее алиби, она всю ночь дежурила с Эриком.
Розали? Вот это было бы весело. Эдвард усмехнулся, представив разъяренную блондинку, которая с пеной у рта всем доказывает, что она и близко не подходила к скотине Каллену. Н-да, но тут была проблема по имени Эмметт. Рисковать дружбой Эдвард не собирался.
Лорен? Черт, на остальных съехать нереально. Они все провели ночь с кем-то.
Тут Эдварда осенило: Челси!!! Точно. Съехать на нее будет проще простого.
Оказавшись рядом с лагерем, Эдвард услышал какой-то шум, какую-то панику. Он увидел, как около палатки Беллы собрались Джаспер, Эрик, Хайди, Алек, Карлайл, Эсми и Розали. Все обеспокоено что-то обсуждали. Громче всех шумела Розали. Эдвард направился к сборищу.

- Что за шум, а драки нет? – просил он, подходя ближе.

- Белла пропала, - в отчаянии заявила блондинка, сдерживаясь, чтобы не расплакаться, - эти уроды в белых халатах…
- Подожди, - перебил ее Эдвард. – С чего ты взяла, что она пропала? Я видел, как она утром купалась в океане, а потом ушла в джунгли.
Все облегченно вздохнули.
- Но ее купальник на месте… - растерянно пробормотала Розали.
- Ну, - усмехнулся Эдвард, - я видел ее в халате. Что под халатом было, я не видел.
- В красном? – блондинка начала успокаиваться.
- Да. – кивнул Эдвард.
- Розали проверь, халата нет? – на всякий случай, сказал Джаспер. Девушка зашла в палатку и через несколько минут вышла.
- Нет, - улыбнулась она, успокоившись.
- Ну вот, - усмехнулся Эрик, - Белла где-то в джунглях лопает бананы, а мы тут панику развели.
- А что с твоей палаткой? – обратилась к Эдварду Хайди. Все с интересом взглянули на Каллена.
- Та, - он беззаботно махнул рукой, - это я ночью в туалет неудачно вышел. Зацепил нечаянно главную ветку и она свалилась.
- А где ты ночевал? – спросил Алек.
- В доме на первом этаже. А с утра встал, пока все еще спали, принял душ и устроил небольшую пробежку вдоль океана.
- Понятно, - улыбнулась Эсми и все начали расходиться.
- Давай я тебе помогу с палаткой, - предложил Карлайл Эдварду.
- Не надо. Я сам. – решительно произнес Каллен, радуясь, что к ней никто не подходил и вещи Беллы не видел. Теперь не придется подставлять Челси.

Белла остановилась где-то далеко в лесу. Дыхание было тяжелым от бега, на щеках блестели слезы. Она осмотрелась вокруг. Сквозь высокие густые деревья не было видно ни солнца, ни неба. Ей вдруг безумно захотелось пойти к водопаду, окунуться в прохладном озеро и постоять под потоком воды. Без солнца сложно было определить в какую сторону нужно двигаться и она пошла интуитивно.
Оказавшись на полянке, Белла по солнцу поняла, что идет в правильном направлении.
Вскоре она была на месте.
Спустившись вниз, Белла вошла в озеро, не снимая рубашку.
Она стояла под водопадом словно под душем. Наслаждаясь потоком воды, который взбадривал все тело и успокаивал душу.
Истерика прошла. Слез не осталось. Боль продолжала теребить душу. Помимо боли пришла и злость. Злость на Каллена, который использовал ее для своего развлечения и своих экспериментов. Который словно что-то сломал у нее внутри. Которому она никогда больше не будет верить.
Она была зла на себя за то, что позволила ему все это провернуть. За то, что, как дура, влюбилась в него и повелась на все его штучки. За то, что даже после всего что произошло, после того, что она узнала правду, она продолжает его любить. За одно Белла готова была себя расцеловать: за то, что не призналась ему в своих чувствах. Не открыла полностью свою душу. Да, ему и так многое известно, но то всего лишь догадки, его предположения. Из ее же уст он никогда не услышит о ее любви.
То, что произошло – то произошло. Время назад не вернуть и ничего не исправить. Белла это прекрасно понимала и думала, что делать дальше. Как вернуться в лагерь? Как вести себя с Калленом? Страдать и рыдать при нем она не будет. Перестать общаться с ним и начать игнорировать? Нет. Обойдется! Этим она выкажет свою обиду и свою боль. Для Каллена нужно придумать другую линию поведения. Пусть он узнает, что получил ее тело, но не получил ее душу. Пусть он поверит в то, что ничего для нее не значит. Что для нее это был такой же обычный секс, как и для него. Обычное удовлетворение физических потребностей. Сумеет ли она так сыграть? Ведь играть придется не с кем-нибудь, а с Калленом, которого трудно провести. С Калленом, к которому она не равнодушна. «Свон! Где твоя старая закалка?! – подбадривала она сама себя. – Да, он надломил тебя немного. Немного? Неважно, главное, не сломил полностью. Все у меня получится. Должно получиться». С этими мыслями Белла вошла в озеро и поплыла к берегу. Нужно было срочно возвращаться в лагерь. Чтобы ее отсутствие не было долгим. Чтобы Каллен не думал, что она убежала зализывать раны.

