Фанфики
Главная » Статьи » Авторские мини-фанфики

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Trick or treat. Часть вторая
Высокая мужская фигура. Опущенная голова и волосы в беспорядке. Темная одежда: мягкая ткань распахнутого полупальто и джинсы.
Парень поднял голову, и новый всполох молнии выхватил из мрака и очертил худое прекрасное лицо, бледное, с высокими скулами, пряди бронзовых встрепанных волос и блеск золотистых глаз.
Бух!
Это Изабелла с шумом прислонилась к закрытой двери, закрыв себе рот ладонью, заглушая рвущийся из него крик.
Этого не может быть!
Судорожно вдохнув, девушка снова задрожала: нос и легкие наполнил легкий солнечно-сандаловый аромат с тягучими медовыми нотами. Именно такой, какой описывался в книге!
Гость сделал два быстрых бесшумных шага вперед, и Белла, испытывая два совершенно противоположных чувства: ужаса и восторга, - выпрямилась, встречая его.
Золотые глаза вампира, в царящей темноте казавшиеся бездонными, манящими колодцами, смотрели на нее. Идеальное лицо было неподвижным словно маска.
Загипнотизированная, очарованная своей воплотившейся мечтой, Изабелла даже не заметила, как было сделано еще два легких шага.
Какой прекрасный сон! Как же не хочется просыпаться! Он так близко, глаза прожигают сердце и душу, теплый запах сандала наполняет до краев, импульсы близости разбегаются по каждой клеточке тела, делая его невесомым, томя в желании настоящего прикосновения.
- Ричард, - непослушными губами Белла дала имя своей грезе.
- Ты знаешь мое имя? – ответил взволнованный бархатистый голос.
Неожиданно лишившись способности говорить, Свон просто кивнула.
Еще минута прошла в восхитительном дурмане его взгляда.
- Ты вампир?
Конечно, глупо надеяться, что магическая сила Хэллоуина подарит ей Ричарда в его человеческой ипостаси, ведь изначально этот герой прописан автором как вампир.
- Ка… Кажется, да, - голос его дрогнул, став неуверенным. Потерянный взгляд скользнул в сторону, но тут же снова нашел ее.
- Ты ведь не боишься меня?
Бояться? Да она ждала его! Она принадлежит только ему. Навсегда.
Белла мотнула головой, маленькая робкая улыбка заиграла на ее губах.
Неторопливо подняв руку с бледными длинными пальцами, Ричард захватил растрепавшийся от ветра локон ее волос, лежащий на плече куртки. Девушка затаила дыхание, отдаваясь всплеску жара, распространившегося в крови.
- Ты такая красивая, - прошептал вампир, и его глаза смотрели именно так, как миллион раз ей представлялось во время чтения книг, с бесконечной и грустной нежностью.
Но вдруг ее сердце окоченело, замерев на половине удара, и разбилось:
- А Кларисса? Где … она? – с паузой, чужим голосом спросила Белла, чувствуя выступающие на глазах слезы.
Во взгляде желанного гостя промелькнуло недоумение:
- Какая Кларисса?
- Кларисса Белл. Девушка, которая тебя любит и..,- Свон осеклась. Дальше она не могла продолжать, не рискуя при этом разрыдаться точно малое дитя.
- Человек не может любить вампира. Люди боятся нас, - Ричард пристально смотрел в блестевшие слезами карие глаза.
- Может любить! Может, - горячо возразила Белла, думая о своих чувствах, разрывающихся мукой и сладостью в груди.
И в подтверждение своих слов она положила дрожащую руку на плечо вампира, скрытое мягким драпом.
Ричард отпрянул, на лице четко обозначился испуг и боль.
- Не надо, - замирающим шепотом произнес он и спиной двинулся к распахнутой раме окна.
- Не уходи, - попросила Белла, вновь готовая расплакаться. – Я больше не буду касаться тебя.
Но касаться его – это, без сомнения, эквивалент вселенского счастья. Однако она готова поступиться им просто ради возможности быть рядом. Как Кларисса. Которую, о, спасибо, господи, он не знает!
- Мне нужно уйти, - Ричард отступал к окну, но полный страдания взгляд противоречил сказанному. - Я найду тебя.
А в следующую секунду он уже исчез во тьме бурлящей маскарадным весельем ночи.

