Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Журавлик - гордая птица. Глава 26. Часть 2.

Тихий горестный вздох, раздавшийся позади, заставил Эдварда и Беллу испуганно оглянуться. Эсме стояла с побледневшим лицом в двух шагах от них и глубоко дышала, кусая губы, чтобы не расплакаться. Она резко дёрнула подбородком, стряхнув оцепенение и хриплым от нахлынувших эмоций голосом
произнесла:
- Эдвард Энтони Каллен! Что же такого страшного стряслось с тобой? И почему это ты решил утаить это от своей матери?
- Э-э… я… - Эдвард стушевался и растерянно уставился на Изабеллу, ища её поддержки.
- Что случилось, сынок? – тихим надломленным голосом спросила Эсме, умоляюще глядя на него. – Ты сказал, что был ранен. Как это произошло? Когда? 
- Прости, я не хотел беспокоить вас с отцом. - Каллен выглядел виноватым.
- Ну же! – Эсме выглядела так, словно в любую минуту могла потерять сознание.
Смирившись с тем, что придётся вывалить на женщину горькую правду, Эдвард  заговорил.  Напугать мать ещё сильнее он абсолютно не собирался, поэтому лишь вкратце описал то, что случилось с ним и его семьёй в последние месяцы, опустив некоторые подробности происшедшего.  Но Эсме хватило даже этих скудных сведений, чтобы без сил рухнуть в стоявшее поблизости кресло.
- Эсме, - Белла присела перед свекровью на колени и осторожно сжала её дрожащие пальцы. – Мне так жаль! Всё это из-за меня.
Эсме подняла на неё недоумевающий взгляд.
- О чём ты, Белла? – удивлённо вскрикнула она. – Не смей винить себя, слышишь?! Боже! Я ведь видела, что ты сама на себя не была похожа в последнюю нашу встречу. Помнишь, в том маленьком кафе в вашем городе? Ты тогда пришла вместе с Сашей и совсем ещё маленькой Аней, сидевшей в коляске. Ты так усердно делала вид, что всё у тебя в порядке, что, в конце концов, перестаралась с этим. Улыбалась, смеялась… Но твои глаза… Они сказали мне гораздо больше, - Эсме горько усмехнулась. – Ты была какая-то… потерянная. Всё время озиралась по сторонам, будто боялась оказаться застигнутой врасплох. Я тогда списала всё на то, что ты до сих пор тоскуешь по Эдварду, но дело, оказывается, было не только в моём сыне. И, если уж на то пошло, позволь выразить своё восхищение твоей стойкостью – у тебя хватило сил выкинуть этого Дмитрия из своей жизни. Конечно же, это был шок – узнать, что Эдвард пострадал из-за него. Именно из-за НЕГО, а не из-за тебя. Зная своего сына, я понимаю, что он в любом случае не стал бы прятаться за чьей-то спиной. Такая уж у него натура. Он – защитник по своей природе. А уж когда речь идёт о безопасности любимой женщины и о благополучии детей… 
     Голос женщины был наполнен сочувствием. В нём было столько доброты, искренней заботы и понимания, что  Изабелла, больше не сдерживая себя, громко всхлипнула. Эсме притянула её к себе, устроив голову девушки на своих коленях, и принялась нежно поглаживать её по волосам. 
- Бедные мои дети, - приговаривала она, то опуская глаза на невестку, то с грустью оглядывая младшего сына, неловко переминавшегося с ноги на ногу. – Как же много вам пришлось пережить! Столько всего свалилось на ваши головы!
- Мы справились, мам, - Каллен выдавил извиняющуюся улыбку, на что Эсме только согласно кивнула и расстроенно шмыгнула носом.
- Единственное, в чём я виню тебя, девочка: ты ни словом не обмолвилась о смерти твоей мамы ни в одном из писем, - мягко пожурила её Эсме. Когда Белла подняла на неё удивлённое лицо, она пояснила: - Я уже давно знаю – Эммет упомянул об этом в одной из телефонных бесед.
Изабелла отвела взгляд, ощутив укол совести.
- Как же так, Белла?! Почему?! Я бы приехала обязательно! Знаю, что ты не была одна в то время. Но очень часто бывает так, что, когда в семье случается горе, каждый из родственников переживает его в одиночку, не желая беспокоить близких. Уверена, моя поддержка не стала бы лишней!
- Я говорил ей о том же, - вклинился в разговор Эдвард. 
- Я просто не хотела никого беспокоить своими проблемами, - неуверенно протянула Белла. – Прости, если обидела тебя своим поведением, Эсме.
- Не обидела, нет, - та потрясла головой. – Но я сожалею, что ты не дала мне шанса быть рядом в то тяжёлое время. Хотя, отчасти, я понимаю причины твоего поступка. Ты настолько привыкла нести всё на своих плечах, привыкла доверять только себе самой, что тебе просто в голову не пришло попросить помощи на стороне. Ведь так?
- Скорее всего, ты права, - Изабелла тяжело вздохнула.
- Придётся отвыкать, - строго отрезала Эсме. – Помни, что у тебя теперь, кроме родни в России, есть и мы тоже.  Ты - член нашей семьи, как и Саша с Аней. Вы – Каллены. А Каллены не бросают своих в беде. Окей?
- Окей, - Белла расслабленно улыбнулась.