Эдвард разобрал свои ветки. Найдя халат и белье Беллы, он незаметно припрятал их в своем чемодане и принялся чинить палатку. Его мысли не покидала Свон. Где она сейчас? Что делает? Наверное, плачет где-нибудь. Думать о том, что она решила наложить на себя руки, не хотелось. Да это и не в ее характере. Эдвард понял, что до обеда ждать не сможет и решил отправится на ее поиски, сразу же после завтрака.
Когда палатка была готова, а завтрак готовился, Эдвард в шортах и бейсболке сидел на песке около своего жилья и курил самокрутку. Сигареты у него уже закончились. Он думал о том, как его встретит Белла. Судя по всему, истерики быть не должно. Свон выше всех этих соплей. Но вот врезать ему и, при том кулаком, точно захочет. А что делать ему? Надо будет принять удар. Пусть ей станет легче. Пусть выпустит пар.
Что потом? Будет его игнорировать? Скорее всего, да. Эта мысль Эдварда напрягала. Ему не хотелось, чтобы Белла начала его избегать. Она нужна была ему здесь. На этом острове. Без нее скучно. Но если… Мысли Эдварда были прерваны нежным прикосновением рук к его плечам и страстным поцелуем в шею. Он резко повернул голову и его мозг на секунду «завис», а сам он чуть не подавился дымом. Это была БЕЛЛА! С довольной улыбкой на лице.
Пока она возвращалась в лагерь, ее волосы и рубашка высохли.
- Соскучился? – спросила она, подарив ему быстрый поцелуй в губы. У Эдварда на лице появилась растерянная улыбка. «Что все это значит?!!!» – вопил его мозг.
- Конечно, - ответил он, сохраняя улыбку на лице. – Долго ты ходила. Проблемы с кишечником?
- Нет, - весело ответила девушка, поднимаясь, - я… - она захихикала, - не буду тебе говорить, ты будешь смеяться.
- Не буду. Скажи, - Эдварду безумно захотелось услышать ответ.
- Не скажу, - ей было смешно.
- Ну, пожалуйста, - Эдвард буквально умолял. Ему было важно знать, что твориться в ее голове и почему она так долго отсутствовала, если все нормально.
- Никому не скажешь? – Белла хитро прищурилась
- Нет.
- И смеяться не будешь?
- Не буду, - заверил Эдвард с улыбкой на лице.
- Я пошла в туалет и увидела маленькую обезьянку, совсем рядом. Я захотела ее поймать и пошла за ней. Я так увлеклась, что не заметила, как далеко зашла. Короче, обезьяна смылась, а я решила пройтись поискать дерево манго. Захотелось фруктов. Нашла, залезла на дерево, наелась, а когда хотела слезть, зацепилась волосами за ветки. – Эдвард слушал с удивлением, Белла рассказывала с энтузиазмом.
- Ох, это было что-то, - продолжала она. – Я уже думала звать кого-то на помощь, чтобы кто-нибудь пришел с ножницами и «отрезал» меня от веток, - Белла засмеялась. Эдвард усмехнулся.
- В результате я кое-как, с горем пополам, освободилась от дерева и что ты думаешь? Я заблудилась. Вот, - Белла выдохнула, - короче, в следующий раз я пойду с тобой, - она улыбнулась.
- Согласен, - усмехнулся Эдвард. – А я за это время починил палатку. Твои вещи в моем чемодане.
Эдвард рассказал, как Розали с утра подняла панику и как он все замял.
- А почему ты не сказал правду? – Белла удивленно улыбнулась.
- Я думал ты будешь против, - он за улыбкой скрыл свое недоумение.
- Почему против? Х, - Белла безмятежно пожала плечами, - что тут такого? Два свободных взрослых человека занимались сексом.
Эдвард вдруг осознал, что не знает что ответить.
- Пойду, переоденусь на завтрак, а потом ты продолжишь свой рассказ про свои эксперименты. - Белла весело подмигнула и пошла к себе. Эдвард смотрел ей вслед. Улыбка исчезла с его лица. В душе появился непонятный напряг. Поведение Беллы не поддавалось никакому логическому объяснению. Напрашивались лишь два вывода: или она затеяла какую-то свою игру, чтобы отомстить ему за все его эксперименты, или ей все по барабану: и он, и его идеи. И все что ей нужно было – это секс. В любом случае Эдвард решил быть на чеку. Он не доверял Свон.

Джаспер после обеда решил пройтись к водопаду. Пробираясь через джунгли, он в какой-то момент почувствовал запах жареного мяса и понял, что совсем рядом находится полянка с самолетом Эмметта. Джаспер решил заглянуть к нему.
Эмметт сидел недалеко от своего жилища. На одном костре он жарил мясо на металлический прутьях, на другом костре - что-то варилось в черепочках.
- Привет, Эмметт, - усмехнулся Джаспер.
- О-о, привет Джас! – радостно воскликнул МакКартни. – А я думал: кто мне составит компанию!
- Что жаришь? – Джаспер подошел ближе и они пожали друг другу руки.
- Мясо обезьяны. А вон там кипят мозги.
- Обезьяньи? – Джаспер скривился.
- Ага, - Эмметт забавлялся реакцией майора.
- И че, вкусно?
- Оставайся, попробуешь.
Джаспер присел рядом на бревне. Эмметт встал:
- Сейчас тебе что-то покажу, - с этими словами он направился в самолет. Джаспер провел его взглядом, ощутив внутри легкую зависть. Классно Эмметту: живет тут один и никто его не напрягает. Может и себе устроить жилье где-нибудь подальше от остальных? Подальше от Элис Брендон.
Эмметт вышел, держа в руках двух-литровую пластиковую бутылку с какой-то светло-мутной жидкостью внутри.
- Что это? – заинтересованно спросил Джаспер.
- Самодельная текила, - ухмыльнулся Эмметт. Джаспер еще больше поднял брови.
- Там, - кивнул Эмметт, - на южной стороне, за скалами, я нашел кактусы. Надавил с них жидкости, и оставил на несколько дней на солнце, чтоб забродило.
Джаспер рассмеялся с предприимчивости Эмметта. Он знал, что текилу делают из кактусов, но вряд ли все так просто, как рассказывает МакКартни.
- Ты понюхай вначале и попробуй, - Эмметт весело протянул Джасперу бутылку. Тот взял, понюхал и скривился.
- Текилой совсем не пахнет, - промолвил он, - воняет чем-то… заигравшим.
- Попробуй, - настаивал Эмметт. Джаспер пригубил и снова скривился.
- Эмметт, блин, ты собираешься пить этот шмурдяк?! Не говори никому, что это текила. Это какая-то бражка.
- Не хочешь, не надо. – Эмметт забрал бутылку. – А я выпью.
- А не боишься, что тебя скрутит? – спросил Джаспер и тут же задумался.
- Я буду пить с тобой! – воскликнул он внезапно.
- А что так? – насмехался Эмметт.
- Если получится травануться, то, возможно, наши супер-доктора заберут меня к себе. Очень хочется оказаться в их обители.
Эмметт посмотрел на Джаспера, как на душевнобольного.
- Ты думаешь они проведут тебя через парадную дверь и устроят экскурсию внутри? – произнес МакКартни. – Они тебя привяжут, наколят какой-то дрянью, что соображать не будешь в каком мире находишься и кроме белого потолка нихрена ты не увидишь.
- У тебя стаканы есть? – спросил Джаспер, словно не слыша, что ему говорят.