***


«Он вернется. Он найдет меня. Это не сон, он мне не приснился», - мысленно подбадривала себя Белла, стоя перед зеркалом, готовая облачиться в наряд Белоснежки и снова стать частью Хэллоуина.
Было восемь часов вечера пятницы, 31 октября. Грандиозный бал должен был начаться через час.
Весь день прошел как в тумане. Изабелла не могла сосредоточиться на чем-то более минуты, перед ее мысленным взором стояло совершенное лицо Ричарда Лайонса, владыки ее грез, выигранного у страниц книги силой ее мысли и желания. Временами позорные сомнения брали верх, вчерашняя встреча ей представлялась иллюзией, воплощенной в жизнь лишь на несколько минут.
Элис Каллен также вела себя более чем странно. Во-первых, задав лишь единственный вопрос, почему Белла ушла с вечеринки «Альфа-Ню», и удовлетворившись ответом: «Мне стало скучно», она больше не возвращалась к обсуждению произошедшего. Во-вторых, отсутствующий вид и задумчивость Свон, фразы невпопад и молчание нисколько не возбуждали ее любопытство, обычно не дремлющее. И что совсем уже ни в какие ворота – она и сама была такой!
В толпах студентов, наполнявших кафе, коридоры и аудитории, в парке Белла все время искала предмет своих мыслей: высокую фигуру, небрежно уложенные бронзовые волосы. Он должен был быть где-то здесь, рядом, должен! Девушка чувствовала его, ей казалось, что она улавливает в воздухе щемяще сладкий аромат вампира. И переживала… Конечно, свою Клариссу Белл он здесь не встретит. И если уж она оживила его магией Хэллоуина, то он должен быть только ее. Разве это не так?
«Так», - ответила себе Белла и взглянула на красивое платье, ожидавшее ее. Только сейчас она заметила, что к яркому желтому подолу пристали жесткие и сухие остатки дубовой листвы, в одном месте даже виднелось пятно засохшей грязи.
Без костюма являться нельзя, так гласили обновленные вчера правила проведения бала. И у нее есть один вариант. Вариант, который именно сегодняшним вечером поможет ей стать счастливой.
Через несколько минут девушка уже стояла перед зеркалом в светло-синих узких джинсах, в коричневых ботиночках с меховой оторочкой, в белой блузе с рукавами-фонариками, а на спинке стула ее ждала горчично-коричневого цвета курточка с капюшоном. Все это, с трудом приобретенное, а кое-что было вообще сшито на заказ, тщательно хранилось и оберегалось от посторонних глаз.
Благодаря Стефани Марси и просмотренным фильмам Белла знала, какие именно девушки во вкусе Ричарда. Конечно, волосы у нее не темно-каштановые с отливом красного дерева, а каштановые с рыжиной. А еще глаза: у Клариссы Белл, воссозданной Кристен, они были серо-зеленого цвета, но сейчас уже поздно искать контактные линзы, так что придется довольствоваться своим природным скучным карим цветом.
Последний штрих – ободок на распущенных, гладко причесанных и подкрученных на концах волосах.
Белла тщательно анализировала свой облик. Насколько она похожа на Клариссу? Пожалуй, сходства по минимуму. Да, фигура, макияж, прическа, одежда – все, как у нее, есть и во внешности пара схожих черт. Но не признает ли ее Ричард смешной хэллоуинской подделкой, когда ради шутки и проказы человек надевает маску и костюм и на одну ночь становится кем-то другим, забывая о самом себе?
Но как удачно то, что трудно признать кого-либо подделкой, если не знаком с оригиналом.
Сотовый телефон, оставленный на столе, просигналил о полученном сообщении.
«Где ты? Мы с девочками уже ждем тебя внизу», - от Элис.
Быстро надев куртку Клариссы, Белла бросила последний взгляд в зеркало крошечного гардероба.
- Сегодня я – это она, - решительно объявила Свон своему отражению.

