Фанфики
Главная » Статьи » Авторские мини-фанфики

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Клуб «Зеро». Глава 5
Дорогие читатели, 30 ноября в Эстерсунде начался Кубок мира) И в честь этого я наконец-то публикую новую главу! Ура :) Надеюсь, она вам понравится. Постараюсь больше так не затягивать с продолжением :) Приятного прочтения! И огромное спасибо моей замечательной бете crazy-mum


11 марта 2011 г., Ханты-Мансийск, Россия.

До передачи эстафеты оставалось меньше минуты. Джаспер Хейл уже появился в поле зрения и приближался к финишу своего этапа, как ветер.



Эстафетная гонка началась для канадской сборной крайне удачно. Сегодня Эдварду даже не нужно было показывать на трассе немыслимые рекорды - Лоран Дюбуа, Джеймс Финли и Джас сделали все настолько идеально, что ему оставалось лишь отстреляться "на ноль" и с хорошей скоростью, не сбавляя темпа, добраться до финиша.



Вот только с каждой секундой Эдвард Мэйсон все отчетливее понимал: что-то не так.



Последние пару дней он чувствовал легкое головокружение и слабость, но списал это на усталость после того адского финиша в индивидуальной гонке. Но сейчас к слабости и головокружению добавилась ломота во всем теле и головная боль, из-за которой он даже глаза не мог долго держать открытыми. И кроме того, у него зуб на зуб не попадал от холода, хотя вокруг все вовсе не выглядели замерзшими.



Похоже, он заболел. То ли вирус подхватил, то ли простыл. Но, черт побери, как же не вовремя!



Джаспер был уже готов передать эстафету, и Эдвард выехал в створ для встречи с ним. Надо собраться. Преодолеть себя. Сняться с гонки он уже не может - подведет всю команду.



Всего семь с половиной километров. Всего два огневых рубежа. Нужно просто не допустить грубых ошибок, и медаль у канадской сборной в кармане.

Мэйсон посмотрел на Хейла. Джаспер был уже совсем близко. Пора.

Мимолетное касание. Усталая улыбка Джаса. Безмолвное пожелание удачи.

И Эдвард Мэйсон уже на трассе.



Лыжи катили отлично. Снег сегодня был идеален. Знакомая трасса. Хорошая погода. Это была бы очень простая гонка, если бы Эдвард был здоров. Но сегодня каждая попытка ускориться бросала его то в жар, то в холод. Перед глазами все расплывалось. От холодного воздуха заболели легкие. Каждый вдох и выдох стал пыткой.



Проклятье. Так он может не дотянуть до финиша.



К огневому рубежу Эдвард подошел, выжатый как лимон, и, взяв винтовку в руки, понял, что никак не может унять дрожь. Озноб мешал ему целиться. Он даже мишень свою видел плохо. Хуже, чем сейчас, он чувствовал себя только, когда будучи еще юниором, отравился и сошел с дистанции из-за невыносимой тошноты.



Но сейчас он не имел права бросить палки. Это чемпионат мира. Здесь нельзя быть слабым. Второго шанса тебе уже никто не даст.



Эдвард прицелился и выстрелил. Мишень побелела. Есть. Второй выстрел. Снова в цель. Третий. Четвертый.



Пятый.



Черный круг остался на месте.



И это не ошибка. Не мираж.



Он промахнулся.



Промахнулся, как в той проклятой индивидуальной гонке.



И чертов француз рядом бодро убегает вперед, отстрелявшись "на ноль".

Какое мерзкое дежа-вю.



Так. Спокойно. Надо справиться со злостью и послать в патронник дополнительный патрон. Да, он упустит время. Но все равно это лучше, чем штрафной круг.



Вот только глаза у него видели все хуже, и руки дрожали все сильнее.

Первый дополнительный выстрел. Промах. Второй выстрел. Снова промах.

Проклятье. С ним раньше такого никогда не было.



Сколько он уже потерял? Не меньше, чем полминуты.



В этот раз он должен попасть в цель. Обязан.



Еще никогда он так долго не прицеливался.



Эдвард спустил курок и проклял все на свете. Пуля ударила совсем близко от цели. Но это был промах.



Штрафной круг.



Кажется, медаль им не светит. Но еще есть шанс набрать приличные очки за эту гонку.



Ко второму огневому рубежу Эдвард бежал, уже ничего не замечая вокруг. Мимо него проносились какие-то тени. Кто-то кричал. Что-то звенело. Яркие пятна флажков плясали перед глазами, мешая видеть трассу.



Почти вслепую, в холодном поту, практически теряя сознание, он все равно бежал вперед. Он проходил уже последний поворот перед рубежом, когда вдруг словно влетел в каменную стену.



Раздался жуткий скрежет. Треск. И Эдвард грохнулся лицом в сугроб.