В результате, парни под мясо и мозги обезьяны распили всю бутылку. Первые глотки были противными, а дальше пошло как «по маслу». Под пойло Эмметта они еще покуривали «травку». К вечеру глаза их окосели, языки поопухали так, что тяжело было ими шевелить, а встать с бревна вообще не было сил. Эмметт, тяжело вздохнув, положил руку на плечи Джаспера.
- Вот скажи мне, майор, - протянул он заплетающим языком, - вот кто ее придумал эту проклятую любовь?
Джаспер тяжело вздохнул.
- Не знаю. – ответил он таким же заплетающим языком.
- Сука, - прорычал Эмметт.
- Кто? – не понял майор.
- Любовь эта…
- Точно, - обреченно согласился Джаспер.
- Ц, - Эмметт скривился, - если б ее не было, жилось бы проще.
- Да, - вздохнул Джаспер.
- Бля-я, но какая она все-таки красивая… - Эмметт подпер голову рукой. Джаспер подозрительно взглянул на собутыльника. Сквозь туман в голове до него дошло, что речь уже идет не о понятии любви, а о конкретном человеке. И даже догадался о каком.
- Сколько в ней огня, - продолжал Эмметт, смотря в одну точку, - сколько страсти… А знаешь какая она, когда злится? – он серьезно посмотрел на майора.
- Знаю, - усмехнулся Джаспер. Он не раз видел Розали в гневе.
- А знаешь какая, когда целует?
- Нет, - Джаспер покачал головой.
- А когда по морде бьет?
- Нет, - Джаспер засмеялся.
- Во-от, - протянул Эмметт, - а я знаю как это, когда любимая бьет по морде.
- Я тоже знаю, - с горькой усмешкой сказал Джаспер.
- Так знаешь или не знаешь? – Эмметт ничего не понял.
- Как Розали бьет - не знаю. А как любимая – знаю. – пояснил майор.
- А-а-а, - протянул Эмметт, так ничего и не поняв.

На следующее утро Джаспер проснулся в самолете, в постели Эмметта, в обнимку с хозяином самолета. «Черт» - скривился он. Последнее, что он помнил, это как они с Эммом общались на бревне о любви. Как он оказался в самолете и как уснул – не помнил. Голова раскалывалась на мелкие кусочки. Эмметт спал, казалось непробудным сном. Джаспер убрал с себя его руку и встал. Эмметт, не просыпаясь, слегка улыбнулся и тихо пробормотал во сне:
- Блонди…
Джаспера слегка передернуло. «Спокойно, - сказал он себе, - ты не единственный блондин на этом острове. Ему явно сейчас снится Хейл». И в подтверждение его мысли, Эмметт снова пробормотал:
- Розали…
Джаспер усмехнулся и вышел с самолета. Первым делом он отправился к океану. Нужно было срочно искупаться и привести себя в порядок. «Надо же, - подумал он, вспоминая самодельную текилу, - даже не траванулись»,

У Элис на теле после длительного ношения футболки остался «крестьянский» загар. Ее это очень угнетало и она поставила себе за цель – исправить ситуацию. С утра она надела самый открытый купальник черного цвета. Сверху накинула халатик до колена, взяла солнцезащитный крем, покрывало, наклейки. На нос надела темные очки и отправилась на пляж. Она планировала позагорать «топлес», чтобы выровнять загар. Поэтому пошла вдоль океана подальше от лагеря, чтоб никому не попасться на глаза.

