Фанфики
Главная » Статьи » Авторские мини-фанфики

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Достопочтенный гражданин

ДОСТОПОЧТЕННЫЙ ГРАЖДАНИН

 

Раздел: Авторские мини-фанфики по Сумеречной саге

Жанр: Romance, Drama, Supernatural, Adventure

Пейринг: Классический

Рейтинг: 18+

Саммари: История Изабеллы Свон и Эдварда Каллена, которая произошла немногим раньше и при других обстоятельствах. Пришло время бороться за любовь в новом столетии, полном предрассудков и смертей, и по новым правилам.

Предупреждение: Присутствуют сцены секса и насилия.

 

Горе живущим на земле и на море,

потому что к вам сошел дьявол во плоти.

 

Октябрь 1692 года, город Салем


Эдвард

Казалось, я знал ее тысячу лет. Казалось, я мог назвать каждую родинку на ее прекрасном белоснежном теле, которое сейчас без сознания тяжелым грузом лежало на сырой земле камеры. Её густые каштановые волосы плотной шторой закрывали измученное и бледное лицо, а тонкие кисти рук гроздьями самого дорого винограда мира свисали со слегка округлившегося живота, так явно выделявшегося на этих худых, но женственных формах, которые не раз сводили меня с ума. Я был хладнокровен. Я хотел им быть – и у меня это получалось крайне хорошо, такова уж моя работа. Но внутри что-то нарушало этот театральный холод, и я в тысячный раз сгорал от давящих на черепную коробку обстоятельств.

- Она просто потаскуха – каких свет не видывал! – выплюнула стоящая рядом со мной стройная блондинка со светлыми небесно-голубыми глазами и цепкими ладошками, которые как самые ядовитые змеи мира обвили мою руку.

Я выдохнул и еще глубже засунул ладони в карманы штанов.

- Ага, а все твердили, что она невинное дитя. Вот же вздор! Так обманывать доверчивых граждан, которые прониклись ее душещипательной историей! Как же, родителей она потеряла – совесть она потеряла и невинность, связавшись с самим Дьяволом.

Грузная и смердящая женщина в разорванных и грязных одеждах подошла к девушке и пнула ее в лицо.

- Так тебе, паршивка! Будешь знать, как соблазнять наших детей и мужей на грехопадение.

«Необразованное и грязное животное!» Я напрягся, наклонился вперед и схватил женщину за плечо, тем самым призывая ее остановиться от издевательств.

- Доктор Каллен? – недоверчиво спросила женщина и нахмурилась, подозрительно рассматривая мою ладонь на ее плече. С мая этого года практически каждый житель этого городка побывал на скамье подозреваемого, а если и не довелось ему находиться под пристальным вниманием священников и судей, то он сам начинал сходить с ума и подозревать всех в колдовских делах - даже самых близких. Уже семь женщин были повешены, две забиты камнями, четырех оставили в лесу на растерзание зверям, но что самое главное – никто из них не был ни на грамм виноват в том, за что они погибли.

Я убрал руку и выпрямился, высокомерно поднимая голову и надевая маску холодного и расчётливого сторонника их взглядов. Пока что мне удавалось как-то сохранять авторитет образованного и ярого охотника за ведьмами, этот образ помог мне спасти двух невинных девочек, которые через лес сбежали в соседние города.

- Жители города, мы наверняка не можем знать – виновна ли эта хрупкая девушка в тех жестоких и дьявольских деяниях, поэтому предлагаю вам в этот раз отдать эту грешную душу на суд Божий…

Толпа загудела и все взгляды остановились на мне, напряженно и с толикой предвкушения ожидая нового наказания, которое, как они считали, мне нашептывал сам Господь. А я испытывал лишь одно желание. И я становился предельно целеустремленным, когда мне что-то было нужно.


Белла

В какой-то момент я очнулась как от сильного удара по лицу, но это был всего-навсего деревянный пол. Тело всё ныло и болело. Я сделала усилие над собой и разлепила глаза, разглядывая обстановку вокруг. Я ехала лежа на боку в деревянной повозке, которая скрипела и стонала на каждой кочке неровной дороги. Даже не понимая, где мы ехали на данный момент, я почувствовала страх, и мои глаза увлажнились. Мне стало страшно за жизнь моего неродившегося ребенка, за жизнь моего любимого, которого могли казнить вместе со мной и моим, как они говорили, «дьявольским отродьем».

Судили, как мне казалось, всех подряд. Я, к примеру, была поймана судьей Мэзэром за то, что вылечила девушку от отравления травяной настойкой, когда одаренный и помазанный Богом священник Клинт опустил руки и признал одержимость девочки. А потом, когда судья выдвигал обвинения, то и нашли еще внезапную тяжесть моего положения – плод.

- Белла! Как ты? - послышался справа от меня тоненький голосок.

