Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Знаки. В поисках истины. Глава 15. Недостижима

Глава 15. Недостижима

♫ ♫ ♫ Reamonn - Out of reach 

 

Ветки древней осины за окном поскрипывали, опускаясь до земли. Серебристые листья, почти касаясь, поглаживали траву. Резкие порывы ветра то раскидывали их в стороны, то заставляли крениться ниже, то, подхватывая, трепали, отрывая. Близилась гроза. 

Но непогода в эту ночь решилась разыграться не только за крепкими каменными стенами колониального особняка, внутри дома так же было неспокойно; атмосфера накалилась до предела. Хрупкая девушка нервно крутила расчёску в тонких оледеневших пальцах и мерила шагами пространство спальни на втором этаже. Затянув потуже поясок шёлкового халатика, она устало и обречённо рухнула в кресло. 

Тёмное небо за стёклами озарялось краткими всполохами молний. Где-то далеко стихия уже бушевала, медленно подкрадываясь к городу. 

Электронные часы мигали, показывая начало шестого утра. С каждым разом он приходил всё позднее и позднее. Интересно, - подумала Белла, - настанет ли такой день, когда он вообще забудет явиться домой? 

Внизу хлопнула входная дверь, и девушка, бросив расчёску на трюмо, вскочила с кресла, стоящего возле зеркала. Затем снова зачем-то схватила её, крепко сжимая в руках и, заслышав шаги на лестнице, быстро убежала в ванную. Видеть мужа, входящего в спальню, ей не хотелось. Она знала, что на его лице не прочтёт ни чувства вины, ни досады, ни раскаяния, ни равнодушия. Последнее пока ещё радовало. В тот день, когда ему или ей станет всё равно, не просто их брак прекратит своё существование, они будут потеряны друг для друга навсегда. А она пока цеплялась за их брак, вернее, за те крохи отношений, что оставались у них. 

Что она упустила? Когда он изменился? Что они сделали не так? 

Эдвард вошёл в спальню. Она слышала его уверенные шаги: вот он бросил пиджак на спинку стула, - она слышала мягкий, приглушённый звук от соприкосновения ткани с обивкой, - вот прошёл к пустой кровати, где, видимо, думал, обнаружить её, мирно спящую, но увидел лишь перекрученные простыни, на которых она металась несколько часов в попытке заснуть; вот заметил полоску света, пробивающегося из-под двери ванной. Пушистый ковёр приглушал его шаги, но она знала, что Эдвард уже взялся за ручку и поворачивает её. 

Через зеркало она увидела его. Взъерошенные чужой женской рукой волосы, потемневший от начинающей пробиваться щетины подбородок, заспанные глаза. Она даже успела подумать и поволноваться, как он вёл машину в таком полусонном состоянии? Привычка? Беспокойство? К чему это сейчас? Возможно та, у кого он был, сварила ему чашку кофе, заряд энергии от которой был уже на исходе. 

Белла встретилась с ним взглядом, но тут же отвела глаза и принялась, остервенело расчёсываться, как будто от этого зависела чья-то жизнь. 

- Ты... - хрипло начал он, но, запнувшись, откашлялся и начал заново уже своим, знакомым голосом: - Ты рано встала, Белла. 

- У меня самолёт в девять, я лечу к отцу. 

Он на секунду зажмурился, словно досадуя на собственную забывчивость. 

- А, да. 

- Ты мог бы полететь со мной, я же... 

- Не могу, прости, у меня дела. 

Девушка не прекратила своих манипуляций со щёткой. Волосы блестящей тёмной волной раскинулись по плечам. Ещё немного и она добьется эффекта статического электричества. 

- Да, конечно, я всё понимаю. 

Голос её прозвучал на удивление ровно. 

Он теперь постоянно говорил: "У меня дела", - не конкретизируя какие, где и насколько. Но она и так знала, что были деловые встречи, клубы, рестораны, презентации... женщины... Ей не стоило уточнять, куда он направляется, или кто с ним будет, Эдвард всегда начинал свой вечер в компании одних и тех же людей, а вот заканчивал его в постели разных женщин. 

Она не могла сказать, что их было у него много. Но ведь были, пусть и не часто. Не обязательно каждый его поздний приход означал измену. Но она знала, когда он просто задерживался, а когда задерживали его. 

- Мне бы хотелось навестить Чарли и Рене, но в другой раз. В пятницу Макс Купер даёт ужин в Вестин Плазе, и Дерек уже договорился о моём присутствии. 