Кто-то повалился в снег рядом с ним, извергая проклятья на непонятном языке. К ним на помощь бросились ассистенты. Но расцепиться оказалось не так-то просто.



Первым на трассу вернулся соперник. Эдвард тоже попробовал встать, но сразу понял, что столкновение не прошло для него бесследно.



Одна из его лыж была сломана.



Под громкие крики трибун канадская сборная сошла с дистанции.



Они проиграли.



Он проиграл.



Больше нет смысла держаться. Бросив палки, Эдвард упал лицом в снег и потерял сознание.



***


12 марта 2011 г., Ханты-Мансийск, Россия.

Сегодня в шесть часов состоится масс-старт.



Масс-старт, с которого Эдвард Мэйсон снялся по состоянию здоровья. И к сожалению, это вовсе не было лукавством и попыткой набраться сил перед следующим стартом, как предположили некоторые спортивные аналитики.



Несмотря на принятые лекарства, температура у него никак не желала снижаться, а ночью к ней добавился еще и сухой болезненный кашель. Последний раз Эдвард болел лет пять назад, и то легкой простудой, поэтому сейчас ему казалось, что еще один приступ кашля, и он точно скончается от удушья.



Врачи рекомендовали ему вернуться в Ванкувер, и Мэйсон не стал с ними спорить. В Ханты-Мансийске делать ему больше было нечего. Этот чемпионат мира стал для него худшим за всю карьеру. Наверное, он слишком привык побеждать, и судьба решила поставить его на место.



На стоянке его уже ждал автомобиль, и Эдвард направился в домик сборной забрать свои вещи. Дверь в раздевалку была приоткрыта, и оттуда послышался громкий недовольный голос Лорана:



- Надо было меня на финиш ставить! И медаль была бы у нас в кармане. Мы отлично отработали эту гонку, а Мэйсон все просрал!



- Лоран, притормози, - ухмыльнулся Джеймс. - Да, Мэйсон запорол нам эстафету. Но он нам нужен, так что не гони волну.



- Нафига он нам нужен? - фыркнул Лоран. - Он и в прошлом сезоне часто лажал. Только к Олимпиаде форму набрал. А в этом году Мэйсон слил весь сезон. Парни, да ведь я сам в детстве был его фанатом. Но серьезно, наш канадский вампир сдулся! Он даже по сторонам не смотрел, врезался в того эстонца, как камикадзе!



- Он просто заболел, подхватил инфекцию, - возразил Гаррет, пятый член их сборной. - Такое с каждым может случиться.



- Ладно. Сейчас он заболел. А в Форте Кент он тоже болел? А в Преск-Айле? - не сдавался Лоран. - С каждым этапом он выступает все хуже и хуже. А на него по-прежнему вся Федерация молится. Как думаешь, на каком месте Канада окажется в Кубке наций в этом сезоне? Ты готов из-за него пропустить следующий Кубок мира? (1)



- Слушай, Лоран, убавь звук, уши закладывает, - осадил приятеля Джеймс. - Мэйсон нам нужен, потому что он сборной деньги приносит. Он - лицо канадского биатлона. На него ведутся спонсоры. Ты думаешь, за чей счет нам такие хорошие винтовки купили? А лазерный тренировочный комплекс просто так у сборной появился? Мы с него имеем больше, чем он с нас. Так что не плюй в руку, деньги несущую.



Эдвард усмехнулся. Он никогда не обольщался насчет Лорана и Джеймса. В большом спорте друзей нет, и каждый - сам за себя. Но услышать, что на самом деле о нем думают его товарищи по команде, все равно оказалось неприятно. Они считают, что он сдулся? Пошли они к черту!



Дверь распахнулась, и трое канадских биатлонистов вышли из раздевалки в коридор. Увидев Эдварда, Лоран и Джеймс выдавили фальшивые улыбки, а Джеймс даже спросил:



- Как дела, Эд?



- Нормально, - бросил Мэйсон, не показав виду, что слышал их разговор.



- Мы твою винтовку в багаж сдадим, чтобы тебе за ней по морозу не идти? - проявил демонстративную заботу хитрый Финли.



- Я свою винтовку всегда сам в багаж сдаю, - холодно сказал Эдвард и зашел в раздевалку.



Вслед за ним туда вошел и Джаспер.



- Эд, у тебя ведь новый врач. Что он говорит? - спросил Джас, услышав, как Эдвард опять зашелся кашлем.



- Что мне надо обследоваться, - ответил Эдвард. - И взять передышку.



- Надолго?



- Не знаю, - сказал Мэйсон. - Но в Холменколлен я не поеду.



- Хорошо, что сейчас конец сезона, - улыбнулся Джас. - Ты практически ничего не пропустишь.



- Да, Джас, я просто везунчик, - засмеялся Эдвард и снова закашлялся.



