Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Знаки. В поисках истины. Глава 21. Что истинно?

Глава 21. Что истинно?

♫ ♫ ♫ Natalie Merchant - My Skin 

 

Гораздо легче найти ошибку, нежели истину. Ошибка лежит на поверхности, и ее замечаешь, а истина скрыта в глубине и не всякий может отыскать ее. 
И. В. Гёте

Отделившись от группы людей, мирно беседовавших на террасе, Дэниел приближался к ним. Белла перевела растерянный взгляд на хмурое выражение лица Эдварда. Они всё ещё держались за руки, она чувствовала, как его пальцы крепче обхватили её ладонь, причиняя боль. Белла тихо ахнула и попыталась высвободиться из тисков его руки, но Эдвард не отпускал, сильнее впиваясь в её запястье. Судя по всему, он совершенно неверно расценил её действия, решив, что она пытается отстраниться от него из-за Дэниела. Не желая отпускать, Эдвард словно бы отмечал свою территорию, а её попытка вырваться, по всей видимости, привела его в тихое бешенство. 

В конце концов, Белла сдалась и оставила свои попытки выдернуть руку из его хватки и мило улыбнулась подошедшему Дэниелу. 

Эдвард не улыбался, он даже не потрудился нацепить на лицо вежливое выражение. Но и раздражение, и ярость куда-то ушли, вместо этого он с деланным равнодушием взирал на соперника. Хотя разум его пылал от ревности, в голове тут же замелькали картинки той ночи, когда он обнаружил Говарда выходящим их спальни его жены. 

Дэниел улыбнулся, оставаясь в неведении относительно своей роли, что сыграл он в их отношениях. 

- Не ожидал увидеть тебя так скоро, - обратился он к Белле. 

Он, было, хотел поцеловать ей руку, но та до сих пор была во власти Эдварда, а Белла прекратила сопротивляться. 

- Привет, Дэниел, помнишь Эдварда? 

- Приятная встреча, - кивнул он и протянул руку для приветствия. 

Не желая быть окончательно невежливым, Эдвард всё же протянул свою в ответ. 

- Взаимно, - ледяным тоном сказал он. - Мы только приехали и устали с дороги, так что мы пойдём. 

- Конечно, - кивнул Дэниел, недоуменно смотря на Беллу, но та тщательно изучала серый гравий под ногами, словно он представлял какую-то культурную ценность. Затем вскинула голову, мельком взглянув на него, и рассеянно кивнула. - Тогда, Белла, может, поговорим позже, за ужином? 

- Хорошо, - пролепетала девушка и вежливо улыбнулась, чувствуя нарастающее напряжение между «бывшим» мужем и бывшим любовником. 

Эдвард практически потащил её вверх по лестнице в дом, а затем в их комнату. Она молчала, не желая закатывать скандала на людях. Порой, видя ругающиеся парочкм в общественных местах, она испытывала жуткую неловкость, не понимая, неужели им самим приятно выносить личные проблемы на публику до того, что пропадает элементарная степень стеснения. Белла вообще не любила ссор, предпочитая сглаживать и обходить конфликты. Но в итоге, к чему это привело? Она начала закрывать глаза на измены мужа, тогда как всё внутри у неё переворачивалось от одной мысли, что её муж просто прикасается к другой. И она продолжала игнорировать крушение их брака до той поры, пока не стало слишком поздно для того, чтобы спасать его. 

Дверь спальни захлопнулась за ними, Белла, наконец, выдернула свою руку и, пройдя к диванчику, стащила через голову лямку сумки и бросила вещи на кушетку. Эдвард стоял, прислонившись к закрытой двери со скрещёнными на груди руками и непроницаемым выражением лица. Некоторое время они молча буравили друг друга взглядами. Белла не видела смысла начинать разговор, так как точно не знала, какие именно претензии предъявляются к ней. 

Эдвард понимал, что, по сути, ничего и не произошло, поэтому говорить или упрекать Беллу в чём-то не решался. Но за прошедшие дни ему казалось, что они стали ближе друг другу, и то особое чувство согласия и взаимного притяжения вернулось к ним со стократно увеличенной силой. Они уподобились двум разным полюсам, двум магнитам, и чем сильнее они сопротивлялись, тем больше их влекло друг к другу. 