Я повернула голову и увидела Элис, мою лучшую подругу, которую обвинили вместе со мной в сговоре с ковеном. Она просто встала на мою защиту, когда все молча стояли и смотрели, как озверевшие люди Мэзэра повалили меня на землю и, пару раз ударив по лицу, связали жесткими верёвками.

- Я пока не очень понимаю, Элис, - ответила я и посмотрела на кромешную тьму, среди которой виднелись лишь деревья и дорога. – Что они хотят с нами сделать?

Элис вздрогнула и слёзы покатились из её глаз. Она внезапно потупила взгляд, уставившись на подол льняного платья, нервно начав перебирать его черными от грязи пальцами. И тут я увидела всю картину полностью: волосы напоминали рыжий стог сена, ладони и середина платья были черными от грязи, корсет спереди был разорван, и небольшие упругие груди торчали из-под разорванной ткани. Элис вытерла разорванной тканью слезы и начала заикаться.

- Я… я… я… просила, но люди Мэзэра… - и стала задыхаться от всхлипов и неразборчивых слов.

Я резко выдохнула и дернула руками, пытаясь освободить их от жестких пут, но получила лишь острую, как укол, боль.

- Звери! И это нас они хотят обвинить в жестокости?! Я лично бы вспорола им их толстые свиные животы! – прокричала я.

Внезапно повозка резко остановилась в густом лесу, послышались шаги и замелькал свет от факелов, сопровождаемый гулом мужского смеха. Я вздрогнула, когда чьи-то руки дернули меня вверх, протащили по деревянной поверхности повозки и кинули на землю.

- Даже не мечтай, подстилка Сатаны! – прогремел надо мной голос охранника, который улыбался и был в превосходном расположении духа. – Сегодня мы отдадим тебя и твою сладкую подружку на съедение лесному зверю.

Он склонился еще ниже, и теперь его лицо находилось от моего на расстоянии одного пальца. От него смердило ужасно, но это не ужаснее, чем мысли в его голове.

- Надеюсь, что вас будут драть на куски очень долго и болезненно, чтобы Дьявол увидел, насколько мы сильны и больше не смел соваться в наш город.

Я плюнула ему в лицо, на что он лишь рассмеялся, схватил меня за веревки и резко поднял на ноги.

- Раскал, бери вторую шлюху и тащи к дубу.

- С удовольствием, брат, - крикнул Раскал, и я услышала, как пискнула Элис, когда ее протащили по земле несколько метров, пока она не смогла самостоятельно подняться на ноги.

Я огляделась по сторонам, место было совершенно незнакомое. Ночью лес больше пугал, чем восхищал, хотя именно благодаря ему мы делали хорошие запасы на зиму ягод, мяса, рыбы и дерева.

Каждый шорох или хруст ветки заставлял сердце биться чаще. Когда я была совсем маленькой, то мама запрещала мне ходить одной в лес – даже днём. Ходила легенда, что когда-то одна девушка забеременела от судьи Салема и оставила в лесу новорожденного ведьмам, когда поняла, что желтоглазое дитя является порождением зла и похоти. С тех пор в глуши проживала молодая ведьма, нападавшая на всех нечистых помыслами женщин и иногда мужчин. Говорят, она обладала желтыми глазами и огромными когтями, которые ей помогали смертельно ранить своих жертв. Вот ей, полагаю, нас и хотели скормить.

- Тимми, - заговорил один из людей Мэзэра, - предлагаю прийти утром и посмотреть, сколько вырезки осталось от этих юных отродий зла.

Раскал рассмеялся и сказал:

- Спорю на жареную ногу кабана, что от них останутся только окровавленные веревки.

Меня привязали к самому толстому дереву с жесткой и твердой корой, которая впивалась в мою кожу даже через платье, как иголки. Я зашипела, когда веревки чересчур сильно пережали запястья и лодыжки, передавливая поток крови, но все же подняла голову, ища глазами Элис.

- Элис, - жалобно пропищала я, видя, как хрупкое девичье тело придавлено сверху этим огром – одним из. – Уйдите от нее, вы, грязные ублюдки!

Элис дралась, стараясь скинуть с себя это огромное тело, что было маловероятно. Она царапалась и кусалась, нанося удары по всему телу мужлана, но, когда он одной рукой завел ей запястья за голову, а другой задрал подол, я отчаянно закричала, надеясь, что хоть кто-нибудь придет на помощь.

- Белла, отвернись, - крикнула Элис, умоляя меня глазами. – Тебе нельзя волноваться, просто закрой глаза.

Последние два слова она выдавила сквозь зубы, когда огромное тело насильника резко двинулось в нее. Я лишь отдаленно могла представить, что это такое – насилие, так как мой любимый и единственный никогда не позволял себе что-то грубое и болезненное. Наши занятия любовью были волшебными и нежными и уносили меня на небеса к самому Богу, хотя многие и утверждают, что близость и похоть – это дьявольские проделки.

