Фанфики
Главная » Статьи » Авторские мини-фанфики

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Ракушка на память

 

 

Где розы — там и тернии — Таков закон судьбы.

 

Ура! Наконец-то мы преодолели маршрут в восемнадцать часов от Техаса, Форт Уэрт, до Калифорнии, Сан-Диего. Я вышла из машины и потянула свои ноющие мышцы – однозначно бесшабашно было ехать нон-стопом на одних энергетиках в такую даль, но оно того, безусловно, стоило.

- Это бомба, Белла! – пропищала Элис, вытаскивая наши сумки из багажника и расплачиваясь с водителем. – Ты только посмотри на вид, это же просто сказка! Закат завораживает.

Я была с ней согласна на все сто, красное зарево как будто прожгло небо и всю природу вокруг, сливаясь с водой и подкрашивая багровыми ленточками Тихий океан. Людей практически не было – только пара влюбленных бродила около пляжа Ла Хойя, так называемого «тюленьего пляжа», который был закрыт для купания. Вот туда я и хотела попасть уже полгода, грезила и откладывала деньги с небольших заработков фотографа.

Элис передала мне мой рюкзак и сказала:

- Сейчас идем устраиваться в комнату, а потом туц-туц. – Элис забавно начала двигать бедрами из стороны в сторону, тонко намекая на толстые обстоятельства.

Я скривилась, застонав в протесте:

- Я хотела сходить на пляж, пофотографировать и посмотреть площадку для работы. – Я выпятила губу и умоляюще посмотрела на Элис, которая скрестила руки на груди.

- Знаешь, почему я недовольно скрестила руки? – Я отрицательно покачала головой. – Потому что я уже шесть лет ведусь на эти глазки и пухлые губки. Ладно, уговорила.

Я остановилась, удивленно приподняв брови. Элис улыбнулась, внезапно начав разглаживать и без того идеальный топ. Я знала ее достаточно долго, чтобы понять, что тут был замешан парень.

- Ну, я познакомилась с парнем в Форт Уэрте на работе – он сексуальный, высокий, с сильными руками с большим…

Я подняла руку, останавливая ее умозаключение:

- …потенциалом, я поняла. – Рассмеялась я, поправляя лямку рюкзака.

Элис захихикала, закрывая рот рукой. Не знаю, что из этого выйдет, но надеюсь, что она будет счастлива. В конце концов, все мы этого хотим, но получаем не то, что хотелось бы – или, как я, вовсе не получаем.

- Ладно, Эл, пошли к твоему знакомому мистеру Сандерсу. Самое главное сейчас для нас – это где-то расположиться.

Мы шли по бульвару Кост прямо к ближайшему к побережью отелю и гостинице Ла Хойя – невероятно роскошное и завораживающее место, но, к сожалению, не для нашего кармана. Поэтому Элис, как лучший турагент всех времен и народов, смогла договориться с каким-то служащим отеля на комнату для обслуживающего персонала. Не пятьсот долларов за ночь, а профессиональные фотографии Ла Хойя в моем исполнении, предназначенные для фойе отеля. Как по мне, так вполне себе справедливый обмен.

Вокруг была умопомрачительная красота – бульвар выстлан идеально ровной каменной дорожкой, а остальное все занимала зелень, красивая и сочная, которая всегда на фотографиях бросается в глаза. Но в какой-то момент растения и газон обрываются, перетекая в скалы, затем в песок и океан – синий, глубокий и своенравный. Он бился о каменные препятствия, разлетаясь на тысячи капель и удивляя своей неукротимостью.

Я очнулась от раздумий, когда Элис положила мне руку на плечо, целуя в щеку.

- Очнись, влюбленная в природу. – Она покачала головой. – Лучше бы ты так влюбилась в какого-нибудь парня на эти несколько дней и спустила пар.

Элис выразительно посмотрела на меня, а я в очередной раз покачала головой и улыбнулась, так и ничего не ответив. А мне и нечего было ответить. Не получалось у меня просто так эти пару дней делить с кем-то эти жаркие часы, не умела я намекать и флиртовать. А вот у Элис проблем не было совсем, и где-то в глубине души я завидовала ей.

Мистер Сандерс оказался тем самым молодым и горячим парнем с большим потенциалом, и при встрече Элис повисла на нем, впиваясь ему в рот и поедая. Я стояла в стороне и пыталась не смотреть на них, рассматривая стены в небольшой пристройке к отелю – они были украшены фотографиями самых дорогих и красивых жемчужин мира. Я знала об этом, потому что один раз организовывала фотосессию для ювелирных украшений с этими баснословными по стоимости жемчужинами. Кстати, они водились недалеко от этого побережья, и многие охотники за морскими сокровищами приезжали в эту часть США именно за этими драгоценностями.

- Белла! – Я повернулась к парочке.

Их глаза горели, а руки чуть ли не срывали вещи прямо на глазах у всех. Парень действительно был красив, а Элис ничуть не уступала ему – спортивное тело, миниатюрная, блестящие зеленые глаза, короткие густые волосы и пухлые губы.

- Я – Бен, – смущенно проговорил парень. – Ваша комната готова, Белла, первая дверь на втором этаже. И завтра хотелось бы получить часть фотографий – босс просил показать варианты, чтобы можно было выбрать и распечатать большой формат.

