Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики. Из жизни актеров

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Ближе к истине. Глава двадцать восьмая.
Придерживая свой большой животик, Крис прошла, чтобы открыть дверь. Психолог Нариса радостно и взволнованно обняла её и затем мягко поздравила с Днём Рождения. Она преподнесла для девушки очень милую корзину свежих срезанных цветов, и две огромные коробки шоколадных конфет. Психолог отлично знает, как беременные любят сладкое, ну а Кристен и подавно уплетает сладкое за обе щёки, отчего любимый муж стал называть её хомяком. Жена ничего не имеет против миленького животного, ну и тем более, она действительно самой себе, глядя в зеркало, напоминает довольно таки отъевшегося хомяка. Щёчки раздулись, лицо приобрело более округлый вид, а в животике у неё местилось сразу несколько баскетбольных мячей, которые уже тяжеловато было носить, но она всё равно с улыбкой активничала, придерживая спину одной рукой, а другой - свой проглоченный арбуз. Но она всё равно выглядела так женственно, натурально со всем этим, и она становилась ещё взрослее, и, разумеется, ещё красивее. Беременность обожествляла девушку, ведь как известно всем, ребёнок – божественный дар свыше, и женщина, которая носит в себе этот дар об Бога, сама считается Богиней. Богиней красоты, естественности и богиней материнства.
Нариса выглядела как всегда строговато, но её ослепительная улыбка стирала все грани строгости этой женщины. Она с такой нежностью смотрела на Крис, со вниманием слушала её, казалось, что здесь Кристен психолог, а не Нариса. Потому что женщина, удобно устроившись на кресле в гостиной, слегка наклонив голову набок с интересом наблюдала за своей собеседницей, и в какие-то моменты, просто кивала головой, то ли подтверждая слова Крис, то ли делая знак, что она её слушает. Девушка расслабленно сидела на диване, откинувшись спиной на спинку дивана, её серый костюм с заячьими ушками сзади был невероятно весёлым, и подчеркивал позитивное настроение мисисс Паттинсон. На голове был высокий хвост из вьющихся волос, а ручки, конечно, лежали и мирно поглаживали домик, где сейчас проживает, но уже совсем скоро родится будущий сын этой чудесной семьи. Она скрестила обе руки, и мягко укладывая их на свой животик, взглядом обратилась к психологу, отчего та немного погрустнела.
- Первое время было сложно, - выдохнула Крис, а затем снова сделала глубокий вдох, набирая в лёгкие больше воздуха. – Нам говорили, что первый, послеболезненный адаптационный период будет тяжёлым, но, наверное, никто не ожидал что настолько. Он очень быстро стал проявлять апатию абсолютно ко всему, ему постоянно что-то не нравилось, он критиковал всё, к чему бы не притронулся. У него было вечно плохое настроение, первый месяц так точно. Мне даже пришлось Беллу как-то отстранять от него, конечно, это временно, но всё же, психическое состояние дочки для меня тоже казалось важным. Ну... он срывался абсолютно на всём, что двигалось, и что нет. Он трепал нервы всем по поводу и без повода. Он ещё никогда за всю свою жизнь не был таким противным и занудой. Он проел мозги практически всем.
- Мне так жаль, - Нариса тихо перебила девушку и опустила глаза. – А что ты?
- Я терпела каждый его каприз, - Крис слегка улыбнулась и пожала плечами. – Я понимала, что трудно будет после того, как он вернётся из больницы, и начнёт заново привыкать к своей жизни после месяца полного незнания о ней. Но он справился, и весь второй месяц был в грустных, и просто доводящих до слёз извинениях за такое дурацкое поведение. Слава Богу, сейчас он уже больше не бегает за мной как хвостик, и не извиняется на каждом шагу. Но он был такой, как побитый щенок. И меня радовало то, что он наконец-то осознал, как отвратительно себя вёл, но я ни слова не сказала ему об этом. Даже сейчас мы не говорим об этом. Незачем ворошить прошлое, он в полном порядке сейчас, и ведёт самый активный и позитивный образ жизни. Это главное.
- Да,- согласно кивнула психолог и улыбнулась Крис. – Это самое главное. Вы оба изменились за всё это время.
- Ну конечно, - просмеялась Кристен, разводя ладошки в стороны, - мне же пришлось воспитывать двоих детей одновременно, а третьего носить в себе. Да, это было определённо весело.
Нариса рассмеялась, но очень быстро утихомирилась. Крис сидела с улыбкой и опущенной головой, раскачивая её сторону, видимо проматывая все события из жизни за последние два месяца.
- Когда появится на свет принц семейства Паттинсон? – откашливаясь, спросила психолог, и повернулась в сторону Крис, фокусируя заботливый взгляд на животике девушки.
- В следующем месяце,- не задумываясь, ответила девушка, и прогладила пальчиками круги на животике. – Даже не верится. Это практически конец моей беременной жизни.
- У тебя есть ещё месяц в запасе.
Крис улыбнулась Нарисе и махнула рукой.
- Время летит очень и очень быстро. Я рта не успею раскрыть, как наступит май, и я буду рожать сына.
- Боишься?
- Неа, - честно ответила Крис. – Я уже проходила через это раз, и думаю, что во второй раз справлюсь. Мы готовы к появлению в нашей семье ещё одного маленького. Тем более Белла уже большая девочка, а второго малыша мы ждали долго, и когда наконец-то такая возможность появилась, я даже думаю, что все мои слёзы и мысли по этому поводу были такими глупыми восемь месяцев назад. Я просто зря потратила себе нервы, на самом деле, лучше, чем есть в моей жизни сейчас, наверное, и быть не может. Я счастлива, потому что у моей семьи всё хорошо.
- В этом и заключается истина, Кристен?
Девушка приготовилась к ответу, но крики мужа и дочки, вернее их песенки «С Днём Рождения, мамочка» перебили все мысли и просто вынесли их из головы.
Нариса с улыбкой посмотрела, как Роберт и Белла кинулись к Кристен, стали целовать её в обе щёки, и поздравлять с Днём Рождения.
- Я люблю тебя, - шепнул Роб на ушко своей жене и сладко поцеловал, когда её губы оказались на сантиметр от его губ. Отрываясь от поцелуя, девушка округлила глаза, когда муж с улыбкой приподнял огромную корзину алых роз, ну их там было не меньше миллиона так точно.
- Боже, - удивилась Крис, и рукой коснулась цветов, а потом так же удивлённо посмотрела на мужа. Роберт с довольной ухмылкой нависал над ней и придерживал корзину с цветами в руке. – Какая прелесть, спасибо милый. Они снова поцеловались, а малышка Белла мило ворковала с Нарисой уже на кухне. На самом деле Робстен даже не заметили их отсутствия, потому что когда они вместе, вглядываются в глаза один одного, всё остальное происходящее просто перестаёт иметь значение для них. Они наслаждаются друг другом, чувствуя себя самыми счастливыми и влюблёнными как никогда.
Он поправил на себе джинсы, и с улыбкой опустился возле жены, перекладывая цветы на кресло. Серо-голубая сладость спокойно смотрела в изумруды своей любви и переносила её в совершенно другой мир, где живут лишь теплота, любовь, нежность, забота и ещё раз любовь. Мобильный Роба как ни, кстати, затрезвонил, и он, шипя и что-то бормоча себе под нос, полез за телефоном в карман. Но бровь приподнялась, и глаза улыбнулись, когда он увидел имя звонящего. Убирая телефон в одну руку, и наклоняясь с поцелуем для жены со словами извинения, он поднялся, вышел из дома.