Я дергалась каждый раз, когда Элис издавала болезненный стон. Я закрыла глаза, но свои чувства я притупить не могла. И тут я почувствовала легкое прикосновение губ к моей щеке. Я удивленно распахнула глаза, мотая головой из стороны в сторону. Никого. Наверное, показалось на фоне беспокойства.

Я сглотнула и повернула голову в сторону Элис. Ее голова была опущена. Она стояла на коленях с задранным платьем, позади нее двигался уже другой мужчина, рыча и резко одергивая за волосы. Из моих глаз покатились безмолвные слезы. Я крепко сжала зубы, тяжело дыша. Элис подняла голову и посмотрела на меня. Улыбнулась и произнесла губами «Я люблю тебя». Этот урод сделал последний рывок и запрокинул голову, простанывая в воздух что-то непонятное. Элис глухо упала на землю мешком зерна.

- Тимми, согласись, она хороша. Если бы не приговор, то забрал бы ее к себе в шлюхи. Великолепно узкая, - прогундосил Раскал и пнул Элис в живот. – Спокойной ночи, леди. Приятных сновидений.

После этих слов мужчины удалились, а вдали слышались их противные голоса и дьявольский смех. Я подождала, пока шаги и голоса стихнут, и осторожно позвала подругу, которая неподвижно мертвым грузом валялась на земле, так и не двинувшись.

- Элис, милая, ты как?

Я наклонилась вперед настолько, насколько смогла, вглядываясь в темноту леса. Она не отвечала. Элис не отвечала. Я еще долго звала ее по имени, так и не найдя отклика. Голос сорвался, а слезы стягивающей пленкой засохли на щеках. И в какой-то момент сон накрыл меня, как волна бурной реки, унося за собой боль и страх. Хотя бы на время.

Я лежала на кровати, укрытой большой серой шкурой, в бесстыдной позе с раздвинутыми ногами. Но с ним не было страшно. Он сидел на краю кровати и смотрел на меня, восхищенно улыбаясь. Вокруг его серых глаз собрались морщинки счастья. Эдвард был таким красивым, нежным и надежным. Его русые волосы до плеч были стянуты каким-то кожаным ремешком. И пара прядей выпала из общей массы. Я потянула руку и заправила их за ухо, попутно касаясь подушечками пальцев щетины.

- Ты такой красивый у меня, - сказала я, поднимаясь и подползая к Эдварду на коленях в одной сорочке.

Он улыбнулся и потянулся ко мне за поцелуем – и я не стала противиться. Мои губы накрыли его в сладком воссоединении. Эдвард провел языком по моей верхней губе, посасывая и проникая глубже. Я застонала, желая большего. Он повалил меня на спину и накрыл сверху своим сильным телом, опираясь на руки, чтобы не придавить. Мы были вместе уже полгода, но между нами все еще не было близости. Эдвард хотел узнать меня лучше, порадовать романтическими прогулками, милыми разговорами и поцелуями под луной, но так хотелось большего. И сегодня я была готова - и душой, и телом.

Он оторвался от моих губ, перестав их терзать, как самый сладкий плод в мире. Я чувствовала, что они припухли, но мне было ровным счетом все равно.

- Сегодня? – тихо спросил Эдвард, стягивая с меня сорочку и оставляя голую на прохладном ветерке и в лунном свете, бьющим, как небольшой ключ, из окна.

- Да, - в предвкушении выдохнула я.

Я лежала, чувствуя робость и уязвимость – как никогда. Еще ни один мужчина не видел меня, Беллу Свон, дочь торговца цветами, голую и плавящуюся от желания.

- Я люблю тебя, - хрипло прошептал он. – Всегда помни об этом и никогда не сомневайся – что бы ни случилось.

Я кивнула и выгнулась от предвкушения, когда Эдвард встал перед кроватью и стянул с себя последний лишний предмет одежды – штаны. Я удивленно вдохнула и покраснела, потому что никогда раньше не видела голых мужчин – только младшего брата, но это совсем другое. Моя работа травницы включала в себя только составление и готовку рецептов, а лечил всегда доктор.

- Не бойся, - сказал Эдвард, устраиваясь между моими разведенными бедрами. – Ты настолько прекрасна и молода, что это мне нужно волноваться о том, как я выгляжу, и краснеть, глядя на тебя.

- Я просто никогда… - взволнованно затараторила я, нервно ерзая на мягкой шкуре.

Эдвард опустился на меня, прижимаясь своей горячей кожей ко мне. Я вздрогнула, почувствовав что-то очень твердое и пульсирующее. Я, конечно, изучала строение тела и понимала, что это, но все равно сильно волновалась.

- Я знаю, - ответил Эдвард, целуя меня в уголок губ, - спасибо тебе за оказанную честь.

Я приподняла голову и поцеловала его, вырывая из его соблазнительного рта стон желания.

- По-другому и быть не могло, любовь моя. Я твоя с кончиков пальцев и до каждого волоска головы.