- А я – Белла. Да, конечно, - согласилась я и перевела взгляд на Элис. – Пожалуй, пойду, прогуляюсь по вечернему побережью, поработаю. Вернусь через пару часов.

Элис с энтузиазмом слегка кивнула, проговорив беззвучно «я люблю тебя».

- Возьмешь мой рюкзак? – Я протянула ей рюкзак, предварительно вытащив чехол с фотоаппаратом.

- Конечно. Увидимся позже. – Подмигнув мне, она схватила Бена за руку, и они весело поскакали на второй этаж.

Я вдохнула океанский воздух и пошла вниз по бульвару прямо к «тюленьему пляжу», как называют его местные. Территория огорожена, и купаться туристам тут запрещено, так как днем тут любят порезвиться тюлени. Пройдя по изогнутому мосту шириной всего в пару метров, я остановилась и сделала несколько впечатляющих кадров – закат, океан и шикарный песчаный пляж. Кто бы мог придумать рекламу лучше?

Я оглянулась по сторонам в поисках полицейских, которые штрафовали всех за нарушение границы, и перекинула ногу через перила, аккуратно опускаясь по каменному мостику и прыгая на песчаный пляж, – кеды с глухим стуком коснулись песка.

На пляже лежало несколько милых толстяков, и, завидев меня, они возмущенно засопели, перекатываясь из стороны в сторону.

- Спокойно, ребята, я вам ничего плохого не сделаю.

Я сделала пару кадров и двинулась ближе к бухте, изрезанной всевозможными неглубокими пещерами и выступами, которые являлись отличной смотровой площадкой. Я уже прошла, прокралась через весь пляж и подошла к бухте, когда услышала мужские баритоны.

- Держи его, мелкий паршивец слишком вертлявый.

Я присела и выглянула из-за выступа. Двое мужчин в темной одежде удерживали маленького тюленя, который еще только наполовину успел сменить пушистую детскую шкурку на взрослый блестящий покров. Один браконьер прижал его коленом, наполняя шприц каким-то веществом и поднося его к телу животного, которое вырывалось на свободу.

Я положила фотоаппарат на выступ и рванула спасать тюленя, нападая со спины на ближайшего мужчину и выбивая у него из рук шприц. Цель была уже достигнута, незнакомцы отвлеклись, и малыш рванул в синюю гладь океана, но вот что делать дальше – этого я не продумала.

- Какого хрена?! Хватай ее. Эта сука лишила нас месячного заработка. Винсент убьет нас нахрен.

Я рванула от них в сторону моста, обратно, но не успела пробежать и пары метров, как один из браконьеров прижал меня к песку, наваливаясь всем телом. От такого удара воздух вышел из легких, и я оказалась дезориентирована.

- Нет, теперь ты пойдешь с нами, – прошипел он и схватил меня за волосы, протащив по песку.

Я практически не сопротивлялась, но нашла в себе силы сделать единственное, что могла, – закричать.

- Закрой ей рот!

Послышался звук отрываемой клейкой ленты, а потом на мой рот с силой удара была приклеена полоска, а руки были перевязаны веревкой. Я замычала, борясь с головокружением и слезами, которые застилали глаза.

- Мы не можем оставить ее в живых! Если она уйдет, то через пару минут тут будут копы, и нам крышка. Ты должен это понимать. В лучшем случае, мы просто лишимся места кормежки.

Я лежала на боку, на песке, прибой омывал мое тело, чуть не доходя до лица. Океан вдруг стал страшно черным, всасывающим и угнетающим. Теперь его красота не восхищала, а пугала. Я слышала, как браконьеры позади готовили груз, который утянет меня на дно. Слезы не переставали омывать горькой солью мои щеки.

Тут один из них подошел ко мне и сказал:

- Прости, но не надо было тебе вмешиваться.

Я подняла голову и хотела повернуться, чтобы посмотреть на того, кто это был. Но перед моим лицом появилась загорелая рука с татуировкой ящерицы, к ногам уже привязали сетки с камнями, и я забилась, стараясь вырваться. Один из них взял меня на руки, другой – грузы. Они посадили меня на лодку спиной к себе и запрыгнули туда.

Проплыв метров десять, они кинули грузы в воду. Я почувствовала, как меня тянет вместе с ними на темное дно, я перегнулась через борт, и синева поглотила мое тело. Я видела, как все тоже прекрасное зарево удаляется от меня.

Вокруг вода завибрировала – кто-то кружил вокруг меня, дотрагиваясь до моего связанного тела. Я резко завертела головой, пытаясь рассмотреть сквозь толщу воды хоть что-нибудь, перед моим лицом появилась морда того малыша с полуоблезлой шкурой, и когда я уже закрыла глаза, отдаваясь на волю случая – что-то стало выталкивать меня на поверхность.

Если бы я не была глубоко под водой ночью, то сказала бы наверняка, что это были руки человека. Волны бушевали и злились, плескаясь о мое тело и затягивая на дно вместе с собой. Я вынырнула, открыв глаза и сильно закашлявшись. Тяжесть, тянувшая меня на дно, куда-то пропала, и я смогла держать себя на плаву с помощью ног, но руки все еще были связаны.

Я вскрикнула, когда что-то обвило мое бедро, и меня понесло вперед, к берегу. Но место находилось немного дальше, чем то, где на меня напали. Как только я почувствовала под ногами песок, то встала на ноги и резко обернулась, вглядываясь в темно-синюю воду, – голова кружилась, а двигаться совершенно не хотелось. Что это, черт возьми, было?