***


По дороге в Зал Торжеств, где проходил бал, Элис, снова одетая как женщина-кошка, добродушно подтрунивала над Беллой:
- Боже! Редкостное сходство! Ты просто вылитая Кларисса Белл и, прости, было моей тупостью и слепотой рядить тебя вчера в Белоснежку.
Лорен и Анджела, первая – в одеянии монахини, вторая – в костюме ведьмы, захихикали.
- Очень неожиданный костюм для фанатки Саги, - саркастично отметила Лорен.
- Ну, теперь тебе только Ричарда Лайонса рядом не хватает, - вставила Анджела.
И тут Элис поперхнулась, свирепо взглянула на подружек и оборвала их смех громким:
- Хватит! Это уже не смешно!
Девушки мгновенно смолкли, а Белла удивленно взглянула на рассерженное лицо Каллен.
Искусственно задымленный, украшенный желтыми свечами-светильниками Зал Торжеств не понравился Белле с первой же минуты. Антураж средневекового замка с привидениями, фигуры оскаленных демонов из папье-маше, неожиданно попадающихся на пути, щекотали нервы. Бланманже кровавого цвета или напоминающее мозговые извилины и пунш с плавающими в нем мармеладками в виде отрезанных пальцев и вырванных глаз даже не могли рассматриваться как угощение. Разряженные, замаскированные во все возможные чудовища и мифические персонажи студенты в затемненном помещении представлялись ожившими духами Хэллоуина, готовыми разорвать ее, иступлено, по-сатанински хохоча. Дьяволы, вампиры, колдуны, мертвецы, устрашающий грим, клыки наступали на нее со всех сторон, вызывая неприятие и раздражение.
Нет, никогда Изабелла не любила Хэллоуин, и его безумное, бесшабашное веселье даже пугало ее.
И странно, что она не находила смешным, как люди пытаются пить или общаться в своих масках, а костюмы некоторых делают их танцевальные па похожими на медвежью пляску.
Но сегодня на хэллоуинском балу ее ждало чудо. Девушка это знала. Надо просто разыскать в буйной толпе раскрашенных демонов своего ангела и честно признаться ему во всем: что это благодаря ей он здесь, что она его любит и всегда любила и что необходимо, чтобы он остался, ведь без него она уже не сможет жить.
Ни первая, ни вторая попытка поисков не принесли результатов. Размах праздника и шума уже был близок к своей критической отметке, когда вдруг у одного из выходов на галерею, освещенную светильниками Джека, Белла заметила мелькнувшую знакомую фигуру.
Но там, среди смеющихся и прогуливающихся студентов не оказалось его.
Расстроенная, Изабелла повернула было назад, но в широком окне краем глаза она уловила движение какого-то силуэта. Это он!
Снаружи, в блеске огней и бенгальских свечей праздник продолжался. Здесь проходили гадания и грандиозные потехи «Испугай своих друзей», традиционная забава, заканчивающаяся не вставшими дыбом на голове волосами, а безудержным хохотом и криками узнавания.
Отмахиваясь от всевозможных компаний, ускоряя шаг, Свон вскоре очутилась у дорожек, ведущих в парк. Тут было сравнительно тихо. И она совсем потеряла того, кого искала.
Белла оглянулась и, замерев, рассматривала волны светильников Джека, четко очерчивающих периметр лужайки у террасы, мистическими метающимися контурами выделяющих веселящихся людей. В груди саднило разочарование, к глазам подступили слезы.
Неужели это все? Неужели ее сомнения были справедливы и, оживив его лишь на несколько минут, волшебство вернуло его обратно, на страницы книги?
Значит, пора домой, в свою иллюзию, туда, где она сможет повстречать его.
Изабелла развернулась и вскрикнула. Прямо позади нее стоял Ричард Лайонс, смотрящий на девушку широко распахнутыми золотыми глазами.
- Белла, - произнес он, и тепло успокоения и счастья затопило все ее чувства.
- Ричард, - она едва справлялась с радостно заколотившемся сердцем и с расправившим крылья огромным желанием броситься в его объятия.
Слева вдруг послышался смех, и оба, вампир и Изабелла, повернули головы на звук, оборвав бесконечно долгое мгновение взгляда.
Мимо них шагали две скрытых бутафорией средневековых костюмов фигуры.
- Ой, смотри, это же та милая пара из Сумерек, - услышали они тонкий девичий голосок.
- Подумаешь, - отвечал ему бас парня, - если хочешь, можем на следующий год одеться так же.
Белла заинтересованно разглядывала их причудливые наряды.
- А сейчас в кого они одеты? Ты можешь прочесть их мысли? – девушка обернулась к Ричарду.
У переносицы бледного совершенного лица сошлись брови.
- Прочесть мысли? Не могу. Нет…
Казалось, он растерялся или даже расстроен. А Белла улыбнулась. Ей повезло, несомненно. Едва ли ей был дан тот же дар, что и Клариссе, - скрывать свои мысли. И умей он читать их, то тут же бы скрылся, ведь в них царил он один, это было пугающе, и это было прекрасно.
- А в кого оделась ты? – он словно преодолел смущение или какую-то идею и теперь осторожно улыбался девушке, глаза завораживали.
- В нее, - Белла выдохнула и отвела взгляд. – В Клариссу Белл.
- Но зачем? Вчера ты была замечательно одета. Белоснежка… Тебе шел тот парик.
Изабелла волновалась. Она готовилась произнести самое важное в своей жизни признание. И кто бы мог подумать, что простая констатация факта способна вызвать такую суматоху в мыслях и горячий румянец на щеках.
Не смея заглянуть в золото манящих глаз, Белла ответила:
- Я хотела понравиться тебе. Ты… Ты невероятный! Ты самый лучший, ты чудо… И ты… Да, ты моя жизнь. Я так давно люблю тебя…
Боже, как же это нелепо! И при этом правильно. Кажется, во все шлюзы души хлынуло невыразимое блаженство. То, что было мысленно пережито, то, что хранилось грузом безмолвия и боязни озвучивания, здесь и сейчас обрело звук и дыхание.
С какой-то скорбной улыбкой вампир всматривался в опущенную темноволосую голову Изабеллы. Ответом послужил шелест фразы на немецком.
- Что? – Белла подняла голову, надеясь, что румянец хоть немного спал.
- Это Гете, - эти волшебные глаза буквально сжигали ее дотла, устраняя все страхи и неловкость. – «Блестящий свить венок совсем не мудрено. Трудней главу найти, достойную его».
- Ты хочешь сказать, что.., - неожиданно голос Свон пропал, она нервно прикусила губу.
- Я хочу сказать, что совсем не жалею о своей попытке. А теперь пойдем, прошу…

