Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Знаки. В поисках истины. Глава 17. Новые открытия

Глава 17. Новые открытия

♫ ♫ ♫ Mariah Carey - And You Don't Remember

 

В трубке на секунду установилась неопределённая тишина, непременно возникающая при любом международном соединении. Телефон недолго подумал, затем, пискнув, выдал первый гудок, потом второй. 

Белла, сидя на широкой кровати, задумчиво чертила какой-то геометрический узор в блокноте. Ещё несколько лет назад на его месте, на бумаге появлялись бы цветы - один за другим, но сейчас девушка отдавала предпочтение чётким линиям, вернее, это происходило совершенно несознательно. 

В ванной комнате лилась вода. Эдвард встал несколько минут назад. Она сразу же проснулась, как только он поднялся с кровати. Сегодня ночью не было никаких согревающих объятий, каждый спал строго на своей половине. 

Вчерашний вечер и часть ночи они провели над расшифровкой знаков со второй страницы, и им всё ещё не хватало информации. Эдвард пообещал, что у них будет ещё одна возможность взглянуть на недостающую часть, но Белла понятия не имела, каким образом он планирует добраться до неё. Спрятанная под надёжной охраной, она была для них совершенно недоступной. Дверь в хранилище надёжно запечатана, и в первом зале, где собраны предметы, представляющие самую высокую ценность, располагались датчики движения. 

Странно, что герцог не поставил их в остальных залах, видимо, он посчитал это не столь важным, ведь не пройдя через первую комнату, не осмотришь остальную часть выставки. 

Просить приватного доступа в их положении было просто глупо. 

Гудки в трубке монотонно сменяли один другой, но ответа так и не последовало. 

Белла звонила своей подруге Карен, у которой в настоящее время находилась мисс Свити. Её волновало, как там поживает неугомонная проказница, которую она не видела уже больше недели. Стоило лишь надеяться, что Карен не сдала её в питомник, согласно любезному предположению Каллена. 

Последний гудок выдал протяжное эхо, и после этой грустной ноты связь оборвалась. 

Белла тяжело вздохнула и, недолго думая, набрала другой номер. По нему словно бы только и ждали её звонка. Трубку подняли сразу же после первого гудка. 

- Да, - донёсся до неё через Атлантику спокойный голос отца. 

- Пап, привет. 

- Беллз, привет, как ты, дочка? - интонация тут же сменилась с деловой на участливую. 

- Мёрзну среди холодного английского общества, а ты как? - упоминать, что периодически от полного обморожения её спасает своим теплом бывший муж, она не стала. 

Некоторое время они болтали о маме, об общих знакомых, слегка затронули работу. Родной голос человека, в отцовской любви которого ты уверен, не просто придавал уверенности одним лишь осознанием того, что о тебе волнуются и помнят, он наполнял какой-то особой жизненной силой. 

Это как энергия отчего дома, куда ты возвращаешься раз за разом, - воскрешающая и своя, родная. 

- Да, странные люди, - поставил диагноз Чарли после рассказа Беллы о казусе, случившемся в её первый вечер пребывания в Касл-Ховарде. 

- О да, - рассмеялась она, - пришлось с позором ретироваться. 

- А кто ещё с тобой? - наконец, отец задал тот вопрос, который рано или поздно она ожидала услышать. 

- Эдвард, - после небольшой паузы ответила она. 

Недолгое молчание в трубке, говорило о том, что Чарли тщательно обдумывает свою следующую реплику. Крайнего негатива к Эдварду он не испытывал никогда, наверное, лишь потому, что Белла не позволила себе рассказать им с мамой всю правду о последних месяцах своего брака. К чему лишние расстройства? Не ужились, не сошлись характерами, и точка. Конец объяснениям. Нельзя сказать, что родителей это устроило, но Чарли никогда не лез её в душу и Рене не позволял. 

- Вы снова вместе? - последовала его реакция. Вопрос был задан, подчёркнуто осторожным тоном. 

- Нет, - быстро выпалила она, - я просто помогаю ему... ммм... в одном деле. 

Белла услышала, как в ванне выключился душ. 

- Пап, мне пора, я тебе ещё позвоню. 

- В любое время, - последовал его традиционный ответ, услышав который, девушка заулыбалась. Это словно ритуал, их особый, никому не известный. 

- Береги себя и маму, - Белла повесила трубку и, быстро вскочив с кровати, понеслась к шкафу. 

Сегодня она сама выберет себе одежду, и нижнее бельё в том числе. 