Крис улыбнулась ему вслед и прислушалась к разговору на кухне. Девочки щебетали, словно птички обо всём и обо всех. Ну конечно, если при разговоре присутствует Белла, то собеседнику нужно будет смириться, и принять на ближайшие часа два или больше огромную дозу позитива, который у девочки в принципе никогда не заканчивается. Как и ожидалось, смех психолога добрался и до гостиной, отчего Кристен, сидя в гостиной, и кушая подаренные шоколадные конфетки, сама непроизвольно рассмеялась. Роб с широченной улыбкой застыл в проёме двери и смотрел на неё.
Конфета, которая только что была опущена в ротик Крис, также благополучно чуть не вылезла обратно.
- Ты меня напугал, - Кристен откашлялась и легко стукнула себя между груди.
- Прости, - он улыбнулся и вернулся на своё прежнее место на диване. – Приятного аппетита.
- Спасибо, - она вздохнула и, придвинувшись к Робу, улеглась на его плечо. Он нежно чмокнул её в волосы и бережно обнял.
- Значит, мы не празднуем твой День Рождения, да? – обыденно спросил Роб и поджал губы. – Это уже окончательное решение?
Девушка радостно кивнула головой.
- Да, окончательное. И я надеюсь, что ты прислушался ко мне, и не позвал никаких гостей, потому что уже очень многие меня поздравили, больше мне не нужно, Роб.
- Конечно, прислушался. – Роберт снова чмокнул её в волосы и мягко уложил свою щёку на её голову. – Я даже не собирался идти против тебя и твоих желаний.
Внезапно он аккуратно убрал её голову со своего плеча и она, немного хмурясь, посмотрела на него.
- У меня есть хорошие новости, - слегка натянуто сказал Роберт и провёл рукой по своим волосам. – Это очень хорошие новости.
- Неужели... – возбуждённо произнесла Крис, открывая ротик и пристально глядя на мужа. – Неужели ...
Он просто кивнул головой и улыбнулся, безо всяких слов.
- Боже,- прокричала Кристен, и изо всех сил ухватилась за мужа, а потом обвила его за шею обеими руками. – Это лучший подарок на День Рождения, Роб. Спасибо тебе!
- Всё для тебя, любимая, - нежно улыбнулся Роб, поглаживая спину своей жены. – Я же знаю, как ты мечтала об этом подарке, и я видел, как у тебя горят глаза, когда ты думаешь об этом.
Её глаза сейчас действительно горели и излучали огромное счастье. Она тихо обнимала мужа и мысленно благодарила Бога за то, что именно этот мужчина, который сейчас сидит и обнимает её, и есть её муж. Самый лучший муж на свете, самый лучший. Боже, чего ему стоило отказаться от всего, ради неё и её желаний. Она счастлива, но счастлив ли он от такого решения?
- Милый, - отстраняясь от мужа, Крис нашла его глаза и настороженно присмотрелась. – Ты решил отказаться от всего, ради меня?
- И ради нашей семьи, солнышко, - Роберт крепко сжал её руку, и потёр большим пальцем руки её маленькие пальчики. – Помнишь, как мы и мечтали. Всегда. Я сейчас вспоминаю, как говорил об этом во всех интервью.
- Но это слишком большая жертва, - тихо заплакала Кристен, глядя мужу в глаза. – Я не хочу лишать тебя той жизни, которую ты сам для себя захотел, Роб. Твоя компания, ты же знаешь, что ты один из востребованных режиссёров Америки, у вас кучи очень богатых клиентов, которые каждый день обращаются к вам с новым и интересным заказом. Это же...
- Разве в этом счастье, Кристен Джеймс Стюарт-Паттинсон, - громко и чётко проговорил Роб, заглядывая в нежные и заплаканные глаза жены. – Моё счастье – это ты, и вся наша семья, которая совсем скоро пополнится. Вот моя мечта. Спокойствие и счастье моей семьи.
- Роберт Томас Паттинсон, - она хмуро улыбнулась ему. – Не пожалеешь ли ты о своём решении?
- Никогда, - быстро ответил Роб и с улыбкой стёр слёзы с глаз Крис, а потом положил одну из ладошек на её животик. – И прекращай плакать, сыночку нашему это вредно.
Их взгляды долго боролись, в них витало напряжение, мимолётный страх, но всё же его лучезарная улыбка начала успокаивать девушку, и она на выдохе тоже достаточно широко улыбнулась ему.
- Ладно. С твоими глазами не поспоришь. И я чувствую в тебе уверенность. Значит ты уверен в этом?
- Ой, - Роберт закатил глаза, а потом рассмеялся. – Конечно, уверен. Ты вот уверена, куколка?
- Да.
- Вот и умничка, - он улыбнулся и снова провёл пальцами по её щекам. - Но мне придётся практически весь этот месяц торчать в разных странах, чтобы уладить все дела и подготовить компанию к новому президенту. Поэтому, я завтра уезжаю в Стокгольм, ну а потом по планам. Мелани уже набросала мне список всех стран и компаний, которые нужно посетить, и могу сказать тебе, он очень большой и долгий. Но к маю, я думаю, справлюсь.
- Ты справишься, - жена вернула ласковую улыбку мужу и провела рукой по его волосам. Он замер и удовлетворённо прикрыл глаза от чутких и любимых прикосновений. – Я в тебя верю.
Открывая глаза, он сладко улыбнулся, встречаясь с отзеркаливающей его улыбкой.
- Ну а торт тебе подарить можно? – с надеждой и нахмуривая брови, спросил Роб, и выглядел при этом как маленький ребёнок.
Кристен засмеялась и провела рукой по его волосам, раскидывая их в разные стороны.
- Торт можно. И я почему-то не уверенна, что ты его ещё не купил.
- Угу, - победно кивнул Роб, и быстренько поднялся с дивана и ушёл куда-то в неизвестном направлении, а Кристен закатила глаза и засмеялась, когда муж уже вернулся в гостиную с огромной подарочной упаковкой.
У Нарисы появились какие-то срочные дела, поэтому она с улыбкой и извинениями, отказалась от чая с тортом и ушла из дома. Семья дружно и со смехом отправилась в столовую, где они закатили маленький пир. В основном на столе было всё сладкое, и конечно огромный трехъярусный торт с фигуркой Крис на самом верху. Девочки с обожанием смотрели на папочку и уплетали кусок за куском. Празднование Дня Рождения получилось очень искренним, светлым и поистине, семейным праздником. Кристен всё время улыбалась, Роб много шутил, отчего весь дом заливался смехом, не говоря уже про самих девушек. Плавно День Рождения перешёл в День Благодарения. Сперва начала Белла. Она стала говорить слова благодарности своим родителям, и в конце, девочка со слезами крепко притянула к себе головы мамочки и папочки и чмокнула каждого в щёчку. Затем говорить приятные слова настала очередь главного мужчины семейства. Роб долго наблюдал за улыбками жены и дочки, вдохновлялся их добротой и чудесным настроением, посмотрел, как Белла со всей нежностью положила головку на животик мамы, а Крис ласково гладила волосы девочки и с любопытством смотрела на мужа. Не оставит никаких сомнений то, что речь Роберта, довела всех до слёз. Потому что он говорил просто, безо всякого шаблона, говорил то, что чувствовал. Он открыто в чём-то признавался, и девочки сразу прозвали его – стесняшка Роб, он говорил, говорил, изливал душу, но в его душе, сидело всё только самое хорошее и очень тёплое. Он закончил свою благодарность словами любви к своим девочкам – замечательной жене и самой милой на свете дочке. И он просто сказал спасибо Богу за то, что у него всё это есть, и за такую жизнь, какая у него есть сейчас. Крис с восторгом и искренним уважением смотрела на него, будто слушала саму себя. Каждое его слово, было её мыслями. В том числе и благодарность Богу за всю сказку, которую он ей дарит в реальной жизни. В свою очередь, Кристен сразу обратилась к дочке и мужу с благодарностями за то, что они терпят её такой, какая она есть, за то, что они рядом, и за то, что они навсегда поселились в её сердце. Она тоже говорила очень душевно, и вся сила её голоса снижалась, потому что слёзы порой просто не давали говорить. А закончила она словами любви ко всему миру, и конечно к родным и самым близким для неё людям на всём свете – самому лучшему мужу и самой несравненной чудесной дочке. Роберт с заботливой улыбкой слушал её, и понимал, что счастливее жизни, чем есть сейчас - рядом с этими дамами сердца, у него и быть не может. Всё для них, всё ради них, и только с ними, я могу быть счастлив.