***


Фантастическая ночь! Они шли рядом, словно парили в невесомости, зависая где-то между усыпанным серебряными монетами звезд небом и шумящей розыгрышами землей. Они говорили, но слышали не голоса друг друга, а сердца друг друга. Говорили обо всем и ни о чем, то противореча, то соглашаясь. И увязая все глубже друг в друге.
- Смотри, - Ричард остановил девушку, схватив ее за рукав и указывая на молниеносный росчерк стрелки в темно-синем небе.
Белла с мягкой улыбкой покачала головой.
- Ты не будешь загадывать желание? – он был так близко, такой родной и желанный. И настоящий!
- Зачем? Мое желание уже сбылось и стоит передо мной. А какое у тебя желание?
- Знаешь, ведь эти падающие звезды на самом деле крошечные, размером с горошинку, метеоры. А мое желание такое огромное, что и загадывать бесполезно, все равно не потянет.
Совершенно очевидно, он смеялся: лицо, губы, - но не глаза. В них темнела неясная печаль.
Они стояли у парапета лестницы одного из многочисленных подъемов к старейшему корпусу университета. Здесь было тихо. И после сказанного ни один из них не нарушал молчание.
Белла уже влюбилась в ласковый тембр бархатистого голоса. Его не хватало так же, как не хватало бы кислорода, если вдруг задержать дыхание.
- Скажи что-нибудь, - попросила она.
Двое, стоящие друг против друга. Высокая фигура юноши и тонкая, хрупкая - девушки. И даже темнота ночи не мешала им видеть друг друга.
- Я всегда буду рядом, - затянутым в перчатку пальцем вампир медленно коснулся губ Беллы, они приоткрылись, и неосознанно девушка потянулась вперед.
Тягучий аромат солнца и сандала затянул в свои сети. Их лица были очень близко, притягиваясь с каждой секундой.
- Я всегда буду рядом, - повторил он уже у самых ее губ, зовущих его. – Ты только пожелай и посмотри внимательней.
Где-то она уже слышала эти слова. Мысль вспыхнула у Свон в голове и тут же погасла, потому что… Потому что совсем нельзя ясно думать в тот момент, когда до поцелуя с героем твоих самых сладких снов остается меньше миллиметра и секунды.
Краткое касание мягких губ словно выжгло клеймо на ее дрогнувших губах. Затем обе ладони, облаченные в гладкую, прохладную кожу перчаток, захватили лицо Изабеллы в ловушку, а настойчивая нежность поцелуя совершенно обездвижила, свела с ума и захватила как колдовской заговор. Лавина электрического жара с бешеной скоростью пронеслась по телу, пробуждая каждый нерв, меняя все раз и навсегда. Опьяняющие губы говорили с ее губами, клянясь и подчиняя. И ей бы чуточку силы, чтобы ответить ему с той же жадностью и напором, но…
Громкий сухой треск и резкий свист заставили Свон вздрогнуть, отстраниться и оглянуться. В правой стороне в сизой мгле искрились россыпи пускаемого фейерверка.
- Ох, это.., - Белла повернулась к Ричарду и остолбенела. У парапета никого не было. Пустота.
Холод октябрьской ночи вдруг навалился на плечи непосильной для них тяжестью, сердце омертвело, замерзло, в глаза будто впились ледяные иглы слез. И только губы горели. Белла накрыла их прохладными кончиками пальцев, чтобы удержать этот огонь. И только тогда осознала, что целовали ее такие же горячие губы, как и у нее самой.