Джаспер тут же протянул ему стаканчик теплой воды из кулера. Эдвард с благодарностью посмотрел на Хейла.



Родной брат Розали Хейл, Джас был единственным биатлонистом в сборной, в чье хорошее отношение к себе Эдвард искренне верил.



Джас и Роуз были двойняшками, и хотя внешне они были очень похожи, по характеру брат с сестрой различались, как небо и земля. В отличие от импульсивной и скорой на расправу Розали Джаспер был спокоен и рассудителен, как Будда. Ярость он включал лишь во время гонки и мгновенно подавлял ее, как только пересекал финишную черту. Два года назад его называли «новым Эдвардом Мэйсоном». Но потом Джас тяжело заболел пневмонией, которая дала осложнения на сердце. За время лечения он пропустил целый сезон и потом с огромным трудом вернулся в большой спорт. Но все эти неприятности парень переносил с удивительным спокойствием, на которое Эдвард никогда не был способен. И даже сейчас, проиграв эстафету, Джас никого не обвинял и не впадал в депрессию. Он просто сказал, что надо работать дальше.



- Тренер с тобой не летит? - спросил Джас.



- Нет. Хочет посмотреть, как пройдет масс-старт, - ответил Эдвард.



Карлайл хотел выработать на следующий сезон новую тактику, учитывающую все промахи этого. Поэтому отправив Эдварда лечиться, он собирался вечером с трибун наблюдать за тем, как зарабатывают свои медали счастливые соперники.



На стоянке возле канадского дома Эдвард с удивлением увидел Свендсена и Бё. Норвежцы тоже его заметили и, озираясь по сторонам, осведомились:



- Она здесь?



- Кто? - не понял Эдвард.



- Ваша биатлонистка, - ответил Свендсен. - Та, с которой вы нас разыграли.



- Да, Мэйсон, это был отличный розыгрыш, - заявил Бё. - Слепцова над нами долго смеялась. Нас русские журналисты уже третий день преследуют.



Эдвард усмехнулся - он и думать забыл про тот случай. Слишком многое уже произошло после него.



- И зачем вы пришли? Отомстить? - хмыкнул Эдвард, поправив на лице марлевую повязку.



Можно, конечно, перезаражать всех основных соперников и помешать им заработать очки. Но Эдвард Мэйсон всегда выступал за честную конкуренцию.



- Нет, мы пришли извиниться, - сказал Бё и вытащил из-за спины букетик цветов, а Свендсен - игрушечного медвежонка с винтовкой и с норвежским флагом на шапке. - И выразить свое восхищение.



- Это мне? Спасибо, парни, - заявил Эдвард и выхватил букет у обалдевшего Бё. - А если серьезно, вам ничего не светит. У Розали есть бойфренд, и он хоккеист. Канадский хоккеист, понимаете? Это опасно. Очень опасно.



- Это всего лишь знак дружбы, - подмигнул ему Свендсен. - Никакого харрасмента. С сексом у нас с Тарьей и так все отлично.



- У вас с Тарьей? - ухмыльнулся Эдвард. - Очень за вас рад, ребята.



Свендсен и Бё двойного дна не почуяли. И хорошо, что не почуяли. Кто знает, как они отомстили бы ему за такие намеки?



- Так значит, ты уезжаешь? - кивнул Свендсен на его сумку.



- Уезжаю. Так что вам повезло, парни. Я разрешаю вам победить в этой гонке.



Свендсен и Бё расхохотались, и Эдвард с удивлением понял, что даже со своими соперниками ему легче общаться, чем с собственными товарищами по команде. Похоже, в канадской сборной и в жизни самого Эдварда Мэйсона назрел серьезный кризис.



В этот момент на пороге канадского дома появилась Розали, и норвежцы тут же стартовали к ней, размахивая цветами и медвежонком. Судя по голливудской улыбке, сердце суровой мисс Хейл сразу растаяло - она обожала мужское внимание и плюшевых медвежат. Удивительно, как в одном человеке могут уживаться одновременно и Эль Вудс, и солдат Джейн. Наблюдая за тем, как Роуз принимает дары норвежцев, Эдвард подумал, что зря она так расслабилась. От этих двоих можно ожидать чего угодно.



Почти весь перелет Эдвард проспал. Но проснувшись, вовсе не чувствовал себя отдохнувшим.



Включив телефон, он хотел позвонить Эсми, которая обещала встретить его в аэропорту, но аппарат вдруг зазвонил сам. И это оказалась Розали. Причем злая, как адская демоница.



- Мэйсон, сколько лет мне дадут за убийство двух норвежцев в состоянии аффекта?



- Что они сделали? - обреченно спросил Эдвард.



Значит, предчувствие его не обмануло. Эти два шутника действительно не просто так явились утром к ним на базу.