На следующий день, Роберт рано утром, крепко и сладко поцеловал спящую Крис на прощание. Ну а затем отправился в другую страну, решать дела с компанией. А вот Кристен была права, когда говорила, что время летит быстро. После отъезда мужа, девушка вернулась к обычным домашним делам, Джулс переехала жить к ним до самого рождения своего внука, и она удивлялась, почему до сих пор не подготовили детскую комнату для малыша. Кристен ничего не отвечала на это, просто улыбалась маме и переходила на другую тему. Том отвозил и забирал свою крестницу с учёбы и с тренировок по фигурному катанию. Девочка прогрессировала, причём активно. Она уже не падала, а её тренер постоянно стала говорить о возможности того, что включит юную мисс Паттинсон в новый соревновательный сезон. Белла была так рада, она с таким возбуждением рассказывала об этом маме, Кристен крепко обнимала дочку, и повторяла ей, что она большая умничка. Итак, день, сменяющийся новым днём - и время пролетело мгновенно. Роберт смог вырваться из своих запланированных поездок на годовщину их совместной жизни с Кристен. Конечно, без праздника не обошлось. Собралось много народа, как всегда всё было очень мило и по-семейному. Белла ни на шаг не отходила от своей мамочки, постоянно держала её за руку, боясь даже отпустить от себя и маму и своего братика, пусть он только ещё сидит в животике. Но семья уже приготовилась к его появлению, и все ждали, когда уже смогут взять на руки очаровательного принца мистера Паттинсона. Каждый, кто подходил и поздравлял Робстен с праздником совместной жизни, тепло и бережно обнимал девушку, и практический каждый желал здоровья не только ей, но и будущему малышу, а для семьи благополучия и огромного счастья. Самым трогательным моментом стала игра Беллы и Роберта на фортепиано. Они играли вдвоём, но замечательно слились, и наступало такое чувство, что вовсе один человек играет, а не целых два. Лицо Кристен надо было видеть в этот момент. Она, разумеется, плакала от восторга и прекрасной музыки, но она никак не могла поверить, что и её дочка тоже потрясающий музыкант. Остальные гости с открытыми ртами и ошеломлёнными глазами смотрели на происходящее и прислушивались к музыке. Голоса стихли, и музыка прозвенела, словно капли росы утром на всю гостиную. Это было трогательно, это было красиво и исполнение получилось душевным. Папа и дочка отлично сплотились и подарили настоящее волшебство не только для своей любимой Кристен, но и для всех гостей. Бабушки рыдали, и тоже не могли осознать и принять то, что видят перед своими глазами. Келлан и Эшли стояли с переплётенными руками, с ласковыми улыбками смотрели то на Крис, то на Беллу и Роберта. Вот словно мелкий дождик пробежался по всем, капельки застучали активнее, и наконец, дождь прекратился, и превратился в сказочную, нежную радугу высоко-высоко в небе. Даря всем последний аккорд, Роберт и Белла хитро переглянулись, и с улыбками поднялись из-за инструмента. Когда они повернулись ко всем гостям и поклонились, бурные овации, аплодисменты, очарованные улыбки и лица встретили их. Кристен улыбалась сквозь слёзы, просто не веря своим глазами. Маленький ангелочек прошёлся к своей маме, и тоже заплакал, обнимая девушку. Роберт подарил лёгкий поцелуй жене, и с улыбкой посмотрел в её зелёные, переполненные счастьем зелёные глаза. Вот пусть так будет всегда, пусть ничего и никогда больше не заставит эти глаза грустить, пусть они лишь улыбаются и горят от солнечного счастья.
Семья Роберта на время перебралась из Англии в Ла, так как Кристен приняла решение рожать второго малыша именно здесь. Когда наступил май, в доме воцарилась суматоха, все нервно ждали финала и появления малыша на свет. Роб вновь вернулся домой третьего мая, как раз за несколько дней до того, как его жена должна будет лечь в клинику на сохранение. Это решение было обоюдным, потому что все прекрасно понимали, что для Кристен сейчас нужен покой, а то, что творилось в их доме, назвать покоем было трудно. Сёстры Роберта никого не слушая, начали заниматься отделкой детской комнаты, и уже практически всё было готово. На верхние этажи невозможно было подниматься, там пахло краской и в принципе ремонтом. Когда Роб увидел всё это, он, конечно, чуть рассердился, но всё же улыбнулся своим сёстрам и с поцелуем их поблагодарил.
Как раз весенним вечером они и сидели вдвоём на веранде дома родителей Кристен. Небольшая вечерняя прогулка была замечательной, и с таким же настроением муж и жена сейчас сидели, и продолжали наслаждаться тёплым воздухом майского вечера.
- Ты уже всё уладил с работой, милый? - спросила Кристен, удобно укладывая свою голову ему на грудь. Он улыбнулся и погладил её по лбу, а потом поцеловал её туда же.
- Нет пока. Завтра продолжу свои разбирательства, и надеюсь, что к двадцатым числам я вернусь, – ответил Роб, глядя как его жена, с улыбкой смотрит на него снизу вверх.
- Ничего страшного, если тебя не будет на родах, Роб. Я справлюсь.
- Ох, - он потёр себя по лбу и прикрыл глаза на пару мгновений. – Я постараюсь, милая.
- Лучше заверши удачно свои дела, чтобы мы смогли уехать с чистой совестью.
- Ты права. Но я мысленно буду с тобой, и буду держать тебя за руку, как сейчас, - он улыбнулся и перебрал её пальчики в своей руке. – Я всегда рядом.
- Я знаю, - с улыбкой и спокойно ответила Крис, расслабляясь от прикосновений мужа.
- Ладно, а теперь давай вернёмся к разговору об имени.
- Давай.
- Как насчёт Джорджа?
- Клуни, - просмеялась Кристен, строя серьёзное лицо и поджимая губы. Роб удивлённо вскинул бровь, а потом продолжил.
- Мэт?
- Дэймон.
- Бред
- Пит.
Роберт рассмеялся и отвернул голову.
- Так всё. Ты мне сейчас весь Голливуд перечислишь, Крис. Признавайся, ты уже выбрала имя и мне просто не хочешь говорить?
- Нет, - с улыбкой ответила Крис, наблюдая за тем, с каким интересом муж смотрит на неё. – Просто давай дождёмся, пока он родится, и мы выберем ему имя.
- Только не Эдвард, пожалуйста! – Роб сделал такое жалостливое лицо, что Крис не выдержала и расхохоталась, а ещё стукнула его кулаком прямо в нос.
- Балда. Конечно, нет, никаких Эдвардов.
Он засмеялся и рукой потёр по носу, куда только что, его жена совсем нечаянно заехала ему кулаком.
- Хорошо.
- Когда он родится, мы посмотрим на него и сразу дадим ему имя.
- Хорошо солнышко, - мягко сказал Роберт и накрутил на свои пальцы её завитые пряди волос, небрежно спадавшие на лицо. – Увидимся через десять дней. Не знаю, как смогу пережить эти мучительные десять дней без тебя.
- Тринадцатого мая?
- Что тринадцатого мая, милая?
-Нет ничего, - она вновь улыбнулась и легонько дёрнула его за щёки. – У тебя День Рождения тринадцатого мая, милый.
- Чёрт с этим Днём Рождения, - безразлично ответил Роб, сохраняя трогательную улыбку для жены.