Белла, отложив, наконец, расческу, покачала головой, соглашаясь. А что ей ещё оставалось? По мере того, как росла его известность и популярность в своей среде, росла и пропасть между ними. Не было больше тихих вечеров вдвоем, совместной работы, где каждый мог дать совет друг другу, не было дней, наполненных спокойствием и рассветов с подгорелыми блинчиками на кухне, которые она забыла переворачивать, отдаваясь его поцелуям у плиты. 

Она могла бы поговорить с ним на чистоту, но не хотела. Всё постепенно становилось каким-то ненужным. И это пугало - до жути. 

Погружённая в свои мысли, Белла не сразу заметила, что Эдвард приблизился к ней. Подойдя сзади, он положил раскрытые ладони на холодный мрамор столешницы раковины по обеим сторонам от жены, тем самым, словно бы заключая её в ловушку. Наклонившись, прижался тёплыми губами к её шее. 

Девушка окаменела. 

Пальцы снова нащупали валяющуюся рядом щётку и сжались вокруг неё. Мелкие острые зубчики впились в ладонь, оставляя следы. 

От него не пахло чужими женскими духами, на воротничке идеально белой рубашки не отпечатался мимолётный след чьей-то помады, красной или розовой, сигнализирующей об измене, как в классических фильмах про заблудших мужей. Ничего не выдавало в нём, что он вернулся из чужой постели. Но она... Она жена и она знала своего мужа. По крайней мере, ей полагалось знать. Знать этот лёгкий румянец на его скулах, медленные, будто ленивые движения, блеск потемневших глаз, в которых застыло удовлетворённое выражение, почти не ощутимый ток флюид, исходящий из кончиков его пальцев. 

Белла качнулась в сторону, избегая очередного поцелуя. 

Ему было мало того, что он получил от "неё"? 

Она не знала "её" имени и не стремилась узнать. Это всегда были разные женщины. 

- Может, ты успеешь вернуться к ужину у Купера, и мы сходим на него вместе? - прошептал он, так и не отрываясь от её шеи. 

- Не думаю. Я вернусь в субботу. 

- Поменяй билет, вернись раньше. 

- Не могу, нет рейса на пятницу. 

- Вернись в четверг. 

Она устало прикрыла глаза. 

- У Рене планы на четверг. Ты же знаешь, мы редко видимся с родителями. Я давно ждала подходящего момента, чтобы съездить к ним. 

По правде говоря, ей не хотелось идти с ним на этот ужин. Последний раз, будучи на подобном мероприятии, она невольно подслушала разговор двух женщин в дамской комнате, обсуждающих сексуальные предпочтения её мужа. А так же их сетования, что он так и не удосужился связаться ни с одной из них после. 

Кляня всё на свете, стирая потёкшую тушь и заглушая ладонью всхлипы, она, скрываясь, просидела в кабинке туалета больше получаса, после того, как те двое ушли. Эдвард названивал ей на телефон поминутно, не понимая, куда делась жена. А она не могла заставить себя взять трубку. 

Он поймал её на выходе из уборной и, по-своему истолковав её взвинченное состояние и удручающий вид, увёз домой, списывая всё на недомогание. Той же ночью её рыдания разбудили его. Соврав, что ей приснился дурной сон, она проплакала на его плече до утра, ища утешения от этой жуткой боли у того, кто её и причинил ей. 

Не то чтобы она не подозревала об его изменах до того вечера, но слышать подтверждение тому, было выше её сил. 

После она больше не ходила с ним на подобные мероприятия, выбрав, как ей казалось, из двух зол меньшее. 

- Жаль, мы давно уже никуда не ходили вместе, - его пальцы сомкнулись на пояске её халата. 

- Эдвард, - она попыталась вложить в свой голос как можно больше льда. Схватив его за руку, она буквально вырвала у него ткань. - Мне пора собираться. 

- У тебя ещё больше часа до выхода, - он словно не обратил внимания на стремительно понижающуюся между ними температуру. 

Белла попыталась вывернуться из его рук, но Эдвард не пускал. Раскрытая ладонь легла ей на низ живота, притягивая ближе. Вцепившись в неё, она с усилием убрала её подальше от своего тела. 

- Что с тобой, Белла? - его голос был полон неподдельного недоумения. 

Они встретились взглядами через зеркало. В его прищуренных глазах плескались огоньки страсти и желания, склонившаяся над ней фигура говорила о решимости. 