- Они подарили мне медвежонка, - бушевала Розали. - Я взяла его с собой на стадион. И оказалось, что он говорящий!



- И что же он сказал?



- Что-то на норвежском. Я сначала ничего не поняла, но рядом стояли Тура Бергер и Анн Кристин Флатланн, и они вдруг начали так смеяться, что чуть не попадали, - сообщила в бешенстве Розали. - Знаешь, что там было записано? «Я хочу тебя!» А остальное я тебе даже говорить не буду. Настоящее норвежское порно! Да за кого они меня принимают?!



- Стоп, стоп, - прервал ее Мэйсон.



Пожалуй, такое было чересчур даже для них - дарить медведя-извращенца едва знакомой спортсменке из другой страны пусть даже и в качестве шутки было далеко за гранью приличий.



- А этот медведь говорил женским голосом или мужским?



- Женским, - ответила Розали. - А какая разница?



Эдвард рассмеялся. Судя по всему, Свендсен и Бё только что оказались жертвами собственного джентльменства.



- Роуз, если это было записано женским голосом и на норвежском, значит, это страстное послание предназначалось мужчине-норвежцу.



- Мужчине-норвежцу? - удивилась Розали.



- Да. Ты сама подумай - где еще они могли так быстро достать игрушечного медведя с винтовкой. Они подарили тебе одну из тех игрушек, которые им дарят поклонницы. Уверен, они и сами не знали, что в нем такое записано.



- Ты думаешь, они это не специально? - с подозрением переспросила Розали.



- Конечно, не специально. Ты же не знаешь норвежского. Если бы не Тура и Анн Кристин, ты бы ничего не заподозрила и увезла медведя в Канаду. И в чем тогда смысл этой шутки?



- Да, действительно... - задумалась Роуз. - Ладно. Пускай еще поживут. Но все равно они идиоты!



Голос Розали звучал уже мягче, и Эдвард вздохнул. Эти парни даже не знают, что их соперник только что спас им жизнь. Мэйсон нисколько не сомневался, что Розали Хейл в пылу гнева способна на убийство. А учитывая ее умение стрелять...



Нет, новая девушка Эдварда Мэйсона точно не будет биатлонисткой!



- Розали... - Эдвард вспомнил, что как раз в это время в Ханты-Мансийске должен был закончиться мужской масс-старт. - Кто выиграл золото?



- Свендсен, - ответила Розали. - Серебро - у Устюгова, бронза - у Хофера. Джас - девятый.



- Он молодец, - сказал Эдвард. - Передай ему привет.



- Передам. Поправляйся, Мэйсон, - даже не пожелала, а потребовала Роуз. - Ты должен скинуть с пьедестала этих викингов! Они меня достали!



- Раз ты так просишь, обязательно скину, - пообещал Эдвард и, засмеявшись, снова закашлялся, да так, что его едва не стошнило.



Нет. Хватит уже раздавать всем обещания. Надо лечиться, работать и побеждать. И меньше болтать языком.



***



Эсми Каллен встречала его в аэропорту вместе с Эмметом и Элис, а также с толпой журналистов, которые чуть ли не дрались за право сфотографировать его красноглазую уставшую физиономию с дурацкой медицинской маской.



- Как ты, милый? - спросила Эсми, крепко обняв своего воспитанника.



Родных детей у Эсми и Карлайла не было, поэтому всю свою любовь фрау Каллен отдавала подопечному своего мужа. И Эдвард был ей бесконечно благодарен.



- Всё нормально, - ответил он, улыбнувшись.



- Какой у тебя хриплый голос, - покачала она головой. - Ну ничего, я уже приготовила все для моего фирменного Glühwein (нем. - глинтвейн). Он тебя быстро поставит на ноги.



- Или наоборот уронит, - громогласно захохотал Эмметт.



- Я знаю, ты встретил меня только для того, чтобы выпить мой Glühwein, - засмеялся Эдвард, обменявшись рукопожатиями с лучшим другом.



- Само собой. На фиг ты еще мне сдался, - подмигнул ему Эммет, подхватив его чемодан.



Откуда-то сбоку на них налетела толпа журналистов, отчаянно стрекотавших вспышками фотокамер. Да, Эдвард Мэйсон сегодня устроил им сенсацию. Но совсем не ту, на которую он рассчитывал.



- Хочешь, я прогоню этих стервятников? - с готовностью предложил Эмметт.



- Не надо, Эм. Это их работа, - сказал Эдвард, прекрасно зная, как любит драться его лучший друг. Если дать ему волю, здесь все будет усеяно зубами несчастных репортеров. Эмметт МакКарти периодически забывал, что он не на хоккейном поле, и применял силовые приемы не только во время матчей.



- Эдвард, а я вчера прыгнула тройной лутц - тройной тулуп, - сообщила с гордостью Элис. - Тренер сказала, что такой каскад мало кто в мире так чисто делает.