В камине лениво дотлевали угли. Перед тем, как лечь спать, Эдвард подкинул несколько поленьев, что бы тех хватило на оставшуюся часть ночи. Но сейчас в комнате уже холодало, хоть и было определённо теплее, чем вчера. 

Девушка только остановила свой выбор на лёгком, персикового цвета платье с длинными рукавами и воротничком стоечкой, как на столе заиграл мобильник Эдварда. Застыв в нерешительности, она несколько секунд обдумывала вариант, что она почувствует, если подойдёт к столу и обнаружит на дисплее, вибрирующего на столе телефона, женское имя. За те дни, что прошли с того момента, как Эдвард ворвался в её жизнь после трехгодичного отсутствия, ему, по крайней мере, при ней, не звонили женщины. Те заинтересованные взгляды, что она ловила на нём, в расчёт не шли, тем более успокаивало, - хоть она и не желала признаваться в этом самой себе, - но действительно успокаивало полное отсутствие какой-либо реакции на них у самого Эдварда. Где бы они ни появлялись с ним, его взгляд был всегда устремлён на одну женщину - на неё саму. 

Тряхнув головой, и внутренне обозвав себя идиоткой, Белла почти, что решительным маршем бодро прошагала к столу. 

- Кортни, - зло прошипела она, читая имя звонившей, и тут же устыдилась собственного голоса. 

Подцепив телефон двумя пальцами, словно дорогая, навороченная модель была ей предельно отвратительна, Белла порывисто бросилась к ванной и, не думая, распахнула дверь. 

Эдвард застыл у зеркала, так и не донеся до лица бритву. 

- Доброе утро, - его мягкий, чуть хриплый голос коснулся её. Зелёные глаза смотрели с нежностью. 

- Тебе тут Кортни звонит, - вместо приветствия сказала Белла, только вышло это у неё совсем не так, как она планировала - резко и презрительно, голос, напротив, был робок и почти понизился до еле различимого шёпота. 

- Ответь, пожалуйста, - спокойно попросил Эдвард. 

Белла перевела взгляд с его, не изменившего выражения лица на надрывающуюся в руке трубку. Брови сошлись на переносице.

- Это... - начала она. 

- Это секретарь Дерека, - закончил он за неё и, отвернувшись к зеркалу, возобновил своё занятие. 

- О, - протянула Белла и, повернувшись на сто восемьдесят градусов, прежде чем шагнуть за порог, нажала на кнопку ответа. 

- Мистер Каллен... - чувственный, наполненный богатыми интонациями голос, раздался на другом конце провода. 

Прежде чем Кортни успела продолжить, Белла перебила её. 

- Нет, это не мистер Каллен. 
После минутной заминки, девушка по ту сторону океана произнесла уже более деловым тоном.

- А кто это? 

- А это миссис Каллен, - за Беллой с еле слышным щелчком закрылась дверь. - У вас какое-то сообщение для моего мужа? - последняя фраза донеслась до Эдварда уже из-за прикрытой двери. 

- Моя Белла, - покачав головой, сказал он и подмигнул своему улыбающемуся отражению.

 

*** 

 

День плавно перетёк в вечер. Солнце уже клонилось к закату, постепенно погружаясь за макушки деревьев. Гости расходились по комнатам, кто-то уже начинал готовиться к ужину и к последующему за ним балу. 

Эдвард, держа руку жены в своей и, чувствуя себя словно счастливый школьник на первом свидании, неспешно вёл их обратно к дому. Сегодня они просто гуляли, осматривали окрестности, составили компанию некоторым собравшимся после обеда съездить в близлежащую деревушку Уортинг - место милое, но довольно скучное. 

Чуть больше часа они просидели в местной таверне, рассчитанной на туристов, приезжающих в Касл-Ховард с экскурсиями, затем побродили по округе, заглянули в сувенирные лавочки и небольшие магазинчики. Ото всех его настойчивых, но тщетных попыток купить что-то жене в подарок, та отмахивалась, а когда он начинал настаивать, угрожала без него уехать обратно в замок. Поначалу это задевало его, но Эдвард был рад представившейся возможности просто и незатейливо провести время вдвоём с Беллой. Они, не сговариваясь, на время забыли часть прошлых обид и сегодня просто наслаждались отличной погодой, особым вишнёвым сортом местного пива и компанией друг друга. 

- Вечерние платья и смокинги? - спросила Белла, выдёргивая его из приятных воспоминаний о почти минувшем дне. 

- Да, у нас, правда, ещё два часа в запасе. 

Белла кивнула, уже зная, что наденет. 