- Э-э… мам? – из дверей гостиной показался Эммет. – Я не могу найти обезболивающее. Очень нужно – у Жени голова что-то разболелась.
- Ей опять плохо? – забеспокоилась Изабелла, моментально вскочив на ноги.
- В самолёте она тоже чувствовала себя неважно, - пояснила она, заметив недоумённые взгляды Эсме и Эдварда.
- Сынок, - засуетилась Эсме, - у тебя под боком высококвалифицированный врач. Пусть Карлайл её осмотрит сначала, а потом дадим девочке лекарство.

     Эммет бросился в отцовский кабинет, находившийся на втором этаже, и через пару минут мужчины уже были в комнате Эммета, где посреди широкой кровати лежала с измученным видом Евгения. 
- Давление немного повышено, - сделал он вывод, снимая с руки Дубовой манжету тонометра. – Голова болит? Тошнит? Опиши своё состояние, - участливо предложил он ей.
- Болит, - Женька слабо кивнула, - и кружится чуть-чуть. И тошнит тоже, если честно.
- Конечно, это часто бывает, если давление подскакивает. Но, учитывая, что во время полёта тебе тоже было плохо…
- Причём, первый раз в жизни, - вставил Эм.
- Да… так вот, - продолжал Карлайл, - советую провести более глубокое обследование.
- Ответ «нет» не принимается, - твёрдо завил Эммет, поняв, что любимая вот-вот начнёт возражать, в который раз решив пренебречь собственным здоровьем. – Раньше такого с тобой не случалось. Зато в последнее время ты стала быстро уставать, всё время хочешь спать, жалуешься на слабость, раздражаешься по пустякам. С тобой происходит что-то не то, Женя, и надо выяснить причины этого.
- Ам-м, - Карлайл задумчиво почесал подбородок. – У меня есть кое-какие предположения на этот счёт. Но… без обследования утверждать ничего не буду – не хочу быть голословным. Так что завтра с утра добро пожаловать ко мне в клинику.
Женька уже открыла рот, чтобы отказаться, но, наткнувшись на предупреждающий взгляд Эма, только махнула рукой.
- Ладно, - сдалась она. - Но я больше чем уверена, что это из-за переутомления. Просто в последнее время навалилось столько работы. Вот организм и сдался.
- Женя у нас адвокат, - пояснил Эм. – И дело своё любит до безумия. Один раз я не выдержал и пробрался на судебное заседание с её участием. Видели бы вы, с каким напором она защищала своего клиента – искры летели! Судья явно был под впечатлением. Стоит ли упоминать, что процесс мисс Дубова выиграла с блеском?
- Тот человек действительно не был виноват.  Обвинение строили лишь на косвенных уликах. По всему было видно, что следователь слишком торопился закрыть дело, переживая за статистику раскрываемости, - вспыхнула Женя.
- Отличная профессия, - тон Карлайла был полон одобрения. – Молодец, девочка. Отстояла свою позицию! Вау! Теперь у нас в семье и свой адвокат имеется, - хохотнул он,  глядя на порозовевшее от похвалы Женькино лицо.
- Так, сейчас я дам тебе лекарство, - спохватился он, переходя на профессиональный тон. – А потом – отдыхать. Хороший сон ещё никому не повредил. Особенно в таком положении, как у тебя.
- В таком - это в каком? - Дубова нахмурилась, пытаясь осмыслить сказанное. 
- А, - Карлайл отмахнулся. - Так, мысли вслух. Не ломай голову, лучше отдохни с дороги.
- Х-хорошо, - Евгения недоумённо покачала головой, но, послушавшись совета, приняла таблетки и тут же сомкнула веки, издав обессиленный вздох.
Комната быстро опустела – Женю оставили одну, дав ей возможность восстановить силы и прийти в себя после тяжёлого перелёта.

                                                                                               * * *

     Потянувшись, Белла потёрла глаза и медленно огляделась, сонно моргая. Вначале, ещё не покинув окончательно объятий Морфея, она недоумённо таращилась на непривычное ей окружающее пространство. Вспомнив, что вместо своей спальни в Подмосковье она находится в маленьком городке Форкс в штате Вашингтон, Изабелла только подивилась собственной рассеянности. Она  повернулась на бок и привычно закинула руку на тёплый бок мужа, мирно сопящего по соседству. Часы на стене показывали начало девятого, и это означало, что пора подниматься – на сегодня было запланировано много дел. Накануне,  когда все, проведя вечер за разговорами в гостиной, уже расходились по своим комнатам, Женька обратилась к Изабелле с просьбой. «Пожалуйста, - непривычно заискивающим тоном канючила она, - поехали завтра со мной в клинику. Знаю, Эммет тоже поедет, но если и ты будешь там, мне будет спокойней. Как-то мне не по себе, если начистоту – сама не знаю, что со мной творится». И, конечно же, Белла согласилась. В глазах Евгении было столько безотчётного страха и замешательства, что отказать подруге показалось Изабелле верхом равнодушия.  А потом,  перед тем как забыться крепким сном, Эдвард поинтересовался её отношением к тому, что завтра он хотел бы показать жене город своего детства. «Ну, знаешь, просто побродить по улочкам и, возможно, посетить одно очень дорогое для меня место. Тебе там понравится, обещаю», - прошептал он уже заплетающимся от пребывания в полусонном состоянии языком.  Она помнила, что едва успела пробормотать: «Договорились». А потом и сама, следуя примеру мужа, провалилась в блаженную дремоту. 

