Фанфики
Главная » Статьи » Народный перевод

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Химик. Глава 22. Часть 1

Автозаправку на подъезде к Батон-Руж Алекс выбрала из-за возраста кассира. Тому было где-то около восьмидесяти, и она очень рассчитывала на то, что его зрение и слух уже не в лучшем состоянии.

Стоило ей увериться, что он, невзирая на неубедительность её густого макияжа, не обращает на неё ни малейшего внимания, как она основательно подошла к закупкам. Пополнила запас воды, взяла много орехов и вяленого мяса – все источники нескоропортящегося белка, которые смогла найти. В магазинчике на заправке не было овощного отдела, поэтому она захватила несколько банок «V8» [п.п.: V-8 («[i]Ви-8») – марка фруктовых и овощных соков][/i], хоть и не была его фанатом. Она понимала, что рано или поздно ей придется зайти в полноценный продуктовый магазин, но надеялась, что с этим можно ещё немного обождать. Синяки понемногу бледнели с каждым днём.

В круглосуточном интернет-кафе тоже всё прошло гладко. Кафе располагалось рядом с университетом, поэтому не имело недостатка в поздних посетителях. Она вошла, не снимая капюшона и не поднимая лица, устроилась в укромном уголке и заказала обычный чёрный кофе, не взглянув на бармена, подошедшего принять заказ. Будь у неё время, она предпочла бы послать письмо из другого места, а не с маршрута, ведущего к их пункту назначения, но замена Бэтмобиля – самой главной её проблемы на сегодняшний день – была первоочередной задачей.

Она создала новый аккаунт на имя, которое было не более чем случайной комбинацией букв и цифр. Затем попыталась представить себя Кевином.

Напрасно ты затеял это, Диверс. Напрасно ты втянул сюда гражданского. Не моё дело выполнять за тебя грязную работу, но с маленькой специалисткой по допросам я для тебя разобрался. Техас был моим тебе «не стоит благодарности». Хорошего понемножку.

Угроза была не прямая, но вполне очевидная. Её палец секунду помедлил над мышкой, перед тем как нажать «Отправить». Не выдала ли она им чего-то, о чём они ещё не знали? К этому времени они уже должны были выяснить, что среди мёртвых на ранчо Дэниела нет. На этот счёт одурачить Диверса не стоило и пытаться. Было ли в письме что-то, не замеченное ею, что могло срикошетить по ним? Сделать их положение хуже, чем оно уже было?

Она нажала «Отправить». Намного хуже, чем сейчас, уже вряд ли может быть.

Как только письмо ушло, она покинула кафе. «Хамви» был припаркован в переулке с задней стороны здания, за парой мусорных баков. Она шла быстрым шагом – капюшон надет, голова опущена, шприц в руке. Переулок был почти пуст, только у чёрного хода, в углублении стены, почти вплотную друг к другу стояла в темноте группка людей. Секунду она присматривалась к этой троице, затем забралась в тёмный автомобиль.

Эйнштейн коснулся носом её плеча. Дэниел взял её за руку.

– Знаешь, где очки ночного видения? – тихо спросила она.

Он отпустил её руку.
– Что-нибудь не так? – шёпотом спросил он и принялся искать между сиденьями.

– Ничего нового, – успокоила его она. – Возможно, кое-что полезное.

Он подал ей очки. Она включила их и рассмотрела беседующих повнимательнее.

Они только что завершили разговор и расходились. Район был не самый неблагополучный, и одеты все трое были хоть и повседневно, но дорого. Темноволосый мужчина держал за руку блондинку, на одежде которой было столько броских ярлычков с логотипами, что она напоминала пилота NASCAR, спонсируемого элитными брендами средней руки. Эти двое уходили, и их путь лежал в противоположную от «Хамви» сторону. Блондинка шла нетвёрдой походкой, чуть пошатываясь. Мужчина рядом с ней что-то запихивал в карман толстовки с капюшоном.

Третий человек остался стоять в тёмном дверном проеме, прислонясь к нему в непринуждённой позе, будто в скором времени ожидал кого-то ещё. Его одежду она бы описала как «мальчик из студенческого братства, высший ценовой диапазон»*.