***


Свон долго искала Элис. Новости разрывали ее изнутри ошеломительным давлением. Казалось, если она сейчас же не передаст их подруге, то просто-напросто разлетится на тысячу кусочков от грандиозного взрыва.
В шуме и толкотне бала, среди извивающихся на танцполе масок Каллен не было. Белла нашла ее за углом выхода, в компании хихикающих и возбужденно галдящих девушек бросающей яблочную кожуру через плечо1.
- Ну же! Скажите мне, что она сложилась в букву У, - крикнула Элис, притопывая ножками в высоких ботфортах.
- Сложилась, сложилась, - рассмеялась невысокая девушка, одетая в тогу. – В какую еще она могла сложиться!
Под общий смех Каллен развернулась:
- Где? Покажите!
- Я! Теперь моя очередь, - закричала Лорен. – Дайте мне яблоко.
- Элис, - задыхающаяся Белла ворвалась в кружок гадающих.
- О! Нашлась пропажа, - грозные глаза подруги, подведенные угольно черными тенями на кошачий манер, впились в Свон. – Я уже подумывала в розыск подать.
- Послушай, ты только послушай, - взволнованно бормотала Изабелла, совершенно не обращая внимания на недовольство Элис, обхватив ее тонкие предплечья. – Он настоящий! Мы гуляли, говорили и даже… целовались.
- Кто настоящий? – Элис обомлела, мышцы под пальцами Беллы напряглись.
- Ричард. Ричард настоящий! Я сделала это, загадала желание под тринадцатым дубом.
Восторженное и счастливое лицо девушки светилось, и без того большие глаза стали просто бездонными.
- Говорили? – переспросила потрясенная Элис. – И что же он сказал? Где он сейчас?
- Он исчез. Я не знаю, где он, но он сказал, что всегда будет рядом. Элис, я… Я сошла с ума от счастья, - Белла широко улыбалась и качала головой, теряясь в чувствах и словах.
- Чертов остолоп! Мы же договорились, - вспылила Каллен, симпатичное личико перекосилось от злости.
- Ч-ч-что? – Изабелла хватала воздух приоткрытым ртом.
- Пойдем! – Элис потащила подругу прочь от развеселившихся девушек.
- Куда? – Белла споткнулась, но удержала равновесие.
- К моей машине.