- Эдвард, пора подниматься, - Белла легонько пощекотала Каллена по рёбрам.
- Ещё пару минут, - простонал тот с закрытыми глазами и просунул голову под подушку.
- Так и быть, поспи, а я пока приму душ.
Ответом ей было молчание – Эдвард снова крепко спал. Из-под подушки доносилось его размеренное сопение. 

     Закончив с водными процедурами, Белла спустилась на первый этаж, где воздух был наполнен аппетитными запахами, идущими с кухни. 
- Доброе утро, - улыбнулась ей Эсме, суетясь у плиты. – Как спалось?
- Замечательно, - Белла вернула ей улыбку. – Похоже, никто еще не проснулся, кроме нас двоих?
- Как это, никто? – раздался позади неё басок Эммета, ввалившегося в помещение кухни вместе с Евгенией. – Мы уже на ногах, как видишь – в клинику к Карлайлу торопимся.  Женя сказала, ты с нами поедешь? – уточнил он, с восторгом глядя на тарелку с блинчиками, которую Эсме водрузила на стол.
- Ага, - подтвердила Белла.
- Ну, тогда не тяни со сборами – скоро отправляемся, - посоветовал ей Эм. - Где, кстати, мой брат?  А-а, постой-ка, он, наверное, слишком утомился после бессонной ночи и поэтому до сих пор дрыхнет?
Белла только закатила глаза при этом, ничего не ответив – прямолинейность Эммета уже стала для неё привычной. Но Эсме промолчать не смогла.
- Эммет Чарльз Каллен, - отчеканила она, тыча в сына лопаткой, которой только что переворачивала на сковороде очередную порцию блинчиков, - твои плоские шуточки когда-нибудь выведут меня из себя настолько, что я всё-таки не удержусь и отвешу тебя хорошую затрещину. И то, что ты уже достаточно взрослый мальчик, вымахавший на две головы выше своей матери, меня не остановит, поверь!
- Прости, мам, - Эммет пристыженно опустил глаза, но, как только мать снова повернулась к плите, хитро посмотрел на Беллу из-под ресниц и подмигнул ей  с хулиганским видом. Белла не нашла ничего лучше, как состроить ему в ответ рожицу.
- Как дети, ей-богу, - хихикнула Женька, наблюдая за их поведением.
- Кто тут меня потерял? – в кухню, приглаживая влажные после душа волосы, зашёл Эдвард. Он уже успел сменить пижамные штаны на джинсы и футболку. – Снова бестактно себя ведёшь, братишка? - обратился он к Эммету.
Тот бросил на брата невинный взгляд и, как ни в чём не бывало, продолжил поглощать завтрак.
- Где Карлайл? – решил уточнить Эдвард, так и не дождавшись появления отца к завтраку. 
- Он уже час как уехал на работу, - Эсме тепло улыбнулась. – Такой пунктуальный, ты же знаешь – первым приезжает на работу и последним покидает клинику по вечерам. Но сегодня он приедет к обеду. Мы тут подумали… Как вы смотрите на то, что мы с Карлайлом отвезём детей в Порт-Анжелес во второй половине дня? Там открылся новый развлекательный центр, - предложила Эсме, обведя взглядом сыновей и их вторых половинок.
- Ну, вообще-то, я как раз собирался показать Изабелле город и его окрестности сегодня. Поэтому твоё предложение пришлось очень кстати, - промолвил Эдвард. 
- Вот только… - Изабелла выдавила виноватую улыбку. – Боюсь, вам тяжело придётся с тремя сорванцами сразу.
- Ох, моя дорогая, - это предположение Эсме только развеселило. – Я вырастила двух мальчишек да ещё девочку-непоседу в придачу. Думаю, мне вполне по силам уследить за собственными внуками. А сейчас езжайте в клинику и не беспокойтесь о детях. Пусть выспятся после тяжёлой дороги. Я присмотрю за ними в ваше отсутствие. И Белла, - Эсме погладила невестку по запястью, - за Аню тоже можешь не переживать – вчера мы прекрасно нашли с ней общий язык. У тебя замечательная дочка. Думаю, проблем с ней не будет. 
- Так, нам уже пора, - Эммет поспешно поднялся. Женя выпорхнула из-за стола следом за ним и, подлетев к Эсме, легонько коснулась губами её щеки, произнеся:
- Спасибо за вкуснейший завтрак.
- Ох! Пожалуйста, - женщина явно была тронута этим поступком. – И не переживай, всё будет хорошо, - напутствовала она Евгению перед отправкой в больницу.
- Белла, ты не будешь против, если я останусь здесь и помогу маме с детьми? – спросил Эдвард, смущённо глянув на жену. – Если честно, меня уже подташнивает от больничных стен в последнее время.
- Нет, конечно, - Белла подарила Эдварду понимающий взгляд. – Помощь Эсме явно пригодится.  И обещаю, как только вернусь, мы с тобой отправимся знакомиться с окрестностями, - она погладила Каллена по щеке, а потом, привстав на цыпочки, оставила на его губах поцелуй. – Жди меня.