В принципе, выбор был не велик. Не рассчитывая на такую обширную "культурную" программу, она и не брала с собой в поездку вечерних нарядов. Но ещё в Лондоне к голубому, одетому первый раз на аукционе, платью, она купила белое, довольно открытое, из лёгкого, лежащего волнами в несколько слоёв, шифона. Каре-образный вырез подчёркивал линию груди, а завышенная талия удлиняла ноги, очертание которых угадывались под тонкими слоями, матовой светлой ткани. Под грудью шла тёмно синяя лента, завязываемая бантом с вытянутой жемчужиной посредине. 

Как и предсказывал Эдвард, два часа спустя, они спустились к ужину. Он был одет в великолёпно скроенный, сидящий на нём, как влитой, вечерний смокинг, выгодно подчёркивающий его прекрасную, подтянутую фигуру. 

Как ни старалась Белла, она не могла подавить растущую в груди гордость за мужчину, который вёл её вниз по лестнице в главную обеденную залу. Но ни одно лишь это испытывала она. Отмахиваясь от назойливых мыслей, она отгоняла подальше чувство собственности по отношению к Эдварду. Но, совершенно против воли, пальцы сильнее сжались на его предплечье, тело само по себе льнуло к его телу, а ноги, ещё недавно упорно отказывающиеся слушаться хозяйку, легко и непринуждённо подстроились под его широкий шаг. 

Рука Эдварда на её руке, на её талии, прикосновение пальцев к обнажённому участку кожи на спине, - она села за стол, и, прежде чем опуститься рядом с ней, Эдвард задержал свои горячие ладони на оголённых, не прикрытых ни тканью платья, ни накидкой, плечах. 

"Моя", - говорило это прикосновение. 

Рука Беллы взметнулась вверх, и пальцы на короткое мгновение накрыли его правую ладонь. "Мой", - теперь она подтвердила своё право. 

Ужин прошёл по обыкновению скучно, неторопливо и затянуто. Блюда сменяли одно другое. За традиционным клейко-образным супом последовали овощные и мясные рагу, форель под лимонным соусом и ещё несколько рыбных маринадов. Белла, довольно быстро насытившись, уже не следила за тем, что приносили сновавшие по залу официанты. Лишь десерт - традиционный чизкейк и ванильное мороженное - слегка встрепенули её. 

Бокал постоянно оставался полным. Краем глаза она заметила, что об этом беспокоился сам Эдвард. Она не могла по достоинству оценить красное сухое вино из запасников радушных хозяев, которому был наверняка не один десяток лет, так как никогда особо не разбиралась в столь тонких алкогольных напитках. Тайный смысл таких слов как "ассамбляж" и "букет" оставался для неё загадкой. 

После ужина последовало традиционное ранжирование по комнатам. Прежде чем удалиться, Белла, с тоской посмотрев на Эдварда, потянулась за вереницей дам в чайную комнату. Он на прощанье ободряюще сжал её руку и, прежде чем уйти, напутствовал:

- Лучше просто кивай, а если боишься что-то сделать не так, спроси, как бы поступил сам человек, задавший вопрос, и затем согласись с ним. Это беспроигрышный вариант. 

- Лучше я помолчу, - покачала головой Белла и проводила взглядом удаляющуюся спину мужа. 

Экзекуция заняла чуть больше часа, в течение которого Белла развлекала сама себя тем, что разглядывала наряды окружающих дам. Многие предпочли одеться в чёрное, другие – напротив, выбрали довольно пёстрые платья от модных дизайнеров. Большинство дам уложили волосы в довольно замысловатые причёски, тогда как Белла предпочла распустить свои, при этом слегка подвив кончики. 

Ещё через двадцать минут гости начали подниматься с насиженных мест и возвращаться в дом из парка, чтобы проследовать в бальную залу. В холе её перехватил Эдвард, и она, вцепившись в его руку, как в спасательный круг, с облегчение выдохнула. 

- Мне без тебя здесь жутко неуютно, - призналась Белла. 

Мужчина немного покаянно произнёс: 

- К сожалению, через некоторое время мне снова надо будет оставить тебя ненадолго одну. 

- А, может быть, вернёмся к нам в комнату, да ну его, этот бал? Продолжим нашу вчерашнюю работу? - с надеждой спросила Белла. 