Под водой что-то передвигалось, но я решила не испытывать судьбу и рванула на берег так быстро, как только смогла со связанными руками. Я хотела добежать до своего фотоаппарата, но путь преграждала скала, и, чтобы преодолеть ее, достаточно было зайти в воду и немного обогнуть преграду. Но я не была готова к такому, поэтому просто села на пока еще теплый песок, стараясь вытащить руки из веревочных узлов и как-то отклеить ленту с губ, которая уже частично отходила.

Становилось, на самом деле, холодно, очень холодно, ветер пронизывал меня до самых костей, а мокрая одежда, казалось, замерзала прямо на коже. И тут я увидела какое-то движение у берега в воде. Мои воспаленные глаза уставились на фигуру, поднимающуюся из воды.

Это был мужчина, без сомнения. Он медленно выходил из воды – мокрые волосы, загорелая кожа коренного южанина, зеленые глаза, четко очерченные скулы. Телосложение пловца – мускулистое тренированное тело, но без «перекаченности», которой часто хвастаются в социальных сетях. Он был… голым.

Я резко отвела взгляд в сторону, смущенная его раскованностью, и поднялась на ноги, приготовившись к бою. Что-то еще было не так с его шеей и пальцами рук, но всматриваться было некогда, я уставилась в его глаза, ожидая, что произойдет дальше.

Он подошел и остановился в метре от меня, вытягивая руку вперед, как будто показывая, что он пришел с миром.

- Все хорошо, – сказал парень. – Я не причиню вреда тебе. Это я спас тебя.

Он подошел чуть ближе, все так же протягивая руку.

- Позволь мне освободить тебя от пут, дева, ты спасла моего друга, за что я тебе благодарен и заплачу сполна.

Он очень странно говорил, но я кивнула и позволила незнакомцу дотянуться до ленты, закрывающей рот, но когда увидела перепонки между пальцами, то вскрикнула и отпрыгнула, падая на песок и чувствуя резкий укол в бедро.

Черт! Я сдвинулась и рассмотрела среди песка кусок стекла, с которого стекали капли крови. Я застонала.

У парня расширились глаза, и он подхватил меня на руки, направляясь в сторону пещеры.

- Нельзя так плохо относиться к себе, дева, уж меня тебе бояться не стоит. Самое страшное уже произошло.

Я подняла голову и посмотрела на его шею – на ней были жабры. Я почувствовала, как ее уносит какая-то тишина и серая дымка, а потом мир заволокла темнота.

***

Через какое-то время я очнулась на чем-то мягком у костра. Я резко села, разминая руки и замечая, что больше меня ничего не сдерживало, а рядом валялись веревки и лента.

Я огляделась – она сидела в пещере, которая была сухой и небольшой. Стены были зачищены таким образом, что казались гладкими, и делали пещеру полукруглой, коричнево-рыжего цвета, а не сырой, темной и угловатой, как все привыкли видеть в фильмах. Одеяло, на котором я сидела, было чистым и аккуратно разложенным.

Я перевела взгляд от одеяла к входу и резко вдохнула, когда увидела в полуметре перед собой того же незнакомца – он рассматривал мое лицо, протягивая руки и дотрагиваясь до волос. Он сидел передо мной на коленях, а бедра были обмотаны полотенцем. Значит, что-то разумное было в его голове.

- Я Эдвард, дева, – прохрипел он, рассматривая русую прядь моих выгоревших волос.

- Алекс, – сказала я, замерев, как ягненок перед хищником. – Сколько времени?

- А, – Эдвард бросил прядь и обернулся к входу, смотря на небо, – три часа ночи.

Я чуть задвигала ногами, готовясь подняться с пледа и стараясь не смотреть на шею и перепонки парня.

- Спасибо за помощь, но мне, наверное, пора.

Я попыталась подняться, но Эдвард положил руку мне на ладонь, удерживая.

- Я хотел бы отблагодарить тебя, красивая дева, ты спасла маленькое безобидное существо, бесстрашно напав на двух браконьеров. Я ценю это, мало кто способен на такую слепую отвагу. – Он поднял к своему рту мою ладонь и поцеловал костяшки, слегка прикасаясь теплым языком.

Мое тело отреагировало на элементарную ласку мурашками на коже. Когда я последний раз занималась сексом? Так и не вспомнишь. Наверное, два года назад, перед тем, как рассталась со своим первым и, видимо, последним парнем. Я закрыла глаза и попыталась сосредоточиться на чем-то противном, например, на медузах, которых она боялась.

Эдвард продолжил дорожку влажных поцелуев по моей руке, задерживаясь на сгибе локтя, покусывая этот нежный участок кожи, а затем проводя по нему влажным языком. Я открыла глаза и посмотрела на Эдварда, который впился в меня своими сочно-зелеными глазами.

- Если что-то тебе не понравится, то ты только огласи это, дева. – С этими словами Эдвард уже дошел своими поцелуями, которые были сродни пыткам, до чувствительной шеи, и я слегка застонала, а низ живота послал по телу предательский спазм.