Она подумала о той мысли, что мелькнула у неё в кафе, перед тем как она нажала «Отправить»: намного хуже, чем сейчас, уже вряд ли будет. Возможно, идея, только что пришедшая ей в голову, и могла обернуться неприятностями, но она не могла придумать ничего, с чем была бы не в состоянии справиться по-тихому. А если «студент» действительно был тем, за кого она его принимала, это могло бы оказаться очень полезно.

Она сняла очки.

– Где же наличные? – прошептала она.

Спустя полминуты, со шприцем в одной руке и рулончиком пятидесятидолларовых банкнот в другой, она тихо выскользнула из «Хамви» и пошла к мужчине, который по-прежнему стоял, расслабленно прислонясь к стене, как будто ему никуда не хотелось идти. Без очков ночного видения она не слишком отчетливо его видела, но ей показалось, что она уловила незначительную реакцию, когда он понял, что она приближается к нему. Его тело совсем чуть-чуть напряглось, но он не сдвинулся с места.

– Добрый вечер, – сказала она, подойдя достаточно близко, чтобы говорить тихо и всё же быть уверенной, что он слышит.

– Вечер добрый, – ответил он южным говорком, ленивым и протяжным.

– Хотела поинтересоваться, не можете ли вы мне помочь. Я ищу… особый товар. – В конце предложения она повысила голос, словно это был вопрос. Она не знала, как покупать наркотики на улице. Прежде ей этого делать никогда не приходилось. Запас, который ей удалось создать ещё в Чикаго (Джоуи Джи никогда не возражал против оплаты бартером), впервые подошёл к концу.

Она ожидала, что «студент» заявит, что она коп, как это всегда делали наркодилеры по телевизору, но он просто кивнул.

– Может, и могу. Что вы ищете?

На то, что он полицейский, было не похоже, разве что та продажа, которую она только что наблюдала, была приманкой с целью привлечь настоящих покупателей. Если он попытается её арестовать, она вырубит его и убежит. Если её объявят в полицейский розыск в Батон-Руж, это вряд ли станет главной её проблемой, тем более, что её лицо он рассмотрел не слишком хорошо – он никак не отреагировал на её раны.

– Опиаты – опиум, героин или морфий.

Он помедлил, вглядываясь в темноту под её капюшоном, но, судя по всему, вряд ли смог там много рассмотреть.

– Что ж… оригинальный список. Опиум? Ха. Понятия не имею, где его можно здесь взять.

– Героин отлично подойдёт. Я бы предпочла в порошке, если можно. Неразбавленный ведь у вас вряд ли есть? – Это было практически невозможно. Всё, чем он торговал, наверняка было разбодяжено дважды или трижды, прежде чем попало к нему в руки, хотя ей он об этом, конечно же, не скажет. Придётся немного повозиться с очисткой, но время она найдёт.

Он коротко рассмеялся, и она предположила, что её манера покупать, вероятно, была необычной.

– Есть один отличный товар. Правда, не дешевый.

– За что платишь, то и получаешь, – сказала Алекс. – Я за дешевизной не гонюсь.

– Двести за грамм. Неразбавленный. Чистый белый порошок.

«Да уж конечно», – подумала она. Но лучше плохой героин, чем никакого.
– Три грамма, пожалуйста.

Он медлил. Хотя было слишком темно, чтобы отчётливо читать выражение его лица, она поняла, чего он хочет, по тому, как он склонил голову набок. Достав деньги из кармана, она отсчитала двенадцать банкнот. В голове мелькнул вопрос, не попытается ли он отобрать у неё остальные. Но он, похоже, был деловым человеком и предпочитал, чтобы клиент вроде неё – явно состоятельный – превратился в клиента постоянного.

Он взял протянутые купюры, бросил на них быстрый взгляд и убрал в задний карман своих шорт-карго. Когда он присел, она напряглась, но он всего лишь вытянул рюкзак из-за груды мешков с мусором, сваленных у стены. Поиски были недолгими, уже через секунду он поднялся и протянул ей три маленьких полиэтиленовых пакетика. В темноте она не могла уверенно судить о том, каков их цвет, но, похоже, он был близок к белому. Она протянула руку, и он положил пакетики ей на ладонь.

– Спасибо, – сказала она.

