Фанфики
Главная » Статьи » Авторские мини-фанфики

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Обреченная. Часть 2. Сбежавшая
Шаг за шагом Белла приближалась к своему дому, и непрерывно сопровождавший ее шорох платья бил по нервам так, что хотелось разодрать ткань в клочья. Прижимая деньги к груди, тем самым прикрывая разодранный лиф, она старалась дышать неглубоко, лишь бы не чувствовать этого омерзительного запаха. Она знала, что он ей мерещился, но никак не могла отделаться от зловония, которое преследовало ее последние годы и сейчас усилилось стократно.
Говорят, что деньги не пахнут. Белла усмехнулась, вспомнив эту фразу. Купюры, которые сейчас были надежно упакованы в бумажный пакет, источали тонкий запах горечи, слез и ее омерзительного грехопадения.
Казалось, что нельзя стать еще грязнее, чем она сейчас. Можно стереть кожу до крови, нещадно орудуя губкой, но с душой это не пройдет. Душу отмывать придется годами, но даже при самом бережном уходе она останется искалеченной и покрытой уродливыми шрамами.
Изабелла Блек не питала особых надежд относительно себя и только молилась о том, чтобы не сломаться. Хотя бы до тех пор, пока она нужна сыну.
Дом Блеков стоял на отшибе, окруженный деревьями и кустарниками. Так и не дойдя до дома метров двадцать, Белла свернула в сторону и, прорвавшись сквозь густые заросли, опустилась на холодную землю, прислонившись спиной к дереву. Она помнила о своем обещании, которое дала сыну. Не было сомнений, что, открыв глаза, он первым же делом кинется искать мать, и это тяжким грузом лежало на груди. Но Белле было жизненно необходимо побыть одной хоть несколько минут.
Она закрыла глаза и откинула голову, не обращая внимания на то, как грубая древесная кора царапала затылок. Сейчас просто хотелось слиться с этой тишиной, растаять и, стекая в землю, раствориться навсегда.

В ее воображении невольно возникали картины прошлой ночи, заставляя кривиться от физической боли, которую они причиняли. Слишком много чувств, которые раздирали сердце на куски. Слишком много слов, которые вышибали воздух из легких.
Слишком много мужчин, которые хотели ею управлять, и так мало сил им сопротивляться.
Белу не покидала мысль, что ворох проблем, свалившихся на нее – это простая проверка на прочность, посланная ей свыше. Пережила смерть близких? Получай предательство любимого. Посмотрим, как ты справишься. Смирилась и с этим? В награду тебе - скотское обращение мужа. Все еще держишься? Не волнуйся, в прогнившем сундуке бед и проблем всегда найдется та, которой можно испытать Изабеллу Блек.
Казалось, что на ее слабые плечи с каждым днем взваливался все больший и больший груз. Она уже чувствовала, как трещат кости, не в силах вынести такую тяжесть. И она знала, что перед ней стоял выбор: сжав губы, впиваясь в них зубами и не реагируя на боль, собраться с духом и принять еще больший груз, или же сбросить все к чертям и, наконец, вдохнуть полной грудью. О, ей, безусловно, нравился последний вариант, который манил, словно клад, нахождение которого давало начало новой жизни. Но только это не для Беллы. Женщина не тешила себя бесплодными иллюзиями.
Миссис Блек знала, что несбывшиеся мечты могут быть более ядовитыми, чем укус гремучей змеи, и перестала витать в облаках уже много лет назад. С тех самых пор, как не стало Изабеллы Свон и появилась Изабелла Блек…

Шесть лет назад.