Эдвард уже не знал, как сдержаться, чтобы не прикасаться к ней, какую причину взять за основу? Здравый рассудок, которого почти не осталось? Её холодность, которая куда-то исчезла? Мысль, что сейчас не время и не место, хотя для того, чтобы прикасаться к ней, целовать её... любить, не нужно никакого особого времени и обстановки. 

Белла решила первой прервать их затянувшееся молчание. 

Устало вздохнув, она направилась к шкафу. 

- Я в душ, надо смыть дорожную пыль, - перебрав немногочисленные вешалки, на которых болталась их одежда, она сняла своё второе, а теперь и единственно пригодное к носке платье, которое уже надевала на аукцион в Лондоне, - голубое, длинной почти до самых пят. 

- Давай, - кивнул Эдвард, отталкиваясь от двери и подходя чуть ближе, - я после тебя. 

Белла развернулась и наткнулась на мужа. Тихо ахнув, сделала шаг назад. Эдвард задумчиво смотрел на неё. Она подождала пару секунд, но, когда девушка поняла, что он и не собирается отходить в сторону, чтобы пропустить её, она просто обогнула Эдварда и скрылась в ванной комнате. 
Белла не была настроена на какие-либо разговоры. Она устала, вымоталась и элементарно проголодалась.

 

*** 


Все встали из-за стола и традиционно разбрелись по комнатам. Повар сегодня постарался на славу. Такой вкусной английской еды Эдвард ещё не пробовал. Видимо, те неприятности, что пережили вчера хозяева, побудили повара выразить им своё сочувствие таким вот способом. В итоге, он порадовал не только хозяев, но и всех гостей. 

Белла апатично гоняла еду по тарелке весь вечер, не способная наслаждаться великолепным столом. Их общение не клеилось. Он пытался быть вежливым и доброжелательным с соседями по столу и поддерживать какую-то видимость светской беседы, но почему-то сегодня никак не мог сосредоточиться на разговоре. 

В самом начале ужина Эдвард заметил Говарда и тот заинтересованный взгляд, что кинул мужчина на Беллу. Правда, она не обращала на него внимания. 

Эдвард пребывал в странном состоянии, представляющим собой смесь раздражения и равнодушия. Более чётко описать его он не мог. Может, оно обрушилось на него из-за приезда Говарда, может, из-за того, что Белла, одетая в то самое треклятое, голубое платье, перенесла его мысленно в вечер аукциона, подняв в нём бурю чувств, что он испытал в ту ночь: боль, ревность, разочарование... надежду... 

Прежде чем потянуться за вереницей остальных дам в одну из гостиных, Белла слегка сжала его руку и, молча кивнув, удалилась.

 

*** 


- Белла, - раздался вкрадчивый, бархатный голос над её ухом, и чьё-то дыхание коснулось волос, поколебав завитки у виска. 

Девушка крепче сжала ножку бокала и обернулась. 

- Дэниел, - кивнула она. 

Он был одет в прекрасно сидящий на нём смокинг и, как всегда, выглядел потрясающе. Только вот сердце Беллы не дрогнуло и не сжалось при виде его, и тело не охватила дрожь предвкушения, как это бывало, стоило Эдварду переступить черту её интимного пространства. 

- Наконец-то ты одна. Выйдем? - мужчина кивнул в сторону широко распахнутых балконных дверей, ведущих на террасу. 

Белла огляделась, ища Эдварда, но тот так и не появился, хотя обычно уже через полчаса приходил за ней.

- Хорошо, - в итоге согласилась она. 

Аккуратно придерживая Беллу за локоть, Дэниел повёл их на свежий воздух. 

Темнеющее небо было ясным, и дневной ветер стих. Приятный вечер плавно перетекал в тёплую ночь. 

Народу на террасе было немного, но Дэниел потянул их подальше от центра, вправо, в тень. 

Белла высвободилась и подошла к широким каменным перилам, поверх которых опустила свой почти нетронутый бокал с вином. 

- Какими судьбами в Касл-Ховарде? - оборачиваясь, вежливо спросила она. - При нашем последнем разговоре, как я поняла, ты собирался уезжать из Англии. 

Белла тут же запнулась и почувствовала, что краснеет. Упоминание про "последний разговор" явно оказалось неуместным, особенно если учесть то, как он начался и как закончился. 