- Нет, - отрицательно проговорила девушка, закладывая свои волосы за ушки. – Ты запомнишь этот День Рождения на всю свою жизнь, любимый. Это я тебе обещаю.
Он отвлечённо смотрел в другую сторону и, наверное, даже не расслышал, что сейчас сказала Крис.
- Что, солнышко? – Роб снова окутал её своим любящим взглядом, и поднял руку, прижимая к своим губам. Мягкий поцелуй в запястье - мелкими мурашками, словно накрапывающий дождик, отдался по всему телу Крис, и она, сглатывая воздух, улыбнулась.
- Ничего, Роб. Пойдём, уже поздно. Я устала.
Он кивнул головой, и они вместе приподнялись с качели и за руку вошли в дом.
На следующее утром Роб снова уехал, но вы бы только видели, с каким трудом ему это далось. Меньше всего, сейчас ему хотелось оставлять свою жену. Ведь, через каких-то пару дней, или больше, они станут родителями во второй раз. Только лишь улыбка и уговоры жены о том, что он должен всё уладить до Рождения сына, и спасали. Он верил ей, он всегда ей верил, точно зная, что она всегда говорит ему то, что чувствует.
- Я люблю тебя, я тебя безумно люблю, родная. И если случится так, что я приеду после рождения ребёнка, пожалуйста, прости меня заранее, - беря нежные руки жены в свои, он сел на кровать и с чувством вины посмотрел ей в глаза. – Пожалуйста, Крис.
- Я тебя прощаю, Роб. И говорю это только потому, что знаю, как важно тебе услышать это. А не, потому что я так действительно считаю. Это всё так глупо. Может я сама не хотела, что бы ты был на родах. Ты об этом не подумал? – Кристен нахмурила брови, но губы изогнулись в полуулыбке.
- Одно дело быть рядом, хотя бы возле палаты, а другое – на другом конце света.
- Не говори глупости. Я чувствую тебя всегда рядом со мной. Мне это помогает, просто ты давай заканчивай свои дела поскорее, и возвращайся к нам, хорошо?
- Хорошо. Но я чувствую, что когда вернусь, меня встретит маленький мистер Паттинсон собственный персоны.
Кристен засмеялась и покачала головой.
- Ты не исправим, Роб.
- Я люблю тебя, - он чуть улыбнулся и приблизился к её лицу. – Спасибо.
- За что? – она непонимающе приподняла брови, но и сама, облизывая губы, приблизилась к нему.
- За всё, - с улыбкой он накрыл её губы своими, и подарил самый нежный поцелуй из любви и для любви, а точнее для своей любимой.
После этого время понеслось ещё быстрее. Шестого мая Крис уже лежала в клинике, к ней то и дело приезжали все родственники, отчего её огромная комфортабельная палата наполнялась шумом, гамом и смехом. Дочка Белла приезжала сразу после учёбы к маме, и оставалась с ней до вечера. Малышка постоянно улыбалась, но по ней было видно, как она волнуется и переживает за свою маму. Крис успокаивала её своими поцелуями, нежными нашёптываниями, и Белла сразу же начинала улыбаться и со всей теплотой прижиматься к маме. А ещё они практически всё время говорили об их новой жизни, о которой нам пока не известно, но это только пока. Девочки счастливо улыбались, а потом малышка со вздохами и неохотой уходить, обнимала маму и говорила, что безумно её любит. Кристен улыбалась в ответ дочери и отвечала ей взаимностью.
Неделя пролетела быстро, как вообще летит вся жизнь. Но ведь мы живём не просто так, не просто коротаем как-то время, мы живём... А знаете, какой глубокий смысл вложен в это слово? Наша жизнь полна разными моментами: и хорошими и не очень, но всё же, если подумать, закрыть глаза и вспомнить самые приятные моменты жизни, понимаешь, что ты жил абсолютно не зря, и что ты сделаешь всё, чтобы и дальше так жить, наслаждаясь истинным счастьем, как может каждый полноправный человек. Перед тем, как в твоей жизни произойдут перемены, что-то приобретёт другой смысл, а что-то вообще исчезнет из твоего сознания - ты углубляешься в воспоминания, ты желаешь провести через себя всё то, что с тобой было именно до этого определённого момента. Совсем скоро твоя жизнь изменится, но тебе не хочется упускать счастливое прошлое, и поэтому ты с улыбкой, задумчивым лицом, и возможно даже непослушными слезами, проходишь внутри себя, через все, что было мысленно. Так же, как это сейчас делает Кристен, лёжа на кровати, глядя в окно, и закрывая глаза, из которых вытекают мелкие, тонкие струйки слёз.
Всё когда-то происходило с нами впервые. Первое чувство, зародившееся в тебе, когда ты понимаешь, что больше неподвластна своему сердцу. Она может, и боролась в себе, хотела что-то отрицать, но всё же любовь, живущая внутри, и которая крепла к нему с каждым днём, выходила на поверхность, и заставляла признаваться в том, как же он всё-таки важен для неё. Как он будоражит её кровь, как его улыбка сводит её с ума, как он впервые признался ей в любви, и ей казалось, что счастливее момента быть не может. Представляя в мелких деталях те события, сейчас невозможно не улыбнуться этому, пусть может что-то было и не совсем хорошо, или ты желала, чтобы было всё по-другому, но неважно, главное, что это было с тобой и ты прошла через это. Съёмки всех частей Саги, вся эта атмосфера, нескончаемые промотуры и ковровые дорожки, крики фанатов, плакаты, интервью, успех, ненависть, зависть, непонимание, отчуждение, страх, любовь и просто жизнь - всё это было в её жизни... Двигаясь дальше, она вспоминает, как с улыбкой встречала Роберта после промотура. Он только ещё открывал дверь ключом, а внутри неё уже бешенно колотилось сердце. Он уже рядом... И когда раздавался последний щелчок замка, она, нервно сглатывая, и пытаясь утихомирить в себе волнение, подлетала к двери, где любимые объятие не заставляли себя долго ждать, как и его поцелуи. Такие нежные поцелуи, словно я цветок - а он пчёлка, что кружится надо мной, и так бережно, так старательно, собирает пыльцу с меня. Жуткое волнение, что она испытывала, когда выбирала и примеряла свадебное платье Беллы. И конечно, как забыть ту дрожь по всему телу, и сухость в горле, когда она выходила замуж в реальной жизни за любимого человека. Суматоха того дня, но такого счастливого и светлого дня в жизни обоих. Те голуби, которых они отпускали под вечер, тогда они взмыли в самую высь, и уже где-то наверху слились воедино. Может, тогда это было своеобразным предзнаменованием для молодой пары? Чем дальше зайдёт жизнь, тем крепче будут их чувства, и ничто не сможет разбить их крепкие руки, они пойдут дальше вместе, они будут счастливы, и они будут по-прежнему сильно и верно любить друг друга. Что-то на грани сказки? Она ответит вам просто. Её жизнь итак изначально превратилась в персональную сказку, как только он появился и в её жизни, и поселился в её сердце. Следовать дальше, то там важное и радостное событие в их совместной жизни – рождение первого малыша, вернее малышки Беллы. Она действительно им дарована свыше за всё то, что они вытерпели - они были вознаграждены. Её первая улыбка, первые шаги, объятия, пока ещё не крепкие, но такие нежные, что ты обо всём на свете начинаешь забывать, когда малышка подходит, и всем своим маленьким, хрупким тельцем прижимается к тебе. Какое невероятное чувство нежности, тепла, солнечных лучей и самого солнышка, ты испытываешь, когда твоя дочка улыбается, и говорит тебе своё самое первое слово «мама». Только когда ты слышишь это словечко из тёплых уст своей дочурки, ты понимаешь, что ты действительно мама, и этот кусочек тебя, как никто другой нуждается в тебе, твоей заботе, любви, ласке. Воспитание ребёнка начинается с того момента, как ты осознанно начинаешь передавать ему свои собственные ощущения от окружающего мира. Твоя улыбка мгновенно зеркально отражается на личике твоей дочки. Это маленькое создание впитывает всё от своих родителей, как губка. Но ведь как же хочется, чтобы девочка выросла не только умной, доброй и ласковой, но ещё и должна понимать, что мир это не просто сказка, где лишь добро, а мир это, то место, где за всё хорошее, и тем более за счастье приходиться бороться. Белла выросла именно такой – неисправимым борцом за справедливость и счастье. Красивая маленькая принцесса, моя девочка, как мне сейчас тебя не хватает, и твоих нежных объятий, солнышко. Как я хочу, чтобы и ты, и твой папа сейчас были рядом. Вы мне так нужны, как и всегда, но сейчас мне бы хотелось, чтобы вы держали крепко мою руку, и я чувствовала, как ваша любовь и нежность помогает, мне справится с этой болью, и с желанием, чтобы скорее всё это наконец-то закончилось...