Джаспер, накупавшись в океане и придя немного в чувство, направлялся в лагерь вдоль волн. Он думал о словах Эмметта, о том, что даже если доктора заберут его к себе, то у него не будет ни малейшей возможности, что-либо предпринять. Мысли Джаспера прервались, когда он заметил лежащего впереди человека. Прищурив глаза, он приближался, а потом резко стал как вкопанный, чувствуя, как замерло его сердце. Впереди загорал Элис. Из одежды на ней были лишь черные стринги от купальника. Она лежала спиной на покрывале, согнув одну ногу в колене и закинув руки за голову. На глазах были очки от солнца. Рядом лежал бюстгальтер, какой-то тюбик и халат. Ее тело блестело от крема. Джаспер судорожно сглотнул. Она была похожа на кинозвезду, отдыхающую где-нибудь на пляже Малибу. Он провел взглядом по ее телу, начиная от стройных красивых ног и заканчивая обнаженной грудью, со специальными наклейками на сосках.
Элис нежилась на солнышке, зарыв глаза и слушая шум прибоя.
Джаспер стоял, как парализованный, уставившись на красивую, молодую, упругую грудь. Он почувствовал, как его тело во всех местах резко напряглось. В горле пересохло. А мысли разбежались в разные стороны. «Что делать? Свалить в джунгли и не смущать человека? Поздно. Она сейчас повернет голову и заметит меня, как придурка, прячущегося в лесу. Подумает еще, что я подглядываю за ней, как последний извращенец. А может она уснула?» - в надежде подумал Джаспер и решил быстро пройти мимо. Может она его и не заметит… И вообще, он не виноват, что она именно тут решила позагорать в таком виде. Он решительно направился вперед, стараясь не смотреть в сторону девушки.
Элис опустила руку на живот и почувствовала на коже песок. Она открыла глаза и увидела мимо проходящего Джаспера.
- А-а! – ахнула от неожиданности Элис, резко сев и закрыв грудь руками.
- Привет, - кивнул Джаспер, с самым непроницаемым лицом, со всех сил стараясь не улыбнуться. Элис в полном смущении словно рыба, выброшенная на берег, открывала и закрывала рот, не в силах вымолвить ни слова. Джаспер быстро прошел. А она еще какое-то время смотрела ему вслед, чувствуя стыд, смущение и какое-то странное возбуждение. «Пора мне уже перебраться жить на другую сторону острова» - расстроено подумала девушка, понимая, что ее чувства к нему никуда не деваются.

«Этого мне еще не хватало, - думал Джаспер, - теперь еще начнет сниться в обнаженном виде. Все, надо нахрен валить с лагеря. Чтоб не видеть ее больше и не слышать». И снова его сердце пронзила острая боль.

Вернувшись в лагерь, Джаспер переоделся, почистил зубы, побрился и отправился к дому. К его огромному облегчению, Элис на завтраке не было. Подозревая, что она может явиться на обед, он решил перекусить в джунглях.

В полдень Элис вернулась в лагерь. Во время обеда, она, с облегчением, увидела в окно, что Джаспера нет, и спустилась вниз. На ней было синее платье из хлопка: без рукав, с высоким воротником-стоечкой, длинной до колена, со вставками для груди. Впереди, от воротника до подола, застегивалось на кнопки. Алек пришел в восторг от увиденного. Он приготовил для Элис место около себя и, как всегда, одарил ее комплиментами. На что девушка сказала: «спасибо» с грустной улыбкой на устах.
Она приняла решение перебраться жить отдельно и после обеда планировала попросить Беллу помочь ей построить палатку. Других она просить не хотела, не желая отвечать на множество вопросов. А Белла ей нравилась тем, что она никогда не лезла «под кожу» с ненужными расспросами.

Джаспер, пообедав в джунглях, решил пообщаться с Беллой по поводу ее отца, полковника Свона, чтобы выяснить о его возможностях, а также насколько велики шансы, что он отправит еще кого-нибудь с заданием, с которым отправил Деметрия.

Белла около своей палатки развешивала на дереве свою постиранную одежду. К ней с разных сторон направлялись Элис и Джаспер, не видя друг друга.
- Белла… - они подошли с разных сторон одновременно и почти в один голос произнесли имя журналистки. Белла взглянула на одного, потом на второго и заметила, что они уставились друг на друга, не обращая на нее внимания.
- Ладно, потом, - промолвил Джаспер.
- Я позже подойду, - одновременно с ним произнесла Элис. Они оба развернулись в разные стороны и пошли прочь.
«Что это было?» - не поняла Белла. Она догадалась, что они оба от нее что-то хотели и ушли, решив уступить друг другу. Но загадкой для Беллы осталось: почему они шарахаются друг от друга. И почему друг на друга смотрят с такой болью?

Развесив все свои вещи, Белла решила поговорить с Элис. Она нашла ее сидящей около океана.
- Элис, ты что-то хотела? – спросила она, присаживаясь рядом.
- Да. Хотела попросить кое о чем… - неуверенно промолвила Элис.
- Хорошо, - кивнула Свон, - только можно вначале задать тебе один личный вопрос?
Элис напряглась. «Ну вот, а я думала она не будет доставать вопросами» - подумала она разочарованно, а вслух настороженно произнесла:
- Задавай.
- Что у вас с Джаспером?
- Ничего, - тихо промолвила Элис и Белле показалось, что она вот-вот расплачется.
- Элис, можешь не рассказывать, если не хочешь. Просто я знаю, как он тебе нравился, а теперь… ты ведешь себя как-то странно…
- А как мне себя вести, если у него жена и двое детей?! – в отчаянии выпалила Элис. Белла уставилась на нее, приоткрыв рот, после чего ее удивление сменилось улыбкой.
- Что за бред?
- Это не бред. – обреченно промолвила Элис.
- Элис, это бред! – Белла не выдержала и засмеялась. – Нет у него никаких детей! И жены у него нет! И я не знаю, какой идиот тебе внушил это, но точно это тебе не Джаспер сказал.
Белле как-то пришлось с Джаспером дежурить ночью у костра и они немного рассказали друг другу о личной жизни.
Элис в шоке смотрела на Беллу. Белла щелкнула пальцами перед ее глазами.
- Эй, очнись, мисс Брендон. Бедный Джаспер, - она не переставала смеяться, - живет и даже не догадывается, что ему тут и жену приплели и детей.
- А кто такая Мария? – Элис не могла поверить в то, что слышала.
- Э-эм, Мария его бывшая жена. Они развелись несколько лет назад и ему нет до нее никакого дела.
Элис начала в мыслях складывать факты. Про семью ей сказала… Хайди. Хайди! Боже, да она же из кожи вон лезла, чтобы отогнать ее от Джаспера! А она, как дура, поверила ей и сама себе изматывала душу. Внезапное желание - сломать Хайди нос, тут же сменилось всепоглощающей радостью: ДЖАСПЕР СВОБОДЕН!!! А-а-а-а!!! Свободен!!!
Элис, словно безумная, с диким визгом радости набросилась на Беллу, обнимая ее, целуя и бормоча слова благодарности. Потом она резко вскочила и побежала к палатке Джаспера. Его там не оказалось. Она бросилась к дому. Там его тоже не было. Эрик сообщил что видел, как Джаспер ушел в джунгли. Элис на секунду задумалась: идти искать его в лесу или подождать пока он вернется? Искать! Она не в силах больше ждать ни секунды. Сломя голову, Элис бросилась в джунгли. Ей так хотелось побыстрее его увидеть и все объяснить, что она принялась громко выкрикивать его имя. К радости, переполнявшей душу и сердце, вдруг добавились страх и неуверенность. А что, если он не простит ее за ту пощечину и за все те слова, что она наговорила ему в доме? А если она ему и не нужна на самом деле? Нет. Больше она не могла держать все в себе. Она скажет ему о своих чувствах, а там, будь что будет…