***


Свет фар встречного автомобиля ослепил Беллу, она зажмурилась.
«Порше» Элис неслось с максимально допустимой скоростью в центр купающегося в огнях Сиэтла.
Долго молчание затянулось. Свон пыталась понять реакцию подруги на свою новость, но мешало какое-то препятствие, тупик. И за этим тупиком скрывалось что-то нехорошее, чудовищное, она знала. Что-то, что сокрушит и сломает ее.
Каллен стукнула по рулю, притормозив на красный глаз светофора.
- Умоляю, только не подумай, что это черный юмор, жестокий розыгрыш и все такое, - скороговоркой выпалила Элис. – Прежде всего я старалась для вас обоих. Для тебя, живущей исключительно своими Сумерками и не видящей дальше собственного носа и экрана ноутбука. И для него, ученого идиота, который даже «привет» не может промычать девушке, в которую отчаянно влюблен. И уже довольно давно.
Внутри Беллы все оборвалось, она сжалась на своем месте, горький ком подкатил к горлу. Она совсем не хотела понимать, о чем же, о ком говорит Элис.
- Помнишь, месяц назад это дурацкое задание по написанию эссе?
Белла задумчиво кивнула, не поворачивая головы к оживленной подружке.
- В общем, поэтому я зашла к нему в комнату, нашла Канта. Из книги выпали твои фотографии. Понятно, стянул у меня.
Белле хотелось прижать колени к груди, заткнуть уши руками, закрыться.
- Я пытала его тогда весь вечер. Наконец, он признался. Потом я говорила с тобой. Помнишь этот разговор?
Свон абсолютно не помнила, но вновь механически кивнула.
- Конечно, прямо я сказать не могла, ведь тайна чужая, пусть сам с ней разбирается. Вы дико бесили меня! Оба. Тебе намекать я, в конце концов, устала. Разве можно быть такой слепой? Да он же похож на твоего Ричарда! Не вылитый, разумеется, но как родной брат точно.
Повисла пауза, когда Элис заворачивала на парковку своего дома.
- И я придумала этот трюк. Без злого умысла, поверь! Почти месяц подготовки. Стащила у тебя книги, ведь надо было познакомить его с предметом твоих воздыханий. Но он должен был сам сегодня вечером избавиться от этого маскарада, показать тебе… А он что сделал?
«Порше» остановилось, теперь две подруги напряженно смотрели друг на друга.
- Наверное, посмеялся надо мной, - равнодушно пожала плечами Белла.
- Скорее, поиздевался над собой, - заявила Элис с жесткой ухмылкой. – Пойдем.
- Не надо. Я не хочу.
Бедной девушке хотелось просто поплакать над хрустальными осколками своей мечты и испить до дна яд своего разочарования.
- А я говорю, надо! – Каллен открыла дверь и вылезла из машины. С тяжестью на сердце Изабелла сделала то же самое.
В квартире Элис и ее брата, обставленной по последним требованиям современного дизайна интерьеров, звенела настороженная тишина.
Подруги остановились в середине холла.
- Иди к нему, - прошипела Каллен, слегка толкнув Беллу вперед.
- Сейчас?
- Нет, через десять лет.
Свон протестующе замотала головой.
- Черт. Ну и стой здесь. Я уйду к себе, переоденусь, приму душ. А ты созрей уже для реальной жизни.
И что-то неразборчиво проворчав себе под нос, Элис удалилась к себе в комнату.
Минута одиночества решила все. Надо взглянуть правде в глаза. И в глаза того, кому сегодня было сказано много слов и кто подарил ей в ответ растревоживший, пробуждающий поцелуй.
Она никогда до этого не была в комнате у Эдварда. Чего уж говорить, они ведь не общались, Изабелла едва замечала его, он был просто существующим где-то братом лучшей подруги, нисколько не вмешивающимся в их дружбу.
Оказавшись на пороге его комнаты, Белла застыла в удивлении. Книги. Еще книги. Большой музыкальный центр в окружении небоскребов дисков, блеск темных полированных поверхностей, гладкая роскошная кожа кушетки, много пространства, где легко и надежно быть.
Хозяина не было видно и слышно. Оробевшая Изабелла топталась у двери, сражаясь с убеждениями и противоречащими им требованиями. Из-за закрытой двери ванной комнаты послышался шум воды. Эдвард там! И вдруг ее внимание привлекли два предмета, небрежно брошенные у той стены: тусклый бронзовый блеск парика и серый драп полупальто.
На глаза девушки навернулись жгучие слезы. Эти две вещи – знак того, что Ричард Лайонс недосягаем, неосуществим и запретен как и прежде.
Дверь ванной бесшумно распахнулась, и из-за нее показался Эдвард Каллен все в тех же черных джинсах и расстегнутой до середины груди голубой рубашке – остатках своей маски.
Но будто мало было этого доказательства. Белла смотрела на парня во все глаза и не могла остановить действие шока.
Сейчас он был другим. Во-первых, не было больших очков, как оказалось, так портящих красивое бледное лицо и скрывающих захватывающую синеву глаз. Потом, волосы Эдварда, обычно педантично причесанные волосок к волоску, были в беспорядке, а с торчащих, свисающих на лоб прядей капала вода. Должно быть, он умывался в тот момент, когда к нему вошла гостья.
Сходство с Ричардом Лайонсом бросалось в глаза. Невероятно! Как она могла раньше этого не заметить?
Увидев замеревшую на пороге девушку, Эдвард внезапно остановился и громко прошептал:
- Белла…
На его лице отразились волнение и испуг.
- Привет, - голос отказывался ей повиноваться, да и произнесено это было скорее из необходимости что-то сказать, скрыть неловкость.
Эдвард нервно потер переносицу, затем, шагнув в сторону письменного стола, схватил с него очки, водрузил на нос, а через секунду снял и завертел в руках.
Белла ловила каждое его движение, но парень не смотрел на нее, он повернул голову в сторону окна, а на высоких скулах отчетливо проступил румянец смущения. Тот мягкий рот, что так недавно ласкал ее губы, сейчас был твердо, гранитно сжат.
- Ты.., - Свон растерялась и тоже отвела взгляд, - ничего не хочешь мне сказать?
- Мне жаль, что ты обо всем узнала не от меня, - его голос был тихий и какой-то далекий.
- И еще мне жаль, что так и не нашел в себе смелости раскрыть себя. У нас с ним лишь внешнее сходство… Поэтому мне также жаль, что позволил себя уговорить. Но эта была единственная возможность…
Он жалеет обо всем случившемся? Не это ли Белла хотела сейчас услышать? Кажется, нет, вовсе не это.
Очередной хэллоуинский трюк. Так уж принято, что в эту сумасшедшую ночь все может встать с ног на голову.
- Мне интересно, - Изабелла поморщилась, на миг накрыла ладонью горло, в котором застрял колючий комок. – Твои глаза…
- Контактные линзы и бесшумная обувь творят чудеса.
- А моя комната. Как ты попал в нее? И окно…
- Все просто: у меня был ключ. А прыжок в окно – это веревки и блоки. Оно у тебя очень удобно расположено.
Девушка рассматривала длинные бледные пальцы, складывающие и раскладывающие черные дужки очков. Теперь понятно, почему нужны были перчатки, чтобы живое человеческое тепло рук при случайном касании не вызвало подозрений. Все замечательно продумано.
- А парапет?
- Прыжок вниз. Там невысоко. Если прислониться к стенке всем телом, то в темноте ночи ты станешь незаметным.
- Розыгрыш или угощение, - дрожащим мертвым голосом подвела итог Белла.
- Я…
Эдвард сделал два быстрых шага к ней, но замер. Глаза цвета грозовой синевы смотрели виновато и умоляюще:
- Белла, мне бы не хотелось…
- А вот мне бы хотелось знать, кому я открывала свое сердце, - задушенные рыдания сделали голос Свон хриплым и срывающимся.
- Прости, - выдохнул парень и низко опустил голову.
Через секунду Изабелла выскочила вон, на щеках блестели дорожки слез. Свирепо стерев их кулаком, она зашагала к двери Элис. Пора было ехать назад, в свой мир реальной нереальности.