- Я приехал забрать родных и задержался на день, - пожав плечами, ответил Дэниел. - Ну, а ты, что тут делаешь? 

Она ненадолго задумалась, подбирая правильное слово. 

- Мы просто... гостим. 

- Мы? - то, как она объединила себя и Эдварда в короткое, но весомое понятие "мы" не осталось незамеченным. 

Она кивнула и прижалась к мраморным перилам, ощущая их холодное касание чуть выше талии. 

- Мы... я и Эдвард. 

- Так вы как бы с Калленом вместе? - поинтересовался Дэниел. На лице его не было ни интереса, ни любопытства, ни любых других подобных чувств. Они словно бы говорили о погоде. Хотя с другой стороны, Белла не относила тему личных отношений к списку приемлемых предметов для светской беседы. Но с другой стороны, когда-то они встречались, а значит, не были чужими, и на правах друга, он мог поинтересоваться её жизнью. 

Правда, в свою личную жизнь она не допускала никого и никогда, но, сделав небольшую уступку, подтвердила, чтобы у Дэниеля не осталось никаких сомнений или побуждений к действию. 

- Вместе. 

- И давно? 

Белла закусила губу, отчего-то захотелось рассмеяться. 

- Больше пяти лет, - наконец, ответила она. Белла могла бы сказать ему срок вплоть до дней, часов и минут, но кого это интересует, кроме её разбитого и только начинающего заживать сердца? - Последние три года мы не общались, - быстро добавила она, чтобы Дэниел не подумал, что, будучи с ним, она обманывала и его, и Эдварда. 

- Понятно, больше пяти лет отношений, это... 

- Брака, - поправила она, решая быть до конца честной. - Ну, вернее, брак - последние четыре года, а... за минусом трёх и вообще всего ничего остаётся... - её голос понизился до шёпота. Белла чувствовала себя препаршиво, и ощущение, что она несёт полную околесицу, так и не покидало её. 

- Почему ты не сказала мне? - задал Дэниел вполне справедливый вопрос. 

- Ну, мой развод затянулся, а поскольку мы с тобой не собирались связывать себя узами брака, я просто подумала, что эта информация не является существенной. А ты никогда не интересовался, - пояснила она.

- Ты любишь его? - она вскинула голову, наконец, взглянув в глаза Дэниелу, но ничего не ответила. 

В конце концов, это - её чувства, и она не на исповеди, а он - не священник. 

Дэниел медленно покачал головой и приблизился к ней, она развернулась так, что теперь стояла боком к перилам, положив на их поверхность ладонь. Холод мрамора под пальцами не позволял ей оторваться от реальности. 

Мужчина удивлённо приподнял брови и несколько сожалеюще выдохнул.

- Ладно, признаю, вопрос был некорректным, - потянувшись к лицу, он взял её за подбородок. - Будь счастлива, - просто прошептал он и коснулся её губ своими. 
Он не пытался углубить поцелуй или проникнуть языком в её рот, он просто прижался к её губам, томительно и нежно лаская их своим ртом. Это был поцелуй любовника... бывшего, но он не переходил той интимной грани, после которой отшатываются или возмущённо лепят пощёчины. Это было последнее "до свидание" и "мне очень жаль, что у нас ничего не сложилось". 

Но вопреки здравому смыслу Белла ощутила лёгкое покалывание в груди, всё же она была женщиной, живой женщиной, и не могла не отреагировать на близость притягательного мужчины. Порой наше тело живёт отдельной жизнью от разума, и так было и будет всегда. Ни она первая, ни она последняя. 

Опустив руку на его белую гладкую рубашку, Белла слегка нажала, мягко отталкивая Дэниела от себя, пока он не принял её покорность за согласие, и не перешёл границ. 

Он тут же отодвинулся. 

Она провела языком по губам и закусила нижнюю, убирая ладонь с его груди и обхватывая себя руками, грея прохладную кожу предплечий. 

- Дэниел, я... 

Но она не договорила, краем глаза уловив какое-то движение сбоку.

- Эдвард... - выдохнула Белла. 

Он стоял, нахмурившись, его зелёные глаза почернели, а от всей фигуры исходила едва сдерживаемая агрессия. 