Джаспер решил пройтись к западной стороне, и присмотреть себе место для жилья. Подальше от лагеря, подальше от всех, подальше от Элис.
Он шел не спеша. Вдруг, где-то позади, он услышал, что его кто-то зовет. Он остановился, прислушался, сердце забилось быстрее – это был голос Элис. «Она что издевается? - подумал Джаспер раздраженно. – Сколько можно?» У него появилось чувство, что она специально ищет с ним встречи просто, чтобы насладиться его мучениями. Просто чтобы показаться ему: «Вот она я – смысл твоей жизни, но никогда я не буду тебе принадлежать».
Голос, зовущий его, приближался. «Что ей нужно на этот раз?» - думал майор. Он хотел было отправится дальше. Убежать, что бы не слышать ее голос и не видеть ее. Но что-то не позволило ему это сделать. Какое-то беспокойство: «А вдруг у нее что-то случилось? Вдруг она нуждается сейчас в его помощи?» Джаспер быстро отправился на голос Элис. Через несколько минут он увидел ее, пробирающуюся через кусты, и остановился. Судя по всему, с ней было все в порядке. Тогда какого черта?!
Элис заметила Джаспера и замерла. Он смотрел на нее с непроницаемым выражением лица, с которого нельзя было прочесть абсолютно ничего. Никаких эмоций. Элис бросило в жар от волнения. Она неуверенно сделала шаг к нему навстречу. Джаспер, словно прирос к земле. Стоял на месте и, казалось, будто не дышит. Элис сделала еще шаг, второй, третий, еще чуть-чуть и вот он совсем рядом. Она уже чувствовала его аромат, слышала его дыхание, не ровное, тяжелое. Как будто он нервничал. Как будто переживал.
Они смотрели друг другу в глаза, не решаясь вымолвить ни слова.
«Мой родной, – думала Элис, – мой хороший, мой любимый, простишь ли ты меня?»
Она медленно и неуверенно потянулась рукой к его лицу и очень осторожно, очень легонько погладила его по щеке. У Джаспера от этого прикосновения словно электричество прошло по всему телу. Он сглотнул. «О Бооооже!!! Элис, что ты со мной делаешь?!!!» - его мысли хаотично крутились в голове, пытаясь сообразить, что происходит.
«Ты опять меня манишь, опять привлекаешь, зачем? Чтобы потом снова оттолкнуть? Влепить пощечину и включить игнор, который ужаснее любых пыток, до которых могут додуматься лишь самые извращенные, самые садистские умы… Твои прикосновения, твоя нежная рука... К черту все!!!» - решил Джаспер и медленно накрыл своей ладонью ее руку на своей щеке, проводя уже щекой по ее ладошке.
«Я не оттолкну тебя… - подумал он. - Делай со мной все, что хочешь... Привлекай, а потом отталкивай. Ласкай, а потом отвешивай пощечины. Я не могу от тебя отвернуться. Твоя красота -это самый безнадежный плен для меня, из которого я вряд ли когда-нибудь смогу вырваться. Нет, не смогу и... не хочу». Он подвинул ее руку к своим губам и, продолжая смотреть ей в глаза, поцеловал ее ладошку. И если бы в данный момент Джаспер был способен мыслить трезво, то заметил бы, как Элис бросило в дрожь от этого маленького, казалось бы, безобидного поцелуя.
В ее душе все перевернулось, вместо неуверенности и растерянности появилась надежда. Надежда на то, что она ему не безразлична, что она для него особенная. И пошли они нахрен все предрассудки!!! «Я должна ему сказать. Сегодня. Сейчас...»
- Люблю тебя… - промолвила она тихо, смотря в глаза.
Джаспер почувствовал, как его сердце в тот миг остановилось. И все вокруг исчезло: серые тучи над головой, все звуки джунглей, все враги и все друзья, весь этот остров и весь этот мир. В пустоте окружающей среды остался лишь яркий свет, источником которого являлась Элис; ее глаза, которые в тот момент светились нежностью и любовью; ее сердце, которое билось только для него; ее губы, к которым хотелось прикоснуться и никогда не отстраняться. Он аккуратно взял ее лицо в свои ладони, и, наклонившись к ее губам, поцеловал, медленно и нежно, полностью захватывая ее губы своими.
- Девочка моя, – прошептал он ей в губы, снова поцелуй.
- Маленький мой, – снова поцелуй.
- Люблю тебя больше жизни, – снова поцелуй.
У Элис от этих слов произошел взрыв мозга: Люююбит!!!
Он люююбит!!! – ликовало сердце.
Люююбит!!! - орала душа и кричало тело.
Это был взрыв всего ее существа. Хотелось заорать на весь остров, нет… Заорать так, чтобы в Нью-Йорке услышали и на Северном Полюсе о том, что ОН ее ЛЮБИТ!!!
Схватив его за голову, она принялась покрывать его лицо страстными горячими поцелуями: губы, щеки, скулы. Он отрывал ее от себя, чтобы самому обцеловать ее губы, ее нос, ее глаза, уши, щеки, шею. Это была борьба за поцелуи, каждый из них хотел целовать и целовать. Это было похоже на безумие, на сумасшествие, когда забываешь обо всем на свете, забываешь свое собственное имя и помнишь лишь одно единственное - имя того, кого сейчас обнимаешь, имя того, кого целуешь. Это когда от счастья хочется плакать и все остальное не имеет никакого значения. Они не заметили, как из вертикального положения оказались в горизонтальном. Соединившись губами в глубоком длинном поцелуе, они перекатывались, по очереди, оказываясь то на земле, то сверху. И так до тех пор, пока Джаспер не остановился, оказавшись снизу, чтобы Элис не находилась больше на земле.