Эдвард медленно повернул голову в её направлении. Её темные, чётко очерченные брови, сложились домиком на практически идеальном лбе. Под ними умоляюще сверкали карие глаза. И Эдвард подумал, что он бы с удовольствием вернулся в комнату, но вовсе не для того, чтобы продолжить вчерашнюю работу. Он боялся, узнай Белла, какие мысли обуревали его в настоящий момент, тотчас вывернулась бы из его рук и опрометью, впереди всех кинулась в бальный зал, только бы оказаться подальше от него. 

Но он оставил эти мысли при себе и просто отрицательно покачал головой. 

- Сожалею, Белла, но не сегодня. 

На её лице возникло понимающее выражение. 

- У тебя есть какой-то план? 

- Пока нет, - признался он, - но есть догадки, и есть намерение проверить их. Поэтому мне и надо отлучиться, когда основная масса гостей будет занята танцами и музыкой. 

Они шагнули за порог бальной залы, и Белла добавила, неодобрительно посматривая на стайки дамочек, перемещающихся вдоль дальней стены: 

- А так же поеданием канапе и тарталеток. 

Эдвард запрокинул голову и громко рассмеялся, чем привлёк внимание стоящей поодаль группы мужчин. Те неодобрительно посмотрели на нарушителя спокойствия, но Эдварду, откровенно говоря, было плевать на их одобрение. 

Музыка, до этого играющая лёгким, приглушённым фоном, усилилась, и по просторному залу, с высоким расписным потолком и арочными окнами-дверьми, выходящими на террасу и в сад, разнеслась приятная мелодия. Красивым светом мерцали огромные, свисающие с потолка хрустальные люстры, стенные плафоны, словно бы сделанные из жжёного сахара, радостно блестели, будто предвкушали очередное развёртывающееся перед гостями представление. 

В правом дальнем углу на возвышении, декорированном под беседку, увитую плющом, с кустами роз под белыми перилами, находилась небольшая сцена. Хозяева бала пригласили музыкантов, и в данный момент субтильного вида девушка протяжно затянула известную грустную песню о неразделённой любви. Правда, в какой-то момент музыка сменила ритм и зазвучала быстрее. 

В центр зала потянулся танцующий народ. Белла удивлённо смотрела на незамысловатые движения отдыхающей знати, в данный момент ничем не отличающейся от её друзей по колледжу, во времена учёбы, проводивших почти каждый вечер в "Баблзе" - клубе без претензии на какую-либо изысканность, зато вполне доступном по ценам. 

- Да, - протянула она. 

- А что ты ожидала увидеть? - наклонившись, поинтересовался Эдвард. Лёгкое прикосновение губ к её щеке, бросила краску ей в лицо. - Вальсы, полонезы, польки или... фарандолы? - тем временем продолжил он. 

- Определённо чего-то наподобие, - соглашаясь с его словами, ответила Белла. 

Руки Эдварда внезапно обхватили её за талию, легко разворачивая лицом к их обладателю. 

- Пойдём, потанцуем? - спросил он. 

Белла смущённо теребила кончики синей ленты банта на платье. К танцам она была равнодушна, но не могла отказать себе в желании почувствовать, как ладони Эдварда лягут ей на спину и притянут ближе к его крепкому телу, аромат и силу которого она сможет не только ощутить на уровне физических разрядов, проскальзывающего между ними тока, но и впитать через прикосновения. 

Она перевела взгляд на Эдварда, всё ещё ожидающего её ответа. Его взгляд выпустил из своего плена её глаза и скользнул ниже, к губам, где и застыл, довольно на долгое время. 

Эдвард видел, как раскрылись её губы, подчёркнутые помадой лёгкого кораллового оттенка, произнося: 

- Пойдём. 

И он потянул её за собой. Быстрая музыка тем временем закончилась, и девушка на сцене запела другую, медленную песню. 

После первых же аккордов Эдвард громко застонал про себя. Более кошмарной и в то же время безумно подходящей под их ситуацию композиции было сложно представить. Ему оставалось только надеяться, что Белла не станет особо вслушиваться в слова. 

Мелодия оказалось с лёгким намёком на ритм вальса, и некоторые пары тут же закружили по зале. Маленькая ладошка Беллы с готовностью легла в его раскрытую руку; прижав не возражающую жену к себе, Эдвард сделал шаг вперёд, заставляя тем самым Беллу отступить. Он почувствовал, как тонкая ткань её подола коснулась его ног и тут же отпрянула вслед за Беллой. 

- Вальс? - округлив глаза, прошептала она. - Не думаю, что я могу станцевать вальс. 

- Просто расслабься, и позволь мне вести, - уверенно сказала Эдвард. 