Это было очень хорошо, но крайне безрассудно – так просто довериться какому-то незнакомцу. Но Элис бы точно одобрила, она вообще считала, что у меня там давно все заросло ржавчиной. Ничего подобного, но я всегда втайне просила небеса послать мне парня, всего лишь одного, но особенного и такого любимого. Но ничего такого не происходило. Уже два года мое желание не воплощалось в реальность. А, может, воплощалось, но у Элис, которая меняла парней как перчатки.

Я подняла свободную руку и положила на голую грудь Эдварда, отталкивая его.

- Я не могу, это неправильно, – сказала я и встала, пошатываясь от резкого движения.

Эдвард все еще стоял на коленях, положив руки на мои бедра.

- Это неправильно настолько, насколько ты это у себя в голове делаешь неправильным. Нет ничего плохо в искренней любви между привлекательной девой и мужем.

- Я думаю, что слово любовь мы понимаем по-разному, Эдвард. Я не готова к одноразовой любви.

Эдвард оставил поцелуй своих нежных губ на внутренней стороне бедра. Я вздрогнула, посмотрев на его перепонки и жабры на шее.

- Не надо так много думать, дева, я хочу сделать тебе хорошо. Я не войду в твои ножны без твоего на то согласия, – сказал он, проследив за моим взглядом. – И не бойся моей инаковости, я не сильно отличаюсь телом от ваших неверных и порой грубых мужчин.

Я посмотрела на него, вернее на его жабры, и протянула к ним руку, чтобы потрогать. Эдвард, как будто бы боясь спугнуть, замер, чуть откидывая голову и открывая шею.

- Кто ты? – спросила я, проводя пальцами по трем «крыльям» на коже, идущим друг за другом, размером не больше пяти сантиметров.

- Нас называют по-разному – русалы, тритоны или амфибии, – тихо говорил парень, впервые с их знакомства испугавшись чего-то.

- А ты живешь где-то здесь? В океане?

- Когда как судьба обернется, – уклончиво ответил Эдвард, но я не стала углубляться в эту тему, перейдя к перепонкам на пальцах, которые были очень тонкими и нежными, но одновременно крепкими, чтобы удерживать сопротивление воды.

Эдвард тяжелее задышал, внимательно наблюдая за изучающими движениями.

- Они и на ногах есть, – добавил Эдвард.

- Что? – очнувшись от своих размышлений, спросила я.

- Перепонки. Они и на ногах есть.

Я выпрямилась и сделала шаг в сторону, вынуждая Эдварда отпустить мои бедра.

- Мне пора идти, меня ждет подруга.

Эдвард слегка улыбнулся, показывая свои белые зубы и ямочки на щеках.

- Тогда изволь тебя проводить, милая Алекс. Мы никогда не брали силой того, кто не хотел.

- Я хочу, просто не могу. Все очень сложно.

Зачем я это сказала? Господи. Кому от этого легче? Звучало это как глупое оправдание, чтобы не ранить его чувства. А разве мне было какое-то дело до его чувств?

- Тогда я завтра буду ждать тебя на закате. Около девяти часов на том же месте, – сказал Эдвард, вставая. – Надеюсь, ты придешь на встречу.

Он наклонился и поцеловал меня в шею, проведя языком по отзывчивой коже и прикусив ее. Я ахнула, сжимая края шорт, и направилась к выходу, чтобы вырваться из этого порочного круга.

Дорога обратно заняла гораздо меньше времени. Эдвард шел рядом до бухты, где я обнаружила браконьеров. А потом, когда обернулась попрощаться, то никого не обнаружила, только фотоаппарат в футляре, на котором что-то лежало.

Я присела перед камерой и обнаружила там раковину, в которой на бархате лежала большая розовая жемчужина. Я ахнула, когда узнала в нем жемчуг Конка, стоимость которого за карат могла достигать восемнадцати тысяч долларов.

- Спасибо, Эдвард, но это слишком, – сказала я достаточно громко, но вряд ли меня кто-то услышал.

Всю дорогу домой я рассматривала жемчужину, не веря своим глазам. Это была такая редкость, что просто с ума сойти. Эдвард. Стоило ли вообще завтра приходить к нему на встречу? Готова ли я была развлечься на одну ночь, чтобы потом продолжить жить своей жизнью, не сожалея и не вспоминая? С другой стороны, кто мог осудить меня за это? Я через несколько дней уеду из этого места, и все тайны останутся здесь. Но ведь он не человек…

В отеле никого не было, и я быстро проскользнула на второй этаж в их с Элис комнату. Подруга сладко спала на кровати, которая выглядела так, как будто здесь прошла страстная битва – простыни были скомканы, в каких-то местах виднелись пятна от вина и сливок. Возможно, если бы я не струсила, то и она смогла бы сегодня спать также сладко и довольно.

Я вдохнула, разделась и плюхнулась на свою кровать лицом вниз, все еще чувствуя, как горят те места, которых касались губы Эдварда.

***

На следующий день, уже вечером, Элис встала в отличном настроении – вся цвела и источала восторг, а вот я соскребала себя с кровати, еле передвигая ногами.

- Белла, как хорошо чувствовать, что тебя качественно оттрахали. – Элис расправила руки и звездочкой свалилась на кровать. – И не хочется даже ругаться на тебя за то, что ты бог знает где ходила до утра. Но судя по твоему настроению – это была просто работа.

Я сняла полотенце, обернутое вокруг тела, и надела свой удачный раздельный купальник.