Его тело, его чувства и эмоции были накалены до предела. Он сжимал ее в своих объятиях, продолжая целовать, водя руками по спине, гладя по волосам. Все его мысли разбрелись в разные стороны, отказываясь трезво мыслить. И лишь одна, наверное, самая трезвая и здравомыслящая извилина громко вопила: «Остановись! Не здесь и не сейчас... Вы не можете... Ты не должен... Это не девушка с ночного клуба, которая напросилась к тебе домой. Это не одинокая жительница аула, приглашающая тебя на ночь к себе. Это не твоя знакомая подруга, готовая на все, лишь бы выскочить за тебя замуж. Это Элис!!! Твой любимый человечек!!! Элис – твоя идеальная королева!!! Элис – твое яркое солнышко!!! Не ТАК у вас должно все произойти!!! Не в таких условиях!!! Она достойна большего, она заслуживает самого лучшего!!!»
Вот только сама Элис думала совсем иначе. Оторвавшись от его губ, она резко распахнула его тенниску и принялась покрывать его плечи, его грудь, его живот страстными влажными поцелуями, не переставая бормотать:
- Мой... мой...только мой...весь...целиком...съем...никому не отдам...ни Марии...ни Хайди... ни войне... ни острову... ни людям в белом…никому!!!
Джаспер, тяжело дыша и глотая воздух, тут же мысленно отвечал на ее реплики: «я сам не отдамся никому кроме тебя…Мария?...Мутная тень забытого прошлого! Хайди? Какая Хайди? При чем тут Хайди??? Война, остров… не-е-ет, они тебе не соперники! У тебя вообще нет соперников в моем сердце… Элиииииис!!!»
То, что она вытворяла своими губами, своим язычком на его теле, - наносило жестокие, сокрушительные удары по той единственной трезвой мысли Джаспера. А когда он ощутил ее ручки у себя около ширинки, которые пытались расстегнуть его сложный ремень, это был последний, мощнейший удар, который отправил все здравомыслие в нокаут.
В тот момент, сердце, чувства, страсть полностью победили над разумом. Резко приподнявшись и снова поймав своими губами губы Элис, Джаспер сорвал с себя тенниску. Кое-как расстелил ее на земле и аккуратно перевернул Элис, положив ее спиной на тенниску. Схватив ее платье снизу за подол, он резко его распахнул, все кнопки расстегнулись от одного движения. На ней оказались одни лишь стринги. Джаспер жадно принялся покрывать поцелуями ее шею, плечи, грудь, живот, пупок. Тело Элис так и выгибалось под его поцелуями. Он не переставал бормотать:
- люблю…люблю…
Она шептала его имя, запустив руки в его волосы.
Пока его губы ласкали ее тело, его руки освобождали их тела от ненужной одежды, от последней преграды. Он аккуратно раздвинул ее ноги, лаская руками ее бедра. Его поцелуй вернулся к ее губам. Его грудь касалась ее груди. Их самые интимные части тела соприкасались, желая слиться в единое целое. Он еще раз взглянул в ее глаза, чтобы быть на 100% уверенным, что все делает правильно. Элис с нетерпением, тяжело дыша, прильнула губами к его уху и буквально простонал:
- не останавливайся… - и в тот же момент, ахнув, она сделала глубокий вдох, чувствуя как Джаспер медленно и осторожно в нее погружается.
Продолжая целовать ее губы, он двигался медленно и нежно, тяжело дыша и шепча ей в уста:
- Моя…люблю… обожаю…
Элис была уже не в состоянии что-либо говорить, она стонала, пытаясь отвечать на его поцелуи. Движения становились более страстными, более быстрыми, более напористыми. Ее глаза были полуоткрыты, ей казалось, деревья вокруг заплясали в каком-то танце.
Для Джаспера это был не обычный секс, к которому он привык. Не просто физическое беззаботное удовольствие. В нем было все: переживание за Элис - ей не должно быть некомфортно, не удобно, не дай Бог больно; безумное чувство радости… нет, счастья – она его, она принадлежит ему полностью, безоговорочно и бесповоротно, телом и душой, теперь он не сомневался – она его любит, и он из кожи вон вылезет, чтобы это никогда не изменилось; и, конечно же, никуда не деться от того физического удовольствия, которые дарили ее поцелуи, ее прикосновения, ее тело.
Последнее, на что он был способен это просто шептать ее имя и все… Оргазм словно взрыв прошелся по их телам. Элис, вцепившись ему в волосы, громко вскрикнула, напугав всех птиц вокруг, которые с криками взлетели в воздух. На секунду они замерли, продолжая тяжело дышать.
Джаспер еще раза поцеловал Элис в губы. Ее лицо расползлось в довольной улыбке. Он взглянул в ее глаза и увидел в них столько нежности, тепла и обожания, что ему еще больше захотелось прижать ее к себе и никогда больше не отпускать. Она его любит. В этом он не сомневался ни на грамм. Каллен оказался прав. «И каким же я был слепым идиотом!» - в который раз подумал Джаспер. Он перевернулся на спину так, чтобы Элис лежала на нем, а не на земле.
- Не хочу идти в лагерь, - прошептала девушка, целуя его в шею.
- Сейчас или вообще? – усмехнулся Джаспер.
- Сейчас. Хочу побыть с тобой.
- Я хочу быть с тобой и сейчас и вообще.
- Я тоже! – воскликнула Элис, опасаясь, что сказала что-то не то.
- Тсс, - Джаспер, улыбнувшись, погладил ее по волосам, - я понял.