Белла горько усмехнулась про себя; похоже, это входит у них в традицию – появление Эдварда в самый неподходящий момент. Ну, почему он не появился на террасе раньше, когда они просто беседовали? 

Дэниел тихо присвистнул и усмехнулся. Вероятно, вся ситуация несколько забавляла его. А вот то, что именно она стала невольной причиной этой ситуации, совсем не веселило саму Беллу. Порой, эхо наших необдуманных поступков долетает к нам через года. Одно недосказанное или неверно истолкованное слово, необдуманный шаг, недомолвка, оговорка - могут дорого обойтись. Может быть, не сразу, но потом, расплачиваться всё равно придётся, хоть и с некоторым опозданием. 

- Это... - начал Говард. 

- Не то, что я подумал, - закончил Эдвард. - Изабелла, мы можем поговорить наверху? - спросил он, не глядя на неё. 

Белла не могла не заметить ту немую борьбу взглядов, что вели между собой мужчины. 

- Конечно, - ответила она и прошла мимо Эдварда, к балконным дверям, почти физически ощущая ту предгрозовую атмосферу, что сгустилась вокруг него. 

Кивнув последний предупреждающий взгляд на Дэниела, в котором сквозила явное обещание, что он сделает с ним, если тот ещё хоть раз приблизится к его жене на расстояние ближе, чем сто метров, Эдвард покинул террасу вслед за Беллой.

 

*** 


- Что это было, чёрт возьми, Изабелла? - процедил Эдвард сразу же, как за ними захлопнулась дверь спальни. С трудом сдерживая злость сквозила в каждом его слове. Но если бы девушка прислушалась лучше, или не была до такой степени занята своими собственными чувствами, она бы расслышала отчаяние, перемешанное с этой самой слепой и отчасти нелепой злостью. 

Белла отошла ближе к камину, так и оставив Эдварда стоять возле двери. 

- Это, чёрт возьми, было прощание! - интонация её была не менее страстной. 

- Что он вообще себе позволяет? - Каллен дёрнул за узел галстука, развязывая его и отбрасывая в сторону. - Что ты себе позволяешь? 

Рот Беллы шокировано приоткрылся. 

- Я? Позволяю? - она задохнулась от возмущения. - Да, знаешь что, Эдвард, какое ты имеешь право обвинять меня... меня!? 

- Я думал, между нами что-то изменилось. 

- Между нами всё изменилось. И это произошло не сегодня, а гораздо раньше. Ты - другой, но и я... я тоже другая, - закончила она, тряхнув головой. 

- Нет, ты не другая, ты такая же, какой была всегда. - Эдвард наблюдал за тем, как она торопливо провела рукой по своим волосам. - Белла, я... - чуть тише начал он, так как гнев его куда-то испарился. 

- Что ты о себе возомнил? - подбоченившись начала она. Белла не кричала, просто говорила, делая акцент на каждом сказанном слове. - Три года... и ты снова врываешься в мою жизнь, переворачиваешь её с ног на голову, предъявляешь права, - она почти слово в слово повторила то, что уже говорила ему, когда они стояли посреди её квартиры, и она трясла документами о разводе перед его носом. 

И Эдвард понял, что за время, прошедшее с того разговора, ничего не изменилось. Он не сказал, не сделал ничего, чтобы выказать ей свою любовь и все свои чувства, что вызывала в нём она. Он не покаялся и не попросил прощения, позволив идти всему своим чередом. Но плыть по течению - это неверный путь, ему надо бороться за неё, за себя, за будущее, что ещё может быть у них. 

- Очнись, Эдвард, - тем временем продолжала Белла, - у тебя их просто нет. Если я захочу кого-то поцеловать, я сделаю это. Если я захочу с кем-то... - закрыв глаза, она сжала губы и, глубоко вздохнув, качнула головой, пропуская слово, - я тоже сделаю это. 

- Белла, я... - снова попытался начать он, но она взмахом руки заставила его замолчать. 