                                                                                              * * *

     Эммет с Изабеллой сидели на диванчике в рабочем кабинете Карлайла. Женька примостилась между ними. Она беспокойно ёрзала и то и дело бросала тревожные взгляды на входной проём, ожидая возвращения Каллена-старшего из больничной лаборатории. Он должен был прийти с минуты на минуты и принести с собой результаты её анализов. Когда дверь бесшумно распахнулась, впустив внутрь хозяина кабинета, все трое подскочили и выжидающе уставились на вошедшего. Карлайл  пересёк пространство комнаты и сел за стол, разложив перед собой небольшую стопку заполненных бланков.
- Итак, - спокойно начал он, - результаты впечатляющие.
- Что это значит? - Женя наклонила голову,  напряжённо разглядывая отца Эммета.
- Это значит… - Карлайл выдержал небольшую паузу и широко улыбнулся. – Это значит, что ты беременна, Женя. Примерно три-четыре недели. Точнее сможет показать ультразвук. 
Эммет ошеломлённо хрюкнул.
- Я… что? – не своим голосом пискнула Евгения. – Не надо так шутить, пожалуйста!
- И не собирался, - Карлайл пожал плечами. – Я абсолютно серьёзен.
- Н-но ведь… - Женя обернулась к Изабелле, застывшей с открытым от удивления ртом, потом перевела взгляд на Эммета. Тот сидел как громом поражённый и часто моргал, уставившись перед собой. Она снова посмотрела на доктора Каллена. – Я… у меня проблема с… этим.  Там, в России, доктора все как один твердили, что шансов забеременеть у меня – один из миллиона. 
- Ну, что я могу сказать? - Карлайл хмыкнул. – Вот он, этот шанс. Анализы говорят сами за себя – ты станешь мамой, Женя.
Внезапно вышедший из ступора Эммет подскочил и приземлился на колени рядом с Дубовой.
- Малыш, у нас получилось! – прохрипел он, сжав её ладони. - Слышишь меня? 
- Всё так быстро случилось, - Женя всхлипнула. – Ты же не возражаешь, Эм?
- Как я могу?! – ужаснулся Эммет. – Знаю, мы только недавно вместе, но… - он взволнованно выдохнул, - мы справимся со всем. Этот ребёнок будет расти в ласке и заботе. Я знаю, что ты любишь Алекса, не раз убеждался в этом. И  уверен, нашей любви хватит и на двоих детей. Эй, не плачь, пожалуйста.
- Это от радости, от счастья, - еле справляясь со спазмами, сдавливающими горло, пояснила Женя. – Я люблю тебя.
- Как и я, милая, - Эммет провёл кончиками пальцев по её щекам, вытирая влагу.- И я люблю тебя. И ещё… - Эммет запустил руку в карман джинсов и вытащил на свет маленькую обтянутую бархатом коробочку. – Я хотел сделать это на днях, в более романтичной обстановке. Но ждать больше не хочу.
Эммет поднялся, отступил на шаг, а затем приземлился на одно колено, вытянув вперёд ладонь с раскрытым футляром. Там на шёлковой подушечке лежало кольцо, украшенное внушительной величины бриллиантом.
- Евгения, - Эммет сделал глубокий вдох. - Между нами было много непонимания когда-то. Мы враждовали, дерзили друг другу, бежали в разные стороны, боясь признать свои чувства. Много чего случилось за это время. И, каюсь, часто именно я вёл себя как последний идиот. Но вот к чему мы пришли, милая: мы снова вместе. И я чертовски рад этому. Если бы ты знала, как я рад! Я люблю тебя, - Эммет посмотрел Жене прямо в глаза и попросил:  - Выходи за меня. 
- Как не стыдно, Эммет Каллен. Ты снова довёл беременную девушку до слёз, - прошептала Женя дрожащими губами.
- Это значит: «нет»? – с отчаянием выдавил Эм.
- Это значит: «да», глупенький! - заплаканное лицо Жени озарила улыбка. Она сползла на пол и устроилась на коленях напротив него. 
- Да! – Эммет победно вскинул вверх кулак. – Дай мне руку, - попросил он, и как только кисть Женьки легла в его ладонь, надел ей на палец кольцо. – Сидит идеально, - удовлетворённо изрёк Эммет, любуясь на плоды своего труда.
Позади них раздалось тихое покашливание Карлайла. Эммет обернулся к отцу, воскликнув:
- Она сказала «да», пап! Вы с Беллой  - свидетели.
- Поздравляю, сын, - Карлайл выглядел очень довольным. – У нас двойная радость – намечаются ещё одна свадьба и ещё один внук. Или внучка. Эсме будет вне себя от счастья!

     Тем временем Белла вскочила с диванчика и налетела на подругу, схватив её в объятия.
- Я же говорила тебе, что всё наладится, - твердила она, заключив лицо Евгении в ладони и стирая с её щёк солёную влагу. – Не представляешь, как я рада за тебя. За вас с Эмметом! - тараторила она, не замечая, что у неё самой глаза были на мокром месте. 
Женька только кивала, не будучи в силах произнести хоть слово. Она обвила шею подруги обеими руками и некоторое время оставалась в таком положении, то смеясь при этом, то вновь принимаясь плакать. 
- Так, девочки, подъём, - мягко изрёк Карлайл. – Будущей маме нужен отдых после такого эмоционального всплеска. – Эммет, думаю, ты должен отвезти Женю домой – хватит с неё переживаний на сегодня. Бурный восторг, в котором она пребывает сейчас – это тоже своего рода стресс для организма, - пояснил он, как только обе женщины поднялись ноги. 
- Будущая миссис Каллен, - Эммет учтиво предложил Дубовой согнутую  в локте руку. – Прошу следовать за мной в автомобиль. Белла, присоединяйся, - выставил Эммет второй локоть, предлагая его хихикающей Изабелле. Вперёд, красавицы! – скомандовал он, как только две женские ладошки уцепились за него с разных сторон. 
- Я подъеду следом за вами! – крикнул им вдогонку Карлайл, наблюдая, как  эта троица покидает его кабинет. 
- Замётано! – уже из коридора бодро откликнулся Эммет.