Белла подошла к палатке Каллена.
- Эдвард, ты там?
- Заходи, Белла, - прозвучал веселый голос Эдварда изнутри. Белла зашла, он лежал на постели, с интересом наблюдая за гостьей.
- Я пришла за своей одеждой, - улыбнулась Белла. Эдвард приподнялся и, взяв ее за руку, потянул вниз, заставляя присесть рядом.
- Ты переедешь ко мне?
- Нет, - улыбнувшись, Белла беззаботно пожала плечами.
- Ты придешь ко мне ночью?
- Да.
- А теперь по порядку. – Эдвард не спускал с девушки глаз. – Почему не переедешь?

- Эдвард, - Белла весело закатила глаза. – Нам с тобой не по 17 лет. Давай не будем играть в супружескую пару. Мне это ни к чему, да и тебе, думаю, тоже. У нас с тобой есть настоящие отношения и настоящие чувства: у меня с Джейком, у тебя с Таней. И может, я выгляжу глупо со своей надеждой выбраться когда-нибудь отсюда, но я все же буду надеяться до последнего. А пока… - она улыбнулась, - по-моему, мы с тобой не плохо устроились. Тебе нужен твой эксперимент… я не против, быть твоим подопытным кроликом. Я не против, быть твоим призом или как ты там теперь меня назовешь. Взамен мне нужно твое общение и твое тело. – Белла поцеловала его в губы и, улыбаясь, продолжила: - Мне понравилась прошлая ночь. И я не против, повторить. Ты прав, ты действительно близок к моему типу мужчин. Ты спасаешь меня от скуки на этом острове. С тобой можно получить хорошую физическую разрядку… - снова поцелуй в губы. – Лично меня все устраивает. И я не хочу никаких громких определений типа «пара» и тому подобное. Мы ничего друг другу не должны, - закончила Белла шепотом, целуя в этот раз его глубоким поцелуем. Эдвард отвечая на поцелуй, медленно опустил Беллу на постель. Она оторвалась от его губ и освободилась от его объятий.
- Не сейчас, - прошептала она кокетливо. Эдвард, тяжело вздохнув, убрал от нее руки, с его лица не сходила ухмылка. Белла взяла свое белье и халат и направилась к выходу. Выходя из палатки, она обернулась и, весело подмигнув, бросила на прощанье:
- Жди.
Белла вышла на улицу и пошла к себе. Веселая улыбка превратилась в злорадную ухмылку. Чтобы ложь выглядела правдой, чтобы в нее поверили, в нее нужно добавить немного правды. Она это сделала и Эдвард поверил.

Эдвард, тяжело вздохнув, лег на постель, положив под голову руки. Все «маски» исчезли с его лица, осталась серьезная задумчивость. Его разум ликовал. Свон не просто интересная и красивая девушка. Она - супер женщина! Она не просто приз. Она – супер-приз! Она будет с ним общаться. Она будет с ним спать. У нее нет к нему никаких претензий. Свободные отношения с журналисткой Свон и никаких тебе обязательств! О таком Эдвард даже и мечтать не смел. Вот только в полной мере насладиться таким раскладом ему мешала какой-то тяжесть в груди. Почему-то во всей этой ситуации он не чувствовал себя выигравшим. Не чувствовал себя победителем. Он получил ее тело, но не получил ее душу, ее сердце. Где-то он ошибся. В чем-то просчитался. «А какая вообще разница? – пытался он себя успокоить. – Она сама пришла ко мне. Я получил свое…» Нет, не получил. У Эдварда складывалось впечатление, что весь его эксперимент закончился тем, что Белла его начала использовать для своих нужд, в то время, как сама мечтает выбраться отсюда и оказаться в объятьях своего Блэка. А может, она врет? Она вполне на это способна. Она на многое способна. Но ее реакция после того, как он сказал ей правду, была… была такой ненормальной. Такой параллельной. Такой равнодушной. Что говорит об одном – по большому счету, ей плевать на Эдварда.
Чем больше он об этом думал, тем меньше радости в нем оставалось от таких отношений, которые предложила ему Белла. Его задетое самолюбие снова страдало, как и в самом начале их пребывания на этом острове, когда Свон его просто не замечала. «Ладно, поживем – увидим» - подумал Эдвард, успокаивая себя мыслью о том, что сегодня ночью Белла снова окажется в его объятиях.