***


Колесико мыши раздражающе скрипело, пока Белла Свон проворачивала страницу браузера до конца.
Создавалось впечатление, будто любимые сайты решили добить ее подорванный дух однообразием, скукой и отсутствием нового. Краски выцвели, вкус и запахи пропали, мгла усталости и крушения легла на всю ее жизнь.
Она смотрела фото, кадры из фильмов, она читала, перебирала новости, но все теперь представлялось глупым фарсом, хэллоуинским трюком, закончившимся не весельем, а трагедией.
Ричард Лайонс. Именно он покорил ее фантазии и полностью, полноправно владел ими. Но реальностью их сделал не он, вот почему его образ померк, уступив место другому. По-настоящему ее покорил тот, кто говорил с ней прошедшей ночью. Не просто говорил, а был. Черты его лица, его голос никак не желали покидать ее сознание, затмевая остальное. Он был настоящим. Он смотрел на нее так, как ей всегда мечталось, он касался ее так, как ей всегда хотелось, он был близко так, как не был близко красавец-вампир, придуманный госпожой Марси.
«Настоящий. Ричард настоящий», «Я всегда буду рядом, ты просто смотри внимательней», - эти мысли, слова, переворачиваемые и заново переживаемые, давние и недавние воспоминания всю оставшуюся ночь крутились у нее в голове, не давая передышки и не имея милосердия. И в шесть часов утра Изабелла была уже на ногах, яростным движением открыла ноутбук и включила его.
Забыться привычным способом, уйти и спрятаться. Но не получилось.
В восемь утра хмурые осенние небеса посветлели, а девушка гуляла по спящему студенческому городку, умиротворенному после буйства Хэллоина. Сегодня День всех Святых, возможно, поэтому святость растворена в холодном воздухе и заставляет внимательно смотреть по сторонам, заново впитывать в себя очертания, полутона, образы и свет. Будто до этого она спала, а сегодня проснулась.
Ее тянуло только в одно место, и она позволила своим ногам привести ее туда.
На парапете сидела ссутулившаяся худощавая фигура юноши, уже несколько часов занимавшего все ее мысли. Хотя, возможно, не несколько часов, а больше, намного больше. Около года назад на страницах книги она увидела идеал, и только вчера ей посчастливилось касаться его и быть рядом.
Эдвард смотрел на нее как тогда, в темноте ее комнаты, и теперь даже линзы очков не могли спрятать всю ту печальную нежность взгляда, лишившую Беллу покоя.
Он ловко спрыгнул вниз, как только девушка остановилась напротив.
Слава богу, он не Ричард Лайонс, и между ними ничто не стоит: ни жажда крови, ни Кларисса Белл. Даже тяга к мечтам, видимо, свойственная всем девушкам. Потому что Изабелла нашла свою мечту. Оказалось, та была под боком, пока она носилась в своих розовых облаках.
- Розыгрыш или угощение, Эдвард? – с улыбкой спросила Белла, наблюдая за тем, как в ответ на чувственных губах тоже расцветает улыбка.
Каллен порылся в карманах своей куртки.
- У меня ничего нет, - синева глаз околдовывала своим сиянием.
Девушка сделала еще один маленький шаг к нему, оказавшись совсем рядом. Осторожно сняв с красивого лица мешающие очки, положив руки ему на плечи, она произнесла:
- Ты можешь откупиться другим, - ее пальцы потянулись к его склоненному лицу, задели щеку, зарылись во влажные волосы. Крошечные электрические молнии взвились под кожей, промчались по телу, согревая до ожогов.
- Ты ведь не исчезнешь потом? – робко спросила она. Эдвард отрицательно качнул головой, взгляд серьезных глаз заверял и обещал:
- Ни за что.
А в следующее мгновение губы затаивших дыхание, одинаково трепетавших юноши и девушки соединились.