Юная Изабелла Свон с самого утра была в делах: приготовить поесть, убраться, помочь отцу в мастерской. Чарли Свон был плотником и в небольшой пристройке возле дома работал над тем, что давало пропитание ему, его матери и дочери.
В последнее время он сильно сдал: похудел, когда-то густые иссиня-черные волосы поредели и покрылись серебром седины. Недомогание, начавшееся с небольших хрипов, переросло в изматывающий кашель и испарину, выступающую на коже. Мужчина как мог боролся с болезнью, уходил с головой в работу и думал только о том, что обязан держаться ради дочери и больной матери. Кроме него они никому не нужны, и Свон не питал никаких иллюзий на этот счет. Он знал, что после его смерти Белла и ее бабушка останутся одинокими людьми без каких бы то ни было средств к существованию.
Услышав скрип досок, Чарли бросил взгляд в небольшое окно и увидел Беллу, которая, тяжело дыша, поднимала ведро с водой на крыльцо. Его хрупкая дочь совсем выросла, и Чарли невольно задумывался о том, что пришло время выдать ее замуж. Все чаще и чаще ему в голову приходила мысль отдать ее в жены сыну Билли Блека – Джейкобу. Состоятельная, по меркам их города, семья, достаток, теплый дом и парень, который глаз не сводил с его дочери. Чарли был уверен, что это отличная идея, и старался не думать о том, желает ли этого союза Белла. В данный момент было не до сантиментов, и он хотел умереть со спокойной душой, зная, что его дочь будет в надежных руках.
Белла же, совершенно не ведая о планах отца, как обычно занималась домашними делами. Бросив взгляд на старые часы, стоявшие в гостиной, она нервно оглянулась по сторонам. Сделав глубокий вдох, дабы успокоиться, девушка, предварительно набрав в глиняную чашку воды, поднялась на второй этаж.
В комнате Алисии Свон, матери Чарли, стоял полумрак. Женщина мучилась головными болями, по большей части молчала и редко когда обращала внимание на окружающий мир. К своим шестидесяти годам она одряхлела, потеряла интерес к жизни и больше всего ценила одиночество. Когда раздался скрип двери, Алисия только поморщилась и поплотнее закуталась в шаль.
- Бабушка, я принесла воды, – почти шепотом сказала Белла.
Миссис Свон превыше всего ценила тишину и, зная об этом, Изабелла старалась свести все разговоры к минимуму. Подойдя к креслу, где сидела ее бабушка, Белла вложила в костлявую руку с тонкой, как пергамент, кожей чашку. Девушка старалась дышать неглубоко, так как от спертого воздуха комнаты ее всегда начинало подташнивать. Она бы открыла окно, да только Алисия не позволит сделать этого.
Только звенящая тишина, полумрак и наглухо закрытые окна – все это составляло весь мир пожилой женщины, сузившийся до маленькой комнаты, в которой когда-то испустил дух ее покойный супруг.
Дрожащей рукой женщина поднесла чашку к губам и, выпив все содержимое, обессилено откинулась на спинку кресла. Белла бережно отвела спутанные пряди с ее лба, забрала чашку и, опустив голову сказала:
- Я ненадолго схожу в лес за ягодами.
- Ты ходила позавчера, – голосом, лишенным эмоций, ответила женщина.
Это заставило Беллу вздрогнуть. Бабушка говорила очень редко, и за каждое ее слово Белла цеплялась как за соломинку, которая могла вытянуть ее из бурного потока жизни, в котором она захлебывалась.
- Я… я решила принести еще. В лесу так хорошо и… Я могу принести цветов.
Белла заикалась, с трудом подбирала слова и с немым отчаянием наблюдала за тем, как лицо Алисии снова превратилось в безучастную маску. Погладив бабушку по плечу, Белла тяжело вздохнула и вышла из комнаты.

Через считанные минуты девушка взяла корзинку и, обогнув дом, пошла в лес. Без шляпки, без шали – она знала, что там ее встретит человек, который плевал на церемонии и требования к внешнему виду. Человек, которому она была нужна такой, какая она есть.
Смело ступив в густые заросли, Белла обошла несколько деревьев, протиснулась за высокий кустарник и, не сдерживая шага, кинулась вперед по тропинке, которую протоптала сама. Вскоре вдали показалась небольшая полянка, поросшая полевыми цветами. Преодолев последние метры, девушка привалилась к дереву, тяжело дыша.
- Зачем так бежать? Я бы все равно подождал.
Эдвард сидел на земле, прислонившись спиной к дереву, и улыбался улыбкой, от которой у Беллы перехватывало дыхание. Несколько секунд тягучего молчания, прежде чем Каллен встал и медленно подошел к ней. Остановившись на крайне непочтительном расстоянии для невинной девушки, он смело погладил ладонью ее щеку, окрашенную очаровательным румянцем.
- Я скучал, – его тихий голос, пропитанный нежностью, разбивал все разумные доводы, которые призывали ее уйти.
- Прошло всего два дня, – хрипло ответила она, и Эдвард нагнулся к ее лицу так близко, что девушка почувствовала его дыхание на своей щеке.
- Только не говори, что не чувствуешь того же. Я все равно тебе не поверю, – мужчина вырвал из ее рук корзинку и отбросил ее на несколько метров в сторону.
Прижимая девушку к груди, Каллен одной рукой крепко держал ее за талию, а другой гладил ее шелковистые волосы, нежную кожу щек, сжимал плечо и пытался вдавить ее в себя сильнее.
Непозволительные объятья, сладость которых заключалась именно в запрете.
Белла подняла голову и облизнула пересохшие губы. Ее язык, показавшийся на пару секунд, заставил Эдварда на несколько мгновений задохнуться от нахлынувших чувств: страсть, опаляющее душу желание обладать ей и пугающая нежность.
Маленькая Изабелла Свон своей непорочностью и трепетом свела Эдварда Каллена с ума.

