Фанфики
Главная » Статьи » Авторские мини-фанфики

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Подснежники. Часть 3
— Эдвард…
 
В туманном мареве действительности колышется образ Беллы — бледный силуэт с размытым лицом, но он уверен отчего-то, что это именно она.
 
— Я в раю или аду? — еле-еле удается ему произнести, и сухая боль, отдающаяся во всем теле от движения, подсказывает ответ.
— Ты жив, — шепчет Белла. — И я жива.
 
Глупые галлюцинации. Голос ее, такой обманчиво-реальный, прикосновение руки — холодное, отрезвляет.
 
— Все будет хорошо…
 
Эдвард хочет помотать головой, потому что хорошо не будет. Без нее ничего уже не будет. Но сил не хватает уже ни на что, и он просто глаза прикрывает, наслаждаясь любимым голосом, пусть и иллюзорным.
 
Проходит миг, а может, час, а может, и день. Сухая и тянущая боль сменяется резкой и острой, жар в теле нарастает, будто он заживо горит.
 
Неужели Белла чувствовала то же самое, умирая?..
 
Медленно, сквозь боль прорывается сознание. Эдвард слышит крики, но не сразу понимает, что кричит он. В голове незнакомый голос что-то без конца говорит, сводя, кажется с ума.
А толку-то. Мертвому разум уже не пригодится.
 
Эдвард не знает, сколько проходит времени, прежде чем он начинает слышать звуки, открыв глаза, видит перед собой Беллу. Она все та же, но в то же время другая, лицо ее такое же прекрасное, но уже совсем по-иному, а губы все такие же, те губы, что так отчаянно целовали его в первый и последний раз. А глаза…
 
Белла по его щеке ладонью проводит, шепчет что-то о тайнах этого мира, о нелюдях, о вечной жизни… Сказки. Но ее глаза — алые, нереальные — все с ног на голову переворачивают.
 
Боль медленно уходит из кончиков пальцев, из ладоней, ступней, пока Белла ему все рассказывает. Он жив. Она жива. Они не люди — уже нет. Чудовища из легенд.
Вампиры.
 
Белла целует холодными губами лоб, обещает, что боль прекратится уже скоро. Эдварду все равно. Главное — она жива.
 
Спасительный холод охватывает руки и ноги, пока горит в огне превращения тело. Пока сердце, сосредоточив в себе, кажется, весь жар на свете, как бешеное колотится, отбивая какой-то незнакомый ритм, бьется в груди, будто вот-вот вырвется наружу. Пока оно отстукивает последние несколько раз, а потом замолкает навсегда.
 
И наступает тишина.
 
— Эдвард?
 
Он открывает глаза.
 
Ее лицо — картинка перед ним такая четкая, словно до этого он всю жизнь был полуслеп, — по-прежнему бледное, но болезненный румянец исчез, будто вся кровь из тела перекочевала в глаза — нечеловеческие, незнакомые алые глаза.
 
— Белла?..
— Все в порядке, — шепчет она, ладонью нежно проводя по его щеке. — Все хорошо… Мы живы.
 
Он встает — на это уходит чуть меньше четверти секунды! — и скользит взглядом вокруг. По бежевым стенам, плетеной мебели, высокому потолку — место незнакомое, чужое. По пляшущим в воздухе пылинкам, по капелькам на оконных стеклах и снова по Белле.
 
Ее голос — мелодичный, как пение скрипок — обволакивает, пугая изменениями. Но кожа уже не ледяная… или просто ему теперь так кажется.
 
От прежней Беллы остается запах подснежников и сирени, такой знакомо-неправильной формы губы и ласковый взгляд, полный безусловной нежности и преданности. А выражение лица ровное, нечитаемое, обманчиво спокойное — а раньше читались эмоции на раз, как с распахнутых страниц.
 
Она его спасла.
 
Эдвард не помнит, да и она упомянула вскользь, как просила доктора Каллена спасти его. Но в голове картинка четко отпечатывается: Белла — эта, новая, незнакомо-родная Белла — хватает за руку (не)человека в белом халате, не просит — требует. С отчаянием, пробивающимся сквозь маску, затаившимся в глубине глаз.
 
— Спасибо, — не своим голосом, едва слышно бормочет он.
— За что? — брови Беллы чуть приподнимаются на вопросе.
— Ты просила за меня…
 
Она качает головой, чуть прикрывает глаза и подходит ближе, за руку его берет.
 
— Не только я.
 
Конечно. Родители. Снова ясная картинка: мама, худая и бледная, мечется в бреду, умоляет врача спасти ее сына. Горький укол где-то в сердце: родители всегда заботятся прежде всего о детях, а он за столько времени горения в агонии думал лишь о Белле.
 
— А кроме нас… — Эдвард не успевает закончить.
— Нет, — Белла снова качает головой, в ее голосе — до дрожи идеальном — сквозит боль.
 
Миг — и его руки прижимают ее к себе крепко-крепко, она лицом в его плечо утыкается, плакать не умеет больше, только губы дрожат. У нее во всем мире только он и остался. У него во всем мире — никого, кроме нее.
 
— Прости, — шепчет она тихо-тихо, только его новый совершенный слух и может разобрать. — Я не успела… Все были мертвы, когда я открыла глаза, только ты дышал еще…
— Шшш, — он по ее спине ладонью проводит, целует макушку.
 