Джаспер и Элис решили прогуляться к водопаду. Держась за руки, они пробирались через джунгли. Джаспер не переставал думать о том, почему Элис его избегала. Ему важно было знать о ее переживаниях, о ее чувствах. Он ее чем-то обидел? Он должен знать чем, чтобы в будущем не допускать подобного.
- Элис, почему в какой-то момент ты перестала со мной общаться?
Элис подумала о Хайди. Странно, у нее не было теперь никаких негативных чувств к ней. На нее вдруг нашло «благородство победителя», когда осознаешь свою абсолютную победу и к проигравшему сопернику испытываешь лишь жалость и сочувствие. Элис поставила себя на место Хайди и поняла, что ситуация, когда любимый выбирает соперницу, и есть самым страшным наказанием. Хайди уже наказана. Она об этом, конечно, еще не знает, но скоро узнает. Элис решила не сдавать ее Джасперу.
- Ну-у, - промолвила она, - я думала, что ты совсем ко мне равнодушен и я решила держаться от тебя подальше, чтобы выбросить тебя из головы.
Джаспер остановился, посмотрел Элис в глаза и привлек к себе, крепко обнимая и прижимая к себе.
- Элис, - произнес он, тяжело вздохнув, - ты не представляешь, что ты для меня значишь и как я боюсь тебя потерять. Я очень хочу, чтобы наши отношения строились на правде и доверии. Чтобы у нас не было никаких тайн друг от друга. Я готов отвечать на все твои вопросы. Я очень хочу заслужить твое доверие. И мне очень хочется, чтобы ты мне тоже не врала. Ты… не держалась от меня подальше… ты шарахалась… ты убегала от меня как от чумного…
Элис внезапно почувствовала в душе стыд и страх. Она вот уже начала со лжи. «Прости Хайди, но эти отношения мне дороже жизни» - с этой мыслью она растерянно подняла на Джаспера глаза и выпалила:
- Прости меня. Мне сказали, что у тебя жена и двое детей! Ты стал для меня чужим мужем! И я не хотела…
- Кто сказал? – спокойно перебил Джаспер, чувствуя, как внутри появляется желание оторвать кому-то голову.
- Хайди. – тихо ответила Элис, и тут же ее снова понесло: - Только не ругай ее за это, она… она тоже к тебе не равнодушна. Она, наверное, ревновала и поэтому так поступила!
«Хайди???» – Джаспер был потрясен, он ее считал нормальной, адекватной, умной девушкой, а она… Он вспомнил, как она спросила его о Марии и как он ответил ей всего одним словом «жена». Что ж, в чем-то он сам виноват… Но потрясение, по поводу Хайди, было мелочью по сравнению с восхищением, по поводу Элис. Она избегала его, чтобы не разрушать его «семью»??? Она соврала ему, чтобы не выдать Хайди??? Она сейчас просит его не ругать стюардессу??? Боже, это не девушка! Это Ангел во плоти!!! Он смотрел в ее глаза и не мог понять: чем он заслужил такое счастье? За что ему жизнь подарила этого ангела?
Элис с замирающим сердцем ожидала его реакцию. Его губы растянулись в радостной, искренней, теплой улыбке. Он наклонился к ее губам и поцеловал. Элис запустила ручки ему в волосы, их языки сплелись в одном танце. Элис не понимала, что это за реакция, но это было не важно. Он любит ее! Вот это важно.

Элис с Джаспером еще долго общались около озера, около водопада. Они сидели на камнях и выясняли все то недоразумение, которое происходило между ними в последние дни. Элис призналась, как пыталась забыть его с помощью Алека. Джаспер признался, как ревновал ее к помощнику пилота.
В лагерь они возвращались уже когда солнце исчезло за горизонтом и на остров спустились сумерки. Они, не спеша, шли по пляжу, держась за руки и не желая расставаться ни на секунду.
- Переедешь ко мне? – спросил Джаспер, что прозвучало как просьба. Элис смущенно прикусила нижнюю губу.
- Что? – улыбнулся Джаспер.
- Э-эм, я… - Элис решила быть искренней и сказать все как есть, - я боюсь, что если окажусь с тобой в палатке, то… не смогу спокойно уснуть и… а вокруг люди! И они услышат!
Джаспер остановился. Он заметил ее смущение и постарался скрыть улыбку. «Элис – такая прелесть» - подумал он, и, обняв ее, тихо промолвил:
- Я понял. Эту ночь ты переночуешь в доме, а завтра я сделаю другую палатку, подальше от лагеря. И вообще, где ты захочешь. Можем даже на запад перебраться. Или к водопаду.
Элис тихо хихикнула.
- Давай лучше останемся со всеми. Только подальше.
- Как скажешь.



Источник: http://robsten.ru/forum/29-408-1#284654
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: zebra (15.06.2011) | Автор: Вася
Просмотров: 1717 | Комментарии: 11 | Рейтинг: 5.0/17
Всего комментариев: 111 2 »
0
11  
  так увлечены своими переживаниями, что забыли об опасностях

10  
  да,Эдвард идиот,зачем он стал Белле всю правду про свой план выкладывать. ща его Белла сделает,так ему в душу влезет,что он про все на свете забудет.
рада что Элис с Джаспером наконец то выяснили все. осталась Розали и Эммет.

9  
  Глупый,глупый Эдвард

8  
  Дааа, наплакалась я над этой главой.
Я догадывалась, что с блокнотом Эдвард подстроил, но так хотелось надеяться... cray Так и остались его чувства непонятки, такое ощущение, что у нас тут два Эдварда. Надеюсь Белла отомстит ему.

Я рада, что хоть у Джаспера с Элис всё в порядке, и всё прояснилось. fund02016

7  
  Ну,наконец то Джаспар с Элис счастливы! Спасибо!

6  
  Все получили то, к чему стремились. Одни любовь, а другие- разочарование...Классная глава, спасибо!

5  
  cray cray cray cray cray

4  
  - А знаешь какая, когда целует?
- Нет, - Джаспер покачал головой.
- А когда по морде бьет?
- Нет, - Джаспер засмеялся.
- Во-от, - протянул Эмметт, - а я знаю как это, когда любимая бьет по морде.
- Я тоже знаю, - с горькой усмешкой сказал Джаспер.
Я оборжалась... fund02002

3  
  good good good good good good good

2  
  Слава Богу Элли и Джас разобрались))а вот Эдди наложал конкретно...тормозило!!!!!!!!!!!

1-10 11-11
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]