- А что с тобой, Эдвард? - ответила она вопросом на вопрос. 

Он повернул голову, проводя носом по изгибу её шеи. Но эта простая ласка не зажгла в ней ни единой искры. Ей было холодно и одиноко с этим отстранённым незнакомцем в её доме. 

- Со мной? Ничего. Ты находишь что-то странное в том, что я хочу заняться любовью с собственной женой. 

- Да, - твёрдо произнесла она. - Нахожу. Я нахожу странным то, что мой муж пришёл домой под утро от другой женщины, и у него хватает наглости прикоснуться ко мне. 

Он молча смотрел на неё, не подтверждая и не отрицая сказанное. Ей, наконец, удалось оттолкнуть его руку. Шагнув к двери, она презрительно бросила через плечо: 

- Ты бы хоть душ принял, - и уже было, занесла ногу для очередного шага, как его пальцы крепко впились в тонкий шёлковый поясок, рванув её обратно. Да так, что она чуть не упала. 

- А я принял, - прозвучал над ухом стальной голос. 

- Отпусти, - она дёрнулась, но он держал крепко. 

Пальцы подцепили узелок пояса, развязывая его. 

- Тебе мало? - она предприняла очередную попытку вырваться, но всё было тщетно. 

- Ты - моя жена. 

Всего-то и отрезал он. 

Дальше всё происходило как в тумане. Белла забилась в его руках, стремясь к двери, он, вцепившись в тонкую ткань халата, не пускал. Вывернувшись из обхвативших предплечья рук, она сделала пару шагов, в то время, как Эдвард, ухватив за подол, дёрнул. Белла поскользнулась, шлёпнувшись на колени, на мягкий голубой коврик почти перед самой дверью. Она брыкалась и размахивала руками, колотя по воздуху без разбора, а он, не обращая никакого внимания на её действия, подхватил её и, пинком распахнув дверь, прошествовал к кровати, бросив Беллу на середину постели. Весь воздух разом с шумом вышел из лёгких. Голова, ударившись о матрас, закружилась. 

Эдвард одним резким движением отбросил половинки её халата, накрыл ладонью грудь и, поставив колено на кровать, склонился над ней. 

Прижавшись к её губам, не грубо, а мягко и нежно, так, будто последний момент передумал и сменил тактику, он попытался сломать сопротивление, но Белла молчала, не откликаясь, молчало и её тело, наверное, в первый раз, не реагируя на близость мужа. 

Она не боялась, зная, что он никогда не опустится до насилия, она просто ждала, пока он сделает своё дело и, закончив, даст ей уехать. 

Эдвард на секунду оторвался от неё, поднимаясь лишь для того, чтобы вытащить запонки из манжет и швырнуть их куда-то в изголовье кровати, затем снова склонился на ней, пытаясь повторно поцеловать, но Белла отвернулась, позволяя его губам скользнуть по щеке. 

Она не плакала. Она лежала, равнодушно смотря на то, как за окном вспыхивают молнии, задаваясь вопросом, на сколько задержат её рейс из-за приближающейся грозы, пока Эдвард, не оставляя своих попыток добиться ответа, ласкал её тело, совершенно не касаясь самой души. 

Наконец, поняв, что она так и не откликнется, он оставил её в покое. Хлопнула дверь спальни. Он ушёл. Пара минут. Внизу закрылась дверь библиотеки. 

Вот теперь она заплакала. 

Взвившись, вскочила с кровати, стряхивая снятый им галстук со своей руки, подбежала к окну, где ветер усиленно продолжал трепать серебристую иву, стукнула по стеклу, отчаянно и бессмысленно. Парой шагов оказалась возле кресла и, развернувшись, уставилась на собственную руку, где тускло, выделялось обручальное кольцо. Ухватившись за ободок и дёрнув раз другой, она стянула его и, замахнувшись, швырнула куда-то. 

Отскочив от ковра, оно ударилось о ножку кровати и скользнуло куда-то под неё же. 

Белла упала на колени, зарываясь пальцами в волосы, сжимая голову в ладонях, понимая весь ужас того, что только что произошло между ними. Но её разум закрывался от этих мыслей, отторгая их, не желая ни о чём думать, ничего анализировать. 

Она сидела, обхватив себя руками, раскачиваясь, словно та осина за окном, ни о чём не думая, видя лишь мрак и пустоту вокруг себя и мрак, и пустоту в себе. 