Эдвард застонал и набросился на мои губы, впиваясь в них требовательным поцелуем. Я почувствовала, как он слегка приподнялся с меня, продолжая целовать, и провел одной рукой от моих губ, по шее, чувствительным соскам, животу, и накрыл пальцами лоно, раздвигая складочки и слегка проникая кончиком пальца.

- Эдвард, - вскрикнула я, выгибаясь и впиваясь ладонями в широкие плечи. – Пожалуйста…

- Что пожалуйста? – промурлыкал он, добавляя еще один палец и проникая чуть дальше.

Я неосознанно задвигала бедрами, чувствуя неутолимую жажду, но не понимала, чего хочу. Эдварда. Это было несомненно, но что вот делать дальше – я не знала. Как себя обычно вели опытные девушки? И этого я не знала.

Я разочарованно застонала, сжимая мышцами пальцы Эдварда, и в какой-то момент пальцы исчезли. Я посмотрела ему в глаза снизу вверх, приоткрыв губы и тяжело дыша.

- Если и есть чистые души на земле, то твоя одна из них, - прошептал он и слегка двинул бедрами.

Я выгнулась и вскрикнула, когда что-то мягкое и горячее, а затем твердое и слишком большое для моего тела глубоко проникло в меня, окатив с ног до головы неприятной болью. Я зашипела, испуганно вглядываясь в Эдварда, который прикрыл глаза и тяжело задышал.

- Все хорошо, эта боль временная, - прохрипел он, так и не взглянув на меня.

Эдвард оперся на одну руку, а другую положил мне на низ живота. Шли секунды друг за другом, и я поняла, что боль прошла, сменившись удовольствием и пожаром. Мое тело стремилось к чему-то, желало и тлело, но я не понимала, что ему нужно.

- Уже лучше? – открыв глаза, посмотрел на меня Эдвард своими расширенными зрачками.

Я кивнула и сжала плечи Эдварда. Он резко двинулся, ударяя в меня, как меч в ножны. Теперь я поняла, насколько он был осторожен.

- Да! – крикнула я. – Пожалуйста, не останавливайся.

Эдвард рассмеялся и облегченно выдохнул.

- Никогда. Ты была рождена для меня, Изабелла, - сказал Эдвард, нежно поцеловав меня и сделав еще один сильный удар, и еще, и еще…

Я утопала в невиданном мне ранее удовольствии. Волны накатывали одна за одной, предвосхищая потоп. Я принимала каждый удар тела Эдварда в мое, подаваясь бедрами вперед.

И тут Эдвард замедлил толчки, заставляя меня посмотреть себе в глаза.

- Белла, ты понимаешь, что если мы доведем нашу близость до конца, то есть шанс, что ты понесешь?

Он задыхался и хотел меня всеми своими фибрами души, но все равно давал выбор. Эдвард, как доктор, знал несколько уловок, как избежать тяжелого положения.

- Я люблю тебя, и глупо было бы врать, что не хочу от тебя ребенка, - прошептала я, накрывая его губы в страстном поцелуе. – Давай оставим этот вопрос на волю Господа.

Эдвард застонал мне в рот, почувствовав мое резкое движение бедрами ему навстречу и стал вбиваться со всей силой, становясь, как мне показалось, еще тверже и больше – если это было возможно. И тут в моем теле произошел взрыв, огонь и потоки удовольствия растекались в крови, ногти впились в кожу Эдварда, а голова запрокинулась, выкрикивая любимое имя.

- Эдвард!

Пока я пыталась справиться с первым в жизни удовольствием, движения Эдварда стали хаотичными и рваными, как будто что-то останавливало его. И через несколько движений я почувствовала пульсацию и горячий поток семени, ударивший в меня. Я с восторгом смотрела на зажмуренные глаза Эдварда и его открывшийся рот, из которого снова и снова вперемешку со стонами звучало мое имя и слова любви.

Мы замерли. Я смотрела на него, тяжело дыша, а он открыл свои глубокие глаза и рассматривал меня. Это было воссоединение души и тела, сердца и головы. В этот момент я была счастлива настолько, насколько это возможно в этом жестоком мире. Эдвард перекатился с меня и лег рядом, притягивая в свои объятия и целуя в лоб.

- Мы переедем с тобой в скором времени. Я думаю, успеем до рождения малыша, если так случится.

Я улыбнулась и крепче прижалась к моему воздуху.

Боль заставила меня очнуться от крепкого сна. Это воспоминание будет греть меня еще много-много лет. Я сосредоточила взгляд и увидела перед собой все тех же двух мужчин, которые привезли нас сюда. Только теперь было утро, и лица этих мерзких чудовищ виднелись отчетливее.

- Ты еще жива? – удивленно протянул один из них. – Странно, а вот твоя подружка мертва.

Я ахнула и посмотрела в сторону, где когда-то лежала Элис, но вместо этого увидела мою подругу с мертвецки серым оттенком кожи. Она лежала на спине и ее глаза были распахнуты. Я задрожала и заплакала, опуская голову. У меня больше не было сил и желания бороться. Элис.