-Айййй, - взревела Кристен, сильной хваткой целясь за простынь кровати. – Я не могу...
Джулс была рядом с ней, с глубоким сожалением смотрела на доченьку и вытирала пот с её лба.
- Солнышко, давай, не мучай себя, - Клер подошла с другой стороны, и поцеловала девушку в наморщенный лоб.
- Я ни за что на свете не рожу двенадцатого мая, - громко прокричала Кристен и зажмурила глаза, сильно кусая нижнюю губу. – Нет!
Врач понимающе покачала головой и подошла к Крис.
- Если мы ещё подождём, то потом ты сама родить не сможешь, милая, - она наклонилась и приложила руку ко лбу девушки. – Малыш уже готов, он уже хочет встретиться со своей мамочкой.
Кристен открыла глаза, мокрые от слёз, выдохнула из себя воздух, и посмотрела на молодую женщину в белом халате.
- Нет, - тихо произнесла девушка и снова выпустила из себя воздух. – Я не могу отказаться от такого подарка для своего мужа.
- Но ты понимаешь, чем это грозит для ребёнка?
- С ним всё будет хорошо.
Эшли с пониманием смотрела на подругу и молча, опустила глаза на камеру в своих руках.
Джули и Клер растроенно переглянулись между собой, а потом обратились к Крис. Она заранее знала, что они ей скажут, поэтому злобно щурясь, и недовольно отворачивая голову, попросила их уйти со своими просьбами.
- Хорошо, - Миранда снова подошла к девушке и легко прошлась полотенцем по её лицу. – Тогда сейчас мы тебе сделаем укол, он как бы заморозит твои схватки на некоторое время, и ты сможешь поспать, ну или хотя бы немножко расслабиться, и уже морально подготовить себя к предстоящим родам.
Кристен на секунду закрыла глаза, но затем снова их открыла. Это было знаком её согласия...
Когда часы показали 00:00,и соответственно наступил новый день, т. е тринадцатого мая, дело пошло к своему завершению. Эшли с улыбкой и слезами снимала всё на камеру, на самом деле хотел пойти Келлан, но у него была чуть другая миссия, и он терпеливо крутился в коридоре возле палаты, где и находились остальные родные и близкие Кристен и Роба. Малышка Белла сидела на руках у дедушки Джона и тяжело вздыхала каждый раз, когда поворачивалась лицом к маминой палате, и оттуда доносились крики.
- Ну, моя хорошая, ещё немножко, давай, давай, - успокаивали и подталкивали Кристен все: и акушеры, и сама врач, и Эшли, и мама Роберта. Пот с лица девушки тёк ручьём, Джулс вытирала лицо дочки и напоминала о том, что она молодец, и всё правильно делает.
Сорок минут последующих мук, и ровно в 01.00 тринадцатого мая раздался крик новорождённого. Когда малыша изъяли, и обрезали пуповину, плакали все. Эшли дрожащими руками удерживала и снимала всё на камеру, врач с улыбкой передала малыша медсёстрам, Джули и Клер, рыдая, крепко обняли друг друга, а Кристен с улыбкой и слезами обессилено упала на свою кровать и прошептала.
- Я это сделала...
- Поздравляю Робстен с рождением такого красивого сына, - с улыбкой проговорила Миранда, глядя то на Кристен, то на её родителей. – Мальчик здоровый, и он очень похож на своего папу. Поздравляю!
- Спасибо, - еле прошептала Кристен, постепенно смыкая глаза и проваливаясь в необходимый сон.
Миранда понимающе кивнула девушке и попросила всех покинуть палату, чтобы Крис смогла отдохнуть.
Палата стала пустеть, Кристен засыпала, но вопрос Эшли, который она задала возле самого выхода, ввёл в заблуждения всех.
- А как назовут сына, Роберт и Кристен? – Эш улыбнулась, смахивая слёзы. Джули и Клер посмотрели на неё, и вид у них был такой, будто, они действительно задумались над именем, их только что родившегося внука.
Они хотели что-то ответить девушке, но чуть слышный шёпот отвлёк их внимание, и они все обернулись к Крис.
Девушка открыла глаза.
- Если он родился в День Рождения своего отца, то он должен получить такое же имя. Роберт Паттинсон, - сглатывая, прошептала она и вновь закрыла глаза, с маленькой улыбкой на уставшем лице. – Малыш Роб.
- Оууууу, - взвыла Эш, дрожащей рукой прикрывая ротик. – Это так мило! Боже...
Миранда с нетерпением ждала, когда все выйдут из палаты и оставят девушку в покое.
Джули попросила ещё одну минутку, и когда врач нахмурилась, но разрешила, они буквально вбежали в палату к девушке.
Но Кристен уже крепко спала и даже не слышала, о чём они её спрашивали. Ей необходим сон, перед тем как она встретится с тем, кого со всей любовью и заботой носила в себе целых девять месяцев – своего сына Роберта.
Буквально через минут десять, после того, как девушка уснула, и все покинули палату и коридор, чтобы полюбоваться на сыночка Робстен, явился и сам Роб. Он настороженно осмотрелся по сторонам и, заметив, что никого нет, стал звонить на мобильные всем подряд. Сперва Кристен, хотя понимал, что это бессмысленно, потом Эшли, та вообще побежала осуществлять какие-то свои планы поздней ночью, потом Келлану, потом Бену, потом мамам, и в общем - он был ужасно зол, что никто, так и не в состоянии ответить на его звонок. Даже врачей не было, если только спуститься вниз, ну или найти эту их приёмную, да даже этого грёбанного Энди, хотя он прекрасно знал, что роды будет принимать другой человек – молодая женщина по имени Миранда, которая и провела всю беременность вместе с Кристен, но Энди тоже отчасти ей помогал. Злясь не только на себя, но и абсолютно на всех, он ещё раз повертел головой по сторонам, и тяжело вздохнул, проводя рукой по волосам, и чуть не выдирая их оттуда.
- Папа, - детский голос прозвучал где-то сзади, и поэтому Роберт инстинктивно обернулся, потому что голос своей дочери даже в таком обозлённом состоянии он узнает.
- Да Белла, - грозно проговаривая имя дочки, он повернулся к ней и... заплакал, ни говоря ни единого слова.
- С Днём Рождения папа, - улыбнулась малышка, когда Роб опустился перед ней, и посмотрел на маленький комочек, который Белла осторожно держала в своих ручках. – Это твой сын и мой братик.