***


- … И меньше чем через два года они сыграли свадьбу, а в данный момент, - Элис Уитлок, в девичестве Каллен, бросила взгляд на запястье, охваченное золотым браслетиком часов, - летят примерно на высоте двух тысяч футов в Рио-де-Жанейро. Причем оба мечтали там побывать. У них теперь все мечты на двоих, будьте уверены.
Слушательницы, наконец, зашевелились, разминая затекшие от долгого сидения в одной позе тела.
- Боже, это такая романтичная история, - томно вздохнула пышногрудая блондинка и поднялась первой, расправляя подол своего платья.
- Таня, ты в третий раз ее слушаешь и в третий раз говоришь то же самое, - хихикнула Элис, заглядывая в свой телефон. – Так, красотки, мне пора. Муж, поработавший сегодня личным шофером жениха и невесты, готов везти меня домой.
Шумно распрощавшись и расцеловавшись, девушки покинули совсем опустевший зал. У выхода задержались лишь две: Анджела и Виктория.
Виктория, глядя в отражающую стеклянную поверхность дверей, поправила рыжий завиток, выпавший из высокой прически.
- Сегодня ночуешь у меня? – поинтересовалась Анджела, остановившись рядом, накидывая на плечи шелковый пиджачок в тон платью. – Как мы и договаривались?
- Да, - рыжая девушка кивнула. – Помнится, напротив твоего дома был большой книжный магазин.
- Был и есть, - подтвердила Анджела. – А зачем тебе?
- Думаю, там обязательно должны быть в продаже книги Стефани Марси, - зажав клатч под мышкой, Виктория открыла дверь.
- Так ты не читала?
- Как-то не тянуло до этого дня. А теперь, кажется, я стану фанаткой.

КОНЕЦ


___________________________________________


Примечания:
1. Бросание кожуры – гадание на Хэллоуин, когда девушки срезают кожуру с яблока и бросают через плечо. Кожура должна принять форму первой буквы фамилии суженного.

Источник: http://robsten.ru/forum/34-1555-1
Категория: Авторские мини-фанфики | Добавил: Awelina (23.10.2013) | Автор: Елена Савенкова
Просмотров: 1333 | Комментарии: 8 | Рейтинг: 5.0/18
Всего комментариев: 8
8   [Материал]
  Душевная история! Спасибо.

7   [Материал]
  Просто супер  hang1 hang1 hang1

6   [Материал]
  очень красивая история good спасибо огромное sval2

5   [Материал]
  Спасибо большое! lovi06032 lovi06032 lovi06032

4   [Материал]
  Спасибо за историю!  good lovi06032

3   [Материал]
  Хорошая история! Спасибо.

2   [Материал]
  Супер!!! good
Большое спасибо!

1   [Материал]
  good good good

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]