Грубая мужская рука схватила меня за подбородок.

- Красивая. Если бы ты не сглупила, то была бы замужем, а не сосудом для Дьявола.

- Да лучше быть сосудом для Дьявола, чем такой грязной свиньей, как ты, - выплюнула я ему в лицо.

Через мгновение мою правую щеку обжег удар от ладони.

- Не зря тебя решили скормить лесному духу. Такая чернь, как ты, придется ей по вкусу.

И они ушли, опять, не дав мне ни капли воды и еды. Прошел еще один день, и настала еще одна ночь, которая принесла с собой другие воспоминания.

Прошла неделя. Именно столько я не видела Эдварда, который уехал в город по своим врачебным делам. Я ждала его в заброшенном доме недалеко от деревни. Руки от предвкушения тряслись, нервно разглаживая подол платья. Он сказал подойти на рассвете, поэтому я, дождавшись, когда отец и мачеха заснут, рванула через лес к долгожданному убежищу.

- Стоять и не двигаться, - прошептал мне на ухо знакомый голос, прижимая меня лицом к стене.

- Не убивайте меня, сэр, я буду хорошо себя вести, - с притворным испугом ответила я.

Руки Эдварда подняли подол платья и легли на мои бесстыдно обнаженные бедра. Мне было стыдно себе в этом признаться, но я намеренно не надела нижнее белье. Я стала слишком испорченной, чем мне хотелось бы признать.

- Даже так, миледи? – со смехом в голосе спросил Эдвард, прикусывая кожу на моей шее.

Я прикрыла глаза и откинула голову назад сильнее, подставляя чувствительную кожу под цепкие поцелуи. Рука Эдварда накрыла мое лоно, массируя и раздвигая чувствительные складочки.

- Я соскучился, - прошептал Эдвард, и я услышала шуршание ткани.

- Ты не представляешь, как я соскучилась по тебе, твоим объятиям, голосу… и телу, - прошептала я, чувствуя, как между бедрами пробивается жесткая толщина.

Эдвард застонал, когда почувствовал мое напряжение. И понадобилось лишь несколько мгновений - и мы в унисон застонали от обоюдного наслаждения.

- Как ты себя чувствуешь? – заботливо спросил Эдвард, помогая мне через некоторое время протереть себя чистым лоскутом ткани.

- Я хорошо, - ответила я, пожав плечами. – А должно быть иначе?

Эдвард положил ладонь на мой голый живот.

- Я надеюсь, что да. Я уже подготовил дом в соседней деревне. С женой проблем не будет – за десять лет брака мы ни разу не жили вместе, поэтому она легко подписала документ на развод.

Мы на прощание поцеловались, и Эдвард убежал первым, попросив подождать немного, прежде чем выходить из убежища. Я кивнула.

Я уже подошла к двери, как внезапно она с треском и грохотом повалилась на пол под весом нескольких грузных мужчин. Двое держали в руках факелы и веревки, а еще трое вооружились ружьями.

- Вы обвиняетесь в сговоре с Диаволом, - прохрипел мужчина лет сорока, священник Клинт. – После вашего визита дочка мясника освободилась от одержимости. А никто, кроме Диавола, не может избавить от черта внутри и похоти.

Я взвизгнула, когда мне заломили руки назад и связали веревкой.

- У нее была просто лихорадка! Что вы такое говорите! Не было никакой одержимости – просто хворь, - кричала я и извивалась, как змея в силках.

Священник подошел и ударил наотмашь по лицу, кидая меня на пол.

- Ты еще смеешь перечить посланнику божьему? – его глаза сверкали яростью, а изо рта с гнилыми зубами летели слюни. – Паршивка!

И с этого момента я была ни жива, ни мертва. С этого момента в мою жизнь пришел сам Дьявол в лице священника Клинта.

Я очнулась, лежа на боку на земле около дерева, к которому была привязана.

- Очнулась, слава богу, - пролепетал кто-то с голосом Элис.

Наверное, я умираю, а это была предсмертная агония.

- Элис… - простонала я, чувствуя слабость и сильное головокружение, - …ты жива, не может такого быть.

Элис подняла мою голову, улыбнулась и положила себе на колени.

- Да, мне помогла ведьма, - начала свой рассказ Элис, мечтательно смотря в небо. – Я увидела ее той же ночью, когда меня изнасиловал тот зверь. Она пришла ко мне в темном плаще, полностью укрытая тканью. Представляешь, все говорят о том, какая она злая, а она взяла и помогла мне.

Я смотрела в лицо подруги и не верила в происходящее. Казалось, это не ее я видела мертвецки бледной на земле – не ее я оплакивала прошлой ночью.

- И что она сказала? – спросила я, с большим трудом поднимая руку и дотрагиваясь до ее щеки.