     Оставшись один, Каллен-старший ещё раз пробежался глазами по результатам Женькиных анализов, пробормотав себе под нос: «Снова стану дедом. Ну, надо же!». Потом взгляд его упал на рамки с фотографиями, занимавшими левый края стола. Одно фото было семейным. На нём Карлайл обнимал Эсме, а рядом  стояли совсем ещё юные Эммет, Эдвард и Элис. Карлайл помнил, когда было сделано это фото: пятнадцать лет назад, в день, когда его старший сын сдал последний экзамен в выпускном классе. Они устроили по этому случаю небольшую семейную вечеринку.  Улыбающийся Эм смело смотрел в объектив камеры. Кто же мог знать тогда, что этому жизнерадостному мальчишке придётся пережить огромное горе?  Смерть Роуз чуть не погубила его, загнав в пропасть отчаяния. Карлайл помнил, как сутулилась спина сына, какими потерянными были его глаза, когда он улетал в Россию после похорон жены. Но вернулся Эммет совсем другим: в нём словно проснулась жажда жизни. А уж когда сын стал прямо в аэропорту сыпать своими фирменными шуточками, у Карлайла и вовсе отлегло от сердца – его Эммет снова стал самим собой. И причиной этому, как справедливо полагал Каллен-старший, была девушка, прилетевшая вместе с Эмом из России. Как он смотрел на свою спутницу! Карлайл знал цену таким взглядам. Он сам вот так же любовался собственной женой,  до сих пор испытывая к той те же пылкие чувства, что и в молодости. 
Доктор Каллен скользнул подушечкой указательного пальца по лицу матери, застывшему на втором фото с мягкой улыбкой на губах.
- Как жаль, что тебя нет с нами, Энни, - прошептал он, горько усмехаясь. – Уверен, ты была бы рада, что у моих детей всё в порядке. И знаешь что, я, наверное, всю жизнь буду благодарен этим девочкам, их вторым половинкам.  Хотя бы за то, что они заставляют Эммета с Эдвардом чувствовать себя счастливыми. 

     Умиротворённо вздохнув, Карлайл поднялся из-за стола и прошёл к платяному шкафу, намереваясь сменить медицинскую робу на повседневную одежду. Он торопился домой, где ждали Эсме и двое мальчишек, приходящихся друг другу двоюродными братьями. А ещё там была девочка, так просто, без обиняков, решившая называть доктора Каллена дедушкой. И он был только рад этому. Каждый раз, встречаясь с чистым и по-детски наивным взглядом Аниных карих глаз, Карлайл всё отчётливее понимал – ей вполне по силам отвоевать немалый кусочек его сердца. 

                                                                                                  * * *

- Куда мы едем? – поинтересовалась Изабелла, вглядываясь в мелькавшие за окном машины  фрагменты городского пейзажа.
- Для начала в спортивный магазин Ньютонов, - Эдвард бросил неодобрительный взгляд на балетки жены. – Тебе нужны кроссовки и штормовка – там, куда я хочу отвезти тебя, это точно пригодится. 
- А место, куда ты хочешь отправиться – это, конечно же, сюрприз? – Белла скептически выгнула бровь.
- Права, милая, - Каллен расслабленно хохотнул. – Тебе понравится там, уверяю.
- Ладно, пусть будет так. Ты – местный, тебе и карты в руки, - философски заметила она.
Эдвард тем временем свернул на обочину и притормозил, оповестив: «Приехали. Добро пожаловать во «Всё для спорта и туризма» Ньютонов»!
- Выбирай кроссовки, а я пока поищу отдел со штормовками, - предложил Эдвард, как только они зашли внутрь.
- Угу, - Белла рассеянно кивнула, оглядываясь по сторонам. 