Комочек был такой маленький, такой хрупкий, но глядя на него, сердце Роберта готовилось выпрыгнуть из груди. Но вместе этого, странные звуки вырвались из его груди, и он отшатнулся назад, закрывая лицо обеими руками. Сколько же сейчас разных чувств внутри него? Много, и одновременно ничего. Перед глазами этот комочек, в мыслях этот комочек, сейчас только его новорождённый сын может занимать хоть какие-то мысли. Осознать трудно, хотя почему так никто не понимает, нельзя так легко поверить, что ты стал отцом во второй раз. Второй раз пройти ту же школу, только теперь с сыном. Сперва может показаться, что это всё сон, и я открою глаза - передо мной не будет ни Беллы, ни этого комочка. Но привязанность к сыну, и чувство того, что это маленькое чудо принадлежит ему и его жене, сейчас выше всего. Он на подсознательном уровне, не открывая глаз, чувствует как сынок тянется к нему, как он улыбается и согревает теплом, самым настоящим теплом.
На выдохе Роберт убрал руки от лица, и с улыбкой, глотая слёзы, протянул руки к своему сыну. Белла с радостью передала ему малыша, и теперь он воссоединился с маленькой копией себя, и с какой-то стороны – исполнением самого заветного желания. Он всегда хотел сына, да, чёрт возьми, он постоянно повторял, что будет рад, даже если снова родится девочка, но какой нормальный мужик, не мечтает о сыне, тем более если у него уже есть одна дочка? Эмоции переполняют разум Роба, его сердце и его душу. Он просто с любовью смотрит на сына и качает головой, не веря, что сын наконец-то появился у него в жизни.
- С Днём Рождения, Роберт Паттинсон! - прокричал Келлан с улыбкой на лице и помахал Робу. Оглядевшись по сторонам, и поднявшись со своим сыном на руках, он заметил, как все с восторженными улыбками и растроганными лицами смотрят на папочку.
- Поздравляю с Днём Рождения, сынок, - Клер, неторопясь, подошла к Робу и поцеловала его в щёку. – И с Днём Рождения сына.
- Мам, я не верю, - сквозь слёзы прошептал Роб, не отрывая глаз от крошки сыночка. Джули тоже подошла к Роберту, и обняла его со словами поздравлений. Обе мамы и наш новоиспечённый папуля во второй раз, с невыразимыми широченными улыбками смотрели на маленького Робочку.
Келлан снимал всё происходящее в коридоре на камеру, Эшли подлетела и крепко обняла Роба, когда он передал сына на руки одной из медсестёр. Затем он наклонился к своей дочурке и с улыбкой стёр слёзки на её нежном и счастливом личике. Малышка бросилась к папе в объятия и ещё больше разрыдалась. Ну а чуть позже, уже все набрасывались на Роба с поздравлениями и с Днём Рождения и с рождением сына, конечно. Шок, хотя какой-то там уже шок, очередные слёзы умиления были тогда, когда Роберт узнал, как Кристен назвала их сына. Он снова расплакался, на этот раз даже не убирая слёзы с лица, бросился в палату к жене. Девушка ещё спала, и, разумеется, его не пустили к ней, но благодаря очарованию Лотнера, у которого тоже, кстати, должен был родиться сын, и Бена, Миранда отвлеклась, и тот, воспользовавшись удобным случаем, забрёл в палату к жене. Она с умиротворённым лицом и улыбкой спала, грудь тихонько поднималась и опускалась, тёмные волосы уже были распущены, и словно вышитые узоры, разметались по всей подушке.
Роберт улыбнулся и подошёл ближе. Она подарила мне сына в День моего Рождения, и назвала его в честь меня. Может быть, мне кто-нибудь скажет кто она, наконец? Кто эта девушка, которая сейчас сладко спит и не слышит моих мыслей, а просто улыбается. Она сотворила столько чудес на этой земле, она сделала счастливым меня, она подарила мне свою любовь, свою душу, сердце - саму себя. Она открыла мне двери в свой мир, она взялась за мою руку так крепко, и так крепко прошла со мной до самого финала. Она невероятно добрая и нежная, милая и чуткая, лёгкая и лучезарная. Она делает счастливым и тёплым всё, к чему бы не прикоснулась своей рукой, и чему бы не улыбнулась своей восхитительной улыбкой. Она своими руками соткала для меня и нашей семьи счастье из солнечных нитей, и накрыла нас этим счастье навечно. Она очаровывает этот мир, она дарит миру нежность, красоту и искреннюю радость. Она естественна, как лепесток розы, ещё не орошённый капельками дождя. Она многогранна, как драгоценный камень, её глаза - прелестные искристые изумруды, а её улыбка подобна рассвету в раю. Она – ангел...
Нежно целуя своего ангела в волосы, а потом губами продвигаясь по её лицу, он обласкал каждый уголочек её милого и доброго личика. Губам он подарил особый королевский поцелуй, и смех сорвался с его губ, когда его ангел ответил ему на поцелуй. Отскакивая от Кристен, он привёл дыхание в норму и улыбнулся жене.
- С Днём Рождения, любимый, - она поморгала ресничками и уже широко открывала свои глаза, плавно выползая из сна. Естественно, после поцелуя прекрасного любящего принца, спящая красавица всегда просыпается.
- Спасибо, - тихо ответил Роберт, замечая, что Кристен полностью просыпается. Но пока ещё её взгляд не встретился с его. Он ждал этот момента, чтобы увидеть, что сейчас в её глазах.
- Я люблю тебя, - тепло произнёс он и улыбнулся, когда Кристен посмотрела на него. Её прелестные зелёные глазки были ещё уставшими, но то, что в них горело счастье, переливаясь радугой и чередуясь с блеском, мгновенно закрывали эту усталость, стоило ей лишь улыбнуться. – Спасибо за сына, я просто... У меня нет слов, чтобы что-то сказать. Я счастлив. Я счастливый придурок Роберт Паттинсон, у которого совсем недавно родился сын. Что тут ещё можно сказать... Я так счастлив, и я просто не знаю, чтобы я бы делал без тебя в своей жизни.
- Ты плачешь, - она протянула к нему руку и коснулась его мягкого лица. – Я тоже тебя люблю. Не думай о том, чтобы с тобой было без меня. Так никогда не будет Роб, я всегда буду с тобой, и всегда буду любить тебя. Я всегда буду в твоей жизни, как и ты в моей. Мы навсегда и крепко связаны одной судьбой.
Он закрыл глаза, в то время как по его щеке скатилась слеза и упала прямо на руку Кристен. Она улыбнулась и почувствовала, что сама начинает плакать.
- Кристен, ты самое дорогое, что есть в моей жизни, - хриплым от слёз голосом, проговорил Роберт, и поднял на неё свой взгляд. Теперь и она тоже вместе с ним плакала. – Спасибо Богу и судьбе за такой подарок. Он дороже всего на свете, и он бесценный. Тебе нет цены, ты что-то божественное, многоликое, искреннее, неземное. Я никогда не перестану тобой восхищаться, родная. Боже, я так сильно люблю тебя, что даже бы умер, отдал свою жизнь без каких-либо рассуждений, я бы не раздумывая, отдал всё ради тебя. Моя жизнь и вовсе не жизнь, когда рядом нет солнечного ангела – тебя. Я люблю тебя, ты всё в моей жизни, и ты подарила мне двоих детей, о чём я могу ещё мечтать, скажи? Я люблю тебя.
- Я умерла бы ради тебя, только если бы была одна в этом мире. Но у меня есть Белла и Роб, а они часть тебя. Я бы ни за что не оставила эту частичку тебя без себя. Спасибо за то, что в моей жизни есть ты и наши дети. И прости за то, что я говорила тебе, когда мы ещё снимались в Саге, насчёт детей. Только сейчас я поняла, как ошибалась Роб. Карьера, деньги, популярность не стоят того, что у меня сейчас есть. И твоя реакция, твои слёзы, поверь это гораздо дороже, чем вся популярность, вместе взятая с актёрской карьерой.
Роб с улыбкой прижал её теплые руки к своим губам, целуя каждый пальчик.
- Тебе спасибо, любимая.
Она усмехнулась и опустилась на подушку, глядя на мужа.