- Ты молодец, Элис, - сказал Эдвард, и девочка залилась счастливым румянцем.



- Ты придешь завтра ко мне на тренировку? - с надеждой посмотрела она на него. - Я тебе покажу, как я прыгаю!



- Завтра Эдвард никуда не пойдет, - тут же разрушила все ее надежды Эсми. - Он приехал домой лечиться, а не мерзнуть на льду.



Элис тут же сникла, а Эдвард улыбнулся. Он понятия не имел, что делать с ее детской влюбленностью. Ему вовсе не хотелось обижать сестренку лучшего друга, особенно перед важными для ее карьеры стартами. Когда в четырнадцать лет Эдварда отвергла его первая любовь, он выступал так паршиво и так забивал на тренировки, что Карлайл едва не отослал его назад в Канаду.



- Я тогда тебе в twitter ссылку на видео кину, - пообещала Элис. - У меня короткая программа под музыку из мюзикла «Ромео и Джульетта». И я ее посвятила тебе.



Все вокруг переглянулись, но Элис смотрела только на Эдварда и никого больше не замечала. Это была катастрофа. Хоть бы она влюбилась в кого-то другого. Да хотя бы в Зака Эфрона или кто там из актеров сейчас популярен у маленьких девочек...



- М-м, Элис, давай ты не будешь писать мне в twitter, - наконец решился заговорить Эдвард.



- Но тебя нигде больше нет, как тогда я смогу послать тебе видео, - расстроилась Элис.



- Кинь мне ссылку в скайп, - сказал Эдвард. - Или перешли Эму, а он мне перешлет.



- Это из-за нее? Чтобы она не увидела? - вспыхнула вдруг Элис.



- Кто? Таня? - не понял Эдвард.



- Нет. Та австрийская биатлонистка, которая весь чемпионат писала тебе в twitter, - надула губки Элис. - И ты фолловишь ее twitter, а мой нет!



Элис готова была расплакаться, а Эдвард с удивлением понял, что давно уже не заглядывал в свой twitter. Он вообще не жаловал социальные сети - все эти посты и переписка с незнакомыми людьми только отвлекали от тренировок. Фанатов Эдвард любил и ценил. Но биатлоном занимался вовсе не ради фанатов.



- Что еще за австрийская биатлонистка? - хитро ухмыльнулся Эмметт. - Значит, зря я так за тебя переживал, дружище. Ты и без меня свой ствол пристроил.



- Придурок, тут твоя сестра, между прочим, - толкнул его Эдвард.



- Винтовки. Ствол винтовки, - рассмеялся Эмметт. - Шустрый ты парень, Мэйсон. А ну, показывай, что там у тебя за биатлонистка.



- Она просто моя фанатка. У меня много фанаток, - сказал Эдвард.



- Ну-ну... И ты всех своих фанаток в twitter фолловишь... - протянул Эмметт.



- Пожалей сестру. Она сейчас расплачется, - соскользнул с темы Мэйсон.

Эмметт тут же принялся отвлекать Элис от переживаний, а Эдвард понял, что влип.



Изабелла Свон-Дуаер писала ему в twitter весь чемпионат? Черт.



Она ведь поспорила на его победу. А он не только не победил, он слил все, что только можно было слить. Да еще и сезон досрочно окончил.



Войдя в twitter, он нашел сообщения от @swan_dwyer.



«@masen_canada, удачи в спринте».



«Кристоф Зуман - наш фаворит, но я - за @masen_canada)))».



«@masen_canada, такая бронза - почти золото :) ».



«@masen_canada, удачи в эстафете».



И после эстафеты - больше ничего.



А впрочем, что тут можно сказать? Девчонка поставила не на ту лошадь.



На страничке Изабеллы некто под ником @black_wolf с большим волком на аватарке выложил ссылку на фото валяющегося в сугробе Эдварда и написал:

«@swan_dwyer, я уже выбрал тебе татуировку :) Уговор есть уговор!»



Черт побери. Хотелось бы верить, что у этого волка есть чувство меры, и он не заставит девчонку наколоть во всю спину портрет Тарьей Бё...



Подумав, Эдвард хотел написать ей в приват, но вдруг понял, что не может послать сообщение. Изабелла отписалась от его микроблога.



Что же, этого следовало ожидать. Теперь для вдохновения ей нужен новый кумир.



- Ну так как, ты покажешь мне фотку своей подружки? - снова докопался до него Эмметт.



- Да нет у меня никакой подружки! - фыркнул сердито Эдвард и увидел, как тут же воспрянула духом Элис.



Именно это она от него и мечтала услышать.



***

Июль 2011 г., Ванкувер, Канада



- Ваши анализы в полном порядке, - сказал доктор Мартос, когда Эдвард вошел к нему в кабинет.