     Каллен прошёл вперёд, оставив жену в обувной секции. Со своего места она видела его удаляющуюся спину. Белла уж протянула руку к одной из пар кроссовок, когда до неё донёсся писклявый женский голос: «Эдди!». Заинтригованная, она высунула нос из-за стеллажа, встав так, чтобы не выдать ненароком своё присутствие, и была неприятно поражена открывшей её глазам картиной. Эдвард стоял возле стойки с кассовым аппаратом, а на нём, прижавшись внушительной грудью, повисла какая-то блондинка. Обнимая его обеими руками, она что-то быстро лепетала на английском. Эдвард держал её за плечи, пытаясь, как показалось Белле, увеличить расстояние между их телами. Но женщина только крепче впивалась в его шею тонкими пальцами с ярким маникюром и вертела головой, пытаясь поймать взгляд Каллена. Она пошевелила рукой, и Белла заметила блеск обручального кольца у неё на пальце. Но это, по всей видимости, не было тем обстоятельством, которое могло бы заставить незнакомку вести себя более сдержанно. Слова из её рта вылетали с фантастической скоростью, поэтому Изабелла, лишь пару месяцев назад решившая возобновить посещение курсов английского, мало что смогла разобрать в стремительном словесном потоке этой бесцеремонной особы. Но и того, что она расшифровала, ей хватило, чтобы понять: Эдварду практически назначают свидание, замаскировав это под предложение встретиться и вспомнить старые времена. Сообразив, что пришла пора вмешаться, Изабелла решительно вышла из своего укрытия и приблизилась к мужу. 
- О, Белла, наконец-то! - выдохнул тот с явным облегчением и сумел, наконец, высвободиться из кольца цепких женских рук. – Джессика, это моя жена, Изабелла. Белла, Это Джессика Ньютон, супруга владельца магазина Майка Ньютона, - произнёс он по-английски. 
    Джессика оглядела Беллу с неприкрытым раздражением, но тут же, справившись с собой, выдала приветствие. Белла ответила на английском и натянуто улыбнулась, в душе горя желанием послать хозяйку магазина к чертям собачьим или, если повезёт, выдрать у той пару блондинистых прядей. При этой мысли Белла вздрогнула, поразившись степени собственного гнева. Она никогда не отличалась агрессивным поведением,  предпочитая улаживать любой конфликт более мирными способами. Но здесь и сейчас Изабелла с прискорбием была вынуждена признаться самой себе, что дико ревнует Эдварда к какой-то девице, нахально пялившейся на чужого мужа. Очевидно, ревность и была силой, породившей в душе Беллы столь кровожадный настрой. 
- Э-э, Белла, ты выбрала обувь? – Эдвард снова перешёл на русский.
- Да, - она метнулась к витрине с кроссовками и схватила первую же пару, подходившую по размеру. Ни цвет, ни особенности модели не имели значения – что угодно, только бы поскорее выбраться отсюда. – Куртка не нужна. Думаю, та, что лежит на заднем сиденье автомобиля, вполне подойдёт, - заверила она Каллена. 
    Эдвард не стал спорить – по всему было видно, что и он чувствует себя неуютно в присутствии миссис Ньютон. Быстро расплатившись, Каллен пулей вылетел из магазина, таща Беллу на буксире. Та без труда разобрала фразу Джессики, брошенную вслед: «Ещё созвонимся, Эдди!» и тут же возмущённо охнула.
- Вот нахалка! – Белла всплеснула руками и потопала к машине.
Услышав за спиной тихое хмыканье, она остановилась и обернулась к мужу.
- И что здесь смешного?! - угрожающе сузив глаза, рявкнула она.
- Ты такая забавная, когда ревнуешь, - тихо ответил Каллен и нагло ухмыльнулся.
- Серьёзно, Эдвард? – Белла уже шипела. – Я кажусь тебе забавной?!  А мне, знаешь ли, было не до смеха, когда какая-то прост…  просто очаровательная особа вешалась на моего мужа!
Эдвард недоверчиво глянул на неё и выдал новую ухмылку.
- Правда, что ли, Беллз? 
- Что?
- Ты чуть не назвала миссис Ньютон проституткой? Ай-ай-ай, моя всегда тактичная и тихая жена, кажется, злится, - протянул Калллен, ёрничая. – Как не стыдно, любимая? Где твои манеры? - он уже хохотал в голос. – Но из твоих уст даже плохие словечки звучат сексуально.
- Да ну тебя, - буркнула  она и шлёпнулась на переднее сиденье, сложив руки на груди и уставившись в ветровое стекло с крайне оскорблённым видом.
- Эй, малыш, - Эдвард занял место за рулём и потянулся к Белле рукой. – Я пошутил. Не надо злиться. Я встречался с Джессикой в старшей школе месяца три, наверное. А потом она переметнулась к капитану местной футбольной команды.  И я не сказал бы, что сильно переживал по этому поводу – к моменту расставания мы уже успели порядком надоесть друг другу. Мы даже практически не общались с тех пор, придерживаясь разных компаний. И, если честно, я сам не понимаю, с чего вдруг она решила наброситься на меня с таким пылом. Может, просто Ньютон её так допёк, что Джесс немного тронулась? Он тот ещё зануда, если честно.
- Да, давай, Каллен, пожалей её. Она только этого и ждёт, - хмыкнул Изабелла, так и не повернувшись к мужу лицом.
- Беллз, посмотри на меня, - тихонько попросил он. Белла неохотно перевела на него взгляд. – Я люблю тебя и никогда ни на кого не променяю. Ты – моя первая и последняя любовь. Ну её, эту Джессику! Хочешь, я сейчас вернусь в магазин и во весь голос пошлю её подальше?
- Прекрати, - Белла, не удержавшись, захихикала.
- Не позволяй никому заставить тебя сомневаться во мне, - Каллен погладил её по щеке тыльной стороной кисти.  
- В тебе я и не сомневаюсь, - Белла накрыла его ладонь своей. – Просто она вела слишком нагло, и это взбесило меня. Я на неё злюсь.
- Она не стоит твоих нервов. Забудь о ней. Я обещал тебе сюрприз, помнишь?
Белла улыбнулась и медленно моргнула, подтверждая, что не забыла.
- Тогда поехали, - Каллен завёл двигатель. – Мы должны вернуться не поздно – завтра с утра я должен быть в аэропорту. 
- Элис прилетает, - произнесла Изабелла.
- Точно. И мне поручили её встретить. Приготовься к беготне по магазинам – в  Форкс прибывает чемпион мира по шоппингу! Женя точно не будет в этом участвовать – Эммет не отпустит, зная, что ей вредно переутомляться. С тех пор, как вы вернулись из клиники, он трясётся над каждым её шагом. Так что тебе в одиночку придётся сносить бешеный темперамент моей сестры. Выдержишь? 
- Надеюсь на это, - Изабелла пожала плечами.
- Ну, я рад, что мы это уладили. А теперь вперёд, - произнёс он и нажал на педаль газа, стремясь поскорее очутиться там, куда так хотел отвезти жену.