Белла кивнула и тут же, противореча сама себе, дёрнулась в сторону. 

- Эй, - Эдвард еле успел шагнуть вслед за ней. - Я же сказал, что поведу. Тебе вести не надо, - он рассмеялся над её нахмуренным лицом. Всегда самостоятельная, не готовая принять его помощь, даже в танце пытающаяся вести его. - Даже не пытайся, - предупредил Эдвард ещё раз. Последнюю фразу он произнёс мягко, медленно притягивая жену ближе. - Просто чувствуй мои руки и двигайся вслед за ними.

- Я... я... - Белла откашлялась, что-то явно мешало ей говорить, в горле запершило. - Я чувствую и... двигаюсь. 

- Да, вот так, - он развернул их, и всё так же медленно и аккуратно повёл на первый круг. 

- Ты хорошо танцуешь, - просто констатировала факт Белла. 

- Спасибо. 

- Я, вполне серьезно. Никогда не думала, что ты так хорош в классических танцах. 

Эдвард приподнял бровь, тут же кровь заново прилила к щекам Беллы. Ну, почему ему всегда удавалось смутить её лишь одним взглядом, который давал понять то, словно она в свои же собственные слова вкладывала больше двусмысленности, чем в них было. Чёрт, - тут же поправила саму себя Белла, - она вообще в них ничего не вкладывала, никаких тайных смыслов и подтекстов. Зато Эдвард мастерски переворачивает фразы в свою пользу. И так было всегда. Но танцевал он действительно великолепно. 

Девушка откинулась в его руках, понимая, что её ноги, обутые в светлые туфли на довольно высоком каблуке, сами по себе, будто бездумно или зная наперёд, куда будет сделан шаг, следуют за движениями Каллена. 

- Ты очень изменился за три года, - чуть подумав, добавила она. 

Эдвард слегка прищурился, теперь создавалось ощущение, что в его глазах плескается расплавленная изумрудная сталь. Но не холодная, а жаркая и тягучая, согревающая своим теплом. 

- Да, я изменился, - наконец, ответил он, и почему-то у Беллы сложилось впечатление, что говорят они сейчас совершенно не о танцах. 

Так или иначе, песня закончилась, закончился и этот странный вальс, ставший на какое-то мгновение чем-то большим, чем простым движением тел, и они вернулись к остальным гостям, предпочитавшим разговоры танцам. 

Девушка уже, было, собралась предложить Эдварду прогуляться на террасу, как к ним подскочил тот моложавый блондин, с которым они познакомились на пикнике. "Беркли, кажется", - подумала Белла и, вежливо улыбаясь, кивнула мужчине. 

- Вы чудесно танцевали вальс, так гармонично. Могу ли я попросить вашу жену составить мне пару на следующий танец? - выразил он своё восхищение. 

Белла хотела сказать, что на сегодня с танцами покончено, но Эдвард опередил её. 

- Ну, разве только что на следующий танец, на более долгий срок, чем три с половиной минуты, думаю, у неё уже есть пара. То есть я. 

Беркли рассмеялся, ставя пустой бокал из-под вина на поднос проходящему мимо официанту. 

- Конечно, конечно. Миссис Каллен? - он с надеждой посмотрел на неё и приподнял свой локоть, приглашая присоединиться к нему. 

Белла, прежде чем согласиться, вопрошающе взглянула на Эдварда, тот еле заметно кивнул. Только после этого, улыбнувшись Беркли, она приняла его руку. 

Направляясь вместе с ним к центру зала, она молилась, чтобы Беркли оказался не менее умелым партнёром, как и Эдвард, в противном случае, ему придётся распрощаться со своими начищенными до практически зеркального блеска ботинками. 

Танец получился на удивление молчаливым, Беркли несколько раз пытался завязать с ней разговор, но Белла никак не могла сосредоточиться на чём-то ином кроме движения собственных ног. Увы, Беркли хоть и танцевал весьма недурно, всё же не был Эдвардом, чьи руки мастерски управлялись с её телом. Белла так боялась ошибиться, отдавить мужчине ногу или, запутавшись в подоле собственного платья, растянуться на паркетном полу, что большую часть танца, закусив губу, с напряжённым выражением на лице, отсчитывала про себя такт и тщательно следила за шагами. К тому же в игравшей мелодии не было столь ярко выраженного вальса, однако, мужчина, в чьих руках она сейчас находилась, пытался танцевать именно его. 

- Миссис Каллен, что-то не так? - наконец, спросил недоуменный Беркли, когда она очередной раз не ответила на один из его вопросов. 