– На здоровье, мэм. – Он изобразил шутливый полукивок-полупоклон.

Алекс поспешила обратно к «Хамви», радуясь, что с того места, где он стоял, машину было как следует не рассмотреть – дилер мог видеть лишь то, что она большая и тёмная.

Эйнштейн тихо проскулил, когда она уселась на пассажирское сиденье.

– Поехали, – сказала она.

Дэниел завёл двигатель.

– Сверни налево и езжай по тому переулку, чтобы этот парень не рассмотрел «Хамви».

– Что сейчас произошло? – прошептал Дэниел, следуя её указаниям. Даже в шёпоте легко было расслышать его напряжение. Неудивительно, что пёс вёл себя беспокойно.

– Просто купила кое-какие нужные компоненты.

– Компоненты?

– У меня опиаты закончились.

Когда они выехали на улицу пошире, Алекс почувствовала, что его напряжение спадает, вероятно, благодаря её беззаботности.

– Выходит, это был наркоторговец?

– Да. Помнишь, что я говорила насчёт синтеза в ванной? Сейчас мне немного труднее, чем раньше, добывать исходные вещества. Не хотела упускать возможность.

На мгновение воцарилась тишина.

– Надеюсь, это было правильным решением, – пробормотала она.

– Думаешь, он кому-нибудь расскажет о нас?

– Что? – Она несколько раз недоумённо моргнула. – О, нет. О дилере я не волнуюсь. Я просто на секунду задумалась о том электронном письме, что послала.

– Это ведь было письмо Кевина, – ответил Дэниел.

Она кивнула.
– И он разбирается во всём этом лучше, чем я.

– Нет, я просто имел в виду, что, если что-то пойдет не так, проблемы будут у него.

Она коротко рассмеялась. Смех был невесёлым.

– Тебе же это не нравится?

– Не знаю. Я хочу закончить это… но я устала, Дэниел. Убежать и спрятаться я тоже хочу.

– «Убежать и спрятаться» звучит неплохо, – согласился он. – О, м-м… при условии, что и я приглашён?

Она удивленно взглянула на него.
– Конечно.

– Хорошо.

И вот оно прозвучало опять, это автоматическое «конечно» – безумное предположение, что его присутствие подразумевается в любом из её возможных будущих.

Она не знала, по какой причине – напряжение от усталости, что-то бóльшее, или, может, просто её организм возбудился от долгожданной, первой за два дня, чашки кофе – но назойливое предчувствие чего-то плохого преследовало её всю оставшуюся часть ночи.

Поэтому, когда спустя семь часов – солнце стояло уже довольно высоко над горизонтом – они без каких-либо происшествий добрались до укрытого в зарослях домика, это показалось ей почти чудом.

Всего дважды они, по указанию Дэниела, свернули не туда – впечатляющий результат, учитывая, что последний раз он был здесь в десятилетнем возрасте. И все дороги, по которым они ехали после восхода солнца, были пустыми – значит, никто не сможет сообщить, что видел в окрестностях бронированный автомобиль.

Подъехав к отдельно стоящему гаражу, она остановила «Хамви». Дэниел, попинав камни у основания крыльца, нашёл среди них один пластиковый и вынул из-под него ключ. Затем он в сопровождении Эйнштейна, который не отставал ни на шаг, поднялся по ступеням на крыльцо.

Алекс стояла перед домиком треугольной формы, сложенным из красного кедра – очаровательным, несмотря на некоторые признаки того, что он был построен в семидесятые – уставшая настолько, что не имела сил сделать последние несколько шагов. Ночной путь был долгим, хоть и прошёл, к счастью, без происшествий. Выехав за пределы Батон-Руж, она поменялась с Дэниелом местами, а затем слишком нервничала из-за дурных предчувствий, которые не покидали её с момента отправки письма, для того чтобы отказаться от контроля, уступив руль. Дэниел же, который в дороге то дремал, то просыпался, казался сейчас почти бодрым. Он прошёл мимо неё к задней части «Хамви» и вытащил оттуда Лолу.

– Выглядишь так, будто тебя тоже надо нести на руках, – заметил он, когда снова прошёл мимо неё, уже с собакой. Он уложил Лолу около двери, затем вернулся за Алекс.

– Дай мне секунду, – пробормотала она. – Мозг засыпает.