- Тебе спасибо, любимый.
Он наклонился, чтобы поцеловать её, но в этот момент в палату вошла Миранда, а за ней все остальные. Врач хотела что-то высказать, но не стала. Она вдохнула с улыбкой и подошла к парочке.
- Поздравляю с рождением сыночка, голубки. Пусть малыш и родители будут здоровы, счастливы и всегда улыбаются, - с нежностью в голосе сказала Миранда, а потом, когда услышала в ответ слова благодарности, спросила, как себя чувствует наша мамочка, и тревожит её что-нибудь. Всё равно Миранда намеревалась провести осмотр, поэтому она вежливо попросила выйти всех из палаты.
В коридоре стоял смех, и заведующий отделением вышел, чтобы сделать замечание по поводу шума. Утро на дворе, а они кричат. Келлан с остальными парнями уверили его, что всё в порядке, и он, согласившись, и взяв со всех обещание, что они прекратят шуметь - спокойно ушёл по своим делам.
Миранда вышла из палаты Крис и сказала, что девушка спит, и проснётся только лишь уже утром, или в полдень. Эшли обрадовалась такому исходу событий, Роб кинул на неё подозрительный взгляд, чего она тут распрыгалась. Но как не крути, на эмоциях долго сыт не будешь, поэтому все вскоре поразъезжались по домам. Роб забрал дочку, и они также уехали домой. Белла уснула на заднем сидении машины, а Роб зевая, отвечал на звонки с поздравлением. Сколько же было гордости, когда он после приятных слов поздравлений с Днём Рождения, с улыбкой заявлял, что у него родился сын сегодня ночью, и тогда снова раздавались громкие поздравления ещё и с рождением сына.
Как и говорила врач, Крис проснулась около полудня. Она замерла на месте, когда увидела разноцветные надувные шарики, развешанные по всей палате, а лепестки роз изысканно были рассыпаны по полу, ну а по обеим сторонам кровати стояло много букетов цветов и разных открыток. Поражённая такой красотой и явной чьей-то заботой, она улыбнулась ещё шире, когда в палату внесли сына. Медсестра с улыбкой передала маме своего крошку на кормление.
- Оуууу, - слёзы засверкали в глазах Крис, как только малыш оказался на её руках. – Боже, какой ты сладкий. Точно весь в папочку. Моя прелесть, мой сыночек. Сладенький мистер Паттинсон.
Медсестра засмеялась, когда услышала, как девушка начала сюсюкаться с сыночком, но не мешая, а лишь проверив температуру Кристен, удалилась из палаты. Мама и сын остались наедине.
Малыш оказался очень голодным, он хорошо покушал, и высосал из мамочки немало сил. Укладывая возле себя прелесть в шёлковом одеянии, Кристен прислонилась своим лбом к его крохотному лицу, и пальчиком провела по маленькой щёчке. Робушка моментально отреагировал и поморщился, а девушка от души рассмеялась, присматриваясь и изучая своего маленького принца.
Большой принц долго себя не заставил ждать. Он влетел в палату, но видя прищуренные глаза жены и пальчик, приложенный к ротику, словно давая знаки на тишину, он послушно протопал к жене и сыну.
Роберт улыбнулся, когда малыш поморщил свой масенький носик, и поцеловал Кристен в макушку, пока она держала сына на руках.
- Он прелесть, - шепнул Роберт на ушко Кристен и глазками указал на малыша.
- Весь в тебя, - усмехнулась девушка, чувствуя как его губы, мягко прижимаются к её волосам.
- Мы будем счастливы, - прошептал Роберт и наклонился, чтобы поцеловать своего сына, а потом забрать его из рук мамочки.
- Мы будем счастливы, - уверенно повторила Кристен, опираясь головой о голову мужа, и глядя, как Роберт сладко воркует с сыночком, раскачивая его в своих ручках. – У нас теперь есть всё для этого.
Прошла неделя после рождения малыша Роберта, и Кристен уже была дома вместе с мужем и маленьким сыном. Встретили с роддома их по-тёплому, улыбок было несчётное количество, слёз умиления тоже, и каждый норовился взять на ручки маленького мистера Паттинсона. Жизнь ребят координально изменилась, но от этого приобрела ещё более насыщенные и яркие краски, ведь маленький сын и его существование на этой земле, уже делало жизнь родителей прекрасной, несмотря на все хлопоты. Всё можно пережить, но с каким удовольствием и радостью родители проходят через это всё во второй раз, применяя свою практику вновь после рождения Беллы. Сама Изабелла несказанно рада появлению братика в семье, она помогает своей маме во всём, что касается малыша, даже пусть в доме итак полно помощников. Но всё равно смотреть как девочка ухаживает за своим братиком, и при этом вкладывает всю свою любовь для него, было настолько чувственным моментом, что Кристен хотелось рыдать от счастья, как и Роберту.
Ранним воскресным утром, Крис еле слышно спустилась вместе с сыном в гостиную и рукой помахала Белле. Девочка переняла братика из рук мамы, пока та поднялась обратно наверх и помогла мужу вынести вещи. Вещей было не так много, всё остальное они уже купят по приезду в новый дом. Крис спустилась за руку вместе с мужем, и они неслышно прошли возле входной двери, в то время как охрана уже выносила вещи в машину.
Белла поправила свои колоски и с тоской посмотрела наверх лестницы, а потом провела взглядом весь дом. В её глазах показались слёзы, и поэтому Крис, как только заметила это, передала сына мужу и подошла к дочке. Крепко обнимая маму, малышка тихо заплакала.
- Тише, моя золотая, не плачь, - девушка вздохнула и поцеловала девочку в лоб, растирая её спинку обеими руками. – Пойдём, нам пора.
Белла без разговоров, вытирая слезы, поднялась с дивана и вышла из дома. Кристен провела рукой по своей косичке, оттягивая её на другой бок, ладошкой уложила чёлку и повернулась к мужу. Он стоял и с улыбкой рассматривал гостиную.
- Пойдём, - прошептала Крис, и улыбнулась спящему сыночку на руках своего папули. – Роб.
- Да, идём, - почёсывая себя по лбу, и глубоко вздыхая, отозвался муж и двинулся к двери.
Осторожно выйдя из дома, и тихо прикрывая дверь за собой, они прошлись к основным воротам.
- Прощай дом, где мы были счастливы, - с лёгкой улыбкой произнёс Роб, оборачиваясь к дому. – Да, мы действительно здесь были счастливы.
Белла подошла к маме и взяла её за руку.
- Солнышко, ты положила письмо для бабушки? – спросила Кристен, наклоняясь к дочке и поглаживая её по щёкам.
-Да, мамочка, - улыбнулась Белла и обняла Кристен. – Я буду скучать по этому дому. Я люблю его.
- В Италии тоже очень красивый, огромный дом. И ты мне сказала, что уже влюбилась в него.
- Да, влюбилась. Но этот дом он такой родной.
- Я знаю моё солнышко, - улыбнулась девушка в объятиях дочки. – Но у нас всё будет замечательно, потому что мы вместе. Правда?
- Конечно, - согласилась Белла. – И главное, что я буду продолжать заниматься фигурным катанием и рисованием в новой школе, а также буду активно изучать иностранные языки.
- Солнышко, ты будешь делать всё что захочешь.
К воротам подъехала серебристая машина, и Робстен сразу узнали хозяев этой машины. Келлан и Эшли вышли из машины и прошли к Кристен. Эшли плакала, но с улыбкой смотрела на свою подругу. Келлан тоже был расстроен, но он улыбнулся и поднял Беллу на руки.
Крис не выдержала и набросилась на подругу.
- Боже, Эшли, это так тяжело.
- Я знаю, солнышко, - проревела Эш, целуя подругу в щёки. – Но всё будет хорошо. Вы всё правильно делаете, вы молодцы. И я никогда не перестану гордиться вами. Счастья вам, здоровья малышу Робке, и всего всего всего самого доброго вашей семье.