- Нет, всё отлично, просто, боюсь, я не слишком хороша в танцах, - смущённо призналась она, посчитав за лучшее быть откровенной с ним, чем придумывать неправдоподобное объяснение её странной, порой даже невежливой молчаливости. 

- Тогда не будем мучить друг друга, - посмеиваясь ответил он и тут же остановился, беря её под руку и выводя из круга танцующих. - Могу я предложить вам что-то выпить? 

- Да, спасибо, - кивнула Белла и завертела головой, выискивая Эдварда в переполненной людьми зале. 

- Ваш муж ушёл, - прервал её занятие Беркли. - Я видел его выходящим из зала, пока мы пытались танцевать. 

- Понятно, - Белла прищурилась и ещё раз посмотрела на широко распахнутую дверь, задаваясь вопросом, куда мог направиться Эдвард, и что ей теперь делать: пойти за ним или продолжать оставаться на месте, пока он сам не вернётся за ней. 

- Давайте, я познакомлю вас со своими друзьями, - решил её проблему Беркли, улыбаясь и предлагая ей руку. 

- Что? - растерялась Белла. - Правда, не знаю. Лучше не надо, - сбивчиво начала она. - Честно, я совсем не сильна в светских беседах. 

- Пойдемте-пойдемте, я в них тоже не особо силён, - и, рассмеявшись собственной шутке, он вместе с Беллой направился к группе мужчин, что-то оживлённо обсуждающих. 

Прикрыв на секунду глаза и глубоко вздохнув, Белла приготовилась пережить новую череду неловкостей.

Но через несколько минут оказалось, что она ошибалась. Мужчины в компании оказались довольно милы и совсем не заносчивы. Им даже удалось найти несколько общих тем для разговора, и они вовсе не вращались вокруг погоды. Её спросили о работе, о которой она могла говорить долго или вернее почти бесконечно. К её удивлению, их интерес к её рассказу был подлинным, её засыпали новыми вопросами. Поначалу это вызвало у неё лёгкое недоумение, но потом, подумав, что в этом нет ничего странного, ведь в Касл-Ховарде собралось немало ценителей старины, она отмахнулась от этих мыслей, с удовольствием погружаясь в разговор. 

Конечно, ей задали вполне ожидаемый вопрос, на предмет, что привело её в Касл-Ховард. Естественно говорить о клочке исписанной старинными знаками бумаге, было нельзя, поэтому, быстро перебрав в памяти содержимое хранилища хозяев, Белла ответила, что мечтала посмотреть на неизвестные картины Рембрандта и Да Винчи. 

Некоторые одобрительно закивали. В принципе, она не особо лукавила, живопись всегда привлекала её, хотя, безусловно, предпочтение она отдавала более древним образчикам искусства. 

Несколько раз её приглашали танцевать. К счастью в мелодиях, звучащих песен, больше не прослеживалось никаких намёков на вальс или другие классические танцы, поэтому она смело соглашалась на предложения и раз за разом выходила в круг танцующих. 

Как оказалось, не все аристократы заносчивы и отстранёны, среди них встречались вполне любезные и вежливые люди. 

Как раз когда один из мужчин рассказывал об одном забавном случаем, произошедшем на приёме во Французском посольстве, обнажённые плечи Беллы накрыли горячие ладони. Не было никакого сомнения, кто подошёл к ней. Всё тело наполнилось теплом и тяжестью, ей казалось, ещё секунда, и ноги откажут держать её. Совершенно непроизвольно она чуть отклонилась назад и прижалась к груди Эдварда. Его ладони скользнули вниз по её рукам к предплечьям. Одурманенная его близостью, она уже не слышала, о чём говорил рассказчик, но ещё замечала, что все рассмеялись. Автоматически улыбнувшись, она подумала, что сейчас напоминает себе ребёнка, которого, наконец, допустили до сладкого шоколадного десерта, после нескончаемой тарелки с пресной овсянкой. Какими бы милыми и привлекательными не были окружающие её мужчины, Эдвард всегда оставался Эдвардом. 

- Позвольте, украсть у вас свою жену, - раздался бархатный голос, эхом отозвавшийся в её теле. 

- Если она не возражает быть украденной, то, конечно, - ответил кто-то, и остальные засмеялись. 

Белла не возражала. Посмотрев вверх, она пыталась поймать взгляд Эдварда. Он ласково улыбнулся, с нежностью и гордостью глядя на неё, затем повёл к выходу. 

- Куда ты исчез? - когда они, наконец, покинули бальный зал, спросила Белла. 