Белла отстраняется на мгновение, встав на носочки, губами к губам прижимается быстро и отчаянно, носом о нос трется, прислоняет лоб ко лбу и дышит глубоко, неровно.
 
— Как же мы теперь будем?.. — шепот Эдварда напротив ее губ, таких до головокружения близких, будто вся дурацкая Вселенная стерлась ластиком, оставив только Беллу рядом с ним.
 
Она голову кладет на его плечо и глаза прикрывает.
 
— Мы не люди больше, живые статуи с застывшей кровью, — отвечает, глубоко вдохнув. — У нас в запасе вечность… Тысячи и тысячи жизней, которые мы можем вместе провести. Быть кем угодно.
— Вместе, — эхом повторяет Эдвард, сжимая руки на ее талии крепче, словно хочет еще ближе быть, раствориться в ней, слиться в одно целое.
 
Белла голову поднимает, взглядом алых глаз его пронзает будто.
 
— Тебе нужно поохотиться, — шепчет она. — Пойдем.
 
***
 
Ветер в ушах свистит, треплет волосы, обтекает тело — они мчатся по лесу на нереальных каких-то скоростях. Дух захватывает, человеческое стирается где-то на подкорке, заставляя новую реальность окончательно принять.
 
Пока до леса бежали, Белла все ему рассказала. И про доктора Каллена, который оставил Эдварда с ней, потому что она была, кажется, единственной, чье присутствие его успокаивало. И про животную диету, и про свою первую охоту. Они уедут в ближайшие дни с Карлайлом на Аляску, чтобы не рисковать — в больничных списках Эдвард и Белла погибшими числятся.
 
«Кто я для тебя?»
 
Она даже не дождалась ответа, спросив, будто знала в душе. Будто и не хотела что-то одно в ответ слышать. Только губами легко коснулась его щеки, пообещав, что теперь реальность на их стороне. Они подснежниками проросли сквозь корку предубеждений, сквозь страхи и даже смерть. Два цветка на пыльной тропе, двое, вырвавшие себе от жизни невозможное. Они могут теперь и мир под себя подстроить.
 
— Белла…
 
Она останавливается, босые ноги проезжают по земле, оставляя полосы. Он на нее налетает, с ног сбивая, разворачивает, они катятся вместе по траве, пока наконец не замирают — она, растрепанная, вся в грязи измазанная, он, такой же, — сверху, к траве ее прижимает.
 
— А я для тебя кто?
 
Белла нежно улыбается, руку поднимает, чтобы пальцами по его щеке провести.
 
— Ты — мой Эдвард, — шепчет она, прежде чем прильнуть к нему в новом, свободном, головокружительном поцелуе.
Категория: Авторские мини-фанфики | Добавил: miss_melody_m (12.04.2018)
Просмотров: 263 | Комментарии: 9 | Рейтинг: 5.0/9
Всего комментариев: 9
0
9  
  История-чудо ! 
Огромное спасибо !

2
7  
 
Цитата
Эдвард не знает, сколько проходит времени, прежде чем он начинает слышать звуки, открыв глаза, видит перед собой Беллу. Она все та же, но в
то же время другая, лицо ее такое же прекрасное, но уже совсем
по-иному, а губы все такие же, те губы, что так отчаянно целовали его в
первый и последний раз. А глаза…
Повезло им..., оба остались "живы" в своей мертвой неподвижности... Это уже и не важно - кем и как они будут вместе тысячи лет, любовь, нежность и преданность будут их сопровождать, они будут друг у друга целую вечность.
Большое спасибо за чудесную, волшебную историю. Очень понравилось.

0
8  
  Да... Главное - они будут вместе, а с остальным уж разберутся)
Спасибо за интерес к истории lovi06015

2
5  
  Спасибо!

2
4  
  Спасибо за историю)

2
3  
  И кто сказал, что вампиризм это проклятие. По моему это дар божий, как бы богохульно это не звучало. С поправкой, если это правильный , хороший вампиризм. Было бы верхом несправедливости дать умереть и сгнить в земле этим двум только-только начавшим распускаться подснежникам. Все эти пандемии, уносящие тысячи.....миллионы человеческих жизней- вот это кара божья, которая не считается ни с чем. Она уносит как грешников, так и ангелов, а это очень жестоко и не справедливо.  Хвала господу, что Карлайл оказался в правильном месте и в правильное время. И пусть он не сомневается- у  вампиров, даже если не у всех , есть душа. Это тоже самое что и с людьми, есть хорошие люди с чистой душой, а есть  плохие люди без души. Так же и с вампирами. Спасибо автору за такую короткую, но удивительную историю. Вы внесли какую-то свежесть что ли , оригинальность, весну. Радует , что наши подснежники остались живы, и Эдварду не придется 100 лет прожить в ожидании счастья и пройти через все тернии, которые были в оригинале. Его счастье с ним, а это главное. lovi06032  lovi06032  lovi06032

0
6  
  Да... Здесь Эдвард не будет страдать от одиночества и ненавидеть себя. Он будет вынужден признать, что у вампиров есть душа, ведь Белла тоже вампир))

2
2  
  Спасибо огромно за потрясную историю со счастливым концом! 

1
1  
  Спасибо большое!  lovi06032 
Как здорово!  good  А впереди вечность ! Мммммм... lovi06015

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]