Он прижался губами к ее лбу, и Белла издала тихий вздох, прошедшийся щекоткой по его натянутым нервам. Она его, он никому ее не отдаст. Эти мысли беспорядочно блуждали в его голове, в то время как губы покрывали нежнейшими поцелуями лицо Беллы, кружа в опасной близости от ее губ. Каллена всегда удивляло, откуда в нем столько нежности и терпения рядом с этой девушкой, которая была неискушенной в любовных делах. Откуда в нем это безумное в своей одержимости желание оберегать ее, подарить весь мир и скрыть от посторонних глаз?
- Мне нельзя задерживаться. Даже бабушка заметила, что я отлучаюсь слишком часто, – наслаждаясь поцелуями, сказала Белла.
Вздохнув, Эдвард оставил последний поцелуй в уголке ее губ и потянул девушку за собой на траву.
- Побудь еще немного, прошу.
Послушно сев рядом, Белла зачарованно смотрела в глаза Каллена, который даже не касался ее, но от его взгляда становилось очень жарко. Этот взгляд, такой требовательный, даже неприличный, заставлял ее смущаться и трепетать от близости возлюбленного.
- Ты такая красивая, – благоговейно прошептал он и очертил пальцами овал ее лица.
Закрыв глаза, Белла прильнула к его руке и улыбнулась.
- Прекрати. Ты меня смущаешь, – ее голос прошелестел в унисон зеленой листве, заставляя Каллена неотрывно следить за выражением блаженства на ее лице.
В какой-то момент Белла, не открывая глаз, коснулась губами ладони Эдварда. Это теплое касание заставило его остановиться и зажмуриться. Ему никогда не приходилось прикладывать столько сил, чтобы совладать со своими желаниями.
- Все в порядке? – обеспокоенно спросила девушка, и, кивнув, Эдвард молча отстранился, лег на траву, положив голову ей на колени.
Белла улыбнулась, моментально поняв намек, и запустила пальцы в его мягкие волосы. Эдвард всегда излучал некую опасность, которая чувствовалась кожей, и это всегда будоражило Беллу. Но в такие моменты как сейчас, когда мужчина довольно урчал, словно котенок в ее руках, девушка понимала, что безумно любит не повесу с отвратительной репутацией. Она любит человека, который прячется за маской равнодушия и презрения, открываясь только с ней.
Этой паре всегда было о чем поговорить, но сейчас хотелось только молчать, плавясь под жаром чувств. Чувств, которые играли бликами на коже, окрашивали румянцем щеки и заставляли гореть пламенем кончики пальцев.
Изабелла нежно массировала кожу его головы, гладила щеки, легко касалась век и чувствовала себя абсолютно счастливой. Сейчас весь ее мир умещался на этой поляне, где была только она и ее Эдвард. Рядом не было ни отца, чей кашель заставлял ее ужасно бояться за него, ни бабушки, замкнувшейся в себе… Ни Джейкоба Блека, который пугал ее своей неуместной привязанностью.
- Мне пора, – тихо сказала она, и Эдвард нахмурился. – Отец будет искать меня.
С тяжелым вздохом Эдвард сел и встряхнул головой. Белла с тоской наблюдала, как улетучилась его расслабленность, и с грустной улыбкой приняла его руку, которую он протянул, чтобы помочь ей встать.
Под пристальным взглядом возлюбленного девушка наспех нарвала букетик цветов и кинула их в корзинку. Она надеялась, что отец не обратит внимания на ее отсутствие, ведь тогда начнутся ненужные вопросы, которые заставят ее давать честные ответы. А, она уверена, от этих ответов Чарли может стать плохо.
Эдвард молча проводил девушку до места, откуда до дома было рукой подать, они остановились, и Белла зажмурилась, стоило Каллену прижать ее спиной к своей груди. Белла откинула голову на его плечо, с дрожью ощущая касания губ на своей шее, безумно смущаясь таких вольностей, но не в силах сопротивляться, оттолкнуть.
- Это неправильно. Я не должна быть здесь… с тобой, – с мукой в голосе сказала Изабелла, и Каллен крепче сжал ее талию.
- О нет, милая. Твое место именно здесь. Со мной,– насмешливо ответил мужчина.
Меду ними воцарилось молчание, во время которого Белла успела сто раз сгореть на костре самоуничижения и стыда. Она уже считала себя падшей и в то же время не могла отказать себе в соблазне прийти на поляну, где ее всегда будет ждать Он…
- Я больше не приду к тебе, – выпалила Белла, и через секунду Каллен развернул ее лицом к себе.
- Ты придешь. И не занимайся самообманом, милая. Мы оба знаем, что этому бесполезно сопротивляться.
Белла, раздираемая внутренними противоречиями, хотела взбрыкнуть, показать ему, что в силах сама распоряжаться своими желаниями. Но этот порыв имел место быть вплоть до того момента, когда Эдвард нагнулся к ней и остановился в нескольких миллиметрах от ее губ. Казалось бы, всего одно движение, - и можно тонуть в блаженстве поцелуя, но мужчина сознательно не двигался, давая Белле шанс сделать выбор самостоятельно. А Белла… Она уже затерялась в его глазах, скрытой силе, и ей не оставалось ничего другого, кроме как податься вперед, разрушая границы, созданные ею самой.
В этом поцелуе была вся страсть, накопившаяся за два дня разлуки. Губы горели огнем, легкие разрывало от недостатка кислорода, но было проще задохнуться, но не отстраниться.
- Встретимся послезавтра, – срывающимся голосом сказал Эдвард, и Белла только улыбнулась.
Не было смысла протестовать, потому что она знала, через два дня будет в назначенное время на их поляне.