- Нет, Эдвард, ты не понимаешь, не представляешь, что я пережила. Ты был для меня всем, а потом тебя не стало в моей жизни. И я подумала, что сойду с ума. И я ни с кем не хотела общаться. Работа, я ушла в неё с головой, хотя не знаю, как было возможно уделять ей больше времени, чем я уже уделяла. И я ненавидела тебя. Я всё ненавидела: любое упоминание о тебе поднимало во мне новую волну ненависти, одну за другой. И когда я поняла, что скоро захлебнусь – снова нашла путь, нашла способ жить, излечиться от тебя, как от болезни, избавиться, как от пагубной привычки. Я устала тебя ненавидеть. 

- Белла, я... - на сей раз, она решительно приблизилась к нему и с громким хлопком запечатала Эдварду рот своей ладонью. 

- Помолчи, - она нахмурилась. - Думаешь, я была обязана заточить себя в монастырь? Я - женщина, чёрт тебя дери. И мне не чуждо ничто человеческое. Да, у меня были мужчины. И посмей мне что-нибудь на это заявить, ты - чёртов лицемер. Я живой человек, и мне тоже необходим секс, любовь, забота... 

Очень аккуратно он взял её за руку и отнял ладонь от своего лица. Белла смотрела на него задумчиво, словно бы что-то решала про себя. 

- Я могу дать тебе секс... - он хотел добавить "любовь... заботу...", но не успел сделать даже глотка воздуха, прежде чем её губы накрыли его рот. 

Она на мгновение оторвалась, её уста были так близко, что когда она заговорила, он чувствовал их лёгкое касание на своих. 

- Тогда заткнись и дай, - она снова крепко поцеловала его. - Только ничего не говори... пока я не передумала. 

Со стоном он приник к ней, обхватывая её тонкий стан руками, притягивая ближе, вдавливаясь в её хрупкое тело своим с такой силой, что Эдварду казалось, будто он растворяется в ней и в их поцелуе. 

Он ждал этого поцелуя слишком долго, поэтому сейчас лихорадочно брал своё, словно бы боялся, что их в любой момент могут прервать. Он изголодался по ней, по её рукам, сжавшим его плечи, по губам, двигающимся в унисон с его собственными, по её тихим стонам, по её аромату, по мягкости её шёлковых волос под своими пальцами, по бархатности кожи, по длинным ресницам, полумесяцами, опустившимися на щеки, когда Белла закрыла глаза, полностью отдаваясь их поцелую. 

Он и брал, и давал. Но он не мог не отдать ей себя... всего и без остатка. Эдвард не представлял, возможно ли простому смертному чувствовать то, что он ощущал к Белле, это было слишком запредельно, слишком... божественно. 

Но женщина, стонавшая в его руках, была вполне земной. И желания, охватывавшее его по отношению к ней, так же были достаточно земными. 

Белла тихонько подталкивала его назад, к кушетке, и он опустился на диванчик, потянув Беллу за собой. Она села на него верхом, её руки жили отдельной жизнью, играя с его волосами, он чувствовал их нежные касания. Оторвавшись от её губ, он заскользил к её шее, оставляя влажную дорожку из частых, непрерывных поцелуев. 

Девушка выгнулась в его руках, откидываясь назад так, что он был вынужден обхватить её крепче и оторваться от изучения гладкой кожи её шеи. Она снова наклонилась над ним, коротко целуя в губы, раз, другой, пока его ладони не накрыли её грудь, сжимая и нежно поглаживая соски через тонкую ткань платья. 

Пальцы осторожно скользнули под бретельки лифа, медленно спуская их с плеч и обнажая грудь, ставшую вдруг необычайно чувствительной. Рука сжала мягкий холмик, подушечка большого пальца потёрла затвердевшую вершину, в то время как язык блуждал по нежной округлости. 

Эдвард застонал, чувствуя, как Белла, расстегнув его рубашку, опустила ладони на обнажённую кожу, нежно поглаживая её. Он ненадолго оторвался, откидываясь назад, чтобы стряхнуть рубашку с плеч и залюбовался обнажённой по пояс Беллой. Платье собралось на талии, подол задрался, Эдвард видел манящую линию обнажённого бедра. Руки тут же сами по себе, накрыли его, лаская и поглаживая, слегка сжимая изгибы её волнующего тела. 

Белла соскользнула с его колен, опускаясь на пол, потянувшись к его брюкам, расстёгивая пряжку, пуговицу и молнию. Эдвард слегка приподнялся, помогая ей стянуть его штаны вместе с боксерами. Ему казалось, что Белла специально всё делает слишком мучительно медленно. Но он ждал этого момента три года, он может подождать ещё несколько лишних минут. 