– Ещё всего несколько шагов, – подбодрил её он, обнял за талию и нежно потянул вперёд.

Как только она начала двигаться, стало легче. Она машинально поднялась на крыльцо и вошла в дом. Он провёл её через гостиную – она успела лишь мельком заметить высокую стену с треугольными окнами, выходящими на болотистый лес, не новые, но удобные на вид диваны, старомодную дровяную печку и короткую открытую лестницу – и они оказались в небольшом коридоре.

– Хозяйская спальня здесь… наверное – мы с Кевом всегда спали наверху. Я достану из машины вещи и устрою собак, а потом тоже рухну в койку.

Она кивнула, когда он привёл её в затемнённую комнату, где стояла большая железная кровать. Это было всё, что она заметила, прежде чем её голова упала на подушку.

Погружаясь во тьму, она расслышала его смешок.
– Бедняжка.

------------------------------------------------

*Речь идет об одном из ответвлений стиля «casual» – юношеском (исключительно мужском) стиле молодёжной одежды «frat boy» (член студенческого братства) и почти неотличимом
«preppy boy» (старшеклассник из элитной частной школы, где готовят к поступлению в престижные университеты), которые ассоциируются (как раз в том самом – высшем – ценовом диапазоне) с наличием состоятельного, образованного, уважаемого папы/дедушки/дяди (или всех их вместе взятых), удовлетворённостью собой и окружающими, уверенностью в своих разнообразных достоинствах – хорошем происхождении и воспитании, уме и привлекательности, богатстве и праве на привилегии, правильности своего нынешнего образа жизни и будущей успешности и т.п. А также, в основном, с белым цветом кожи.
Тип, высмеиваемый и ненавидимый американской шпаной – за безбедную жизнь и демонстрацию собственной избранности, а сокурсницами – за сексизм и привычку использовать девушек, предварительно подмешав им в алкогольные напитки рогипнол.
Вот так примерно это выглядит – с лёгким налётом школьной формы и инфантильности:
1
2
3
4
5 (подпись к фотографии, сделанной не на модном показе, а на реальном кампусе: официальная униформа «Меня нельзя арестовывать – мой папа адвокат»).

 

Перевод: leverina

Редакция: helenforester

 

Материал предоставлен исключительно в целях ознакомления и не преследует коммерческой выгоды.
Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.
Копирование и распространение запрещено!

 



Источник: http://robsten.ru/forum/90-2962-1
Категория: Народный перевод | Добавил: skov (16.09.2017) | Автор: Перевод: leverina
Просмотров: 180 | Комментарии: 10 | Рейтинг: 5.0/7
Всего комментариев: 10
1
8   [Материал]
  благодарю cvetok01  cvetok01  cvetok01  cvetok01  cvetok01

0
10   [Материал]
  спасибо за чтение lovi06032

1
7   [Материал]
  Пока все идет по плану, но Алекс постоянно ждет подвоха - вдруг что-то не заметила?

0
9   [Материал]
  ага, не теряет бдительности

1
5   [Материал]
  У Алекс все продумано и обдумано, где же она совершила промах, что   сейчас ее мучают предчувствия нехорошие?
Спасибо, жду очень  продолжения и отдельное спасибо за пояснения,интересно

0
6   [Материал]
 
Цитата
У Алекс все продумано и обдумано, где же она совершила промах, что   сейчас ее мучают предчувствия нехорошие?
это они ее на всякий случай мучают.

1
2   [Материал]
  Спасибо за главу! good

0
4   [Материал]
  на здоровье!

1
1   [Материал]
  Спасибо за историю, и еще отдельное спасибо - за фото и пояснения.
Теперь я  лучше понимаю сарказм Дженни в начале "Истории любви" Э.Сагала. Позже это  прозвище Preppy boy стало милым  и душевным, но вначале это было на грани оскорбления.

0
3   [Материал]
  Да, точно.
Преппи-бой - "приготовишка" по-нашему - это сынуля богатеньких родителей, пай-мальчик внешне, развращённый  внутри.
В этом его Дженни и подозревала поначалу.
А фрэт-бой - "братуня" - он на пару лет постарше и помускулистее, так сказать, "браток" высшего ценового диапазона.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]