Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Женщины его Превосходительства. Глава 19. Часть 1

Я сажусь в такси и называю водителю адрес детского центра. Мысль отправиться именно туда, посетила меня неожиданно. Захотелось разнообразить сегодняшний день. Или сыграть на контрасте. Или убить время до вечера. Отвлечься. Найти занятие. Никаких благих побуждений. По крайней мере, я их не признала. Не разглядела. И не придумала другого места своего посещения.

Печально, когда никого нет. Когда не к кому прийти и просто поговорить.

Кто-то назовет это одиночеством, но одиночеством это становится только тогда, когда начинаешь  нуждаться в чем-то большем, чем пустой холодный номер. И, когда  перспектива провести день в четырех стенах, если не пугает, то уж точно действует на нервы. До этого момента это всего лишь образ жизни.

Так вот, кажется, я очень близко подошла к  границе между «образом жизни» и «одиночеством». И даже занесла одну ногу, чтобы ее переступить.

У меня в руках папка с бумагами, которую оставила Элис, и я внимательно их читаю на заднем сиденье. Кропотливо перелистываю тонкие листы, вникаю в строчки. Как в древний манускрипт, сулящий мировое открытие в области науки и всеобщее признание.

В каком-то роде так оно и есть. Открываю для себя неизведанные стороны своей жизни и признаюсь, что в ней не все так гладко, как мне бы хотелось думать. То есть помимо всего прочего, у меня еще и беда с прошлым, о котором я так самоуверенно забыла.

Чувствую как с каждой последующей буквой или цифрой у меня холодеет все внутри. Сжимается в тугой комок и подкатывает к горлу. Словно кто-то натягивает до предела очень тугую пружину и вот-вот готов ее отпустить. До максимальной отдачи. До визга, до крика, до зубного скрежета. От злости, обиды и ненависти.

С трудом разжимаю челюсти, давая отдохнуть онемевшим мышцам лица. Повторяю это упражнение несколько раз. Открываю и закрываю рот, как выброшенная на берег рыба, пойманная на крючок и с песком на брюхе. Правда, от подобного образа я все же далека и задыхаюсь далеко не от предсмертных мук.  Выравниваю дыхание. Как истинный йог. Чуть ли не бубню про себя индийскую мантру об успокоении души своей. Но не для того чтобы действительно успокоиться, а чтобы хладнокровно выстроить план действий.

Но завтра, завтра я обо всем подумаю. Как следует, до мельчайших деталей. Сегодня только наброски, общие штрихи.

Наши с братом отношения не сложились, по-моему, с первых минут моего рождения. Он не хотел сестру. Он вообще никого не хотел, желая оставаться в семье единственным. И неповторимым. Это вроде бы даже какая-то наследственная черта – быть эгоистом до мозга костей. Она распространялась на всех, кто жил в нашем доме. Как бактерия. Вроде гриппа или кишечной палочки.

Мы с Джеймсом были просто обязаны ей заразиться. У нас не было для защиты от нее иммунитета в виде хоть одного любящего родственника, который смог бы смягчить суровые нравы нашей семьи. Мы  росли детьми своих родителей. Не больше и не меньше.  Поэтому никаких привязанностей, родственных чувств и прочей сериальной херни. Главная цель – занять собой как можно больше свободного пространства. В доме, в жизни, в будущем.

Родители хотели еще одного сына. Как конкурентоспособного элемента их строгой семейной системы. Это именно тот случай, когда дети не радость, а способ сделать солидное вложение в свое будущее, чтобы в старости получить хорошие дивиденды. Только расчет. Холодный и вдумчивый.

Я в чем-то им проиграла. Им всем. И не угодила. Прежде всего, по половой принадлежности. Особь женского пола, по определению, явление ненадежное и бесперспективное.

Переубеждать  их в обратном не хотелось. То ли не хватало гонора, то ли все та же наследственная черта причудливо изогнулась и дала совершенно иной результат. Я просто ушла. А надо было остаться, чтобы быть хоть немного в курсе.

После смерти родителей мы остались с Джеймсом один на один. Но проведенные вдали от него дни, дали о себе знать. Я потеряла хватку и расслабилась. Совсем забыла, что это непозволительная роскошь. Пускать все на самотек.

Поэтому теперь я, не мигая, смотрю в белоснежные листы и ощущаю предательскую дрожь по всему телу. Счет закрыт Джеймсом Своном, а все деньги переведены на его имя. Мне интересно знать на каком основании. По какому праву. Да, и вообще какого хрена. Но это будут, наверное, последние вопросы, которые я ему задам. Потом. Когда придумаю, как до него добраться.