Потом, будто бы опомнившись, она бросилась к кровати, протянула руку, пытаясь нащупать закатившееся под неё кольцо. 

- Чёрт, где же ты! Ну, давай, - Белла в слепую водила по полу, почти хныча от бесплотности своих попыток. 

Непонятно сколько времени она провела, крутясь возле кровати, пока пальцы не коснулись холодного металла. Девушка устало прислонилась спиной к изножью постели, сжимая в кулачке вновь обретающее тепло кольцо.

 

***

 

В комнате каждого гостя ждала средних размеров плетёная корзинка для пикника, содержащая всё нужное для чая, лёгких закусок и вообще приятного дневного отдыха. Поверх её лежал плотный клетчатый плед, который так и просил раскинуть себя под кронами какой-нибудь яблони или вишни. 

Эдвард одной рукой легко подхватил довольно увесистую поклажу, отяжелённую пока ещё не съеденной едой и неиспользованными столовыми приборами, другой взял переодевшуюся для пикника Беллу под локоть, и они вышли из комнаты. 

Поплутав по коридорам, пройдя мимо неизменно холодной залы со средневековыми доспехами и картинной галереи Ховардов-Норфолков-Арунделов и, Бог весь знает, каких ещё родовых титулов этого знатного семейства, пара вышла к широкой лестнице, ведущей в общий холл, где суетливо копошилась обслуга, решая какие-то вопросы приглашённой аристократии. 

- Народу много, - робко произнесла Белла. 

- Погода позволяет. 

Солнце действительно было в зените. Лёгкий ветерок приятно обдувал разгорячённые щёки. 

- Удивительно, но здесь действительно теплее, чем в нашей комнате. 

- Да, можно попробовать улизнуть из замка вечером и переночевать на свежем воздухе. 

Девушка тихо хихикнула, воображение тут же обрисовало возникшую в голове картину их совместной ночёвки под звёздами. 

- Но я уже договорился насчёт камина, сегодня, пока мы будем на пикнике, проверят дымоход, если надо, прочистят, и вечером мы будем засыпать в тепле. 

- Надеюсь, они не пользуются услугами трубочистов, всё-таки мы живём во времена, когда эксплуатация детского труда запрещена. 1 

- Не думаю, что здешнее общество всё же столь архаично, - покачал головой Эдвард, иронизируя. 

Белла запрокинула лицо к солнцу, замечая как высоко в небе, резвясь, прошмыгнули две ласточки. 

- Знаешь, - прервал её занятие Эдвард, - честно, мне бы не совсем хотелось, вернее, совсем не хотелось бы провести остаток недели на неудобной кушетке. 

Белла пожала плечами, и, посчитав, что большого вреда не будет, сказала:

- Ладно уж, как-нибудь поделим кровать, выгонять тебя из неё не буду. 

- Спасибо, - коротко ответил он и направил их к дальнему концу лужайки, где народу было совсем немного. 

Взмахнув, он расправил плед и опустил его на землю, покрывая тканью зелёную, не стриженую траву. Другие гости предпочли разместиться в центре ухоженной площадки, и Белла могла представить, как неудобно колола эта аккуратно срезанная косилкой трава, в то время как они сидели на примятых мягких бархатных листах и травинках. 

Яркие лучи солнца проникали сквозь частые ветки разросшегося ильма, совсем рядом буйствовал малиновыми и сиреневыми цветами густо цветущий куст рододендрона. По ясному небу величаво плыли огромные кучевые облака. 

Белла откинула плетёную крышку, доставая из корзинки приготовленные на ланч закуски: жареное мясо птицы, естественно, холодное; бутерброды с деревенской ветчиной, сыром и брынзой на хлебе, обсыпанном семенами подсолнечника; несколько видов салата и фрукты, графин с лимонадом и лёгкое столовое вино. 

Эдвард был занят расстановкой приборов. 

- Могли бы выдать отдельную корзину со столовым сервизом, - тихо буркнул он, раскладывая вилки и извлекая из глубины два бокала. 

- На двенадцать персон? 

- Белла, боюсь, если речь идёт о настоящем аристократическом сервизе, то минимум на двести. 

Она коротко рассмеялась и уже была готова опуститься на плед, как Эдвард протянул ей руку.

- Прогуляемся немного? 

- Куда? - нервно сжимая ладони, спросила Белла и вопросительно качнула головой в сторону собравшихся. - Ты хочешь пообщаться? 