- Я смотрю, кто-то подготовился к чему-то влажному, потному и горячему. – Элис легла на бок, подперев голову рукой, и рассматривала меня с ног до головы.

- С чего ты взяла? Вчера я тоже была в купальнике, – как можно более равнодушно ответила я, хотя весь вечер страдала как проклятая, вставив полотенце в рот вместо кляпа и делая себе восковую эпиляцию. Это было адски больно.

- Ну, кто-то скакал как сайгак по ванной, пытаясь сделать свою кожу гладкой, как попка младенца. – Элис наматывала на палец прядь волос, хитро улыбаясь. – Кто он?

- У нас ничего не было, он просто спас меня от смерти в океанской воде. По крайней мере, он пригласил меня… на пляж сегодня, – абстрактно сказала я.

- Иииии…. – настаивая на продолжении, протянула Элис.

- И я не иду, – подытожила я.

- Ты для этого два часа страдала от боли? – шокировано спросила Элис.

- В любом случае, это обычная процедура для девочек, – сказала я и отвернулась.

Элис поняла, что разговор окончен, и направилась к выходу из номера, выбрав самый сексуальный и подчеркивающий достоинства купальник. Я схватила фотоаппарат и поплелась за ней, вернее за ними, так как к нам присоединился Бен. Сказать, что я чувствовала себя креветкой во фруктовом салате, это ничего не сказать. Они держались за руки, периодически трогая друг друга за все части тела, какие только можно, а иногда и совсем пропадали в каких-то переулках.

Я старалась больше фотографировать и отвлекаться на счастливые лица людей. Некоторые подходили ко мне и с большим удовольствием позировали, а я давала им визитку со своим сайтом, где они могли позже посмотреть фото. Мы медленно шли к пляжам, когда навстречу попалась маленькая лавка с сувенирами.

- Белла, пойдем, у нас этого хлама навалом, – сказала Элис. – Идем лучше на пляж.

- Вы идите, а я скоро буду. – Махнула я им, рассматривая импровизированную витрину с различными фигурками, магнитиками и оберегами.

Навстречу мне вышла смуглая пожилая женщина, вставая недалеко от меня и наблюдая, как я кончиками пальцев трогаю ее товар. Ее волосы были черными как смоль с седыми ниточками, пронизывающими толстую косу до пояса.

Мне всегда нравилось покупать какую-то частичку места, в котором я бывала. Здесь все сувениры касались тюленей и связанного с ними пляжа Ла Хойя, но единственная фигурка бросалась в глаза – она была достаточно старой, краска чуть износилась, но на ней был явно изображен мужчина с хвостом русалки. Русал? Судя по расположению, никто не покупал и не интересовался ею уже достаточно долгое время.

«Нас называют по-разному – русалы, тритоны или амфибии»

- Это тритон или амфибия – мифическое существо. – Подошла ко мне женщина, удивленная моим выбором. – Считается, что они живут среди нас, занимаются любовью с нашими женщинами и таким образом продолжают свой род. Говорят, они хорошие любовники. Красивые существа, добрые и мирные, если не нарушать дисбаланс океана, тогда они превращаются в морских дьяволов.

- А как же тогда человеческие женщины живут с ними? Ведь это сложно себе представить – семейная идиллия с человеком-рыбой, – улыбнувшись, поинтересовалась я, надеясь, что меня не примут за сумасшедшую.

- Ну, нет, девочка. Говорят, что на суше они вполне себе мужчины – без жабр и перепонок, просто долго не могут существовать без воды и селятся всегда около океана.

Женщина обошла прилавок и взяла фигурку в руки.

- На самом деле, ты первая за десять лет, кто заинтересовался этой невзрачной и потертой работой, поэтому… – Она взяла мою руку, вложила в ладонь фигурку и обернула мои пальца вокруг нее, – я дарю тебе ее на память обо мне.

Я смотрела на фигурку и разглядывала изящную глиняную работу, на которой было выгравировано «Б.Б.».

- А чьи это инициалы?

- Брайан Блэк, мой муж, моряк, – загадочно улыбнулась она. – Таких фигурок было пять, и каждая абсолютно уникальна. Тебе достался тритон, который приносит удачу в любовных отношениях.

- О, – засмеялась я. – Прямо то, что нужно.

Я достала десять долларов и положила на прилавок.

- Спасибо вам и удачи.

Взяв фигурку в руки, я быстрым шагом направилась за Элис и Беном, игнорируя возмущения женщины насчет оставленных денег. Фигурку я положила в карман, решив, что из всех моих сувениров, этот самый реалистичный и символичный. Я никогда не забуду странного парня Эдварда и того факта, что я избежала встречи с ним. Я сожалела, но, наверное, так было лучше.

Небольшой пляж находился в противоположной стороне от бухты. Я вдохнула и выдохнула, опуская свои ноги в остывающий песок и наблюдая за назревающим закатом. Элис и Бен уже купались, целуясь и наслаждаясь своим романом. Я сняла шорты, взяла фотоаппарат в руки, проверила герметичность водонепроницаемого чехла и зашла в воду, подходя ближе к влюбленным и делая несколько романтичных и завораживающих кадров.