***


- Я снова видел Каллена утром, когда он выходил из борделя. Черт подери, каждую среду и субботу он там. Словно по расписанию, – с брезгливым выражением лица произнес Джейкоб Блек.
Вздрогнув, Белла уколола палец иглой, которой штопала отцовскую рубашку. Стараясь ничем не выдать своей реакции на эти слова, она опустила голову, взглянув исподлобья на отца и Билли Блека, потягивающих виски со льдом и мятой.
- Репутация у этого Каллена омерзительная, – незамедлительно вставил слово Чарли, не отрывая взгляда от зеленых листков на дне стакана. – Я такого на пушечный выстрел не подпустил бы к дочери.
Белла с маниакальным усердием начала работать иглой, с усилием контролируя выбившееся из ритма дыхание. Она кожей чувствовала на себе взгляд Блека-младшего, заставляющий ее содрогаться от непонятного чувства страха, однако не решилась смотреть в его сторону, потому что знала, в ее глазах будет боль и отчаянье.
Последние пару месяцев семья Блек зачастила с визитами в их дом, и Джейкоб, который не мог налюбоваться на юную мисс Свон, при каждом удобном случае упоминал Эдварда и кучу грязных подробностей, которые мучали девушку так, будто ей в сердце всадили кол.
Она всегда верила Эдварду, но то ли ее любовь была не настолько самозабвенна, чтобы верить всему, то ли он сам подпитывал ее неуверенность в себе и в нем. В последнее время Белле было все труднее и труднее не поддаваться панике.
Об Эдварде Каллене всегда ходили грязные слухи, но с каждым разом информации, порочащей его, становилось все больше и больше. На многочисленные вопросы Беллы Каллен старался не отвечать, переводя тему или просто ставя девушку перед фактом, что эта тема закрыта. Это ранило ее и порождало страхи и сомнения.
Но несмотря ни на что Изабелла решила доверять только тому, что видит. Она будет верить Эдварду, и когда-нибудь он раскроет ей свою душу. Она верила в это.
Белла отложила шитье и вышла из дома, чтобы налить в ведро воды. Не успев дойти до колодца, она оглянулась, услышав, как ее позвали по имени.
- Мисс Свон, позвольте мне, – Джейкоб забрал из рук девушки ведро и помог набрать воды.
- Благодарю, мистер Блек, – тихо ответила она, мечтая о том, чтобы он поскорее ушел.
- Белла, – он позвал ее по имени, и девушку передернуло. Так ее звали только отец и Эдвард.
- Да, мистер Блек? – Белла сохраняла невозмутимое выражение лица ровно до тех пор, пока не услышала:
- Я видел вас в лесу с Эдвардом Калленом.
Эффект от этих слов был подобен взрыву. Из ее легких будто выкачали весь воздух и, побледнев, Белла схватилась за горло.
- Я… я… ничего не делала… Я… прошу вас.., - хрипло бормотала она, до смерти боясь того, что отец узнает о ее встречах с Эдвардом.
- Не беспокойтесь, я не расскажу вашему отцу. Я просто хотел предостеречь вас. Каллен совершенно неподходящая пара для такой честной и юной девушки как вы. Он игрок, гуляка и пьяница. Задумайтесь, мисс Свон. Я желаю вам только добра.
Блек казался на самом деле обеспокоенным и, немного расслабившись, Белла перевела дыхание. Самое главное, что не узнает отец…
- Спасибо за совет, мистер Блек. Я как-нибудь разберусь с этим.
Мужчина сделал шаг вперед, оказавшись в неподобающей близости от девушки. Она отметила, каким тяжелым стал его взгляд, и почувствовала, как ее пробрала дрожь.
- Белла, я…
Его прервал стук, донесшийся со второго этажа дома. Белла и Джейкоб одновременно обернулись и увидели, как Алисия Свон стояла у окна и внимательно смотрела на них. Изабелла почему-то почувствовала противный холодок в груди при виде бабушки. Она уже давно не подходила к окну…
- Я пойду к бабушке. Прошу меня извинить, – взволнованно сказала Белла и кинулась в дом.
Девушка бегом поднялась в спальню и помогла пожилой женщине лечь в постель. У нее ужасно болели суставы, и уже около года несколько шагов по комнате отдавались дикой болью в коленях. Алисия послушно последовала за внучкой, дала ей уложить себя в постель. Когда Белла поправляла на ней одеяло, женщина с силой, несвойственной ей, схватила внучку за запястье и пристально на нее посмотрела.
- Бабушка? В чем дело?
- Не делай этого, – дрожащим голосом сказала женщина, и Белла вздрогнула от того, какой угрозой повеяло от ее тона.
- Чего не делать?
- Не выходи за него замуж.
- Что? О чем… за кого?
Белла словно онемела, глядя в глаза женщины, которая изо всех сил цеплялась за ее руку.
- Не выходи за него замуж, – повторила она и, ослабив хватку, отвернулась к стене.
- Бабушка… За кого не выходить? За кого? - Белла пыталась растормошить женщину, но тщетно.
Это были последние слова, которые Белла услышала от Алисии Свон, прежде чем она отдала Богу душу два дня спустя. Последние слова, повисшие в воздухе, словно дамоклов меч, над судьбой юной девушки, которая отчаянно любила и была обречена жить по тем правилам, которые были написаны для нее заранее.