Элис была права по поводу неожиданного сюрприза. Однако это далеко не удар в спину. Это тот удар, который следовало бы ожидать. В нем есть все составляющие родственных традиций. Как привычка собираться всем вместе на Рождество. Кто-то наряжает елку под веселенькие мотивчики, а кто-то методично уничтожает друг друга. У каждого свое хобби. По душе и по возможностям.

Знакомое приземистое здание. С разбитым крыльцом и тоскливым цветом серых стен, темной крышей и белыми оконными рамами. Миллион таких же расположилось по всей стране на ничем не примечательных глухих улицах. В тени небоскребов и жилых кварталов. И просто в тени. Словно спрятавшись от стыда за густыми кронами деревьев, чтобы случайно не попасться на глаза тем, кто их не хочет видеть. Здания-невидимки. Люди-невидимки.  

Выбрасываю в урну папку и, чуть помедлив на выщербленных ступенях, захожу внутрь. Запах, от которого меня раньше чуть не стошнило, теперь кажется знакомым. Он как будто приводит в норму все функции организма. Отвлекает от ненужных мыслей и возвращает сбившуюся планку жизненной позиции на место.

За административной стойкой меня встречает милая девушка. То есть она изо всех сил старается именно такой выглядеть, но ее улыбка то и дело сползает с губ, и она с большим трудом возвращает ее на место. Называю свою фамилию. Объясняю ситуацию. Возможно, очередная финансовая помощь. Может быть, просто помощь. Мне или вам. Вы не понимаете? Не трудитесь. Я и сама не в курсе, о чем говорю. Просто дайте немного времени для реабилитации. Ваших подопечных? Конечно, и их тоже. Спасибо, вы ничем не можете мне помочь. Я сама. Я сама. Вы не против?

Она не против. Она оценивает мой внешний вид коротким взглядом, равнодушно пожимает плечами, словно говорит «Делайте, что хотите». В ее записи занесено мое имя. Напротив него записана сумма пожертвования. Как и в любом другом месте, здесь тоже многое играют деньги. Они открывают двери и пускают внутрь, а уж хочешь ты туда зайти или нет – дело твое.

Не торопясь иду по узким длинным коридорам, замечаю рисунки и слабо им улыбаюсь.  Я прохожу мимо палат, в которые некоторые двери открыты.  Я вижу в них застеленные кровати, прозрачные трубочки капельниц и столики, заставленные медикаментами и детскими влажными салфетками. Сложные конструкции медицинских приборов и красочные книжки со сказками. Я вижу на полках застиранных зайцев, мишек, собак. С черными глазами-пуговками, испуганно следящих за мной. За каждым шагом. И только потом понимаю, что это не игрушки. Это ребенок. Девочка.

Растеряно останавливаюсь. Замираю. И, кажется, не дышу. 

У нее светло-голубые глаза. Пронзительно голубые  в обрамлении густых темно-рыжих ресниц. И только по цвету ресниц можно сказать, что она рыженькая, потому как волосы на голове у нее тщательно сбриты. Бледные тонкие губы, вздернутый аккуратный носик, острые скулы. Она настолько худая, что создается впечатление, будто ее кожа светится изнутри. Изможденная. Уставшая. Словно вот-вот упадет в обморок. Или умрет. Прямо здесь. В коридоре. На холодном полу. С большими голубыми глазами и лиловыми синяками на руках.

- Вам дальше, - видя мое замешательство, вдруг отзывается девочка и отводит взгляд. Голос у нее не звонкий, а хриплый. Глухой. В  нем лишь отголоски заливистых детских нот. Слабое напоминание.

- Что? – я неловко перекладываю сумку в другую руку. Но и не думаю шевелиться. Стою себе на месте и смотрю на это человекоподобное существо. То ли в шоке, то ли в прострации.

- Я говорю, дети дальше, - терпеливо повторяет она с таким пренебрежением, будто сама  к категории «детей» не относится. Но ей лет шесть, не больше, а глаза уже тусклые и безжизненные. Мне становится не по себе от этого. Хочется передернуть плечами и как-то исправить картинку, представшую передо мной. Раскрасить ее. Наделить теплом и светом.– Маленькие. Совсем. Вы же их ищите? Если приходят, то только за ними.

Нет. Не ищу. Это уж точно.

- Нет, - эхом повторяю я свои мысли.

- И они тоже не нужны, - довольно соглашается она и одергивает выцветшую сорочку.  – Никому.

Ситуация, требующая моральной отдачи и каких-то слов. Самых простых, но способных поддержать и как-то успокоить. Не переубедить, а всего лишь отвлечь. Тут не подойдет жалость или сочувствие. Лишь полное проникновение в самую суть, намеренное погружение в вязкое болото реальности.   