- Значит, я могу приступать к тренировкам в полном объеме? - уточнил Мэйсон.



- Да, разумеется, - кивнул доктор Мартос и улыбнулся. - Поздравляю. Ваши лейкоциты обладают такой же волей к победе, как и вы, Эдвард.



Эдвард рассмеялся в ответ на эту шутку. Но смех получился каким-то неискренним. И доктор Мартос наверняка это почувствовал.



Новый врач, которого наняли для него вместо Гарри, Эдварду не нравился. И он даже не знал, почему. Вел себя этот доктор всегда корректно и профессионально. Никогда не оставлял его без присмотра ни на минуту, и именно под его чутким надзором Эдвард Мэйсон сумел преодолеть серьезную легочную инфекцию в несколько раз быстрее, чем это предполагалось изначально.



Деметрий Мартос был хорошим специалистом. Но Гарри Клируотер был для Эдварда больше, чем врачом. И теперь ему было трудно привыкнуть к тому, что для нового доктора он был всего лишь очередным пациентом. Пожалуй, такая зависимость от членов своей команды была его слабостью.



Другие спортсмены регулярно меняли тренеров, врачей и менеджеров, Эдвард же годами работал с одними и теми же людьми, даже если те порой допускали ошибки.



Его команда была его семьей. Потому что другой семьи у него не было. А Деметрий вовсе не хотел быть частью этой семьи - он просто выполнял свою работу.



Ладно. К черту. Эмметт прав - Эдвард вечно все усложняет и ноет, как девчонка. Даже когда рядом не останется никого, кто может тебя поддержать, нельзя опускать руки. Тем более что у него есть Карлайл, который с нетерпением ждет вердикта Деметрия, чтобы начать активную подготовку к новому сезону.



- Тогда я могу идти? - спросил Эдвард.



- Подождите немного. Я хочу с вами поговорить, - вдруг задержал его Деметрий.



Эдвард был удивлен. Деметрий практически никогда не обсуждал с ним ничего, кроме текущих дел. Иногда Мэйсону и вовсе казалось, что доктора гораздо больше интересуют пробирки с кровью, чем люди.



- Да, конечно, - кивнул Эдвард и присел на кушетку. - Какие-то проблемы?



- Нет-нет, - покачал головой Деметрий. - Дело в том, что сразу как только вы стали моим пациентом, я начал изучать архивы вашего прежнего доктора. Его вдова предоставила мне полный доступ. И кое-что меня удивило...



- Что именно? - насторожился Эдвард. Что такого этот доктор мог обнаружить в архивах Гарри?



- Дело в том, что я несколько лет проработал в ВАДА (2). Вы, вероятно, слышали об этом. Я перепроверил все ваши анализы за последние пять лет по новым методикам. И не нашел ни следа... специальных препаратов.



- Разумеется, не нашли, - пожал плечами Эдвард. - Я их не применяю.



- Именно это меня и удивило. Природа была к вам удивительно щедра, Эдвард, - произнес Деметрий. - Выдавать такие высокие результаты на протяжении стольких сезонов без дополнительной помощи дорогого стоит.



- Поэтому я и стал двукратным олимпийским чемпионом, верно? - хмыкнул Эдвард. Этот разговор ему откровенно не нравился. Тема допинга была закрыта для него давно и навсегда.



Карлайл Каллен был яростным противником допинга. Настолько яростным, что когда кто-то из Федерации заикнулся, не будут ли с применением новых технологий канадские биатлонисты прогрессировать намного быстрее, тренер едва не разорвал контракт со сборной. И Эдвард его в этом поддерживал. Тем более, что он и без всякого допинга выдавал такие результаты, которых некоторые спортсмены не могли добиться, даже накачавшись всей периодической таблицей.



- Конечно, - кивнул Деметрий. - Как я уже сказал, природа одарила вас очень щедро. Но в какой-то момент ей требуется небольшое содействие прогресса.



- Мне это не нужно, - тут же заявил Эдвард.



- Это всего лишь разговор. Я ни к чему вас не принуждаю, - улыбнулся Деметрий. - Я просто предлагаю подумать.



- Мне казалось, сотрудники ВАДА должны искать допинг, а не распространять его, - сказал Эдвард и увидел, как по лицу Деметрия пробежало неудовольствие. Как и все, кто имел дело с допингом, он никогда не употреблял это слово вслух. Иглоукалывание, помощь природе, специальные средства. Что угодно, только не допинг. Вот только от названия суть этого явления нисколько не менялась. И то, что предлагал ему сейчас доктор Мартос, было для Эдварда Мэйсона неприемлемо.