***


Белла поднялась с земли, стряхнула листву, налипшую на юбку, и двинулась сквозь лес к дому. Она старалась не думать о том, что ее путь пролегал через ту тропинку, по которой она когда-то бегала на поляну к Эдварду.
Сейчас не время давать волю памяти. Она сделает это ночью, когда покрывало тьмы окутает город. И будет так сладко предаваться воспоминаниям о ночи, в которую, казалось, ее любили так, как не любили никогда.
Но кто же знал, что любовь может ранить до крови и безжалостно втаптывать в грязь? О, Белла познала это сполна.
Когда взгляду предстал ее дом, она остановилась и на несколько секунд прикрыла глаза, вспоминая, каким он был шесть лет назад. Уже старый, требовавший ремонта, но не такой обветшавший как сейчас.
Белла усмехнулась, вспомнив, с каким благоговением ее отец говорил о немаленьком состоянии Блеков и об их доме, который был в несколько раз больше их лачуги. Знал бы он, что через год после смерти Билли Джейкоб выложит на зеленое сукно не только все свои сбережения, но и дом, которым так гордилась семья Блек.
Белла с горечью подумала о том, что ее поставили на кон так же, как и фарфоровые чашки.
Сделав глубокий вдох, Белла смело сделала шаг вперед и медленно пошла к дому. Поднимаясь по отчаянно скрипящим ступеням, она пыталась понять, что чувствует, но… В груди была какая-то пустота, которая разрасталась и не давала воли чувствам. И где же она была прошлой ночью, когда ее предательское сердце сыграло с ней злую шутку, начав расцветать от чувств?
- Белла? – не успела она зайти в дом, как ей навстречу вышел Джейкоб.
Он ужасно выглядел, и от него пахло алкоголем. Они оба замерли, не решаясь сделать шаг навстречу, и просто смотрели друг другу в глаза. Взгляд Блека был безумным, полным отчаянья и какого-то детского страха, в то время как у Беллы он был пугающе спокоен и полон горечи. Они оба видели ту бездонную, неизмеримую пропасть, что разверзлась между ними, и единственный веревочный мост, натянутый между берегами, был почти разрушен. Одно неловкое движение, - и бах! Мост рухнет, не оставив даже призрачной надежды на восстановление. Да и, откровенно говоря, Белла ее уже не видела.
- Я… я не спал всю ночь, ждал тебя и.., - отчаянно бормотал мужчина, надеясь пробиться сквозь маску безразличия, которую она с огромным трудом надела на себя. – Ты же понимаешь, что…
Как раз в этот момент шаль, прикрывавшая грудь Беллы, распахнулась, открывая вид на расстегнутый лиф платья, лишенный множества пуговиц, и кожу, местами покрасневшую от слишком откровенных ласк.
Глаза Блека сузились и, сжав кулаки, он процедил сквозь зубы:
- Значит, ты позволила ему сделать это. Он трогал тебя, да?
Белла могла бы рассмеяться от того, каким оскорбленным выглядел Джейком, больше беспокоящийся о своей запятнанной мужниной чести. Она бы расхохоталась, если бы это был не ее муж. Вместо этого, испытывая крайнюю степень негодования, она порвала пакет и достала оттуда деньги. Резко взмахнув рукой, Белла выпустила купюры из своей ладони. Они взметнулись к потолку и разлетелись по всей прихожей, словно листва во время урагана.
- О, поверь мне, мой драгоценный супруг, я отработала каждый цент, – вскинув подбородок, прошипела женщина.
Ступая по разбросанным деньгам, она прошла мимо мужа с гордо поднятой головой. Какая ирония! Еще пару дней назад Блек собирался кинуть деньги ей в лицо и наслаждаться тем, какой униженной она будет выглядеть, собирая купюры. Но даже здесь он потерпел крушение: по полу ползал именно он, чертыхаясь и задыхаясь от злости, зажимая банкноты в ладонях, вспотевших от напряжения.

Следующие четыре дня прошли для супругов в тягостном молчании. Джейкоб пытался пойти на контакт, но Белла была непреклонна. Она старательно игнорировала мужа, намеренно не отвечая на его вопросы. Сначала Блек с пониманием отнесся к ее состоянию, но на вторые сутки он начал потихоньку закипать. Он считал, что сделал супруге великое одолжение, отпустив ей грех измены, и она обязана сделать все, чтобы их брак стал еще более крепким, чем раньше. В конце концов, он даже был уверен в том, что это она должна просить у него прощения, а не наоборот.
У него развилась паранойя. Блеку казалось, что стоило ему выйти на улицу, как сотни осуждающих взглядов прожигали его спину. Даже проститутки презрительно фыркали ему вслед будто знали, какой он подонок. Он чувствовал ненависть, волнами исходившую от людей и направленную на него.
С сыном Блек вообще старался проводить как можно меньше времени, потому что его до бешенства доводил удовлетворенный взгляд черных глаз мальчика, когда Белла вела себя так, будто ее муж – пустое место.
Омерзительный человек, который сам допустил ошибку, свалил вину на женщину, спасшую его и всю их семью, расплатившись своим телом, и не понимающий, почему во всем винят его.
Вечером четвертого дня Белла решила, что будет спать в комнате сына. Она больше не могла выносить близости мужа даже на расстоянии полуметра. Постелив себе на полу, она укладывала Чарли спать и с беспокойством смотрела на черное небо, озаряемое светом вспыхивавших молний. Дождь сейчас был совсем не вовремя, ведь Джейкоб так и не починил брешь, образовавшуюся в крыше, и вполне возможно, что к утру бывшая комната отца Беллы будет затоплена. А потом - сырость, затхлый запах и плесень, насквозь проевшая этот дом.
Чарли заворочался и уткнулся носом в ладонь матери, которая перебирала курчавые волосы на его висках. Когда грянул раскат грома, ребенок даже не поморщился. Он совершенно не боялся грозы. Белла с любовью погладила его гладкий холодный лоб и улыбнулась. Удивительно, как ребенок, словно близнец похожий на отца, внешний вид которого вызывал в ней омерзение, был так нежно любим ею. Еще будучи невинной девушкой, Белла уже была матерью, которая любила своего ребенка. Конечно, мечтала она родить от другого, но, впервые взяв на руки сына, поняла, что ей все равно, кто его отец. Она – Мать. Та любовь к ребенку, что живет в ее сердце, придавала ей столько сил, что она порой сама удивлялась.