Беру ее за руку, сжимаю тонкие пальцы и веду внутрь палаты. Мы садимся на низкую койку друг против друга и молчим. Я не знаю, что говорят в таких случаях. Я не знаю, о чем говорят в таких случаях. Такой случай вообще первый раз в моей жизни. Поэтому я начинаю сначала. Спрашиваю ее имя.

Прежде, чем ответить, она с интересом смотрит на меня. Но даже интерес у нее вялый, будто из последних сил. Слабый рывок из безразличия, как из зыбучего песка.

Ренни. Полное имя Ренесме, но все зовут ее Ренни.

- Я буду звать тебя Несси, хорошо?

Она пожимает плечами. Безразлично.

- Можно подумать, ты придешь еще раз.

- Приду, обязательно приду.

Ее губы растягиваются в робкой улыбке.

- Тогда, хорошо.

Я спрашиваю ее про рисунки. И про то, любит ли она рисовать. Я спрашиваю про ее любимые игрушки и любимое занятие в свободное время. Я спрашиваю, какие животные ей больше нравятся, и какое время года. Я спрашиваю обо всем. А сама только и думаю о словах Джейка, произнесенных в прошлую нашу встречу. Лейкемия. Операция. Не помогла. И не понимаю, почему. Почему так. Почему этому ребенку не повезло с самого рождения. У нее нет родителей и дома, но судьба, видно решив, что этого недостаточно, решила добить ее еще и смертельной болезнью.

Несправедливо.

И, блядь, слишком жестоко.

Через час к нам заходит медсестра. Она делает Несси укол. Очередной. В исколотую, словно решето венку. И бросает короткий взгляд на меня.

- Она скоро заснет. Я думаю, вам пора попрощаться, - будто чувствуя за собой вину, поясняет она.

- Не уходи, - Несси хватает меня за руку и крепко сжимает. От действия лекарства ее глаза мутнеют. Внимание рассеивается. Голос становится тише, а слова лениво растягиваются на всех гласных звуках. Но сколько же в нем звучит доверия. Доверия к совершенно постороннему человеку. Исхудалое и болезненное, как и сама девочка, но такое яркое и беспомощное. – Я быстро. Подожди меня. Честное слово, я очень быстро посплю, ты только не уходи.

И я остаюсь сидеть на краю кровати. В тишине палаты. А она засыпает, но даже во сне продолжает сжимать мою руку.


ПРОДОЛЖЕНИЕ

Источник: http://robsten.ru/forum/29-1149-111
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: МеломанкА (26.01.2013)
Просмотров: 2596 | Комментарии: 23 | Рейтинг: 5.0/37
Всего комментариев: 231 2 3 »
0
23   [Материал]
  Слёзы наворачиваются от этой главы. Бедная девочка Несси. У них обеих, у Несси и Беллы, души изранены... Я думаю, что они обе друг другу помогут...

22   [Материал]
  О,это знакомство! Это ужас! Ну зачем так описывать этих детей и такие приюты? Аж дрожь берет! 

21   [Материал]
  душещипательная глава(( cray

20   [Материал]
  Да, была в детской гематологии и видела таких детей. Словами не передать как разрывается на клочки сердце, когда врачи говорят родителям: "Осталось несколько дней, готовьтесь." И как можно к такому готовиться?!! Вдруг приходит понимание как люди сходят с ума.
Зачем Белла туда пошла? Острых ощущений не хватает?
Я бы многое отдала, чтобы забыть.

19   [Материал]
  Очень, очень грусно и тяжело читать о больных детках. Жизнь порой очень не справедлива......... cray

18   [Материал]
  спасибо, за главу. тяжело читать о детях, их болезнях, но я рада, что Белла пришла туда, где от нее действительно будет помощь. и там же ее спасение.

17   [Материал]
  Спасибо большое, за душещипательную главу!!! good lovi06032

16   [Материал]
  Большое спасибо за трогательную главу!
было бы здорово если Белла продолжит поддерживать Несси и саму себя заодно))

15   [Материал]
  Хорош братец! Не семья, а стая акул - кто кого быстрее сожрет.
А Белла, видимо, все-таки прониклась к Несси, возможно именно эта девочка вытянет ее из болота, в котором она сейчас сидит.
Спасибо за главу.

14   [Материал]
  Спасибо за главу! А братец-то не промах, интересно, как ему удалось закрыть счёт? Бэлла всё-таки пришла к Ренесми, может быть, им обеим будет не так одиноко...

1-10 11-20 21-23
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]