- Во-первых, я больше не сотрудник ВАДА, а во-вторых, моя цель - обеспечить ваши победы в следующем сезоне, - сказал доктор Мартос. - Буду с вами максимально честным - без дополнительной помощи вы вряд ли продержитесь на пике весь сезон. А ведь с прошлого сезона в зачете Кубка мира учитываются все гонки. У вас не получится пропустить часть стартов, чтобы лучше выступить на самых важных.



- Мы будем работать так, как работал Гарри, - отрезал Эдвард.



- Это ваше право. Просто хочу, чтобы вы знали, меня попросили с вами поговорить. Это не моя инициатива, - сказал Деметрий.



- И чья же?



Доктор Мартос промолчал, но сделал это с таким намеком, что Эдвард и так все прекрасно понял. Отлично. Значит, в Федерации недовольны его результатами в этом сезоне, но так же, как и Финли, не хотят терять дойную корову, поэтому готовы пичкать его допингом, пока он не откинет копыта. И зайти решили не через тренера, крутой нрав которого они прекрасно знали по прежним своим попыткам, а через его нового доктора.



- Могу только сказать, что вас прикроют, - сказал Деметрий.



Еще один намек. Они еще и подкупили кого-то что ли? И все это за его спиной. Хорошо еще, они не стали колоть ему ЭПО (3) под видом витаминов.



- Мне все равно. Я не буду применять допинг, - произнес Эдвард жестко. - Можете передать это моим доброжелателям из Федерации.



- Никто и не говорит про допинг в классическом понимании... - опять начал врач, но Мэйсон прервал его:



- Значит, по-вашему я не смогу выигрывать, будучи чистым?



- Только отдельные этапы, но не общий зачет.



- Вы ошибаетесь. И скоро вы сами в этом убедитесь, - сказал Эдвард. - Я хочу знать, чего достоин я сам, а не химическая промышленность.



Его горячность явно насмешила Деметрия. Но Эдварду было плевать, что о нем подумает этот врач.



- До свидания, доктор Мартос, - холодно произнес Мэйсон, встав с кушетки.



- До завтра, Эдвард, - ответил врач. - Я приду на вашу тренировку.



Эдвард вышел из кабинета злой, как черт. Теперь и вся Федерация пытается поставить на нем клеймо пенсионера, из которого песок сыплется. И все из-за одного-единственного неудачного сезона.



Да, чемпионат мира он действительно слил. И в целом этот сезон вышел для него провальным по сравнению со всеми предыдущими. Но в индивидуальной гонке в Ханты-Мансийске Эдвард был лидером, и если бы не тот досадный промах, он точно стал бы чемпионом. А значит, у его организма еще есть свой собственный резерв. И никакая химия ему не нужна.



Допинг используют только те, кто без него уже ни на что не годен.



Зазвонил телефон. На связи был Карлайл.



- Ну, что сказал наш доктор Айзенбарт (4)?



- Кто? - не понял Эдвард. Наверняка это опять какая-то специфическая немецкая шутка. Юмор Карлайла Эдвард понимал не всегда. Но это нисколько не мешало им быть отличной командой.



- Ну, наш чудо-врач. Что он сказал? - осведомился деловито тренер.



- Что я в полном порядке, - добавив оптимизма в голос, сообщил Эдвард. Он твердо решил не говорить боссу о том, что предложил ему Деметрий. Карлайл точно не оставит это просто так, и в Федерации разразится страшный скандал. А скандалы перед началом сезона могли еще больше ослабить и без того не бьющую рекорды канадскую сборную.



- Отлично! Тогда мы срочно приступаем к тренировкам, - заявил Карлайл. - У меня есть план. И если мы будем работать в соответствии с ним, к началу сезона ты будешь в отличной форме!



***

15 ноября 2011 г., Ванкувер, Канада.



- Я к этой тренировке готов на все сто процентов, - крикнул на весь микроавтобус Лоран. - А вы, парни?



- А я - на тысячу, - ухмыльнулся сидящий рядом с ним Джеймс.



- Да, жаль, что эстафету нельзя бежать вдвоем, - заявил Лоран и подмигнул приятелю.



Финли ему не ответил. Джеймс явно был умнее своего несдержанного на язык дружка. Впрочем, он был и на пару лет старше.



Эдвард усмехнулся. Этот дурак Лоран даже не понимает, что таким детским хамством только показывает свою незрелость.



Спортсмен высокого класса никогда не станет открыто хамить своим соперникам - он пожелает им всего наилучшего и на трассе просто оставит их далеко позади. Что Эдвард и сделает на первом же старте нового сезона.



- Мне кажется, затея нашего норвежского гуру обречена на провал, - с иронией произнес Джаспер.



- Согласен. Но вдруг случится чудо, и Федерация не зря спустила на него столько денег, - усмехнулся Эдвард.