- Почему нет? 

- Ну, мне бы не особо хотелось привлекать к себе внимание. 

- Я не дам тебя в обиду, верь мне. 

И она поверила, когда, взяв его под руку, направилась к отдыхающим, в самый центр отдыхающих на пикнике. 

Эдвард наблюдал, как по мере их продвижения от одной группы к другой, скованность покидает Беллу. Конечно, более привычным для неё было университетское или научное общество, но и в любом другом она чувствовала себя более-менее комфортно. Видимо, неловкость прошлого дня давала о себе знать. 

Где-то говорили о политике, где-то об искусстве, кто-то предпочитал рассуждать о погоде и красотах Касл Ховарда, и только спустя некоторое время они набрели на нескольких человек заинтересовавшихся коллекцией предметов старины хозяев. 

- Беркли, - Эдвард пожал руку статному, подтянутому мужчине с копной светлых волос на голове. Вчера вечером их представили друг другу, и они немного пообщались, сразу найдя общий язык и интересы. 

- Каллен, - кивнул блондин, переводя заинтересованный взгляд на Беллу, стоявшую по правую руку от Эдварда. 

- Моя жена, - не без гордости сообщил тот, представляя, их друг другу. 

- Рад знакомству. 

Белла протянула ладонь для рукопожатия, но вместо этого заработала галантный поцелуй, как ей показалось, будто прилепившийся на долгое время к тыльной стороне руки, и комплимент, на который ответила вполне банальной благодарностью. 

Беркли представил их другим гостям в кругу, половину имён которых Белла так и не запомнила. Завязался оживлённый разговор. 

- Жду, не дождусь сегодняшнего вечера, - чуть позже заинтересованно воскликнул их собеседник. - Жажду увидеть коллекцию королевских кубков тринадцатого века. Только ради них можно приехать сюда. 

- О, да, - поддакнула моложавая дама лет пятидесяти, делящая своё внимание на две компании, но успевающая общаться и тут, и там. - В прошлом году я видела их. Прелестные. Каждый с родовым гербом, богатой инкрустацией. Стоят целое состояние. 

- Я бы с удовольствием выкупил их, - подхватил её речь Беркли, - имей они цену, но многое здесь, в Касл Ховарде, бесценно. 

- Да, - согласилась Белла, - жаль, что хозяева не могут выставить всю коллекцию для широкой публики. 

- Но и той части, что они предоставили вполне достаточно. Всё остальное - для частного показа. 

- Вот как? - удивлённо приподняла бровь Белла, но сочла за лучшее промолчать, на этот раз, не развивая тему про музеи и общемировое достояние. 

Эдвард мысленно похвалил её. Лишнее внимание было им ни к чему. Они ещё некоторое время выслушали поток восхищённой речи в адрес кубков, он ждал, пока Беркли сам не заговорит об интересующей их части коллекции - рунических текстах. 

- Так же хочу увидеть новые приобретения молодого Арундела, говорят, на последнем аукционе он не плохо потратился, - коротким смешком Беркли выразил своё отношение к этому факту. - Он всё больше тяготеет к старым бумажкам, папирусам, да, манускриптам. У графа их целая библиотека уже набралась. Скупает всё, словно ищет что-то определённое. 

Эдвард с Беллой незаметно переглянулись, безмолвно обмениваясь информацией. 

- А чем именно вызван его интерес? - осторожно поинтересовался Эдвард. 

- В Моршеме, деревушке неподалёку отсюда, несколько лет назад обнаружили пещеру, - опять вклинилась в их разговор та же белокурая дама, но, помахав кому-то рукой, извинилась и отошла к другим знакомым. 

Беркли, промокнув лоб аккуратно сложенным платком, подтвердил слова дамы.

- Да, так и есть. Но сам я в ней не был, правда, кто видел, говорят, что все стены там исписаны непонятными значками. 

- Очень интересно, - поощрил его продолжать Эдвард. - А их пытались расшифровать? 

- Да, какие-то записи существуют. В семейной библиотеке. Только с недавних пор Генри просто помешался, скупает древние документы, когда предоставляется такая возможность. 

- На эту пещеру можно взглянуть? - вступила в разговор Белла. 

- Конечно, - дружелюбно кивнул другой мужчина седовласый и добродушный, ранее представленный, как Артур Мортимер, - до неё всего минут сорок езды. Будет пара дней выходных, можете занять себя осмотром окрестностей. 