- Я буду скучать, - слёзно протянула Крис, обнимая Эшли. – Вы же приедете к нам? Помни, что ты крестная мама Роба.
- Я помню, родная, - усмехнулась Эш, раскачивая Крис в своих объятиях – Обязательно приедем, как только вы приживётесь там немного.
- Девушки, начинается дождь, - оповестил Роб, подходя к подружкам и улыбаясь им. Они продолжали обниматься и им плевать было на дождь. А небо действительно стало затягиваться тучами, придавая серый оттенок высокому небу. Роберт уложил сына в колыбельку и аккуратно поставил её в машине, наблюдая, как сопит его масенькая копия.
- Пока друг, - Келлан по-приятельски пожал руку Роберта и улыбнулся. – Ты классный, и всегда таким оставайся. Я тебя уважаю, ценю, и люблю. Будьте счастливы.
- Спасибо, Келлан, - в ответ пожал руку Роб своему другу, а потом они, расхохотавшись, крепко обнялись, похлопывая друг друга по плечу.
Эшли крепко обнимала Роберта на прощание, она искренне смотрела в его глаза и говорила, что счастлива, что всё это время была рядом с ними. Белла расплакалась, как и Эшли. Девушка ни за что не хотела прощаться с прекрасной дочкой Роберта и Кристен. Это прощание далось действительно тяжело для обеих.
Начался дождь, и поэтому Келлан и Эшли, ещё раз на прощание обняв своих друзей, поспешили сесть в машину и, моргая фарами и махая руками, уехали.
- Бегом в машину, солнышки, - скомандовал Роб, оборачиваясь к своим леди. Белла послушалась и сразу запрыгнула в машину, ведь там же маленький братик.
Кристен ощутила сладкое дыхание мужа возле уха и, вздыхая, улыбнулась.
- Мисисс Паттинсон, вы идёте? – Роб поцеловал её в ушко, и она хихикнула.
- Иду, мистер Паттинсон, - ответила Крис, и накрыла своей рукой руку мужу, которой он легко обвил её талию. Кристен ещё раз посмотрела на дом и особенно на окна верхних этажей.
- Всё хотел тебя спросить, наверное, стоит это сделать сейчас, когда уже практически финал всей истории.
- Для кого финал, а для кого начало, - засмеялась Кристен, поворачиваясь лицом к мужу. Он смотрел на неё с маленькой улыбкой, лицо было вполне серьёзным. – О чём ты хотел меня спросить, Роб?
- Ты нашла истину, которую искала?
- У каждого своя истина, Роб, - Кристен мило улыбнулась мужу. – Её не нужно искать, она всегда рядом. Просто очень часто мы смотрим на то, что рядом с нами и не понимаем, а важны ли эти вещи для нас, и как много они значат для нас. Когда дело касается истины... Я не знаю про истину каждого человека, но, а моя истина... Это моя семья.
- Как это,- удивился Роб, играя своей хитрой улыбкой на лице.
- Всё что имеет дорогое место в моей жизни и в моём сердце, это и есть истина для меня, Роб, - просто ответила Кристен, заглядывая мужу в его серо-голубые глаза. – Не зря говорят: «Познай самого себя и ты познаешь истину». Когда ты разберёшься с тем, что творится у себя внутри, лишь тогда ты сможешь почувствовать себя свободно и счастливо. Что в моём сердце? Ты – моя истина отчасти, и я понимаю, что как бы я тебя не гнала от себя, мне всё равно не справится без тебя и не быть счастливой без тебя. Вся моя жизнь связана с тобой, и только ты привёл меня к истинному счастью. Знаешь, я знала это сразу, но не принимала как должное. А ещё... истина это счастье, к которому мы все стремимся. Когда мы постигаем истину, мы сразу приобретаем счастье. Истина и есть счастье, однозначно. Так всё, к чёрту истину...
Роб засмеялся и приподнял брови от изумления.
- Я согласен с тобой, что истина это счастье и про познание, про самого себя.
- Правда? – ошеломлённо спросила Крис и приоткрыла ротик, поражённая высказыванием мужа. – Ты серьёзно? Ты со мной согласен?
- Быть ближе к истине, значит быть ближе к настоящему человеческому счастью, Кристен. К тому, что находится внутри тебя.
- И в самом финале мы наконец-то оба это признали, смешно.
- Я всегда это знал, а вот тебе понадобилось время, - Роб пожал плечами и вздрогнул, когда капля дождя обрушилась на него. – Пошли, истина моя, а то промокнем.
- Ну, пошли, истина моя, - Кристен засмеялась и потянула мужа за руку к машине.
Понаблюдав сквозь закрытые стёкла машины на вид дома ещё немного, он взял в свою руку левую руку Кристен и с улыбкой посмотрел на жену. Она обернулась к дочке, сидящей сзади и что-то щёлкающей на своём ноуте, и перевела взгляд на колыбельку, которая стояла возле Беллы. Затем она с улыбкой вернулась к мужу взглядом и кивнула головой.
- Я люблю тебя, - ещё одну тёплую улыбку подарил Роб своей жене и завёл машину.
- Я тебя тоже люблю, - Кристен вернула ему улыбку. Отъезжая от дома, Роб поморгал фарами охране, и те с улыбками помахали им в ответ. Крис засмеялась и помахала им рукой, Роберт тут же к ней присоединился, и они оба со счастливыми улыбками, несмотря на сильный дождь помахали и всем нам. Своими доброжелательными улыбками, они пожелали нам счастья и исполнения всех наших желаний. Мы помним, как Роберт говорил о том, чтобы мы все мечтали, и тогда всё обязательно исполнится. Кристен нам всегда советует оставаться такими, какие мы есть, и тогда всё у нас будет хорошо. На самом деле, они многое нам советуют, постоянно что-то желают. Нам тоже остаётся пожелать им не только счастливого пути, но и счастливой новой жизни в волшебной Италии.

Но это уже совсем другая история... :)

Источник: http://robsten.ru/forum/18-203-1
Категория: Фанфики. Из жизни актеров | Добавил: Marialina (21.10.2011) | Автор: Мариша
Просмотров: 789 | Комментарии: 13 | Теги: Роберт, Кристен, Робстен | Рейтинг: 4.9/14
Всего комментариев: 131 2 »
13   [Материал]
  Как хорошо, что всё так классно закончилось. Спасибо. lovi06032 lovi06015

12   [Материал]
  hang1 hang1 hang1 good good good dance4

11   [Материал]
  очень нежная глава....пропитана счастьем))
спасибо огромное за рассказ...теперь один из любимых lovi06032 lovi06032

10   [Материал]
  боже боже бооже..какая чудесная глава.. cray cray
Мариша, спасибо тебе огромеееенное" lovi06032 lubov

9   [Материал]
  спасибо fund02016

8   [Материал]
  Потрясающе))) hang1

7   [Материал]
  Я счастлива, потому что у моей семьи всё хорошо.В этом вся истина)) lovi06032
Ох Италия.. это там мило...
герои столько пережили.. столько всего было.. они заслужили счастья JC_flirt JC_flirt JC_flirt

6   [Материал]
  я обещала что не буду плакать... но...это просто прелесть...спасибо огроменное!!! good good good lovi06032 lovi06032 lovi06032 lovi06032 lovi06015 lovi06015 lovi06015

5   [Материал]
  просто восхитительно, как и вся история! good good good good good

4   [Материал]
  Вот это... Вау. Я в шоке.
Чёрт, вот так не хочу переезжать в Италию, но Ваш фанфик теперь дал мне некие силы. Буду поддерживать себя мыслью, что где-то тм живут любимки... Спасибо большое, это потрясающе. НА самом деле.

1-10 11-12
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]