Я бродила в воде по пояс, дойдя до скалистого поворота, который закрывал меня от всего пляжа. Я положила фотоаппарат на выступ неглубокой пещеры и нырнула в воду, переворачиваясь на спину и расслабляя свои мышцы. Это было волшебно – закат, вода, омывающая твое уставшее тело, и теплый песок.

Я держалась на плаву, медитируя и наслаждаясь этой минутой счастья, когда почувствовала прикосновение руки к моей шее. Я попыталась встать на ноги и резко перевернулась в вертикальное положение, но дна не было, и я стала захлебываться, двигая руками, пока меня не подхватили сильные руки, вытаскивая на песчаный берег.

- Алекс, прости, – сказал взволнованный голос Эдварда. – Я не хотел пугать тебя.

Когда я откашлялась, то поняла, что лежу наполовину на берегу, лишь ноги омывались мягкими накатывающими волнами. Эдвард склонился надо мной, озабоченно всматриваясь в мое лицо. Я смотрела в его манящие зеленые глаза, на смуглую кожу и еще мокрые пухлые мужские губы и поняла, что его мне очень не хватало.

Я подняла руку и кончиками пальцев провела по правой стороне лица, огибая подушечками висок, скулы и заканчивая на волевом подбородке. Он был ослепительно красив, а вода только служила неким украшением природного дара. Эдвард замер, закрывая глаза и наслаждаясь прикосновениями.

- Что ты тут делаешь, Эдвард? – прерывисто прошептала я. – Мы ведь договорились встретиться на другом конце Ла Хойя.

Эдвард, все также с закрытыми глазами, засмеялся.

- А ты, моя милая Алекс, разве собиралась прийти?

Я застыла, не зная, что ответить, поэтому сделала то, что хотела больше всего, – поцеловала Эдварда, слегка касаясь губами его губ, и, переходя к подбородку, чмокнула.

- Нет, на самом деле, – призналась я. – А если бы я не пришла на пляж?

- Я уже выяснил, где ты поселилась, милая Алекс, и собирался выйти к тебе. – Эдвард наклонился и прикоснулся губами к шее, возобновляя эту игру с влажными поцелуями, которые приводили мое тело в невесомое состояние.

- Это все очень неправильно, – сбиваясь, проговорила я.

- Нет ничего неправильного в любви между мужчиной и женщиной, моя жемчужина. Многие человеческие мужчины просто извратили это понятие.

Эдвард развернул меня на спину, стягивая верхнюю часть купальника и бросая рядом с собой. Он снова наклонился ко мне, обхватывая ладонями мои плечи, а ртом прикасаясь к груди, прикусывая и целуя нежную кожу. Я издала голодный стон, зарываясь пальцами в мокрый песок.

Эдвард оторвался от моей кожи и посмотрел на меня.

- Не бойся своих реакций, ты в них великолепна, – сказал Эдвард и обхватил губами сосок, обводя языком чувствительный бугорок на одной груди, а потом и на второй.

Внизу моего живота, казалось, начинает закипать лава, я почувствовала предательскую влагу моего тела. Эдвард продолжил дорожку влажных поцелуев по животу и ниже, останавливаясь у края трусиков и проводя вдоль плотной ткани горячим языком, пробираясь под нее дразнящими движениями. Мое тело слегка выгнулось, и я почувствовала тепло, заполняющее мое тело.

- Позволь, моя милая Алекс? – спросил Эдвард, отрываясь от моей кожи.

Я сначала не поняла, что он хотел от меня, мозг затуманился, и едва ли воспринимала что-то, кроме его рук и губ. Но когда я посмотрела вниз, то увидела, что руки Эдварда обхватили трусики, он спрашивал разрешения снять их. Боже, казалось, что сейчас я готова была согласиться на все. Я кивнула, не доверяя своему голосу.

Эдвард стянул их с меня, попутно целуя ноги и располагаясь между моими бедрами. Только один брошенный мною взгляд на Эдварда вырвал стон желания из моих губ. Он своими плечами вынудил меня развести бедра намного шире и открыться ему.

- Я желаю тебя, милая Алекс, как не желал ни одну женщину. – С этими словами он оставил влажный поцелуй на внутренней стороне моего бедра с одной стороны, а потом с другой.

Я застонала, вскидывая бедра вверх. Эдвард прислонил губы в нежном поцелуе к влажным складочкам, затем лизнул их, заставляя раскрыться, и всосал красный и сверхчувствительный центр, играя с ним языком. Я вскрикнула, вонзаясь в песок пальцами, не в силах сдерживать свои порывы.

- Боже!

Эдвард ввел в тугую влажность один палец, находя чувствительный бугорок и слегка поглаживая его. Ртом он продолжал обхватывать влажные складочки и сердцевину, посасывая и проводя влажным языком вдоль складочек все чаще и чаще. Я задвигала бедрами, не сдерживая своих стонов. Затем он ввел еще один палец, ускоряя движения.

- Эдвард… Эдвард… Эдвард… – повторяла я как мантру, прежде чем дрожь охватила все мое тело, и я закричала, обхватывая ногами голову Эдварда.

Эдвард не дал крику привлечь лишних свидетелей, поэтому резко поднялся и поцеловал меня, впитывая мой крик удовольствия.

Эдвард оторвался от моих, нависая над расслабленным телом. Кровь билась барабанами в голове и теле, мешая мыслить и говорить. Головка члена Эдварда уперлась в мой пульсирующий вход.