Когда ночную тьму снова осветила яркая вспышка молнии, Белла нахмурилась и, встав с постели сына, накинула на плечи шаль. Она решила взять в их с Блеком комнате еще одно покрывало и очень надеялась, что муж уже спит.
К ее великому разочарованию, Блек не спал и нервно расхаживал по комнате, что-то бормоча себе под нос. Увидев жену, которая молча прошла к комоду, он откашлялся и сказал:
- Послезавтра я уезжаю на ранчо на целую неделю. Нам пообещали неплохой заработок.
Белла молча достала плед и, прижав его к груди, повернулась к двери чтобы выйти, прежде чем ее остановил дрожащий голос мужа:
- Т-т-ты куда?
На секунду Белла замялась и, не смотря на него, сделала шаг к двери. Блек пересек это расстояние в несколько быстрых шагов и загородил собой дверной проем.
- Куда ты идешь, Белла? – снова спросил он, и, пересилив себя, она ответила:
- В комнату Чарли. Отныне я буду спать там, – ее первые слова за четыре дня.
Лицо Джейкоба за считанные мгновения сменило несколько оттенков, прежде чем он откашлялся и протянул руки к жене:
- Белла, ну о чем ты говоришь? Милая, прекрати бегать от меня, – с каждым словом он подходил все ближе, в то время как Белла начинала впадать в ярость. – Я же уезжаю. Давай проведем ночь вместе, прошу.
Изабелла могла стойко сносить любые слова, но прикосновение его влажных пальцев к ее руке настолько вывело ее из равновесия, что она не удержала в руках плед, который с тихим шорохом упал к ее ногам.
- Убери от меня свои руки, – с ненавистью процедила она.
Не обращая на ее слова внимания, Блек обеими руками обхватил ее за талию и настойчиво прижал к себе. Почувствовав его возбуждение, упирающееся в низ ее живота, Белла, не контролируя себя, с размаху ударила мужа по щеке. Звонкий шлепок, раздавшийся от удара, отрезвил обоих. Белла резко отскочила от мужа и, не думая о последствиях, начала с ненавистью выговаривать ему все, что накипело у нее за последние дни:
- Ты думаешь, что после всего произошедшего можешь вот так просто взять меня? Даже не думай, Джейкоб Блек. С сегодняшнего дня я буду спать в комнате сына, и можешь не надеяться впредь, что я пущу тебя в свою постель. Можешь идти куда хочешь, любая шлюха отдастся тебе за деньги, которыми со мной расплатились, и мне абсолютно плевать, с кем и когда ты будешь развлекаться. И не смей больше трогать меня своими грязными руками! Ты омерзительная свинья, Джейкоб Блек, и меня тошнит от одного твоего вида! Ты ничтожество, и ни одна нормальная женщина не посмотрит в твою сторону. Тебя даже не в каждый бордель пустят!
Толкаемая вперед горечью и накопившимися обидами, Белла не сразу заметила, как изменилось лицо Блека. Как из заискивающего оно стало жестким и озлобленным. Она сама не заметила, как преступила грань, ступив на опасную территорию.
Когда Белла замолчала, Блек несколько мгновений буравил ее взглядом прежде чем залепить ей такую пощечину, что она отлетела к стене. Ошеломленно глядя на мужа, Белла лежала на полу и не могла подняться из за шока, сковавшего все ее тело.

Разбитая губа.

Джейкоб молча подошел к супруге и рывком поднял ее с пола. Когда он одной рукой швырнул ее на кровать, весь воздух разом вышел из ее легких. В какой-то момент Белла поднялась и хотела кинуться прочь из комнаты, но мужчина уже навалился на нее, коленом раздвигая ее ноги. Она начала сопротивляться и получила еще один удар по лицу.

Синяк на щеке.