Они поговорили ещё некоторое время, но, в конце концов, распрощавшись, разошлись. Эдвард потянул Беллу обратно к их укромному уголку под кроны вязов. 

Заботливая рука обслуги поставила их вино в принесённое ведёрко со льдом, который, впрочем, почти уже растаял. Эдвард ловко раскупорил бутылку и разлил вино по бокалам. Белла в глубокой задумчивости раскладывала еду по тарелкам. 

Наконец, когда приготовления были закончены, Белла, прислонившись спиной к стволу дерева, взяла в руки переданный Эдвардом бокал. 

- Как думаешь, - нарушила она тишину, пригубив вино, - чем же вызван подлинный интерес графа Арундела ко второй половине нашей рукописи? 

- Не знаю, - честно ответил Эдвард, но через секунду, задумчиво проведя пальцем по брови, добавил: - пока. 

- Мы поедем в Моршем? 

- Обязательно. 

- В первый же свободный день? 

- Конечно. Пока побудем в замке, но через пару дней наведаемся в эту таинственную пещеру. Никогда о ней не слышал. 

Это действительно несколько обескуражило его. 

- А чему ты удивляешься? - философски заметила Белла, разглядывая, как играет солнечный свет на кромке бокала. - Сколько таких мест в мире: неизвестных, неоткрытых... 

- Необследованных до конца, - добавил он. 

- Иногда элементарно не хватает знаний. Тем более кельты. Такая группа народов, а нам известно... всего нечего, - девушка развела руками и, потянувшись к тарелке с фруктами, взяла пару крупных бордовых виноградинок, чей сладкий сок приятно освежал. 

Эдвард наблюдал за тем, как медленно и неторопливо растягиваются её слегка порозовевшие от вина уста в блаженной улыбке. 

- Расскажи мне... - начал он, но Белла тут же распахнула глаза и, повернув к нему голову, перебила его. 

- Нет, лучше ты расскажи. Я всё утро говорила о своей работе. Не думаю, что она столь интересна, как твоя. Я так и осталась больше кабинетным работником, а ты постоянно в экспедициях, правда ведь? - её улыбка была искренней, и заинтересованность тоже. В словах не было обиды. 

Эдвард пересел поближе к ней и, так же как и она, прислонившись к шершавой коре дерева, начал свой рассказ...

 



1 В прошлые века чисткой дымоходов и труб занимались дети 8-14 лет. Так как их комплекция позволяла им пролезать в узкие ходы. Как правило, многие из них умирали от туберкулёза, не доживая и до совершеннолетия. Увы, печальные факты. 

 

Вот такой контраст - болезненные воспоминания в начале главы и её мирное окончание. Буду рада прочесть о ваших мыслях по этому поводу, как всегда, на форуме.

 


Источник: http://robsten.ru/forum/67-1871-4
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: bliss_ (28.02.2015) | Автор: Тэя
Просмотров: 501 | Комментарии: 17 | Рейтинг: 5.0/20
Всего комментариев: 171 2 »
avatar
0
17
Спасибо за главу. good
avatar
0
16
В начале главы хотелось убить Эдварда
avatar
1
15
Интересно бы узнать, что сам  Эдвард  думает   о своих "приключениях"? Почему?
Спасибо за главу.
avatar
0
14
Спасибо за главу!
А что сподвигло Эдварда на измены Белле?  Может ее чрезвычайная занятость любимой работой?
avatar
1
13
Дааа, вторая часть "мерлезонского балета" совершенно не перекрывает эмоциональную разруху первой части..... 4 сволочь...... cray
avatar
0
12
cray Спасибо...точно скотина...пока не вижу причин прощать его...благо ещё остановился вовремя...она очень достойно себя повела в этой мерзкой ситуэшн
avatar
0
11
Эдвард,конечно, оборзел тогда.. от любовницы пришел и даже ничего не отрицая полез к жене..ему придется потрудиться,чтобы завоевать доверие Беллы опять.спасибО!
avatar
0
10
М-да... Эдвард - свин просто! Убила бы засранца! aq
Спасибо за главу!:)
avatar
0
9
Спасибо большое.
avatar
0
8
Спасибо! Так интересно, помимо сюжетной линии про Эдварда и Беллу, читать про нравы и ведение хозяйства в современном английском замке. И, конечно, историю кельтов.
  Спасибо еще раз!
1-10 11-17
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]