- Можно, моя жемчужина? – тяжело выдыхая, проговорил Эдвард. – Позволишь ли ты мне?

- Да, – только и смогла я ответить, чувствуя давление пробивающейся головки.

Эдвард понемногу стал наполнять тугую влажность, растягивая и даря мне такую приятную боль от мужчины внутри. Эдвард застонал, опуская голову вниз, как будто справляясь с чем-то.

- Это так божественно, – прохрипел Эдвард, входя до упора.

Но тут где-то вдалеке послышался крик Элис, которая искала и звала девушку.

- Ох, нет, – раздосадовано простонала я.

- Это твоя подруга? – сбивчиво спросил Эдвард, все еще находясь внутри тугих мышц.

Я смогла только кивнуть.

- Давай тогда вернем на твое тело эти кусочки ткани, милая, как бы мне этого не хотелось делать.

Эдвард со стоном вышел из моего пульсирующего тела как можно скорее и помог практически обездвиженной девушке надеть купальник, попутно оставляя извиняющиеся поцелуи.

Я не могла оторвать взгляда от твердого, толстого и торчащего члена Эдварда, который так сильно хотела вернуть в то место, где ему и следовало быть. Вот никогда бы не подумала, что именно Элис станет тем человеком, кто прервет мое прекрасное времяпрепровождение.

Я повернулась, подошла к выступу и взяла свой фотоаппарат, настраивая его и открывая объектив, но когда обернулась, то Эдварда и след простыл, а ко мне уже плыла обеспокоенная Элис.

- Белла, как хорошо, что ты здесь. Я уже начала слегка беспокоиться, что тебя съели котики.

Элис окинула меня с ног до головы и спросила:

- С тобой все хорошо? Ты выглядишь крайне напуганной и растерянной. – Прищурила глаза Элис.

Я тряхнула головой, осматривая свое тело.

- Я просто… Мне показалось, что когда я снимала, то увидела акулу, и рванула к берегу, плюхнувшись прямо в мокрый песок.

Элис расширила глаза.

- Ужас, больше ни на шаг от меня. Пошли искупаемся и вернемся в отель.

Потом Элис придвинулась чуть ближе ко мне и, наклонившись, прошептала.

- Ты слышала, тут где-то недалеко парочка какая-то развлекалась, а девушка так кричала… – Элис хихикнула, закрывая рот рукой. – Бери пример.

Я только неловко улыбнулась, все еще приходя в себя. Я оставила фотоаппарат на полотенце Элис и вошла в воду, заплывая чуть дальше, где воды стало по грудь. Я нырнула с головой и замерла, открывая глаза. Мне однозначно нужно было прийти в себя. Это было ошеломительно, великолепно и фантастично. Моя влажность все еще ныла и пульсировала, требуя окончания банкета. Я  почувствовала прикосновение рук к талии – это был Эдвард. Я развернулась и улыбнулась ему, его жабры слегка поднимались, а перепонки помогали ловко и быстро перемещаться под толщей воды. Эдвард улыбался и стянул с меня трусики, вешая их себе на руку.

Я вынырнула, глотая воздух и ища глазами Элис.

- Все нормально? – крикнула подруга.

Эдвард под водой поднырнул под меня, развел мои бедра и обхватил ртом клитор.

- Да, – очень резко ответила Белла. – Я просто ныряю, плаваю…

Элис легла на песок, расслабляясь под расслабляющими поглаживаниями Бена.

Я не успела договорить, как почувствовала движение воды вокруг тела, Эдвард еще шире развел мои ноги, и я поняла, что села на его бедра, пока он находился параллельно поверхности воды. Хорошо, когда нет необходимости в кислороде.

Наверное, со стороны это казалось вполне обычным – девушка плавает, но если бы Элис знала, что тут происходит на самом деле, эта сексуальная ведьма сошла бы с ума, падая в обморок от шока. Я опустила руки вниз, поглаживая грудь и мускулистый живот Эдварда, который обхватил свой член и проник в меня, пробиваясь через тугие мышцы, чувствительная поверхность которых была уже не такой влажной из-за воды.

Я ахнула, но мое тело, казалось, успокоилось, получив желаемое. Эдвард начал двигать бедрами не очень резко, чтобы не причинить боли, стимулируя пальцами клитор девушки. Я уже чувствовала, как внизу живота образовывалась приятная тяжесть, готовая прорвать плотину в любой момент. Я оперлась руками о грудь Эдварда, контролируя звуки, вырывающиеся из моего рта, и кончила, издавая сдавленный стон, когда так хотелось закричать от наслаждения. Через несколько секунд член Эдварда стал заметно тверже и больше, руки на бедрах сжались, и я почувствовала приятную пульсацию, наполняющую мое тело теплой влагой.

Я переводила дыхание, двигая руками и имитируя непринужденное плавание, посматривая в толщу воды, где Эдвард все еще не двигался, находясь внутри меня и довольно поглядывая на девушку. Я удовлетворенно выдохнула, сжимая полурасслабленный член Эдварда, который так удобно устроился, что даже не хотелось двигаться.

Через минуту Эдвард отпустил мои бедра, вышел, надевая на меня трусики и целуя каждый сантиметр ног и бедер своими теплыми губами. А мне так хотелось поцеловать его, поэтому я нырнула и приникла губами к Эдварду, проводя дорожку поцелуев к шее, потом оторвалась от него и вынырнула, направляясь к берегу.