    Они оставили автомобиль недалеко от шоссе, чтобы пешком преодолеть оставшийся путь. Перепрыгивая через выступающие из земли корни и обходя возвышающиеся огромные валуны, покрытые, словно плюшевыми пледами, слоем бело-зелёного мха, Белла в какой уже раз мысленно благодарила Каллена за то, что надоумил её нацепить кроссовки. В них было гораздо удобнее, чем в слишком открытых балетках на тонкой подошве, через которую, Изабелла была в этом уверена, она бы чувствовала каждый камешек так, словно передвигается по земле босиком. 
- Долго ещё? - спросила она, не слишком справляясь со сбившимся от непрерывной ходьбы дыханием.
- Почти пришли. Дай мне руку – впереди лежит ствол огромного дерева, через который мы должны перелезть, - «обрадовал» её Эдвард.
- Что же это за сюрприз такой, до которого мы должны добираться через полосу многочисленных препятств… Ой! – не успев ухватиться за крепкую мужскую ладонь, Белла поскользнулась на влажной траве и шлёпнулась прямо на попу. – Дурацкая координация! Эдвард, пошли обратно, а? – слезливым тоном попросила она, глядя на мужа из-под ресниц.
- Сильно ушиблась? – он нагнулся, обеспокоенно разглядывая её обиженное лицо. 
- Не очень, - Белла поморщилась и поднялась на ноги, опираясь на Каллена. – Моё самолюбие пострадало больше, чем моя пятая точка, - кряхтя и краснея, пояснила она.