- Ничего, просто дотронулась пальцем до моей головы, и я поняла, что мне нужно будет на время умереть, чтобы воскреснуть, - заворожено прошептала Элис.

Затем она опустила на меня глаза и нахмурилась.

- Белла, ты сможешь идти? Нам бы начать выдвигаться в соседнюю деревню, пока не пришло подкрепление.

Я сжала руку Элис, сглотнула и поняла, что это большее, на что было способно мое тело. Без еды и воды я умирала вместе с ребенком.

- Уходи, - сказала я, с мольбой в глазах рассматривая подругу, - я не смогу добраться до деревни.

Элис скривилась.

- Салем горит, мы не можем туда вернуться, - практически шепотом сказала сама себе она, рассуждая.

Я напряглась.

- Как горит? – ошарашено спросила я, пытаясь понять, что же могло к этому привести. Летом, бывало, горели старые дома и амбары, но сейчас… Это было странно и никогда так массово.

Элис улыбнулась.

- Кто-то мстит за нас, - злорадно улыбнулась она.

Я удивленно вскинула брови, усмехаясь.

- Да шучу я, конечно. Кому мы нужны, - грустно добавила она. – Я слышала, как те двое обсуждали, что загорелись дома Клинта и Мэзэра. Так им и надо, этим грязным ублюдкам.

Элис зло сощурила глаза и ударила кулаком по земле.

- А сами они пропали, их тела не нашли. Поговаривают, что дух ведьмы разозлился и утащил их в чащу.

- Но ты же говорила, что горит деревня? А не пара домов, - непонимающе промямлила я. – Нападение на этих двух господ - вещь закономерная. Но остальные?

Элис хмыкнула.

- Ты из-за своей любви последние полгода многого не видела. Многие за эти несколько лун, что мы в плену, переметнулись на сторону судьи и священника, потому что так проще жить - будучи у них под крылом, - сказала Элис и брезгливо скривила губы. – Ты думаешь, что тебя так вот просто нашли в домике после встречи с Эдвардом? Нет. Это твой брат постарался. Он выследил тебя и в угоду судье всё рассказал священнику.

Я ахнула и прикрыла рот рукой.

- Он после смерти родителей совсем сошел с ума. Это же надо было собственную сестру за тепло и уют продать…

Я не была удивлена. На самом деле, как только брат узнал о моих чувствах к Эдварду, то сразу же назвал нас падшими и недостойными людьми. Я понимала, что он не питал ко мне теплых чувств, но такое предательство даже и представить не могла.

- Элис, ты иди, - подбодрила я подругу, - нет смысла погибать вдвоем, если хотя бы один может спастись.

Элис упрямо мотала головой.

- Нет, даже не думай, я не брошу тебя – только не сейчас, - торопливо проговорила она. – Я…

И тут она куда-то уставилась, удивленно распахивая глаза, аккуратно кладя мою голову на землю, привставая и кланяясь перед кем-то. Я повернула голову и увидела человека в черном плаще.

- Доброго дня, госпожа, - учтиво поприветствовала она. – Благодарю вас за спасение.

Но, казалось, человек в плаще ее не слышал, а напряженно рассматривал меня, лежащую на земле.

- Доброго дня, госпожа, - повторила я за Элис, склоняя голову настолько, насколько позволяло мое ослабленное тело.

Внезапно из плаща появились две крепкие мужские руки и скинули ткань на землю. Я вскрикнула от удивления. Сердце ёкнуло, а в глазах появилась дымка. Я повернулась на бок, и меня вырвало желчью. Элис вскрикнула, как и я, от удивления.

Мне становилось хуже, кожа нагрелась, как чугун, раскаляясь и причиняя боль.

- Моя-моя Белла, - прозвучал где-то недалеко любимый голос, и я слабо улыбнулась, радуясь, что перед смертью смогу ощутить родные объятия, теплый голос и ласковые слова.

Эдвард поднял меня на руки, и я умиротворенно положила голову ему на плечо, вдыхая любимый запах.

- Ты нашел меня, - тихо проговорила я, уже ничего не видя перед глазами. – Я так ждала тебя… мы ждали.

Я положила руки на живот, лаская кожу большими пальцами, которые я еще чувствовала.

- Я сжег несколько домов, повесил с десяток людей Мэзэра, поднял с ног на голову все окрестные деревни. Я думал, что вот-вот уже поймал твой след, но тебя снова и снова увозили прочь от меня.

Я протянула руку к его щеке, проведя сначала по густой бороде, а затем мокрым щекам.

- Шшш, всё хорошо, - промямлила я, поглаживая пальцами кожу. – Почему ты был в плаще?

- Я давно хотел тебе это сказать, но, грязные бастарды, всегда кто-то мешал мне это сделать. Никакой ведьмы не существует, никакого духа не существует. Есть я. И я глава ковена в Салеме.

Я вздрогнула, а я мои пальцы замерли.