- Белла, догоняй нас, – крикнула Элис, поднимаясь по горячему песку. – Твои шорты у меня.

Я вышла на берег и взяла фотоаппарат, последний раз кидая взгляд на океан и наблюдая лишь рябь в том месте, где только что занималась самым лучшим в мире сексом с… русалом.

***

Через несколько часов мы уже стояли в холле гостиницы со своими рюкзаками. Я ждала босса, которому должна была передать на флэшке фотографии, сжимая в руках ракушку с розовой и очень дорогой жемчужиной, которую я могла спокойно продать и жить в свое удовольствие какое-то время. Но этого я никогда не сделаю. Я навсегда запомню этот отдых и те эмоции, которые мне подарил Эдвард, чувственный и нежный.

В груди болезненно сжался ком, как будто что-то от него оторвали.

- Могла бы и повеселее провести эти выходные, Белла, - сказала Элис, обнимая за талию Бена.

- Да мне и так было неплохо, – пожав плечами, спокойно ответила я.

Куда уж веселее? Ох, если бы ты только знала всю правду, Элис. Она обменялась с Беном номерами, и я не эксперт, но, кажется, у них происходило что-то серьезнее, чем просто курортный роман.

- Белла, – позвал меня Бен, пока я завороженно крутила в руках ракушку с жемчужиной, – познакомься с мистером Калленом, он владелец и директор этого отеля.

Я подняла глаза и замерла – это был ОН. Эдвард. Только теперь его едва ли можно назвать амфибией – это был статный, высокий и сексуальный мужчина. Его постоянно мокрые волосы лежали золотыми локонами в беспорядке, зеленые глаза все такой же сочной зеленью внимательно рассматривали меня, те самые искусные губы улыбались веселой, но знающей улыбкой. На нем был надет черный костюм и темно-зеленая рубашка с расстегнутыми верхними пуговицами, она натянулась на груди, обводя упругие мышцы, которые не так давно гладили мои руки.

Я вспыхнула, испытывая на себе все оттенки красного.

- Это Белла, мистер Каллен. Талантливый и молодой фотограф, – представил меня Бен.

Эдвард протянул руку и обхватил мою ладонь, поднося ее к лицу и целуя костяшки пальцев.

- Очень приятно познакомиться, прекрасная Белла. Вы мне так напоминаете одну мою знакомую Алекс. Мы с вами раньше не встречались?

Элис нахмурила брови, почувствовав неладное, и перевела взгляд на меня.

- Не думаю, мистер Каллен, я здесь впервые, – так и не смотря ему в глаза, ответила я и передала флэшку с фотографиями.

Эдвард взял флэшку, отпустив мою ладонь, и посмотрел на ракушку в моей руке.

- Это дорогая вещь, Белла, – прожигая меня взглядом, отметил Эдвард.

- Да. – Я посмотрела на гладкую поверхность ракушки, погладив жемчужину на бархате. – Это подарок дорогого мне человека.

- Вы много для него значите, милая Белла. Такими каратами просто так не раскидываются. Здесь их семь.

Я ахнула, мысленно подсчитывая стоимость этой розовой жемчужины, когда услышала знакомый баритон совсем рядом.

- Эта тварь не могла выжить, мы же ее утопили, – раздался разъяренный шёпот.

Я напряглась и посмотрела на Эдварда, застывая и не решаясь оглянуться. Эдвард гневно оглядел чью-то фигуру у меня за спиной, подошел, взял меня под руку и повел куда-то наверх.

- Нам с вами нужно немного поработать с фотографиями, милая Белла, так что предлагаю вам пройти в мой кабинет. – Он оглянулся на Бена. – А вы можете занять номер рядом, скоротать время.

Мы уже поднимались по лестнице отеля, когда Эдвард ослабил хватку на моем локте и обнял меня, прижимая крепко к себе.

- Они не отпустят меня, – приглушенно проговорила я в грудь Эдварда.

Он поцеловал меня в волосы и прошептал.

- Как и я, но теперь ты не должна переживать за них, потому что океан голоден до таких мерзавцев.

Я только подняла голову и посмотрела ему в глаза.

- Что это значит? – недоуменно спросила я.

- Всё, – односложно ответил Эдвард, целуя меня.




Источник: http://robsten.ru/forum/68-3101-1
Категория: Авторские мини-фанфики | Добавил: Груша (15.08.2018) | Автор: автор: Груша
Просмотров: 632 | Комментарии: 7 | Рейтинг: 5.0/9
Всего комментариев: 7
0
7  
  Спасибо за интерес к истории и ваши комментарии! Жду вас на форуме lovi06032

4
6  
  Уф, немного мешалась при чтении от первого лица  и от третьего лица, а в целом - феерично  fund02002  Каждая девушка хочет попасть в сказку!  yeees Спасибо.

4
5  
  Очень понравилось. Высший балл. Все на месте. Автор - супер. lovi06032

5
4  
  Прекрасно написано. Сказочно и сексуально. Спасибо Автор. И отдельное спасибо за акцент на Жемчужину.  Удачи.

5
3  
  И зло наказано.
Спасибо за чувственную историю.

5
2  
  СПАСИБО!
Интересно, возможно ли продолжение?

5
1  
  Вау, прекрасная история)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]