Он наблюдал за тем, как она дотронулась до его затвердевшей плоти, как её губы сомкнулись сначала на головке, а потом заскользили по всей длине. Белла закрыла глаза, тихо застонав, вся отдаваясь ощущениям. 

Жар её рта практически опалял, нежные, влажные касания языка словно бы дразнили каждое нервное окончание. Руки сжали её волосы, направляя движения, бёдра сами инстинктивно поддались вперёд, врезаясь чуть глубже. Белла протестующе застонала, чуть задохнувшись, но Эдвард не мог уже контролировать себя. 

И всё же это было неправильно. Не так. Он не хотел. Он желал, чтобы всё было несколько иначе. 

Потянув Беллу наверх, он прижал её к себе, тихо покачивая в колыбели своих рук, пока пальцы, нащупав спрятанную в складках молнию, не потянули её вниз, освобождая Беллу от одежды. 

Подхватив жену на руки, Эдвард направился к застеленной кровати. Любуясь, как волосы тёмным блестящим пламенем легли на светло-зелёное покрывало, он склонился над ней, дотрагиваясь до последнего предмета одежды, снимая его. Теперь Белла была полностью обнажена. 

Ощущения от соприкосновения их обнажённых тел были почти невыносимыми, мучительными. Последний раз, когда они были вместе - это было так давно... Но руки и губы словно бы жили своей собственной жизнью, помня каждый сантиметр кожи друг друга. 

Эдвард опустил голову и потёрся своей щекой о её щёку. Белла выгнулась под ним, призывая Эдварда коснуться её, и он коснулся: руками, языком, губами, - касался каждого миллиметра кожи, касался, не спеша и наслаждаясь. 

Она приподнялась, пытаясь дотянуться до его губ, но он нежно вернул её обратно, спускаясь вниз, к плоскому животу и стройным ногам. Ладони скользнули под ягодицы, слегка приподнимая Беллу над кроватью, разводя бёдра чуть шире, когда он приник к самому центру её женственности. Обхватив губами клитор, он принялся посасывать его, заставляя Беллу извиваться. Она снова выгнулась дугой, пальцы зарылись в волосы, когда она сжала свою голову в ладонях и, застонав, заметалась от пронзительных ощущений. 

Его язык прошёлся по складкам её женской сущности, раздвигая их и проникая глубже, руки крепче сжали её бёдра и притянули ближе, пока он пил её, пробовал на вкус. 

Эдвард почувствовал, как её пальцы зарылись в его волосы и дёрнули раз-другой, призывая оторваться. 

- Белла, - простонал он её имя и, поднявшись вверх по её телу, крепко прижался губами к чувствительной ямке между шеей и плечом. 

- Шшш, - раздалось рядом с его ухом, - так давно, слишком давно... 

Эдвард прижался к ней всем телом, давая её почувствовать твёрдость своей плоти. Её пальцы прошлись вдоль его позвоночника, оставляя за собой пылающий след. 

Белла наслаждалась каждой секундой его близости, но те чувства, что блуждали в ней, не были чистой страстью. Она ощущала и желание, и нетерпение, и боль оттого, что он ещё не в ней, но кроме прочего, нервы были натянуты, как струна. И когда Эдвард осторожно вклинил своё колено между её бёдер, она крепче сжала его плечи и оттолкнула, переворачивая его на спину. 

Он немного удивился, но подчинился. Белла заёрзала, изнывая от желания и чувствуя давление его члена, стремящегося проникнуть в её тело. 

И когда Эдвард обхватил её бёдра, слегка приподнимая над собой и направляя себя внутрь её тела, она почти задохнулась от остроты ощущений, когда он миллиметр за миллиметром погружался в неё. 
Белла чувствовала его под собой, в себе... когда они начали двигаться навстречу друг другу. Она приподнималась и опускалась на нём, он притягивал к себе, встречая её движения, создавая плавные, ритмичные толчки. И это ощущение наполненности, завершённости, правильности – шокировало. 

Девушка закрыла глаза, чувствуя, как слёзы начинают прорываться сквозь защиту, что возвела она вокруг себя, пытаясь огородиться от Эдварда. 