- Пусти меня, ничтожество. Я ненавижу тебя! Ненавижу! – крикнула Белла, и Джейкоб разорвал тонкую ткань ее ночной сорочки, оголяя грудь.
Царапина на шее.
Она рвалась из его хватки изо всех сил, но что может сделать маленькая хрупкая женщина против огромного мужчины, каждодневно занимающегося физическим трудом? Ничего. Она была бессильная перед ним и ничего не могла с этим поделать.
- Закрой свой рот, поняла? Закрой рот, дрянь, иначе я задушу тебя! – проревел Блек, сжимая пальцы на ее шее и перекрывая доступ кислорода.
И в какой-то момент ее тело обмякло. Белла перестала сопротивляться, потому что понимала, как плачевно это может закончиться, а она не могла этого допустить. Джейкоб, осознав, что сопротивление угасло, ослабил хватку на ее шее и кинулся с дикими поцелуями и укусами на ее нежную грудь и шею. Тело, которое несколько дней назад другой мужчина холил и лелеял, целовал каждый сантиметр кожи, сейчас терзали и мучили. Белла лежала под ним молча, не отрывая взгляда от его лица.
Подняв подол рубашки до живота, Блек спустил брюки и одним грубым движением вошел в ее тело. Даже в тот момент, когда от такого резкого вторжения ее пронзила боль, Белла не закрыла глаз и, вложив все презрение, всю ненависть в свой взгляд, не переставала смотреть на человека, который топтал ее тело в грязи.
Блек начал резко двигаться в ней, тяжело дыша. Сквозь его сжатые губы вырвался стон удовольствия, который Белла встретила скептически приподняв одну бровь. Увидев выражение ее лица, Блек на несколько мгновений опешил и продолжил двигаться уже чисто механически, сразу прекратив чувствовать хоть что-то приятное от близости с женой.
Даже сейчас, когда он унижал ее так, как не унижал никто, Белла насмехалась над ним. Чертовка чуть ли не улыбалась и презрительно кривилась, когда он показывал ей то, как он может приструнить ее.
Единственная свеча, освещавшая комнату, кидала тени на лицо Беллы, которое казалось дьявольским. В груди у мужчины похолодело, когда он в полной мере оценил ее тяжелый взгляд, пронзающий его насквозь. Он отвернулся, закрыл глаза, продолжая отчаянно двигаться в ней, и кончил, даже не получив и толики удовольствия.
Скатившись с тела жены, Блек молча уставился в потолок, избегая смотреть на нее. Через какое-то время Белла медленно поднялась и, запахнув сорочку на груди, вышла из комнаты.
Босая, она ступала по скрипящим ступенькам, спускаясь на первый этаж дома. Белла вышла на улицу и остановилась посреди двора. Снова раздался гром, и через несколько секунд на землю упали первые капли. Через считанные мгновения начался сильнейший ливень.
Белла подставляла под холодные струи лицо, задыхалась от ледяного ветра, но ни шагу не сделала с места. Она насквозь промокла, но, прерывиста дыша ртом, позволяла небесной влаге омыть ее поруганное тело. Ее охватила какая-то эйфория, заставляя дрожать и клокотать сердце в горле.
Словно почувствовав взгляд, Белла обернулась и увидела мужа, который смотрел на нее из окна их комнаты. Повернувшись к нему всем телом, Белла буравила взглядом силуэт, подсвеченный со спины светом свечи, и горько усмехнулась.
Последняя капля в чаше ее терпения испарилась именно сейчас.

***


Через два дня, когда Блек уже уехал, Белла стирала на заднем дворе простыни. Она не услышала скрип калитки и вздрогнула, когда Анжела Вебер, их соседка, зашла за угол дома.
Анжела была ровесницей матери Беллы и, когда той не стало, старалась уделять Белле больше внимания. Со временем общение между женщинами переросло в теплую дружбу, и месяц назад сердце Беллы было разбито, когда Эрик и Анжела сообщили Блекам, что уезжают в другой город.
- Белла, милая, я принесла тебе наш чайник. Там еще много вещей, которые не влезают и… О, Боже, что с твоим лицом?
Женщина моментально подлетела к Белле, ошеломленно отмечая синяки и ссадины, покрывавшие ее кожу. Все эти два дня Изабелла все держала в себе и, не выдержав, кинулась со слезами в объятья женщины. Захлебываясь рыданиями, она рассказала о том, что муж проиграл ее, о том, какой позор ей пришлось перенести и как обошелся с ней Джейкоб два дня назад.
- Какой кошмар, какой кошмар, – дрожащим голосом повторяла Анжела, гладя Беллу по голове. – Девочка моя, как же ты будешь с ним жить дальше? Мы уезжаем завтра, я же с ума сойду…
Белла всхлипнула и, отстранившись, посмотрела на женщину с рождавшимся на ее лице пониманием.
- Точно, вы ведь уезжаете уже завтра…
Через мгновение Белла медленно опустилась на колени перед Анжелой и, схватив ее за руку, взмолилась:
- Прошу… Возьмите нас с собой. Анжела…
Миссис Вебер онемела, впервые увидев эту женщину коленопреклоненной.
- Но Белла… Ты же знаешь, какая у нас маленькая повозка, да и куда ты…
- Умоляю тебя! Я найду работу на каком-нибудь ранчо, я заплачу вам с мистером Вебером. У меня есть деньги, я могу отдать все! Только помогите нам с Чарли выбраться из этого проклятого города…
- Поднимайся, – приказала ей Анжела, и Белла встала на ноги. – Не нужны нам твои деньги. Пойдем к Эрику. Без него я не могу принимать такие решения.
Ранним утром следующего дня из города выехала небольшая крытая повозка, набитая пожитками. Супруги Вебер сердечно попрощались с шерифом, который встретился им по дороге, и посетовали на огромное количество вещей, которые пришлось вывезти.
- Ты уверен, что это было правильным решением? Слишком жестоко…
Эрик задумчиво устремил взгляд вдаль, на безграничные прерии и тяжело вздохнул.
- Кроме нас этого не сделал бы никто.
В глубине повозки, спрятанная за сундуком, сидела Белла. Она прижимала к груди спящего сына и с тихим трепетом смотрела на встающее солнце, которое наконец-то означало для нее не начало следующего изматывающего дня рядом с ненавистным мужем, а начало новой жизни.

***


Спустя два месяца.