- Но я не убил ни одного невинного человека, верь мне, любовь моя. Я всего лишь помогал спасать несчастных девушек. И у меня это получалось, пока ты не пропала.

- Так ты ведьмак? – ошарашено спросила я, роняя руку на живот.

- Да, я родился от ведьмы. И когда пришло время наследовать силы, меня никто не спросил… И, в общем-то, со временем я научился жить с этим, помогать попавшим в лес девушкам, притворяясь злым духом.

Глаза заволокла темная пелена, ослепляя меня окончательно. Я застонала и решила сделать то, что подсказывало сердце.

- Я люблю тебя, - прошептала я и провалилась в беспамятство под дикий рев какого-то зверя.

Возможно, так и умирают люди. Просто и быстро – как по щелчку пальцев. Но в моем случае – ненадолго.

***

Октябрь 2019 года, город Нью-Йорк

Белла

Я вышла из такси и направилась в высокое здание в центре Нью-Йорка. Этим летом я закончила медицинский колледж по специальности фармацевт и собиралась устроиться в какую-нибудь неплохую аптеку. Было отправлено невероятное количество резюме, но мало кто из ведущих компаний хотел брать на работу новичка без опыта. И только одна ответила мне сразу, позвонив сразу после полученного диплома – БеКаллен.

Я посмотрела на часы. Отлично, есть еще пять минут успокоиться и подготовиться к собеседованию. Приветливая девушка проводила меня к кабинету босса и сказала сразу же заходить. Я глубоко выдохнула, поправила костюм, три раза постучала и открыла огромную дверь, навалившись на нее плечом.

Передо мной за большим столом сидел привлекательный мужчина лет тридцати пяти. У него были серые глаза, русые густые волосы и белозубая улыбка, которая освещала мой путь к нему и смущала неимоверно.

- Проходите, Белла, - сказал приятный мужской голос. Он показался мне очень знакомым, но я не могла вспомнить, где раньше слышала его.

- Спасибо, - пробормотала я и села в кресло перед его столом.

Повисла неловкая пауза. Мужчина улыбнулся, и легкие морщинки собрались в уголках его глаз. Мне показалось это невероятно милым и знакомым. Да, наверное, я видела его где-нибудь в рекламе или в новостях. Я непроизвольно улыбнулась в ответ. Чувство дежавю не отпускало меня.

Мужчина резко встал, обошел свой стол и целеустремленной походкой направился ко мне, хватая меня за руку и притягивая к себе. Я ахнула и вдохнула запах. Запах лаванды, который я уже знала.

- Белла, - серьезно сказал мужчина, обнимая меня за талию.

Я подняла глаза на его лицо и остановилась на губах. Не успев хорошо подумать и проанализировать сказанное, я впилась в них страстным поцелуем, проводя языком по верхней губе.

Сильные руки обхватили мои бедра и погладили голую плоть.

Платье высоко на талии, а твердая плоть входит в меня.

Я продолжала жадно исследовать рот своего потенциального босса, пока его руки легли на мою задницу, сжимая.

Босса.

Я ужасом отшатнулась от него, прикрывая ладонь рукой. Господи, Белла, что ты творишь? Какая гормональная вша напала на тебя?

- Извините, наверное, мне пора идти, - промямлила я и собиралась уже к выходу, как меня схватили сильные руки и кинули спиной на диван.

- Не в этот раз, Изабелла, я очень долго ждал тебя, и не намерен отпускать и в этот раз, - он снял с себя рубашку, представляя моему взору поджарое тело со шрамами.

Сильное тело двигается, вбивая член всё глубже и сильнее в мое податливое тело. Я выгнулась и застонала.

Эдвард с силой раздвинул мои бедра и устроился между ними, опираясь на руки.

Я заливисто смеялась. Чьи-то руки щекотали мои ребра. Я старалась избежать невыносимой пытки, но упала с кровати, продолжая смеяться – только еще более заразительно.

- Эдвард, - прошептала я, узнавая любимого даже сквозь столетия. Он не изменился ни капли, а вот я… мне пришлось родиться снова. – Любовь моя.

- Узнала, - улыбаясь, с облегчением выдохнул Эдвард, проводя ладонью по щеке. – Я нашел тебя.

Я нахмурилась и дотронулась ладонью до живота, вспоминая, что когда-то давно я часто так делала. Ребенок. Я была беременна.

- Не расстраивайся, Изабелла, - с грустью в глазах произнес Эдвард, целуя меня в нос, - я горевал много веков, прежде чем встретиться с тобой, и не хотел бы продолжать это делать и сейчас. Я покажу тебе ее могилу чуть позже, когда ты привыкнешь ко всему этому.

- Ее?

- У нас должна была быть девочка, - он мечтательно улыбнулся.

Я выдохнула, чувствуя огромный спектр эмоций. Скорбь. Радость. Удивление. Боль. И любовь. Казалось, что я долго спала, а потом все мои чувства возродились, как друиды после сна.