Боль... слишком много боли было между ними. 

Она качнулась вперёд, водопад её волос хлынул следом, закрывая лицо, на которое легли тени печали и решимости. 

Он причинял ей боль. Измены... пустой дом... холодная постель... бесчувственность... отчуждённость... не Эдвард, больше не тот Эдвард, которого она знала... 

Она причиняла боль. Извечная занятость... глупое равнодушие... нежелание понять... отстранённость... чуждость... безволие... И она уже больше не та... 

Но, Боже, как ей не хватало его. И той душевной близости, что вопреки всему сохранилась между ними. 

Все эти три года были пустыми и никчёмными. Три года одиночества. Три года пустоты. 

Эдвард ощутил, как изменились её движения, в них будто бы сквозила какая-то обречённость, она яростно приподнималась и опускалась на нём. 

Белла хмурилась, на лице застыло мрачное упорство. Легко поймав её руки, Эдвард застыл, останавливая и её. Девушка всхлипнула, но подчинилась. 

- Белла, не надо... - притянув её к себе, Эдвард перехватил инициативу и перевернулся, снова нависая над ней, ладонью накрывая щёку и поглаживая пальцами скулу. - Открой глаза, - прикосновение к её губам было совсем лёгким, почти неосязаемым. - Пожалуйста. 

Она открыла, не способная проигнорировать его ласковую, тихую просьбу. 

- Вот так, - улыбнулся Эдвард. - Белла... 

Он заново покрыл поцелуями её лицо, шею, грудь, руки, всё тело. 

Теперь их движения снова стали плавными и протяжными. Эдвард давал, а Белла брала, обхватывая его стройными ногами, скользя ладонями по крепкой, гладкой спине. И ощущение его плоти, пронзающей тело, оставило далеко позади всю душевную боль, каким-то неведомым образом ему удалось прогнать или заглушить её. 

Эдвард пристально смотрел в широко распахнутые глаза Беллы, с каждым новым толчком глубже врезаясь в неё. Любовь к Белле и почти невыносимая нежность вытеснили все остальные чувства. 

Он не хотел думать, что произойдёт, когда всё закончится. Сейчас он просто двигался в ней, всё резче и быстрее, даря наслаждение и наслаждаясь сам, а Белла расслабилась, открываясь его движениям. 

Всё было намного лучше, намного пронзительнее, чем он помнил, а ведь ему казалось, что он ни на секунду не забывал, каково это, быть с ней и в ней. 

С губ Беллы сорвался короткий вскрик, и Эдвард почувствовал её дрожь. Чуть откинувшись, он потянулся к месту соединения их тел и, найдя чувствительную точку, принялся рисовать вокруг неё круги, продлевая удовольствие Беллы, забившейся в его руках. 

Он проникал глубже с каждой волной наслаждения, накатывающей на неё. Если бы он мог, то продолжал бы бесконечно. 

Ладонь Беллы легла ему на затылок, притягивая ближе, затем скользнула на щёку, поворачивая его лицо так, чтобы она смогла дотянуться до его губ. 

Со стоном, отвечая на её глубокий поцелуй, он с силой двигался в ней, с каждым новым, резким толчком, приближаясь к собственной кульминации, пока её ладони непрерывно скользили по его спине и плечам. 

Изливаясь в Беллу, Эдвард сходил с ума, умирал в её нежных руках. Задрожав, он толкнулся последний раз и застыл, зарываясь лицом в её дивные волосы, вдыхая их сладость, перемешанную с ароматом только что разделённой страсти. 

Белла лежала под ним, не возражая против приятной тяжести его тела, но Эдвард перекатился на спину, увлекая её за собой, не выпуская из своих рук, обнимая так крепко, словно намеревался никогда не отпускать её от себя. 

Любовь была в каждом его движении, в каждом поцелуе. 

И Белла испугалась этой любви: возрождающейся, фатальной, обречённой... 

И того чувства собственности, что они испытывали по отношению друг к другу. 

Она не знала, что им делать дальше. Произошло то, чего она боялась. Легче не стало. Всё лишь только усложнилось. 

Гнев и ярость губят, вот почему она почти никогда не позволяла себе совершать поступков под воздействием их импульсов. А теперь... А дальше... Что будет дальше? 