- Сейчас увидишь, - пообещал Эдвард. 

Девушка вскинула брови. 

- Что у тебя за привычка - недоговаривать? 

- Лучше я тебе покажу, - ответил он на её сетования. 

Пройдя через холл, они свернули в небольшой коридор, ведущий в другой холл, поменьше главного. Там, поднявшись по лестнице на этаж, прошли через несколько небольших гостиных, используемых в качестве комнат для отдыха. Возможно, в прошлые века, в одной из них дамы пили чай, в другой - сидели нянюшки с детьми, в третьей - кто-то рукодельничал. Окна этих комнат выходили на восток, что подразумевало их использования в качестве помещений для утренних занятий. 

Они ещё несколько раз свернули, пока не ступили на хозяйскую половину дома, где, спустившись на первый этаж, подошли к одной из дверей. Совсем рядом звучала музыка. 

- Технически, мы с другой стороны от бального зала, но выход сюда для гостей закрыт, - сообщил Эдвард, прежде чем толкнуть дверь, за которой оказалась средних размеров комната, похожая на малую библиотеку. Это всё, что Белла успела разглядеть от света, льющегося из холла, пока за ними не закрылась дверь, и они не оказались в полной темноте. 

- Что нам может грозить за проникновение на чужую территорию? - поинтересовалась она. 

- Да, - иронично начал Эдвард. - Сказать, что забрели сюда случайно, не получится. 

Раздался щелчок, и в руке Каллена зажёгся небольшой фонарик.

- Но мы же не границу без паспорта пересекли. 

- Шпионский набор? - удивлённо спросила Белла. 

- Скорее запас первой необходимости. 

- Может, у тебя с собой ещё и набор отмычек имеется? 

- Может быть, - уклончиво ответил Эдвард, проводя лучом от фонаря по пространству комнаты. 

Все стены без исключения были заставлены книжными полками от пола до потолка. Разноцветные потрёпанные перелёты пылись на стеллажах не одно десятилетие. Намётанный взгляд Беллы сразу различил единичные издания и целые многотомные сборники. Запрокинув голову, она, следуя за лучом, разглядела барочный потолок. У камина стояли два кожаных кресла, у окна - небольшой диванчик, на полу лежал простой белый ковёр. 

- Так зачем мы пришли сюда? - снова спросила она. 

- Мы собираемся ещё раз посмотреть на вторую половину, - ответил Эдвард, поднимая фонарик, но Белла, опасаясь, что он посветит ей в лицо, шлёпнула его по руке, прежде чем он поднял его. 

- Каким образом? Мы вообще в другой стороне от нужной нам комнаты. 

- Сейчас увидишь, - он направился к каминной полке, следом за ним устремилась Белла. Её силуэт, скрытый в лёгких складках белого шифона подчёркивался льющимся через окно лунным светом. 

- Это то, о чём я думаю? - зачарованным шёпотом спросила Белла. 

Эдвард опустился на одно колено перед камином и, потянувшись к железной решётке, посветил на неё. Обнаружив необходимое звено, он ухватился за него и с небольшими усилиями повернул. Тишину комнаты нарушил глухой щелчок. 

Эдвард обвёл лучом стены. Ничего не произошло. Прикрыв ненадолго глаза, он попытался вызвать в памяти строчки, которые прочитал не более часа назад. 

Снова дотронувшись до завитка решётки, он дёрнул его на себя, и тогда раздался второй глухой щелчок, а стеллаж справа от них еле заметно выдвинулся вперёд. 

Белла ахнула, подходя ближе к полкам с книгами. 

- Только не нажимай на них, а то панель уберётся обратно, - предупредил Эдвард, выключая фонарик. Им пока что было достаточно естественного, ночного освещения. 

- Конечно, - рассеянно ответила девушка, проведя кончиками пальцев по корешкам с книгами. 

Эдвард поднялся и, подойдя к ней, ухватился за край одной из полок, выдвигая и отводя панель в сторону, та с лёгкостью поддалась. 

- Следят за механизмом, - с некоторой степенью уважения произнёс он. 

За полками оказался небольшая арка, войти в которую можно было лишь нагнувшись. Из неё тянуло лёгким сквозняком. Белла уже сделала шаг вперёд, но Эдвард выставил перед ней руку, не позволяя пройти. 

- Первым пойду я, - сказал он так, чтобы не последовало никаких возражений. 

Белла тут же отступила в сторону, наблюдая за тем, как Эдвард скрывается в проёме. Через несколько секунд раздался его голос. 