- Поцелуй меня, потому что мне кажется, что это сон.

Эдвард нежно улыбнулся и вложил в поцелуй всю свою любовь и тоску.

- Я надеюсь, что ты всё еще хочешь от меня детей – как и тогда, потому что завтра ты выйдешь за меня замуж.

Я напряглась.

- Замуж? Дети? Но это так быстро… И мне всего двадцать три, - я была озадачена такой быстрой сменой событий.

Эдвард закатил глаза и глубоко вдохнул.

- А вот это в тебе говорит уже девушка двадцать первого века, отвратительное время, знаешь ли. Тогда ты бы не задумываясь прыгнула ко мне в объятия, а сейчас… К слову, мне тридцать восемь. Тик-ток, милая.

Я засмеялась над недовольным выражением на лице Эдварда. Такой старомодный.

- Займись со мной любовью, Эдвард, - робко произнесла я, кладя ладонь на широкую грудь. – Я уже не девственница, как в тот раз, но…

Я опустила руку вниз и обхватила через плотную ткань брюк напряженный член. Эдвард тяжело задышал.

- Любовь не имеет «но», не имеет временных и физических границ, и ты моя душа, несмотря ни на что. Моя. Я убил десятки мракоборцев, спалил десятки домов, допросил сотни людей – и это ради тебя и для тебя, Белла Свон.

Я засмеялась.

- Что? – недоуменно спросил Эдвард, нахмурившись.

- Я просто знаю, что люблю тебя. Это так странно. У меня нет ни капли сомнений, - радостно и смущенно сказала я.

Эдвард самодовольно улыбнулся.

- Я же говорил, что любовь не имеет границ, - с этими словами он стянул с меня одежду и нижнее белье, бросая все на пол.

Он стоял около дивана и восторженно разглядывал меня.

- Все такая же идеальная.

Я встала с дивана, опустилась перед Эдвардом на колени, расстегнула ширинку и освободила твердый член.

- Все такой же идеальный.

Эдвард хотел что-то сказать, но я взяла его в рот, резко насаживаясь на твердую гладь и обхватывая другой рукой напряженные яички, перекатывать которые в ладошке было одно удовольствие. Эдвард застонал, подаваясь вперед бедрами. Я мычала и ударяла языком по головке, приближая оргазм.

- Встань, - хрипло сказал Эдвард с закрытыми глазами, - встань и обопрись о спинку дивана. Я хочу быть внутри тебя.

Я выпустила член изо рта и сделала, как он просил, предвкушающее улыбаясь. В один миг я чувствовала его за своей спиной, а в другой – он с силой ворвался в меня, поддерживая одной рукой за талию, а другой поглаживая сосок.

Толчок, еще, двадцать, сорок… и удовольствие от единения души и тела, сердца и головы. Кажется, я где-то уже подобное говорила? Наверное. Но сейчас я впервые за свои двадцать три года чувствовала себя на своем месте.
 



Источник: http://robsten.ru/forum/78-3155-1
Категория: Авторские мини-фанфики | Добавил: freedom_91 (29.10.2019)
Просмотров: 454 | Комментарии: 7 | Рейтинг: 5.0/8
Всего комментариев: 7
3
7  
  Больше вопросов, чем ответов.
Наверное, хотелось бы прочитать эту историю в более широком формате.
По мне, так это словно «план» для основательного рассказа.
Герои остались нераскрыты, как их мотивы и чувства. Ощущение похоти, затмевающей все окружающее...
Неоднозначно все как то...

2
6  
  Наверное, и "последней" Белле придётся умереть  girl_wacko  и снова годы горечи, ожиданий и поисков. Жуткий круговорот.
Спасибо за историю!

2
5  
  Я даже не знаю,получилось все вырванными кусками.Как по мне.Хороший набросок для полноценной истории.

3
4  
  Фанфик оставляет много вопросов, возможно история требует более крупной формы. Сами герои непоследовательны и недальновидны. Если Белле это простительно всилу её неопытности, то Эдварду просто наплевать на последствия, такая странная забота о безопасности возлюбленной. Любопытна идея, что настоящий ведьмак спасает псевдоведьм, хотя, на мой взгляд, действовать следовало более привентивными методами. Спасибо за историю)

6
3  
  Красивая история, но нелогичная. Спасибо.

4
2  
  Даже самых любимых не всегда можно спасти. Ему пришлось не легко, как же долго он её ждал, сколько пережил.
Страшное было время, столько душ загубили... а люди просто лечили тем что давала природа.
Спасибо за великолепную историю.

4
1  
  Неожиданный переход в наше время) girl_wacko  Получается, что все могущество Эдварда не помогло ему спасти Беллу... и пришлось ждать ее возрождения cray  Но ведь Элис он смог спасти... Почему так?
Спасибо за счастливое воссоединение влюбленных в современном времени, дающий им возможность завести детей и жить счастливой семьей) fund02016

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]