Белла долго молчала, прижимаясь к груди Эдварда, там, где билось сердце. Его руки медленно бродили по её спине, лаская гладкую, слегка повлажневшую кожу. 

Удовольствие постепенно проходило, реальность не давала забыть про себя. И она была такова, что сейчас, лёжа рядом с этим одновременно чужим и близким мужчиной, Белла просто не знала, что делать. 

Она помнила об обидах, о многолетней боли, о его сегодняшней ярости, о его словах, о тех, которые он сказал, о тех, которые так и не произнёс. 

Неужели для него так сложно сказать "прости"? 

И пусть она понимала, что часть вины за их расставание лежит на ней, чаша грехов Эдварда перевешивала. 

И это не её разговор, а значит, не ей начинать. 

А Эдвард всё молчал, и Белле становилось холоднее, но только не физически. Душевный холод и отчуждённость - они ни с чем не соизмеримы. 

Очень мягко она высвободилась из его объятий, кольцо рук сжалось чуть крепче и распалось. Девушка соскользнула с кровати и подобрала платье, валяющееся в её изножье. 

Эдвард приподнялся на локтях, вслед за нею, наблюдая за тем, как она одевается. 

- Белла, куда ты? Я... - он замолчал, мигом растеряв всё красноречие, когда она посмотрела на него, и в её глазах застыла пустота, словно бы он иссушил все её чувства своими прикосновениями. 

- Мы оба получили, что хотели, - ровным голосом произнесла она, застёгивая боковую молнию и поправляя платье. - Я вниз. Вечер ещё не закончен. Мы скоро уедем, а я ещё... 

Она прервалась и нахмурилась, затем покачала головой и, развернувшись, направилась к двери. 

И Эдвард понял, что, что бы он сейчас ни сказал своей жене, это останется всего лишь словами. Говорить сейчас о своей любви, о чувствах, о тоске, которая холодной рукой сжала его сердце, когда Белла отвернулась от него, всё равно, что общаться с пустотой. А сколько раз он сам отворачивался от неё? 

- Белла... 

Она вздрогнула от звука его голоса, но не обернулась, лишь коротко бросила через плечо: 

- Что? 

- Мы не предохранялись. Что если ты... - недосказанность повисла между ними в воздухе. 

Эдвард наблюдал за тем, как на секунду её плечи напряглись, а потом снова расслабились. 

- Это не твоя проблема, - берясь за ручку двери, в конце концов, ответила она. 

- Теперь моя...

 

Если честно, то мне сложно что-то сформулировать... Может, это лучше получится у Вас?



Источник: http://robsten.ru/forum/67-1871-5
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: bliss_ (06.03.2015) | Автор: Тэя
Просмотров: 439 | Комментарии: 15 | Рейтинг: 5.0/22
Всего комментариев: 151 2 »
avatar
0
15
Спасибо за главу. good
avatar
0
14
Извинился бы уже и все стало бы легче  girl_wacko
avatar
0
13
Господи, неужели Эдварду так сложно сказать "ПРОСТИ МЕНЯ, Я БЫЛ УБЛЮДКОМ?" 
Аааааа!!!!!!!!!!! Долбануть бы его чем-нибудь, чтобы мозги на место встали:) 
Спасибо за главу!:)
avatar
0
12
что ж, теперь она оттолкнет его сильнее, а ему придется постараться,чтобы хоть как-то улучшить свое положение... ребенок усложнит все,им пока еще рано.спасибо за главу1
avatar
0
11
Спасибо..да уж Легче не стало. Всё лишь только усложнилось. ...согласна, только физическое напряжение сняли на время....Мы не предохранялись. Что если ты....а вот за этот слишком запоздалый вопрос по башке ему настучать захотелось 4
avatar
0
10
Так и не выяснили отношения.  "Секс не повод для знакомства".   fund02002

Спасибо за главу!
avatar
0
9
Спасибо огромное за главу!  good lovi06032
avatar
0
8
Благодарю за главу good lovi06032
avatar
0
7
Спасибо! Почему такой находчивый и предприимчивый мужчина в самый ответственный момент своей жизни не может сделать все правильно и сказать нужные слова своевременно?
avatar
0
6
Спасибо большое за продолжение.
1-10 11-15
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]