В этом сезоне для подготовки к эстафете канадская сборная по биатлону привлекла именитого норвежского специалиста, который после нескольких тренировок остался крайне недоволен их результатами. И это было неудивительно. В этом сезоне канадская эстафетная четверка вместо слаженно работающей команды представляла собой насильно собранных в одной упряжке соперников.



Повзрослев и набрав к сезону неплохую форму, Дюбуа и Финли решили, что уже вполне готовы потеснить Мэйсона и на трассе, и в спонсорских контрактах. Тем более, что у них действительно появилось немало фанатов, и это окончательно вскружило парням голову. В итоге, эстафета совершенно перестала их привлекать. Оба мечтали стать чемпионами в личном зачете. И это притом, что эстафета была сейчас для четверых канадцев единственным реальным шансом набрать очки.



В индивидуальных гонках никто из них к началу сезона не мог всерьез претендовать на рекорды - Эдвард после болезни все еще не вышел на прежний уровень, Джаспер опять получил травму, а Лоран с Джеймсом, несмотря на явный прогресс, все еще не в состоянии были ровно провести целую гонку. Зато свою часть эстафеты они пробежали бы отлично, если бы не выпендривались, как чертовы поп-звезды.



И все было бы ничего, если бы насмотревшись на их склоки, норвежец не придумал для своих подопечных новую методику. По его гениальной задумке их славная четверка должна была все делать вместе: вместе жить, вместе питаться, вместе ездить на все тренировки и, разумеется, вместе тренироваться. Собственно, и сейчас они ехали все вместе на очередную тренировку.



Вот только вместо командного духа всеми биатлонистами постепенно овладевало желание зарядить свои винтовки боевыми патронами и перестрелять друг друга.

Да, вряд ли их новый наставник хотел добиться от них такого результата...



Впрочем, Эдварда не слишком волновали все эти дрязги внутри сборной. В Эстерсунде его ждали Свендсен, Бё, братья Фуркад и Бирнбахер. И Мэйсону уже не терпелось встретиться с ними на трассе и понять, насколько он сейчас слабее или сильнее своих заклятых друзей.



- Мы, кажется, опаздываем, - сказал Джаспер, и в этот момент вдруг послышался жуткий грохот.



Что-то огромное влетело прямо в лобовое стекло автобуса. Эдвард мгновенно пригнулся, но удар настиг его и за креслом. И наступила темнота.

__________________________________

(1) Количество биатлонистов, принимающих участие в Кубке мира от отдельной национальной сборной, определяется в соответствии с местом команды в Кубке наций в предыдущем сезоне. Национальные команды, занявшие с первого по пятое место, могут зарегистрировать 8 спортсменов и выставить на старт 6, с шестого по десятое регистрируют 7 спортсменов, а на старт выставляют 5. Таким образом, если сборная теряет позиции в Кубке наций, число ее спортсменов в Кубке мира уменьшается.



(2) ВАДА - Всемирное антидопинговое агентство (англ. World Anti-Doping Agency — WADA) — независимая организация, осуществляющая координацию борьбы с применением допинга в спорте, созданная при поддержке Международного олимпийского комитета (МОК).



(3) Эритропоэтин (англ. - erythropoietin, EPO) — один из гормонов почек. Эритропоэтин вызывает быстрое повышение уровня гемоглобина и кислород-снабжающей способности крови. На употреблении этого допинга попадались многие, и в том числе российские, биатлонисты.



(4) Доктор Айзенбарт, настоящее имя Иоганн Андреас Айзенбарт (нем. - Doktor Eisenbarth, Johann Andreas Eisenbarth) — реально живший в 17 в. немецкий врач; популярная фигура в немецком фольклоре, герой песен, юмористических историй и даже оперетт.



Источник: http://robsten.ru/forum/68-1652-1
Категория: Авторские мини-фанфики | Добавил: MaryKent (01.12.2014) E
Просмотров: 249 | Комментарии: 7 | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 7
avatar
0
7
Да, что такое происходит стоило Тане уйти от него, как немного погодя Эдвард стал сдавать позиции............................:JC_flirt:  JC_flirt какая то полоса неудач................................  girl_wacko :girl_wacko:Какой ужас, до последнего надеюсь что, ничего серьезного не случилось:4::4:
avatar
0
6
спасибо! Эдварда преследуют неудачи! как жаль...
avatar
0
5
Наконец-то продолжение .Благодарю.
avatar
0
4
Спасибо за историю. Обожаю биатлон, давно следу за ним. Очень приятно встретить в рассказе выдающихся личностей этого вида спорта. Буду с удовольствием следить за развитием сюжета lovi06032
avatar
0
3
благодарю cvetok01 cvetok01 cvetok01 cvetok01 cvetok01
avatar
0
2
Спасибо за продолжение lovi06032
avatar
0
1
Спасибо за продолжение. Удачи Эду и Джасу - пусть отделаются легким испугом
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]