- Иди за мной. 

Белла с готовностью и какой-то смесью удовольствия и предвкушения прошла через низенький коридорчик и оказалась в каменном коридоре повыше и пошире, насколько она могла понять по своим ощущениям, так как находились они с Эдвардом практически в абсолютной темноте. 

- Я сейчас, - сказал он, и Белла почувствовала, как её мягко отодвигают в сторону от того места, откуда она появилась. - Мы всё равно выйдем через другую комнату, если нам конечно удастся. 

- Что удастся? Выйти? - с ужасом спросила Белла, уже представляя, как они плутают по секретным ходам Касл-Ховарда в поисках выхода из этого коварного лабиринта. 

- Не попасться, - ответил Эдвард, закрывая панель, и вокруг установилась абсолютная темнота, откуда-то издали до них ещё долетали еле различимые звуки музыки и гудящих голосов. - Но я готов рискнуть. 

- Откуда, ради всего святого, ты знаешь про этот тайный ход? 

Эдвард щёлкнул фонарикам, край луча ухватил потрясённое лицо Беллы. 

- Порылся в семейной библиотеке и наткнулся на чертежи замка, пока ты, моя дорогая, веселилась, ставя себе целью очаровать как можно больше мужчин в бальной зале. 

- Я не ставила себе целью... - подбоченившись, возмущённо начала она, но Эдвард прервал её, приложив к губам палец и призывая к молчанию. 

- Здесь очень хорошая слышимость, несмотря на толстые стены. Всё же в некоторых местах стены довольно тонки, особенно там, где расходятся ответвления от главного коридора, - Эдвард лучом света от фонарика указал на уходящий вдаль потайной коридор, - ведущие к выходам в хозяйские или гостевые спальни, или служебные помещения. 

- Этими ходами пользуются? - спросила Белла, всматриваясь в темноту за краем света. 

- Думаю да, ведь они не выглядят запущенными. 

И действительно, никакой паутины на стенах, склизких от плесени времён каменных ступеней, по стенам не стекает вода, ничто не капает сверху, - вполне ухоженные ходы, как и остальная, открытая часть замка.

- Ну что? Пойдём? - протягивая ей руку, спросил он. 

- А ты знаешь куда? 

Порывшись во внутреннем кармане пиджака, Эдвард выудил сложенный в несколько раз листок. 
Белла ахнула.

- Ты вырвал его из книги! - сей акт вандализма, по её мнению был непростителен. 

Эдвард пожал плечами, светя фонариком на листок. Определив нужное направление, он кивнул сам себе и убрал листок обратно в карман.

- Можете потом прочитать мне лекцию о бережном обращении с историческими первоисточниками, профессор, а сейчас я предлагаю заняться тем, за чем мы непосредственно сюда пришли. 

И взяв Беллу за руку, Эдвард повёл её за собой по длинному каменному коридору.

 

Вот и начались настоящие приключения со всеми шпионскими штучками и тайными ходами! И что Вы, дорогие читатели, думаете по этому поводу? Жду ваших рассуждений и впечатлений на форуме!



Источник: http://robsten.ru/forum/67-1871-4
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: bliss_ (02.03.2015) | Автор: Тэя
Просмотров: 398 | Комментарии: 17 | Рейтинг: 5.0/19
Всего комментариев: 171 2 »
avatar
0
17
Спасибо за главу. good good good
avatar
0
16
Спасибо за главу  cvetok01
avatar
1
15
Следя за из отношениями становится все яснее, что к развалу брака привели оба, и Белла со своей не всегда-к-месту самостоятельностью отталкивала своего мужа. Это такая распространения ошибка женщин, а потом "все мужики... !" Оба хороши, и хотелось бы верить, что и Белла тоже готова меняться.
avatar
1
14
Ох, авантюристы! Но как же это все интересно- исследования, расследования, преследования, потайные ходы и пр.! Тоже так хочу!

Спасибо за главу! good
avatar
2
13
Вот жжжук.... fund02002
avatar
1
12
Спасибо...Белла тает рядом с ним и этот шельмец чует это...надеюсь их не застукают
avatar
0
11
спасибо за главу!
avatar
1
10
Белла сдает бастионы? Немудрено. Эдвард непобедим. 

Спасибо!
avatar
2
9
Белла первый вслух сказала "Миссис Каллен" и "мой муж":) Ну... это уже что-то:) Вы не находите?:) 
Спасибо за главу!:)
avatar
1
8
Спасибо большое за главу!  good lovi06032
1-10 11-17
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]