- Какого черта ты принесла мне яйца с беконом, когда я просил овсянку? – старик всплеснул руками и отшвырнул в сторону вилку.
- Прошу прощения, мистер Ньютон. Хотите, чтобы я сварила вам овсянку? – еле сдерживаясь, чтобы не повысить голос, спросила Белла.
Уж как ей хотелось сказать, что именно яйца с беконом попросил этот самый сварливый человек на свете, но она себя успокаивала тем, что скоро на ранчо появится новый хозяин и осталось потерпеть совсем чуть-чуть.
- Ну, уж нет, я не намерен ждать завтрак еще дольше. Придется есть эти помои, – ответил Ньютон, с явным аппетитом поглощая жареный бекон. – Что, думаешь, раз ты несчастная вдовушка, то я должен тебе сопли подтирать? Ну, ничего, через неделю сюда приедет новый хозяин и пусть сам травится твоей стряпней. Чертов поганец, ему, видите ли, нужно освободить ранчо в течение недели. К чему такая спешка?
Белла только закатила глаза на его гнусное старческое бормотание. Может, с приездом нового хозяина станет полегче? Хотя ей грех жаловаться. С того момента, как они с семьей Вебер покинули границы Пуэбло, удача словно сама прыгала ей в руки. Через две недели пути они нашли ранчо, где Беллу взяли на работу кухаркой. Притвориться безутешной вдовой, недавно потерявшей мужа, не составило труда. Белла хотела поработать здесь какое-то время, накопить денег и уехать с сыном еще дальше. Хоть она и знала, что здесь Джейкоб ее вряд ли найдет, но она никак не могла перестать пугливо вскакивать по ночам и со страхом подходить к окну, боясь увидеть там мужа.
Чем дальше они с Чарли уедут, тем спокойнее ей будет…
Через несколько дней Майк Ньютон уехал жить к племяннику, не преминув перед отъездом отругать всю прислугу. Мерзкий старикашка, которому несмотря ни на что Белла будет благодарна до самой смерти, ведь он дал ей работу.
Нового хозяина ждали со дня на день, и Белла днями напролет не влезала из кухни, чтобы в любой момент было чем его накормить.

В один из дней Белла отвела сына к лекарю, арендующему дом и землю на ранчо. У Джаспера и Элис Уитлок было пятеро детей, ее нелюдимый ребенок вдруг начал настойчиво требовать общения со сверстниками. Супруги Уитлок всегда были рады Чарли и, оставив его в гостях, уже скучая по нему, Белла медленно возвращалась в хозяйский дом.
На улице холодало, и она потеплее укуталась в свою потрепанную шаль. Когда до дома оставалось несколько метров, Белла увидела всадника, который приближался к ней. Почему-то ее сердце сжалось, и она остановилась, не отводя от мужчины взгляда. Чем ближе он был, тем сильнее сдавливало грудь Беллы. И, когда он приблизился настолько, что можно было разглядеть его внешность, с ее губ сорвалось ругательство.
Потеряв шаль, Белла опрометью мчалась к дому. Кинувшись в комнату, которую делила с Чарли, хлопнув дверью, она сделала несколько кругов по тесному пространству, прежде чем с болезненным стоном опуститься на пол. Впившись зубами в свою ладонь, Белла не сдержала крик отчаянья, который эхом отразился от стен.
Она была словно птица, которая рвалась прочь из клетки. Прорываясь сквозь прутья, оставляла рваные раны на коже и, превозмогая боль, боролась за свою свободу. Вырвавшись, она радостно парила, пока с размаху не врезалась в стеклянный колпак, которым накрыли клетку.
Иллюзия свободы, разбившаяся вдребезги.
Хрупкая женщина тихо стонала, сидя на холодном полу, и с ужасом думала о том, что ей еще предстоит перенести.
Женщина, сбежавшая из ада, чтобы попасть в силки, расставленные специально для нее.
Эдвард Каллен нашел ее.



Давно я так не волновалась, выкладывая новую главу) Надеюсь, что продолжение получилось не менее интригующим, чем первая часть.
Впереди нас ждет очередной экскурс в прошлое и разгадка появления Эдварда на ранчо.
Поблагодарить Алену (Karma) за проверку и высказать свои мысли о главе можно ТУТ)))

Источник: http://robsten.ru/forum/34-1134-1#669223
Категория: Авторские мини-фанфики | Добавил: Snastasia (18.09.2012)
Просмотров: 1785 | Комментарии: 22 | Рейтинг: 5.0/35
Всего комментариев: 221 2 3 »
0
22   [Материал]
  Джейкоб скотина  asmile410

0
21   [Материал]
  fund02016 fund02016 fund02016 fund02016 Конечно Эдвард не оставит ее никогда . И , то что она сбежала лишний повод найти ее , тем более возможность есть . И конечно нашел,  без нее не жизнь . Спасибо большое .

0
20   [Материал]
  Какой Дж мерзавец, подонок и ничтожество............................:4: 4 после всего, что по его вине ей пришлось выдержать................[img]../../../smiles/cray.gif[/img][img]../../../smiles/cray.gif[/img]он еще и надругался над ней..................................:asmile410:  asmile410 Да его распять на кресте и привязав, за руки к хвосту дикой лошади которую пустить вскачь........................................... fallow111 fallow111 Белла смогла уехать от него настолько далеко, насколько можно................. good good и как хорошо, что Эд  нашел ее или пришел за ней.................:dance4::dance4:

0
19   [Материал]
  какие страсти!

18   [Материал]
  эдвард свое не упустит! JC_flirt
спасибо!

17   [Материал]
  ох, как интригующе, талантливо! давно я так не волновалась! спасибо!

16   [Материал]
  Джейкоб настоящий козёл!

15   [Материал]
  Спасибо! lovi06032 Каллен купил ранчо?

14   [Материал]
  Спасибо! Как же Джейкоб омерзителен! Правильно, Белла сделала, что сбежала от этого урода! Очень надеюсь, что с Эдвардом, она будет счастлива! Иду читать дальше!

13   [Материал]
  Вауу.. мне очень нравится_ good good good

1-10 11-20 21-22
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]