- Всё. Мы на месте, - заверил Эдвард после того, как помог ей преодолеть преграду в виде загородившего дорогу древесного ствола. 
Он провёл её через заросли каких-то кустов, названия которых Белла не знала, и развёл руки в стороны, провозгласив:
- Добро пожаловать!
     Изабелла подняла голову, оторвавшись от разглядывания собственных, слегка перепачканных травяным соком ладоней, и ахнула от неожиданности. Перед ней расстилалась огромная, почти идеальной круглой формы поляна, окружённая по периметру вековыми соснами и зарослями буйно разросшихся кустарников. Всё пространство поляны было усыпано белыми и сиреневыми цветами, покачивавшимися на тонких стеблях от дуновений лёгкого ветерка. Со своего места Белла могла отчётливо уловить пряно-медовый аромат,  висящий в воздухе. Она шагнула вперёд, полной грудью вдохнув пьянящий цветочный запах, и недоверчиво покачала головой – раскинувшийся перед ней пейзаж был слишком красив, чтобы существовать в реальности.
- Это… прекрасно! - выдохнула Белла и обернулась к Эдварду, стоявшему позади и наблюдавшему за женой с нечитаемым выражением лица. – Так красиво! Хочу извиниться за своё ворчание – действительно стоило идти так долго, чтобы только увидеть это великолепие!
- Я нашёл это место очень давно, - тихо вымолвил Каллен, подойдя к Изабелле и обняв её за талию со спины. – Еле доучился семестр в колледже (какая уж тут учёба, если тоска по тебе стала основой моего тогдашнего мироощущения) и в первый же день рванул домой, где, как мне казалось, смогу обрести хоть малую толику душевного равновесия.  Но и в родительском доме мне не было покоя. Метался, как зверёныш в клетке, грубил матери и отцу. Карлайл только хмурился, а Эсме… она терпеливо сносила моё сумасшествие и тяжело вздыхала. Я очень изменился, и она видела это. Вот только о причинах этой трансформации могла лишь догадываться. Знаешь, я постоянно ловил на себе её задумчивый понимающий взгляд. Представляю, как ей было больно за меня. А я не хотел ничьей помощи! Не жаждал понимания, порой ведя себя слишком эгоистично. Однажды, не выдержав сочувствующих материнских взглядов, я хлопнул дверью и поехал  куда глаза глядят. Какое-то время просто катался по окрестностям. Везде были люди, и меня, жаждущего одиночества, это раздражало. Я бросил машину недалеко от лесного массива и углубился в чащу. Я примерно знал, где находился, и был уверен, что при желании легко найду обратную дорогу. В какой-то момент я понял, что за ближайшими кустами вместо лесного сумрака мелькает просвет и двинулся в ту сторону, заинтригованный. Так и наткнулся на цветущую поляну. В первый момент застыл, словно заворожённый, любуясь расстилавшимся передо мной цветочным ковром. А потом просто сделал несколько шагов и опустился в траву, ощущая неимоверную усталость. Вокруг меня витали умопомрачительные запахи: мёд, ваниль, хвойная смола… Сочетание было фантастическим. Я не знаю, как описать словами  всё, что было доступно в тот момент моему обонянию! А ещё этот букет ароматов всколыхнул во мне воспоминания о девушке, до безумия мною любимой, с которой по моей вине нас теперь разделяли сотни километров. Боль в груди была такая, что рёбра трещали.  Но, несмотря на это, я понял и ещё одну вещь: именно здесь, в этом цветочном раю,  твой образ в моей голове был максимально чётким. С момента моего отъезда я впервые смог почувствовать, что ты рядом. Пусть это и был всего лишь самообман, - с горечью хмыкнул Каллен. – Я закрывал глаза и представлял, что ты лежишь рядом, прижимаясь ко мне плечом. Я словно наяву слышал твой беззаботный смех, ощущал твою ладонь, сжимающую мои пальцы. 
- Боже, - еле слышно промолвила Белла. – Эдвард…
- Впоследствии я частенько забредал сюда, снова и снова испытывая острое желание ощутить тебя рядом. Я не хотел забывать ни одной чёрточки твоего лица, желал помнить твой голос, мягкость твоей кожи. Я хотел помнить,  Crane, сколько бы боли порой мне это не доставляло! Однажды, вот так же раскинувшись среди цветочных стеблей, я дал себе обещание: настанет день, когда я наберусь смелости встретиться с тобой. Неважно, при каких обстоятельствах, неважно, как бы ты на это отреагировала! Просто посмотреть на тебя, взглянуть в глаза. Ещё раз увидеть  эти глубокие завораживающие омуты цвета молочного шоколада не в грёзах, а наяву. 
- И ты исполнил свою клятву, - Белла развернулась к мужу, встречая его затуманенный воспоминаниями взгляд. – Не знаю, чтобы было со мной дальше, если бы не встретила тебя снова. 
- Ты слишком добра ко мне, Crane. И, прошу, не нужно таких мыслей. 
- Нет, конечно, я жила бы, несмотря ни что. Знаешь ли, двое детей – отличный стимул не опускать руки и не погрязнуть в депрессии и жалости к себе. Но всё же… За эти годы без тебя я просто привыкла прятать свою тоску очень глубоко, понимая: лишние воспоминания – лишняя боль. Но ты снова ворвался в мою реальность. И только тогда я поняла всю степень отчаяния, в котором существовала до этого. Не уходи больше! Потому что если ты исчезнешь снова,  я уже не найду в себе сил справиться с этим, - с мукой в голосе промолвила Изабелла, заключив лицо Каллена в плен своих ладоней.
- Даже не надейся! – его губы расплылись в улыбке, но глаза оставались серьёзными. – Я не смогу выдержать разлуку. Только не теперь, когда знаю, какое это счастье – быть рядом с тобой и детьми, - с этими словами Каллен наклонил голову и приник к губам Беллы, постепенно углубляя поцелуй.
- Как жаль, что нам  постоянно нужно дышать, чтобы не умереть от недостатка кислорода. Если бы это было возможно, я вообще не отрывался бы от твоих губ, - заметил он хриплым голосом, прервав поцелуй и прислонившись своим лбом к её лбу.
- Меня часто посещает та же мысль, - хихикнула Белла.
- Пойдём, -  позвал он и, взяв её за руку, повёл вперёд.
    Достигнув середины поляны, Эдвард остановился и опустился прямо в траву, потянув жену за собой и устроив её на своих коленях. Она тут же прижалась к Каллену, не желая, чтобы меж их телами оставалось хоть немного свободного пространства, и обвила руками его шею. Несколько минут ни один из них не произносил ни слова, просто любуясь раскинувшимся вокруг цветочным великолепием и вдыхая сладкий запах, витавший в атмосфере. Тишину нарушали только  жужжание пчёл, деловито круживших над яркими сердцевинами цветков, и еле слышный шелест травы. 
- Так спокойно и хорошо, - Белла первой прервала молчание. – Твое место – рай на земле.
- Наше место, Беллз. Теперь это место станет нашим, - шепнул Каллен, кончиком носа лаская её скулу.
- Знаю, что мы не задержимся здесь надолго – нам ещё нужно вернуться в город. Обратный путь не так уж и короток. Но пообещай мне, что мы придём сюда снова, - тихо попросила Белла, глядя на мужа.
- Обещаю! – поклялся он. – Но у нас есть ещё немного времени, чтобы побыть здесь, - добавил он и снова потянулся к её губам.
- Не останавливайся, - простонала Изабелла, когда Каллен, оторвавшись от её рта, начал покрывать поцелуями шею, а потом прикоснулся языком к ямке на ключице.
- Я соскучился по тебе, - пробормотал он глухо, не поднимая головы. – Ты нужна прямо сейчас. Прямо здесь! Возражения не принимаются!
- Кто собирался возражать? Ты нужен мне не меньше, - задыхаясь от наслаждения, с готовностью согласилась Белла.
- Сколько раз я представлял себе этот миг! – воскликнул 
Эдвард, дрожащими руками освобождая жену от ветровки. – Сколько мечтал об этом!
- Так сделай мечту реальностью, - игриво шепнула она, опускаясь спиной прямо на ковёр из травы и цветов и увлекая за собой Эдварда. – Всё в наших руках, любимый, - заверила Белла, доверчиво глядя в его потемневшие от желания глаза. – Это всё настоящее сейчас – ты, я, наша поляна. И это – только начало.



Источник: http://robsten.ru/forum/67-2253-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: mumuka (12.11.2016) | Автор: mumuka
Просмотров: 148 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/8
Всего комментариев: 2
avatar
2
Наконец, все тревоги позади и, несмотря на небольшую толику грусти связанную с потерянными годами, которые Эдвард и Белла могли бы провести вместе, сейчас в их жизни всё хорошо. Настало время наслаждаться тем, что они друг у друга есть и радоваться тому, что судьба даровала им ещё один шанс, равно как свой шанс получили Эммет и Женя.
При виде сыновей, нашедших своё счастье с русскими девушками, материнское сердце Эсме тает, а Карлайл невероятно горд за них и благодарен за прекрасных внуков.
Спасибо за главу! lovi06032
avatar
0
1
Большое спасибо за главу lovi06032 good
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]